регистрация / вход

Обратимые и необратимые процессы

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КУРГАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА МЕНЕДЖМЕНТА «ОБРАТИМЫЕ И НЕОБРАТИМЫЕ ПРОЦЕССЫ»

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КУРГАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА МЕНЕДЖМЕНТА

«ОБРАТИМЫЕ И НЕОБРАТИМЫЕ ПРОЦЕССЫ»

Курсовая работа

Дисциплина : Теория организации

Студент группы Э-2737 Рудаков М.Ю.

Направление : Менеджмент

Специальность : Менеджмент

Руководитель : кандидат технических наук,

доцент, Угринович В.И.

Дата защиты :

Оценка :

Курган 1999

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

I. ПОНЯТИЕ ОБРАТИМОГО И НЕОБРАТИМОГО ПРОЦЕССА 4
II. ОБРАТИМЫЕ И НЕОБРАТИМЫЕ ПРОЦЕССЫ В ЭКОНОМИКЕ 7
III. НАПРАВЛЕННОСТЬ ЭВОЛЮЦИИ СИСТЕМ 12
IV. ДИНАМИЧЕСКОЕ РАВНОВЕСИЕ СИСТЕМ 16

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

Одной из основных характеристик любой самоорганизующейся системы, ее эволюции, является необратимость, выражающаяся в саморазвитии систем и их определенной направленности. Эти процессы могут быть обратимыми и необратимыми. В целом процесс будет необратим, если он является процессом перехода с одной стадии на другую. Этому условию удовлетворяет самоорганизация – процесс развития мира, функционирующего на принципах «рынка природы».

Вся природа участвует в этом рынке, изобретает новые формы организации, новые способы действия, а механизм рынка по определенным правилам отбирает те формы организации, которые наиболее соответствуют равновесию систем. Одно из важнейших свойств рынка – способность формировать такую петлю обратной связи, которая определяет стремление к равенству рынка. Рынок в экономическом смысле – это частный случай «рынка природы», который является естественным средством сопоставления различных форм организации общества. Он не является изобретением человека, ему присущи все динамические процессы, протекающие в самоорганизующихся системах.

ПОНЯТИЕ ОБРАТИМОГО И НЕОБРАТИМОГО ПРОЦЕССА

Научно целесообразным представляется установить разграничение динамических процессов на эволюционные (иначе неповторимые, или необратимые) и волнообразные (повторимые, или обратимые). Под эволюционными, или необратимыми, процессами мы понимаем те изменения, которые при отсутствии резких посторонних пертурбационных воздействий протекают в определенном и в одном и том же направлении. Как например, можно указать на постоянную тенденцию роста населения, увеличение общего объема производства и др.

Замечу, что, называя некоторые динамические процессы эволюционными, неповторимыми или необратимыми, а другие обратимыми, я совершенно не имею здесь в виду известного противопоставления идиографической и номографической точек зрения. Все построения находятся в плоскости общей теории и не имеют ничего общего с идиографией. Идиографическая точка зрения исключает возможность установления закономерностей. Но когда говорится об эволюционном, или неповторимом, процессе, то не отрицается возможности установления общей закономерности этого процесса. Процесс этот неповторяем лишь в том смысле, что он, имея определенное направление, не может иметь двух или более звеньев, стоящих на одном и том же уровне или находящихся в одном и том же состоянии. Но это не значит, что не может быть найдена формула, выражающая закон перехода его от одного звена к другому. Примером такой формулы могла бы служить известная формула развертывающегося ряда 1, 2, 4, 8, ..., 2 n или какая-либо другая. Это не значит также, что процесс этот, сам по себе неповторимый в данном месте и времени, не может с номографической точки зрения повториться в другом месте или в другое время.

Под волнообразными (повторимыми, или обратимыми) процессами понимаются те процессы изменений, которые в каждый данный момент имеют свое направление и, следовательно, постоянно меняют его, при которых явление, находясь в данный момент в данном состоянии и затем меняя его, рано или поздно может вновь вернуться к исходному состоянию. Примером таких процессов могут служить процессы изменения товарных цен, процента, на капитал, процента безработных и т. д. Действительно, указанные элементы экономической жизни могут изменяться в различных направлениях. Если рассматривать их изменения как непрерывные, то процесс этих изменений можно изобразить в виде кривой, направление которой в различные моменты будет различно. Рассматривая такую кривую, легко видеть, что, отправляясь от точки, стоящей на определенной высоте, через некоторое время она может пройти через точку, стоящую на той же высоте. Правда, это будет не та же точка в строгом смысле слова: вторая точка, стоящая на том же уровне, что и первая, будет, однако, отвечать другому моменту времени и, конечно, другой комбинации общих экономических условий в производстве, распределении, спросе, предложении и т. д. Для того чтобы вторая точка в полном смысле совпала с первой, необходимо было бы, чтобы все процессы изменений экономической действительности были обратимы, чтобы они все могли так же развиваться вперед, как и развертываться назад,— иначе говоря, чтобы к ним была неприложима категория времени. Совершенно очевидно, что такой абсолютной обратимости в экономической жизни нет, что в ней есть по крайней мере некоторые заведомо необратимые процессы. И поскольку все процессы ее взаимно связаны между собой, поскольку надо брать каждый отдельный процесс по связи с другими, и в том числе необратимыми, постольку в каждый новый момент времени том или ином отношении будет новая комбинацию условий, постольку надо признать, что все процессы экономической жизни необратимы. Но в таком случае необходимо было бы на тех же основаниях признать, что необратимы и все процессы изменений природы. Однако предыдущие замечания позволяют отвергнуть лишь мысль об абсолютной и всеобщей обратимости. Действительно, как бы то ни было, нельзя отрицать существенного различия между теми процессами, при которых явления без вмешательства пертурбационных факторов, хотя бы и в другой момент времени и при иных общих условиях, могут оказаться на прежнем уровне, и теми процессами, при которых явления не могут оказаться на том же уровне.

Если первую серию процессов надо брать как таковую, отвлекаясь от второй серии процессов, то первая серия их может быть названа обратимыми процессами. Говоря об отвлечении от второй серии, не утверждается, что в действительности те и другие процессы протекают раздельно и независимо. Признается лишь их принципиальное различие и подчеркивается разделение в порядке научного анализа. Чтобы подчеркнуть эту мысль, было бы правильно поэтому говорить не об абсолютно, а об относительно обратимых процессах в экономической жизни. Итак, в относительном смысле мы можем говорить об обратимых процессах изменений элементов экономической жизни.

Идеи необратимых и обратимых процессов, так же как и идеи статики и динамики, принадлежат, в сущности говоря, естествознанию в узком смысле слова, физике и химии , идеи эти имеют в них очень большое значение.

ОБРАТИМЫЕ И НЕОБРАТИМЫЕ ПРОЦЕССЫ В ЭКОНОМИКЕ

Возникает вопрос: правомерно ли перенесение этих идей в экономику, и переносятся ли здесь только термины или и самые понятия? На первый вопрос при вдумчивом отношении едва ли можно дать иной ответ, кроме положительного. Перенесение той или иной идеи из одной науки в другую не может оспариваться, если оно научно плодотворно. Раз оно плодотворно, значит, оно и правомерно, так как никакого иного критерия для решения этого вопроса нет и быть не может. Факты такого перенесения имеются, и они подтверждают высказанную мысль. И притом особенно многочисленны случаи перенесения идей из области общественной жизни и обществоведения в область естественных наук. Вспомним об идеях и терминах: закон, сила, принцип экономии, ценность и др. Известно что эти заимствования, если не всегда, то в большинстве случаев, были научно плодотворны. Поэтому едва ли кто будет возражать против их правомерности. И если в экономике еще со времен Милля пошли на заимствование идей статики и динамики, то непонятно, почему нельзя было бы расширить и сферу применения идей обратимых и необратимых процессов.

Чтобы правильно ответить на второй вопрос, необходимо помнить, что заимствование терминов из других наук почти всегда сопровождается большей или меньшей модификацией понятий: или их расширением, или уточнением, или радикальным изменением. В данном случае перенесены не только термины, но и понятия, расширяя их, но не лишая обычного общего смысла. Действительно, согласно сказанному выше также нельзя говорить об абсолютно обратимых процессах в природе, как и в экономической жизни. Там и здесь речь идет лишь об относительно обратимых процессах. Далее, там и здесь обратимый процесс в чистом виде, хоть бы и в относительном смысле, фактически дан лишь в большей или в меньшей степени приближения. Там и здесь, наконец, с идеей необратимых и обратимых процессов связано представление о возможности или невозможности повторения раз бывшего состояния тел, элементов или их системы. И все различие в том и другом случае принципиально сводится лишь к тому, что в физике и химии мы имеем дело с состоянием одного и того же субъекта в вещном смысле, чего нет в экономике. Если мы говорим, что качание маятника — процесс обратимый, то речь идет в каждом случае об одном и том же в вещном смысле маятнике, хотя, строго говоря, это и не совсем точно. Такого тождества вещного субстрата, о состоянии которого идет речь, нет в экономике. Если мы говорим, что изменение цен есть процесс относительно обратимый, то мы утверждаем только, что уровень цен, равный в известный момент А, через известный промежуток времени может оказаться тем же или приблизительно тем же. Мы знаем, что во второй момент по этой цене покупаются экономически те же, но вещно иные товары, что эта цена выплачивается персонально иным лицам, и т. д. Однако это отсутствие тождества вещного субстрата, о состоянии которого идет речь, не может служить достаточным аргументом против применимости понятий обратимых и необратимых процессов в экономике. Если здесь нет тождества вещных субстратов, то есть тождество экономических явлений цены, процента и т. д. И так же, как различие физических и химических наук не мешает распространять понятие обратимых и необратимых процессов на обе изучаемые ими категории явлений, различие объекта физико-химических и экономических наук не может служить препятствием для расширения этого понятия до применения его к явлениям социально-экономическим. Иначе говоря, понятие обратимых и необратимых процессов в экономике можно рассматривать как частный случай более общего понятия о них.

Возьмем теперь экономическую действительность товарно-капиталистического общества и ее элементы и посмотрим, каким из указанных процессов изменений какие ее элементы подвержены? Почти все экономические элементы, взятые в отдельности, а следовательно, и в целом, подвержены как качественным, так и количественным изменениям. Но в то время как для одних элементов, например для организации хозяйства, техники производства, потребностей и др., качественные изменения будут иметь столь же большое значение, как и количественные изменения, для других элементов, как цена, учетный процент, рента и т. д., основное значение будут иметь количественные изменения. Значение качественных изменений здесь выступает преимущественно лишь тогда, когда меняется сама природа этих элементов, например когда цена из вольной становится установленной или из рыночной — монопольной.

Выясняя далее отношение экономических элементов и их совокупности к необратимым и обратимым процессам, необходимо иметь в виду следующее. Взятая в целом экономическая действительность представляет из себя как бы целый поток непрерывных и многообразных качественных и количественных изменений. Так как в ней имеются хотя бы некоторые элементы, описывающие кривую необратимого процесса изменении, то и в целом процесс экономического развития представляется процессом необратимым. Можно утверждать, что процесс развития всякого данного народного хозяйства, протекая во времени, никогда не бывает более одного раза на одном и том же уровне, или на одной и той же стадии. Народнохозяйственный процесс в целом представляется необратимым процессом перехода с одной ступени или стадии на другую. Поэтому и проблема изменений народного хозяйства в целом есть прежде всего проблема ступеней его развития. Но раз в целом народнохозяйственный процесс развития есть процесс необратимый, то, значит, непрерывно и необратимо меняются общие народнохозяйственные условия для хода изменений и каждого отдельного элемента народного хозяйства. Поэтому в абсолютном смысле ни один элемент народного хозяйства, рассматриваемый по связи со всей совокупностью хозяйственных условий, не может обнаруживать обратимого процесса.

Однако нетрудно видеть и понять, что характер изменений отдельных элементов, как таковых, или элементарные процессы изменений экономической среды настолько различны, что представляется научно целесообразным разбить элементы во всяком случае на две группы. Если рассматриваемые по связи со всей совокупностью народнохозяйственных условий в абсолютном смысле все элементы проходят необратимый процесс, то рассматриваемые аналитически в отдельности, они не могут быть все отнесены к числу способных лишь к необратимым изменениям. Если отвлечься от мысли о необратимости народнохозяйственного процесса в целом, то легко видеть, что целая группа экономических элементов, прежде всего ценностных, как, например, товарные цены, процент на капитал, заработная плата и др., и натуральных, как процент безработных, количество банкротств и т. д., обнаруживают волнообразные, обратимые процессы изменений.

Изменения других элементов, как количества населения, размеров производства, объема товарооборота, запасов капиталов, уровня потребностей, уровня техники и др., имеют сложное строение, они во всяком случае состоят из, двух компонентов. Первый компонент — это их общий рост и развитие, второй — скорость или темп этого роста и развития. При ближайшем рассмотрении имеющегося фактического материала оказывается, что тенденция общего роста и развития их представляет из себя — по крайней мере в доступный нашему анализу период времени — необратимый процесс, который может оборваться или сделать, зигзаг лишь под влиянием пертурбационных факторов и катаклизмов космического или социального характера. Наоборот, темп этого роста и развития описывает волнообразную кривую и является сам по себе процессом обратимым.

Это различие природы изменений отдельных элементов хозяйственной жизни бесспорно и вместе с тем оно настолько существенно, что только при учете его можно понять характер динамики экономической жизни. Действительно, наличие элементов, подверженных необратимым тенденциям, вполне объясняет, почему народнохозяйственный процесс в целом необратим, неповторим и дает картину непрерывной эволюции. С другой стороны, констатирование элементов и их компонентов, подверженных волнообразным, обратимым изменениям. дает возможность понять колебания, которым подвержено народное хозяйство в целом в процессе его эволюции. Народнохозяйственный процесс эволюции в конкретном виде, конечно, един. Но отказаться от предложенного разграничения элементарных процессов изменения и классификации элементов в связи с их отношением к этим процессам значило бы отказаться от научного анализа конкретной действительности.

НАПРАВЛЕННОСТЬ ЭВОЛЮЦИИ СИСТЕМ

Наиболее существенной характеристикой эволюции любой системы является необратимость, выражающаяся в определенной направленности ее изменений. Такие изменения неизбежно предполагает учет фактора времени в соответствующей теории. Классическая наука, опиравшаяся на представление об изолированных или замкнутых системах, исследовала лишь обратимые процессы и поэтому абстрагировалась от изменений систем с течением времени. Это обстоятельство находит свое выражение в симметричности не только классической, но и квантовой механики по отношению ко времени. Иначе говоря, эти уравнения могут быть с одинаковым успехом применены для описания процессов, происходящих как в настоящий момент времени, так и в прошлый и будущий.

Однако такие представления чрезмерно абстрагированы от реальных процессов, протекающих даже в неживой природе. Поэтому уже в рамках классической термодинамики понятие времени стали связывать с необратимыми процессами. Но последние радикально отличаются от тех процессов, с которыми мы знакомы в реальной жизни. Согласно второму началу термодинамики, в закрытых системах наблюдается постоянное возрастание энтропии, характеризующей меру беспорядка системы. Другими словами, если в неживой природе и происходит эволюция, то она направлена в сторону дезорганизации и разрушения системы и поэтому носит чисто негативный, энтропийный характер. Между тем эволюционная теория Дарвина убедительно доказывает, что развитие живых организмов осуществляется в направлении их лучшей адаптации к окружающей среде, совершенствования их организации, усложнения структуры и функций. Весь социальный опыт также свидетельствует, что человеческое общество несмотря на временные возвраты и зигзаги, в целом характеризуется прогрессивными изменениями, особенно в развитии материально-технического производства, что выражается, например, в смене старых технологических укладов новыми.

В экономической науке представление о статике и динамике процессов в явном виде сформулировал Д.С. Милль. Это представлении было заимствовано из ньютоновской механики и потому опиралось на идею обратимых и равновесных процессов. По-видимому, впервые четкое различие между обратимыми и необратимыми процессами в экономике было проведено Н. Кондратьевым. Необратимость и неповторимость экономических процессов не означают отрицания их подчиненности некоторым общим закономерностям, как считали сторонники влиятельного тогда неокантианского направления в социальной философии. Неповторимость или необратимость означает лишь невозможность изменения направленности процессов в каждый данный момент времени, что характерно для обратимых процессов. Именно к такого рода обратимым экономическим процессам относятся сезонные колебания конъюнктуры, колебания длительностью примерно в 7-11 лет, известные как «промышленно-капиталистические циклы» и, наконец, открытые Н. Кондратьевым и названные его именем большие колебания конъюнктуры, охватывающие 50-60 лет. Сам Кондратьев занимался преимущественно исследованием обратимых процессов, но при этом отдавал себе отчет в том, что они составляют лишь часть сложного и в целом необратимого процесса экономического развития.

Сложность конкретной экономической действительности вынуждает нас упрощать действительность, абстрагироваться от множества ее взаимосвязей и особенностей. С этой точки зрения любая экономическая теория дает лишь относительно верное отображение соответствующего фрагмента экономической действительности. Как справедливо подчеркивает Ю.Ольсевич, «всякая хозяйственная система многомерна, поэтому возможны разные точки зрения на нее». Но это не исключает возможности построения общих, интегральных теорий, в которых отображаются развитие и взаимосвязь исторически существовавших форм экономической жизнедеятельности людей.

Именно к таким теориям относятся выдвигаемые в последние годы теории экономической эволюции, хотя во многих из них внимание почему-то концентрируется только на развитии материальных основ производства, замене одних технологических укладов другими. Не подлежит сомнению, что технологическая эволюция играет решающую роль в развитии общества, но было бы неправильным ставить знак равенства между технологической и экономической эволюцией в целом, как это делает В. Маевский. «Процесс экономической эволюции на макроуровне, - пишет он, - состоит в переходе от одного технологического уклада к другому, который сопровождается ростом масштабов производства, производительности труда, усложнением хозяйственных связей и отношений». Конечно, технический прогресс, приводящий к замене одного технологического уклада другим, способствует развитию всех составных элементов системы общественно-материального производства и поэтому представляет собой важнейшее и необходимое условие экономической эволюции. Но последняя не исчерпывается переходом от одного технологического уклада к другому хотя бы потому, что производство не может существовать ради самого себя. Оно должно всегда ориентироваться на потребление, на удовлетворение растущих запросов людей. Чтобы говорить о возможностях и перспективах экономического развития, как указывал С. Булгаков, необходимо прежде всего установить, является ли человек функцией экономики, хозяйства или же само хозяйство есть функция человека. Аналогичных позиций придерживались многие представители отечественной социологической, экономической и политической мысли, выступавшие с критикой экономического детерминизма.

Возможно, что в качестве базы анализа экономической эволюции должна быть взята именно целостная система организации экономической деятельности общества. Но интегративная общая теория может быть построена лишь на основе исследования эволюции отдельных конкретно-исторических форм организации экономической деятельности.

ДИНАМИЧЕСКОЕ РАВНОВЕСИЕ СИСТЕМ

Сохранение динамического равновесия с помощью механизма отрицательной обратной связи характеризует многие системы самого различного конкретного содержания. В технических системах (автоматы, регуляторы, роботы) управляющие органы, получив информацию об отклонении системы, корректируют ее поведение и возвращает ее в заданное положение. Еще до рождения кибернетики биологи были знакомы с явлением гомеостаза, заключающегося в поддержании устойчивого равновесия между жизненно важными параметрами живого организма. Именно биологи впервые высказали мысль, что на свободном рынке цены в конечном итоге регулируются отрицательной обратной связью». Эту идею развил Ф. Хайек, который указывал, что равновесие на рынке сводится «к взаимоприспособлению индивидуальных планов, и осуществляется по принципу, который бы вслед за естественными науками... стали называть «отрицательной обратной связью».

Думается, принцип отрицательной обратной связи вполне применим и к более сложным экономическим процессам, которые Н. Кондратьев называет обратимыми. Колебания экономической конъюнктуры, включающие периодические изменения таких параметров системы, как цены, процент на капитал, заработная плата и другие, на протяжении ряда лет носят циклический характер. В зависимости от периода колебаний различают краткосрочные, средние и длинные циклы колебаний конъюнктуры. Обосновывая существование длинных волн в экономике, Н. Кондратьев особо подчеркивал, что обратимые процессы и свойственные им волнообразные изменения составляют лишь часть совокупного процесса эволюции экономической системы. Изменение же других параметров, как численность населения, запасы капитала, размеры производства, уровень потребностей, уровень техники и технологий, представляет собой необратимый процесс.

Принцип отрицательной обратной связи, как нетрудно заметить, показывает лишь, как поддерживается спонтанно возникающий порядок в системе, но не позволяет раскрыть механизм возникновения такого порядка, а также перехода от одного типа порядка или стадии развития к другой. Для этого нужно обратиться к принципу положительной обратной связи, согласно которому прогрессивные изменения, возникающие в системе, не подавляются, а напротив, накапливаются и усиливаются. Всякая система подвержена флуктуациям, или случайным отклонениям от равновесия, но, если она находится в неустойчивом состоянии, благодаря взаимодействию с окружающей средой эти колебания усиливаются и в конце концов приводят к ликвидации прежнего порядка и структуры. Но этот деструктивный аспект дополняется затем конструктивным, состоящим в том, что в результате взаимодействия элементы старой системы приходят к согласованному, коллективному поведению, вследствие чего в системе возникают кооперативные процессы и спонтанно формируются новый порядок и новое равновесие.

Возникновение кооперативных процессов, как и формирование и развитие новых структур, непосредственно связано с действием случайных факторов. Мысль о том, что без случайного невозможно появление нового, высказанная в форме догадки еще античными философами Демокритом и Лукрецием Каром, нашла блестящее подтверждение в синергетике. Действительно, началом любого развития служат случайные изменения, которые постепенно приводят к неустойчивости системы. В результате взаимодействия большого числа случайных факторов в открытых неравновесных системах происходит их взаимное согласование и возникают кооперативные процессы, сопровождающиеся коллективным поведением элементов вновь образующейся структуры. По какому пути пойдет дальнейшая эволюция, какая альтернатива будет выбрана системой, во многом также зависит от случайных факторов. Именно с ними в существенной мере связано появление нового в развитии систем, в частности, социально-экономических. Рынок является открытой системой, в которой происходит непрерывное взаимодействие между производителями и продавцами, с одной стороны, и потребителями и покупателям, с другой. Хотя на первый взгляд на рынке господствует случайность, ибо цели и интересы его участников не только не согласуются друг с другом, но часто прямо противоположны, тем не менее в целом возникает спонтанный порядок, основанный на коррекции и согласовании разных целей и интересов. Механизм такого согласования впервые раскрыли сторонники маржинального анализа, или теории предельной полезности. Они исходят из того бесспорного факта, что при покупке и продаже товаров каждый человек непосредственно руководствуется прежде всего их субъективной ценностью или полезностью, а не их абстрактной стоимостью. Каждый участник рынка руководствуется, таким образом, своей индивидуальной шкалой ценностей и упорядочивает продукты по степени важности и полезности. В процессе рыночного обмена происходит согласование и коррекция таких индивидуальных шкал, а это в конечном счете и приводит к возникновению спонтанного порядка, выражающегося в равновесии между спросом и предложением. На этой основе устанавливается та «естественная», по терминологии А. Смита, цена, которую Е. Бем-Баверк определяет как «равнодействующую сталкивающихся на рынке субъективных оценок товара и той вещи, в которой выражается его цена».

В. Маевский справедливо подчеркивает, что существующие модели общего равновесия, как и теории стационарного экономического роста, абстрагируются от свойства сильной неустойчивости, неравномерности, нелинейности поведения системы отраслей, входящих в I подразделение. Во-первых, несмотря на правильность, это утверждение нуждается в экспликации и уточнении, поскольку неустойчивость, неравномерность и нелинейность присущи любым развивающимся системам. Поэтому для спецификации поведения производственных систем I подразделения следовало бы указать их отличительные особенности. Во-вторых, весьма сомнительно, что процесс «автокаталитического характера» при смене технологических укладов может обретать свойство неустойчивости. Автокаталитические процессы способствуют ускорений самоорганизации, а потому не могут приводить к неустойчивости. В-третьих, устойчивость и неустойчивость составляют моменты эволюции, в ходе которой они меняются местами: неустойчивость старой системы приводит к возникновению новой устойчивой системы, последняя со временем становится неустойчивой и т.п.

Из приведенного примера ясно, что попытка непосредственного применения аналогий, заимствованных из физики и химии, наталкивается на серьезные трудности. В. Маевский справедливо критикует А. Богданова за попытку измерять стоимость расходами энергии на производство. Но почему-то он забывает об этом, когда говорит об экономической эволюции как увеличении отрицательной энтропии, автокатализе в смене технологических укладов и экономической генетике, исследующей наследственность и изменчивость в границах вещественного саморазвития экономической системы. Без должной экстликации все эти понятия оказываются не более, чем метафорами. Ведь чем выше находится система на лестнице эволюции, тем сложнее процессы ее самоорганизации. Принципиальный характер здесь имеют различия самоорганизации и соответственно эволюции, наблюдающиеся, с одной стороны, в неживой и живой природе, а с другой - в живой природе и обществе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, все процессы самоорганизации имеют четкую направленность, что является их важной характеристикой. В том числе и рынок в экономическом его понимании. А это значит, что необходимо дальше изучать эти процессы, их обратимость и необратимость. Первые же шаги в этом вопросе сделал Н. Д. Кондратьев. Именно он первым дал определение обратимых и необратимых процессов в экономике.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Богданов А.А. Тектология. М.: Экономика, 1989

2. Булгаков С.Н. Философия хозяйства. М. : 1992

3. Кондратьев Н.Д. Проблемы экономической динамики. М.: Экономика, 1989

4. «К релятивистской экономической теории». Ольсевич Ю. «Вопросы экономики», 1995, № 6

5. «Самоорганизация как основа экономических систем». Рузавин Г. «Вопросы экономики», 1996, №3

6. «Экономическая эволюция и экономическая генетика». Маевский В. «Вопросы Экономики», 1994, №5

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий