регистрация / вход

Мониторинг первичного документального потока по информационной культуре

Описание технологии информационного мониторинга, основные этапы его проведения и особенности. Выявление и обоснование микропотока по информационной культуре. Тенденции и перспективы развития документопотока внутри предприятия на современном этапе.

Введение

Одним из наиболее существенных качеств личности в современном меняющемся обществе является способность постоянно повышать свою квалификацию, самостоятельно добывать знания. Совокупность знаний и умений, обеспечивающих эффективную работу с информацией, в последние годы в профессиональной речи именуется термином «информационная культура личности».

Процесс интенсивной информатизации общества предоставляет неисчерпаемые объёмы самой разнообразной информации, с которой надо уметь обращаться, уметь извлекать из неё пользу. От получаемой информации во многом зависит формирование определённого отношения человека к жизни. Помочь не попасть в зависимость от количества информации, обрести умение сосредоточивать внимание на наиболее важных, смыслообразующих звеньях информационного потока, выстраивать из них логическую цепочку, приводящую к определённым умозаключениям, – важная педагогическая задача. Не случайно информационная культура как научная и учебная дисциплина является приоритетным направлением работы преподавателей ФИТ Кем ГАКИ.

Актуальность темы обусловило проведение данного исследования.

Цель исследования – мониторинговый анализ развития документопотока по информационной культуре.

Для достижения поставленной цели в процессе исследования было необходимо решить ряд задач :

- Описать технологию информационного мониторинга.

- Выявить микропоток по информационной культуре.

- Определить его функциональные и структурные особенности.

- Сделать выводы о тенденциях и перспективах развития документопотока.

Объект исследования – первичный документальный поток по информационной культуре.

Предмет исследования – функциональные и структурные особенности документопотока.

В качестве базы сбора данных использован комплекс вторичных источников, сборник «Библиотечная жизнь Кузбасса», электронная база данных «Публикаций преподавателей Кем ГАКИ» и её печатный аналог за 7 лет (с 1996 по 2002 годы).

Комплектность объекта исследования, цели и задачи предопределили применение комплекса методов : книговедческого, библиометрического, контент-анализа.

Использование библиографического анализа обусловлено следующими полезными эффектами. Библиометрический подход обеспечивает системность исследования. Исследование проводится на большом массиве источников; количественное расширение информационной основы приводит к качественно новым результатам. Библиографический метод позволяет рассмотреть документопоток в динамике и статике.

Использование контент-анализа позволило дать объективную оценку содержательной структуре микропотока.

Структура дипломной работы определяется целью и задачами исследования. Она включает две главы, заключение, список литературы (107 источников), приложения (5 таблиц, 2 рисунка). Во введении обоснована актуальность, научная и практическая значимость исследования, поставлена цель, сформулированы задачи.

В первой главе рассматривается история развития первичного документопотока.

Во второй главе изучены функциональные и структурные особенности микропотока по информационной культуре.

В заключении сформулированы общие выводы и основные научные результаты.


1 . Изучение первичного документального потока в гуманитарной сфере

1.1 История изучения документального потока

Процесс информатизации двух последних десятилетий существенно изменил отношение общества к документально фиксированной информации. Она стала рассматриваться как товар, производительная сила, неограниченный ресурс в развитии общества. Используя данные о состоянии документального потока, можно следить за развитием того или иного научного направления, получать довольно точные сведения, характеризующие культурную среду в целом или отдельные ее сегменты, заниматься социальным проектированием и моделированием, строить прогноз любого объекта.

Процедура работы с документальными потоками достаточно точно и полно отработана и описана в трудах многих ученых, библиографов, информатиков, математиков.

Первые исследования закономерностей развития документального потока во времени и пространстве начались еще в XVIII–XIX вв., как правило они проводились книгоиздателями, библиографами. Одним из первых провел количественный анализ книготорговых каталогов ярмарки в г. Лейпциге К.Х. Фремихен. Из числа первых отечественных исследований наиболее известны результаты А. Шторха и Ф. Адепунга. В 1810 году они статистически проанализировали собственный указатель литературы, изданный в России за пять лет, с целью «усмотреть из оного состояние каждой особенной науки», и «сравнить один период с другими и через сравнение этого видеть приращение или ущерб» (17).

Практические опыты П.И. Кеппена (1825), В.И. Межова (1860), К. Беккера (1868–1869), Л.И. Павленкова (1887–1896), и особенно Н.М. Лисовского показывают, как зарождалось стремление дать объективную основу суждениям о «недостатках» и «дальнейшем развитии науки», разработать методику сбора и обработки данных.

Однако не разработанность вопросов типологии книг и авторов, тематической классификации литературы существенно затруднял анализ потока этого времени. Годовой объем новой литературы XVIII–XIX вв. невелик, еще не сложилось современное богатство типов, видов и жанров публикаций и их тематики.

Поэтому в изучении документального потока в течение двух столетий преобладал книговедческий и тематико-классификационный подходы. В середине XIX века, благодаря развитию рекомендательного направления в отечественной библиографии, активно обсуждаются вопросы критической оценки содержания единичных публикаций, проблема их выбора.

В начале XX века объем годовой печатной продукции стал существенно увеличиваться. Индивидуальное отношение к книге, статье становится для библиографа практически невозможным. Первые попытки изучения документальных потоков относящихся к началу XX века принадлежат русскому библиографу и публицисту Н.А. Рубанину, который утверждал, «что всем читателям, а не только книговедам, библиографам и книголюбам нужно знать о переменах, происходящих с книжными богатствами с течением времени, их приливах и отливах и влиянии на миллионы все новых читателей» (83). Историческая связь и взаимозависимость между литературой и созданием библиографических пособий. В 20–30-е годы предпринимаются первые попытки определения требований к текущим и ретроспективным научно-вспомогательным библиографическим пособиям (например, в работах Н.В. Владиславлева, К.Р. Симона, А.Я. Подземского и др.), среди важнейших требований назывались принципы отбора литературы и особенности ее библиографической характеристики. Это подтверждало необходимость оценки качества библиографического пособия через отраженную в нем литературу. В этот период ознакомлению с состоянием литературы во многом способствовали исследования книжной статистики. Тем самым библиографические пособия становятся не только результатом изучения потока литературы, ни и средством его анализа.

В довоенный период значительный вклад в выявление и изучение закономерностей внесли зарубежные исследователи. Так, основоположником науковедения, известным английским физиком Джоном Десмондом Бериалом был предложен подход к рассмотрению науки как информационного процесса и показана возможность изучения ее развития как эволюции информационных потоков (5).

Развивая эту концепцию, другой известный английский ученый, инженер и философ-науковед С. Бредфорд установил некоторые закономерности изменения документального потока и, в частности, сформулировал закон рассеяния публикаций. Закономерности роста и старения публикаций, которые были определены на основе представления о науке как об информационном процессе, в дальнейшем удалось уточнит, изучая их зависимость от возникновения и развития научных идей и роста числа специалистов в той или иной области (особенно работах А. Лотки, Д. Прайса (73) и других).

Многочисленные исследования отечественных ученых-науковедов и информатиков, проведенные в 60–70-е гг., позволили уточнить установленные закономерности и дать им более четкую трактовку.

В каждой области деятельности изучения документальных потоков проводилось с различными целями. В зависимости от них в этих работах ставились и решались специфические для конкретной области теоретические и практические задачи. Это, в свою очередь, приводило к тому, что для изучения документальных потоков использовались разнообразные методы и средства, выбор которых зависел не только от целей и задач исследования, но также и от уровня развития данной области деятельности. (26)

Науковедческие результаты были сведены в специальной монографии В.В. Налимова и З.М. Мульченко «Наукометрия». Налимов В.В, предложил более строгое объяснение механизма торможения роста публикаций (69); работы Г.М. Доброва (26), Л.С. Козачкова (47) и В.И. Горьковой (22) позволили рассматривать закономерности развития документальных потоков как результат их взаимодействия в информационной системе, где процесс рассеяния информации взаимосвязан с ее концентрацией. Однако многие из этих исследований, рассматривали документальный поток как результат развития науки. Исследования были осуществлены на материале публикаций различных отраслей, тем не менее мало внимания уделяли специфическим особенностям литературы, проистекающим из особенностей самих отраслей, а преследовали цели установления лишь общих закономерностей.

По замечанию П.М. Доброва, все области знания в своем развитии проходят такие существенно отличные этапы, как «описательный (сбор фактов, наблюдения и их систематизация), логико-аналитический (качественный анализ явлений с тех или иных методологических позиций) и этап гармонического синтеза качественной и количественной сторон» (26). Это замечание в полной мере относится и к изучению документальных потоков в библиографических целях, прошедшему несколько этапов своего развития.

Практика библиотечно-библиографической деятельности 50-х гг. XX века требовала решения таких задач, как улучшения комплектования и организации фондов специальных библиотек, совершенствование библиотечно-библиографического обслуживания читателей в условиях стремительного роста потока литературы. Многообразие информационных потребностей специалистов и рабочих и их все большее усложнение привело к созданию разнообразных библиографических пособий в помощь науке и производству. Первоначально изучение документальных потоков и было направлено на выяснение литературной обеспеченности отрасли или проблемы, на установление того, где, кем и сколько издается литературы и каков ее характер. А поскольку средством выявления и изучения отраслевой литературы являлись в основном библиографические пособия (преимущественно учетно-регистрационные и научно-вспомогательные), то это обусловило необходимость выяснить и библиографическую обеспеченность отдельных отраслей науки и техники.

Инициатива проведения данных исследований принадлежит основателям ленинградской школы библиографов в области техники и естествознания: Д.Ю. Теплову, Л.В. Зильберминц, Г.В. Гедримович, В.В. Гнучевой, В.А. Минкиной и др. Работы В.В. Гнучевой положили начало серии исследований библиографической обеспеченности отраслей естественных наук и техники, где сопоставительный анализ отражения литературы сочетался с изучением ее развития и формированием системы библиографических пособий.

Важнейшим результатом этих исследований было осознание необходимости разработки критериев качественной оценки текущих библиографических изданий (ТБИ) в области естествознания и техники, начатой Л.В. Зильберминц. Л.В. Зильберминц подчеркивала, что именно текущие библиографические пособия «являются пока единственным источником, позволяющим судить об объеме и характере потока информации». Поэтому разработка критериев их количественной оценки имеет большое практическое значение.

Л.В. Зилберминц показала, что традиционные элементы характеристики ТБИ (сведения о количестве включенной литературы, ее тематике, оперативности отражения, видах библиографической характеристики, наличии вспомогательных указателей в пособии, данные о количестве расписываемых источников) могут служить критериями их качественной оценки отраслевой библиографии, но только при условии дальнейшего углубления и детализации. Основной задачей сравнительного изучения (ТБИ) отрасли она считала их сопоставление по характеру отражаемой литературы (ее типов и видов, распределению по странам, языкам, отдельным темам), по кругу расписываемых журналов с учетом их особенностей, по дифференцированному во времени определению оперативности отражения отдельных видов документов, количеству, качеству и объему аннотаций и рефератов, характеру построения и наполнению вспомогательных указателей.

В этот период было начато детальное изучение истории развития и современного состояния литературы и библиографических пособий отдельных отраслей техники с целью создания учебных пособий по отраслевым главам курса «Библиография технической литературы». Для оценки качества библиографических пособий отдельных отраслей использовался сравнительно-статистический анализ отраженного в них документального потока. Результаты этого направления исследований подробно изложены в статье Г.В. Гедримович (11).

Таким образом, на данном этапе изучения документальных потоков – этапе сбора фактов и их систематизации – исторический анализ развития и современного состояния отраслевой литературы и библиографических пособий сочетался со сравнительно-источниковедческим их изучением. Это означало, что изучение документальных потоков проводилось с внутренними для отраслевой библиографии целями: определить обеспеченность отдельных отраслей естествознания и техники библиографическими пособиями и оценить их качество. Раскрывшиеся при этом возможности выявления особенностей потока литературы на базе изучения библиографических пособий позволили сделать следующий шаг. Была сделана попытка охарактеризовать не только литературную обеспеченность, но и пути развития самой отрасли, т.е. использовать результаты библиографического анализа для более широких науковедческих целей.

Развитие данного направления исследований осуществлявшийся во 2-й половине 60-х и начале 70-х гг., связано с именем Д.Ю. Теплова. Ему принадлежит идея не только выявить и изучить, но и объяснить причины того или иного проявления закономерностей рассеяния-концентрации информации в потоке литературы определенной отрасли. Им впервые был предложен подход к рассмотрению явления рассеяния публикаций как информационному обмену между отраслями. Разработанная Д.Ю. Тепловым матрица информационного обмена позволяет не только выяснить характер обмена литературой между отраслями, но и выявить более глубокие интеграционные процессы, протекающие между ними, которые позволяют определить степень информационной активности каждого из участников взаимодействия. Также, Д.Ю. Тепловым была предложена дифференцированная трактовка рассеяния публикаций: применительно к статьям в журналах – публикационное рассеяние (П-рассеяние), применительно к информации в библиографических пособиях классификационное рассеяние (К-рассеяние).

Д.Ю. Теплов является инициатором проведения ряда исследований, направленных на изучение возможностей использования разработанных в науковедении методик анализа закономерностей документального потока в библиографических целях (99). Были предложены основные параметры анализа документального потока отрасли в статике и динамике (общий объем потока и разнообразные другие показатели, характеризующие его структуру – жанровую, издательскую) (98).

Важное значение имела разработанная Д.Ю. Тепловым типология технической литературы и библиографических пособий (100), которая впоследствии легла в основу созданной им теории типизации в книговедении и библиографии (101). Она давала возможность судить о потенциальной значимости литературы и библиографического пособия для определенной сферы научно-производственной деятельности уже по их принадлежности к определенному типу.

Теоретическая и практическая постановка задачи изучения документальных потоков привела к возникновению двух направлений их исследования:

1) детальное изучение состава и структуры документального потока с целью ранжирования литературы для определения наиболее ценной;

2) сопоставление отраженной в библиографическом пособии литературы с интегральным документальным потоком для оценки качества пособий с точки зрения полноты и точности отражения наиболее ценной литературы.

В середине 70-х гг. под руководством Д.Ю. Теплова были предприняты функционально-генетические исследования документальных потоков.

Изучение документального потока у истоков его формирования позволило выяснить условия, в которых с одной стороны, возникает информационный дефицит, а с другой, – происходит интенсивное использование существующего потока литературы (45). Установление зависимости между возникновением информационного дефицита и созданием публикаций, а также их использованием, помогло выяснить, что чем выше информационная активность специалистов, тем быстрее может наступить осознание информационного дефицита и тем быстрее последует необходимость его восполнения.

В теоретическом плане функционально-генетическое изучение документальных потоков было направлено на анализ связей между объективными и субъективными факторами, влияющими на создание и использование литературы. В результате были созданы определенные предпосылки для управления отраслевым документальным потоком в процессе библиографирования литературы и обсуждения специалистов. Выяснение характера взаимосвязи потока литературы с информационными потребностями позволило определять тематические границы последних через анализ тематической структуры документальных потоков отрасли.

В это время предпринимаются попытки изучения особенностей информационных потребностей специалистов на базе потока цитируемой литературы.

В настоящее время исследование документального потока продолжают их ученики Г.А. Минкина, Гордукалова Г.Ф., О.Н. Зусьман, Т.В. Захарчук и другие.

Библиометрический анализ тематической структуры публикаций по библиотечному делу России середины 1990-х гг., представлен в статье О.М. Зусьмана и Т.В. Захрчук (38). В публикации дается характеристика активности использования библиотековедческих исследований и внимания практиков к отдельным проблемам библиотековедения и библиографаведения. При этом приводятся результаты исследований проведенных в РНБ в 1998 году.

В статьях В.А. Минкиной (66) и Т.А. Егеревой (27) определяются критерии ценности технической литературы и пути выявления необходимых для этого показателей.

В связи с активным внедрением в информационно-библиотечную деятельность новых информационных технологий авторы Г.Ф. Гордукова, Л.А. Юдина рассматривают вопросы технологии информационного мониторинга (19). Описывают условия реализации технологии для динамической информационной диагностики предметных областей, конкретных объектов, проблемных ситуаций. Характеризуют способы формализации данных, прогнозные индикаторы, предмашинная обработка, ввод, контроль, хранение и накопление данных, программное обеспечение мониторинга.

Особенности методики изучения потока используемой литературы и некоторые результаты проведенных научно-исследовательским сектором ЛГИК л.м. Н.К. Крупской исследований изложены в статье О.М. Зусьмана (33).

По мере углубления и расширения представлений об информационных потребностях специалистов в гуманитарной сфере изменялся характер изучения документального потока. Логическим его завершением являлся параллельный анализ двух потоков одной тематической направленности: реально существующего мирового документального потока, отраженного в системе библиографических пособий (так называемого интегрального потока), и потока литературы, использованной специалистами и отраженной в аппарате ссылок. Подобные исследования начали проводиться в середине 70-х гг. XX века.

В этот период времени зарубежные специалисты основное внимание акцентируют на изучении значимости социологических журналов (Л. Алексон, 1960; Д. Бен, 1962), темпов старения и закономерностей цитирования литературы социальной тематики (Earle, B. Vickery, 1969 и др.). Исследуются закономерности рассеяния и старения публикаций по экономике (M. Lovell, 1973), теории международных отношений и проблемам разоружения (N. Black, 1976; A. Legaut, 1976), психологи (J. Pinski, F. Narin, 1976) и т.д.

В 1976 г. Британская библиотека создает на базе Шеффилдского университета центр по изучению потребителей информации в области гуманитарных и социальных наук. Им изучается специфика гуманитарных отраслей знания, особенности микропотоков документов и их использование специалистами (97). Масштабные исследования потоков литературы социальной проблематики проведены в 1972–1978 гг. в рамках программы DISISS – Проектирование информационной системы в области общественных наук. Результаты изложены в статьях разработчиков (M. Line, S. Roberts и др.).

С 1972 г. на основе издаваемого Институтом научной информации США «Указателя цитированной литературы по общественным наукам» («Social Scinces Citation Index») осуществляются исследования потоков цитированной литературы практически по всем отраслям обществоведения. В частности, на основе кластерного анализа ссылок в 1979 г. H Stall, D. Jrane выявляются особенности обмена научной информации в области социологии, экономики, психологии.

В 80-е гг. и отечественные и зарубежные специалисты широко занимаются проблемой специфики социального знания, процессов гуманитарного познания (74, 79), разных видов правовой, исторической, социологической информации. Проводятся количественные исследования текстов обществоведческих документов. Существенные сведения об особенностях документов социальной проблематики получены О.Н. Образцовой и специалистами ИН ИОН ВН СССР при исследовании реферирования (70, 76). Серьезным достижением отечественной библиографии следует отметить разработку в ИН ИОН АН СССР Единого рубрикатора по общественным наукам, существенно облегчающего не только собственно библиографические процессы, но и изучение тематической структуры потока.

В начале 80-х гг. Всероссийская книжная палата предприняла изучение методов статистического прогнозирования книжной продукции с анализом ее тематической и типо – видовой структуры (34).

Автоматизация библиографических процессов, а в последние годы создание экспертных систем, обусловили изучение проблем предметизации и кластеризации документов социальной тематики, сопряженного с количественным исследованием профильного документального потока.

Зарубежные специалисты основное внимание уделяют вопросам авторской структуры потока, выявлению научных коллективов и тематических связей между микропотоками социальной тематики, закономерности рассеяния публикаций, практике цитирования литературы в области общественных наук (E. Jzarfield, I. Brittain, Miwa Makiko, B. Peritz и др.). Наиболее часто исследуются микропотоки по философии (социологии), истории, антропологии, психологии, экономике.

Со второй половины XX века за рубежом и в СССР развивается новое направление в исследованиях науки, связанное с количественным изучением документальных потоков – библиометрия. Она построена на анализе библиографических данных публикаций: заглавие (в том числе ключевые термины), автор, название книги или журнала, страны и др. Объектами изучения в библиометрических исследованиях являются публикации, часто сгруппированные по разным признакам. Методология науки рассматривает научное значение по его развитию через отражение публикации. Научная статья, по мнению Д. Прайса, отнюдь не является неизменной единицей информации, которую публикуют, накапливают, находят и выдают по требованию. Она – меняющаяся часть социальной ткани науки и производится в одних условиях, а используется в других. Важно подчеркнуть, что при библиометрическом подходе к исследованию науки может быть использована вторичная информация о публикациях, содержащаяся в различных указателях, реферативных журналах, базах данных. Эта информация имеет перспективное значение для изучения многих сторон деятельности человека, и особенно научной.

В конце 80-х гг. ХХ века вводятся понятия «информационная диагностика», «информационный мониторинг» объектов. В настоящее время это одно из перспективных направлений в изучении документальных потоков, так как реализуется переход к селективной библиографии, интеллектуальному и статистическому анализу библиографической продукции (17, 18, 19).

1.2 Методы изучения первичного документального потока

Современная наука выделяет следующие методы анализа документальных потоков (48):

1. Историко-генетический, книговедческие методы позволяют характеризовать происхождение и развитие основной части потока (тип, вид, жанр публикации, тематический микропоток, поток литературы определенного издательства).

2. Типологические методы дают возможность соотнести документ по его формализованным признакам с определенным типом литературы, видом и жанром публикации.

3. Классификационные методы (систематизация, предметизация, дескрипторизация, кластеризация) служат для выявления тематически однородного микропотока и его внутреннего подразделения на предметно обособленные составные части при изучении тематической структуры потока.

4. Статистические (количественные) методы позволяют измерить в потоке частоту встречаемости документов с каким-либо признаком. Изменение осуществляется в абсолютных цифрах, а для наглядного представления и сопоставляемости результатов может быть выражено в процентном отношении.

5. Семантико-лингвистические методы основаны на разных методиках содержательного анализа сведений о документах и их текстов. Контент-анализ основан на анализе частоты встречаемости в названии или тексте документа определенных терминов и словосочетаний. Близок ему кластерный анализ, при котором выделяются ключевые слова по силе связи между ними, объединяются в родственные кластеры или предметные рубрики. Сленговый анализ позволяет прогнозировать актуальные общественные проблемы на основе выявления новых понятий в различных словосочетаниях. Служит, например, для формулировки новых предметных рубрик в картотеках по актуальным темам и др.

6. Библиографический анализ документов построен на изучении формальных, содержательных и функциональных признаков документов. Позволяет выявить роль и место документа (или однородной их совокупности) в микропотоке, их ценностные свойства, дать содержательную интерпретацию полученным статистическим показателем.

При содержательном описании результатов исследования могут быть использованы дополнительно такие методы как экспертная оценка, опросы читателей.

Все проводимые исследования документальных потоков в организации работы информационных служб и библиотек обусловили интерес к их изучению. В последние годы широко распространялись библиометрические исследования предполагающие квантификацию документальных потоков информации, т. к. опора в этих исследованиях делается на количественные показатели, отражающие состояние науки или отдельных ее областей.

Возможны два пути или два подхода к квантификации информационных потоков. Первый – когда прослеживается динамика отдельных объектов: публикаций, авторов, ключевых слов из заглавий публикаций, распределения публикаций по странам, рубрикам научных журналов и программа.

Второй – когда выявляются связи между объектами, их корреляция и классификация библиометрические исследования, связанные с первым подходом, могут быть названы «простой» библиометрией, со вторым – структурной библиометрией. Развитие этих двух подходов тесно связано с появлением в 1963 году информационной системы Science Citation Index в Институте научной информации США (г. Филадельфия), которая дает возможность выявлять статистику библиографических данных в мировом масштабе и обнаруживать связи между учеными (и соответственна между публикациями) для использования этих данных как при поиске литературы, так и при изучении когнитивных и социальных отношений в науке.

Первое методологическое направление в библиометрических исследованиях связано с тем, что попытки квантифицировать потоки, публикаций осуществляются напрямую: изучая статистику библиографического материала по странам, рубрикам журналов, авторам и т.п., исследователи различных областей знания, и прежде всего науковеды, пытаются делать выводы о значимости исследуемого объекта – продуктивности ученого, научной эффективности тех или иных публикаций, научном потенциале страны и т.д. Таким образом, первый подход в библиометрических исследованиях связан с получением количественных характеристик для оценки того или иного явления. Важные результаты, как правило, нуждаются в дальнейшем изучении. Здесь необходима философски-социологическая интерпретация результатов во избежании количественной оценки объектов исследования.

В зависимости от выбора библиометрического объекта исследования можно получать разные динамические картины состояния науки. Если в качестве объекта анализа выбрана рубрикационная система реферативного журнала, не следует забывать, что она строго фиксирована и не отражает новейших изменений в науке. Более гибко данная задача решаема на основе лексики, поскольку авторы публикаций не привязаны к классификационной схеме, а используют словарный запас языка по своему усмотрению. Изменения в частоте ключевых слов могут отражать как существенную перегруппировку направлений исследований в науке, так и изменения лингвистического характера. Такой же количественный подход наблюдается при использовании системы SCI в библиометрических исследованиях науки: оценивались качество и значимость научных работ, журналов, ученых как на основе статистики цитирования, так и в зависимости от числа публикаций (работы Д. Крейн, Н. Маллинза, В. Налимова и З. Мульченко, Ю. Грановского и др.) Примером подобных исследований являются исследования, проводимые в Институте научной информации США по базам данных в различных областях знания – физике, науках о жизни, химии и др. – и публикуемые в еженедельных выпусках «Current Contents». В рамках системы SCI введены показатель воздействия журнала и показатель отклика на журнал, которые включают идею оценки двух аспектов журнала: цитируемости и продуктивности. Эти показатели введены для оценки научного журнала как социального института. Анализ научных журналов всегда находится в центре внимания методологов и социологов науки, особенно при конструировании моделей науки и обсуждении кодификации или уровня – консенсуса в естественных и социальных науках (Т. Кун, Р. Мертон, Г. Уекерман и др.).

Таким образом, статистика цитирования позволяет выявлять закономерности развития науки, вероятные темпы ее развития и «прорывы». Благодаря банку данных системы SCI стало возможным ввести ряд количественных критериев для оценки ее состояния и развития. Второе методологическое направление библиометрических исследований связано с квантификацией потоков публикаций с целью получения структурной (качественной) картины состояния науки. Инструментарием данного подхода служит в основном метод кодицирования (метод Маршановой-Смолла), позволяющий кластеризовать мировые массивы публикаций, представленные в базах данных Института научной информации США, и формировать карты наука (64). По мнению Г. Смолла, отождествление кластеров с научными специальностями является одним из самых надежных результатов, полученных благодаря изучению кодицирования. Алгоритм кодицирования позволяет проводить картографирование исследований переднего края и не разных уровнях агрегации получать когнитивные и социальные срезы науки. Метод базируется на принципе выделения взаимосвязи между публикациями (или авторами) на основе цитирования их в одной и той же работе. Таким образом, родство публикаций определяется с помощью анализа их цитирования в последующих работах. По мнению Д. Прайса, открытие метода кодицирования позволило использовать ссылки как способ естественной организации и хранения научной литературы.

В настоящее время часто используют комбинирование кодицирования и контекстного (содержательного) анализа цитирования. Трансформация библиометрической структуры науки в лингвистическую (структуру слов и предложений) позволяет проводить логический анализ концептуальных изменений на определенном уровне. Это связано с тем, что контекстный анализ цитирования дает возможность идентифицировать понятия, ассоциируемые с каждой часто цитируемой публикацией, а контекстный анализ в кластере кодицирования позволяет проследить отношение между ядерными цитируемыми документами, составляющими этот кластер, и соответственно – между основными понятиями в науке. Таким образом, структурная библиометрия является тем методом, который дает возможность постановки и решения принципиально новых проблем, связанных с изучением его зарождения и становления научного знания.

К настоящему времени библиометрией накоплен огромный эмпирический материал, вопросам библиометрии посвящено более тысячи научных публикаций. Поэтому логично вступление ее в качественно новый этап развития – теоретического осмысления.

На этом этапе важным является определение места библиометрии в системе наук.

Ученые и специалисты, занимающиеся этим вопросом, едины во мнении, что библиометрия это не самостоятельная дисциплина, а лишь комплекс математических и статистических методов, т.е. субдисциплина. Учитывая проблематику исследований, попадающих в сферу интересов той или другой научной дисциплины, а также применение полученных результатов в практической деятельности, в том числе и в библиотечной, ученый из ГДР М. Бониц предложил библиометрией считать субдисциплину библиотековедения, т.е. комплекс математических и статистических методов, применяемых в библиотековедении для «изучения и оптимизации научных и ненаучных документов и библиотечных статей» (9).

Исследование науки наряду с библиометрией осуществляют наукометрия и информетрия. В основе этих методов, также как и в библиометрии, лежит количественный анализ.

Наукометрия исследует количественные закономерности, используемые для совершенствования научной деятельности. Информетрия исследует количественные закономерности, используемые для совершенствования научной деятельности. Информетрия исследует комплексные закономерности научной информации и научной коммуникации для совершенствования информационной деятельности, количественные закономерности документальных информационных потоков, лингвистические средства, средства общественной коммуникации, параметры тематических связей между составляющими документального потока.

Широкое применение получил системный анализ документальных информационных потоков, так как его результаты всесторонне используются для организации фондов, создания рубрикаторов и классификаторов, установления профильности, прогнозирования роста объема, определения характеристик используем ости документов во времени (старения информации) и т.п. (20, 21, 22).

1.3 Технология информационного мониторинга

Одной из наиболее перспективных технологий изучения социальных и природных процессов является система мониторинговых исследований, получившие широкое распространение в различных сферах человеческой деятельности. Уже устоявшимися считаются определения социально-политического, экономического, географического, финансового, информационного мониторинга и др.

Для изучения различных объектов социокультурного поля и прогноза их развития данная технология стала широко применяться сравнительно недавно, с начала 70-х гг. ХХ в., и сразу заслужила признание. Технология мониторинга, благодаря своим философским основаниям, приобретает универсальность позволяющую делать плодотворные выводы вне зависимости от того, каком бы масштабе (глобальном, региональном, локальном, даже личностном) не проводилось исследование (90). В научной литературе указывают множество разновидностей мониторинга. В зависимости от классификационного основания выделяют следующие его виды: по масштабу целей (сравнительной, тактический, оперативный); по временной зависимости (ретроспективный, предупредительный или опережающий, текущий); по охвату объекта наблюдения (локальный, выборочный, глобальный); по организационным формам (индивидуальный, групповой, фронтальный) и т.д.

Сущность понятия «мониторинга» заключается в качественно ином уровне изучения важнейших социальных процессов, объектов техногенного и социально-экономического характера, а также источников природных ресурсов. Мониторинг является необходимым условием для устойчивого развития общества, так как на основе данных исследования имеется возможность получать оперативную информацию о текущем состоянии и прогнозировать будущее развитие объектов. Сегодня ставится вопрос о построении в России интегрированной системы государственного мониторинга важнейших технико-экономических процессов, так как имеющиеся в стране специализированные ведомственные службы, предназначенные для отражения обстановки почти во всех сферах жизнедеятельности государства разрознены, слабо координируются и в силу их ведомственной принадлежности не обладают должной степенью объективности (65).

Современный подход к мониторингу и оценке политического и экономического положения, научно-исследовательской и опытно-конструкторской работы (НИОКР) и технологий, коммуникационной инфраструктуры и других позволяет проводить сравнение достижений стран и анализ альтернативных сценариев их развития. Функционируют системы мониторинга социально-экономических процессов в регионах. Активно развиваются информационно-аналитические системы для мониторинга среды и прогнозирования устойчивого развития территорий. Создаются системы информационного мониторинга, используемые при принятии управленческих решений органами государственной власти. В политологии изучения власти осуществляется с помощью данной технологии (статистическая обработка электоральных ожиданий и результатов выборов, определение рейтингов различных политических сил, прогнозы грядущих парламентских голосований на основе уже состоявшихся и т.п.). Достаточно полно отражены в литературе вопросы создания и применения геоинформационных систем (ГИС) для решения задач управления, бизнеса, мониторинга и др. (39). Мониторинговые технологии широко применяются в изучении состояния окружающей среды и опасных явлений. Справочные мониторинговые технологии широко применяются в изучении состояния окружающей среды и опасных явлений. Справочные мониторинговые системы используются в экономике, промышленности, сельском хозяйстве и др. В последние годы система мониторинга обработки информации в реальном масштабе времени осуществляется с использованием Web сети Интернет.

Все большее распространение технология мониторинга получает в сфере культуры и искусства. Методология сочетает изучение динамики специально отобранных статистических показателей с анализом научных и методических публикаций по актуальным проблемам развития культуры (24). Многолетний опыт проведения мониторинга в образовании, предполагающий постоянное слежение за состоянием системы образования на основе целостной и достоверной информации, получаемой научно обоснованными методами и обрабатываемой с использованием современных технологий.

На современном этапе развития российской науки большое значение уделяют вопросам организации непрерывного мониторинга научно-технического потенциала, включая такие его аспекты, как статистика науки и инноваций, финансирование науки, выявление активно развивающихся и новых научных направлений. Система прогнозирования науки и мониторинг исследовательских достижений научного потенциала достаточно эффективно функционируют за рубежом. В рамках программы «Информатизация России», разработана система «Симона» которая используется Объединенным институтом вычислительных технологий и автоматики (ОИВТА РАН) при составлении годового отчета о важнейших результатах исследований. Система включает в себя процедуры обработки, предоставления данных и принятия решений по основным направлениям научно-организационной деятельности (52).

Существенное внимание отводится мониторингу информационных ресурсов. Ведущие информационные центры страны осуществляют отраслевой информационный мониторинг, формируют документографические и фактографические БД (например Информкультура РГБ). Инструменты мониторинга используются также на сайтах библиотек (статистика посещений, сводка активных посетителей, объем перекаченной информации) (48). Однако система мониторинговых исследований недостаточно активно применяется в информационном обслуживании, несмотря на то, что в практике библиотек данная технология используется давно, но с внедрением компьютерной техники, увеличением числа информационных ресурсов и расширением доступа к источникам информации через Интернет возможности мониторинга выросли. Идет процесс освоения технологии в практике библиотек и подготовка кадров, способных проводить мониторинговые исследования различных отраслей знания, Так, в программу обучения информационных работников Московского государственного университета культуры и искусства (МГУКИ) включен курс «Мониторинг документального потока социально-гуманитарной тематики» (58). Использование мониторинговых технологий в библиотечной работе освещены в публикациях Г.Ф. Гордуналовой (17, 18, 19), С.А. Чазовой (197), О.Б. Сладковой (90, 92) и др.

В библиотечной работе регулярным является мониторинг пользователей и персонала библиотеки; проводится исследования удовлетворенности потребителей качеством библиотечного обслуживания и используемых информационных ресурсов. В практику библиотек внедрена методика диагностико-мониторинговых исследований краеведческой деятельности, которую также можно использовать для решения конкретных задач управления, создания и пополнения информационной базы управления (41). Известный российский ученый, видный библиотековед А.Н. Ванеев предлагает ввести в библиотечную работу методический мониторинг, т.е. систему слежения за происходящими изменениями, объекты которого: движение библиотечных кадров; выявление и распространение библиотечных новшеств; изучение документального потока по библиотечному делу (8).

Развитие новых информационных технологий позволило применить систему мониторинга в библиометрических исследованиях. Библиометрические исследование, проводимые на основе указателя цитирования «Science Citation Index» и связанных с ним БД, производимых Институтом научной информации (Филадельфия, США), являются мощными инструментами как для оценки исследовательской продуктивности, так и для мониторинга научного развития.

Информационный мониторинг (ИМ) – это система периодических комплексных исследований с помощью современных информационных технологий, которая может быть использована при принятии решения о выборе приоритетных научных направлений как инструмент обратной связи и оценки современного развития отрасли и планирования будущего. Система позволяет проанализировать истинное положение дел и определит тенденции дальнейшего развития научных исследований в данной области знания или дисциплине; предугадать зарождение научного направления и определить характер его дальнейшего развития по скорости роста числа публикаций, степени концентрации и рассеяния информации, появления новых терминов, новых фамилий авторов, числа рубрик и их наполнения в указателях и реферативных журналах, предоставленных также в виде БД. Система информационного мониторинга может стать эффективным инструментом изучения региональных научных исследований. Информационный мониторинг научных исследований обеспечивается применением современных информационных технологий. Используя различные БД, можно проводить поиск и анализ оперативно и получать точные количественные данные, характеризующие направления исследований и продуктивность научной деятельности как отдельного ученого, так и коллектива, научно-исследовательского учреждения.

При информационном мониторинге могут использоваться имеющиеся массивы вторичных источников информации, предоставленные в виде различных БД. Рациональный выбор БД для проведения информационного мониторинга и грамотное их использование позволяет существенно повысить качество проводимого исследования, снизить трудоемкость рутинных работ, ускорить процессы получения информации, необходимой для принятия управленческого решения.

Одной из важных задач информационного мониторинга является предоставление документального информационного потока в виде целостной картины, создание его модели, разработка на ее основе инструмента оценки, формирование информационной базы для принятия рационального управленческого решения.

Технология информационного мониторинга известна и уже не раз использована и описана (18, 19, 52, 53, 90, 92). Она опирается на предыдущие исследования и сводится к следующим основным этапам:

- выделение исследовательского направления;

- выявление вторичных информационных ресурсов, доступных в автоматизированном режиме;

- определение параметров наблюдения (раздела, рубрики, индекса, соответствующей тематической области и др.);

- анализ документопотока по выбранным параметрам (измерение динамики выделенного раздела во времени и пр.);

- определение алгоритмов обработки результатов наблюдения;

- обработка данных;

- обобщение результатов и представление информации в наглядной форме.

Важным условием необходимым для проведения информационного мониторинга является наличие хорошо структурированной и удобной для автоматизированного сбора и обработка БД (микроуровня), позволяющей проводить многопараметрический анализ и отслеживать индикатор (видовой структуры документально-информационного потока, тематику и др.).

Данные, полученные на микроуровне, необходимо модифицировать и сравнить с данными, получаемыми из отраслевых и междисциплинарных БД (на мезо-, макроуровнях) и данными экспертных опросов. Для отбора и группирования информационных массивов и наукометрических данных при решении аналитических задач должна использоваться достаточно развитая классификация, адекватная современной структуре научно-технической деятельности, возможно одна из универсальных систем индексирования научной литературы (УДК или ББК).

Для оптимизации и эффективного проведения информационного мониторинга необходимо правильно выбрать и оценить возможности различных БД: объемно-временные характеристики БД; параметры характеризующие поисковые возможности вторичных источников информации и т.д. Наиболее полезными могут быть те информационные технологии, которые позволяют сэкономить наибольшее количество социального времени. В связи с этим встает вопрос об оперативности и доступности программного обеспечения используемых БД. Важным становится ряд требований, которым должны удовлетворять выбранные вторичные источники информации: полнота, релевалентность, объективность, непрерывность, оперативность, структурированность, специфичность для каждого уровня.

Преимущества информационного мониторинга заключается в упорядочении информационных потоков; возможности оперативного получения статистических данных по выбранным полям; проведении комплексного много параметрического анализа данных; отражении данных в удобной форме (в виде графиков, диаграмм и т.п.).

Технология мониторинга позволяет не только прогнозировать развитие того или иного объекта, но также эффективно использовать уже накопленную информацию для принятия управленческих решений. В связи с тем, что количество информационных ресурсов увеличивается в геометрической прогрессии, требуется постоянное совершенствование методологии и методики проведения мониторинга. Важным является учет специфических особенностей изучаемого объекта, поэтому проведение комплексного многоуровневого исследования способствует получению качественной и объективной информации.

Изучение первичных документальных потоков позволило увидеть, что документальный поток – целостное, функционально значимое явление общества. В последние годы отмечается рост информационных потоков в различных областях деятельности.

Для выявления документопотока используется комплекс вторичных источников, т.е. информация о публикациях, стандартно представленная, полностью идентицирующая первоисточник и записанная как на традиционных, так и на машиночитаемых носителях. Первичные документальные потоки изучаются с различными целями: оценка библиографических продуктов, определение функционально-генетических особенностей формирования потоков, выявление информационных потребностей специалистов, определение ценностных свойств документов, слежение за развитием отраслей и проблем.

За развитием информационной культуры и выявление по данной теме документопотока нами был использован мониторинговый анализ – как перспективное направление информетрии и наукометрии.

Формирование и развитие документальных потоков зависят от внешних факторов, поэтому система периодических комплексных исследований с помощью современных информационных технологий, которая может быть использована при принятии решения о выборе приоритетных научных направлений как инструмент обратной связи и оценки современного развития отрасли и планирования будущего, является на сегодняшний день актуальной и активно используемой.


2. Тенденции развития документопотока по информационной культуре

2.1 Информационная культура, как научная дисциплина

Понятие «информационная культура», как всякое научное понятие имеет конкретно-историческую обусловленность, отражает уровень развития конкретной науки, существенные признаки процесса её развития.

Процесс интенсивной информации общества представляет неисчерпаемые объёмы самой разнообразной информации, с которой надо уметь обращаться, уметь извлекать из неё пользу. От характера получаемой информации во многом зависит формирование определённого отношения индивида к жизни. Помочь ему не попасть в зависимость от количества информации, обрести умение сосредотачивать внимание на наиболее важных, смыслообразующих звеньях информационного потока, выстраивать из них логическую цепочку, приводящую к определённым умозаключениям – важная педагогическая задача.

По мнению специалистов, эта проблема комплексная и многоаспектная. Библиотекари, например, в понятие «информационная культура личности» вкладывают читательские умения и навыки. Специалисты по информатике связывают её с компьютерной грамотностью и умением работать в электронных сетях. (10).Социологи считают, что проявлением информационной культуры является ориентация человека в быстроменяющихся социальных условиях, способность адаптироваться к ним, критически и самостоятельно оценивая поступающую информацию. Культурологи и философы подходят к проблеме наиболее широко: информационная культура трактуется ими как способ жизнедеятельности человека в информационном обществе, как составляющая процесса формирования культуры человечества. (105).

Анализ информационно-библиотечной сферы убеждает в отсутствии единообразия трактовки этого понятия.

Этот термин рассматривается как синоним «библиотечно-библиографической культуры», «культура чтения» (25), «библиотечно-библиографическая грамотность» (106), «библиотечно-библиографические знания» (104), «библиотечно-библиографическая культура» (94), «библиотечно-библиографическая ориентация» (105) и т.д.

Каждое из упомянутых понятий в той или иной мере отражает процесс овладения определённой суммой знаний о книге и библиотеке, источниках информации; предлагает сформированность умений и навыков работы с книгой; умение пользоваться справочными, энциклопедическими, информационными изданиями; навыки пользования библиотекой.

Эволюция трактовки понятия «информационная культура» отражает конкретно-исторические особенности развития и становления информационного общества.

Теоретические обоснования важности, научной и практической ценности, значения библиотечно-библиографической культуры для усиления роли книги и чтения во всестороннем развитии личности ребёнка, содержатся в трудах выдающихся русских писателей, общественных деятелей, педагогов, библиотековедов 19 века. Методист-словесник (В.П. Острогорский), педагоги (К.Д. Ушинский, В.П. Вахтёров, Д.И. Тихомиров, Н.В. Чехов и др.) единодушно подчёркивали: мало научить ребёнка читать книгу, нужно привить ему любовь и уважение к ней; вооружить ребёнка такими знаниями, умениями, навыками, которые побуждают максимально использовать образовательные, познавательные, духовные возможности печатного слова. Во второй половине 19 века создаются библиографические указатели, адресованные детям (Ф.Г. Толль; В.И, Водовозов; И.В. Владиславлев), беседы о книге (В.И. Водовозов), беседы о чтении, о библиотеке (Н.В. Чехов). (73.1).

Важным условием самообразовательной работы Н.А. Рубакин считал специальные библиографические знания и подчёркивал, что основы самостоятельного выбора книг должны быть заложены уже в детстве. (73.2).

В современных условиях информационная культура – это феномен, обусловленный не только развитием новых информационных технологий. Прежде всего это «деятельная инфраструктура», пронизывающая, как утверждают исследователи, все сферы человеческой деятельности и все стороны развития индивида как социального существа и личности.

Следует отметить, что в последние годы не только в библиотечной, но и в педагогической сфере значительно возрос интерес к этому понятию.

Его распространение вызвано растущим влиянием научно-технического прогресса на совершенствование общего и профессионального образования. Между культурой, с одной стороны и содержанием образования, с другой стороны, существуют сложные, далеко не полностью исследованные отношения. Понятие «культура» употребляют в различных смыслах. Её рассматривают, например, как сочетание определённых знаний, умений, черт и привычек индивидов. Достаточно распространена и точка зрения, согласно которой культура ассоциируется с развитыми творческими способностями, эрудицией, пониманием произведений искусства, свободным владением языками, аккуратностью, вежливостью, самообладанием, моральной ответственностью, художественным вкусом. Культура часто рассматривается как социальная система, создаваемых не отдельной личностью, а человечеством в целом в процессе общественно-исторической практики.

Этот подход связан с толкованием культуры как определённой цивилизации, ступени материального и духовного общественного развития.

В сфере образования (по мнению учёных И.Л. Лернера, М.Н. Скаткина), оно употребляется как понятие родовое по отношению к видовым понятиям обучения и воспитания. Многообразные связи между культурой и педагогикой, в особенности дидактикой, подразумеваются в составе содержания образования. Подходя к культуре как интегрированному опыту социальной деятельности в ретроспективном и актуальном планах, учёные считают, что содержание образования отражает специфику и функции таких элементов социального опыта, как знания, умения, навыки, опыт творческой деятельности и опыт эмоционально-ценностного отношения к миру в своей деятельности.

В основу определения видов культуры могут быть положены и другие основания. В этом случае для классификации берутся наиболее важные в практическом отношении признаки. Если в основу классификации положить предметный или содержательный признак, то можно вести речь о физической, математической, логической, политической, художественной культурах, именно в этом ряду и может быть рассмотрена информационная культура.

Появление термина связано с первыми публикациями А.П. Ершова, В.М. Монахова, которые занимались проблемами формирования системы понятийного аппарата и научной терминологии по информатике. Следует отметить, что ряд авторов (В.Ю. Милитарев, Е.П. Смирнов, И.М. Яглон) рассматривают понятие «информационная культура» только как комплекс знаний, умений, навыков, относящихся к курсу «Основы информатики и вычислительной техники», либо включают в этот комплекс некоторые знания и умения из школьной программы по математике, связанные с информатикой на преемственной межпредметной основе. Полагаем, что такой подход не может быть единственно возможным.

Термин «информационная культура» вошёл в практику общеобразовательных учреждений и библиотек, активно используется и исследователями и практиками. Несмотря на это само понятие «информационная культура» трактуется не однозначно, а в терминологических словарях и стандартах по специальности вообще отсутствует.

Таким образом, рассматривая сущность информационной культуры, следует отметить, что:

1) это порождённое обществом явление, обусловленное многими факторами, в том числе социально-экономическими, культурными, техническим развитием общества;

2) она выражает и представляет совокупность достигнутых в процессе его развития материальных и духовных ценностей;

3) как особый аспект социальной жизни, она отражает характер и уровень практической деятельности людей;

4) результат деятельности субъекта и процесс сохранения созданного, производства, распространения, потребления объектов культуры;

5) представляет его общую духовную культуру, индивидуальные особенности развития и устремлённость данной конкретной личности, неотделима от личности субъекта культуры;

6) это качественная характеристика жизнедеятельности человека в области получения, передачи, хранения и использования информации;

7) методика, методология и мировоззрение общества эпохи информатизации.

Полагаем, что наиболее продуктивной, в большей мере соответствующей сегодняшним требованиям, является определение термина «информационная культура», которое было дано доктором педагогических наук Ю.С. Зубовым на конференции «Информационная культура специалиста: гуманитарные проблемы» (Краснодар, 1993). По мнению Ю.С. Зубова: «Информационная культура – это систематизированная совокупность знаний, умений, навыков, обеспечивающая оптимальное осуществление индивидуальной информационной деятельности, направленной на удовлетворение профессиональных потребностей». (56).

Исходя из данного определения, можно сделать вывод, что формировать информационную культуру личности – это значит на основе конкретной суммы специальных знаний, умений, навыков, которые становятся неотъемлемой частью внутреннего «Я» личности, предопределять установку на систематическое, целенаправленное освоение новых знаний в «сфере различных наук и культур». (31).

Для разработки курса «Основы информационной культуры» Н.И. Гендина взяла за основу определения понятия данное Ю.С. Зубовым.

Однако, для организации практической работы образовательных учреждений в этом направлении Н.И. Гендина предлагает внесение терминологической ясности и выработку определения, отражающего весь комплекс проблем, связанных с формированием информационной культуры в современном обществе. В этой связи ею предлагается следующая трактовка понятия «информационная культура личности».

Информационная культура личности – одна из составляющих общей культуры человека, совокупность информационного мировоззрения и системы знаний и умений, обеспечивающих целенаправленную самостоятельную деятельность по оптимальному удовлетворению индивидуальных информационных потребностей с использованием как традиционных, так и новых информационных технологий. Является важнейшим фактором успешной профессиональной и непрофессиональной деятельности, а также социальной защищённости личности в информационном обществе. (12).

Курсу «Основы информационной культуры личности» отводится общеобразовательное и общеразвивающее место в системе образования.

Успешная постановка и внедрение в учебный процесс курса «Основы информационной культуры личности» предполагаем соблюдение всех общедидактических принципов: научности, систематичности, преемственности, доступности, связи теории с практикой, сознательности и активности, наглядности, дифференцированности, индивидуализации, прочности обучения.

Отличительными особенностями курса «Основы информационной культуры личности» являются:

- полидисциплинарный характер, означающий, что курс строится исходя из представлений об одном из компонентов информационной культуры – библиотечно-библиографической, компьютерной культуре, культуре чтения (монодисциплинарный подход), а синтезируя достижения ряда научных дисциплин, изучающих феномен информационной культуры (информатика, библиотековедение, прикладная лингвистика, логика, стилистика текста, прикладная психология, культура чтения и др.). Тем самым содержание курса «Основы информационной культуры личности» усиливается за счёт использования информационного потенциала различных наук;

- прагматическая направленность обучения, предполагающая вооружение обучаемых знаниями и умениями решения конкретных информационных задач в соответствии с категорией обучаемых и основными видами их учебной или профессиональной деятельности (информационное обслуживание) в условиях современного информационного взрыва;

- формализация и алгоритмизация представления материала, обеспечивающие снижение временных и интеллектуальных затрат при поиске и обработке информации, в частности с помощью компьютера;

- блочно-модульный способ построения, заключающийся в том, что в состав курса входят следующие обязательные блоки (разделы): «Информационные ресурсы и информационная культура общества», «Основные типы информационно-поисковых задач и алгоритмы их решения в библиотеках и службах информации», «Структура, правила подготовки и оформления результатов самостоятельной учебной или профессиональной (учебно-методической, научно-исследовательской) деятельности потребителей информации», «Информационная культура и новые информационные технологии». Включение именно этих блоков объясняется тем, что в совокупности они формируют системное, целостное представление об информационной культуре, дают обучаемым знания и умения в области поиска, обработки и использования информации как традиционном, так и в компьютерном вариантах.

Исходя из всего вышесказанного, мы обусловили отбор литературы по теме, стараясь по возможности охватить все «грани» понятия «информационная культура».

2.2 Методика исследования документопотока

Результаты анализа первичного документального потока (ПДП) зависят во многом от базы их выявления. Пути формирования ПДП различны. Выявить документопоток можно путём анализа пристатейных списков литературы – массива-цитированной литературы (МЦЛ) одного или нескольких профильных для конкретной отрасли журналов. При этом предполагается, что вся ценная литература отражена в этих списках. Другой способ выявления документопотока заключается в анализе требований, полученных от специалистов конкретных отраслей науки информационными службами и библиотеками.

Однако, как указывают многие исследователи, наиболее достоверную картину даёт анализ потока, выявленного путём сплошного просмотра текущих библиографических пособий (указателей, реферативных журналов) или использования баз данных. Текущий вторичный документопоток (ВДП) является единственным источником, позволяющим достоверно судить об объёме, структуре и характере первичного документопотока. Полнота отражения документов, отсутствие субъективных факторов при их отборе, устранение повторений публикаций при их статистическом подсчёте создают возможности для получения объективных результатов исследования. Визуальный просмотр печатных указателей для сбора данных делает процесс достаточно трудоёмким. Статистический подсчёт облегчается наличием в некоторых вторичных источниках (ИНИОН, ВИНИТИ) буквенных индексов, обозначающих вид документа, указанием в библиографическом описании документа языка и страны оригинала, дополнительными перечнями определённых видов литературы, а также названий стран, в которых изданы данные виды литературы и т.п.

В настоящем исследовании были обследованы следующие библиографические указатели: РЖ «Информатика» ВИНИТИ, «Летопись журнальных статей», «Книжная летопись», «Летопись авторефератов диссертаций», Российской книжной палаты, библиографический указатель «Библиотечное дело и библиография!, выпускаемый РГБ (Информкультура), дополнительно для выявления документопотока использовали сборник «Библиотечная жизнь Кузбасса», выпускаемый ОНБ им. В. Фёдорова г. Кемерово. Изучена и проанализирована электронная база данных «Публикаций преподавателей Кем ГАКИ» и её печатный аналог.

Процесс постраничного, сплошного просмотра вторичного документопотока достаточно трудоёмкий. Понятие интеграционное, неоднозначное. Видимо поэтому конкретная предметная рубрика в большинстве отсутствует. Исключение лишь составляет библиографический указатель «Библиотечное дело и библиография». В этом пособии выделен раздел «Библиотечно-библиографические знания».

Имеются недостатки и в электронной базе данных «Публикаций преподавателей Кем ГАКИ». Во-первых, БД не полная, не все работы преподавателей в ней обнаружены. Трудности возникают и при поиске. На запрос о публикациях конкретного преподавателя компьютер выдаёт работы всех преподавателей с похожими фамилиями. Поэтому, в качестве сбора данных о работах преподавателей ФИТ, нами был использован в дополнение её печатный аналог.

Проведённые к настоящему времени исследования документальных потоков по гуманитарным наукам показывают, что период 5 – 7 лет вполне достаточен для установления закономерностей формирования и развития этих потоков. (15).

Библиографические пособия обследовались за 7 лет. С учётом дублирования выявлен интегральный ПДП составивший 963 единицы.

За единицу измерения в исследовании принята отдельная публикация (статья, книга, автореферат, рецензия) как реальный показатель научного знания и результат научной деятельности.

Анализ документального потока был проведён по следующим основным параметрам:

- динамика роста потока,

- содержательная структура,

- видовая структура,

- авторский состав,

- издательский состав,

- рассеяние публикаций.

В последующих параграфах, нами даётся описание результатов анализа. Материалы представлены в табличной форме и описаны в тексте.

2.3 Закономерности функционирования документопотока

Особенности функционирования включают в себя рост, рассеяние.

Закономерности развития документального потока одной тематики помогают выяснить особенности развития, определить повторяющиеся свойства, что в свою очередь подтвердит структурную целостность потока.

Одной из характеристик функционирования потока является изучение динамики роста публикаций.

Динамика роста документального потока – это тенденция измерения годового объёма потока с течением времени (16).

За единицу измерения в исследовании принята отдельная публикация (статья, книга, автореферат, рецензия), как реальный показатель научного знания и результат научной деятельности.

В целом выявлено 963 публикации. В таблице 1 представлен ранжированный ряд числа публикаций по годам.

Таблица 1. Динамика документопотока

№ п/п

Год

Количество публикаций

1

1996

159

2

1997

53

3

1998

63

4

1999

207

5

2000

84

6

2001

131

7

2002

266

Всего:

963

Для потока характерен пульсирующий характер. В исходном, 1996 году выявлено 159 публикаций. В 1997 происходит резкий спад числа публикаций до 53. Начиная с 1998 года, количество статей возрастает – выявлено 63 единицы. В 1999 году наблюдается рост документопотока – выявлено 207 публикаций. Это вполне объяснимо, поскольку прошли две крупные научно-практические конференции в Самаре и Кемерово. Прошли конференции в Смоленске, Комсомольск–на–Амуре, Братске. В 2000 году происходит небольшой спад, но в 2001 году картина восстанавливается. Выявлено 131 публикация. В конечном обследуемом году число статей увеличилось до 266 единиц.

На рисунке 1 (Прилож. 1) представлена динамика числа публикаций.

Поток имеет положительную динамику. Средняя скорость роста за 5 лет (с 1998 по 2002 год) составляет 0,06 единиц. Средняя скорость роста высчитывается по формуле:

N

V =, где:

Δ N * Δ t

N – количество документов в базовом году;

Δ N – прирост за период;

Δ t – временной интервал.

63

Например: V = – = 0,06

203 * 5

В документопотоке основу составляют отечественные документы. Зарубежных публикаций всего 123, что составляет 12,7% потока.

В период 1996–1997 гг. изменений числа иностранных публикаций не происходит. Небольшой рост наблюдается в 1998 году, число документов возросло по сравнению с предыдущим годом и составило 23 публикации (37%). В 1999 г. наблюдается положительная динамика иностранных публикаций – выявлено 28 публикаций (14%). С 2000 года количество документов падает примерно в 1,5 раза. С 2000–2001 годы микропоток носит монотонный характер, количество публикаций составило по 17 единиц. В 2002 году выявлено всего 6 иностранных статей, что может быть объяснимо низкой оперативностью опубликования зарубежных документов. Пик числа работ зарубежных авторов наблюдается в 1998 году, их количество 28 единиц (приложение 2, рис. 2).

В приложении 3 показан ранжированный ряд числа отечественных и зарубежных публикаций по годам. Показатели публикаций представлены как в абсолютной цифре, так и в процентном соотношении.

Средняя скорость отечественных документов за 7 лет составляет 0,17 единиц.

Анализ динамики роста показал, что документопоток по информационной культуре несомненно растёт. Это происходит за счёт увеличения числа отечественных публикаций. Скорость роста отечественных документов положительная. Однако не следует сбрасывать со счёта наличие зарубежных публикаций. Их в потоке безусловно меньше. Но для более полноценного изучения темы ведущим авторам и коллективам необходимо изучать наряду с отечественными публикациями, статьи зарубежных авторов.

Распределение числа публикаций по годам даёт возможность охарактеризовать особенности функционирования. Дополнительную информацию можно почерпнуть из анализа рассеяния публикаций по периодическим изданиям.

Периодические издания являются самым распространенным видом документа любой тематики. Для организации обслуживания важно знать, какие из периодических изданий содержат наибольшее число публикаций и те, в которых статьи необходимой тематики появляются случайно. Получить информацию об этом можно, изучив закономерность концентрации рассеяния.

Рассеяние публикаций – это факт опубликования статей определённой тематики в непрофильных, тоесть не относящихся к данной отрасли журналах.

Родоначальником изучения рассеяния считается С. Бредфорд. Проанализировав в 20–30-е годы ХХ в. распределение статей по электротехнике, геофизике, трению и смазке, он так описал выявленную закономерность: «Если научные журналы расположить в порядке убывания числа помещённых в них статей по какому-либо заданному предмету, то в полученном списке можно выделить ядро журналов, посвящённых этому предмету, и сколько групп или зон, каждая из которых содержит столько же статей, что и ядро. Тогда число журналов в ядре и последующих зонах будет относиться как 1: n: n 2 » ().

Дальнейшие исследования показали, что интенсивность рассеяния зависит от стадии разработки проблемы. На этапе возникновения нового научного направления отсутствие специализированных журналов приводит к рассеянию публикаций. На этапе его становления возникают сначала тематические сборники, публикации могут появляться в различных журналах, а затем появляются периодические издания.

Для специалистов, интересующихся данным направлением, рассеяние статей по широкому кругу непрофильных изданий – потеря ценнейшей информации.

Изучая феномен рассеяния, Д.Ю. Теплов пришёл к выводу о целесообразности его рассмотрения как механизма информационного обмена между отраслями. Экспериментально доказана возможность подразделения отраслей на информационно-активные и информационно-пассивные. К активным относятся те, которые «притягивают» к себе достижения смежных областей и для которых характерна концентрация статей в профильных журналах. В качестве примера можно назвать авиа- и ракетостроение, горное машиностроение, автомобилестроение.

Информационно-пассивными являются отрасли, «отдающие» свои публикации в периодические издания других областей. Ярчайшим примером таких отраслей, для которых характерно рассеяние статей, являются юриспруденция, экономика, история, информатика.

Благодаря проведённым исследованиям ясно, что чем более интенсивно теории, методы, материалы, оборудование одной отрасли используются в других отраслях человеческой деятельности, тем более интенсивного рассеяния публикаций следует ожидать и тем важнее обращение к библиографическим пособиям и БД, это рассеяние преодолевающими.

В приложении 4 представлен ранжированный ряд периодических изданий по информационной культуре.

Ореол рассеяния ( R ) составляет 257.

1/3 = 86

2/3 = 172

г1 = 7

г2 = 18

г3 = 63

n1 = г1 = 7

n2 = г1 + г2 = 7 + 18 = 25

n3 = г1 + г2 + г3 = 7 + 18 + 63 = 88

n2 25

n 1 = 7 = 3,6

n3 88

n 2 = 25 = 3,5

n3 88

n 1 = 7 = 12,6

В ядерной зоне содержится 7 журналов: 3 отечественных, 4 зарубежных. Среди отечественных лидируют журналы: «Школьная библиотека», «Информатика и образование», «Библиография». Такое большое количество журналов в «ядерной зоне» отличает изучаемую тему от других. Чаще всего «ядро» составляет 4 – 5 изданий. Это вполне объяснимо тем, что данная тема имеет межпредметную связь с образованием и информационно-библиотечной сферой. Наличие в ядре иностранных журналов свидетельствует о том, что проблема общенациональная и требует изучения как отечественного, так и зарубежного опыта.

Зона средней продуктивности содержит 18 журналов: 10 отечественных и 8 иностранных. Из отечественных периодических изданий, совпадающие по тематике, такие как: «Начальная школа», «Начальная школа плюс – минус», «Библиотека», «Народное образование», «Научные и технические библиотеки». Периодические издания в зоне средней продуктивности, несовпадающие по тематике, такие как: «Русский язык в школе», «Специалист», «Университетская книга».

Зона рассеяния содержит 63 журнала: 39 отечественных, 24 зарубежных. В данной зоне должны быть не профильные журналы, но встречаются профильные, такие как: «Мир библиографии», «Школьные технологии», «Дистанционное образование», «Дополнительное образование». Трудно предположить публикации статей в следующих журналах: «Сто друзей», «География», «Физическое образование», «Ж/д транспорт», «Физика», «Биология».

Анализ рассеяния позволил увидеть межпредметную связь изучаемой темы в библиотечном деле и образовании. Наличие зарубежных журналов свидетельствует об интересе к теме не только отечественных, но и зарубежных авторов.

2.4 Изучение структуры документального потока

Структура документального потока отражает связи между составляющими его элементами (опубликованными и неопубликованными сообщениями на любых носителях). (). В ходе библиографической деятельности чаще всего рассматривают тематическую, типо-видовую, географическую, языковую, издательскую, организационно-фирменную и авторскую структуру потока. В подавляющем большинстве случаев в качестве ведущего, базового избирают признак тематики или отраслевой принадлежности документов, что объясняется спецификой читательских запросов, относящихся к определённой области знания. На этой основе выделяют отраслевой поток (например, документальный поток по прикладному искусству, литературоведению, атомной энергетике, педиатрии) или поток документов сквозной, межотраслевой тематики (проблемы экологии и рационального природопользования, защиты материнства и детства; историко-культурные традиции какого-либо региона и т.д.). Далее, в пределах отрасли или тематического направления, анализируют все другие структуры и прежде всего типо-видовую, географическую, авторскую.

Однако, бывают случаи, когда представляет интерес деятельность каких-либо организаций, авторов и авторских коллективов, либо состояние книгоиздания. Тогда, в качестве основных, рассматривают, соответственно, организационно-фирменную, авторскую и издательскую структуру, а уже в их пределах тематику документов. Это позволяет охарактеризовать профиль и диапазон деятельности организаций (в том числе издательств и редакций журналов) и специалистов.

Анализ структуры документального потока при библиографировании и библиографическом обслуживании позволяет уточнить поисковое задание и критерии отбора публикаций, показывая на работы каких авторов и авторских коллективов, организаций, фирм, стран следует обратить особое внимание. При проведении библиографических исследований по особенностям структуры судят о состоянии и направлениях развития самой научно-практической деятельности.

Видовая структура документального потока

Видовая структура – это распространение и функции документов определённых типов, видов, жанров в реальном и использованном документальном потоке. (). Изучение видовой структуры какого-либо тематически однородного микропотока документов предполагает выявление типового состава микропотока, установление количественной распространённости (доли) каждого компонента в потоке в определённый период времени, интерпретации роли и функции каждого компонента в потоке в данный отрезок времени. (11). Изучение видовой структуры позволяет увидеть не только значимость отдельных видов документов, но и степень изученности темы.

Микропоток по информационной культуре включает различные виды документов: статьи, тезисы докладов, авторефераты диссертаций, рецензии.

По количественной распространённости на первом месте, так называемые, «скользящие» виды документов. Эти виды документов создаются практически на всех этапах научной деятельности и характеризуют самые различные стороны объект. (52). Их доля составляет 90% (870 единиц). (Прилож. 5). Это статьи из сборников – 40,8% (393 единицы), статьи из периодических и продолжающихся изданий – 27,5% (265 единиц), тезисы докладов – 22% (212 единиц).

В целом, конечно, тема относительно новая и находится в стадии разработки. Однако, это уже и научно-исследовательская проблема, о чём говорит появление авторефератов диссертаций. Это авторефераты Атаян А.М. Дидактические основы формирования информационной культуры личности в условиях информатизации общества (Сев.-Осет. гос. ун-т им. К.Л. Хетагурова. – Владикавказ). (Хачирова И.Х. Педагогические условия стимулирования самостоятельной работы студентов / Ставроп. гос. ун-т. – Ставрополь).

От эмпирического сбора материала перешли уже к научному осознанию проблемы.

В ПДП есть и учебно-методические материалы (77 названий). Значительная часть представлена в основном преподавателями Кем ГАКИ. В качестве примера можно привести следующие работы:

- Гендина Н.И., Колкова Н.И., Скипф И.Л., Стародубова Г.А. Формирование информационной культуры личности в библиотеках и общеобразовательных учреждениях: Учеб.-метод. пос. – М.: Школьная библиотека, 2002. – 288 с.

- Гендина Н.И., Колкова Н.И., Стародубова Г.А. информационная культура личности: диагностика, технология формирования: Учеб.-метод. пос. В 2-х ч. – Кемерово: Кем ГАКИ, 1999.

С 1999 года в документопотоке начинают появляться рецензии. Их доля составляет 0, 5% (5 единиц) потока. Факт появления рецензий – свидетельство не только качества работ, посвящённых этой проблеме, но и интереса к ней. Это рецензии на сборники преподавателей Кем ГАКИ, вышедшие в 2000–2001 годах. Авторы рецензий – это видные библиографы, библиотековеды, такие как Моргенштерн Н.Г., Сафиулина З.А., Садчикова А., Смирнова Е.М. и др.

По данной теме не обнаружено монографий, справочных изданий, учебников. Отметим только, что в некоторых справочных изданиях в предметном указателе выделены отдельные рубрики, посвящённые информационной культуре. Например: Справочник библиотекаря (с. 159, 162, 178–184); Справочник библиографа (с. 413).

По-видимому, монографии, учебники, справочники по информационной культуре «украсят» документопоток в недалёком будущем.

Издательская структура документального потока

Издательская структура потока – количественное соотношение документов в нём по признаку места издания (издательства, издающей организации). (16).

Издательская структура потока по информационной культуре представлена почти всеми регионами России. В Приложении 6 представлен ранжированный ряд издательской структуры микропотока.

Как видно из приложения, формируют документопоток высшие учебные заведения (558 публикаций, что составляет 58% потока). Второе место занимают библиотеки (50 публикаций – 5,2%), третье место – издательства (28 ед. – 3%).

Обращает на себя внимание тот факт, что большинство документов создают не центральные, а периферийные ВУЗы. Лидируют: Краснодарский гос. ун-т искусств и культуры – 32%; Самарская государственная академия культуры и искусств (8%); Кемеровская гос-ная академия культуры и искусств (7%). Почти 50% всего микропотока формируют материалы, вышедшие на базе этих учебных заведений. Активное участие в формировании потока по теме принимает Кемеровский областной институт усовершенствования учителей – 51 публикация (5,3%).

Среди библиотек первое место занимают Областная научная библиотека г. Кемерово – 36 публ. (4%), ГПИТБ СОРАН, ГПИТБ России.

Роль издательств менее заметна. Главенствующее место занимает издательство «Дрофа». Это учебно-методические пособия для общеобразовательных учебных заведений, вышедшие в 1996–1997 гг. и посвящённые, в основном, компьютерной грамотности. В качестве примера можно привести следующие документы:

- Зарецкий Д.В., Зарецкая З.А. Информационная культура: компьютер – твой друг: 1 класс;

- Первин Ю.А. Информационная культура. Модуль: Класс 2.

Анализ издательской структуры микропотока показал, что информационная культура – это составляющая общей культуры работников информационно-библиотечной среды, преподавателей ВУЗов, школ, студентов и всего общества. Заметно влияние Кемеровской научной школы.

Авторский состав документального потока

Изучение авторского состава позволяет выявить ведущих авторов по проблеме. Это создаёт объективные основания для качественного отбора публикаций в проблемно-тематические картотеки, списки, выполняемые справки, позволяет целенаправленно комплектовать фонд библиотеки потенциально лучшими изданиями. (16).

Ведущими авторами по теме являются преподаватели ФИТ Кемеровской государственной академии культуры и искусств.

Больше всего публикаций принадлежит доктору педагогических наук, проректору по научной работе Кем ГАКИ, профессору Н.И. Гендиной – 53 документа. Второе место занимает кандидат педагогических наук, доцент кафедры ТДК Кем ГАКИ Г.А. Стародубова – 24 публикации. На третьем месте – кандидат пед. наук, доцент кафедры ТАОИ Н.И. Колкова – 23 публикации, 12 публикаций у канд. пед. наук, доцента Г.И. Сбитневой, и по 8 публикаций у канд. пед. наук, доцента Е.В. Мартыновой и канд. пед. наук, доцента А.Г. Гук.

Издательская структура и авторский состав по теме не совпадают. документы преподавателей Кем ГАКИ публикуют в Краснодарском гос. ун-те искусств и культуры. Педагоги Кем ГАКИ участвуют почти во всех конференциях по проблеме и их работы помещают в сборники учебных заведений и других организаций. Например, значительное число публикаций преподавателей представлено на беловской конференции, проходившей в Беловском педагогическом колледже в 2002 году. Метериалы конференции опубликованы «Кузбассвузиздатом». Это научно-методический сборник «Подготовка учителя основ информационной культуры в педагогическом колледже». Сборник «Библиотечная жизнь Кузбасса», выпускаемый ОУНБ г. Кемерово, также содержит большое количество статей преподавателей Кем ГАКИ. В 2001 году ОУНБ г. Кемерово выпускает спец. выпуск «БЖК», полностью посвящённый проблеме информационной культуры. Сборник почти полностью включает публикации преподавателей Кем ГАКИ.

Авторы Кем ГАКИ работают не только над статьями, им принадлежат и методические пособия, рекомендации, которые активно используют учителя школ, библиотекари детских и школьных библиотек.

Работа по формированию информационной культуры личности ведётся и другими ВУЗами. Например, в Московском государственном университете культуры. На базе университета выходит сборник «Проблемы информационной культуры / Под ред. Ю.С. Зубова». В Краснодарской государственной академии культуры выпущено учебное пособие по информационной культуре: Зиновьева Н.Б. Информационная культура личности: введение в курс. – Краснодар, 1996. – 136 с.

Таким образом, важность формирования информационной культуры осознаётся и в других учебных заведениях. Однако, ядро публикаций составляют работы профессорско-преподавательского состава ФИТ Кем ГАКИ. И это не случайно. Преподаватели Кем ГАКИ активно сотрудничают с общеобразовательными учреждениями. Более 10 лет являются преподавателями основ информационной культуры в школах, колледжах г. Кемерово и области.

В октябре 2001 года в структуре Кем ГАКИ при содействии председателя Российского комитета, программы ЮНЕСКО «Информатизация для всех» начальника отдела библиотек Министерства культуры РФ Е.И. Кузьмина создан научно-исследовательский институт информационных технологий социальной сферы. При нём открыта лаборатория формирования информационной культуры личности.

2.5 Содержательная структура документопотока

Как любая длительно функционирующая и развивающаяся система, документальный поток является множеством взаимосвязанных элементов. К числу системообразующих для документопотока взаимосвязей отнесены семантические связи между его элементами. Связь документов по содержанию, тематике является всеобщей – обязательной для всех элементов потока.

Для выявления содержательной структуры был проведён контент-анализ заглавий. Из заглавий выделялось ключевое слово или словосочетание (например, «Библиотечно-библиографические знания»). В случае неинформативности заглавий, для выделения ключевых слов приходилось обращаться к самому документу или его реферату, аннотации (например, Галагузова Ю.Н. Азбука студента. – М.: Владос, 2000. – 80 с. или Русский язык и культура речи: Учеб. для студ. ВУЗов. – М.: Гардарики, 2000. – 411 с.), особенно это относится к зарубежным публикациям.

Термин «Информационная культура» – понятие интеграционное, находящееся на границе библиотечного дела и образования, поэтому проблемы синонимии, полисемии и омонимии были устранены путём отнесения статьи только в одну из рубрик. Например, статью Бочкина А.И. «Методика обучения информационному поиску», можно отнести как к рубрике «Компьютерная грамотность», так и к рубрике «Методика преподавания», предпочтение отдано последнему.

Предметные слова и словосочетания, обозначающие части целого, сводились к названию целого. Например, статьи о методике подготовки текста: рефератов, обзоров, аннотаций, сочинений, курсовых и дипломных работ; работа с текстом, понимание текста собраны в предметной рубрике «Интеллектуальные приёмы работы с текстом».

Содержательная структура ПДП по информационной культуре представлена в Приложении 1. Больше всего статей посвящено информатизации и информационному обществу. Это вполне понятно, так как информационная культура – неотъемлемая часть информатизации. Для информатизации общества нужны «Интеллектуальные приёмы работы с текстом», эта рубрика находится на втором месте. Наиболее ценной работой с текстом является: Гендина Н.И., Колкова Н.И. Нормативно-методическое обеспечение учебного процесса в ВУЗе. Стандарты высшего учебного заведения: В 3-х ч. – Кемерово, 1998. – 170 с. и др.

Значительное количество публикаций содержат в себе рубрики, посвящённые компьютерной грамотности и новым информационным технологиям – этим определена связь информационной культуры с новыми информационными технологиями.

Как показал анализ, информационная культура включает в себя различные аспекты. Например, Психофизиологические закономерности восприятия информации, методику преподавания, дистанционное обучение, самостоятельную работу и другое.

Приоритеты меняются с течением времени, об этом можно судить по наполняемости предметных рубрик.

В исходном 1996 году лидирующее место занимает рубрика «Информатизация, информационное общество». (Прилож. 7). Эта рубрика носит общетеоретический характер. В этом же году внимание уделяется проблеме подготовки специалистов. Важен вопрос о том, кто и как должен преподавать информационную культуру. Обращает на себя внимание рубрика «Дистанционное обучение». Несмотря на то, что для образовательных технологий нашей страны это понятие новое, – уже в 1996 году обнаружены публикации на эту тему применительно к информационной культуре.

В 1997 году больше всего публикаций собирает в себе рубрика «Компьютерная грамотность». Эта тема актуальна и по сей день.

В 1998 году первое место занимают публикации по вопросам подготовки специалистов и интеллектуальным приёмам работы с текстом.

В 1999 году интерес к рубрике «Интеллектуальные приёмы работы с текстом» не только не исчезает, но и увеличивается в два раза. Лидирующее место занимает рубрика «Информатизация, информационное общество» по сравнению с исходным годом в 1999 году растёт количество документов в рубрике «Информационная культура в контексте истории». По видимому, можно сделать вывод о том, что научное понятие «информационная культура» имеет свою историческую обусловленность и требует дальнейшего изучения.

В 2000 году наибольшее число документов в предметной рубрике «Компьютерная грамотность». Очевидна взаимосвязь с новыми информационными технологиями. Значительно пополняется рубрика «Библиотеки, школы, клубы в формировании информационной культуры». Таким образом, подчёркивается роль различных учреждений в формировании информационной культуры.

В 2002 году резко возросла наполняемость рубрики «Формы распространения информационной культуры». значительное количество статей в рубрике «Подготовка специалиста». Много публикаций появилось и по проблеме психофизиологических закономерностей восприятия информации. Как наиболее актуальные, можно рассматривать и проблемы «Новых технологий», «Компьютерную грамотность».

Средняя скорость роста числа публикаций следующих предметных рубрик:

- Информатизация, информационное общество – 0,3 ед.

- Формирование информационной культуры личности – 0,4 ед.

- Новые информационные технологии – 0,2 ед.

- Компьютерная грамотность – 0,1 ед.

- Документ как источник информации – 1,14 ед.

Видно, что скорость роста у представленных предметных рубрик разная. Быстрее всего растёт рубрика «Информатизация, информационное общество», второе место – «Формирование информационной культуры личности», третье – «Новые информационные технологии». Скорость роста рубрик положительная, это говорит о стабильности и интересе, проявляемом по теме.

Очевидна устойчивая связь между документопотоком и социальной деятельностью. Документопоток по информационной культуре находится в прямой зависимости от внешних факторов. Его формирование подчинено логике развития общества. В условиях радикального усложнения технической и социальной инфраструктуры неизбежным является изменение отношения человека к информации как к стратегическому ресурсу развития общества.

Информационная культура как одно из проявлений «культуры вообще» охватывает собой сферу отношений человека, отдельных социальных групп, общества к информации.

Анализ результатов эмпирических данных, полученных при исследовании динамики роста микропотока по информационной культуре, показал тенденцию изменения годового объёма потока с течением времени. Анализ динамики микропотока позволяет сделать вывод о зависимости документопотока от явлений, происходящих в социальной жизни, значимости самой проблемы для общества.

Кроме того, изучение рассеяния показало важность информационной культуры для образования и информационно – библиотечной сферы, т.е. межпредметные связи между ними. Также позволило выявить ореол рассеяния и ядро журналов, которые больше всего публикуют статьи по информационной культуре, на которые специалистам необходимо обратить внимание в первую очередь.

Документопоток формируют в большей мере издающие организации. В большинстве своём – это материалы конференций. Заметно влияние Кем ГАКИ. В основе документопотока – статьи профессорско-преподавательского состава ФИТ Кем ГАКИ.

Информационная культура – проблема, появившаяся и решаемая в библиотеках, вышла за их рамки и стала рассматриваться как образовательная, важнейшая для общества в целом.


Заключение

В условиях ограниченных материальных ресурсов библиотек особую остроту приобретают проблемы отбора наиболее значимых публикаций (подписки на периодические издания, выборочного комплектования дорогостоящих книжных изданий) и создания достаточно полной базы для осуществления библиографического обслуживания: вопросы выбора баз данных, круга дополнительно просматриваемых источников вторичной информации и тех микропотоков, которые должны обрабатываться самостоятельно информационно-библиографическими подразделениями библиотек. Основой для формирования концепции библиотеки может служить непрерывное наблюдение за развитием документального потока и его библиографическое прогнозирование.

Проведённое исследование позволило выявить наиболее значимые для библиотечного и информационного обслуживания параметры документопотока с учётом специфики социальных и гуманитарных наук и методику их определения. Радикальные социальные, политические и экономические реформы обусловили формирование новых потоков информации, изменение её объёма и характера. Результаты изучения динамики, видовой и содержательной структуры документопотока по информационной культуре могут быть использованы при формировании профиля комплектования фондов по данной тематике, проектировании информационных продуктов и услуг. Количественный анализ дополнен изучением публикаций в образовательной и информационно-библиотечной сферах, изменений в издательской сфере, что повышает объективность результатов.

Исследование характера изменения документального потока по информационной культуре в интервале 1996–2002 гг. показало, что ему свойственны в основном те же закономерности, что и другим социальным и гуманитарным наукам. Его формирование подчиняется не только логике развития самой науки, но и, в значительной степени, действию вненаучных факторов (реформирования общества, социальный заказ, экономические причины и т.д.). Проведённый анализ позволяет говорить о неравномерности развития отдельных разделов информационной культуры и выявить направления, темы, проблемы, нуждающиеся в разных формах библиографического обеспечения.

В условиях универсальности или многопрофильности библиотек необходимо иметь данные статистического и качественного анализа документопотока по всем его отраслевым составляющим. Самостоятельное комплексное исследование потоков научной литературы неэффективно, поэтому целесообразно объединение усилий однотипных библиотек, сообщение о результатах проведённых исследований (в виде обзорных справок состояния микропотоков, таблиц количественных показателей, картотек авторов, научных коллективов, издательств) через профессиональные журналы и другие каналы обмена опытом.

Результаты статистического мониторинга, скорректированные с учётом конкретных задач библиотечной и библиографической практики, особенностей информационных потребностей различных групп пользователей, должны стать основой для принятия решений по докомплектованию библиотеки, выбору тематики новых или расширению тематических границ ведущих библиографических картотек.

Таким образом, для обеспечения непрерывного изучения документопотока по информационной культуре целесообразно его регулярное комплексное исследование (один раз в 3–4 года).


Список литературы:

1. Андрианова Т.В. Методологические проблемы организации информации в области общественных наук. – М.: Наука, 1980. – с. 10–30.

2. Арсенова И.О. О характере информационных потоков в области биотехнологий // НТИ. Сер 1. – 1990. – №2. – с. 25 – 27.

3. Бабкина Н.А, Сударикова Е.П. Проблемы изучения тематической структуры документального потока по философским проблемам биологии // Теория и практика общественно-научной информации. – 1990. – №1. – с. 172–182.

4. Белоозеров В.Н., Малахов А.А., Розина И.А. Новое применение информационных классификаций в задачах управления наукой // Автоматизир. и соврем. технологии. – 1998. – №10. – с. 40 – 44.

5. Бернал Дж.Д. Социальная функция науки // Наука в истории общества. – М.: 1956. – с. 18–25.

6. Борисова О.Б., Тютюник В.М. Документально-информационный поток по библиотековедению с позиции наукометрии // Библиотековедение. – 1994. – №6. – с. 77–78.

7. Борисова О.Б. Тенденция интеграции в библиотековедении: наукометрический анализ профессиональной печати // Научные и технические библиотеки. – 1998. – №12. – с. 20 – 23.

8. Ванеев А.Н. Проблемы методического мониторинга // Библиотечное дело – 2000: проблемы форимрования открытого информационного общества: Тез. док. 5-й Межд. науч. конф. (Москва, 25–26 апр. 2000 г.). – М., 2000. – с. 207 – 208.

9. Воверене О. Библиометрия – структурная часть методологии информатики // НТИ. Сер. 1. – 1985. – №7. – с. 1–5.

10. Воробьёв Г.П. Твоя информационная культура. – М.: Молодая гвардия, 1988. – 288 с.

11. Гедримович Г.В. Изучение документальных потоков для оценки библиографических пособий // Документальные потоки по естествознанию и технике и проблемы библиографии: Сб. науч. тр. // ЛГИК им. Н.К. Крупской. – Л. – 1983. – с. 26 – 66.

12. Гендина Н.И. Концептуальные основы формирования информационной культуры личности // Подготовка учителя основ информационной культуры в пед. колледже: Науч.-метод. сб. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2002. – с. 5 – 15.

13. Гендина Н.И., Колкова Н.И., Стародубова Г.А. Формирование информационной культуры школьников как неотъемлемая составная часть учебной деятельности: программа и результаты исследования // Инф-я культура в структуре новой парадигмы образования: сб. ст. – Кемерово. – 1999. – с. 11–30.

14. Гладков Ю.А., Епифанова В.В. Исследование документального потока по носителям магнитной записи // НТИ Сер. 1. – 1986. – №12. – с. 17 – 18.

15. Головко Г.В. Статистический анализ документального потока по научно-методической работе в библиотечном деле // Научные и технические библиотеки. – 1990. – №6. – с. 6–10.

16. Гордукалова Г.Ф. Документальный поток социальной тематики как объект библиографической деятельности: Учеб. Пос. – Л. – 1990. – 108 с.

17. Гордукалова Г.Ф. Информационная диагностика объекта: истоки, методы, перспективы // Современное библиотечно-информационное образование: Учеб. тетради. – Вып. 6. – Спб: Спб ГУК. – 2001. – с. 89–103.

18. Гордукалова Г.Ф. Информационный мониторинг в области общественных наук // Теория и практика общественно-научной информации. – М., 1990. – №4. – с. 35–51.

19. Гордукалова Г.Ф., Юдина Л.В. Мониторинг документального потока для информационной диагностики прогнозируемых объектов: Учеб. пос. / ИПКИР. – М.: ИПКИР, 1991. – 110 с.

20. Горькова В.И. Информетрия // Итоги науки и техники. – Сер. Информатика / ВИНИТИ. – М., 1988. – т. 10. – с. 12 – 17.

21. Горькова В.И. Информетрия: Количественные методы в НТИ. – М., 1988. – 327 с.

22. Горькова В.И. Системно-структурный анализ документальных информационных потоков: Автореферат диссертации. – М.: ВИНИТИ, 1970. – 48 с.

23. Горькова В.И. Слежение за тенденциями развития науки по данным научно-технической информации // Науковедение и информатика. – Киев: Науковадумка, 1971. – Вып. 4. – с. 93 – 102.

24. Гриханов Ю.А. Информационное обеспечение мониторинга отечественной культуры // Крым 2000. Б-ки и ассоциации в меняющ. мире: новые технол. и новые формы сотруд.: 7-я Межд. конф. (Судак, 3–11 июня 2000 г.). – Симферополь, 2000. – с. 60–62.

25. Дворкина М.Я. Культура чтения и информационная культура // Проблемы формирования культуры чтения: Мат-лы Всерос. науч. конф. 25 – 27 ноября, 1994. – Тамбов, 1994. – с. 11 – 13.

26. Добров Г.М. Наука о науке: Введение в общее наукознание. – Киев: Науковадумка, 1966. – 271 с.

27. Егерева Т.А. Информационные характеристики технической литературы как индикаторы ценностных свойств // Док-ные потоки по естествознанию и технике и проблемы библиографии: Сб. науч. тр. / МГИК. – 1983. – с. 123 – 140.

28. Ефременкова В.М., Чёрный А.И. Анализ структуры и содержания мировой научной литературы по информатике. – М., 1999. – 41 с.

29. Запольская Т.И., Щербинина-Самойлова И.С. Анализ динамики информационного потока как метод изучения развития астрономии и её разделов // НТИ Сер. 1. – 1979. – №9. – с. 23 – 30.

30. ЗиновьеваН.Б. Документоведение: Учеб.-мет. пос. – М.: Профиздат, 2001. – 208 с.

31. Зубов Ю.С. Информатизация и информационная культура // Проблемы информационной культуры: Сб. ст. – М., 1994. – с. 5 – 12.

32. Зусьман О.М. Библиографические исследования науки: Учеб. пос. – Спб: СПб ГУКИ, 2000. – 215 с.

33. Зусьман О.М. Изучение особенностей информационных потребностей специалистов на базе потока цитируемой литературы // Документальные потоки по естествознанию и технике и проблемы библиографии: Сб. науч. тр. / ЛГИК им. Н.К. Крупской. – Л., 1983. – с. 87 – 105.

34. Зусьман О.М., Захарчук Т.В. Интеграция России в мировое научное сообщество: библиометрический анализ международных связей учёных Санкт-Петербурга // Науковедение. – 1999. №4. – с. 184 – 196.

35. Зусьман О.М. Научные сотрудники как потребители результатов библиометрических (наукометрических) исследований // НТИ Сер. 1. – 2000. – №3. – с. 11–17.

36. Зусьман О.М., Захарчук Т.В. Мир науки не знает границ // Мир библиографии. – 1999. – №2. – с. 13–16.

37. Зусьман О.М. Оценка первичных документов на основании научно-технического потенциала их создателей // Отраслевая библиография как средство стимулирования творческой активности специалистов: Сб. научн. тр.. – СПб., 1992. – с. 123–139.

38. Зусьман О.М., Захарчук Т.В. О чём пишут специалисты // Мир библиографии. – 1996. – №6. – с. 19–23.

39. Редькина Н.С. Использование мониторинговых технологий в изучении актуальных вопросов науки и культуры // Б-ка и духовная культура нации: мат. Рег. Науч.-практ. Конф. (Новосибирск, 23–27 сент. 2002 г.). – Новосибирск, 2002. – 55 – 60.

40. Русьман О.М., Захарчук Т.В. Социолого-науковедческие индикаторы и методы оценки характера научной деятельности и её результатов // НТИ Сер. 1. – 2001. – №5. – 17 – 20.

41. Каширских Т.А. Сущность и задачи диагностико-мониторинговых исследований // Библиотечное дело – 2001: Российские библиотеки в мировом инф-ном и интеллектуальном пространстве. – М., 2001. – с. 223–224.

42. Келле В.Ж. Наука как компонент социальной системы. – М.: Наука, 1988. – с. 109.

43. Климов Ю.Н., Коновалов Ю.В. Моделирование, прогнозирование роста документальных информационных потоков и оценка перспективности научных направлений в наукометрии, библиометрии и информетрии // НТИ Сер. 2. – 1997. – №4. – с. 32–35.

44. Климов Ю.Н., Махотенко Ю.А. О применении информационной модели оценки перспективности научных направлений // Межотраслевая информационная служба. – 1992. – №2. – с. 12 – 15.

45. Ключенко Т.И. Изучение документальных потоков с целью определения Функционально-генетических особенностей их формирования // Документальные потоки по естествознанию и технике и проблемы библиографии: Сб. науч. тр. / ЛГИК им. Н.К. Крупской. – Л., 1983. – с. 77 – 87.

46. Кобелев А.И. Когнитивная оценка современного украинского библиотековедения: результаты библиометрического анализа монографий // Научные и технические библиотеки. – 2001. – №3. – с. 119–129.

47. Казачков Л.С. Система потоков научной информации. – Киев: Науковадумка, 1973. – 199 с.

48. Кани С.К. Анализ статистики доступов как средство управления библиотечным сайтом // Информационное общество, инф-ные ресурсы и технологии, телекоммуникации: 5-я Междунар. Конф. (Москва, 22–24 ноября, 2000 г.). – М., 2000. – с. 185–187.

49. Колпаков Н.В., Золотарёв В.М. Исследование динамики и направлений развития оптических технологий и оптического приборостроения на основе анализа информационных потоков // НТИ Сер. 1. – 2001. – №1. – с. 27–31.

50. Контент-анализ текстов и проблемы идентификации / Е.А. Каневский, Е.Н. Клименко // Информационные технологии в гуманитарных и общественных науках. – СПб., 1995. – с. 35–39.

51. Коренной А.А. Информетрическое моделирование и прогнозирование развития науки // Вопросы информационной теории и практики. – 1986. – №56. – с. 19–33.

52. Кортнев А.В., Логинов В.И., Петровский Система мониторинга и анализа научно-исследовательской деятельности // Информ. технологии и вычисл. системы. – 1997. – №1. – с. 61–71.

53. Крапивин В.Ф. Проблемы мониторинга. – М.: Знание, 1991. – 64 с.

54. Крылёва О.Д. Некоторые особенности методики формирования краеведческих предметных рубрик в списке предметных рубрик электронного каталога Кемеровской ОНБ им. В. Фёдорова // Фонды и каталоги Кузбасса: Опыт. Проблемы. Решения. – Кемерово, 2001. – с. 29 – 33.

55. Кузнецова Л.П. Методологические основы прогнозирования выпуска книжной продукции // Книга. Исследования и материалы. – 1983. – №46. – с. 23 – 39.

56. Куштанина Л.И. Информационная культура специалиста: гуманитарные проблемы // Библиотечное дело и библиография: Мир библиотек сегодня. – Информ. Сборник. – Вып. 1. – М., 1994. – с. 58–66.

57. Ластовка Е.В. Структура научного информационного потока по биологии // НТИ Сер. 1. – 1975. – №11. – с. 15 – 20.

58. Лукашина М.И. Отраслевая библиографическая подготовка работников центров правовой информации // Библиотечное дело – 2000: проблемы формирования открытого инф-ного общ-ва: Тез. докл. 5-й Междунар. Науч. конф. (Москва, 25–26 апр. 2000 г.). – М., 2000. – с. 103–105.

59. Маркусова В.А. Ещё раз об оценках в науке с помощью статистических данных // НТИ Сер. 1. – 2000. – №8. – с. 17–20.

60. Маркусова В.И. Институты РАН-лидеры научного сотрудничества России и США: (библиометрический анализ по базам данных SCI за 1993–1997 гг.) // Сер. 1. 1999. – №6. – с. 18–22.

61. Маркусова В.А., Родионов А.Я. Использование цитирования и импат-факторов российских журналов для оценки деятельности учёных в РАН // НТИ. Сер. 1. – 1997. – №12. – с. 11 – 15.

62. Маршакова-Шайкевич И.В. Вклад России в развитие науки: Библиометрический анализ. – М., 1995. – 248 с.

63. Маршакова И.В. Выявление тенденций развития науки и техники путём анализа документальных массивов // НТИ. Сер. 2. – 1982. – №2. – с. 1–5.

64. Маршакова И.В. Система цитирования как средство слежения за развитием науки. – М.: Наука, 1988.

65. Меньшиков В.А., Вонин Г.Г., Макаров М.И. Концепция построения интегрированной системы государственного мониторинга важнейших технико-экономических объектов, источников природных ресурсов и социально-экономических процессов в России // НТИ. Сер. 1. – 2001. – №1. – с. 1–9.

66. Минкина В.А. Изучение документальных потоков для целей слежения за развитием отраслей и проблем // Документальные потоки по естествознанию и технике и проблемы библиографии: Сб. науч. тр. / ЛГИК им. Н.К. Крупской. – Л., 1983. – с. 111–123.

67. Минин В.А., Либкинд А.И. Страна РФФИ в зеркале научных публикаций // Мир библиографии. – 2001. – №4. – с. 30–33.

68. Минин В.А. Фундаментальная наука в зеркале публикаций // Мир библиографии. – №1. – с. 24 – 28.

69. Налимов В.В., Мульченко З.М. Наукометрия: Изучение развития науки как информационного процесса. – М.: Наука, 1969. – 192 с.

70. Образцова О.Н. Вопросы реферирования источников по общественным наукам: на материалах анализа некоторых серий ИНИОН // НТИ. Сер. 1. – 1979. – №4. – с. 12 – 18.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий