регистрация / вход

Стратегические цели экономической политики России в современных условиях

План 1 Введение 2 Глава 1 3 Теоретические основы постановки целей 3 1.1 Понятие, сущность и классификация целей 3 1.2 Требования, предъявляемые к постановке целей и их обоснование 8

План 1

Введение 2

Глава 1 3

Теоретические основы постановки целей 3

1.1 Понятие, сущность и классификация целей 3

1.2 Требования, предъявляемые к постановке целей и их обоснование 8

Глава 2 12

Механизм стратегического целеполагания на государственном уровне 12

2.1 Функциональные зоны постановки целей на государственном уровне 12

2.2 Необходимость формирования стратегии экономического развития на долгосрочную перспективу 15

2.3 Узловые проблемы развития российской экономики и механизм их решения 17

2.3.1 Содержание и механизм развития 17

2.3.2 Второй этап шоковой терапии 19

2.3.3 Альтернативный вариант жилищной реформы 22

Глава 3 25

Стратегия развития России 25

3.1 Социальная консолидация как основа развития государства 26

3.2 Концепция развития 30

3.1. Экономика роста 30

3.2 Возможности роста 31

3.3 Проблемы и ограничения роста 33

Недостаточность внутреннего спроса 33

Внешний долг 33

«Связанность» ресурсов 34

Инвестиционные ограничения 34

Ценовые пропорции 35

Неразвитость финансовой системы 35

3.3. Этапы развития 36

3.5 Формирование эффективной региональной структуры в экономике 37

3.3 Основные элементы экономической политики 39

4.1. Укрепление рыночных основ экономики 39

4.2. Активизация конечного спроса 43

Регулирование доходов 43

Рост инвестиций и создание благоприятного инвестиционного климата 44

Кредитование экономики 45

Кредитование населения 47

4.3. Денежно-кредитная политика 48

4.4. Бюджетно-налоговая политика 51

4.5. Региональная политика 53

4.6. Роль государства 56

Заключение 59

Список используемых источников 61


Введение


Важнейшая функция верховной власти страны — стратегическое целеполагание. Определение стратегии развития Российской Федерации представляется весьма актуальной задачей Государственного совета при Президенте России. Стратегия социально-экономического развития расширяет систему целевых ориентиров, стимулирует перенос акцента на качественные характеристики экономической динамики и тем самым служит основой и важным дополнением текущей и среднесрочной программы макроэкономической политики, которая разрабатывается и реализуется федеральным правительством. Она формулирует критерии оценки промежуточных итогов реализации правительственной программы, позволяет рассматривать деятельность федеральных и региональных структур исходя из стратегических целевых установок развития страны.

В основе стратегии должны лежать высокие, достойные России и одновременно достижимые долгосрочные цели. В качестве такой стратегической цели может быть принято превращение страны в динамично развивающуюся экономическую державу, обеспечивающую на основе интенсивного труда и деловой инициативы, разумной и последовательной экономической политики среднеевропейские стандарты уровня жизни в специфически российских природно-климатических и географических условиях.

Объективные предпосылки достижения этой цели — высокие темпы экономического развития, заметно превосходящие соответствующие показатели как соседних государств, так и мирового сообщества в целом. В связи с этим создание условий для эффективного экономического роста, основанного на инвестициях в структурно-технологическую модернизацию отечественной экономики и обеспечивающего повышение благосостояния граждан России, становится важнейшей целью российского государства.

При этом первостепенную значимость приобретают качественные характеристики экономической динамики. России не нужны просто «высокие темпы роста», как не нужно и «производство ради производства». Темпы роста должны быть результатом достижения конкретных, значимых для населения ориентиров благосостояния, успешного решения действительно актуальных задач структурно-технологической модернизации, дополнительных конкурентных преимуществ России на международной арене.


Глава 1

Теоретические основы постановки целей


Если не знаешь, куда плыть, никакой

ветер не будет попутным

Сенека


1.1 Понятие, сущность и классификация целей


Цели – это конкретное состояние отдельных характеристик внутренней и внешней среды объекта управления, достижение которых является желательным и на достижение которых направлена наша деятельность.

Значимость целей для государства невозможно переоценить. Цели являются исходной точкой планирования экономической деятельности, цели лежат в основе построения взаимоотношений между государством и его гражданами, на целях базируется система стимулирования развития частного сектора в экономике, цели являются точкой отсчета в процессе контроля и оценки результатов работы как правительства, так и других институтов власти, осуществляющих государственную политику.

В данной главе попробуем остановиться на определении и представлении понятий целей в более общем смысле, нежели типично государственных.

Значительную роль в определении и установлении целей, не только в деловой сфере, играют этические и моральные установки, субъективные характеристики человека, принимающего подобное решение, его индивидуальное видение проблемы и, конечно, его способности и профессионализм. Таким образом цели являются не обезличенной констатацией набора конечных характеристик управляемого объекта, а выражением мотивированных желаний личности, принимающих решение. Проблема заключается в том, чтобы при этом чисто эгоистические амбиции не препятствовали, но в большей степени были созвучны, рационально эффективным для управляемой системы динамическим изменениям среды.

При данном подходе уместно говорить о философии целеполагания. Можно определить цель как идеальное, мысленное предвосхищение результата деятельности. Цели – это эталоны, критерии.

Управляемую систему можно рассматривать как средство достижения целей, которая позволяет людям выполнить коллективно то, что они не могли бы выполнить индивидуально. Задача руководителя состоит в том, чтобы сделать достижение целей кровным делом каждого подчиненного. Такой подход гарантирует постоянную энергетическую отдачу, молодость всей системы.

Формулирование целей представляет собой важное средство координации работы, проделанной между специализированными подразделениями. Формулировку цели необходимо тщательно обрабатывать: «Вы не камни дробите. Вы строите храм». Цель останется словами, если люди ей не поверят. Но цель должна увлекать, содержать немного риска, чуть-чуть авантюры. Цель – это очередная высота, которую необходимо взять с боем.

Очевидно, для каждой системы выбирается своя философия, но при этом необходимо помнить, что все ответственные руководители должны прийти к консенсусу в рамках имеющейся в системе структуры власти.

Сущность целей заключается в определении концепции развития управляемой системы и основных направлений деловой активности. Определение целей деятельности как и стратегии развития на ближнюю и дальнюю перспективу лежат в основе разработки экономической и внеэкономической политики организации, которые опираются на оценки собственных потенциальных возможностей, а также реакцию окружающей среды. Разработка этой политики предполагает:

  • Формирование стратегических целей и задач;

  • Анализ сильных и слабых сторон деятельности;

  • Оценку существующих и перспективных направлений деятельности;

  • Анализ внешнего окружения и его влияние на функционирование организации;

  • Определение альтернативных наборов деятельности;

  • Выбор стратегии;

  • Составление ежегодного общего бюджета, а также бюджетов функциональных и хозяйственных центров.

При разработке стратегических планов обычно пользуются определенными показателями или критериями, которые могут носить как качественный, так и количественный характер. Определение цели – это конкретный уровень принятия решений, требующий выработки соответствующих стратегических задач. Стратегия, разработанная для достижения одних целей, не будет применима для достижения других целей.

Следует различать цели общие, или глобальные, разрабатываемые для системы в целом, и цели специфические, разрабатываемые по основным видам и направлениям деятельности подразделений на основе общих целей и ориентиров.

ОБЩИЕ ЦЕЛИ.  Отражают концепцию развития и разрабатываются на длительную перспективу; определяют основные направления программы развития. Здесь происходит ранжирование по принципу приоритетности по следующей схеме:

а) Экономические цели, направленные на оптимизацию всего процесса использования ресурсов управляемой системы;

б) Обеспечение оптимальной рентабельности, то есть полезный эффект возврата вложенных средств в то или иное направление деятельности;

в) Обеспечение устойчивости положения системы как цели глобальной политики по следующим направлениям: расходы на исследование и разработку новых видов деятельности; потенциал конкурентоспособности экономики; инвестиционная политика; кадровая политика; решение социальных вопросов;

г) Социальные или внеэкономические цели, отвечающие потребностям и личным устремлениям каждого участника деятельности данной системы;

д) Цели, отвечающие ожиданиям влиятельных внешних представителей;

е) Разработка новых направлений развития, новых видов деятельности, что предполагает разработку структурной политики, вертикальную интеграцию и реформирование как организации в целом, так и ее отдельных подразделений.

СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ.  Разрабатываются в рамках общих целей по основным видам деятельности для каждого подразделения организации и могут выражаться в количественных и качественных показателях:

а) Определение рентабельности по каждому отдельному подразделению, выступающему центром доходов. В сопоставлении с данными прошлых лет этот показатель выступает важнейшим не только в планировании, но и в контроле, и играет решающую роль как в определении целей, так и в оценке результатов и эффективности деятельности организации. Рентабельность может устанавливаться как на уровне высшего звена, так и на нижнем уровне управления;

б) Другие специфические цели. Носят характер подцелей и обычно устанавливаются не только в абсолютных плановых показателях, но и путем определения направлений развития в функциональных областях.

В дополнение к этим целям можно выделить еще два фактора, влияющих на поведение руководства:

  • Обязанности. Это обязательства, которые должно выполнить руководство. Обязанности не направляют деятельность системы и не являются механизмом контроля.

  • Ограничения. Представляют собой правила принятия решений, которые исключают некоторые варианты действий, то есть некоторым образом ограничивают свободу в выборе и принятии решений.


Цели подобно организации строятся по иерархическому принципу, образуя иерархию целей, "целевой каркас организации". Они разделяются по уровням иерархии организации на цели вышележащего и цели нижележащего уровня. Цели нижележащего уровня выступают в качестве средств достижения целей более высокого уровня.

Целям присущи такие качества, как:

  • соподчиненность;

  • развёртываемость;

  • соотносительная важность.

Иерархия целей представляется обычно в виде "дерева целей". Основным правилом построения "дерева целей" является - полнота редукции (сведение сложного к более простым): каждая цель данного уровня должна быть представлена в виде подцелей следующего уровня таким образом, чтобы совокупность полностью определила исходную цель.


Основные правила построения дерева целей:

  1. На каждом уровне дерева целей совокупность подцелей должна быть достаточной для описания цели.

  2. Расчленение цели на подцели на каждом уровне ведётся только по одному признаку декомпозиции.

  3. Каждая выделяемая подцель должна относится к организационно-обособленному субъекту деятельности - исполнителю, бюро, подразделению, отделу, подсистеме.

Деятельность организации носит многогранный и разнообразный характер и выразить её через какую-либо одну цель невозможно. Поэтому в организации выделяют долгосрочные, среднесрочные и текущие цели и устанавливают компромисс между ними.

Компромисс следует устанавливать не только между текущей деятельностью и развитием предприятия, но и между различными её видами.

Состав задаваемых целей, а так же их количественные характеристики будут определяться сложившейся ситуацией и зависят от специфики отрасли, особенностей среды, миссии.

Методической основой целевого подхода является определение главной цели и её дифференциация по видам и процессам деятельности, а также по элементам структуры системы. На основе такой дифференциации строится система целей предприятия.

Правильно организованный процесс установления целей предполагает прохождение четырёх фаз:

  1. Выявление и анализ тех трендов, которые наблюдаются в окружении;

  2. Установление целей для системы в целом;

  3. Построение иерархии целей;

  4. Установление индивидуальных целей.


Первая фаза. Влияние среды оказывает влияние не только на установление миссии организации. Цели также сильно зависят от состояния среды. Руководство должно стремится предвидеть то, в каком состоянии окажется среда, и устанавливать цели в соответствии с этими предвидениями. Вот почему очень важно выявлять тренды, характерные для процессов развития экономики, социальной и политической сферы, науки и техники.

Вторая фаза. При установлении целей для организации в целом важно определить то, какие из широкого круга возможных характеристик деятельности организации следует взять в качестве целей организации. Далее выбирается определённый инструментарий количественного расчета величины целей. Важное значение имеет система критериев, которыми пользуются при определении целей организации. Решение по целям всегда зависит от тех ресурсов, которыми обладает организация.

Третья фаза. Установление иерархии целей предполагает определение таких целей для всех уровней организации, достижение которых отдельными подразделениями будет приводить к достижению общеорганизационных целей. При этом иерархия должна строится как по долгосрочным целям, так и по краткосрочным.

Четвёртая фаза. Для того, чтобы иерархия целей внутри организации обрела свою логическую завершенность и стала реально действующим инструментом в выполнении целей организации, она должна быть доведена до уровня отдельного работника. В этом случае достигается одно из самых важных условий успешной деятельности организации: каждый работник как бы включается через свои персональные цели в процесс достижения конечной цели организации.

Установленные цели должны иметь статус закона для организации, для всех её подразделений и для всех её членов. Однако из требовательности целей никак не следует неизменность. Возможно подходить к проблеме изменения целей следующим образом: цели корректируются всякий раз, как этого требует обстоятельства. В этом случае процесс изменения целей носит сугубо ситуационный характер.

Возможен другой подход. Многие организации осуществляют систематическое упреждающее изменение целей. При таком подходе в организации устанавливаются долгосрочные цели. На базе этих долгосрочных целей вырабатываются детализированные краткосрочные цели. При достижении этих целей разрабатываются новые долгосрочные цели.


Цели классифицируются следующим образом:

  • По уровням значимости:

    • главная цель

    • основная цель

    • частная цель;

  • По долгосрочности:

    • долгосрочные (стратегические)

    • среднесрочные (оперативные)

    • текущие (оперативные);

  • По уровням управления:

    • общегосударственные

    • отраслевые

    • региональные

    • цели объединений

    • цели предприятия;

  • По этапам деятельности:

    • промежуточные

    • конечные цели.

Кроме того, класс цели может уточняться по вторичным признакам.

Различают следующие виды целей:

  • По охватываемой сфере:

    • Общая

    • Частная

  • По значению:

    • Главная

    • Второстепенная

  • По денежному выражению:

    • Де­нежные

    • Безденежные

  • По количеству критериев оценки цели:

    • Однокритериальные

    • Многокритериальные


  • По предмету цели:

    • На общий результат

    • На производственный результат

  • По месту в иерархии целей:

    • Высшие

    • Промежуточные

    • Низшие

  • По взаимному соотношению целей:

    • Комплиментарные

    • Индифферентные

    • Конку­рирующие цели

Стратегические цели отражают генеральную линию развития управляемой системы. Они призваны, с учетом условий окружения и достигнутого потенциала, матери­ализовать принципы и намерения, которые заложены в философии, политике и стратегическом облике (миссии) организации. По предмету цели они находят отражение в совокупности планируемых продуктово-рыночных комбинаций и показателях, характеризующих желаемое развитие организации и необходимые для этого ресурсы. Стратегическая цель, в конечном счете, ориентирована на решение той или иной проблемы, или задачи, связанной с рынком, или с принципиальным вопросом выживаемости организации.


1.2 Требования, предъявляемые к постановке целей и их обоснование


Стратегическое управление основывается на стратегических целях организации, а именно, не на нынешней, а на будущей структуре всех видов доступной деятельности, не на имеющемся, а на создаваемом потенциале организации, под которым целевым направлением выделяются ресурсы. Стратегическое управление предполагает, что организация определяет свои ключевые позиции на перспективу в зависимости от приоритетности целей. Таким образом, видно, что организация адекватного процесса целеполагания важна не только для успешного функционирования системы, но и ее выживания в долгосрочной перспективе. Поэтому если цели неверно или плохо определены, это может привести к очень серьезным негативным последствиям.

Сформулированные при разработке стратегии и тактики цели, чтобы эффективно исполнять свое предназначение, должны удовлетворять определенным требованиям.

  1. Достижимость

В целях должен быть заключен определенный вызов, они не должны быть слишком легкими для достижения. Но они также не должны быть нереалистичными, выходящими за пределы возможностей исполнителей. Нереальная цель приводит к демотивации, недовольству, потере авторитета власти, что негативно сказывается на всех сферах деятельности.

  1. Гибкость

Процесс целеполагания должен рассматриваться с позиции его непрерывности, то есть всегда должна оставаться возможность для корректировки целей в соответствии с теми изменениями, которые могут произойти в окружении.

  1. Измеримость

Цели должны быть сформулированы таким образом, чтобы их можно было количественно измерить, либо же можно было бы каким-то другим объективным способом оценить, была ли цель достигнута. Если цели неизмеримы, то они порождают разночтения, затрудняют процесс оценки результатов деятельности и вызывают конфликты.

  1. Конкретность

Цели должны обладать необходимыми характеристиками, для того, чтобы можно было однозначно определить, в каком направлении должно осуществляться движение организации. Цель должна четко фиксировать, что необходимо получить в результате деятельности, в какие сроки следует ее достичь и кто должен ее достигать. Чем более конкретна цель, тем легче выработать стратегию ее достижения.


  1. Совместимость

Иерархическая совместимость – не единственное направление установления совместимости целей. Важно, чтобы не противоречили друг другу цели, установленные по разным направлениям деятельности. Так важно помнить, что совместимости требуют цели роста и цели поддержания стабильности.

  1. Комплексность

Состояние объекта управления, к достижению которого стремится организация, должно охватывать все аспекты проблемной ситуации. В противном случае деятельность организации может носить односторонний характер и, скажем, добиваясь высоких темпов экономического роста, можно упустить из виду социальные факторы, что может отрицательно сказаться на производительности труда, а в последствии и на спаде темпов экономического роста.

  1. Приемлемость

Цели должны быть приемлемы для основных субъектов влияния, определяющих деятельность организации, и в первую очередь для тех, кому придется их достигать. Другими словами, необходимо учесть интересы всех участников любой сферы деятельности, прямо или косвенно относящихся непосредственно к нашей деятельности. Сложность заключается в том, что обычно интересы субъектов влияния носят разнонаправленный характер.

  1. Системность

Состояние объекта управления, к достижению которого стремится организация, должно обеспечиваться соответствующими управленческими механизмами на всех этапах управления. Иными словами, при формировании целей организации должны предусматриваться все составные элементы системы управления объектом, необходимые для обеспечения эффективного достижения поставленных целей.


Однако, для осуществления эффективного управления не достаточно лишь сформулировать цели, поставленные перед организацией при управлении объектом. Для того, чтобы система управления была конструктивной, необходимо наличие критериев, позволяющих оценить степень достижения целей, а также обосновать выбор целей из альтернативных вариантов.

Для того, чтобы таким образом измерить цель, необходимо определить сравнительную весомость подцелей, характеризующую их сравнительный вклад в достижение этой цели.


В процессе формирования целей можно использовать такие подходы, как:

  • Аналитическое изучение, которое предполагает построение модели изучаемой системы для получения более четкой картины о входных и выходных переменных. Такой анализ позволяет получить более четкое представление о целях соседних иерархических уровней

  • Каузальный эмпиризм предполагает наблюдение за процессом принятия решений и выявления целей различного иерархического уровня в результате таких наблюдений

  • Изучение литературы


Процесс формирования целей может идти и в обратном направлении – от целей менее высокого иерархического уровня к целям более высокого иерархического уровня (снизу вверх). При таком подходе может быть использован метод составления аналитических обзоров, поскольку он может дать много целей более низких иерархических уровней, которые впоследствии обобщаются до уровня целей более общего характера.

При построении дерева целей считается нецелесообразным переходить к целям более низкого иерархического уровня до тех пор, пока:

  • Не сделано не только словесное, но и количественное описание целей;

  • Цель не развернута во времени;

  • Для всех целей не определены коэффициенты их относительной важности.

В процессе формирования дерева целей:

  • Рассматривались различные альтернативные варианты целей;

  • Исключались маловажные мероприятия (еще одно использование коэффициента относительной важности целей);

  • Исключались мероприятия с относительно низкой эффективностью;

  • Исключались мероприятия из-за нехватки ресурсов для их выполнения.

Но если дерево целей построено, оно оказывается гораздо эффективнее набора мероприятий, построенного традиционными методами. Измерение степени достижения цели необходимо по многим причинам, в частности, только имея возможность оценить степень достижения цели, можно вовремя скорректировать управленческие воздействия.

Оценить степень достижения цели можно лишь с помощью соответствующего критерия.

Критерий, с одной стороны, должен адекватно отражать степень достижения цели (все основные аспекты), а с другой – быть измеримым.

В частности, это может быть количественный показатель, характеризующий экономическую эффективность деятельности; это может быть критерий, позволяющий использовать для получения количественной оценки качественную оценку состояния объекта; это может быть информация, позволяющая проранжировать состояния объекта по предпочтительности.

Многие критерии, которые используются для оценки степени достижения цели, носят объективный характер: существует понятийная шкала и уровень значения критерия однозначно определяется. В случаях, когда доступны лишь субъективные критерии, ЛПР руководствуется своей системой ценностей или экспертов.

Таким образом, чтобы система целей, сформированная организацией, была измеримой, необходимо, чтобы существовал набор критериев, а для каждого критерия – соответствующая ему шкала, которые позволяют определить степень достижения каждой из целей.

Только при наличии такой системы критериев и шкал, а также коэффициентов, позволяющих определить сравнительную важность различных целей, а значит, и соответствующих им критериев, можно эффективно осуществлять процесс управления.

Представление системы критериев в виде дерева критериев позволяет более эффективно отслеживать ход реализации поставленных организацией целей.

Формирование дерева критериев наиболее целесообразно осуществлять параллельно с формированием дерева целей. Одновременный процесс формирования дерева целей и дерева критериев способствует более точному определению целей, стоящих перед организацией.


Глава 2

Механизм стратегического целеполагания на государственном уровне


Я вижу близкую гибель того государства, где

закон не имеет силы и находится под чьей-либо властью. Там же, где закон – владыка над правителями, а они –

рабы его, я усматриваю спасение государства и все

блага, какие только могут даровать государствам боги.

Платон


2.1 Функциональные зоны постановки целей на государственном уровне


В настоящее время общепризнанно, что развитая рыночная экономика не может существовать без постоянного государственного воздействия на нее. Расхождения касаются лишь степени, форм и методов влияния. Экономическое регулирование – лишь часть более общей проблемы экономической роли государства. Экономическая роль государства может быть очень значительной даже без прямого или косвенного вмешательства в процесс общественного воспроизводства. Государство самим фактом своего существования (содержанием армии, полиции, тюрем, чиновничества) уже представляет собой мощный экономический фактор. Само же воздействие государства на экономику, то есть его активность – несомненный экономический фактор развития современной рыночной экономики. Исследуя этот процесс, неизбежно сталкиваемся с бесконечно разнообразными эмпирическими обстоятельствами, модификациями, естественными условиями, историческим влиянием. Обнаруживаются в своем проявлении бесконечные вариации и градации, которые можно понять лишь при помощи конкретного анализа данных обстоятельств.

Современная научная литература определяет цели государственного регулирования трояким образом:

  1. Обеспечение эффективного роста, эффективного производства

  2. Обеспечение экономической стабильности

  3. Обеспечение экономической и социальной справедливости

Рассмотрим более подробно масштабность необходимого государственного воздействия на отдельные, сгруппированные объекты – типичные отрицательные явления, требующие компенсации, ликвидации, коррекции или смягчения со стороны государственной власти:


ГОСУДАРСТВЕННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА:



Производство и обращение

  1. Монополизм, в т. ч. криминальный

  2. Проблемы ВПК

  3. Проблемы малого предпринимательства

  4. Нарушение экономических связей, кооперации

  5. Научно-техническое отставание

  6. Сбои в информационной системе

  7. Кризис недопроизводства или перепроизводства

  8. Рецессия, депрессия

  9. Обезличенность, отсутствие чувства хозяина

  10. Инфляция, расстройство финансов

  11. Повышение эффективности предприятий независимо от форм собственности

  12. Государственный долг (внутренний, внешний)

  13. Пассивный торговый баланс

  14. Сырьевой кризис

  15. Энергетический кризис

  16. Глобальные научные проекты на перспективу

Социальную инфраструктуру:

  1. Проблемы занятости

  2. Преступность, коррупция

  3. Кризис образования

  4. Кризис культуры, спорта

  5. Проблемы выплаты пенсий

  6. Своевременность и размеры различных социальных выплат

  7. Экстремальные условия существования

  8. Снижение жизненного уровня

  9. Продовольственный кризис

  10. Демографический кризис

  11. Проблемы здоровья населения

  12. нарушения социальной справедливости в политике доходов населения



Сферу менеджмента:

  1. Потеря управляемости системы

  2. Ослабление трудовой дисциплины

  3. Политическая нестабильность

  4. Кризис, потеря доверия и авторитета власти

  5. Общественная апатия

  6. Несовершенство систем административного управления (национальных, региональных, местных, городских, сельских и т.д.)

  7. Дезинтеграционные процессы в целом и в отдельных частях системы

  8. Бюрократизм

  9. Неэффективность государственного планирования, прогнозирования, программирования экономики

  10. Отсутствие действенного контроля за исполнением решений, исполнением законов и других подзаконных актов

Прочие сферы:

  1. Нарушение равновесия в разделении властей

  2. Недостаточность правового обеспечения, отставание законотворчества от потребностей реальной жизни

  3. Экологический кризис

  4. Угроза агрессии извне

  5. Разработка мобилизационных программ обороны

  6. Стихийные бедствия



Общей интегральной целью экономической политики государства является обеспечение экономической устойчивости и социальной стабильности в обществе, укрепление существующего строя и режима (внутри страны и за ее пределами).

К целям экономической политики государства предъявляются следующие требования:

  • Государство должно ставить только те цели, реализацию которых не может обеспечить рынок

  • Цели должны быть количественно измеримы для контроля

  • Необходимо добиваться согласованности целей, особенно, когда цели политики объективно по своей природе противоречат друг другу:

    • Определение приоритетной цели

    • Достижение компромисса

    • Гибкое переключение с цели на цель в зависимости от ситуации

Интегральная цель экономической политики государства распадается на более конкретные цели. Для характеристики этих целей используются определенные количественные параметры, причем для этих параметров экспертами рекомендованы предельные значения, выход за которые является нежелательным, угрожающим для экономики.

Эти индикаторы называются порогами экономической безопасности.

  • Стабильный экономический рост:

    • Долгосрочный среднегодовой прирост реального ВВП на душу населения (3-4%)

    • Уровень накоплений и инвестиций в национальной экономике (min предел 23-25% от ВВП)

  • Полная занятость:

    • Естественная безработица на уровне 4-5%, но необходимо смотреть на характер и длительность безработицы

    • Если общий уровень безработицы превышает 15%, то это ситуация реально возможного социального взрыва

  • Стабильный уровень и динамика цен:

    • Среднегодовая инфляция на уровне 3-4%, в развивающихся странах – 15%

  • Экономическая эффективность:

    • Дефицит государственного бюджета 2,5-3% от ВВП

    • Объем государственных заимствований не более 1-1,5% от ВВП

  • Экономическая свобода:

    • Налоговое бремя (25% от ВВП)

    • Теневая экономика

  • Экономическая обеспеченность:

    • Равенство минимальной заработной платы и прожиточного минимума

    • Равенство трансфертов и прожиточного минимума

  • Экономическая и социальная справедливость:

    • Уровень бедности (15-20%)

    • Черта бедности и структура минимального потребительского бюджета

    • Децильный коэффициент (7-10 раз)

    • Коэффициент Джинни (0,350)

  • Эффективный платежный баланс:

    • Сальдо платежного баланса

    • Внешний долг страны (общий внешний долг не более 120% от ВВП; государственный внешний долг не более 80% от ВВП)


2.2 Необходимость формирования стратегии экономического развития на долгосрочную перспективу


Управление развитием составляет необходимую подсистему новой системы регулирования экономики, включающей индикативное планирование социально-экономического развития, процедуры выбора и реализации приоритетов хозяйственной политики, механизмы стимулирования НТП и инновационной активности, другие инструменты государственной политики роста. Без активно функционирующей подсистемы развития меры по подъему инвестиционной активности и оживлению производства будут лишены целенаправленности, что может существенно снизить их эффективность.

В ведущих странах Запада целеполагание приоритетов социально-экономического развития оформляется в политических документах, как правило, имеющих форму докладов глав правительств. Реализация приоритетов осуществляется через целевые программы, государственный бюджет и законодательство.

Формально в действующей у нас системе регулирования есть элементы подсистемы развития. Согласно законодательству правительство обязано регулярно разрабатывать прогнозы и программы, выдерживать соответствующие нормативы финансирования науки и образования при планировании федерального бюджета, планировать инвестиционную политику. В реальности, однако, в рамках прежней системы регулирования экономики эти элементы оставались невостребованными и практически атрофировались.

Так участники Х Всероссийского экономического форума сошлись во мнении, что "в свете исторического опыта страны, в частности последних 15 лет, закономерен вывод: России необходима долгосрочная стратегия".

Стратегия развития должна включать в себя определение приоритетов долгосрочного социально- и технико-экономического развития, сохранение и приумножение научно-производственного потенциала страны, формирование на этой основе промышленной, внешнеторговой и бюджетной политики, обеспечение их реализации за счет использования гарантий, осуществления целевых инвестиционных и научно-технических программ, работы институтов развития, планирования бюджета и развития государственного сектора, регулирования инвестиционной и стимулирования инновационной активности.

Полезным, а в наших условиях необходимым элементом такой стратегии должно быть индикативное планирование. Оно должно органично включать научно-техническую и промышленную политику, включая политику реструктуризации предприятий, создавать подъем конкурентоспособности отечественных предприятий и условия для выращивания национальных лидеров - локомотивов экономического роста.

Необходимо иметь ясный образ задач управления социально-экономическим развитием. В качестве первого приближения образом цели мы можем считать некоторую заданную величину годового ВВП страны на душу населения.

Причем здесь надо сделать несколько оговорок и внести некоторые ограничения. Первым ограничением является численность населения. Демографические процессы довольно инерционны. Определяющие их динамику факторы зависят от предыстории на интервале десятков и даже сотен лет, от экологии, от уровня технологии. Существует и очень большая зависимость от состояния экономики и от ожиданий населения в конкретный исторический момент. Поэтому мы можем с довольно большой степенью точности оценить, для какого числа граждан в обозримой перспективе мы должны создать достойные условия жизни.

Предполагается, что это будет порядка 200 млн. человек. Это не значит, что надо ориентироваться на силовые методы регулирования численности. Должна быть создана такая экономико-правовая и социальная среда, что тенденция к оптимальной численности становится "осознанной необходимостью".

Вторым ограничением при формировании образа цели является номенклатура составляющих ВВП. В зависимости от того, какую структуру ВВП мы хотим обеспечить в будущем, мы получим разные уровни капитальных затрат на осуществление замысла, разный уровень потребления невосполнимых глобальных ресурсов и даже различный уровень интеллектуального потенциала нации. Навскидку представляется, что ВВП должен быть порядка 30 тыс. экю на душу населения в год. Это примерно в пять раз больше, чем сегодня в Москве, и в десять больше, чем в России.

В структуре ВВП должны присутствовать компоненты, наилучшим образом использующие территориальные особенности России и специфический менталитет ее народа. В частности, представляется целесообразным, чтобы компонентами ВВП были результаты глубокой переработки российских природных ресурсов, чтобы рационально использовалась почти генетическая склонность россиян осуществлять крупные уникальные проекты, требующие импульсного сосредоточения максимальных духовных и физических сил, а также их бесспорное искусство и умение организовывать целенаправленную координацию колоссальных объемов людских и материальных ресурсов. В структуре ВВП должна найти свое место уникальная возможность России по предоставлению услуг, требующих значительных размеров экологически безупречных пространств либо позволяющих использовать то обстоятельство, что значительную часть года во многих районах температура ниже нуля.

Не исключено, что на начальном этапе придется теоретически рассмотреть несколько системных замыслов и лишь потом выбрать наиболее подходящий.

Построить необходимую подсистему развития можно, используя следующую последовательность действий:

  1. выбор критериев эффективности;

  2. анализ на соответствие этим критериям экономических моделей развитых стран;

  3. построение собственной эффективной модели развития;

  4. матричный анализ экономических программ наиболее влиятельных политических партий и движений России;

  5. разработка собственной концепции развития, отвечающей выдвинутым требованиям.

Стратегия экономического развития должна стать общедоступным документом, должна быть поддержана и осознана большинством населения.


2.3 Узловые проблемы развития российской экономики и механизм их решения


2.3.1 Содержание и механизм развития

Новое российское руководство, разобравшись с наследством и убедившись в реальности долгосрочной власти, приступило к разработке стратегических программ развития страны. Это логично и правильно. Сожаление вызывает лишь то, что общероссийской дискуссии по этой стратегии нет. От старой власти позаимствованы кулуарно-кабинетные методы работы, в результате чего оказались невостребованными наработки РАН и других научных центров. В лучшем случае экономический курс вырабатывается в высших органах власти, в худшем – на внутренних совещаниях администрации. Хотелось бы надеяться, что этот недостаток будет постепенно преодолеваться.

Задача любой стратегии – разработка концепции развития страны на долгосрочный период. Сейчас в российском обществе сложилось устойчивое мнение, что в XXI в. Россия должна остаться великой державой, потому что только в этом качестве она может сохраниться в нынешних границах. Но эта цель достижима лишь при соблюдении как минимум двух условий.

Во-первых, страна должна решить проблему народонаселения, остановить катастрофическое падение численности населения. В Москве работники высшей школы уже с нею вплотную столкнулись. Например, в 2001 г. выпускников московских средних школ оказалось меньше числа мест, которые столичные вузы предлагают абитуриентам. Через несколько лет такое положение будет и в других регионах. За высшим образованием последуют аналогичные проблемы в ряде отраслей народного хозяйства, армии и других сферах. Поэтому первым шагом должны стать разработка и принятие радикальных мер в области ускоренного роста народонаселения, прежде всего русского. Но даже и при этом потребуются десятки лет, прежде чем мы начнем пользоваться результатами этих усилий.

Второе условие – наличие собственной ниши в мировом научно-техническом развитии. Без лидерства хотя бы в одной приоритетной области науки и техники великих держав не бывает. Для того чтобы покупать у других государств плоды их труда, надо самому иметь товар, который востребован на рынке. К сожалению, пока в этой сфере сделано очень мало.

Как известно, после 1945 г. в СССР таких ведущих участков было два – ядерное оружие и космические исследования, и успехи на этих направлениях почти на 20 лет предопределили положение страны в качестве одного из мировых лидеров.

В числе приоритетных задач следует назвать также реорганизацию экономики таким образом, чтобы, как справедливо пишет академик Львов, вся рента от природных ресурсов в России целиком была сосредоточена в руках государства. Если мы решим эту задачу, то федеральным властям никакие другие налоги уже не будут нужны – они окажутся таким мизером, из-за которого уже не стоит работать. Не уверен, что шаги, предпринятые правительством по увеличению числа представителей государства в Газпроме и на других участках, дадут положительный эффект. Тем не менее развитие в этом направлении надо приветствовать.

Логическим следствием действий по возрождению народного хозяйства должно стать существенное снижение цен на энергоносители внутри страны, позволяющее вывести многие отрасли экономики на уровень рентабельности. Политика низких цен на энергоносители была особенностью Советского Союза. Она имела много недостатков, но и забвение этого принципа чрезвычайно опасно. Расчеты показывают, что введение внутри страны мировых цен на энергоносители делает значительную часть отраслей нерентабельной. И наоборот: при низких ценах на энергоносители Россия станет привлекательной для иностранных инвестиций. Надо отметить, что именно этот вопрос стал ключевым при обсуждении странами Европейского Союза вопроса о принятии России в это сообщество на недавно проведенном саммите членов правительств стран ЕС и российских представителей во главе с президентом В.В. Путиным. Обосновать необходимость различных тарифов на энергоносители на территории России и за рубежом Герману Грефу удалось, сопоставив общий расход энергии в российском производстве и производстве в странах ЕС. Специфика отечественного производства заключается в частности в том, что, по сравнению с зарубежным производством, наше гораздо более энергоемкое, что в конечном итоге не будет решающим мотивом ценообразования, то есть не нарушится принцип честной конкуренции.

Следующим шагом на этом же пути должно стать установление в стране низких тарифов на транспорт. Без этого единой России не будет – невозможно кузбасский уголь доставлять, скажем, в Приморье, которое из-за дороговизны грузоперевозок страдает от нехватки топлива. Тем более нет необходимости во “вздутых” ценах на транспорт. Да и жить невозможно в стране, где нужно потратить годовую зарплату, чтобы северянин смог поехать в отпуск на юг, а москвич навестить родственников в Сибири. Поэтому нет выбора: или низкие цены на транспорт и единая страна, или высокие цены и неминуемый распад государства. Об этом предупреждал еще Витте, усиленно объяснявший царской администрации подобную альтернативу.

Исключительно важной является радикальная реформа в области аграрной сферы. Надо добиться такого положения, чтобы полностью освободиться от импорта тех сельскохозяйственных продуктов, которые россияне могут произвести сами. Здесь также надо искать нестандартные решения. На мой взгляд, это может быть массовое производство экологически чистой продукции, которая будет в 3-5 раз дороже той, что сейчас продается на рынках Европы и Америки. Затрат больших оно не потребует, потому что удобрения у нас используют мало. Нужно лишь довести продукцию до мировых стандартов и выйти на мировой рынок с гарантиями ее экологической чистоты.

В числе актуальных проблем, на которые следует обратить внимание, форсированное развитие малого и среднего бизнеса. В этой области можно обойтись без крупных инвестиций и существенно сократить импорт промышленных товаров массового спроса, сэкономив валютные резервы.

Инструменты реализации названных задач известны – принятие общегосударственных программ, государственное регулирование, рыночный подход и развитие конкуренции и комплекс мер по обеспечению социальной ориентации экономики. Четко скоординированные, эти четыре блока составят ядро механизма решения экономических проблем, который будет соответствовать реалиям ХХI в.


2.3.2 Второй этап шоковой терапии

Одна из узловых проблем страны – реформа жилищно-коммунального хозяйства. Это подтверждается и тем, что существует прямая связь между ситуацией в этой сфере и темпами развития экономики. В частности, расчеты китайских экономистов показывают: 10% прироста жилищного строительства означает 1% прироста ВВП. Форсирование жилищного строительства сыграло огромную роль в подъеме экономики Западной Германии, других стран.

Подход к жилищному строительству определяет водораздел между теориями социализма и постиндустриального общества. Дело в том, что социалистические теории исходят из того, что: а) семья должна быть случайным образованием, поэтому у нее не может быть собственной квартиры; б) дети должны быть отобраны у граждан и воспитываться государством. Другой альтернативы у ортодоксальных социалистов никогда не было и быть не могло. Потому что они исходили из принципа: я не знаю своих детей и занимаюсь делами общества. Другой вариант – я знаю своих детей и никакие запреты меня не остановят перед чисто биологическими факторами, связанными с их воспитанием, – по их представлениям был далек от социалистической идеи. Поэтому общественная собственность и собственные дети оказывались несовместимыми в принципе.

После революции 1917 г. в России было признано от этого постулата временно отойти. Причем решение принималось, как ни странно, не в главных документах. Так, в 30-х годах, когда начались индустриализация и массовое жилищное строительство, постановлением правительства было решено возводить дома с семейными квартирами. Другими словами, архитекторы получили указание взять курс на семью. После этого можно была сказать, что судьба классического социализма в Советском Союзе была предопределена. Стоял лишь вопрос времени, когда этот механизм придет в противоречие с основной задачей построения коммунизма. В последующие годы эта линия была продолжена. В конце войны Сталин принял решение об обязательной регистрации брака и выплате алиментов только на зарегистрированных детей, а в 60-е годы Хрущев стал инициатором строительства пятиэтажек. Однако отголоски борьбы за коммунистический быт сохранились. В Москве, например, был построен Дом нового быта, соответствующий этим идеалам. Он имеет квартиры без кухонь, с общими раздевалками и т.д. Сейчас там размещается общежитие МГУ, ибо для нормальной жизни он не пригоден. Во времена Брежнева приняты решения о массовых садово-дачных участках и строительстве АвтоВАЗа, ориентированного на производство семейных “Жигулей”. Таким образом, вся история СССР шла в направлении усиления обособленности семьи и ее экономической базы.

В 90-е годы, когда в стране начались радикальные преобразования, реформа жилищно-коммунального хозяйства оказалась одной из центральных проблем, хотя и гипертрофированной. Приватизация квартир как исходный пункт для продолжения реформ была изолирована, хотя решить ее можно только в контексте общего переустройства экономики.

Что мы должны получить в ходе жилищной реформы? Прежде всего – приватизированные квартиры. Но еще раньше, по нашему мнению, гражданин должен иметь зарплату, при которой уже о жилье не думают. Она позволит ему нанять квартиру, купить дом и т.д. Это вопрос узловой. Потому что если работник не будет свободен в выборе жилья, то не будет и рынка рабочей силы, не сработают остальные рыночные механизмы. Это видно на примере Москвы. В столице ощущается нехватка рабочей силы, власти вынуждены приглашать строителей из-за границы, а, скажем, во Владимирской области люди, привязанные к своим квартирам, страдают от безработицы. Поэтому центральный вопрос всякой жилищной реформы – создание рынка свободной рабочей силы, рынка жилья, связанного с этой рабочей силой, обеспечение свободы конкуренции и перелива капитала. Если всего этого нет, не будет и рыночной экономики.

Часто можно слышать и такое утверждение: жилищное хозяйство убыточно, поэтому нужна реформа. Или другой тезис: реформа нужна, потому что жилищное хозяйство устарело, оно стало причиной многочисленных катастроф и аварий. Но эти доводы – аргументация, но не суть проблемы. А когда люди в качестве аргумента называют не основные причины, то они и главного решения не найдут. Правда, в 1997 г. Москва пыталась занять иную позицию, но и она сейчас, по всей видимости, смирилась с общим веянием, потому что руководители города тоже начали говорить о богатых и бедных, обо всем кроме главного.

С учетом этих соображений можно проанализировать суть тех предложений, которые сделаны по жилищной реформе.

Первое. Чтобы покрыть расходы на жилищно-коммунальные услуги, предлагается поднять цены на них как минимум вдвое. Причем в первую очередь это должно коснуться богатого населения России. Приводимые цифры показывают, что к категории богатых людей отнесено 20% населения, т.е. каждый пятый россиянин. Их квартирные расходы не превышают 20% получаемого дохода, поэтому они и должны платить полную стоимость. Еще один пункт этой программы касается субсидий бедным. Выходит, что в России бедных не более 10%. Величина субсидий зависит от ряда условий – уровня общего дохода, суммы дохода на одного человека, живущего в квартире, удельного веса квартплаты в доходе жильцов, социальной нормы жилья и т.д. Когда этот механизм начнет работать, всем станет ясно, что такого раздолья для произвола бюрократии никогда не было.

Второе. Помимо субсидий предполагается сохранить льготы. В качестве льготников в первую очередь фигурируют инвалиды и участники Великой Отечественной войны. Но главную часть составляет сама бюрократия – депутаты, администраторы и т.д. Недавно Государственная дума приняла постановление освободить депутатов от всяких коммунальных затрат, которые пойдут за счет бюджета. Аналогичные решения предпринимаются и на более низких уровнях власти. Надо полагать, что после этого народные избранники, освобожденные от низменных порывов, смогут спокойно решить вопросы жилищной реформы.

Третье. Темпы преобразований предусмотрены стахановские – за два года решить все вопросы. Поэтому этот вариант жилищно-коммунальной реформы надо рассматривать как второй этап шоковой терапии. Не трудно спрогнозировать последствия. Главное – реформа направлена на то, чтобы взять реванш за приватизацию жилья, а по существу – провести массовую его национализацию. Это видно уже по тому, что законодатели параллельно с увеличением платы за жилье приняли решение об упрощении процедуры деприватизации квартир. Объясняется это тем, что уже сейчас много людей желает отказаться от собственности на квартиру. Сейчас гражданина готовят к тому, что ему не захочется иметь свою частную квартиру.

Вот пример. Если вы живете в Москве в частной квартире, то в 10 раз больше платите за коммунальные услуги, чем те, кто арендует муниципальную жилплощадь. За вторую квартиру вы платите уже в 3 раза больше, чем простой частник – в 30 раз больше, чем за аренду. При таком порядке очередь на деприватизацию квартир обязательно возникнет. Хотя ограничения на размер личного имущества, в том числе и на вторую квартиру, далеки от самых элементарных рассуждений в области частной собственности.

Понятно, что содержать ее в виде частного жилья можно лишь получив от государства субсидии или льготы. Другими словами, фактически я могу остаться частным собственником. Но на деле целиком завишу от милости бюрократа. Это почти то же, что было прежде – являясь собственником всего того, что есть в стране, гражданин ни к чему не имел доступа.

Вопрос здесь предельно ясен: продолжается линия на упразднение среднего класса, начатая в ходе первой шоковой терапии. Потому что средний класс России – враг любой бюрократической системы. На базе среднего класса только и может быть нормальная демократия. Как известно, в ходе первой шоковой терапии уничтожены все сбережения граждан – единственная основа мелкого бизнеса. На их базе можно было открывать кафе, лавочки, мелкие мастерские и др. Деньги, которые могли поставить на ноги целую отрасль экономики, ликвидированы. В стране осталась только почва для крупного олигархического бизнеса. Сейчас наступает второй этап этой трансформации. Теперь бюрократия добивает тех, кто сумел удержаться на плаву и посмел стать средним классом.

Средний класс называется так только потому, что платит низкую квартплату, пользуется низкими тарифами на транспорт, энергию, другие услуги. Но если эти платежи станут большими, то средним он уже не будет, а станет бедным. Фактически исчезнет последняя социальная группа, которая могла бы дать развитие другой модели демократии, чем ныне внедряемая номенклатурно-бюрократическая. А если не будет социальной опоры, то судьба всех партий, газет, каналов телевидения предрешена. Без социальной опоры в обществе никто из них не выживет.

Вторым следствием проводимой жилищно-коммунальной реформы станет послушный избиратель, который будет голосовать так, как ему советуют те, кто дает жилье, субсидии или льготы. Показателен в этом плане пример Приморья, где на губернаторских выборах люди проголосовали за тех, кого хотели иметь своими руководителями, выбив из обоймы всех, кого хотела власть. А если бы в руках администрации края были субсидии, то все их получатели пришли бы к урнам и проголосовали “как надо”. Нынешняя жилищная реформа резко усиливает все то, что на выборах принято называть административным ресурсом – субсидии, льготы и т.д. И тогда, конечно, номенклатурной бюрократии опасаться будет нечего, а случай в Приморье уже не повторится.


2.3.3 Альтернативный вариант жилищной реформы

Сегодня есть возможность противопоставить бюрократии народно-демократический вариант жилищной реформы. И прежде всего четко определить конечную идею этой трансформации.

Как и во всяком постиндустриальном обществе, речь должна идти о социально ориентированном частно-рыночном жилищном хозяйстве. Формирование такого хозяйства возможно лишь при решении двух блоков задач. Главный из них – установление заработной платы, достаточной для покупки и эксплуатации жилья и жизни в условиях рынка. Дополнительный блок – комплекс социальных мер.

Нынешняя зарплата не позволяет работающему гражданину участвовать в рыночно ориентированном жилищном хозяйстве. Следовательно, ее надо повысить. Ситуация, когда доля расходов на жилье составляет 10% зарплаты, должна быть изменена – ее следует увеличить как минимум вдвое.

Нам говорят: денег на повышение зарплаты нет. Но, с другой стороны, есть почти 130 млрд руб., которые расходуются в виде дотаций на жилье, и около 5 млрд руб. разного рода льгот. Эта ситуация напоминает 1990-1991 гг. В то время Гавриил Попов, доктор экономических наук, профессор,
внес предложение, что в Москве на каждого ребенка надо ввести пособие 70 руб. Некий профессор, умножив 70 руб. на число детей, клеймил его: обман, утопия, денег нет. Но, как заявил сам Гавриил Попов, он знал, что власти города практически имеют требуемую сумму, но тратят ее по-бюрократически, с массой привилегий для детей начальства, с заботой о себе и т.д. И демократический Моссовет решил: все деньги, расходуемые в городе на детей, собрать в единый фонд и поровну разделить между ними. После этого не родители стали кланяться бюрократам, добиваясь места в яслях и садах, а, наоборот, эти учреждения не смогли жить без денег родителей.

Вот и теперь было внесено предложение повторить принятую в 1990 г. Моссоветом схему. Все деньги, которые расходуют государственные органы всех уровней на дотации по жилищному хозяйству, выдать на руки гражданам в виде квартирной надбавки к зарплате. По расчетам, это 100 руб. в месяц. Это будет не сверхзапутанная система с ежегодными обследованиями-проверками, а разовое мероприятие. Именно так поступил Сталин, когда отменил карточки после войны и повысил цену на хлеб. Вместо предложений о разных пособиях и разного рода дотаций он выбрал простое и ясное решение – ввести хлебную надбавку, исключающую появление массы “кормушек” для аппарата при раздаче пособий.

Квартирную надбавку надо включить в зарплату работникам всей бюджетной сферы, а также в пенсии и пособия. А частный сектор вынужден будет подтянуться к новому уровню.

Далее. Сейчас горожанин платит за всю расходуемую воду, отопление, газ, телефон. Поэтому вторым компонентом жилищной реформы должна стать программа экономии в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Платить высокую цену человек должен только за то, что сам потребляет.

Но чтобы экономия была, во-первых, нужно ликвидировать нынешнюю структуру аппарата управления, а муниципальные органы лишить собственности на жилье, передать ее в руки самих граждан, которые организуют собственные кооперативы, ассоциации и товарищества. В Москве есть несколько опытов в этой области, и все они показали высокую эффективность решения.

Во-вторых, надо внедрить систему экономии расходования ресурсов, установить счетчики, а не использовать форточку в качестве единственного регулятора расхода электроэнергии. Если поставить такие измерительные приборы, ввести плату в соответствии с их показаниями, то, по самым элементарным подсчетам, экономия воды и тепла составит 30-40%. Расчеты показывают, что такая экономия на жилищных службах и за счет измерительных приборов сможет дать необходимую сумму, благодаря которой отрасль перестанет быть убыточной.

Третий важный пункт составляют субсидии. Кто в них нуждается? У нас существуют разные категории людей. Старшее поколение, которое работало при советской власти, получало низкую зарплату и сейчас не имеет денег для каких-то дополнительных расходов на эти нужды. Применительно к этой категории должно быть простое решение – полностью освободить от всяких плат за жилье, кроме тех, которые идут по показаниям счетчиков. На них хватит квартирной надбавки. Вторая категория – инвалиды и многодетные. Помощь им надо оказывать через один канал – основное пособие. Третья группа нуждающихся – “новые бедные”, ставшие ими уже после реформ. К этим людям нужны другие подходы. Если он инвалид, то, вероятно, субсидия нужна. А если нет, то и оснований для субсидий не должно быть.

Четвертый блок реформ – реорганизация жилищно-коммунального хозяйства и системы управления. Надо разделить органы управления на те, что ведают частным сектором и кто отвечает за муниципальное жилье. При объединении этих функций какой-то из двух участков страдает. Вспомним, чем кончилось создание кооперативов при государственных заводах. И чем становятся частные корпуса в государственных больницах, частные группы в государственных вузах и т.д.

Эффективной может стать и передача муниципальной собственности в жилищной сфере из рук чиновников в руки жильцов. Ведь никто не доказал, что если что-то не приватизировано, то оно должно быть у бюрократов. Неприватизированное может быть в руках, например, жилищных товариществ.

Передача денег на оплату коммунальных расходов жильцам создает базу для проявления конкуренции в жилищно-коммунальном обслуживании. Если деньги у меня на руках, то я сам решу покупать мне горячую воду из центральной системы или дешевле поставить водонагреватели на кухне и в ванной и использовать их когда нужно. То же с остальными услугами. Если от монополий избавиться нельзя, то цены надо контролировать. Муниципальные органы, которые “отстранят” от управления собственностью, могут стать объективными контролерами.

И, наконец, пятое звено жилищной реформы – реконструкция жилищно-коммунального хозяйства. В Москве на 1 м2 жилья расходуется 300 кВт/час электроэнергии, а в Финляндии при аналогичном климате – только 70 кВт/час. И достигается эта экономия за счет новой техники и технологий. Отсюда вывод: нужны крупные инвестиции в коммунальное хозяйство и общегосударственная программа. Если эти деньги децентрализовать, то они будут “проедены”. Государство должно вести реконструкцию и строить новые системы само, за свои деньги. А уже затем устраивать распродажу квартир на аукционах.

На этом перечень мер, которые надо принять для трансформации ЖКХ, не исчерпывается. Полезно, в частности, перейти к конкурентной системе обслуживания хозяйства, потому что в нынешней системе качества обслуживания добиться нельзя. Сохранив действующий порядок, мы узаконим все недостатки системы – вечно отсутствующего техника-смотрителя, нетрезвого слесаря-сантехника и т.д. Более того, мы окажемся перед перспективой вздувания зарплат в этой сфере, потому что во всех местах, где подобный эксперимент проводился, жилищно-коммунальные службы повысили себе оклады на 15-30%.

Говорят, что уже есть программа реконструкции ЖКХ, определены объемы затрат. Я очень сомневаюсь в правильности таких расчетов. Только после введения новых цен выяснится, согласны ли жильцы с предложенными мерами или предпочтут решения, о которых речь шла выше.


Глава 3

Стратегия развития России


Одинаково опасно и безумному вручать

меч, и бесчестному власть

Пифагор


Невозможно ни быть собственно добродетельным без рассудительности,

ни быть рассудительным без нравственной добродетели

Аристотель


В современной России нет стабильного рынка и традиции демократического государственного регулирования. Это затрудняет развитие страны на принципах самоорганизации. Встречаются факты необоснованного, не обеспеченного ресурсами и потому вредного вмешательства государства в те процессы, которые имеют потенциал саморегулирования.

Государство в рыночной экономике выступает как организатор экономического порядка, ответственный за установление правил игры и являющийся гарантом их стабильности и выполнения, и как выразитель общественных интересов. Переход к современному рынку – это проблема выбора между скоростью перехода и достижимостью ожидаемого эффекта. В сложившихся условиях эволюционное формирование эффективного рыночного хозяйства в России потребует длительного времени, предопределит ее дальнейшее отставание от стран – лидеров экономического развития и будет сопровождаться крупномасштабной потерей производственного и ресурсного потенциала, неприемлемо большими социальными издержками. Именно поэтому эффективную рыночную экономику необходимо сознательно формировать. Она должна стать итогом реализации стратегии, в рамках которой необходимо согласовать и гармонизировать целевые установки в области рыночных преобразований, антикризисного регулирования, структурно-технологической перестройки, повышения уровня жизни населения, эффективного включения в мировую экономику.


3.1 Социальная консолидация как основа развития государства


Глубокий раскол российского общества, пролегающий по социокультурной и экономической осям, остается ключевым фактором, препятствующим укреплению государственности. Основные сегменты общества все дальше расходятся по ценностным ориентациям, уровню благосостояния, стилю жизни, образцам и нормам поведения, и т.п. Это «разбегание» крайне затрудняет формирование демократических институтов государства и гражданского общества, поскольку исчезает сама основа демократии — социальный консенсус по поводу базовых ценностей и принципов жизни.

В социокультурном и в экономическом планах в России сложились два неравных социальных слоя — обеспеченных и бедных. Первый, применительно к которому сохранился или увеличился дореформенный уровень благосостояния, включает 25—30 млн. человек, или пятую часть населения; из них 8—10 млн. (5—7% населения) практически достигли западных стандартов потребления продуктов питания, предметов гардероба, товаров бытового и хозяйственного назначения, услуг. Второй, среднедушевые доходы представителей которого не покрывают прожиточный минимум, по оценкам, охватил почти 60 млн. человек, т.е. около 40% населения. При этом денежные доходы 25—30 млн. человек оказались ниже стоимости минимальной потребительской корзины, что соответствует критерию нищеты. В рамках данного слоя наблюдается распространение застойной бедности как массового общественного явления со свойственными ему нормами и стереотипами поведения.

Социальный раскол не только обусловливает неустойчивость в обществе, но и блокирует действие мотивационных механизмов. Сегодня это является одним из главных ограничений мобилизации огромных потенциальных возможностей, заключенных в имеющемся человеческом капитале. Люди не могут, а в значительной части и не хотят, обеспечивать достойную жизнь на основе трудовых и предпринимательских усилий. По данным социологических опросов, в России к самостоятельной занятости склонна лишь треть населения (в странах Западной Европы — 42—65%).

Важнейшей функцией государства в России всегда было поддержание равновесия и диалога между разными социальными слоями и группами населения. Особую роль в этом играл государственный социальный патернализм, реализация широкого спектра социальных функций, что в специфических российских условиях обеспечивало легитимность и стабильность самих государственных институтов. Масштабы такого патернализма характеризует соотношение государственных и индивидуальных расходов на социальные нужды (здравоохранение, образование, жилищно-коммунальную сферу), которое в СССР было на порядок выше, чем, например, в США.

Опыт последних лет показывает, что и сегодня формирование сильного и эффективного государства возможно только на основе социальной консолидации, расширения общественной поддержки целей и действий власти. Попытки укрепить государство, опираясь лишь на консолидацию деловой и политической элиты, обречены на неудачу — прежде всего вследствие неразвитости правовых критериев и процедур согласования интересов различных субъектов хозяйствования. Социальная консолидация является также необходимым условием укрепления демократических институтов и последовательного развития гражданского общества.

В соответствии с «двухполюсной» структурой российского общества сегодня сложились два принципиально различных подхода к роли в нем государства, прежде всего к социальным функциям последнего.

Первый подход основан на государственном патернализме, массированной поддержке жизненного уровня малоимущих слоев населения за счет ресурсов государства. Уже сейчас очевидна его ограниченность: социальные расходы государства, включая поддержку жилищно-коммунального хозяйства, достигают 10% ВВП, на четверть превышая соответствующий показатель дореформенного периода (1990 г.). Это означает, что попытка решения проблемы бедности только за счет ресурсов государства не имеет реальной перспективы. Она неизбежно потребует массированного наращивания налоговой нагрузки на товаропроизводителей и по сути приведет к новому периоду застоя российского общества, но в гораздо худших социальных и экономических условиях. Такой застой станет не способом выживания общества и государства, а стратегическим тупиком, «тихой смертью под социальным наркозом».

Второй подход — ускоренная реализация модели «субсидиарного государства», основанной на принципе: государство отвечает лишь за обеспечение минимума социальных услуг, остальное граждане должны зарабатывать сами. При этом предполагается перераспределение социальных расходов в пользу самых уязвимых групп населения при одновременном сокращении социальных трансфертов обеспеченным семьям. Такой социальный маневр, по идее, должен был бы снять с государства избыточную социальную нагрузку, обеспечить возможность снижения налогов и соз­дать импульс экономического роста.

В действительности данный вариант эффективен только в условиях устойчивого экономического роста и при наличии сложившегося массового среднего класса. В настоящее же время данная линия приведет лишь к дальнейшему отчуждению значительной части традиционалистски ориентированных социальных групп от государства, что неизбежно выльется в снижение легитимности и ослабление государственной власти.

В целом ни один из этих двух вариантов не может служить основой для укрепления россий­ской государственности и преодоления системного социально-экономического кризиса. Социальная консолидация, рассматриваемая как фактор укрепления государственности, означает решение ряда взаимосвязанных задач. Это:

  • налаживание механизма партнерства между основными социальными группами;

  • формирование на основе такого партнерства нормативных рамок поведения групп и механизмов ответственности за нарушение норм;

  • расширение базы социальной поддержки власти на базе ее реальной ответственности за достижение социально значимых целей (рост уровня жизни, безопасность).

Проблема, однако, состоит в том, что в условиях отсутствия массового среднего класса консолидация расколотого общества может быть обеспечена не иначе, как при опосредующей роли самого государства. Для того, чтобы параллельно запустить взаимообусловленные процессы социальной консолидации и укрепления государства, необходимы следующие условия:

  • выбор такой стратегической цели развития страны, которая обладает консолидирующим потенциалом и способна объединить усилия различных социальных групп;

  • формирование механизма «социального контракта» между государством (властью), бизнесом и обществом — механизма, на котором, в частности, должны базироваться институты легитимности государства и собственности;

  • создание новой системы социального порядка, регулирующей поведение основных социальных субъектов в контексте реализации стратегических целей государства.

Реальная цель развития государства, обладающая мощным консолидирующим потенциалом, триедина: повышение уровня жизни, безопасность и достойная жизнь граждан России. Именно так сформулирована в седьмой статье Конституции России задача государства. Следовательно, критерием его развития должен стать уровень организации, подготовки и использования всех его сил и ресурсов для достижения этих целей.

Механизм «социального контракта», консолидирующего государство, бизнес и общество вокруг главной и корреспондирующих с ней целей, принципиально выглядит следующим образом:

  • по отношению к обществу государство берет на себя осознанную ответственность за повышение уровня жизни, обеспечение социальных гарантий и безопасности, получая взамен легитимность власти и общественную поддержку;

  • по отношению к бизнесу государство обеспечивает гарантии прав собственности, благоприятный предпринимательский климат, поддержку бизнеса во внешнем мире, получая взамен поддержку со стороны национального капитала, строгое соблюдение установленных государством норм и правил;

  • баланс между обществом и капиталом строится по принципу: социально ответственное поведение бизнеса в обмен на общественную поддержку его интересов, целей и действий.

Создание новой системы социального порядка основано на том, что обеспечение благополучия и достойной жизни не может быть делом только власти, тем более одного из ее уровней. Эта стратегическая цель требует согласования интересов и скоординированных действий федерального центра, субъектов Российской Федерации и бизнеса (крупных корпораций). Создание правового механизма такого согласования является основой стратегии развития социального государства.

Формирование практически работающего правового, политического и хозяйственного механизма ответственности власти и основных субъектов экономики за достижение согласованных параметров уровня жизни позволит, с одной стороны, строго разграничить обязательства и сферы ответственности федерального центра, субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, бизнеса и домохозяйств за повышение благосостояния и решение социальных задач, а с другой, — наладить постоянный диалог главных участников экономических процессов в самых разнообразных формах.

Успешность стратегии развития государства по принципу «благосостояние для большинства» будет определяться динамикой формирования массового среднего класса. Он должен охватить минимум 50—55% населения одновременно со снижением доли граждан с доходами ниже прожиточного минимума до 10—15%. Государство просто не сможет длительное время соединять полярные сегменты расколотого общества, если не начнется ускоренное становление его естественной социальной опоры — массового слоя людей со средним достатком. Формирование среднего класса придаст необходимую устойчивость всей социальной конструкции и послужит основой для преодоления наиболее негативных последствий социального раскола.

Становление среднего класса предполагает формирование новой модели потребления с опорой на российский стандарт благосостояния, отвечающий потребительским ориентирам данной социальной группы. Речь идет не о «потребительском минимуме», а о нормативах потребления, которые соответствуют достойному уровню жизни, достижимы для основной массы российских граждан и потому являются стимулами экономической (трудовой и предпринимательской) активности. Такой стандарт благосостояния включает: качественное жилье, «второе жилище», высокую обеспеченность товарами длительного пользования, автомобиль, доступность качественных услуг здравоохранения и образования, и др. Реализация стратегии «благосостояние для большинства» предполагает, что российский стандарт (экономические и социальные условия его реализации именно как массового стандарта) призван лечь в основу долгосрочного экономического развития.

Реформирование социальной сферы, осуществляемое в рамках стратегии «благосостояние для большинства», должно исходить из следующих общих принципов:

  • недопустимости снижения уровня жизни массовых групп населения ни на каком этапе;

  • обеспечения всеобщей доступности социальных благ, прежде всего качественного медицинского обслуживания и образования;

  • усиления адресности социальной поддержки в части социальных пособий и других денежных выплат населению;

  • постепенности перехода на принцип платности социальных услуг и ликвидации системы перекрестного субсидирования — строго в соответствии с увеличением реальных доходов граждан, оплаты труда занятых в бюджетной сфере и социальных выплат.

Согласно расчетам, реализация условий формирования массового среднего класса предполагает, что уровень потребления должен возрасти по сравнению с сегодняшним в 1,7—1,8 раза. Отсюда ряд конкретных задач, которые предстоит решить в течение 2000—2010 гг.:

  • добиться поступательного повышения реальных доходов граждан страны не менее чем на 75%;

  • резко снизить масштабы бедности, уменьшив втрое численность населения с доходами ниже прожиточного минимума;

  • увеличить к 2003 г. средний размер начисленных пенсий до уровня прожиточного минимума;

  • обеспечить поддержку и развитие социальных институтов, определяющих качество «человеческого капитала» (образования, здравоохранения, культуры). Расходы из бюджетов всех уровней на социальную сферу в реальном выражении должны увеличиться по сравнению с 2000 г. не менее, чем на 60%.

Необходимость решения данных социальных задач параллельно с обеспечением достаточного уровня национальной безопасности задает предельно жесткие требования к экономическому росту. Его граница оказывается довольно высокой — не ниже 5—6% в среднем за год. Кроме того, в перспективе среднегодовые темпы роста производства первичных ресурсов не превысят 2—4%, а это означает, что повышение эффективности их использования должно составлять не менее 2—3% в год. В такой ситуации ключевое звено обеспечения экономического роста (а следовательно, и всей стратегии реализации главной цели развития социального государства) в ближайшие десять лет — инвестиционный прорыв. Он имеет несколько критически необходимых компонент: 

  • форсированный рост капиталовложений, объем которых должен хотя бы удвоиться в предстоящее десятилетие, т.е. увеличиваться со средним темпом не ниже 8—9% в год;

  • структурный инвестиционный маневр в пользу секторов, способных обеспечить конкурентоспособность российской экономики в мировом хозяйстве;

  • инвестиционная поддержка ряда ключевых секторов, не обладающих в целом должным инвестиционным потенциалом (в частности, сельского хозяйства и электроэнергетики);

  • инновационное наполнение инвестиций (в противном случае инвестиционный рост будет способствовать воспроизводству устаревших технологий и консервировать экономическую отсталость страны).

При этом, чтобы инвестиции стали действительно значимым фактором конечного спроса и «локомотивом роста», в их материальном обеспечении существенную роль должно играть отечественное машиностроение. Это предполагает, в частности, его ускоренную модернизацию на основе как имеющегося инновационного и технологического потенциала, так и импорта.

Необходимо подчеркнуть, что лишь модель экономического роста, ориентированная на рост благосостояния большинства населения, сможет реально снять социально-экономический кризис, острота которого сегодня маскируется конъюнктурной волной оживления производства. Если же в экономической политике ставка будет сделана на «рост ради роста», обострение социальной обстановки в стране способно похоронить и рост производства, и само государство.


3.2 Концепция развития


3.1. Экономика роста

Достижение стратегических целей развития России в среднесрочной перспективе возможно лишь при условии воссоздания экономики роста. При этом чрезвычайно важны не только количественные, но и качественные характеристики экономической динамики.

Позитивное будущее России может быть основано только на опережающем развитии перерабатывающих отраслей промышленности. Именно их динамика определяет, с одной стороны, уровень инвестиционной активности и технологического обновления производства, а с другой, — динамику и структуру потребления населения. Потребительские стандарты в свою очередь определяют формирование и воспроизводство трудовых мотиваций, а следовательно, и возможный вклад социальных факторов в повышение эффективности производства.

Развитие отечественной обрабатывающей промышленности и строительства способно обеспечить кардинальное повышение качества жизни россиян, создать потенциал позитивного изменения условий проживания на основе масштабного предложения доступного жилья, дальнейшей эффективной автомобилизации и опережающего развития инфраструктуры.

Первичный сектор экономики России, добывающая промышленность и особенно экспорто­ориентированные отрасли, представляют собой важнейший материальный ресурс экономического роста и поддержания уровня и динамики экспортных доходов. Последнее особенно важно в период восстановления технологического потенциала обрабатывающего сектора промышленности, строительства и транспорта. Выполнение первичным сектором экономики задач материального обеспечения экономического роста в России и поддержания в среднесрочной перспективе положительных значений чистого экспорта также требует развития в рамках добывающей промышленности комплексной переработки сырья, увеличения доли конечной продукции в экспорте.

Условия возрождения экономики. Для обеспечения динамичного экономического роста в среднесрочной перспективе необходимо выполнение минимум следующих трех предпосылок.
Это, во-первых, максимально возможное использование уже имеющегося в стране и сохранившего технологические свойства производственного потенциала.
Во-вторых, сохранение в России генерируемых в рамках отечественной экономики финансовых ресурсов и превращение их в главный источник спроса на отечественную продукцию (современный уровень вывоза капитала в 15—20 млрд. долл. ежегодно эквивалентен потере 450—600 млрд. руб. конечного спроса или 6—8% потенциального среднегодового прироста производства; в среднем за год отток финансовых ресурсов за пределы страны фактически и являлся одной из главных причин многолетнего спада).
В-третьих, — создание в экономике условий для нормальной инвестиционной деятельности и осуществления процесса расширенного производства. Именно под углом зрения создания этих условий должны рассматриваться все вопросы экономической политики и формироваться концепция экономического развития России на перспективу.

3.2 Возможности роста

Основной предпосылкой концепции развития является предположение о том, что экономический рост в России в среднесрочной перспективе на уровне 5—7% в год по общим объемам производства и 10—15% — по объемам производства в отдельных отраслях обрабатывающей промышленности не только необходим, но и возможен. Такая возможность в ближайшие годы определяется рядом позитивных факторов, в том числе возникших в результате многолетнего спада производства.

Это, во-первых, наличие незагруженных производственных мощностей. Речь идет о «натуральном» капитале, т.е. о зданиях, сооружениях, станках, механизмах, тепловых и электрических коммуникациях, которые в условиях глубокого экономического кризиса использованы в производстве продукции не в полной мере или выведены в резерв. Часть из них по разным причинам не может быть заново запущена в производство, но значительная часть сохранена и в состоянии интегрироваться в состав функционирующего капитала в случае повышения уровня платежеспособного спроса. Увеличение размеров функционирующего капитала на базе вовлечения этих мощностей является «бесплатным» ресурсом экономического роста, так как на первом этапе не потребуется значительных инвестиций для наращивания производства за счет ввода новых мощностей.

Во-вторых, — ослабление ресурсных ограничений в развитии экономики. В настоящее время она не имеет жестких ограничений по энергии, металлу и другим сырьевым ресурсам, по пропускным способностям транспортной системы. Единственным серьезным ограничением является нехватка квалифицированной рабочей силы, потеря многими предприятиями (особенно отраслей обрабатывающей промышленности) за годы стагнации наиболее квалифицированных рабочих и инженерно-технических кадров. Восстановление кадрового потенциала потребует значительных усилий и длительного времени, но в части материальных ресурсов на первом этапе не будет необходимости в специальных усилиях и средствах для формирования заделов для экономического роста. Ситуация 1999 г., когда при практически неизменных инвестициях отечественные производители существенно увеличили объемы промышленного производства, воспользовавшись снижением конкурентоспособности импортной продукции на внутреннем рынке в результате девальвации рубля, подтверждает возможность использования незадействованных производственных резервов для организации экономического роста.

В-третьих, — относительное снижение издержек во многих отраслях обрабатывающей промышленности на фоне сравнительно более медленного роста цен на продукцию производственно-технического назначения в 1998—1999 гг. Одновременно улучшение конъюнктуры на мировых рынках в отношении традиционных товаров российского экспорта позволило существенно укрепить финансовое положение экспортных отраслей. Это привело к образованию в ряде секторов экономики значительных доходов, которые могут стать финансовой основой экономического роста.

Следовательно, в российской экономике имеются главные предпосылки продолжения экономического подъема: свободные производственные мощности, «мягкие» ресурсные ограничения и ищущие эффективного приложения финансовые ресурсы. Основная задача экономической политики состоит в том, чтобы соединить эти факторы роста. В этом случае удастся реализовать малокапиталоемкий вариант развития большинства отраслей народного хозяйства и промышленности. Расчеты показывают, что в ближайшие два—три года только путем использования уже существующих производственных мощностей производство может быть увеличено минимум на 25—30%. В то же время ориентация на приоритетное обслуживание внешнего спроса практически исключает устойчивый экономический рост. Сохранение основных составляющих воспроизводственного режима последних лет может обеспечить в лучшем случае не более чем трехпроцентный экономический рост, стагнацию в течение десятилетия уровня жизни населения и повлечь за собой дальнейшее снижение роли России в мировой экономике и политике.

Вместе с тем сохранившийся ресурсный потенциал невечен. Любая задержка с разработкой и реализацией адекватной социально-экономической политики с неизбежностью сокращает обусловленные им возможности позитивного экономического развития и достижимые его итоги.


3.3 Проблемы и ограничения роста

Недостаточность внутреннего спроса

В настоящее время в экономике России сложилась ситуация, характеризующаяся наличием избыточных доходов, которые не могут быть эффективно использованы, в одной части экономики и острой потребностью в финансовых ресурсах для развития производства — в другой.

Основная часть потенциального дополнительного спроса в настоящее время формируется за счет девальвационных доходов экспортоориентированного сектора. Реально же данный сектор ни в отношении оплаты труда своих работников, ни в смысле наращивания инвестиций не готов предъявить спрос, тем более на внутреннем рынке, в масштабах, соответствующих росту его доходов. В результате дополнительные доходы экспортоориентированного сектора, возникшие в результате девальвации рубля (а также улучшения ценовой конъюнктуры мировых рынков), фактически превращаются в ресурс для вывоза капитала.

В то же время значительная часть предприятий реального сектора экономики имеет чрезмерно низкую рентабельность и плохо обеспечена собственными оборотными средствами. В условиях, когда банковская система не в состоянии выполнять функции по межотраслевому переливу капитала (что приводит к ценовой недоступности банковских кредитов и отсутствию реальных возможностей долгосрочного заимствования), дефицит собственных средств в реальном секторе экономики обусловливает низкий уровень спроса. Поэтому стратегические перспективы развития экономики во многом будут определяться тем, удастся ли направить дополнительные доходы экономических агентов на внутренний рынок, и прежде всего на инвестиции.

Внешний долг

В случае выполнения в полном объеме обязательств по выплате внешнего долга (объем этих выплат должен составлять в среднем около 16 млрд. долл. в год на протяжении первого десятилетия ХХI в.) результатом явится стагнация производства и дальнейшее снижение уровня жизни населения. Наиболее естественным выходом из этой ситуации как для России, так и для ее кредиторов, является реструктуризация внешней задолженности в результате переговорного процесса. Другой вариант решения проблемы — формальное объявление дефолта по внешним долгам — имеет непредсказуемые последствия.

В основу переговорного процесса целесообразно заложить следующие позиции.
Во-первых, российская экономика в отличие от российского государства является платежеспособной уже в настоящее время (налицо положительное сальдо торгового баланса в объеме 50—60 млрд. долл. в год, постоянное улучшение инвестиционной позиции кредитных организаций, сокращение долговых обязательств российских корпораций).
Во-вторых, восстановление в России экономического роста (на основе использования ресурсов, высвобождаемых в результате резкого сокращения утечки капитала, сохранения конкурентных преимуществ экономики, возникших в результате масштабной девальвации, и широкого развития внешнеэкономических связей посредством устранения дискриминационных и иных преград отечественному экспорту) сможет превратить и российское государство в платежеспособный субъект международных отношений.
В-третьих, кредиторы заинтересованы не в конфликте с российским государством, а в возврате долгов и сохранении нашей страны как значимого рынка сбыта и инвестиций. Следовательно, главные усилия Правительства и Центрального банка РФ должны быть сосредоточены на ограничении как нелегального вывоза капитала, так и импорта — с помощью политики обменного курса и таможенной политики. Это будет способствовать сохранению положительного сальдо торгового баланса, с одной стороны, и снижению давления импорта на внутренний рынок и расширению экономического пространства для импортозамещения, — с другой.

Вполне приемлемой как для России, так и для кредиторов, была бы такая реструктуризация задолженности, которая позволила бы выплачивать половину обязательств, связанных с долгом СССР; в этом случае ежегодные платежи России составляли бы в ближайшие три года около 8 млрд. долл. Реструктуризация задолженности частному сектору и списание части госдолгов, предоставление которых определялось политическими, а не коммерческими мотивами, безусловно облегчило бы России выход из кризиса.

«Связанность» ресурсов

Нельзя недооценивать проблемы, возникшие в результате действия механизмов поддержания относительной сбалансированности воспроизводственных процессов, сложившихся в годы кризиса. «Балансовый» избыток энергетических ресурсов и конструкционных материалов (превышение объемов их производства по отношению к уровню внутреннего потребления) в существенной мере «связан» и без труда утилизируется.

Во-первых, экспортные поставки являются «связанными» в силу необходимости поддержания относительной внешнеторговой сбалансированности (объективная экономическая нагрузка на экспорт, обусловленная обслуживанием внешнего долга и потребностью в импорте).

Во-вторых, сложившийся режим воспроизводства мощностей в самих отраслях-экспортерах определяет нагрузку на экспорт как источник финансирования инвестиций в поддержание добычи природных ресурсов или в обеспечение качественных характеристик продукции, необходимых для эффективной конкурентной борьбы на внешних рынках.
В-третьих, следует иметь в виду явление, которое можно назвать «анклавизацией» отечественной экономики. Несмотря на наличие потенциального спроса на внутреннем рынке, некоторые предприятия прекращают производить отвечающую этому спросу продукцию и при возможности переключаются на поставки продукции за рубеж.

Эффективная мобилизация балансово избыточных материальных ресурсов, превращение их в резерв экономического роста предполагает проведение соответствующей целенаправленной экономической политики.

Инвестиционные ограничения

В условиях многолетнего кризиса отрасли инвестиционного комплекса не только оказались лишенными полноценного спроса, но и в существенной мере потеряли стратегические ориентиры своего развития. В результате длительного периода функционирования в режиме выживания произошла деградация их производственного потенциала как в количественном, так и в качественном отношениях. В самом тяжелом положении оказались подотрасли, составляющие технологическое ядро машиностроения, а также ориентированные на обеспечение воспроизводства фондов в большинстве отраслей обрабатывающей промышленности и в сельском хозяйстве.

В настоящее время производственные возможности инвестиционного комплекса не в состоянии обеспечить ввод прогрессивных фондов в подавляющем числе секторов отечественной экономики и не позволяют решить задачу ее структурно-технологической модернизации. В то же время возможности некапиталоемкого роста довольно ограничены, и уже через два—три года все свободные ресурсы могут быть задействованы. Следовательно, без значительного наращивания инвестиций и ввода новых фондов дальнейший рост будет невозможен.

Это определяет императив осуществления задельных инвестиций в самом инвестиционном комплексе. Единственным экономическим субъектом, который может быть инициатором подобного инвестирования, является государство, осознающее свою роль в предопределении исторических перспектив страны и реализующее политику реформ как долгосрочную программу социально-экономических преобразований.

Ценовые пропорции

Экономический рост последних двух лет в решающей степени был обусловлен благоприятными ценовыми пропорциями. Для сырьевых (экспортных) отраслей главным источником роста и финансовых накоплений явилась разница между внутренними и внешними ценами, обусловленная девальвационным эффектом. Для отраслей обрабатывающей промышленности важнейшим фактором, предопределившим положительную экономическую динамику, явился относительно медленный рост транспортных тарифов, а также цен на электроэнергию, топливо и услуги торгово- посреднического сектора.

Однако с начала 2000 г. наметилась обратная тенденция. В частности, рост цен на топливо и энергию стал существенно обгонять динамику цен на конечную продукцию промышленности. Дальнейшее развитие этой тенденции способно резко снизить возможности экономического роста. В этой связи необходимо инструментами госрегулирования ограничить рост цен на продукцию естественных монополистов. Следует исходить из того, что действительная задача отраслей- естественных монополистов состоит в создании общеэкономических условий для динамичного развития всего народного хозяйства России, а их прибыль является результатом успешной работы в этом направлении.

Неразвитость финансовой системы

Фактически в настоящее время мы опять оказались на этапе, когда необходимо заново строить финансовую систему, адекватную рыночной экономике. Общие основы такой системы очевидны: главенство права; строгая финансовая ответственность; экономическая эффективность принятия решений, основанная на анализе и детальных расчетах; безусловное исполнение финансовых обязательств, принятых в соответствии с законами. Создание такой основы предполагает постоянную и кропотливую работу государства в сферах как собственно права, так и его применения посредством судебного и административного принуждения к исполнению закона.

С точки зрения оздоровления финансовой системы требуются законодательные акты, которые обеспечат:

  • ужесточение обязательности исполнения хозяйственных договоров путем введения материальной и уголовной ответственности собственников и высших менеджеров, включая наложение взысканий на личное имущество;

  • гарантированную и своевременную оплату труда наемных работников в негосударственном секторе экономики на уровне не ниже прожиточного минимума;

  • эффективное управление акционерной собственностью на базе расширения прав собственников, владеющих менее 10% голосующих акций, упрощения процедуры применения санкций к управляющим акционерного общества, нарушающим законные права акционеров;

  • действенное управление госдолгом посредством принятия поправки к бюджетному законодательству, обязывающей сокращать отношение государственного долга к ВВП;

  • повышение доверия к банковской системе на основе гарантии достаточно высокого уровня сохранности вкладов населения и средств на счетах предприятий в коммерческих банках;

  • постепенный переход к бездотационности работы жилищно-коммунального хозяйства;

  • поэтапный выход на финансовый профицит Пенсионного фонда России при безусловном обеспечении прожиточного минимума для всех категорий пенсионеров.

3.3. Этапы развития

Анализ ресурсных и производственных возможностей нашей экономики свидетельствует о том, что эффективная траектория экономического роста в среднесрочной перспективе естественным образом распадается на следующие три периода.

  1. Период высоких темпов роста и наращивания инвестиций, опирающийся на вовлечение в экономический оборот неиспользуемого потенциала и связанных с этим возможностей значительного повышения эффективности использования ресурсов. Учитывая, с одной стороны, имеющиеся резервы, а с другой, — рост производства, уже произошедший в 1999—2000 гг., этот период не превысит трех лет. В его рамках достижимы темпы экономического роста на уровне 8—10% в год.

2. Период существенного снижения темпов экономической динамики, обусловленного исчерпанием имеющихся резервов и запаздыванием ввода новых мощностей, связанных с инвестициями последних лет. Длительность этого периода, а также степень снижения темпов роста напрямую сопряжены с тем, в какой мере нам удастся нарастить инвестиции в рамках первого периода. Расчеты показывают, что его длительность — два—три года. Темпы экономического роста при этом могут снизиться до 2—4% в год. Однако улучшится качество экономического роста, поскольку он будет обеспечиваться на базе развития наиболее высокотехнологичных производств. Избежать существенного снижения экономической динамики удастся лишь в том случае, если в ближайшие три года удастся обеспечить сверхвысокие темпы капитальных вложений (более 25% в год).

3. С 2005 г. возможен выход на стационарную траекторию развития с сохранением в течение десятилетия темпов экономического роста на уровне не ниже 5% в год. При этом задача состоит в том, чтобы обеспечить устойчивость российской экономической системы к колебаниям конъюнктуры мировых рынков, создать условия расширенного воспроизводства на основе преимущественно внутренних накоплений и инвестиционных возможностей.


3.5 Формирование эффективной региональной структуры в экономике

Россия слишком большая страна, чтобы позволить себе игнорировать специфику действия пространственных факторов экономического роста. Их учет тем более важен, что усиление межрайонной дифференциации экономических и социальных параметров функционирования общественной системы в пространственном аспекте стало если не наиболее важным, то, во всяком случае, одним из наиболее заметных и социально раздражающих результатов предшествовавшего этапа реформ.

При этом сама по себе дифференциация — совершенно нормальное явление, основанное на естественных различиях условий применения капитала и проживания населения. Эти различия (особенности климата, рельефа, местоположение по отношению к сложившимся рынкам и источникам снабжения, размещение природных ресурсов, степень заселенности, исторические и этнические особенности того или иного региона, и т.п.) не являются вечными, но требуют для своего изменения длительного времени и концентрации огромных ресурсов.

В рамках централизованной командной экономики для уменьшения межрегиональных различий осуществлялось крупномасштабное перераспределение национального дохода. Несмотря на это, к началу либеральных реформ на долю 10 наиболее развитых субъектов Федерации приходились 40,1% общего объема валового продукта. А денежные доходы на душу населения в 10 наиболее «богатых» регионах превышали уровень замыкающей десятки субъектов Федерации в 2,86 раза. Сейчас доля валового производства первой десятки регионов увеличилась до 48%, а превышение уровня доходов проживающего в ней населения по сравнению с проживающими в замыкающей десятке — до 3,3 раз (при том, что соотношение самых богатых и самых бедных регионов с учетом стоимости жизни составило почти 600%). Иначе говоря, усиление дифференциации не было катастрофичным, отражая в межрегиональном аспекте общую тенденцию стратификации общества при переходе к рынку. Однако при этом обозначилось несколько опасных тенденций.

Во-первых, чрезмерная концентрация экономического потенциала и доходов в небольшом количестве регионов в столь обширной стране, как Россия, грозит в перспективе превратить большую ее часть в «экономическую пустыню». За этим неизбежно последуют отток экономически активного населения из «зоны пустынь» и рост бюджетных расходов на поддержание территорий экономического бедствия.

Во-вторых, такая концентрация изменяет сам характер межрегиональных экономических взаи­модействий. Регионы, находящиеся в зоне экономического бедствия, постепенно выпадают из системы межрегионального обмена, становясь чистыми потребителями ресурсов и конечных продуктов. Это приводит к появлению разрывов в рыночном пространстве и к прогрессирующей дезинтеграции.

В-третьих, определенная несогласованность политики в рамках субъектов Федерации усиливает межрегиональную дифференциацию. Результативность этой политики различна. В одних регионах политика администраций по снижению инвестиционных рисков и построению более или менее либеральной, управляемой и устойчивой экономической среды успешнее, чем в других. Различие результатов при изначально различных экономических и ресурсных параметрах определило перераспределение доходов и экономического потенциала в пользу регионов, имеющих лучшие условия для более эффективной экономической политики. Подавление ее потенциала на уровне субъектов Федерации неразумно и означало бы возврат к командной экономике, причем он не ограничился бы пространственным аспектом, а неизбежно распространился на все сферы экономической жизни. Но и консервация подобного перераспределения противоречит задачам восстановления межрегиональной экономической интеграции, конвергенции в пространственном аспекте, рационального освоения и развития территорий страны, поддержания социальных стандартов.

Сама по себе политика бюджетного маневрирования недостаточно эффективна для противостояния перераспределению, о котором идет речь. Необходимо дополнить ее активными действиями федерального центра по реализации приоритетов экономического роста и структурной политики в региональном аспекте. Государство должно сосредоточиться на важнейших пространственных приоритетах, среди которых — Север, Дальний Восток и некоторые другие стратегически важные регионы.

Неконкурентоспособность производственно-экономических систем в ряде регионов, особенно на Севере, Дальнем Востоке и в некоторых ареалах Сибири, сейчас используется в качестве аргумента за ограничение их развития задачами выборочного освоения природных ресурсов. Однако с государственной точки зрения коммерческие аргументы не могут быть признаны достаточным критерием политики в отношении этих регионов. Единственным веским доводом с точки зрения общенациональной стратегии является необходимость поддержания эффективной комплексности социального и экономического прогресса в регионах для сохранения единства экономического пространства, социального гарантирования и свободы выбора мест проживания, обеспечения геополитических и военно-стратегических позиций России.

Только регулируемый рынок является эффективным механизмом такого распределения мобильных ресурсов между разными частями страны, при котором достигается максимум макроэкономических результатов при сохранении необходимого баланса (недопущении чрезмерных различий) между всеми регионами и социально-территориальными общностями. Следовательно, основной задачей государственной региональной политики является, с одной стороны, снятие искусственных ограничений на мобильность ресурсов, а с другой, — создание специального механизма, позволяющего сдерживать рост межрайонных различий.

Отсутствие госрегулирования приводит и будет приводить к искажению региональной структуры национальной экономики.

Во-первых, известно, что рынок в условиях глобализации дает максимум макроэкономического результата только для национальной экономики в целом, а отнюдь не для каждого регионального хозяйства. Более того, некоторые региональные экономики (особенно периферийные или расположенные в зонах с суровым климатом) могут терять от участия в «открытом конкурсе» очень много. Это не создавало бы особых проблем, если бы излишки рабочей силы из таких регионов были способны свободно перемещаться в западные и южные районы. Однако рынки труда либерализируются гораздо медленнее рынков капитала.

Во-вторых, возникший в последние десятилетия мощный контур кругооборота финансового капитала, фактически обособившегося от реального сектора, при отсутствии соответствующих ограничений и контролируемых приоритетов, обеспечиваемых госрегулированием, вполне в состоянии заблокировать любые усилия по оптимизации региональной структуры экономики, имея в виду соображения общественной пользы и государственной значимости.

В-третьих, огромное расстояние между западными и восточными районами России и дороговизна наземной транспортировки сырьевых грузов усиливают опасность «врастания» отдельных частей нашей страны в разные сегменты мирового рынка, что чревато еще большим ослаблением внутренних связей. Такое «врастание» даже неизбежно, если экономика страны и дальше будет развиваться по «сырьевому сценарию».

Все это диктует необходимость проведения специальной политики формирования эффективной региональной структуры экономики. Основным признаком такой структуры мы считаем сочетание определенной экономической самодостаточности (кадровой, финансовой, управленческой) на уровне крупных регионов России с налаживанием их интенсивного взаимодействия.


3.3 Основные элементы экономической политики


4.1. Укрепление рыночных основ экономики

Институциональные реформы конца 80-х — начала 90-х годов дали сугубо отрицательные или гораздо менее значимые, чем ожидалось, положительные результаты вследствие их непоследовательности. Рыночная экономика в России находится на начальном этапе строительства. Отсутствуют ряд важнейших рынков, рыночных институтов и инструментов, необходимое их правовое и информационное обеспечение. В режиме «естественного» функционирования рынки не способны обеспечить эффективное расширенное воспроизводство сопряженных с ними секторов российской экономики.

Госрегулирование было ориентировано преимущественно на создание и реконструкцию сферы обращения и финансов и не выработало еще механизмов координации отраслевых и региональных стратегий, не говоря уж об отсутствии конструктивных стратегий общеэкономического уровня. Между тем отсутствие консолидирующих стратегических целей и ценностей дезориентирует экономических субъектов, предопределяет разнонаправленность их стратегий и деятельности.

Слабое развитие сферы обращения привело к тому, что более или менее активно развивались малые и средние предприятия, но отсутствовали институты, обеспечивающие реализацию преимуществ крупных предприятий (лишь в последние год—два обозначились реальные процессы вертикальной интеграции в обрабатывающей промышленности). Разрушены сложные кооперационные сети, а сохранившиеся поддерживаются с повышенной нагрузкой или издержками.

Социальная политика осуществлялась и сегодня осуществляется самым нерациональным способом. Компенсация последствий всегда обходится дороже, чем профилактика. Практически отсутствуют институты, которые бы обеспечивали экономию затрат путем их перераспределения на профилактические меры.

Модернизация экономики требует нового этапа институциональных преобразований, нового подхода к их разработке и реализации. Необходимо сместить акценты в подходе к управлению экономическими процессами. В российских условиях недостаточно ограничиваться классическими регулирующими воздействиями на рынки, прежде всего следует обратить внимание на качество их функционирования.

Влияние на качество функционирования рынков распадается на две основные составляющие:

    • насыщение экономики необходимыми рыночными институтами и инструментами;

    • правовое и информационное обеспечение рынков. В первую очередь речь идет об ускоренном формировании рынков, необходимых для экономического роста. В России, например, практически не работают рынки коммерческих кредитов и коммерческих долговых обязательств, да и межбанковский кредитный рынок излишне сегментирован и слаб для того, чтобы обеспечивать должное перераспределение финансовых ресурсов. Опыт показывает, что без господдержки не приходится рассчитывать на начало эффективного функционирования указанных рынков в ближайшей перспективе. Государство в состоянии способствовать развитию ряда институтов (коммерческой оценки долгов, финансовой экспертизы экономических проектов и др.) и инструментов, существование которых существенно облегчило бы развитие соответствующих рынков.

В целом пока преждевременно говорить о курсе на дерегулирование в экономике, что стало модным в последние годы. Сначала надо добиться эффективного функционирования рынка и хотя бы относительной его управляемости. Действительно полезна в этой связи дебюрократизация государственного управления.

Целью институциональных реформ на предстоящем этапе призвано стать создание условий для максимально возможной интеграции и кооперации в экономике и в социальной сфере. Только на ` этой основе можно добиться усиления согласованности и координации стратегий различных экономических субъектов. Для этого необходимо решить ряд разнообразных задач, к числу которых относятся следующие.

    • Снижение инвестиционных, финансовых и хозяйственных рисков, повышение надежности кооперационных связей. Сегодня низкое качество последних приводит к завышению затрат предприятий реального сектора на производство и сбыт продукции, к ощутимым потерям от несвое­временности и неточности исполнения контрактных обязательств. В результате растут цены, снижается рентабельность. Высокие издержки в сфере обращения препятствуют расширению кооперации и развитию обрабатывающей и (тем более наукоемкой) промышленности. На первый план выходит проблема выстраивания между предприятиями устойчивых технологических цепочек.

    • Поощрение процессов концентрации капитала на финансовых, страховых и инвестиционных рынках. Нужны создание и концентрация крупных стратегических посреднических структур для формирования и быстрого освоения современных банковских, страховых, коммерческих и информационных технологий, значительно снижающих производственные издержки и издержки обращения предприятий реального сектора экономики, задающих стандарты их качественного обслуживания и низкие цены на эти услуги. Параллельно важно проводить политику информационной открытости (не затрагивающей банковской и коммерческой тайны их клиентов), поощрения надежных банков и формирования применительно к ним системы рейтингов и «белых списков». Укрупнение банков и выделение круга особо надежных из них позволят перейти к формированию системы учета и переучета векселей Центральным банком России, что, несомненно, благотворно скажется и на системе регулирования денежного обращения, и на развитии реального сектора, и на российском инвестиционном климате в целом.

    • Формирование и поддержание в экономике системы доверия. Условия этого — судебная реформа, развитие гражданского законодательства (хотя в данном направлении уже сделано немало), задействование дифференцированной и сбалансированной системы санкций по отношению к нарушителям договорной дисциплины, торжество принципа неотвратимости наказания не только в уголовной сфере, но и в сфере хозяйственного поведения. Государство обязано укреплять систему партнерских отношений и деловой этики, причем начав с себя. Пока именно государство слишком часто подает пример невыполнения обязательств и в сфере бюджетных отношений, и в смысле задолженности за госзаказы, и в области принятия законов, заведомо не обеспеченных финансовыми ресурсами, новых федеральных целевых программ на фоне неисполненных предыдущих, и т.д., и т.п. По крупному счету, государству как главному участнику российского бизнеса нужно позаботиться об улучшении своей «кредитной истории», о формировании репутации честного партнера, первоклассного заемщика. Стратегически это принесет гораздо большие выгоды, чем сегодняшняя недальновидная политика приобретения мелких выгод от неисполнения государственных обязательств. Формирование системы доверия выгодно и государству, и бизнесу, и населению, поскольку открывает перспективы для развития тех сложных видов экономической деятельности, которые зависят от развития кооперации в обрабатывающей (в том числе в наукоемкой) промышленности и которых пока нет в первую очередь из-за высоких издержек, компенсирующих отсутствие механизмов поддержания партнерских отношений.

    • Разработка и осуществление стратегии развития госсектора. Сегодня практически отсутствуют механизмы определения целей его развития и управления им как целостным экономическим образованием. Отсутствует и понимание того, что госсектор российской экономики необходим не столько для решения коммерческих задач, сколько для формирования стратегических рынков, создания рабочих мест и расширения налогооблагаемой базы (в том числе в смежных отраслях экономики), для поддержания пропорций воспроизводства, и др. Нужны процедуры определения приоритетов развития отраслей, продуктовой специализации и согласованной маркетинговой политики госпредприятий, а на этой основе — разработка программ госинвестирования.

Важно подчеркнуть, что государство — особый инвестор. Для него результат осуществления инвестиционного проекта — не только и не столько прямая прибыль от самого проекта, сколько суммарные, комплексные выигрыши от его реализации. В этом смысле государство заинтересовано в проектах развития инфраструктуры, в инвестициях в развитие стратегических рынков, в комплексных инвестиционных программах. Плюсами для государства в подобных случаях становятся косвенные эффекты — создание рабочих мест, расширение налогооблагаемой базы, рост производства в смежных секторах экономики.

Должна быть развернута система управления деятельностью унитарных предприятий на основе бизнес-планирования и установления финансово-экономических показателей их деятельности, экономического мониторинга и контроля деятельности руководителей с точки зрения выполнения бизнес-планов. Требуются тщательная инвентаризация предприятий госсектора, выявление масштабов и структуры их дочерних и аффилированных с ними структур, позволяющих «уводить» государственные активы из-под госконтроля, и решительное пресечение подобной деятельности.

    • Пересмотр налогового режима как элемент стимулирования экономического роста. Россия находится сейчас в той стадии экономического развития, которая требует налогового поощрения активных инвестиций в технологический потенциал почти всех сфер бизнеса. Без интенсивного обновления технологий будут и далее не только утрачиваться экспортный потенциал страны (в том числе в сырьевом секторе), но и подрываться конкурентоспособность отечественных товаров на внутреннем рынке.

    • Проведение целостной и сбалансированной инвестиционной политики. В настоящее время таковая просто отсутствует, имеется лишь набор разрозненных соответствующих проектов, мер, идей, представлений. Реальный подъем инвестиционной активности вряд ли возможен без вмешательства государства, ориентированного на снижение рисков в основных сегментах рынка инвестиций. Сегодня излишняя ликвидность банковской системы может трансформироваться в инвестиционные проекты реального сектора лишь при участии государства (если это не проекты, предложенные устоявшимися крупными финансово-промышленными группами). Поэтому предстоит вернуться к ранее разработанным предложениям по стимулированию инвестиций (например, по созданию фонда гарантирования инвестиций для малого предпринимательства). Аналогичные рекомендации могут реализовываться в рамках программ регионального и отраслевого развития. Целесообразно также задействовать ряд положений новой программы управления госсобственностью (залог акций и др.).
      Кроме мероприятий, прямо нацеленных на наращивание инвестиционного потенциала российской экономики, возможны два направления «расчистки площадки» для инвестиционной деятельности. Необходимо создать:

      • единые правила реструктуризации задолженности предприятий (оформленные в законодательном порядке);

      • прозрачный и эффективный механизм обжалования действий представителей органов власти, оформленных ненормативными актами, а также бездействия ее представителей.

В отношении иностранных инвестиций пора задействовать режим их ограниченного допуска в те отрасли и производства, где укрепляются позиции отечественных производителей, имеются хорошие перспективы для расширения выпуска и повышения конкурентоспособности наших товаров. Формирование режима ограниченного допуска иностранного капитала будет частично способствовать и сокращению вывоза капитала.

    • Разработка и реализация программы развития фондового рынка. В условиях экономического роста объективно повышается капитализация фондового рынка в части корпоративных ценных бумаг, поскольку опережающими темпами растет их будущая доходность и снижаются инвестиционные риски. Такой прирост капитализации чреват новым (как в 1993—1997 гг.) появлением множества мелких операторов рынка, тормозящим формирование крупных концентрированных инвестиционных структур. Следствием этого стало бы очередное относительное удорожание инвестиционных ресурсов для реального сектора. Наоборот, стимулирование процессов концентрации на рынке капиталов должно привести к их постепенному удешевлению и способствовать активизации инвестиций в материальное производство, увеличению их совокупного объема и улучшению инвестиционного климата в целом. Кроме того, переход от мелкодисперсных инвестиций к крупным проектам позволит повысить эффективность вложений. В этих целях важно поощрять концентрацию в сфере инвестиционных посредников, активней стимулировать формирование инвестиционных банков и фондов, активизировать создание Российского банка развития для аккумулирования страховых резервов, временно свободных ресурсов государственных внебюджетных фондов, активов пенсионных фондов и других финансовых ресурсов.

    • Стимулирование развития страхового рынка. В ходе решения этой задачи, во-первых, защищаются имущественные интересы населения и юридических лиц, ибо их издержки на компенсацию потерь замещаются издержками на предотвращение страховых событий (чем создается мотивация к их профилактике).
      Во-вторых, укрепляются воспроизводственные связи, уменьшаются потери от вынужденного самострахования в форме завышенных цен, тарифов и себестоимости продукции, связывания оборотных средств предприятий для компенсации ненадежных операций с ненадежными партнерами, и т.п.
      В-третьих, при развитии добровольного страхования жизни и появлении у страховых компаний соответствующих страховых резервов формируется значительный объем инвестиционных ресурсов.

    • В-четвертых, имеет место легализация хозяйственных операций, так как страховые компании сами заинтересованы в осуществлении жесткого контроля за состоянием и оборотом застрахованного имущества.

4.2. Активизация конечного спроса

Производственные мощности, квалифицированная рабочая сила и отсутствие значимых ресурсных ограничений — безусловно важнейшие резервы и факторы упрочения позитивной экономической динамики. В то же время они оказываются мертвым капиталом, если не оплодотворяются реальным платежеспособным спросом. Таким образом, ключевая проблема государственной экономической политики в перспективе состоит в расширении возможностей управления конечным спросом. В настоящее время эти возможности весьма невелики и практически ограничены спросом государственным. Между тем, согласно опыту развитых стран, могут быть задействованы механизмы государственного влияния как на конечный спрос домашних хозяйств, так и на инвестиционный спрос корпораций.

Регулирование доходов

Применительно к спросу домашних хозяйств этот механизм связан, в частности, с законодательным установлением и регулированием минимальной оплаты труда. Наличие такого рода регулирования является, с одной стороны, инструментом предоставления социальных гарантий работающим, с другой, — позволяет через механизмы социально-доходной стратификации «мягко» воздействовать на всю зарплату в народном хозяйстве, предопределяя в конечном счете динамику потребительского спроса домашних хозяйств.

Регулирование заработной платы через механизм законодательного установления ее минимального размера особенно актуализировано после 17 августа 1998 г. и последующего повышения мировых цен на энерго-сырьевые товары. Естественное макроэкономическое ограничение роста минимальной оплаты труда определяется динамикой доходов, зависящей от ситуации в народном хозяйстве. С июля 1998 г. по май 2000 г. доходы российской экономики во внутренних ценах увеличились почти в 3,5 раза, тогда как заработная плата возросла менее чем вдвое. Таким образом, в сложившихся условиях речь идет не о произвольном увеличении зарплаты и искусственном «накачивании» денежного спроса населения, а о формировании механизма воздействия на распределение уже созданной добавленной стоимости.

Учитывая существующую в настоящее время крайне высокую дифференциацию доходов населения в России по отраслям экономики и регионам, практически невозможно установить единую для страны реальную (т.е. привязанную к минимальной потребительской корзине) ставку минимальной оплаты труда. Между тем ее установление необходимо, чтобы, с одной стороны, гарантировать доходы работников, а с другой, — ограничить аппетиты предпринимателей, собственников и акционеров. В этих условиях единственный разумный выход состоит в разработке некоторого набора регионально-отраслевых минимумов оплаты труда, ориентируясь на постоянное уменьшение их количества, чтобы в конечном счете применять не более двух минимумов (например, для экономики в целом и отдельно для районов Крайнего Севера).

Разработка и внедрение регионально-отраслевых минимумов оплаты труда позволит снять многие социальные проблемы, повысит ответственность государства и работодателей за уровень жизни работников, облегчит госрегулирование как уровня доходов населения, так и степени их дифференциации. Очевидно, что уровень выплачиваемых пенсий также должен быть привязан к устанавливаемым ставкам минимальной оплаты труда. Это станет важным этапом на пути создания действительно рыночной системы заработной платы.

Нормальная рыночная экономика возможна только тогда, когда наемный работник дорожит своим рабочим местом. А это достижимо лишь в том случае, если рабочее место обеспечивает ему принятые в обществе жизненные стандарты. Таким образом, государство обязано продиктовать частному предпринимателю тот уровень оплаты труда, который считается в обществе приемлемым. Это, разумеется, не прожиточный минимум, а заработная плата, обеспечивающая стандартный уровень жизни для работника стандартной квалификации. Данная цель не может быть реализована единовременным актом хотя бы потому, что основная часть наших предпринимателей в результате подобного шага просто обанкротится. Но синхронизировать процесс экономического роста и динамику государственных требований к оплате труда необходимо, так как высокая зарплата — главная предпосылка высокой производительности труда.

Рост инвестиций и создание благоприятного инвестиционного климата

Это — стратегическая задача развития и важнейшее условие модернизации отечественной экономики. В то же время необходимо подчеркнуть: при всей важности инвестиций в основной капитал приоритетным по-прежнему является обеспечение роста инвестиций в оборотный капитал. Именно наращивание последнего — ключевая материальная предпосылка высоких темпов экономического роста вышеотмеченного первого этапа в прогнозируемой среднесрочной перспективе народнохозяйственного развития. Благоприятный инвестиционный климат для оборотного капитала создается прежде всего снижением коммерческих рисков и определяемых ими уровней процентных ставок. Снижение этих ставок создаст условия для более рационального использования собственных средств предприятий, соответственно повысит эффективность экономической деятельности.

Главная причина высоких рисков в экономике — низкий уровень доверия как хозяйствующих субъектов к государству и власти, так и деловых людей друг к другу. Начавшийся экономический рост создает уверенность предпринимателей в будущем — важнейшую компоненту улучшения инвестиционного климата. Но этого недостаточно. Государство может и обязано воздействовать на этот климат путем принятия на себя части рисков, а также посредством институциональных решений, повышающих степень доверия инвесторов.

Кредитование экономики

Определившиеся после августовского кризиса 1998 г. тенденции отчетливо выявляют наличие внутренних ресурсов финансирования экономического роста, а также доказывают способность российской экономики позитивно реагировать на открывающиеся возможности. Вопрос лишь в том, каким образом использовать соответствующие ресурсы.

Первый из них — «избыточная» ликвидность, которая достигает 100 млрд. руб. и которая при сохранении положительного сальдо внешнеторгового баланса неизбежно будет возрастать, если предприятия, обладающие ею, не начнут осуществлять инвестиционные программы и повышать заработную плату своим работникам. С точки зрения экономического роста необходимо побудить хозяйствующих субъектов к реализации инвестиционных проектов; однако за рамками последних в любом случае окажутся предприятия, не связанные с экспортом продукции. Соответственно даже в благоприятном случае возможный экономический рост будет однобоким. Тем важнее задействовать потенциал «избыточной» ликвидности для кредитования реального сектора экономики.

В данный момент крупные банки готовы финансировать и производственные проекты, и схемы потребительского кредитования, им мешает лишь отсутствие соответствующих механизмов поиска и селекции (в особенности это касается Сбербанка РФ, который, имея огромную филиальную сеть и аккумулируя до 75% всех сбережений населения, идеологически ориентирован в основном на кредитование реального сектора; тем не менее в середине лета 2000 г. из 80 млрд. руб., находившихся на корреспондентских счетах в Банке России, около 60 млрд. принадлежали Сбербанку). Переизбыток ликвидности в банковской системе привел к сворачиванию центробанковских разработок по рефинансированию банков, кредитующих реальный сектор (в частности, программы переучета коммерческих векселей) и заставил денежные власти искать способы управления несвязанной ликвидностью.

Правительственный нажим на банки с целью переориентировать их на кредитование реального сектора привел, по оценкам специалистов, к заметному ухудшению качества кредитных активов в банковской системе. Особенно это касается крупных банков с государственным участием (например, того же Сбербанка). Тем не менее существуют банки с портфелями эффективных проектов, для которых доступность кредита представляет собой такую же проблему, как и для их клиентов. Механизмы перераспределения ресурсов от финансово избыточных банков к финансово недостаточным в данный момент не работают.

Недоступность кредита для предприятий реального сектора по уровню ставок и по срокам связана с высокими микроэкономическими (потенциальной неокупаемостью проекта, под который выделяются кредитные ресурсы) и макроэкономическими (темп инфляции и обменный курс рубля) рисками. Соответственно действия государства, касающиеся расширения кредитования реального сектора экономики, должны нацеливаться на снижение и хеджирование этих рисков. «Избыточная» же ликвидность — ресурс, который должен быть задействован в данном направлении.

Принципиальный подход к решению этой проблемы можно представить следующим образом. Государство в лице Центрального банка России исходя из приоритетов экономической политики и сложившейся ситуации в денежной сфере выделяет определенную часть «избыточных» резервов на аукционы для коммерческих банков по кредитованию предприятий реального сектора; поскольку уровень рентабельности сильно разнится по отраслям, аукционы естественно проводить в отраслевом разрезе (например, для предприятий легкой, пищевой, автомобильной промышленности, и т.д.). Первоначальная стадия тут — составление предприятиями бизнес-планов и защита их в коммерческих банках, соответственно формирование в последних пакетов планов, которые банки считают потенциально окупаемыми, с соответствующим принятием финансовой ответственности на случай неудачи проекта. Вторая стадия — выход коммерческих банков с этими проектами на кредитный аукцион. Третья стадия — его проведение на основе заданных Банком России параметров: величины кредитных ресурсов, минимальной и максимальной ставок кредитования, сроков последнего. Конкурс между различными бизнес-проектами, поддержанными коммерческими банками, выигрывают наиболее эффективные проекты, реализация которых должна позволить заплатить за предоставляемые кредитные ресурсы более высокую цену.

В существующих условиях чрезвычайно важно, чтобы ставки по кредитам были бы тесно взаи­моувязаны с правительственными макроэкономическими целями в отношении инфляционных процессов. В случае длительных сроков кредитования ставки следует корректировать с учетом фактических темпов инфляции. Задача корректировки состоит в том, чтобы реальная ставка процента (с поправкой на инфляцию), с одной стороны, не превышала эффективность конкретного проекта, а с другой, — не превращала бы кредитные средства в бесплатные.

Второй ресурс финансирования экономического роста — сокращение утечки капитала, возможное лишь при усилении роли Министерства по налогам и сборам РФ и его теснейшем взаимодействии с Центральным банком России в областях валютного контроля и противостояния фиктивным банковским операциям, операциям «обналичивания» и наличным расчетам. В случае успешного осуществления этих мероприятий дополнительный финансовый ресурс распадается на две части: увеличение доходов бюджетов всех уровней и рост ликвидности предприятий. Первая часть должна использоваться в основном для снижения налоговой нагрузки на реальный сектор экономики, а также направляться на выплаты по госдолгу, вторая — напрямую участвовать в финансировании экономического роста (либо непосредственно в результате действий предприятий, либо опосредованно — через указанные выше схемы).

Что касается такого естественного для рыночной экономики ресурса, как сбережения населения, то его использование в качестве источника инвестиционного капитала сопряжено с определенными трудностями. Прежде всего сказывается хорошо известная система перекрестного субсидирования, при которой основные расходы на энергию несет промышленность, а население оплачивает небольшую часть стоимости энергии (газа, отопления, электричества). Сейчас государственная политика ориентируется на постепенное повышение стоимости энергии для населения и приближение ее к себестоимости. Это означает, что в скором будущем граждане будут тратить больше на текущие расходы и меньше — на сбережения. Причем эта тенденция будет характерна в первую очередь для низкодоходных слоев. Учитывая, что около 75% сбережений населения хранятся в Сбербанке, причем из них около двух третей приходится на пенсионные вклады, не стоит, видимо, рассчитывать на сбережения населения как на основной источник инвестиционных ресурсов, трансформированных банковской системой. Впрочем, с ростом реальных доходов населения будет развиваться средний класс, а его предпочтения сбережений не столь сильно зависят от цен на жилье и энергию (если эти цены не изменяются «в разы»). Скорее, этот слой предпочтет сберегать в системе страхования, и именно на данный ресурс стоит обратить внимание. За ростом продаж жилья, личного транспорта, и других товаров долгосрочного пользования обычно следует повышение интереса к программам страхования этой собственности. В данной области государство вполне может стимулировать страховой рынок, который станет более мощным, чем обычные банковские депозиты, источником инвестиционных капиталов (вследствие естественной долгосрочности и стабильности страховых сбережений). Страховые сбережения можно считать третьим потенциальным ресурсом инвестиционного капитала.

Кредитование населения

Другое принципиальное направление использования «избыточных» ресурсов — стимулирование развития потребительского кредита. Наиболее технологически до­ступная схема здесь такова. Центральный банк России открывает Сбербанку РФ кредитную линию целевого назначения — для кредитования населения (этот вид потребительского кредита, разумеется, может предоставляться только под покупку товаров длительного пользования отечественного производства, неэлитарного жилья и освоение дачных участков). Сбербанк организует эту работу, причем сначала потребительские кредиты выдаются преимущественно гражданам, получившим гарантии от предприятий и организаций, где они работают. Было бы естественным направлять уплачиваемые проценты (за вычетом процентных расходов Центрального банка России по этим операциям) на расширение ресурсов для проведения новых аукционов и потребительского кредитования. На первоначальном этапе сроки кредитования предприятий и населения для приобретения товаров длительного пользования (за исключением автомобилей) не должны превышать шести месяцев: важно относительно быстро убедиться, работает ли этот механизм. При кредитовании покупки автомобилей естественно привлекать в качестве дополнительного ресурса средства предприятий-производителей, а при кредитовании покупки жилья — местных или региональных органов власти и застройщиков.

В целом развитие потребительского кредита в экономике поднимает планку благосостояния, доступную каждому отдельному гражданину, одновременно стимулируя его работать с большей отдачей и повышать свой постоянный доход — вследствие необходимости существенных текущих выплат на обслуживание кредита, страховки, и т.п. В этом смысле можно утверждать, что потребительский кредит является генератором дополнительных доходов в экономике и его прогресс ведет к общему повышению производительности труда.

4.3. Денежно-кредитная политика

Современное рыночное хозяйство с точки зрения способа перераспределения финансовых ресурсов, соответственно типа организации финансовой структуры, имеет две модификации:

    • экономика финансовых рынков (экзогенного предложения денег) — система американского типа с преобладанием финансирования через финансовые рынки;

    • экономика задолженности (эндогенного предложения денег) — система французского (японского) типа с преобладанием финансирования через банковский кредит.

Экономика финансовых рынков предъявляет чрезвычайно высокие требования к самим рынкам (к качеству соответствующих институтов и инструментов), а также к циркулирующей рыночной информации и способности отдельных рынков к ее усвоению. Для эффективного перераспределения через рынок необходимо, чтобы инвесторы располагали относительно полной и достоверной информацией по долговым обязательствам, выставляемым на продажу, и могли должным образом сопоставлять между собой отдельные обязательства по ценам, ликвидности и качеству (долги, выставляемые на рынок, надлежит хорошо структурировать). Кроме того, чтобы подобные сопоставления были возможны, требуются достоверные ожидания основных параметров общеэкономического процесса, по крайней мере, на среднесрочную перспективу. В сегодняшней России, где рынки только начинают складываться, коммерческие долги не структурированы, а их качество слабо поддается оценке. Поэтому надеяться на высокую эффективность перераспределительных функций финансового рынка не приходится.

Экономика, базирующаяся на банковском финансировании, дает гораздо больше возможно­стей регулирования в оперативном плане, она менее восприимчива к асимметрии экономической информации и практически не ограничивает возможности трансформации ресурсов (при адекватном участии кредитора последней инстанции — центробанка). Поэтому в ближайшие годы эффективная организация финансирования в России должна сопрягаться с доминированием банковских форм финансового перераспределения. Вместе с тем известные кризисные события в финансовом секторе экономики резко обострили проблему устойчивости банковской системы, и в настоящее время последняя не в состоянии нормально выполнять свою перераспределительную функцию, а значит, не способна организовать нормальное финансовое обеспечение экономического роста. В то же время и финансовые рынки (за исключением валютного) практически не функционируют. Вот почему в 1999—2000 гг. положительная динамика отечественного производства базировалась в основном на самофинансировании предприятий реального сектора экономики. Эта тенденция вынужденно сохранится и в дальнейшей краткосрочной перспективе.

Между тем тотальное самофинансирование — далеко не самый эффективный способ организации финансовой структуры экономики. С одной стороны, при такой организации предложение финансирования не может адекватно реагировать на спрос финансово слабых экономических агентов, т.е. экономика остается относительно недофинансированной. С другой стороны, значительную часть свободных остатков средств финансово избыточных агентов невозможно задействовать для финансирования экономического роста, и они используются в спекулятивных операциях. В этой связи на первый план выходят задачи реструктурирования и укрепления банковской системы с тем, чтобы она реально могла осуществлять перелив капитала.

В практическом плане наиболее ответственная и трудная часть реализации денежно-кредитной политики — обеспечение потока банковского кредита в реальный сектор экономики. Для повышения ликвидности этого сектора ему нужны нормальные рыночные кредиты по нормальным рыночным ставкам. В то же время текущие ставки банковских кредитов явно завышены по отношению к экономическим возможностям реального сектора, что существенно ограничивает масштабы кредитования производства. Ставки по банковским кредитам нельзя считать и полностью рыночными: в оценке кредитных рисков слишком высок вес системного риска кредитования российской экономики отечественными банками. Задача государства в данной ситуации — снижать такого рода риск, обеспечивая бесперебойное функционирование финансовой сферы в целом. Для этого существует множество инструментов в рамках денежно-кредитной и фискально-бюджетной политики, но, к сожалению, в России используется лишь малая их часть. Только тогда, когда системный риск будет иметь относительно малый по сравнению с другими рисками кредитования реального сектора вес, можно будет говорить о полноценном рынке банковских кредитов.

Увеличение потока финансовых ресурсов в реальный сектор одновременно означает увеличение потока долга последнего в банковский сектор. В этой связи главные задачи монетарных властей — организация оформления и структурирование соответствующих долговых обязательств и поддержка их качества. Монетарные власти имеют достаточный потенциал для того, чтобы путем создания ряда новых институтов и инструментов повысить качество и структурировать обязательства реального сектора. На основе системы гарантий и поручительств можно существенно ограничить кредитный риск, а с помощью центробанковского рефинансирования — риск несбалансированной ликвидности.

Ключевую роль в развитии российской финансовой системы должно сыграть улучшение информационного обеспечения финансового рынка и его сегментов: необходимо создать разветвленную рыночную инфраструктуру, позволяющую заемщику быстро и с минимумом затрат найти соответствующего инвестора, инвестору — поприще эффективного размещения своих средств. В этой связи становится настоятельной необходимость развития рейтинговых агентств и государственного участия в их функционировании. Важный элемент — создание института экспертизы коммерческих проектов (возможно, иерархически структурированного). В случае, если часть потока банковского кредита в реальный сектор будет оформлена в виде обращающихся обязательств, распределение гарантий и поручительств такого института между этими обязательствами позволит придать последним статус, достаточный для организации рефинансовых операций. Причем речь идет именно об институте, а не об учреждении: соответствующие функции могут быть распределены, например, между многочисленными банками (путем лицензирования деятельности по финансовой экспертизе).

Важнейшие причины, препятствующие в настоящее время расширению потока кредитов в реальную экономику, таковы:

    • завышенные процентные ставки и отсутствие работающих механизмов перераспределения ликвидности в банковском секторе;

    • исключительно узкий спектр рублевых финансовых инструментов;

    • низкая доходность производства;

    • чрезмерная спекулятивность рынка и неустойчивость рубля по отношению к иностранным валютам;

    • несоответствие по срокам предложения ресурсов банков и спроса реального сектора на кредиты при отсутствии системы центробанковского рефинансирования коммерческих банковских кредитов;

    • высокий риск инвестирования в реальную экономику, во многом порождаемый как раз ее тяжелым финансовым состоянием, а также невозможность оценить перспективную конъюнктуру в связи с искусственно деформированным платежеспособным спросом;

    • неумение российских банков посовременному работать с клиентурой.

Все эти моменты в той или иной степени характерны для разных банков и финансовых групп, однако любая из названных проблем в различных конкретных ситуациях может становиться главным препятствием на пути трансформации банковской ликвидности в работающие в производстве капиталы. Решение подобных проблем практически исключено на уровне конкретного коммерческого банка, но вполне достижимо на уровне банковской системы в целом при активном участии Центрального банка России и крупнейших банков, находящихся под госконтролем. Соответствующие мероприятия должны включать:

    • активизацию механизмов перераспределения ликвидности финансово избыточных агентов банковского сектора (например, Сбербанка) в пользу финансово недостаточных;

    • расширение практики рефинансирования коммерческих банков, кредитующих реальный сектор, путем развития системы учета и переучета векселей предприятий, а также включение в портфель ЦБ РФ рыночных займов первоклассных заемщиков (на первоначальном этапе — крупнейших компаний);

    • снижение учетной ставки (ставки рефинансирования) до уровня, не превышающего нормальную доходность в экономике;

    • формирование каналов направления денежной эмиссии на производственные нужды;

    • совершенствование института банкротства и механизмов обращения взыскания на имущество неплатежеспособных должников. Дополняющие перечисленный набор мер увеличение денежного предложения, а также специальная программа по снижению неплатежей в экономике и вытеснению неденежных форм расчетов позволят обеспечить нормальное финансирование экономического роста.


4.4. Бюджетно-налоговая политика

Отношения в бюджетно-налоговой сфере — еще один ключевой элемент финансовой системы современной России. Без полноценного решения проблемы сбора налогов и пополнения государственного бюджета переход на траекторию быстрого экономического роста практически неосуществим. За несколько последних лет выкристаллизовались следующие основные диспропорции между доходами экономики и налоговыми поступлениями:

    • уровень налогового бремени реального сектора (исключая экспортоориентированные сектора) не позволяет финансировать даже простое воспроизводство;

    • значительная часть экономики («теневой» сектор, сфера обращения и финансовый сектор) фактически выведены из-под налогообложения;

    • общая величина недоимок и неуплаченных санкций превысила все мыслимые пределы. Устранение вышеназванных диспропорций требует мер по снижению налогового бремени для производителей, упорядочению налоговых поступлений и расходов государства.

Основной принцип достижения сбалансированного и ориентированного на экономический рост бюджета — опережающий рост бюджетных доходов при эффективном контроле над расходными статьями. Источником роста доходов бюджета должны являться в первую очередь доходы, генерируемые хозяйствующими субъектами в результате экономического роста. Поэтому принципиальную значимость имеют налоговые стимулы поддержания экономической конъюнктуры, в том числе в сфере малого и среднего бизнеса. Другие важные пополнения доходной части бюджета — доходы от реализации государством своей собственности (что предполагает эффективное управление последней), рентные доходы от использования природных богатств России, а также повышенные ставки налогообложения приобретаемых предметов роскоши, недвижимости, алкоголя.

Хотя Правительство РФ приступило к налоговой реформе, в ее русле крайне настоятельными остаются следующие меры.

    • Экстренная реструктуризация задолженности с установкой на получение в бюджет максимума «живых» денег при неукоснительном исполнении дальнейших бюджетных платежей (причем в нынешних условиях обеспечение своевременных текущих платежей важнее взыскания задолженности — не только пеней и штрафов, но и основной суммы долга).

    • Срочное упрощение системы налоговых платежей для малых и средних предприятий, установление для первых только двух платежей — социального налога и платы за лицензию (патент), а для вторых — трех: названных плюс НДС.

    • Реформирование налогообложения предприятий реального сектора экономики, которое долж­но привести к снижению нормы обложения и увеличению налоговой массы (особенно в виде денежных платежей). Необходимы, в частности, значительное снижение фискальной нагрузки для исправно платящих налоги предприятий, а также предоставление всем остальным возможности перейти в категорию субъектов с пониженным налогообложением после погашения недоимок.

    • Немедленный перевод всей бюджетной сферы на сметную систему финансирования с введением штатного расписания, норм расходов, и т.п.

    • Совершенствование процедур формирования госзаказа на основе бюджетных расходов (как на федеральном, так и на региональном уровнях). Госзаказ должен содержать не только объемы, но и цены, а также качественные характеристики закупаемой продукции. Конкурсы целесообразно проводить с возможностью выбора вариантов более низких цен и более высокого качества. Уровень цен, фиксированных в госзаказе, следует превратить в важнейший стабилизирующий фактор инфляционных ожиданий. Правительство должно диктовать цену товаропроизводителю, а не наоборот. Но все это реализуемо лишь при условии полной и своевременной оплаты госструктурами своего заказа.

    • Полный перевод бюджетных денег в Казначейство под управление структур Центрального банка России — как по доходам, так и по расходам. Причем в отношении расходов Казначейство должно выполнять все свои функции, в том числе по выплате наличных денег (даже если это потребует определенных затрат, они будут меньше тех потерь, которые бюджет и бюджетополучатели несут сегодня). Вместе с тем, учитывая то, что в настоящее время маневрирование свободными остатками средств на бюджетных счетах является важным инструментом воздействия региональных администраций на экономику территорий, необходимо предусмотреть механизм использования под контролем этих администраций временно свободных бюджетных средств для кратковременного кредитования экономики регионов.

Императив бюджетной политики — достижение сбалансированности между реализацией социальных обязательств госвласти и ее возможностями мобилизовывать финансовые ресурсы как на федеральном, так и на региональном уровнях. Чтобы реально оценивать потенциал государства по выполнению своих обязательств, следует четко представлять себе положение дел в бюджетной сфере. В настоящее время бездефицитность бюджета — не более, чем фикция. В действительности дефицит федерального бюджета «перетекает» в бюджеты субъектов Федерации. Это происходит потому, что реально не учитываются социальные обязательства регионов, являющиеся государственными. Так, перераспределение доходов между уровнями бюджетной системы в 2001 г., согласно оценкам, приведет к существенной утрате устойчивости социальных обязательств субъектов Федерации, бюджеты которых потеряют около 130 млрд. руб. при потерях федерального бюджета в 6 млрд.

Азбучная истина: единое государство обязано иметь единый госбюджет, который надлежит разрабатывать и принимать с учетом необходимости обеспечения должных расходов на уровне субъектов РФ. Процедуру утверждения федерального бюджета, оформляемого в качестве федерального закона, следует дополнить процедурой рассмотрения доходов и расходов консолидированного бюджета субъектов Федерации. Прогноз последнего, составной частью которого важно сделать федеральный бюджет, должен вноситься Правительством РФ в Федеральное Собрание.

Перспективы дальнейшего существенного падения налоговых поступлений от реального сектора экономики вынуждают в кратчайшие сроки начать снижение налогового бремени. При этом следует исходить из того, что грамотно проведенное уменьшение налоговых ставок может привести к увеличению налоговых поступлений не только в будущем (на основе наращивания объемов производства и увеличения его эффективности), но и в настоящем (в связи с уменьшением недоимок и общим сокращением неплатежей).

Нужны такие ставки по основным налогам и обязательным платежам, которые не подрывали бы собственную финансовую базу предприятий реального сектора для расширенного воспроизводства. Приблизительные оценки таких ставок поступлений (в бюджеты всех уровней): по НДС — не выше 10%; по налогу на прибыль — не выше 20; по всем видам социальных отчислений (пенсионный фонд, фонд занятости, фонды социального и медицинского страхования) — не выше 25% налогооблагаемой базы. При этом в случае инвестирования прибыли в основной и оборотный капиталы льготы по налогу должны сводить его ставку к нулю. Такой режим налогообложения целесообразно ввести на период не менее двух лет. Фактически речь идет о том уровне налогового бремени, который можно считать нормальным исходя из стратегии долгосрочного социально-экономического развития страны.

Естественно, что на первом этапе такое снижение должно распространяться только на предприятия, которые не имели перед бюджетом просроченной задолженности (например, в течение одного—двух кварталов), остальные же следует облагать по ранее действовавшим ставкам. Важно, чтобы эти (другие) предприятия получили возможность платить налоги по пониженным ставкам непосредственно после уплаты просроченной налоговой задолженности, а особо крупные предприятия — после подписания с фискальными органами договора о реструктуризации долгов. Для преодоления бюрократизма и волокиты необходимо установить жесткий срок проведения соответствующих проверок (с момента подачи предприятием заявления о реструктуризации).

4.5. Региональная политика

Необходимо преодолеть понимание региональной политики как инструмента сглаживания различий в уровнях развития отдельных районов главным образом путем трансфертов из Федерального фонда финансовой поддержки регионов. Это тем более важно, что практика регионального развития в период рыночных реформ довольно убедительно продемонстрировала низкую эффективность подобной перераспределительной линии. При выработке и реализации нового курса следует учитывать: помимо естественных оснований межрегиональной дифференциации ее уровень определяется эффективностью работы самих регионов по организации функционирования социальной сферы, созданию институциональных условий приложения труда и капитала и регулированию воспроизводства ресурсов развития.

Основная задача региональных органов государственной власти и управления (причем задача специфическая, реализация которой не только в ходе нынешней экономической реформы, но и в плановой советской системе фактически исключительно относилась к прерогативе регионов) — обеспечение эффективного функционирования и развития на соответствующих территориях социальной сферы; именно от успехов и неудач в этой области во многом зависит оценка населением качества государственного управления и регулирования. Выполнение отмеченной задачи во многом определяется наличием солидарной ответственности региональной и федеральной власти, а также бизнеса, функционирующего на соответствующей территории. Хотя поддержание и развитие социальной сферы является прерогативой региональных органов власти и управления, именно федеральная власть ответственна за достижение и воспроизводство в каждом субъекте Федерации некоторых общих стандартов уровня и качества жизни. Свою долю ответственности за это несет и бизнес, функционирующий в каждом данном регионе и заинтересованный в социальной стабильности как элементе нормального предпринимательского и инвестиционного климата.

Важнейшими задачами государственного и муниципального управления на субфедеральном уровне являются, далее, организация воспроизводства трудовых, капитальных, природных, информационных и иных ресурсов (равно как и процессов взаимодействия между ними), а также создание институциональных условий для эффективного предпринимательства. Решение первой из названных задач предполагает солидарные действия региональных и муниципальных органов власти и управления, с одной стороны, и функционирующих на данной территории корпоративных структур, — с другой; в то же время последние обязаны делить с первыми ответственность за состояние и развитие социальной сферы. Что касается деятельности региональных органов власти и управления по созданию и совершенствованию институциональных условий приложения труда и капитала на соответствующей территории, то она должна быть организована в рамках эффективной процедуры согласования с институциональной деятельностью федеральной власти.

В настоящее время социальный, институциональный и воспроизводственный аспекты деятельности региональных и местных органов власти и управления в значительной степени затеняются необъятным перечнем текущих задач, среди которых: оживление производства (что в нормальной рыночной экономике составляет прерогативу корпоративного управления); устранение кризиса платежей (являющееся прямой обязанностью федеральных денежных властей); «затыкание дыр» в снабжении; поддержание достойного уровня пенсионного обеспечения и регулярности выплаты пенсий; обеспечение нормального функционирования ряда федеральных структур на территории (включая предприятия ВПК, воинские подразделения, правоохранительные структуры, и пр.); и т.п. Такое положение вполне объяснимо в условиях переходного периода, но не снимает с территорий ответственности за развитие и поддержание стабильности социальной сферы и ресурсного потенциала. А это требует нормализации долгосрочного аспекта деятельности территориальных администраций, отделение его в идейном, организационном и финансовом отношениях от их текущей работы. Названная проблема не нова и допускает широкий спектр решений — вплоть до создания в центре и на местах специальных органов, ответственных за долгосрочное развитие.

Учитывая вышеуказанные компоненты региональной экономической политики, она как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Федерации, не должна концентрироваться исключительно на проблемах спасения отдельных (как правило, депрессивных) регионов, Важнейшей задачей является стимулирование «локомотивных регионов» или «регионов с предпосылками ускоренного экономического развития». Региональная государственная политика обязана стимулировать использование регионами реальных и возможных сравнительных преимуществ для наращивания экономического потенциала и улучшения социальных условий на соответствующей территории.

Экономическая политика в целом требует двухуровневого структурирования. С одной стороны, это должна быть в значительной мере политика самих региональных властей, стержень которой — деятельность, направленная на воспроизводство и взаимодействие ресурсов на территории и на институциональное обеспечение преимущества каждого конкретного региона в плане предпринимательского (включая инвестиционный) климата. Успех такой деятельности способен относительно быстро улучшить этот климат в стране в целом, что в определенной перспективе создаст предпосылки для смещения центра тяжести региональной политики в сферу государственных финансовых трансфертов как уже вполне рациональной линии.

С другой стороны, это должна быть политика федерального центра. Его роль — создание таких общероссийских институциональных условий, которые бы не исключали, а, напротив, способствовали эффективному развитию региональной инициативы по наращиванию территориального потенциала и в отношении институционального строительства. Другая важнейшая задача федерального центра — обеспечение эффективного использования финансовых трансфертов для подавления наиболее острых проявлений дифференциации доходов и коммунальных удорожаний по отдельным регионам (транспортные и энергетические тарифы, сельскохозяйственные дотации, и др.).

Вместе с тем существует ряд проблем, которые не могут быть эффективно решены усилиями только федерального центра или самих по себе субъектов Федерации (их объединений). Это экологические вызовы, обеспечение экономической безопасности регионов и хозяйственных зон, энергетические и продовольственные неурядицы, инновационные прорывы и перестройка структуры производства, а также развитие магистральной инфраструктуры. Наличие перечисленных проблем (помимо традиционных задач обеспечения обороноспособности и реализации единого внешнеполитического курса) определяет необходимость проведения единой согласованной экономической политики федерального центра и субъектов Федерации. В основе такой интегрированной политики должны лежать регулярная разработка и обнародование приоритетов экономического развития и его программирование в региональном аспекте.

Особое значение в условиях восстановления экономики роста приобретает реинтеграция экономического пространства России. Экономическая политика федерального центра должна быть согласована с усилиями субъектов Федерации в направлении конструирования эффективных межрегиональных взаимодействий. Это требует сосредоточения усилий государства на поддержании экономических связей между экономическими агентами, расположенными в различных регионах страны, прежде всего в сферах энергетики, топливоснабжения, транспорта и связи.

Еще одна принципиальная линия регионализации общегосударственной экономической политики — регулирование внешнеэкономической деятельности. Эффективный для России в целом курс на импортозамещение как одно из условий экономического роста существенно корректируется применительно к отдельным территориям. В частности, для приграничных регионов, а также тех, где сконцентрировано производство продукции, занимающей монопольное (или близкое к нему) положение на мировых отраслевых рынках, равно как и для регионов традиционной экспортной специализации, наиболее эффективная политика — стимулирование экспорта (при, разумеется, полном использовании наличного потенциала импортозамещения).

Объединение регулирующих усилий федерального центра и субъектов Федерации предполагает эффективную организацию перераспределения компетенции и ответственности за экономическое и, главное, за социальное развитие между общероссийским и региональным уровнями государственной власти. До сих пор передача ответственности на уровень субъектов Федерации не сопровождалась адекватной по масштабам и структуре передачей ресурсов и полномочий. Одновременно происходило постоянное изменение пропорций распределения доходов между федеральным и региональным уровнями в пользу первого. Подобная тенденция в перераспределении доходов чревата гипертрофированной концентрацией функций экономической политики и социальных обязательств на собственно федеральном уровне. В этом случае достижение устойчивого экономического роста и эффективное поддержание социальных стандартов в региональном аспекте, скорее всего, будут исключены, а возможности самих регионов по эффективному управлению социальными процессами, увеличению ресурсного потенциала и по созданию институциональных условий, нацеленных на максимальное использование сравнительных преимуществ отдельных регионов, станут использоваться все в меньшей степени.

Настоятельная задача — изменение пропорций распределения доходов. Считая установление новых пропорций распределения доходов в 2001 г. делом решенным, необходимо хотя бы принятие такого порядка, при котором дополнительные доходы регионов (сверх плановых доходов 2001 г., взятых в качестве базы), полученные ими в результате проведения собственной экономической политики, распределялись бы между федеральным и соответствующим региональным бюджетами в пропорции 30:70. Такой порядок следовало бы сохранить до 2005—2007 гг., после чего вернуться к проблеме рационализации пропорции распределения бюджетных доходов.

4.6. Роль государства

Роль государства в экономике и социальной сфере — ключевой вопрос экономической программы. Одной из иллюзий 90-х годов являлась убежденность в том, что либерализация и приватизация сами по себе служат необходимыми и достаточными предпосылками для установления режима гарантий прав собственности и создания равных условий конкуренции для всех экономических агентов. Опыт Восточной Европы, Китая и стран СНГ показал, что новые эффективные рыночные институты могут быть созданы только сильным государством, которое умеет управлять своей собственностью, отвечает по своим обязательствам и жестко наказывает как рыночных агентов, не соблюдающих действующие правила игры, так и собственный аппарат, искажающий эти правила бюрократическими приемами.

В условиях развитой демократии и стационарной рыночной экономики развитие страны происходит на основе самоорганизации гражданского общества и предпринимательской инициативы, которые дополняются и корректируются конкретными целевыми воздействиями государства. Каждое из последних (будь то удержание в госсобственности определенных объектов, изменение налогового режима, бюджетные ассигнования и субсидии, активные акции экономического регулирования, и т.д.) должно обосновываться наличием, с одной стороны, четко сформулированных задач, а с другой, — доказательством адекватности им намечаемых государством мер.

В России проблема заключается в отсутствии как стационарного рынка, так и традиций демократического госрегулирования. Существующая ныне практика государственного и муниципального управления несет отпечаток стихийного демонтажа социалистической системы с ее тотальным контролем государства над экономикой и обществом. В результате, с одной стороны, недопустимо ослаблены воздействия государства на ряд определяющих жизнедеятельность общества процессов (обеспечение обороноспособности, развитие образования и фундаментальной науки, структурная перестройка экономики, безопасность жизни, и др.). С другой стороны, сохраняется инерция необоснованного и ресурсно необеспеченного, а потому вредного вмешательства государства в процессы развития общества и экономики, имеющие большой потенциал саморегулирования.

Реальности нынешнего этапа и среднесрочной перспективы таковы, что государство должно существенно усилить свою ответственность и повысить эффективность воздействия в таких традиционных областях общественной жизни, как управление, оборона, поддержка социального комплекса, фундаментальной науки и образования. Кроме того, учитывая особенности переходного периода и специфику экономики России, государство обязано существенно расширить ареал своей хозяйственной ответственности. К сфере исключительной его ответственности в экономике следует отнести военно-промышленный, агропромышленный и инфраструктурный комплексы.

В отношении ВПК центральная задача — социально-экономическая модернизация. Она должна быть направлена, во-первых, на обеспечение обороноспособности страны, во-вторых, — на достижение технологической и экономической конкурентоспособности военной и гражданской продукции на внутреннем и внешнем рынках (обретение новых параметров конкурентоспособности предполагает объединение средств государства и коммерческих структур для распространения на гражданский сектор высоких технологий). В этой связи предстоит осуществить следующую систему мер:

    • провести технологическую модернизацию производственной базы средствами дифференцированной промышленной политики (с учетом различной степени адаптации предприятий к рыночной системе);

    • содействовать модернизации структуры и методов управления как на уровне ВПК в целом, так и применительно к отдельным предприятиям, холдингам, финансово-промышленным группам;

    • поддержать обновление кадровой структуры комплекса в рамках специальной государственной программы, согласованной с действиями по технологическому обновлению производства. Наибольшие возможности для развития и распространения технологий двойного назначения имеются в отраслях телекоммуникации, аэрокосмических производствах, в качественной металлургии и в производстве специальных транспортных средств.

Применительно к АПК необходимо различать помощь селу и помощь сельскохозяйственному производству. Учитывая, что в сельской местности проживает треть российского населения, государство должно оказывать ему прямую финансовую поддержку в отношении газификации, электрификации, строительства дорог, учреждений образования и медицинского обслуживания. В случае реализации этой задачи сельскохозяйственное производство по условиям функционирования уже не будет принципиально отличаться от производства промышленного.

В то же время государство должно проводить активную линию на решение двух важнейших (по сути институциональных) проблем, определяющих будущее нашего сельского хозяйства.

Это, во-первых, «ножницы цен», для устранения которых необходимо ликвидировать монополизм торгово-посреднических структур и переработчиков сельскохозяйственного сырья.

Во-вторых, — формирование цивилизованного рынка земли. Последний способен нормально функцио­нировать и работать на экономику села только при наличии ряда условий, в том числе развитой инфраструктуры земельных банков, находящихся под патронажем государства.

Производственная инфраструктура формирует предпосылки нормального функционирования народного хозяйства как целого и фактически обеспечивает его «скрепы». Для России как северной, морской и территориально протяженной страны чрезвычайно важны развитие и надежное функционирование систем тепло- и электроснабжения, трубопроводного транспорта, автомобильных и железных дорог, морских портов. Прогресс этих сфер, не дающий прямых коммерческих выгод, но предопределяющий эффективность всей экономики, должен находиться в центре внимания государства. Любые программы приватизации и разгосударствления здесь надлежит подвергать тщательной общественно- экономической экспертизе, призванной предотвратить разрушение инфраструктурной базы единства страны и подрыв основных прав населения.


Заключение


Сложилась довольно странная ситуация: в стране с сильными плановыми традициями в на­стоящее время нет ни принятых и одобренных об­щественностью национальных целей развития, без которых не обходится ни одна развитая стра­на, ни комплексной межотраслевой промышлен­ной политики, которая связала бы в единое целое существующие элементы структурной, инвести­ционной, налоговой и амортизационной полити­ки, приближая достижение долгосрочных и средне­срочных целей развития. В отсутствие такой поли­тики экономический процесс происходит стихийно со всеми вытекающими отсюда издержками и по­терями при господстве закона прибыли и закона сравнительных издержек.

Разработка программы промышленной поли­тики неотделима от общеэкономического курса государства. Представляется, что ее реализация потребует существенной корректировки неолибе­рального курса, прежде всего концентрации сво­бодных ресурсов внутри страны. Последнее пред­полагает введение временного запрета на вывоз капитала за границу (возможно прямым декретом президента), а также протекционистского экспорт­но-импортного режима. Концепция государствен­ной политики должна быть разработана высшей исполнительной властью в лице администрации президента (Совета национальной безопасности) с участием всех заинтересованных ведомств, включая предпринимательский, особенно промы­шленный и банковский, сектор и профсоюзы. По­становка национальных целей и очередности их достижения должна сопровождаться оценкой не­обходимых для этого финансовых и иных ресур­сов, а также способов реализации этих целей через научно-техническую (технологическую), инвести­ционно-инновационную, структурную, налоговую, амортизационную и иные виды промышленной политики.

В условиях России дальнейшее проведение экономических реформ требует усиления госу­дарственного воздействия на экономический про­цесс. Это обусловлено как структурными особен­ностями национальной экономики, так и истори­ческими условиями развития страны. Повторим, что сердцевиной экономического развития явля­ется инвестиционный процесс, без которого это развитие попросту невозможно.

Таким образом, необходимо создать условия, стимулирующие инвестиционный процесс. Пока же сложившиеся в России условия этот процесс уг­нетают. Напомню их: открытие экономики для более развитых западных экономик с крайне от­рицательными влияниями на промышленность и сельское хозяйство; приватизация государствен­ной собственности и либерализация цен с потерей управляемости промышленным и инвестицион­ным процессом; ликвидация централизованных форм управления перераспределительной эконо­микой с угрозой разрушения основных систем жизнеобеспечения страны; подчинение экономи­ческой политики государства давлению (диктату) международных финансово-экономических инсти­тутов; создание системы обеспечения оттока эко­номических ресурсов за границу с помощью бивалютного стандарта с жесткой привязкой рубля к доллару при полном господстве последнего на внутреннем рынке России.

Из сказанного следует, что конструктивная экономическая политика для современной России невозможна в отрыве от общеэкономической по­литики, направленной на обеспечение независимо­сти и безопасности страны. Эта политика должна способствовать не уничтожению главных систем жизнеобеспечения государства путем их «адапта­ции» к условиям, в которых они заведомо не могут существовать (средние условия мирового капитали­стического рынка), а их модернизации и развитию. Необходимо дозированное открытие националь­ной экономики и целенаправленная - в духе мо­дернизации и развития - защита основных промышленно-экономических систем государства.

Эта политика по определению не может быть чисто либеральной, поскольку перераспределение ресурсов является неотъемлемым условием суще­ствования целостности национальной экономики. Либеральная же доктрина, которая изначально исходит из принципа экономической самоокупаемо­сти хозяйственных субъектов, отрицает возмож­ность и целесообразность существования сбалан­сированных в целом, но несбалансированных в отдельных частях крупных эффективных эконо­мических систем. Либеральная доктрина в прин­ципе губительна для экономики России, которая не может существовать как целостная система без высокого уровня централизации и монополи­зации.

Отсюда необходимость модификации полити­ки приватизации и политики цен, подчинения их целям сохранения целостности национальной эко­номики.

Наконец, принципиальное значение имеет так­же финансовая политика государства. Достижение так называемой финансовой стабилизации на базе низкой для условий России инфляции при нулевом или минимальном экономическом росте означает на деле либо клиническую смерть, либо продолже­ние мучительной депрессии хозяйства, которая не­избежно закончится хозяйственным развалом. Ре­альная финансовая стабилизация непременно предполагает расширение производства матери­альных ресурсов. Отсюда следует, что одной из центральных задач становится стимулирование производства.

Правительство в течение ряда лет ожидало, что этот стимул даст частный капитал. Однако ожида­ния оказались напрасными и завершились колос­сальным национальным дефолтом, дополнитель­но обесценившим наши реальные ресурсы в 5 раз (в долларовом исчислении). Процесс обесценения продолжается и будет нарастать, если не будет за­креплена наметившаяся как будто бы тенденция роста производства и если придет, наконец, осо­знание того, что дополнительный стимул разви­тию должно дать само государство.

В этом случае придет и понимание необходимости весьма существенного, отвечающего нацио­нальным условиям усиления роли государства в экономическом процессе путем целенаправлен­ных влияний не только через денежно-финансо­вую политику, но и политику инвестиций, налогов, цен и доходов в интересах экономической безопас­ности и развития страны. Но для этого необходимо программирование позитивных национальных це­лей, политическая воля для их выполнения и адек­ватные организационные формы и ресурсы для их реализации в рамках национальной экономической политики.


Список используемых источников


  1. Стратегическое управление, О.С. Виханский; М – 2000

  2. Стратегическое управление компанией, М.И. Круглов; М – 1998

  3. Новая корпоративная стратегия, Игорь Ансофф; С.-Петербург – 1999

  4. Менеджмент, Герчикова, М –1998

  5. Статья «Сергей Глазьев: пора объявлять мобилизацию», ж-л “Коммерсант власть”. № 15 от 20.04.99 г. статья д.э.н. С. Глазьева

  6. Глазьев С. Ю. Управление развитием фактор устойчивого экономического роста // Проблемы теории и практики управления. - 1999. - N4. - С. 26-31

  7. Статья “Будущее России глазами Минэкономики”; г – та “Коммерсант” № 14 от 1.02.00

  8. Доклад Виктора Ишаева, губернатора Хабаровского края,
    руководителя рабочей группы Государственного Совета Российской Федерации по подготовке стратегии развития государства до 2010 г. на парламентских слушаниях в Государственной думе “О стратегии социально-экономического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу"

  9. Стратегия развития государства на период до 2010 года. Доклад, подготовленный рабочей группой Государственного совета РФ под руководством В.И.Ишаева

  10. Доклад, сделанный Гавриилом Поповым, доктором экономических наук, профессором, президентом Вольного экономического общества России, на годовом собрании Международной академии менеджмента 6 июня 2001г.

  11. Х Всероссийский экономический форум: стратегия развития в XXI веке // Проблемы теории и практики управления. - 2001. - N1. - С. 118-121

  12. Альтернативы экономического развития России в ХХI в. // Проблемы теории и практики управления. - 1999. - N6. - С. 44-47

  13. Костин Г. Потенциал ВПК и концепция устойчивого социально-экономического развития России // Проблемы теории и практики управления. - 1998. - N2.

  14. Доклад Российско-европейского центра экономической политики ( РЕЦЭП) / htpp://www.recep.org

  15. Котц Д. Изменит ли Россия экономический курс? // Проблемы теории и практики управления. - 1999. - N2. - С. 22-23

  16. Лужков Ю. Россия в XXI веке: процветание или прозябание? // Проблемы теории и практики управления. - 1999. - N1. - С. 9-15

  17. О перспективах социально-экономического развития РФ в 2000 году и на период до 2002 года (рекомендации парламентских слушаний) // Российский экономический журнал. - 2000. - N2. - С. 3-16

  18. Теория развития «парадокса Икара» (по Миллеру) // Менеджмент в России и за рубежом. htpp://www.dis.ru

  19. Государственное регулирование экономики // Менеджмент в России и за рубежом. htpp://www.dis.ru

  20. Государственное регулирование экономики // Экономические стратегии.

  21. Excellence in Financial management htpp://www.exinfm.com)

61



Кыргызско - Российский Славянский Университет


К
афедра менеджмента

Стратегический менеджмент



«Стратегические цели экономической политики России в современных

условиях»


Выполнил: Тельпуховский Игорь, М-2-98

Проверила: Плешакова Е.Ю.


Бишкек 2002

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий