регистрация / вход

Использование современных методов оценки рыночных рисков для принятия эффективных управленческих решений

Формы отчетности с точки зрения портфельного подхода к анализу рисков компании. Преимущества использования показателя Value-at-Risk — инструмента активного управления рисками. Влияние хеджирования на компанию, стратегические результаты от его внедрения.

Реферат на тему:

“ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СОВРЕМЕННЫХ МЕТОДОВ ОЦЕНКИ РЫНОЧНЫХ РИСКОВ ДЛЯ ПРИНЯТИЯ ЭФФЕКТИВНЫХ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ”


Экономическая среда никогда не представляла собой четкую, раз и навсегда установившуюся схему. В отсутствие неопределенности планирование деятельности экономических агентов полностью теряет смысл, поскольку в таком случае результат любых действий заранее очевиден. Именно в силу неопределенности предприятия занимаются непрерывной разработкой и корректировкой своей стратегии по мере поступления новой информации. Неопределенность обуславливает как возможность получения прибыли, так и вероятность возникновения рисков, зачастую фатального характера (например, риск внезапного разорения и банкротства).

Комплексный подход к управлению рыночными рисками подразумевает четкое определение тех принципов, в соответствии с которыми будут осуществляться анализ и оценка рисков, а также наличие соответствующего инструментария. Особенно важно уметь не только идентифицировать риск, но и установить источник его возникновения.

Осуществление непрерывной хозяйственно-экономической деятельности предполагает постоянное изменение состава активов и пассивов, показателей их рентабельности, ожиданий инвесторов. Таким образом, можно представить компанию как набор отдельных составляющих, волатильность каждой из которых имеет свои законы и тенденции. В этой связи мы можем говорить о целесообразности применения портфельного подхода к анализу рисков компании. Данный подход активно используется в финансовых институтах, где термин «портфель» традиционно обозначает совокупность инвестиционных активов. Мы же постараемся обосновать возможность применения концепции портфеля по отношению к нефинансовой компании.

В рамках портфельного подхода активы и пассивы компании рассматривают как элементы единого целого — портфеля, — сообщающие ему характеристики риска и доходности, это позволяет эффективно проводить анализ возможностей оптимизации экономических рисков.

Чтобы определить, насколько компания подвержена рыночному риску (процентному, валютному, фондовому или ценовому), прежде всего следует ознакомиться с ее финансовой отчетностью: балансом, отчетом о прибылях и убытках и другими документами. Особое внимание нужно обратить на величину долгосрочных финансовых вложений, валютные счета компании, структуру финансирования, условия привлечения кредита, наличие дочерних организаций за границей и т.д.

Рассмотрим формы отчетности с точки зрения портфельного подхода к анализу рисков компании. Проанализируем каждую статью баланса и отчета о прибылях и убытках, с тем, чтобы соотнести ее с тем или иным видом риска. Данная операция позволит более явственно представить, какие сферы деятельности компании нам придется изучить при анализе рыночного риска.

Основными объектами изучения выступают сделки по покупке или продаже сырья, готовой продукции, основных средств. Это напрямую отражает степень подверженности компании ценовому риску. Здесь нужно отметить два момента.

Во-первых, большое значение имеет то, с какими товарами работает компания, насколько их цена подвержена изменениям. Во-вторых, немаловажно, насколько часто компании приходится иметь дело с рынком таких товаров: чем систематичней данные операции, тем большую значимость они имеют. Разовая сделка по покупке крупногабаритного оборудования будет иметь меньший ценовой риск, чем повторяющаяся из цикла в цикл торговля комплектующими материалами, ведь возможность ценовых скачков на длительном временном промежутке гораздо больше, чем в течение периода заключения разового контракта.

Для нефинансовых компаний ценовой риск является неотъемлемым спутником хозяйственно-экономической деятельности, однако утверждать, что он доминирует над другими, было бы неверно. Организация, осуществляющая финансовые вложения (как краткосрочные, так и долгосрочные), подвержена фондовому риску. Валютный риск на первый взгляд составляет малую долю от общего портфельного риска, однако даже при незначительных объемах средств на валютных счетах компании, заключающей контракты в иностранной валюте, угрожает неподъемно большой валютный риск. Наконец, организация может выступать в роли кредитора или заемщика и в обоих случаях будет нести процентный риск. Естественно предположить, что чем больше величина выданных кредитов / полученных займов, тем выше уровень процентного риска.

Таким образом, риски, связанные с какими-либо конкретными активами или пассивами, должны быть агрегированы. Соответственно, принятие нового экономического решения следует осуществлять, рассматривая его с точки зрения влияния на изменение доходности и риска всей совокупности (портфеля) активов и пассивов компании и учитывая, что различные сочетания таких решений могут коренным образом менять характеристики портфеля в целом.

Применение портфельного подхода позволяет обосновать расчеты единой рисковой стоимости компании, не прибегая к вычислению рисковой стоимости каждого актива в отдельности. Однако в этом случае необходимо определить корректную меру риска, учитывающую не только все риски компании, но и корреляции между ними. Возникает проблема поиска индикатора риска, отвечающего этим требованиям. Чтобы решить ее, следует обратиться к существующему инструментарию риск-менеджмента.

Вопросам разработки показателя, корректно отражающего уровень риска, посвящено множество научных работ. Наиболее популярной в области оценки общего риска является концепция Value-at-Risk (VaR). В противоположность другим индикаторам риска (RAROC, EC, COSO ERM) показатель VaR позволяет получить исчерпывающую информацию о рыночном риске за счет выделения рыночных факторов из других финансовых рисков (процентного, валютного и фондового) и активного использования корреляций и ранее сделанных прогнозов.

Значимость показателя VaR для целей рискменеджмента оценивается по-разному. Будучи приверженцем концепции VаR, Кевин Доуд [4] утверждает, что она позволяет объединить отдельные показатели в общий портфель рисков и понять, как различные риски взаимодействуют между собой. Хакан Янкенсгард [5] полагает, что в силу своей сложности данный подход не всегда применим в целях принятия решений в области риск-менеджмента нефинансовой компании.

Что же может считаться альтернативой VaR? Кристофер Калп, Мертон Миллер и Андрэа Невес [3] приводят оценки риска, и эти оценки можно трактовать как некие плановые значения, ниже которых переменная никогда не опустится, — «минимальную плановую вероятность» (Best Below-Target Probability, BTP) и «минимальный плановый риск» (Below-Target Risk, BTR). Отличие от VaR заключается в том, что при расчете BTP и BTR устанавливают не доверительный интервал, а заданную величину убытков. В качестве такого планового показателя могут выступать средства, необходимые для дальнейшего обеспечения непрерывной хозяйственной деятельности, или резервы, предназначенные для избежания банкротства. По сути, эта мера риска является частным случаем метода LPM (LowerPartialMoments). Базовая идея метода заключается в том, что некая сумма потерь, связанная с определенным отклонением, выявляет степень неприятия риска менеджером, принимающим решение. Подбор различных вариантов этой суммы и, соответственно, вероятности ее потерять позволяет сделать процесс описания рисковых предпочтений более гибким, что не так уж просто при использовании метрики VaR.

К сожалению, методология Калпа и его соавторов не получила распространения. В данной работе мы будем исходить из предпосылки, что у агентов уже сформировано отношение к риску, в этом случае более логично использовать в качестве отправного пункта доверительный интервал, т.е. методику VaR. Поскольку показатель VaR первоначально использовался в работе финансовых институтов, с его помощью невозможно полностью описать менее гибкие движения товарного рынка, однако он позволяет объединять огромное количество рыночных факторов, что особенно необходимо для оценки рыночного риска.

В момент своего появления в 1994 г. концепция VaR представляла собой в первую очередь инструмент измерения рисков и констатации величины возможного ущерба. На базе этой концепции многие финансовые и нефинансовые организации построили модель риск-менеджмента, которая была способна агрегировать все риски в одной величине, отражавшей перспективы компании. С тех пор данный показатель эволюционировал в нечто большее, чем просто количественное выражение риска. Компании научились использовать VaR для контроля рисков. Они отслеживают глобальную подверженность рискам с учетом разнообразия производственных единиц, могут выделить области, где риски наиболее высоки, и принять меры по снижению уровня неопределенности.

Таким образом, VaR — инструмент активного управления рисками. С его помощью компании определяют оптимальное соотношение риска и доходности. Системы VaR помогают выявить самые конкурентоспособные направления, а также те сферы деятельности, которые позволяют нарастить скорректированную на риск стоимость.

До того, как методика VaR вошла в широкую практику, найти подобный «компромисс» было достаточно сложно.

С помощью концепции VaR удалось реформировать применение прежних моделей, например системы показателей результативности, соотнесенных с риском (Risk-АdjustedPerformanceMeasures, RAPM). Модифицированная модель RAPM позволяет менеджерам корректировать поведение фирмы с учетом риска, VaR позволяет сравнить действия с разным уровнем риска. До внедрения VaR величину RAPM рассчитывали следующим образом:


где под экономическим капиталом понимается рисковый капитал, необходимый для покрытия всех известных компании рисков. Внедрение VaR позволило произвести декомпозицию капитала с учетом разнообразных риск-факторов:

где i — каждая отдельная производственная единица или операция.

Таким образом, любой бизнес может быть разложен на этапы: запуск нового продукта, строительство дополнительного объекта, смена поставщика и т.д.

Для принятия решений менеджеры часто используют предельное значение RAPM, характеризующее прирост прибыли по отношению к приросту VaR и наглядно отражающее рентабельность той или иной сделки:

Данный подход направлен на ограничение риска, которому подвергают себя компании. Каждое решение должно быть «скорректировано» на риск и продиктовано необходимостью поиска разумного баланса между прибылью и соответствующим риском. Благодаря концепции VaR такой баланс обрел конкретный показатель, доступный для понимания и несложный в расчетах, позволяющий менеджерам однозначно определиться с выбором дальнейшей стратегии компании.

Кроме того, показатель VaR нашел широкое применение в инвестиционном менеджменте благодаря своей ориентации на перспективу. Фирмаинвестор, сравнивая различные инвестиционные возможности, может определить, какой урон нанесут ей риски в будущем. Модель VaR позволяет не только оценить возможные потери, но и выстроить в результате моделирования различных ситуаций оптимальную стратегию хеджирования.

К примеру, если угледобывающая компания решает использовать опционы на покупку угля, чтобы обезопасить себя от излишней волатильности цен, модель VaR покажет, сколько компания отыграет за счет применения такой стратегии. Сравнив все затраты, фирма сможет решить, насколько данная стратегия целесообразна.

Условно говоря, компания принимает во внимание сразу две величины. Во-первых, необходимо узнать, насколько оправданны инвестиции:

где FI — чистая текущая стоимость от инвестиций (netpresentvalueofinvestment); E(RI) — прирост выручки, связанный с запуском инвестиционного проекта; CI — издержки на совершение инвестиций (сюда могут входить выплаты внешним инвесторам, упущенная выгода, транзакционные издержки и т.д.).

Во-вторых, величина VaR позволит рассчитать, насколько изменились максимально возможные потери компании в связи с запуском какого-либо проекта. Если речь идет о стратегии хеджирования, то таким образом можно проверить, в какой степени рассматриваемый вариант уменьшает угрозу непредвиденных расходов.

Универсальность показателя VaR значительно расширяет сферу его применения, любой проект компании может быть оценен с точки зрения соотношения риска и доходности. Тогда единственным фактором, определяющим решение о реализации проекта, становится степень принятия риска, или так называемый «риск-ап петит» компании.

Кроме того, VaR позволяет сравнивать различные варианты хеджирования между собой.

Так, при хеджировании процентного и валютного рисков компания может корректировать свои финансовые показатели в соответствии с выбранной стратегией хеджирования и таким образом получать различные показатели VaR.

Наименьшему VaR будет соответствовать наилучшая стратегия. Точно так же можно моделировать более сложные стратегии хеджирования, одновременно затрагивающие несколько рыночных факторов, и, сравнивая их VaR, принимать окончательное решение о том, какую политику реализовывать.

В научной литературе нет однозначного ответа на вопрос, оказывает ли хеджирование прямое влияние на стоимость фирмы. Попробуем разобраться, для чего компании прибегают к хеджированию и какой стратегический результат это приносит.

С целью выявления числовой зависимости между хеджированием и изменением рыночной стоимости компании проводилось немало исследований. Джордж Аллаяннис и Джеймс Вестон [1] указывают на положительную связь между хеджированием валютных рисков и стоимостью компании. В качестве прокси-переменной исследователи использовали коэффициент Q Тобина. Выборка состояла из 720 крупнейших американских нефинансовых компаний и охватывала период с 1990 г. по 1995 г. В ходе исследования было обнаружено, что размер выигрыша от использования валютных деривативов составлял 4,87% от общей стоимости, что является статистически и экономически значимой величиной. В то же время Филипп Джорион [6] не обнаружил явной корреляции между хеджированием и стоимостью компаний нефтяной и газовой отрасли. В качестве объясняющей переменной регрессии он использовал степень «хеджированности» товарных рисков, а в качестве главной — чувствительность цены акции к изменению цен на нефть и газ. Оказалось, что связь между этими величинами не подтвердилась эконометрически. Полученный результат можно объяснить тем, что в данных отраслях фирмы не стремятся хеджировать товарные риски, т.к. зачастую эти риски являются источником экстраприбыли. Более того, в большинстве случаев такие фирмы сами являются крупными игроками на рынке и могут спекулировать на ценах своей продукции.

Тем не менее, принято считать, что у компании, хеджирующей риски, образуется так называемая хедж-премия, которая, по сути, и представляет собой прирост рыночной стоимости. В соответствии с исследованием Дэвида Картера, Дэниэла Роджерса и Бэтти Симкинс [2] такая премия для отрасли воздушных перевозок составляет в среднем 5–10% от начальной рыночной стоимости. Сопоставимые результаты получали и исследователи других отраслей.

В общем и целом эффект от внедрения хеджирования можно разложить на три составляющие.

В первую очередь обратимся к традиционному представлению о влиянии хеджирования на компанию. Снижая вероятность банкротства, хеджирование уменьшает издержки финансовой неустойчивости и тем самым повышает стоимость фирмы. Фирма, которая не использует хеджирование, сталкивается с существенными финансовыми ограничениями, когда присущий ей уровень риска не позволяет привлечь внешние источники финансирования, а внутренних недостаточно для осуществления инвестиций в выгодные проекты. В подобной ситуации хеджирование рисков является решением проблемы недоинвестирования: оно высвобождает внутренние финансовые потоки компании, выполняющие роль резерва на случай непредвиденного изменения рыночной конъюнктуры. Кроме того, хеджирование становится особо выгодным, когда внешние источники финансирования относительно дороже внутренних. Второй плюс заключается в следующем: успешное решение задач по управлению рисками позволяет компаниям стать более привлекательными для клиентов, активно работать на международном рынке, увеличить доходы, повысить кредитный рейтинг, оптимизировать структуру капитала. Таким образом упрощается доступ к внешним источникам финансирования и снижаются затраты на привлечение денежных средств.

Наконец, благодаря снижению уровня рисков инвесторы не требуют высокой компенсации за риск. Следовательно, уменьшаются показатель требуемой доходности акционеров и ставки заимствований, в результате средневзвешенная стоимость затрат на капитал становится ниже.

Нужно отметить, что степень хеджирования рыночного риска, а значит, и рост стоимости за счет уменьшения влияния рыночных факторов варьируются в различных организациях. В одном случае компания будет стремиться хеджировать практически все свои рыночные риски. Например, проектно-ориентированная компания с большими капитальными затратами может быть настолько подверженной операционным рискам, что вынуждена защищать себя от максимально возможного количества других финансовых рисков, в частности рыночного. Есть компании, которые спокойно принимают на себя рыночные риски (как уже упомянутые нефтяные и газовые) и могут позволить себе предпринимать достаточно смелые рыночные решения. В некоторых компаниях только казначейский отдел, как центр аккумуляции прибыли, является ответственным за принятие валютных, процентных и других рисков.

Очевидно, что качественное управление рыночными рисками пойдет на пользу любой компании, так или иначе этим рискам подверженной. Нельзя не согласиться с тем утверждением, что в тех фирмах, где рыночный риск существенно влияет на финансовый результат, преимущества от повышения качества управления рисками являются неоспоримыми и наиболее значительными.

Нетрудно заметить, что по мере развития моделей риск-менеджмента все больше и больше усложнялся их математический аппарат — в измерении рисков находили свое отражение все разработки математической статистики и теории вероятностей. С ростом уровня математизации увеличивается объективность оценки рисков.

Каждое новое усовершенствование все ближе подводит нас к идеалу предвидения исходов событий, и, как знать, возможно новые методы моделирования позволят очистить анализ финансовых рисков от того, что Джон Мейнард Кейнс называл «привкусом астрологии или алхимии».


ЛИТЕРАТУРА

1. Allayannis G., Weston J.P. (2001). «The use of foreign currency derivatives and firm market value». The Review of Financial Studies, Vol. 14(1),pp. 243–276.

2. Carter D.A., Rogers D.A., Simkins B.J. (2006). «Does hedging affect firm value? Evidence from the US airline industry». Financial Management,

Vol. 35(1), pp. 53–86.

3. Culp C.L., Miller M.H., Neves A. (1998). «Value at risk: uses and abuses». Journal of Applied Corporate Finance, Vol. 10(4), pp. 26–38.

4. Dowd K. (2005). Measuring Market Risk, 2nd ed. Chichester: John Wiley & Sons.

5. Jankensgard H. (2007). Are At-Risk Measures Useful Measures of Risk at the Corporate Level? Enterprise Risk Management Symposium Society of

Actuaries, Chicago, March 28–30.

6. Jorion P. (2000). Value at Risk: The New Benchmark for Controlling Market Risk, 2nd ed. McGraw-Hill.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий