регистрация / вход

Конкурентная стратегия предприятия

КИЕВСКИЙ СЛАВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ФИНАНСОВ КУРСОВАЯ РОБОТА на тему: КОНКУРЕНТНАЯ СТРАТЕГИЯ ПРЕДПРИЯТИЯ И ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ЕЁ РАЗРОБОТКИ

КИЕВСКИЙ СЛАВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ФИНАНСОВ

КУРСОВАЯ РОБОТА

на тему:

КОНКУРЕНТНАЯ СТРАТЕГИЯ ПРЕДПРИЯТИЯ

И ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ЕЁ РАЗРОБОТКИ

Студент 2 курса, 23 группы,

специальности “ФІНАНСИ” Голышев С.Ю.

Научныйруководитель Басюк Т.П.

КИЕВ – 2004

СОДЕРЖАНИЕ

1. Введение.................................................................................................................. 3

2. Конкурентная стратегия предприятия …….……………………………………. 5

3. Достижение конкурентоспособности предприятия ..………………………….. 8

3.1. Этапыжизненного цикла продукции……………………………………….. 8

3.2. Конкурентоспособность на всех этапах жизненного цикла товара ..…….. 10

3.3. Адаптация продукции предприятия к требованиям рынка ……………….. 14

3.4. Обеспечение конкурентности продукции ………………………………….. 15

4. Горькая теорема …………………………………………………………………. 20

4.1.1. Конкурентоспособность ……………………………………………………...20

4.1.2. Конкуренция …………………………………………………………………..26

4.1.3. Так как же нам привлечь инвестиции? ……………………………………...31

4.1.4. Инвестиции ……………………………………………………………………33

4.1.5. Манок для инвестора ………………………………………………………...36

4.1.6. Доказательство ………………………………………………………………..40

5. Список литературы ………………………………………………………………..49

Введение

Любая фирма, которая начинает свою деятельность или уже действующая, в начале нового проекта, обязана четко представить потребность на перспективу в финансовых, материальных, трудовых и интеллектуальных ресурсах, источники их получения, а также уметь точно выполнять расчеты эффективности использования ресурсов, имеющихся в наличии в процессе деятельности фирмы. В условиях рыночной экономики предпринимателям не стоит рассчитывать на стабильный доход и успех без четкого и эффективного планирования своей деятельности, постоянного сбора и аккумулирования информации как о состоянии целевых рынков, положении конкурентов на них, так и о собственных возможностях и перспективах. Одним из главных направлений стратегического планирования является

бизнес – планирование, которое предусматривает перспективу развития, в случае если он правильно составлен и отвечает на самый важный для бизнесмена вопрос – стоит ли вкладывать деньги в тот или иной проект, принесет ли он доходы, которые смогут окупить все затраты сил и средств.

Объектом исследования в данном дипломном проекте является существующая система планирования, в т.ч. – бизнес – планирования, анализ действующей методики составления бизнес-плана с точки зрения оптимальности и полноты его структуры и содержания. Изучению подлежит оценка финансового состояния предприятия; соответствие имеющихся финансовых и материальных ресурсов возможностям достижения поставленных целей; соответствие имеющихся кадров предприятия; соответствие имеющихся финансовых и материальных ресурсов возможностям достижения поставленных целей; соответствие имеющихся кадров предприятия, условий мотивации их труда предъявляемым требованиям для достижения поставленных целей; состав маркетинговых предприятий по изучению рынка, рекламе, стимулированию продаж, ценообразованию; трудности, которые могут помешать практическому выполнению бизнес – плана.

В условиях перехода к рыночной экономике овладение искусством выбора стратегии составления бизнес-плана становится крайне актуальным, что обусловлено следующими причинами: появляется новое поколение предпринимателей, многие из которых не имеют опыта руководства предприятием и поэтому весьма смутно представляют себе все ожидающие их проблемы; изменяющаяся хозяйственная среда ставит и опытных руководителей перед необходимостью по-иному просчитывать свои действия на рынке и готовиться к такому непривычному для них занятию как борьба с конкурентами; рассчитывая получить иностранные инвестиций не хуже бизнесменов из других стран.

Конкурентная стратегия предприятия

Базовая стратегия конкуренции, представляющая собой основу конкурент­ного поведения предприятия на рынке и описывающая схему обеспечения пре­имуществ над конкурентами, является центральным моментом в стратегиче­ской ориентации предприятия. От ее правильного выбора зависят все после­дующие маркетинговые действия предприятия. Это обстоятельство определяет необходимость тщательного обоснования данной процедуры. Однако, сформи­ровавшиеся в последнее время в предпринимательских кругах некоторые сте­реотипы относительно того, как необходимо конкурировать на российском рынке, в значительной степени мешают системно подойти к решению данной задачи. Прежде чем приступить к выбору базовой стратегии конкуренции не­обходимо избавиться от вредных стереотипов, штампов и ошибок.

В первую очередь сказанное относится к неправильному представлению о том, какой рынок является наиболее перспективным с точки зрения конкуренции. Предприниматели часто считают, что привлекательные рынки - это те, которые развиваются быстрее всех или используют совершенные технологии. Это не так.

Как показывает практика преуспевающие и перспективные рынки имеют высокие входные барьеры, протекции со стороны государства, непритязатель­ных потребителей, дешевую систему поставок и самое меньшее число альтер­нативных отраслей, способных их заменить. Бизнес с новейшими технологиями и высокой эффективностью больше всех подвержен атакам конкурентов, веро­ятность банкротства на таких рынках очень велика.

Необходимо также отметить, что для многих небольших предприятий смысл конкуренции сводится к тому, чтобы быть похожими на своих более крупных (мощных) конкурентов. Это придает им уверенность в себе. Но подражать дру­гим - значит лишиться какого-либо преимущества. Отсутствие конкурентных преимуществ - верный путь к банкротству. Некоторые предприятия, обладая определенным конкурентным преимуществом, не предпринимают никаких уси­лий для того, чтобы не потерять их. Наличие конкурентного преимущества не­обходимо воспринимать как свершившийся факт, достигнутую цель и это не должно останавливать дальнейший поиск.

С другой стороны, стремление быть первыми во всех сферах конкурентной борьбы, а также погоня за сиюминутными прибылями часто заставляет пред­приятия отказываться от ранее разработанной стратегии конкуренции, что вносит хаос в деятельность предприятия и не позволяет ему сосредоточиться на долгосрочных целях в области конкурентной борьбы.

Вопрос где конкурировать, на каком рынке извлекать прибыль всегда явля­ется одним из ключевых в маркетинговой ориентации предприятия. Однако, как показывает практика, чрезмерная концентрация на нем в ущерб другим важ­ным параметрам стратегии конкуренции часто приводит к негативным послед­ствиям. Опросы работников московских предприятий, реализующих компью­терную технику показали, что менеджеры по сбыту, решая проблему выбора целевого рынка часто упускают из вида как, с помощью каких средств возмож­но достижение успеха. Перенос старых, используемых для других условий, приемов и методов конкуренции на новые рынки не приносит желаемых ре­зультатов. Вопрос: как конкурировать является столь же важным и критиче­ским и, его игнорирование означает полное отсутствие целевой ориентации в конкурентной борьбе.

Недостаточно внимания уделяется и определению начала и окончания пе­риода использования разработанной стратегии конкуренции. Общая тенденция сокращения жизненного цикла товара, увеличение количества товаров, исполь­зующих технологические решения быстро сменяющие друг друга, изменение демографических характеристик рынка, политической ситуации в стране и другие динамические факторы осложняют правильный выбор начала внедре­ния новой стратегии конкуренции и периода ее использования на рынке.

К общему недостатку процесса разработки стратегии конкуренции можно отнести его слабую персональную ориентацию. Часто стратегия ориентирована на противодействие предприятиям-конкурентам и в меньшей степени учитыва­ет особенности управления этими предприятиями, в частности, тип поведения его руководителей. Вместе с тем, образование руководителей, их подходы к ведению бизнеса, опыт, способности и другие персональные характеристики во многом определяют возможные реакции на изменение рынка. Это означает, что стратегия конкуренция должна рассматривать в качестве объекта сопер­ничества не только предприятие, но и. его аппарат управления со свойственным ему стилем руководства, что позволит более точно и адекватно реагировать на возможные контрмеры. Кроме того, необходимо помнить, что борьба с конку­рентами ведется в конечном счете за бюджет потребителей. И поэтому смысл конкурентной борьбы заключается не столько в действиях против предприятий-соперников, сколько в завоевании конкретных потребителей, пользующихся услугами конкурентов.

ДОСТИЖЕНИЕ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ПРОДУКЦИИ ПРЕДПРИЯТИЯ

1. ЭТАПЫ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА ПРОДУКЦИИ

Товар представляет собой своего рода живой организм, развивающийся, как известно в следующем порядке: зачатие - рождение - зрелость - старение и смерть.

По аналогии мы различаем следующие этапы типичного жизненного цикла товаров: этап разработки товара, этап выведения на рынок, этап роста, этап зрелости, этап насыщения рынка, этап упадка.

Жизненный цикл товара можно представить в виде графика зависимости объема продаж от времени существования (жизни) этого товара. Типовой график представлен на рис. 1, на котором выделены основные этапы жизни товара.

Рассмотрим ниже характеристики основных этапов жизненного цикла товара.

Разработка . Это анализ возможностей производства продукции. Исследования и опытно-конструкторские разработки, маркетинговые исследования. Рыночные испытания.

Выведение на рынок. Это поступление товара в продажу. Новая марка товара имеет кратковременные (монополистические) преимущества.

Рост. Это ответная реакция конкурентов. Быстро растущий рынок. Марка товара увеличивает или сокращает свою долю. Рост потребления на душу населения. Изменчивый, нестабильный характер.


Рис. 1. Типовой график жизненного цикла изделия

Зрелость. Это стабилизация. Рост продаж, но все более медленными темпами, затем приостановка и в конце концов сокращение. Значительное число покупателей выбирают марку товара, то есть предпочтение марке становится существенным фактором, потребление на душу населения падает.

Насыщение рынка и упадок. Весь рынок сокращается. Возникает излишек мощностей. Возможны слияния фирм. Появляются товары-заменители.

Финансовые цели на отдельных этапах жизненного цикла.

Разработка. Безубыточность.

Выведение на рынок . Прибыль за счет продаж.

Рост. Максимальный объем прибыли.

Зрелость. Прибыль за счет сокращения издержек.

Насыщение и упадок. Сокращение затрат при уменьшении объема продаж товаров.

С помощью теории жизненного цикла можно автоматически прогнозировать ситуацию. Если управление компании полностью доверится этой теории, то на этапе зрелости товар может быть лишен маркетинговой поддержки, чтобы освободившиеся средства направить на разработку товара-субститута. Без поддержки маркетинга объем продаж товара неизбежно сократится и возникнет необходимость форсировать продвижение на рынок товара-субститута без надлежащей его технической проверки и рыночных испытаний, что в целом поставит компанию перед двумя неудачами вместо одного успеха.

2. КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ НА ВСЕХ ЭТАПАХ

ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА ТОВАРА

При активном формировании ассортимента товара весьма полезным может стать опыт маркетинговой деятельности по исследованию жизненного цикла изделий.

Жизненный цикл товара - период, в течение которого товар покупается на рынке. Эта концепция используется для создания и сбыта продукции, разработки стратегии маркетинга с момента поступления товара на рынок до его снятия с рынка. Жизненный цикл товара может быть представлен как определенная последовательность стадий существования его на рынке, имеющая временные рамки. Динамика жизни товара показывает объем возможных (фактических) продаж в каждое определенное время существования спроса на него. При всем разнообразии жизненных циклов товаров можно выделить следующие основные фазы (стадии) жизненного цикла как концепции товара: разработку, внедрение, рост, спроса, зрелость (или стабилизацию) и спад.

Разработка. Это анализ возможностей производства продукции. Исследования и опытно-конструкторские разработки, маркетинговые исследования. Рыночные испытания.

Внедрение - фаза появления нового товара на рынке (первоначально в виде пробных продаж). Цель маркетинга - создать рынок нового товара. На этой стадии товар еще является новинкой. Чтобы товар был признан и принят потребителями в коммерческом смысле и доказал свои достоинства в смысле техническом, требуется значительное время и большие затраты денежных средств. При этом объем реализации мал и увеличивается очень медленно.

Если внедрение прошло успешно, товар вступает в фазу роста. Рост спроса - фаза признания покупателем товара и быстрого увеличения спроса на него. В этот период цель маркетинга - расширить сбыт и совокупность модификаций продукта. Возрастает число и объем повторных и многократных покупок, репутация и популярность товара повышаются в результате обмена мнениями между покупателями. Часто конкурирующие фирмы обращают внимание на этот потенциальный рынок, начинают предлагать аналогичные или сходные товары и, проводя собственные рекламные мероприятия, тем самым ускоряют увеличение емкости рынка.

Зрелость (стабилизация) - фаза постепенного удовлетворения спроса на данный товар. Главная задача маркетинговой деятельности в этих условиях - сохранить преимущественное положение товара на рынке как можно дольше. Снижаются темпы роста спроса и стабилизируются объемы продаж. В этой фазе становится необходимым увеличение расходов на маркетинг - рекламу, повышение качества товара, улучшение сервиса; возможно снижение цен для поддержания объемов продажи. Прибыльность торговли может быть обеспечена в этой фазе только на основе уменьшения производственных расходов. В конце этой фазы должны приниматься тактические и стратегические решения по продукту - его дальнейшая модификация или переход на новую модель.

Наконец товар вступает в фазу спада . Спад - фаза резкого снижения объемов продаж, а затем и прибыли. Для выигрыша времени в осуществлении изменений в ассортиментной политике фирма может усилить маркетинговые мероприятия (реклама, упаковка, методы сбыта и т.д.) или же вообще отказаться от производства потерявшего популярность товара. Объем реализации начинает уменьшаться. Рассматриваемый товар завершает свой жизненный цикл. Он вытесняется с рынка очередным поколением новых и перспективных товаров.

Рассмотрим более подробно характеристики основных этапов жизненного цикла товара.

ФАЗА ВНЕДРЕНИЯ

Выведение на рынок и поступление товара в продажу. Новая марка товара имеет кратковременные (монополистические) преимущества.

Товар и его изменения. Ключевое значение для успеха имеют конструкция (дизайн), потребительские свойства товара, а также обратная связь с потребителями. На рынке множество разных товаров.

Маркетинг. Очень высокие затраты на рекламу по отношению к объему реализации товара. Максимальное использование возможностей цен. Большие расходы на мероприятия по маркетингу.

Производство и распределение. Избыток и не загруженность производственных мощностей. Выпуск товаров малыми и средними партиями. Высокая себестоимость. Специально выделенные каналы товарораспределения.

Конкуренция. Лишь немногие фирмы являются конкурентами.

Доля розницы в цене товара и прибыли. Высокие цены, высокая доля розницы. Низкая прибыльность. Эластичность цен, доступная отдельной розничной фирме, не столь велика, как в фазе зрелости.

Покупатель и его поведение. Покупатель инертен. Покупателя необходимо убедить попробовать испытать товар.

ФАЗА РОСТА

Быстро растущий рынок и ответная реакция конкурентов. Марка товара увеличивает или сокращает свою долю. Рост потребления на душу населения носит изменчивый и нестабильный характер.

Товар и его изменения. Товары имеют технические и функциональные различия. Качество товаров высокое. Появляются конкурирующие товары.

Маркетинг. Высокие расходы на рекламу, но все же составляющие меньшую долю оборота, чем в фазе внедрения. Для товаров, не имеющих технического характера, ключевыми задачами являются реклама и товарораспределение.

Производство и распределение. Производственных мощностей не хватает. Сдвиг в сторону массового производства. Товарораспределение осуществляется по каналам массового сбыта.

Конкуренция. Многие фирмы вступают в конкурентную борьбу. Численность конкурентов становится значительной.

Доля розницы в цене товара и прибыли. Высокие прибыли. Весьма высокие цены, однако ниже, чем в фазе внедрения. Доля розницы в цене и прибыли устойчива к воздействию экономического спада.

Покупатель и его поведение. Контингенты покупателей расширяются. Потребители принимают товары даже нестабильного и неодинакового качества.

ФАЗА ЗРЕЛОСТИ

Это стабилизация и рост продаж, но все более медленными темпами, затем приостановка и в конце концов сокращение. Значительное число покупателей выбирают марку товара, то есть предпочтение марке становится существенным фактором, потребление на душу населения падает.

Товар и его изменения. Превосходное качество. Замедление изменений товаров.

Маркетинг. Сегментация рынка: его разделение на отдельные сегменты. Усилия, направленные на продление жизненного цикла. Углубление ассортимента. Конкуренция рекламных кампаний.

Производство и распределение. Некоторый избыток производственных мощностей. Применяются стабильные, отработанные технологии. Товар выпускается крупными партиями. Высокие затраты на физическое распределение вследствие углубления ассортимента.

Конкуренция. Конкуренция цен. Увеличение количества фирменных торговых марок.

Доля розницы в цене товара и прибыли. Цены падают. Доля розницы в цене товара и прибыли уменьшается. Структура цен и распределение долей рынка между конкурирующими фирмами устоялись.

Покупатель и его поведение. Массовый рынок. Насыщение. Повторные и многократные покупки. Как правило, покупатель выбирает из нескольких фирменных марок товара.

ФАЗА СПАДА

Происходит насыщение рынка и упадок продаж, рынок сокращается. Возникает излишек мощностей. Возможны слияния фирм. Появляются товары-заменители.

Товар и его изменения. Малая дифференциация между товарами. Качество товара нестабильное.

Маркетинг. Низкое отношение расходов не рекламу к объему и реализации. Малые прочие расходы по маркетингу.

Производство и распределение. Значительный избыток производственных мощностей. Использование лишь некоторых каналов товарораспределения.

Конкуренция. Фирмы начинают выходить из конкурентной борьбы, количество конкурентов уменьшается.

Доля розницы в цене товара и прибыли. Низкая цена, низкая доля розницы в этой цене. В самом конце фазы цены могут повыситься.

Покупатель и его поведение. Покупатели опытны, хорошо знают товар.

Выбранная тема актуальна для данного дипломного проектирования, потому что необходимо анализировать конкурентоспособность на каждом этапе жизненного цикла товара для организации эффективного сбыта продукции, пользующейся спросом на рынке.


3. АДАПТАЦИЯ ПРОДУКЦИИ ПРЕДПРИЯТИЯ К ТРЕБОВАНИЯМ РЫНКА

Конкурентоспособность - это характеристика товара, отражающая его отличие от товара - конкурента как по степени соответствия конкретной общественной потребности, так и по затратам на ее удовлетворение.

Показатель, выражающий такое отличие, определяет конкурентоспособность анализируемого товара по отношению к товару - конкуренту.

Базой оценки конкурентоспособности является исследование потребностей покупателя, требований рынка.

При совершении покупки потребитель осуществляет процесс выбора необходимого ему изделия среди целого ряда аналогичных, предлагаемых на рынке, и приобретает то из них, которое в наибольшей степени удовлетворяет его потребность. При этом покупатель учитывает их потребительские свойства, выясняет степень соответствия собственной потребности.

Каждая потребность обладает свойствами и характеризующими их параметрами, которые определяют ее сущность, необходимый потребителю полезный эффект и конкретные условия процесса потребления. При совпадении параметров потребности с параметрами, характеризующими само изделие и совершается покупка.

Для того, чтобы товар был приобретен конкретным покупателем, он должен соответствовать потребностям по техническим параметрам и финансовым возможностям потребителя (цена потребления товара), при этом потребитель стремится израсходовать минимум средств для приобретения и потребления товара, то есть оптимизировать свои полные затраты.

Поскольку потребности каждого отдельного складываются по воздействиям обширного комплекса факторов и носят индивидуальный характер, оценки одного и того же товара разными потребителями могут не совпадать. Соответственно неодинаковым и будет их предпочтение, выбор из массы аналогичных товаров, предлагаемых на рынке. Следовательно, по отношению к конкретному потребителю конкурентоспособность данного товара также будет индивидуальной.

Наибольшее признание среди товаров, предназначенных для удовлетворения данной общественной потребности, получает тот, который более полно ей соответствует. Это и выделяет его из общей товарной массы, обеспечивает успех в конкурентной борьбе.

Таким образом, конкурентоспособность любого товара может быть определена только в результате сравнения, и поэтому является относительным показателем. Она представляет собой характеристику товара, отражающую его отличие от товара - конкурента по степени удовлетворения конкурентной общественной потребности.

4. ОБЕСПЕЧЕНИЕ КОНКУРЕНТНОСТИ ПРОДУКЦИИ

4.1. Конкурентоспособность определяется совокупностью свойств этой продукции, входящих в состав ее качества и важных для потребителя, определяющих затраты потребителя по приобретению, потреблению (эксплуатации) и утилизации продукции. Общая схема оценки конкурентоспособности представлена на рис.2.

4.2. Оценка конкурентоспособности начинается с определения цели исследования:

· если необходимо определить положение данного товара в ряду аналогичных, то достаточно провести их прямое сравнение по важнейшим параметрам;

· если целью исследования является оценка перспектив сбыта товара на конкретном рынке, то в анализе должна использоваться информация, включающая сведения об изделиях, которые выйдут на рынок в перспективе, а также сведения об изменении действующих в стране стандартов и законодательства, динамики потребительского спроса.

Рис 2. Схема обеспечения конкурентоспособности


Независимо от целей исследования, основой оценки конкурентоспособности является изучение рыночных условий, которое должно проводиться постоянно, как до начала разработки новой продукции, так и в ходе ее реализации. Задача стоит в выделении той группы факторов, которые влияют на формирование спроса в определенном секторе рынка:

· рассматриваются изменения в требованиях постоянных заказчиков продукции;

· анализируются направления развития аналогичных разработок;

· рассматриваются сферы возможного использования продукции;

· анализируется круг постоянных покупателей.

Вышеизложенное подразумевает “комплексное исследование рынка”. Особое место в изучении рынка занимает долгосрочное прогнозирование его развития, связанное с длительностью осуществления разработки и производства многих видов компьютерной техники.

4.3. На основе изучения рынка и требований покупателей выбирается продукция, по которой будет проводиться анализ или формулируются требования к будущему изделию, а далее определяется номенклатура параметров, участвующих в оценке.

При анализе должны использоваться те же критерии, которыми оперирует потребитель, выбирая товар.

4.4. По каждой из групп параметров проводится сравнение, показывающее насколько эти параметры близки к соответствующему параметру потребности.

4.5. Анализ конкурентоспособности начинается с оценки нормативных параметров. Если хотя бы один из них не соответствует уровню, который предписан действующими нормами и стандартами, то дальнейшая оценка конкурентоспособности продукции нецелесообразна, независимо от результата сравнения по другим параметрам. В то же время, превышение норм и стандартов и законодательства не может рассматриваться как преимущество продукции, поскольку с точки зрения потребителя оно часто является бесполезным и потребительской стоимости не увеличивает.

Исключения могут составить случаи, когда покупатель заинтересован в некотором превышении действующих норм и стандартов в расчете на ужесточение их в будущем.

4.6. Производится подсчет групповых показателей, которые в количественной форме выражают различие между анализируемой продукцией и потребностью по данной группе параметров и позволяет судить о степени удовлетворения потребности по этой группе.

4.7. Рассчитывается интегральный показатель, который используется для оценки конкурентоспособности анализируемой продукции по всем рассматриваемым группам параметров в целом.

4.8. Результаты оценки конкурентоспособности используются для выработки вывода о ней, а также - для выбора путей оптимального повышения конкурентоспособности продукции для решения рыночных задач.

Однако, факт высокой конкурентоспособности самого изделия является лишь необходимым условием реализации этого изделия на рынке в заданных объемах. Следует также учитывать формы и методы технического обслуживания, наличие рекламы, торгово-политические отношения между странами и т.д.

4.9. В результате оценки конкурентоспособности продукции могут быть приняты следующие решения:

· изменение состава, структуры применяемых материалов (сырья, полуфабрикатов), комплектующих изделий или конструкции продукции;

· изменение порядка проектирования продукции;

· изменение технологии изготовления продукции, методов испытаний, системы контроля качества изготовления, хранения, упаковки, транспортировки, монтажа;

· изменение цен на продукцию, цен на услуги, по обслуживанию и ремонту, цен на запасные части;

· изменение порядка реализации продукции на рынке;

· изменение структуры и размера инвестиций в разработку, производство и сбыт продукции;

· изменение структуры и объемов кооперационных поставок при производстве продукции и цен на комплектующие изделия и состава выбранных поставщиков;

· изменение системы стимулирования поставщиков;

· изменение структуры импорта и видов импортируемой продукции.

4.10. Принципы и методы оценки конкурентоспособности могут быть использованы для обоснования принимаемых решений при:

® комплексном изучении рынка и выборе направлений коммерческой деятельности предприятия;

® разработке мероприятий по повышению конкурентоспособности продукции;

® оценке перспектив продажи конкретных изделий и формировании структуры продаж;

® разработке предложений по развитию производственного потенциала предприятия;

® контроле качества продукции;

® установлении цен на продукцию;

® отборе продукции при покупке через тендеры и торги;

® аттестации продукции;

® подготовке технических заданий по созданию новых образцов продукции;

® решении вопроса о включении в экспортную программу и снятии продукции с экспорта, либо ее модернизации;

® подготовка информации для рекламы продукции;

® решении вопроса о целесообразности патентования и поддержания патента в действии;

® разработке мероприятий по стимулированию разработчиков и поставщиков.

Горькая теорема

«То, о чем будет говорится в данной главе, нам должны были сказать, по крайней мере, десять лет назад. Если бы это было сделано, наше общество, скорее всего, избежало бы многих тяжелых ошибок.

В представляемом материале анализируются попытки интеграции России в мировою экономику, выявляются ограничения, накладываемые на этот процесс особыми экономико-географическими условиями России, выстраивается концепция разумного взаимодействия с окружающим миром.

Предложенный материал актуален как для проблем России, так и проблем Украины »[1] .

КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ

Вообще понятие конкурентоспособности нередко понимается неправильно. Неглупые люди с жаром ос­паривают утверждения о неконкурентоспособности российской продукции, причем в качестве довода ут­верждают, что российские изделия бывают лучше за­падных (или дальневосточных). Другие же, напротив, говорят, что российская продукция неконкурентоспо­собна из-за низкого качества. Но ведь конкурируют и продавцы металлолома, конкурируют между собой и "лохотронщики" Так при чем тут качество?

Качество и конкурентоспособность - совершенно раз­ные вещи. Ведь и производитель ''Роллс-Ройсов" как-то обанкротился, а эту машину некачественной еще никто не называл.

Чтобы не затрагивать патриотические струнки, возьмем в качестве примера американские оружейные фирмы. Вроде бы, продукция у них - традиционней для США нет. Но, как ни странно, в мире популярны бра­зильские, аргентинские, испанские револьверы и охот­ничьи ружья, их производство обходится существенно дешевле и они оказались конкурентоспособнее, хотя в среднем и хуже качеством. А ведь по объективным по­казателям оружие из Коннектикута (США) - лучше. Но многие оружейные фирмы из США на грани банкрот­ства, а те, которые своевременно перевели свое произ­водство в Латинскую Америку, процветают.

Итак, конкурентоспособность - это не качество продукции, это что-то другое. То есть вполне возможна ситуация, когда мы не сможем добиться конкуренто­способности на мировом рынке, даже если каждое рос­сийское изделие будет лучше качеством, чем у других производителей. Нужно что-то еще.

Может быть, в конкуренции побеждает тот, кто пер­вый внедряет новые изобретения, новые технические решения? Отчасти это так, но есть и противоречащие этому подходу факты. Изобретатель персонального 'компьютера - фирма Эппл - проиграла в конкурентной борьбе Ай-Би-Эм. Так значит, дело в масштабах? Дей­ствительно, кто может тягаться с "голубым гигантом" (прозвище Ай-Би-Эм)?

Оказывается, тягаться можно. Малоизвестная у нас фирма "Компак" в 90-х годах превосходила Ай-Би-Эм по объему продаж персональных компьютеров в США. "Компак" - своеобразная фирма, был период, когда она не имела в США рекламных подразделений, потому что вообще не рекламировала свою продукцию. Оказывается, и такое бывает. Видимо, этот факт - сам по себе реклама. Есть фирма "Сан микросистеме" - тоже держится на рын­ке ЭВМ, хотя по масштабам не сравнима с "Ай-Би-Эм".

Так что дело не в масштабах.

И дело даже не в новых технологиях. Конкуренция работает и в традиционных отраслях, где не так уж много нововведений. Не так много нового в сельском хозяйстве, но одни фермеры разоряются, а другие про­цветают. Казалось бы - и тот производит пшеницу, и этот, пшеница совершенно одинаковая, технология то­же одна, но результаты для разных фермеров бывают разными.

Так может быть, конкуренция ведется путем "цено­вой войны"? Достаточно предложить более низкую це­ну, и ты конкурентоспособен?

Ничего подобного. Такой путь ведет не к победе в конкуренции, а к разорению. Так бы все начали цены снижать, до нуля, кому же хочется остаться неконку­рентоспособным? Но прибыль-то откуда возьмется в этом случае? Если на какой-то товар снижается цена, то цену снижают всепроизводители этого товара.

Есть такое понятие: "совершенно конкурентная эконо­мика". Это ситуация, когда совершенно идентичную про­дукцию производят многие производители, каждый из ко­торых не может даже влиять на уровень цен продукта, так как его доля на рынке невелика. Типичный пример - мел­кий фермер, производящий зерно. Выбросит он свою про­дукцию на рынок или нет - никто и не заметит. По сути, фермер просто сдает свою продукцию по строго опреде­ленной закупочной цене, а не торгует ею. Так вот и среди этих производителей тоже существует конкуренция. Так каков же критерий конкурентоспособности? Что же явля­ется критерием?

Критерий один - превышение доходов над расхода­ми. Если за продукцию получаешь выручки больше, чем тратишь на ее производство и свое собственное су­ществование, то ты на коне, ты конкурентоспособен. Если меньше - то приходится сначала снижать издерж­ки, потом собственное потребление, потом залезать в долги, а то и избавляться от части основного капитала - это опасный путь, чреватый полным разорением.

Расходы на производство сейчас принято называть "издержками" (по-английски СО81). У нас чаще исполь­зуется слово "себестоимость", но обойдемся без него. В издержки, кстати, входит и стоимость специфического труда управляющих предприятиями и капиталами.

Вся современная конкуренция построена на сравнении между издержками и выручкой. Именно это называется "эффективностью". "Эффективность" в западном понима­нии - это не полезность. То есть никто не требует от фирм, чтобы они соревновались в полезности своей продукции, степени удовлетворения потребностей населения.

Основной принцип западной экономики - если про­изводители соревнуются в "эффективности", то удовле­творение потребностей населения происходит автома­тически, само собой. Это пока что гипотеза, теоретиче­ски она не подтверждена, но и не опровергнута. Она ра­ботает! Были в истории, в том числе и современной, по­пытки построить экономику на других принципах - но в этих экономиках накал соревнования (а "конкуренция" буквально означает "соревнование", это одно и то же по­нятие) не обеспечил того же уровня благосостояния, кото­рый достигли страны Запада. Я говорю об экономике СССР. Соревнование в ней было, но не по критерию луч­шего соотношения выручка/издержки.

Чем более "эффективно" (по критерию выручка/из­держки) предприятие, тем оно конкурентоспособнее. Только это имеет значение, больше ничего. Ни качест­во продукции, ни полезность не имеют прямого отно­шения к конкурентоспособности!

Что же касается конкурентоспособности товаров, то они конкурируют в своих группах, которые объединя­ют товары, сходные по потребительским качествам. "Жигули" и "Феррари" - не конкуренты. Это разные товары! "Запорожцы" перестали покупать на Западе не потому, что они стали неконкурентоспособны, а пото­му что сам класс таких машин окончательно устарел, и даже бедняки не могли позволить себе выехать на ули­цу на такой машине. Но это не значит, что, когда на За­паде "Запорожцы" продавались (а они продавались, и неплохо), они конкурировали с "Мерседесами". Конку­рировали они с автомобилями того же класса, просто мы о таких не знаем или забыли. Ведь конкурируют ме­жду собой и товары для бедняков.

Если товар хоть сколько-нибудь полезен, если он хоть в какой-то мере является товаром, то он может быть конкурентоспособен, а может и не быть.

Если производитель выпускает новую модель, с улучшенными качествами - она вступает в конкурен­цию уже в другом классе товаров. А критерий тот же -главное, чтобы товар можно было продать за цену, превышающую издержки, и все.

И даже если товар уникален, если у него нет конкурен­тов - все равно, его производитель конкурирует со всей промышленностью - по критерию "выручка/издержки".

У нас в широких массах не было понимания этого с со­ветских времен - тогда за границей закупались лишь това­ры высокого качества, а продавались у нас по низкой це­не. Сейчас-то мы знаем, что качество и у импортного товара бывает, мягко говоря, разное. Все уже знакомы с кол­басой, произведенной по "западной технологии".

Интересно, что на нашем внутреннем рынке после 1991 года импортная продукция оказалась безусловно конкурентоспособней нашей, и не всегда из-за качества. Более того, и то, что начали производить на нашей тер­ритории западные компании, тоже оказалось конкурен­тоспособней нашего - сигареты, напитки, кондитерские изделия. Действительно, организация производства, технология, реклама - все оказалось лучше. Дело не в "секретных рецептах" - на этикетках состав приведен, да его по действующему законодательству и нельзя дер­жать в секрете - все-таки пищевые продукты. Состав по сути тот же, что и у наших ситро и лимонадов - у "Спрайта", например - вода, сахар, углекислота, аскор­бинка, лимонная кислота, цитрат натрия, бензоат на­трия. Ну еще фирменные ароматизаторы - но, на самом деле, ничего сверхъестественного для нашей пищевой промышленности нет. В "Бонакве" вообще кроме воды и углекислоты только сода и смесь хлоридов калия и натрия - чем дворники тротуары посыпают. Но не по­споришь - в целом "их" производство оказалось выгод­ней, а наш производитель разорился. Хотя качество шоколада, например, не всегда было лучше!

Но - обратите внимание - вся эта продукция пред­назначена для внутреннего потребления, а не для экс­порта из России. На внешний рынок ничего из произве­денного "по западным технологиям" не поставляется. Мы не стали фабрикой для всего мира! Российские фи­ лиалы западных фирм отнюдь не оказались конкуренто­ способней иностранных производств.

И большая часть якобы произведенного - на самом деле фасовка импорта. Якобы российские сигареты сде­ланы из импортного табака. Почему ввозят табак и фа­суют его здесь? А пошлина меньше, чем на готовые си­гареты. Почему "Пепси" производится в России? Это понятно - в основном она состоит из воды, есть смысл завозить сюда концентрат, а не готовый напиток. И в "российской" "Кока-коле" российские - сахар и вода, ноне только концентрат везут к нам из Ирландии, даже бан­ки - и те из Швеции.

В Россию, как ни удивительно, практически нет им­порта телевизоров. Откуда же в каждой квартире им­портный телевизор? Они собираются прямо на складах. Импортируются четыре детали - кинескоп, электрон­ная плата, передняя и задняя детали корпуса, все свин­чивается. Почему? А на запчасти пошлина в шесть раз меньше, чем на готовые телевизоры.

И вот так все - что можно сделать за пределами Рос­сии - делается там. Поневоле, под влиянием таможен­ного законодательства, кое-что делается у нас. Но всех иностранных инвестиций в производство в России - на 7 млрд. долларов. Это при том, что просто в долг нам надавали не меньше чем на 140 млрд. долларов!

А раз все производимое реализуется у нас, то дополни­тельного притока валюты мы и не получили. Более того - прибыль вывозится из нашей страны. Так как формирует­ся она в рублях, то ее конвертируют в валюту и вывозят. Вместо притока валюты в нашу страну идет ее отток. От того, что на нашей территории установлена линия по разливу "Миринды" - страна не становится богаче валю­той, а наоборот.

Но это лирическое отступление. Отметим для нас главное - даже продукция, произведенная у нас по за­падным технологиям, с западным качеством, на миро­вой рынок не идет. Почему?

КОНКУРЕНЦИЯ

Практически общепринято и среди экономистов и в обществе в целом, что если производители постоянно находятся под угрозой гибели из-за более высоких из­держек, или слишком низкой выручки - то общество в целом выигрывает.

Поскольку лишь те наказания устрашают, которые время от времени применяются, то конкуренция лишь то­гда действенна, когда она разоряет и губит отстающих. А часто ли гибнут отстающие в конкурентной эко­номике?

Гибнут часто. Состав производителей любой про­дукции обновляется довольно значительно, и это каса­ется не только прогрессивных отраслей, вроде програм­мистских фирм. Разоряются и банки, и страховые ком­пании, хотя этому бизнесу сотни лет. Масштабы этого явления даже больше, чем видно на первый взгляд -многие разорившиеся фирмы, продававшие популяр­ную продукцию (бывает и такое) продают и торговую марку другим, поэтому потребитель не замечает этого. Так, владельцы некоторых голливудских кинофирм те­перь японцы.

Оказывается, в США есть общественный слой, даже более обездоленный, чем безработные рабочие и служа­щие - это разорившиеся предприниматели. Ведь многие социальные программы их не касаются - у них нет трудо­вого стажа.

Тем не менее, в устойчивой рыночной экономике, сколько погибло - столько и родилось.

И каков механизм гибели неконкурентоспособных предприятий?

За последнюю сотню лет тут произошли значитель­ные изменения.

Очевидно, что наиболее быстрым бывает разорение тех, кто расходует больше, чем приносит выручки их продукция. Если нет резервов, и если такие "ножницы" -не разовое явление, то все скоро заканчивается. Но так было всегда, хотя бы и до нашей эры, при любом обще­ственном строе.

А что бывает, если предприятие приносит прибыль, но конкурент просто более прибылен?

Когда-то такая ситуация приводила только к тому, что кто-то богател, а кто-то тоже богател, но медленнее. Пока предприятие приносило хоть какой-то доход, его владелец мог жить, не особенно беспокоясь, хотя ему и приходилось урезать собственное потребление. Если же предприятием владела компания владельцев, то одному из компаньонов, недовольному низкой прибылью, было не­легко изъять свою часть капитала или даже свою долю прибыли и вложить в предприятие более удачливого кон­курента. Трудности были и юридические, и моральные.

Ситуация изменилась, когда появилась возмож­ность относительно свободно и почти анонимно пере­мещать капиталы из предприятия в предприятие, из от­расли в отрасль, то есть когда появилась фондовая бир­жа. Более прибыльное предприятие имеет большую ин­вестиционную привлекательность, и из менее прибыль­ного владельцы капиталов пытаются их увести, чтобы купить долю в более прибыльном. Это не слишком лег­ко - реализация значительной части акций предприятия снижает их цену. Тем не менее, отток капитала из от­стающей фирмы неизбежен, и никто из акционеров не хочет остаться последним на тонущем корабле.

Поэтому свободное перемещение капиталов способ­ствует усилению "естественного отбора" среди конку­рирующих предприятий, конкурирующих отраслей промышленности. Этим современная экономика отли­чается от экономики даже прошлого века. И легкость перемещения капиталов все чудеснее - национальных границ для капиталов почти нет, а современные средст­ва коммуникации в считанные минуты переправляют миллиардные капиталы к новому месту их применения. Так пишется в популярных статьях про западную эко­номику, но при этом опускаются некоторые важные дета­ли. Акционеру, чтобы спасти свои деньги из тонущего предприятия, надо найти кого-то, кому можно продать свои акции - это непросто и связано с денежными потеря­ми. Просто "сдать" акции обратно компании, их выпус­тившей, нельзя. Ведь деньги уже потрачены - на них по­строен завод, куплены оборудование и сырье.

Поэтому мечта любого вкладчика - найти способ вложить деньги так, чтобы можно было их обратно в любой момент вернуть, а еще лучше, под гарантиро­ванный процент. А это непросто.

То есть, на самом деле, такого уж резкого исчезно­вения капитала на одном континенте и появления его на другом не бывает, все происходит постепенно. Вло­жить свободный капитал можно быстро, "вытащить" же уже не так легко.

Таким образом, настоящий инвестор должен быть очень осторожен при вложении денег - отменить сдел­ку, если деньги вложены в неконкурентоспособное предприятие, физически нельзя.

Естественно, планируя свои вложения, необходимо рассчитывать шансы того или иного предприятия на выживание. Самый тупой метод - смотреть, на акции какого предприятия растет спрос (цена таких акций растет), и вкладывать деньги в него. Но в этом случае много не выиграешь - "сливки" снимает тот, кто пер­вым распознал прибыльность предприятия - да можно и ошибиться: попасться на удочку биржевых спекулян­тов. Да, на спекуляциях некоторые "делают" миллиар­ды - но оставим эту тему в стороне. Настоящие инве­сторы играми и не занимаются - мы ведь говорим о серьезных вложениях в реальное производство, а не о спекуляциях на бирже.

Конечно, во многом может помочь интуиция - какое дело может оказаться выгодным. Можно вложить деньги в удачное предприятие, если знаешь о нем что-то важное -например, что на какую-то продукцию будет крупный го­сударственный заказ, или что новая технология в десять раз удешевит какой-нибудь популярный продукт. Но по­явление революционно новых отраслей или изобретений -редкость, рядовой инвестор может ни разу в жизни не вло­жить своих денег в никому не известный товар.

Основным же инструментом при оценке предпри­ятия является метод оценки производственных издер­жек. Это рутинная, мелочная работа, но свободные средства обычно вкладываются именно на основе тако­го анализа. Если удастся оценить, каков уровень издер­жек при производстве единицы продукта на том или ином предприятии - то мы можем достоверно предпо­ложить, какой будет его судьба.

Именно с помощью этого метода определяется ин­вестиционная привлекательность предприятий в совершенно конкурентной эконо-мике. Надо лишь грамотно провести анализ затрат на производство, не забыв ниодной мелочи, и картина будет ясна. Если одна ферма на литр молока расходует два килограмма комбикорма, а вторая - три килограмма, то которому фермеру вы одолжите денег на расширение хозяйства?

Но не следует думать, что конкуренция действует как естественный отбор в устойчивой популяции каких-либо зверьков, устраняя лишь уродов и неудачников. В мировой экономике устойчивое состояние еще не дос­тигнуто, поэтому в некоторых странах иногда вымира­ют целые отрасли, на время или навсегда.

И рынок, и фондовые биржи не решают всех проблем сами по себе . Так, был период, когда оказалось, что произ­водить текстиль выгоднее не в США, и текстильная промышленность вымерла (сейчас она возрождена в 1 автоматизированном виде). Многие работники переори­ентировались, но не все, и каково было даже менеджерам и организаторам производства, чьи профессиональные навыки вдруг оказались не нужны? Не переезжать же им в Пакистан вместе с текстильной промышленностью?

То есть в период, когда это вымирание началось, применять метод расчета издержек в приложении к от­дельным текстильным фабрикам США было совершен­но бессмысленно. Фабрика-победительница просто за­крылась чуть позже остальных. Так что считать произ­водственные издержки лишь внутри национальной эко­номики - неоправданное ограничение.

Сильная сторона американцев - то, что они не жалу­ются на общественный строй, а рассматривают трагедии такого типа как свою личную вину, даже если виновата действительно "система". Во времена Великой Депрессии многие отцы семейств просто ушли из жизни, чтобы хоть страховкой поддержать свои семьи. И сейчас, когда Клин­тон гордо говорит, что три компьютерных кита - Интел, Ай-Би-Эм и Майкрософт - стоят дороже, чем автомо­бильная, химическая, авиационная и текстильная промышленности США вместе взятые, это значит, что и в са­мой богатой стране мира у очень многих людей были большие проблемы. Можно ведь и по-другому посмот­реть - традиционные отрасли промышленности США на­столько съежились, что стали меньше, чем три высокоспе­циализированных компании. А ведь опасно строить бла­госостояние страны на одной отрасли! Впрочем, это дело американцев и их правительства.

На меня сильное впечатление произвела история из од­ного компьютерного журнала, рассказанная самим ее ге­роем. Он был президентом небольшой техасской нефтя­ной фирмы, но нефтяной кризис сделал его нищим. Он уе­хал в Лос-Анджелес, жил там в своей машине, голодал, и ему каким-то чудом удалось найти работу - писать компь­ютерные программы для фильма "Звездные войны". За день до сдачи первой программы он был на грани само­убийства - программа получилась слишком медленной, и за нее не заплатили бы, но он встретил рекламу программ­ного средства Фоксбейз (FохBаsе), которое позволило сде­лать его программу быстродействующей. Он преуспел в бизнесе, работает в фирме-производителе Фоксбейз, и считает, что это средство спасло ему жизнь. И такие вещи происходили не в 30-е, а в 70-е годы! Сейчас, правда, пра­ва на Фоксбейз куплены корпорацией Майкрософт, что­бы избавиться от сильного конкурента. Какова судьба этого счастливца сейчас?..

Так что система свободного перемещения капита­лов в условиях конкуренции не только способствует росту, но может создавать проблемы даже в самой сильной и богатой стране мира.

А может ли эта система обескровить не одну от­расль, а экономику целой страны? Может. Именно эта система перемещения капиталов в более прибыльные отрасли буквально обескровила нашу экономику.

Еще раз подчеркну - если предприятие участвует в системе свободного перемещения капиталов, то оно мо­жет резко преуспеть, но может и погибнуть, будучи не Убыточным даже, а просто менее прибыльным, чем дру­гие. Владельцы капиталов зорко следят за прибылями

предприятий, обращая внимание на разницу в доли процента.

А какое-то семейное, патриархальное дело при невы­сокой норме прибыли может почти процветать, во всяком случае, нормально существовать в той же самой экономи­ке. Необходимо лишь, чтобы вовлеченные в дело капита­лы нельзя было из него вывести. Но это теоретически, ре­ально же западные фермерские хозяйства вовлечены в сис­тему перемещения капиталов путем неизбежных банков­ских кредитов под залог хозяйства. Чуть сбавил обороты в хозяйстве, не заплатил проценты по закладной - и гото­во дело, на ферму приходит новый хозяин, тоже состоя­щий в долговом рабстве у банка.

Да, конкуренция - одно из самых популярных слов в экономическом лексиконе. О ней написано много книг. Повторюсь: когда речь идет о конкуренции между фирма­ми, то главный, чуть ли не единственный метод выявления преимуществ одной фирмы перед другой - сравнение объ­ема затрат на единицу готовой продукции. Тот, кто мень­ше тратит - выходит победителем в конкуренции. Такая фирма инвестиционно привлекательнее.

Но вот парадокс - когда речь идет о сравнении эко­номик целых стран, критерии применяются совершенно другие. Рекомендуется учитывать какие-то странные ве­щи - уровень гражданских свобод, наличие свободы пе­чати, разработанность законодательства и т. д. На ос­новании этих непонятно как рассчитываемых показате­лей ведется рейтинг инвестиционной привлекательно­сти стран.

Отсюда делается вывод, что достаточно принять правильные законы, отменить смертную казнь, оконча­тельно освободить от всякой ответственности печать, отменить прописку, развить гражданские свободы (на­пример, свободу совести) - и инвестиционная привлека­тельность нашей страны вырастет.

Правда, так описывается состояние дел в учебниках, издаваемых в нашей стране в последние годы. Они из­даются как бы для туземцев, в странах Запада взгляды несколько другие.

Ведь, несмотря на то, что свобод на Тайване вроде бы меньше, чем в США, промышленность перемещает­ся из США на Тайвань, а не наоборот. Южная Корея известна подавлением некоторых основных прав чело­века (например, за посещение Северной Кореи там с хо­ду дают 10 лет, а хранение даже охотничьих ружей за­прещено), но там вовсю разворачивается производство самой современной техники. В Таиланде за хранение наркотиков вешают даже американцев, но именно в Таиланде производятся теперь прославленные японские фотоаппараты № коп.

Значит, дело не в гражданских свободах. Плохи они или хороши, но на инвестиционный климат их наличие прямо не влияет.

А почему бы нам не сравнить национальные эконо­мики России и других стран по тому же критерию из­держек, так же, как сравниваются отдельные фирмы? Это будет вопреки книжкам по экономике, издаваемым у нас на гранты Сороса, ну и что?

ТАК КАК ЖЕ НАМ ПРИВЛЕЧЬ ИНВЕСТИЦИИ?

Ключевым моментом для понимания ситуации в нашей стране является вопрос о привлечении ино­странных инвестиций.

Все годы перестройки и реформ практически, на лю­бой газетной странице, посвященной проблемам эконо­мики, можно было встретить минимум два-три совета, что нужно сделать для привлечения иностранных инве­стиций в экономику России.

На инвестиции был весь расчет. Не было только иностранных денег, а все остальное было - заводы, оборудование, технологии, квалифицированные рабо­чие и инженеры, богатейшие ресурсы.

"Приидите и володейте!"

И вот уже ''мир капитала" нам не враг, а партнер. Двери открыты - можно купить почти любые предпри­ятия, вложить доллары в фермы, шахты, нефтяные ме­сторождения. И не одни мы - бывшие соцстраны от­крылись тоже. Вся Чехия скуплена немцами на корню!

Конечно, кое-какие иностранные деньги у нас все же
были - от продажи довольно широкого диапазона то­
варов. Даже микросхемы мы продавали, хотя сырье в
экспорте превалировало.

И, заметьте, вырученные от продажи наших ресурсов | доллары тоже оказалось легко вложить. В государственные облигации США. в производство электроники в Юго-Восточной Азии, в туристический бизнес Италии и недвижимость Испании. Ведь дверь для капиталов откры­та в обе стороны! Об этом не говорили пропагандисты мирового рынка, непонятно почему. Надо было хотя бы предупредить о такой неприятной особенности экономи­ческой свободы.

Годы шли, а инвестиций в российскую экономику все не было и не было. Иностранцы везли импорт, ску­пали ресурсы, вплоть до хоккеистов и одаренных школьников, замучили советами, как реформировать экономику. Кое во что вложили - скупили сигаретную, водочную промышленность, системы связи. Но для эко­номики в целом это почему-то ничего не дало. Предла­гают для инвестирования газ Ямала - инвесторов нет. Предлагают автомобильные заводы - дальше протоко­лов о намерениях дело не идет.

Вопрос об инвестициях использовался для полити­ческого давления. "Не снимайте Гайдара - а то не да­дим 24 миллиарда". "Разгоните парламент - будут ин­вестиции". "Не выберете Зюганова - и экономика рас­цветет". И это действовало.

Помню тогдашние беседы с оппозиционерами -"ничего сделать нельзя, Запад вложит деньги, и в Рос­сии будет капитализм". Говорил им, успокаивал (люди все хорошие): "Не беспокойтесь, не будет инвестиций, гарантирую" - не верили, боятся западных инвестиций до сих пор, уж скоро десять лет.

В 98-м году тон западных советов стал более меланхо­личен. Это легко объяснимо - не только иностранных ин­вестиций в производство не было, но и отечественные ин­весторы предпочитали так или иначе вывозить капиталы за границу, а не вкладывать в производство. Инвестиции из России пошли на Запад! Даже люди, которые просто способствовали вывозу капиталов, приобрели виллы и круглые банковские счета, что же говорить о владельцах этих капиталов? Во Франции и Германии на русские день­ги были скуплены целые отрасли хозяйства. Какой-то та­инственный "инженер Владимир Пономаренко" привез во Францию 40 млрд. долларов! А в нашу экономику вложе­но за все время реформ по самым оптимистичным оцен­кам 7 млрд. долларов. Всего! При нашем ежегодном экс­порте на 50-70 млрд.!

Так почему же этим глупым иностранным инвесто­рам не понравились наши заводы, наши рабочие, наши инженеры? Ведь они умеют делать то, что Западу и не снилось. К тому же эти самые рабочие, инженеры и уче­ные сами согласились пойти в рабство к западным "партнерам". Но их не взяли, вот чудеса!

А тут еще грянуло 17-е августа, и вообще все рухнуло.

Почему же это произошло?

Ответ есть, и он несложен:

привлечь иностранные инвестиции в российское промышленное производство нельзя никак, никаки­ ми силами.

Трудно поверить столь категоричному утвержде­нию, а, тем не менее, оно верно, по крайней мере, соот­ветствует практике.

Для осознания же его правомерности нам придется немного подумать, и даже не просто подумать, а дока­зать одну теорему. Теоремы бывают в математике, а сейчас мы будем иметь дело с экономикой.

Экономика вообще состоит из математики пополам с психологией. Поэтому для того, чтобы доказать эту тео­рему, мы должны провести психологический опыт -"влезть в шкуру" инвестора - Джона или Бориса. Все рав­но кого - в основном вопросе их психологии одинаковы.

ИНВЕСТИЦИИ

Для начала попробуем разобраться, что же такое инвестиции, зачем они нам нужны? В противном слу­чае меры по их привлечению - это типичный "манок на слонопотамов". Если не знать, кто они такие, то можно назвать так любую дудку - как проверить, действует или нет?

Инвестиции - это не просто долг. Долги (креди­ты) мы должны возвращать независимо от того, как и куда мы их потратили.

Инвестиции - это "долгосрочные вложения капи­тала в отрасли промышленности". И только. Почему долгосрочные? Имеется в виду, что на эти инвести­ции должно быть развернуто производство, оно должно начать выдавать продукцию, и лишь когда начнет поступать выручка за нее, только тогда инве­стор начнет получать отдачу - сначала он возместит свои вложения, затем начнет получать и прибыль.

Но главное отличие инвестиций от дачи денег в долг состоит в том, что инвестор рассчитывает толь­ ко на прибыль от производства. Если прибыли не бу­дет, то это проблемы инвестора, значит, он просто потерял свои деньги.

Теоретически инвестиции можно застраховать, но сути дела это не меняет, просто риск перекладывает­ся на страховую компанию.

Если наше, российское предприятие уговорит иностранный банк выделить кредит - то это инвести­ции? Нет. Кредит, он и есть кредит. Если у предпри­ятия ничего не получится, банк получит деньги об­ратно, хотя бы и после распродажи имущества пред­приятия.

То есть инвестиции - это долг, который мы не обязаны возвращать. Интерес инвестора заключается в получении прибыли от организованного на его деньги производства. И прежде чем осуществить ин­вестиции, инвестор оценивает ситуацию - удастся ему вернуть вложения с прибылью, или нет - и на основании оценки принимает решение.

Более того - первоначально имелось в виду, что инвестиции должны обеспечить развертывание в на­шей стране не просто конкурентоспособного произ­водства, а такого, продукция которого должна была продаваться на мировом рынке и увеличивать посту­пление валюты в страну. Ради этого все начиналось!

В Советском Союзе Госплан не только решал, ка­кими деньгами оплатить строительство нового заво­да, но и где взять материальные и людские ресурсы для строительства и работы завода. В ''мировой эко­номике" ситуация проще - достаточно поднять над головой пачку долларов - и со всех сторон сбегаются рабочие и менеджеры, волоча за собой станки и кон­торские столы. Резерв рабочей силы и других факто­ров производства в мире всегда есть. Почему нам и требовались именно иностранные инвестиции - в ми­ре можно было купить то, чего у нас в стране не бы­ло. А своей, заработанной нами валюты не хватало для модернизации промышленности, по крайней ме­ре, нам так объясняли. В тридцатые годы хватало, а вот тут хватать перестало.

И при описании самого понятия инвестиций надо хорошо представлять себе следующее: просто покуп­ка и эксплуатация нашего завода иностранцем - это еще не инвестиции. Это просто смена хозяина. Вы­плаченные деньги идут продавцу, и он на них скорее всего купит виллу в Коста-Браво и "Хаммер" красно­го цвета. То есть вовсе не любая пачка долларов, вброшенная в нашу страну, является инвестициями. Чтобы заслужить гордое звание "инвестиций", эти доллары должны быть использованы только на раз­вертывание или расширение производства.

Инвестиции - это не просто ввоз в страну некото­рого количества долларов. Инвестиции - это не толь­ко и не столько деньги. Инвестиции в конечном ито­ге должны быть материальны - это строительство, закупка нового оборудования, смена технологий. Не­маловажно и отношение к персоналу предприятий -проходит ли он обучение, делаются ли пенсионные вклады, вообще - заботится ли новый владелец о своей репутации, надеется ли он долго присутство­вать на выбранном участке рынка.

Если же новый владелец какого-нибудь купленно­го завода интенсивно использует здания и сооруже­ния, а "инвестиции" свелись к установке линии по фасовке чего-то импортного, да еще с нормативным сроком эксплуатации 2-3 года, да еще, самое главное, прибыль не идет в производство, а уходит из страны - значит, дело сомнительное. Значит, наобо­рот, за счет износа наших основных фондов дела­ются инвестиции куда-то еще. Наши рабочие и слу­жащие не задумываются о будущем, радуясь, что по­лучают неплохую зарплату. У них нет опыта - у нас в СССР еще ни один честный работник без пенсии не оставался.

Это обычное дело в мировой практике: если пред­приятие неконкурентоспособно, то, в преддверии его краха, руководители, если они уловили тенденцию, начинают эксплуатировать предприятие на износ -не вкладывают в него прибыль, а расходуют ее на расширение другого производства. Если присмот­реться, то такое предприятие хорошо различимо -оно не расширяется, не внедряются новые техноло­гии, ликвидируются работающие на перспективу подразделения, персонал не отправляется на повыше­ние квалификации, работодатель не заботится о пен­сионном обеспечении своих работников - значит, в него инвестиции не идут, на самом деле за счет тако­го предприятия инвестируется какое-то другое.

Поэтому одного факта покупки какого-то завода иностранцами мало, чтобы считать это иностранными инвестициями - может быть, покупатели просто подсчитали, что окупят траты и даже получат при­быль фактически за счет ликвидации завода.

Аналогично, когда авианосец приобретают на ме­таллолом, это не инвестиции в военно-морской флот России. Тут то же самое - приобретается оставшийся ресурс оборудования и сооружений и используется.

Иногда вопрос с инвестициями намеренно или не­намеренно запутывается. Скороговоркой говорится, что нам необходимы "инвестиции, "ноу-хау", со­временные технологии и т. д.". ("Ноу-хау" - до­словно "знаю как" - это тоже технологии, они так называются, чтобы звучало непонятно, по-научно­му.) Но давайте разделим - мухи отдельно, компот отдельно. А почему мы не можем технологии или "ноу-хау" эти просто купить, за валюту? Ведь валюту мы зарабатываем?

МАНОК НА ИНВЕСТОРА

Мы знаем, как трепетно долж­ны относиться инвесторы к вложению своего капитала. Чуть промахнулся - и каюк..

Чем руководствуется инвестор при принятии реше­ния? Примем в качестве аксиомы, что инвестиции дела­ются только исходя из экономической целесообразно­сти, а из всех возможных вариантов выбирается наивы­годнейший. Эта аксиома никем не оспаривается, и,.ви­димо, она верна. Никакие другие соображения - поли­тические, романтические - во внимание не принимают­ся. "Уговорить" нормального инвестора расстаться со своими деньгами нельзя.

Это приходится подчеркивать, потому что заинтере­сованные лица у нас упорно путают займы и инвести­ции. Повторяю: инвестиции - не займы! Инвестициями рискует сам инвестор. А займы надо отдавать нам, и рискуем мы (мы - это российские граждане). И вернуть займы с процентами мы обязаны в любом случае, неза­висимо от судьбы инвестиционного проекта. Поэтому займы нам давали.

Добавлю, что есть, увы, в современной российской политике люди, путающие понятия "инвестиции" и "подаяние убогим", или "инвестиции" и "тридцать сребреников". Ну, тут уж просто неприлично разъяс­нять разницу.

Так вот:

в конкурентной борьбе за инвестиции, если игра ве­дется по правилам свободного мирового рынка, почти любое российское предприятие заведомо обречено на проигрыш.

Попробуем если не математически точно, то нагляд­но доказать эту чрезвычайно горькую теорему. С ней нелегко примириться, но, не поняв проблему, решить ее нельзя.

Сначала договоримся о понятиях. Под свободным мировым рынком понимаем ситуацию, когда товары и капиталы могут свободно перемещаться по всему миру, валюты свободно конвертируются, пошлины на грани­цах невелики, или вообще ни пошлин, ни границ нет, и предприятия, независимо от формы собственности, тор­гуют самостоятельно.

Такое определение не очень научно, но, по сути, я думаю, правильно.

При этом курс обмена валют, если в нашей стране продолжает ходить своя валюта, разумный, правиль­ный. То есть если батон белого хлеба можно купить в США за доллар, а у нас в стране за 5 рублей, то и об­менный курс поддерживается - доллар за пять рублей.

Представим себе, с чего начинает инвестор, имею­щий средства и желающий вложить их в производство?

Первое, что в этом случае делается, это подсчитыва­ется возможный приход-расход. Если между приходом и расходом есть положительная разница, то предпри­ятие оказывается прибыльным.

Так вот приход во всем мире оказывается примерно одинаковым. Готовая прод>кция стоит примерно оди­наково во всем мире. Ведь рынок-то свободный! Если где-то можно продать что-то чуть подороже, туда этого навезут со всего мира, цена и подравняется.

А вот расход (затраты, издержки) в разных местах разный.

Выгодность производства определяется разницей между мировой ценой произведенного продукта и мест­ными уровнями затрат на его производство. Например, на станции Беллинсгаузен в Антарктиде в принципе можно построить ткацкую фабрику. И хотя транспор­тировка туда хлопка и оттуда готовых тканей морем не очень дорога, все равно никто этого не сделал и не сде­лает. Дороговато эта ткань обойдется, а продать ее до­роже только на том основании, что она антарктиче­ская, вряд ли удастся.

Мировые цены на продукцию во всем мире при­мерно одинаковы, в этом вся прелесть свободного рынка. А вот местные условия в мире различны и по­стоянно меняются, поэтому капиталы и "перетека­ют" из одной страны в другую. Теперь уже точно из­вестно,.что направление перемещения капитала у нас в стране одно - за границу. Это может быть только в том случае, если затраты на производство выше, чем в других странах. Вот мы сейчас это и проверим.

В этом нам поможет редкий случай - мы можем сравнить расходы в сопоставимых ценах. Такое в на­шей истории случается не часто, одна из проблем при проведении экономического анализа в советские време­на в этом и состояла. Все сравнения того времени были спекулятивными, и беззубая советская пропаганда, и зу­бастая антисоветская - правды не говорили.

Наши цены нельзя было напрямую сравнить с миро­выми - например, в советские времена можно было ку­пить качественный фотоаппарат по цене трех тысяч по­ездок на московском метро, а в Англии этот же аппарат можно было купить за цену двадцати поездок на лон­донском. Затраты на жилье и энергию у нас были неза­метны, а колготки и электроника были относительно дороги. И вообще соотношение цен у нас сильно отли­чалось от мирового.

Вот поэтому в начале перестройки товары шли в обе стороны, и реальная картина сравнительной конкурентоспособности экономик была еще неясна. Когда границы уже открылись, но обмена валюты еще не бы­ло, тогдашнее челночничество включало в себя не толь­ко закупку ширпотреба в Турции. Раньше челноки так­же вывозили из страны дешевые у нас ликвидные (то есть такие, которые было легко продать) товары - фо­тоаппараты, поливитамины, титановые лопаты, элек­троинструменты и т. д., даже гвозди, а ввозили те, кото­рые легко было продать у нас.

Опытным путем была найдена максимально эф­фективная комбинация - какой-то садовый насос, стоивший у нас в советское время 28 рублей, при вы­возе за границу оборачивался двумя видеомагнито­фонами. Естественно, так дешево он стоил у нас не потому, что затраты на производство у нас были ма­лы - просто цена на него устанавливалась без нор­мального экономического расчета. Уверен, что, если эти насосы у нас сейчас производятся, то они и стоят как два видеомагнитофона.

Но вот уже несколько лет челноки только ввозят то­вары, а вывозят только доллары, при том, что доллары у нас не производятся! То есть вопрос о конкурентоспо­собности экономик решен рыночной стихией, и не в на­шу пользу. И сейчас мы поймем почему.

Вернемся к оценке затрат на производство. При этом отрешимся от тех цен, которые мы помним по со­ветским временам - те цены зачастую были унаследова­ны от старых времен.

Итак: во что обходится производство в нашей стране?

Из чего же складываются затраты на производство вообще? Наши хозяйственники издавна руководству­ются специальным документом, именуемым "Положе­ние о составе затрат по производству продукции (ра­бот, услуг)...". Оно иногда слегка пересматривается. Так, сейчас действует новый вариант, утвержденный каким-то Е.Гайдаром в 1992 году. В этом "Положе­нии..." затраты делятся на пять элементов:

· материальные затраты;

· затраты на оплату труда;

· отчисления на социальные нужды;

· амортизация основных фондов;

· прочие затраты.

Каждый из элементов в свою очередь состоит из многих возможных затрат - чего только не включают, например, "прочие затраты".

Но для простоты рассуждений немного перегруппи­руем элементы затрат.

1.Надо построить здание завода.

2. Надо купить оборудование, сырье и комплектующие.

3. Надо оплатить накладные расходы (отнесем сюда •транспортные расходы и расходы на энергию).

4. Надо заплатить наемным работникам.

5. Надо заплатить налоги и кое-что еще.

Попробуем пройти по пунктам списка затрат и вы­яснить, где российские предприятия имеют преимуще­ства перед предприятиями в других странах, а где усту­пают.

Хуже всего при решении любого вопроса беспред­метность. Оказалось, что сделать шаг в решении про­блемы можно, если рассматривать конкретную страну Россию. Но рассматривать не в отрыве от остального мира - необходим масштаб, необходимо сравнение с другими странами мира. И все становится ясно.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Доказательство чрезвычайно горькой теоремы.

Из пяти составляющих общего объема затрат на любое производство в условиях нашей страны две (сырье и нерыночные изъятия) - не ниже среднемиро­вых, а три (капитальные вложения, накладные расхо­ды и минимально необходимая зарплата) - сущест­венно, в несколько раз, выше.

Поэтому в условиях свободного перемещения ка­ питалов ни один инвестор, ни наш, ни зарубежный, не будет вкладывать средства в развитие практически ни одного производства на территории России. И дело не в отсутствии патриотизма у наших капиталистов, а также жуликов и коррупционеров - я вполне допус­каю, что они горячие патриоты - дело в законах эко­номики, ориентированной на прибыль.

Никаких инвестиций в нашу промышленность нет и не будет. То есть каждый буржуй понимает, что значительная часть его денег, вложенная в россий­скую промышленность, будет потрачена просто на борьбу с неблагоприятными условиями, без вся­кой пользы для конечного продукта. Если этого не понимает инвестор, то понимает банкир, даю­щий инвестору кредит и проверяющий его бизнес-

план. А что бывает с промышленностью без инвести­ций, мы знаем.

«Хотят русские жить в холодильнике - пусть жи­вут. Причем тут мои доллары?» - так думает наш буржуй, и он абсолютно прав. И напрасно ждать, что вывезенные из России капиталы (по-русски говоря, краденое или выручка от продажи краденого) вер­нутся в Россию. Это может произойти разве что под конвоем, а наш конвой туда не пустят.

Конечно, мы вольны выбирать экономическую модель развития общества, что и сделали несколько лет назад. Но при этом мы должны были хорошо представлять, что значительные отрасли нашей эко­номики (вся обрабатывающая промышленность, все товарное сельское хозяйство, большая часть сырь­евой) попадут при вхождении в мировое экономиче­ское пространство под уничтожающий удар дейст­вующих там экономических законов. Почему не представляли? Это отдельный вопрос.

И ведь не поспоришь. А если у нас кто-то захочет поспорить, спросим для уточнения диагноза - согла­сен ли он лично жить и работать в здании из кро­вельного железа без отопления, на работу ездить в шортах и безрукавке, а рацион чтобы был как у вьет­намца на его родине (проконсультируйтесь на бли­жайшем вещевом рынке).

Если согласен - значит демократ в российском смысле этого слова, т. е. сторонник свободного мирового рынка (в остальном мире эти идеи на­зывают либеральными). Если задумался и начал дополнительные вопросы задавать - не безнаде­жен. Насчет демократа я ничуть не ерничаю. Сам читал весной 1996 года, перед президентскими вы­борами, интервью с каким-то пенсионером, кото­рый, фактически умирая с голоду, собирался го­лосовать за демократов. То же будет и в 1999-м, и в 2000-м. Такая самоотверженность, доходящая до идиотизма и даже далее, свойственна части нашей «интеллигенции», о чем как-то рассказал С. Кара-Мурза в одной из своих публикаций. Но в качестве долговременной основы функционирования эконо­мики приверженность демократическим ценностям не годится, так как человек без пищи не проживет да­же 500 дней.

Путаница в понятиях пошла с первых перестроеч­ных лет, когда отдельные предприятия прорывались со своей продукцией на мировой рынок, как те же шахтеры. Поди плохо - квартплата коммунистиче­ская, лечат-учат коммунисты, транспорт, электро­энергия и лес - коммунистические, а уголь буржуям за доллары. Нужен был буржуям тот уголь - им нуж­но было Союз развалить - да разве можно было то­гда объяснить? Тогда в массовом сознании зарплата слабо ассоциировалась с квартирой, садовым доми­ком, поликлиникой, школой, отпуском на море. По­чему-то считалось, что это отдельно от зарплаты. Знали, что при рынке баран даром не чихнет? Знали. Но как-то не понимали. Ничего, это лечится, хотя и небезболезненно.

Каковы же следствия из этой теоремы? Если тео­рема горька, то и следствия не слаще.

1. Утверждения о том, что «инвесторы уже стоят в
очереди» - либо свидетельство о профнепригодности, либо наглое вранье.

2. Обещания «создать благоприятный инвестицион ный климат» в условиях свободного мирового рынка ре­ альной почвы не имеют, если только обещающий не со­ бирается направить Гольфстрим по Севморпути.

3. Жизнь из нашей экономики и общества будет ухо­
дить по мере износа инфраструктуры и основных фон­
дов, донашивания и проедания запасов. А каждый поя­
вившийся у нас доллар немедленно побежит туда, где он
сможет получить прибыль. Уцелеют только сырьевые
предприятия, и то далеко не все.

Если говорить без скидок, то данное доказатель­ство, не являясь абсолютно точным, в принципе от­ражает реальность. Конечно, свободного мирового рынка нет, это пропагандистский миф, реальный ми-

ровой рынок не свободен, отрегулирован, но не на­ми. Нам-то с того какая польза?

Те, кто его регулирует, делает это в своих интересах.

Никто не будет нам приплачивать за климат, рас­тянутые коммуникации и отсутствие незамерзающих

портов.

И небольшое пояснение. Нигде в тексте вы не найде­те указаний, что теорема верна только для частных предприятий, а государственные обладают иммуните­том. Судьба «Уралмаша» и под руководством красного госдиректора, и Кахи Бендукидзе будет совершенно одинаковой. Другое дело, что предпринимателю про­ще, грубо говоря, продать в случае чего станки на ме­таллолом, рабочих на колбасу и смыться на Канары.

Один мой знакомый советует: «прежде чем выска­заться, подумай, а не дурак ли ты». Он, конечно, прав, но как проверить правильность мысли, на чей авторитет опереться? На мнение людей, по какому-то недоразумению именуемых «нашими ведущими эко­номистами»?

Да это просто опасно. С зарубежными тоже не все ладно, у них тоже свой интерес. Но некоторые под­тверждения есть.

Очень давно во время визита к Горбачеву Тэтчер обронила фразу, которую перевели примерно так: «британские бизнесмены хотели бы инвестировать в российские горнодобывающую и лесообрабатываю­щую отрасли промышленности». Если бы переводчик озаботился смыслом этого высказывания, то непре­менно бы добавил: «а о вложениях в другие отрасли они и думать не собираются». И действительно, сто­ит понаблюдать за ситуацией, и эти слова полностью оправдываются.

Общий объем западных инвестиций в производство за весь период плюрализма - от 5 до 7 млрд. долларов. Да хотя бы и 10! Для нашей экономики это мизер.

Правда, некоторые вложения есть. Но чтобы не затуманивать реальной картины, с ними надо ра­зобраться.

Во-первых, создаются предприятия, даются день­ги с целью уничтожения ракет, боеголовок, броне­техники, сокращения нашего военного потенциала и создания системы контроля над ним, в частности под видом «конверсии» происходит выведение из строя объектов военной промышленности.

Во-вторых, под видом «инвестиций» идет скупка сырьевых ресурсов из уже созданных горнодобываю­щих предприятий. Как правило, сразу видно, что ин­вестиции эти рассчитаны не на десятки лет, а на два-три года - так, снятие сливок.

В-третьих, имеются вложения (крайне неболь­шие), внешне похожие на инвестиции для развития производства. Они ориентированы на вывоз ранее созданных материальных ценностей, на прекращение деятельности конкурирующих предприятий и на экс­плуатацию пока действующих основных фондов.

Так вот, если откинуть от и без того мизерного , объема вложений «инвестиции» этих трех видов, то останется тот самый шиш, который и должен был остаться.

Я сознательно не принимаю в расчет инвестиции в некоторые специфические виды промышленности, а именно табачную и алкогольную. Дело в том, что это не совсем промышленность. Испокон веков госу­дарства мира пополняют свои бюджеты за счет «на­логов на пороки», так как прибыль от торговли сига­ретами и водкой - это живые деньги. Оцените разни­цу: налоги надо собирать, а тут народ сам деньги не­сет! В свое время тот флот, что японцы утопили при Цусиме, был целиком построен на деньги от винной монополии государства.

И вот сейчас табачная промышленность скуплена тре­мя гигантскими концернами - Ротманс. Филип-Моррис и БАТ. Эти фирмы любезно согласились собирать «налог с порока» с российских граждан в свою пользу, ценой уста-

новки нескольких технологических линий по набивке си­гарет. Причем ну никак нельзя сказать, что производится конкурентоспособная продукция. Она вся предназначена для нашего внутреннего рынка, прибыль будет конверти­рована в валюту и вывезена из страны. Что реально полу­чим мы? Рак легких. И никакая это не наша продукция -это просто фасовка импортного табака.

То же самое с пивом. Скандинавский концерн «Бол­тик си» производит у нас пиво «Балтика», опять-таки, в конечном итоге уменьшая наши валютные резервы. Это касается и многих других пивзаводов, как бы патрио­тично ни звучали названия сортов. И, кстати, ячмен­ный солод, хмель или иногда пивной концентрат - тоже импортные. И спирт - для России делают фактически алкогольные напитки, а не пиво.

Есть еще займы, кредиты... Заинтересованные лица упорно называют их «инвестициями». К экономике это отношения не имеет, разве что со знаком минус. Займы ведь надо отдавать! А инвестиции - это не займы! При инвестиции буржуй рискует своими деньгами! А при займах его деньгами рискуем мы! И его деньги мы обя­заны вернуть с процентами в любом случае, независимо от судьбы инвестиционного проекта!

Во что же выльется эта тенденция? Например, какое население сможет жить на территории России в условиях рынка? Сколько рынок сможет просто прокормить? За­падные оценки разнятся - от 15 до 50 миллионов. Такие цифры иногда шокируют, а тем не менее никакой ереси в них нет. Ведь чтобы закупать продовольствие на нынеш­нее население за счет экспорта нефти, ее производство надо увеличить в 6-7 раз. Возможно ли это? Нет, конечно. Пропускная способность «трубы» 125 млн. тонн, и строи­ли ее всем Союзом. Кто возьмется за такую стройку сей­час? Даже смешно спрашивать, ведь даже Туркмении за­падные эксперты порекомендовали не тянуть свой нефте­провод, а подключаться к российскому.

А почему придется переходить на покупную еду? Да потому что для сельского хозяйства действует аналогичная горькая теорема № 2.

Так что если увеличить сырьевой экспорт нельзя, то откуда взялись в докладе Тэтчер цифры о населе­нии, понятно. Остальным просто на сникерсы не хва­тит. Кстати, цифры (увеличение экспорта нефти в 6-7 раз) верны только в том случае, если выручка от него останется в стране.

Реально рассчитать численность «рыночного», или «экономически эффективного по Тэтчер» населе­ния просто - это численность занятых в горнодобы­вающем и лесохозяйственном комплексах плюс об­слуга соответствующей инфраструктуры. Плюс их се­мьи. Управление этими комплексами вряд ли будет осуществляться с территории России, хотя бы просто из-за дороговизны проживания управленцев.

Вот они, те самые 15-20 миллионов жителей быв­шего СССР, чье проживание на нашей территории экономически оправдано! Вот о чем говорила Тэт­чер! Наш народ и мировой рынок промышленного капитала - несовместимы. Либо одно, либо другое. Призывая наших лидеров в личных беседах открыть­ся мировому рынку, у себя они говорили правду. Практически не скрывалось, что наша экономика по­гибнет. Чем руководствовались наши руководители того времени (не один Горбачев), что им говорили их референты - Бог знает.

Достаточно было хотя бы просматривать в 80-х го­дах популярные журналы, типа «Тайм» или «Ньюсуик», чтобы понять настоящее мнение «мировой обществен­ности» о перспективах нашей страны, когда мы приве­дем нашу экономику к мировым стандартам.

Неспроста в последние годы мы практически изо­лированы от источников информации из-за рубежа, в чем-то даже сильнее, чем в 70-е годы. Нет вещания всемирной сети новостей СММ, нет в продаже ино­странных журналов и газет. Настоящий железный за­навес. Что говорить, если даже пропагандистское ве­щание на нашу страну практически прекратилось. Даже журнал «Америка» закрылся, как выполнив­ший свою задачу. Но, судя по крохам доходящей ин-

формации, за ситуацией у нас следят внимательно и оценки довольно трезвые.

Какова же перспектива нашего рыночного хозяй­ства, «интегрированного в мировую экономическую систему»? Временные рыночные структуры, создан­ные для вывоза стратегических запасов, уже практи­чески отмерли, горнодобывающая (конкурентоспо­собная), тоже не вечна, ей осталось лет с десяток, а вот лес будет расти практически всегда, так что по­считать Просто.

Судьба же нерыночного населения не обязательно трагична. Те, кто смогут, вернутся к натуральному хо­зяйству. И это немалая часть населения. В начале 20 ве­ка нерыночное население России составляло несколько десятков миллионов человек и даже платило налоги зерном и солдатами. Так что вымрут, быстро или по­степенно, только крупные и средние промышленные и политические центры, что с рыночной точки зрения со­вершеннейшие пустяки.

Этого мы хотели?

Причем - обратите внимание - такая судьба ждет нашу страну после подключения к мировому рынку любым способом. И если мы войдем в него сами в ви­де независимого государства, и если мы будем завое­ваны «культурными» и «цивилизованными» нация­ми. В отношении наших перспектив врастания в эту модель экономики оба наших политических крыла -демократы и патриоты - делают одну и ту же ошиб­ку. Они считают, что это врастание возможно, вся разница в отношении - демократы считают, что это желательно, а патриоты - что нежелательно.

Патриоты пугают народ, что мы будем сырьевым придатком, а демократы намекают, что и сырьевым придатком, и, возможно, еще и сборочным цехом.

Но дело-то в том, что это невозможно! Мы не мо­жем стать ни сырьевым придатком, ни сборочным цехом! После исчерпания уже разработанных и обу­строенных месторождений они будут заброшены. Никто не будет осуществлять «северный завоз» на

ту территорию, которая когда-то была Советским Союзом - у нас нет ничего, что могло бы этот завоз окупить.

Итак.

Любое производство на территории России харак­теризуется чрезвычайно высоким уровнем издержек. Эти издержки выше, чем в любой другой промышлен­ной зоне мира. Простейший анализ затрат на произ­ водство по статьям расходов показывает, что по каж­дой статье Россия проигрывает почти любой стране мира, а компенсировать излишние затраты нечем. В первую очередь это происходит из-за слишком сурово­ го климата - производство, да и просто проживание в России требует большого расхода энергоносителей. Энергия стоит денег, поэтому наша продукция при прочих равных условиях получается более дорогой.

Из этого следуют два следствия. Во-первых, наша промышленная продукция, аналогичная иностранной по потребительским характеристикам, оказывается выше по себестоимости и при реализации по мировым ценам приносит нам убыток, а не прибыль.

Во-вторых, наши предприятия оказываются невы­ годным объектом для привлечения капиталовложений из-за рубежа, да и для отечественных инвесторов при­ влекательнее иностранные рынки капитала.

Удивительная ситуация - то, что я изложил - лег­ко понять. Опровергающих доводов я не слышал, да их, видимо, и нет. Практика мои рассуждения под­тверждает. Тем не менее, самоубийственное стремле­ние в мировой рынок не ослабевает.

Ни один нормальный человек не поставит все свое достояние на кон, играя в игру, правила кото­рой ему незнакомы, тем более, если он не участвует в раздаче карт. А в мировой рынок мы кинулись! Ребя­та! Мало ли что на этом рынке продается! «Зъисть-то он зъист, да кто-ж ему дасть!». Может, правду гово­рят, что все русские - сумасшедшие? Да нет. Другие бывшие соцстраны тоже свое получат, вскоре после минования в них надобности.

Так что, если мы хотим выжить - то придется вос­становить экономическую границу страны, а нет -«входим в мировой рынок» еще дальше и «углубляем реформы» еще глубже. Развязка не за горами.

Список литературы

1. Моисеева Н.К., Анискин Ю.П. Современное предприятие: конкурентоспособность, маркетинг, обновление. – М: Внешторгиздат, 19993. – 304 с.

2. Орехов Н.А., Лаврухина Н.В. Оценка конкурентоспособности промышленной продукции. – Калуга: МГТУ, 1997. – 38 с.

3. Стуколов П. М.. Организация, планирование и управление предприятиями электронной промышленности. – М: Высшая школа, 1986.

4. Феоктистова Е. М., Красюк И. Н. Маркетинг: теория и практика. – М: Высшая школа, 1993.

5. Липсиц И.В. Бизнес-план – основа успеха. М: Машиностроение, 1993. – 80 с.

6. Мескон М. Х., Альберт М. Основы менеджмента. – М: Высшая школа, 1988.

7. Тейлор Д. Основы научного менеджмента. – М: Высшая школа, 1991.

8. Мескон М.Х., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента: Пер. с англ. – М.: Дело, 1999. – 800 с.

9. Эванс Дж.М., Берман Б. Маркетинг: Сокр. пер. с англ. – М.: Экономика, 1993. – 335 с.

10. А.П. Паршев “Почему Россия не Америка”, 1999. – 410с.


[1] Слова автора данной курсовой работы

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий