регистрация / вход

Кооперативное движение в немецких колониях Поволжья

Автономная некоммерческая организация высшего профессионального образования Центросоюза Российской Федерации «Российский Университет Кооперации»

Автономная некоммерческая организация

высшего профессионального образования

Центросоюза Российской Федерации

«Российский Университет Кооперации»

Кафедра менеджмента

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине: Теория и практика кооперативного движения

на тему: Кооперативное движение в немецких колониях Поволжья (1905- начало 1930 гг.)

студентки:

факультета: Экономического

формы обучения:

курса: группы

специальности:

Научный руководитель:

2008/2009 учебный год

Содержание (план)

стр.

Введение……………………………………………………………………………...3

ГЛАВА 1. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ КООПЕРАТИВНОГО ДВИЖЕНИЯ В НЕМЕЦКИХ КОЛОНИЯХ ПОВОЛЖЬЯ………………………………..………6

ГЛАВА 2. КООПЕРАТИВНОЕ ДВИЖЕНИЕ В НЕМЕЦКИХ КОЛОНИЯХ ПОВОЛЖЬЯ В 1905-1917 гг………………………………………………………12

2.1. ПОТРЕБИТЕЛЬСКАЯ КООПЕРАЦИЯ……….…….………………. .12

2.2. КРЕДИТНАЯ КООПЕРАЦИЯ………………………..………………..19

ГЛАВА 3. КООПЕРАТИВНОЕ ДВИЖЕНИЕ В НЕМЕЦКИХ КОЛОНИЯХ ПОВОЛЖЬЯ В 1917-1930 гг………………………………………………………26

3.1. РАЗВИТИЕ КУСТАРНО-ПРОМЫСЛОВОЙ КООПЕРАЦИИ В ОБЛАСТИ НЕМЦЕВ ПОВОЛЖЬЯ В НАЧАЛЕ 20-х годов………..…….26

3.2. СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ КООПЕРАЦИЯ..……...…………….28

3.3. КООПЕРИРОВАНИЕ НЕТРУДОСПОСОБНОГО НАСЕЛЕНИЯ…..30

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.…………………………………………………………………….32

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА……………………………………...…………..35

Введение

Поиски оптимальных путей решения экономических проблем современной России привели к необходимости исследования приемов и способов перехода к рыночной модели российской экономики начала XX века, а также попытке выхода из кризисного состояния экономики государства с помощью общественных форм кооперации.

Активное экономическое развитие ведущих европейских стран, где кооперативный сектор успешно сосуществует, а в некоторых отраслях экономики становится ведущим, позволяет надеяться и на положительный опыт использования кооперативного сектора в аграрном производстве современной России.

Внимательное изучение кооперативного движения, анализ его достижений и успехов, просчетов и ошибок имеют не только сугубо исследовательское, но и определенное политическое значение, поскольку кооперация была в свое время существенной составной частью в процессе обновления страны. Она представляла собой феномен народной жизни, органично сочетавшей в себе элементы традиций (коллективизм, взаимовыручку и др.) и новаторства (рынок, широкий масштаб товарно-денежных отношений, членство в товариществах и др.).

Кооперация, как известно, это форма организации труда, при которой все члены кооператива совместно и планомерно участвуют в одном или несколько разных, но связанных между собой процессах труда. Кроме того, кооперация – это организационно оформленное добровольное объединение рабочих, крестьян, служащих для хозяйственной деятельности на основе совместного использования материальных и денежных средств, внесенных членами коллектива в виде паевых взносов. К основным видам кооперации относятся потребительская, производственная, промысловая, кредитная и др.

Вовлечение немецких колонистов Поволжья в кооперативное движение в начале XX в., положительный опыт использования кооперативного сектора в экономике колоний до революции, обусловленный высоким уровнем хозяйственного развития, а также всестороннее участие кооперации в процессе восстановления хозяйства немцев Поволжья в первой половине 1920-х гг. не рассматривается историками и экономистами в современных научных исследованиях. Между тем, сопоставление и анализ истории кооперативного движения в разных регионах России, обобщение приобретенного опыта помогут избежать ошибок прошлого в развитии кооперативного сектора в настоящем.

Кооперативное движение на территории немецкого Поволжья, при отсутствии специальных исследований в 1920-1930 гг., широко рассматривалось на страницах периодической прессы: «Голос Нижне- Волжского кооператора», «Нижнее Поволжье», «Экономическое обозрение», «UnsereWirtschaft». В изданиях публиковались как статьи теоретиков кооперативного дела П. Месяцева, С. Маслова, А. Чаянова, так и представителей кооперативных организаций АССР НП – В. Альтергота, В. Вукерта, Д. Шнейдера, Л. Боргера. Проблемы кооперативного строительства затрагивались в работах партийных и государственных деятелей республики и Нижневолжской краевой администрации - Ф. Серебрякова, Э. Гросса, В. Шмидта, И. Мартынова. Следует отметить исследование В.Е. Зюрюкина по истории менонитских поселений в Области немцев Поволжья, отличающееся отсутствием политических оценок, присущих большинству работ 1920-х гг.

Исследования по истории кооперации Нижнего Поволжья немногочисленны, поэтому можно сделать следующие выводы:

- в региональных исследованиях, посвященных социально-экономическому развитию Нижнего Поволжья, история кооперативного движения в немецких колониях не выделена как отдельная проблема;

- в специальных исследованиях по истории кооперации в Области немцев Поволжья акцент сделан на одном виде кооперативных объединений и небольшом хронологическом периоде. Комплексное исследование, включающее все виды кооперативной деятельности на широком хронологическом отрезке, позволяющем сопоставить дореволюционный и советский этапы кооперативной деятельности в немецких колониях, отсутствует.

Целью моей работы является определение роли кооперативного движения в хозяйственном развитии немецких колоний Поволжья, с момента появления кооперативных организаций в 1906 г. до огосударствления и фактического свертывания кооперативных систем в начале 1930-х гг.

Исходя из поставленной цели, можно определить следующие задачи:

- выяснить условия, характер и особенности складывания кооперативной системы в немецких колониях Поволжья;

- определить основные этапы становления и развития кустарно-промысловой, потребительской, кредитной, сельскохозяйственной и инвалидной кооперации в регионе;

- показать место и роль государства в деле кооперирования населения, уровень и степень взаимодействия административных органов и кооперативных учреждений.[1]

1. Становление и развитие кооперативного движения в немецких колониях Поволжья

Кооперативное движение возникло в колониях немцев Поволжья уже в начале XX в. Автор статьи «Потребительские кооперативы» В. Альтергот в журнале «UnsereWirtschaft» отмечает, что в 1906 г. появляется первый кооператив в регионе немцев Поволжья в колонии Тонкошуровка, следующий в 1907 и 1908 гг. В 1909 г. их было уже 14, к началу первой мировой войны – 25, и все они присоединились постепенно к Саратовскому кооперативному союзу. Первая мировая война и революция нанесли серьезный удар по кооперативному движению в области, несмотря на это, в 1918 г. кооперативы были уже почти во всех районах Области Немцев Поволжья, в в 172 селах из 200. В Марксштадском кантоне в 1918 г. происходит объединение потребительских обществ в союз «Прогресс». Это объединение имело солидный оборот – 45 981 тыс. руб. только за 4-5 месяцев 1918 г. (в 1919 г. оборот составил уже 534 413 280 руб.). В 1919 г. в Саратове создается союз потребительских кооперативов – «Посредник», он объединил 171 общества и, пройдя ряд реорганизаций, был переименован в «Немобсоюз», который имел 4 районные канторы – в Красном Куте, Марксштадте, Зельмане, Бальцере и отделения в Саратове, Москве, Баку и даже в Берлине. [2]

В том же журнале Я. Шлегель, член Совета Союза сельскохозяйственных кооперативов, продолжая тему развития потребкооперации в Республике Немцев Поволжья, опубликовал материал, освещающий деятельность областного союза потребительских кооперативов на июль 1921 г. Автор отмечал, что товарооборот вопреки первоначальным ожиданиям не дал сиюминутных результатов…»[3] Далее в статье раскрываются механизмы реализации товарообмена между урожайными губерниями (Смоленск, Витебск, Брянск, Баку, Ташкент) и неурожайным Поволжьем. Предметами обмена выступали рожь, пшеница, ячмень, горох, бобы, перловая крупа, картофель. В качестве продукта обмена в будущем собирались включить соль, добываемую в районе села Александровка. Организацию товарообмена брали на себя областные союзы потребкооперативов. В статье отмечалось, что вследствие голода все внимание нужно сконцентрировать на ввозе продуктов в область, на вырученных деньгах за вывозимые из области промышленные товары, имущество и инвентарь крестьян. В целом областные союзы на собственные средства в 1921 г. закупили различных товаров на сумму 1 500 000 рублей, эти товары нужно было распределять в урожайных губерниях и предлагать для обмена, что и пытались осуществить уполномоченные областных союзов потребкооперативов. Из области вывозились промтовары – товарообменом или посредством реализации через потребкооперативы, 19 водовозов, 15 двухупряжных фур и 9 тяжеловозов, которые обменяли на 35 223 пуда картофеля. В дальнейшем планировалось увеличить товарообмен до 400 млн. рублей. Свою торговую деятельность областные союзы вели в двух направлениях: 1) приобретение товаров в необходимом для области количестве; 2) продажа в том объеме, в каком необходимо, для народного хозяйства и кустарной промышленности.[4]

Статья в журнале «UnsereWirtschaft» «О кооперативной и частной торговле в нашей области» поднимала вопрос о соотношении кооперативного и частного секторов. Отмечалось активное участие[5] вовлечение населения Области Немцев Поволжья в кооперативное движение и новую экономическую политику, когда у всех слоев населения появилась возможность заработать капитал не только на местных рынках, но возможность заработать капитал не только на местных рынках, но и на рынках общероссийского масштаба. Если в 1922 г. в области было 87 кооперативных объединений, то в 1923 г. их было уже 107, и они охватили 302 населенных пункта (имеются в виду потребительские и производственные кооперативы). В статье отмечалось также, что хорошая торговля, как частная и кооперативная, так и государственная (в области они должны конкурировать), была обусловлена в первую очередь хорошим урожаем 1923 г.[6]

Тема соотношения государственной и частной торговли в области получила продолжение в статье Н. Шлегеля в журнале «UnsereWirtschaft». «Государственная или кооперативная торговля», в которой автор обращал внимание на необходимость организации в области аппарата государственной торговли, а также на существование определенной неясности в отношениях между кооперативами и государственными предприятиями. Необходимо сломать укоренившееся среди населения мнение, когда кооперативы знают в качестве неплохих скупщиков, а продавать они совершенно не умеют. Нынешняя ситуация такова, отмечает автор, что больше всего сейчас приверженцев государственной торговли в больших и малых объемах, государство нуждается в торговом аппарате, а кооперативная торговля – в магазинах, складах, базах, капитале, что может обеспечить государство. Кроме того, государственная торговля могла охватить не только крупные области, но организовать торговлю в самых отдаленных и бедных деревнях. Кооперативные организации существовали[7] уже не один год и имели разветвленный аппарат – 15 тысяч потребительских лавок по всей области, а это немало. Этот аппарат государство не содержало и не оплачивало. Займы с целью развития кооперативов воспринимались как внутренние займы, выгодные обеим сторонам. В итоге автор пришел к выводу, что государственная и кооперативная торговля не должны конкурировать между собой, а, наоборот, взаимодополнять друг друга. Например, в вопросе контроля: образование государственного аппарата торговли и параллельно с ним аппарата контроля очень дорого и сложно, в то время как кооперативы могли безупречно овладеть этими функциями наряду с основным занятием – торговлей, следовательно, за этот вид деятельности им никто не платит, к тому же они очень неплохо справлялись со своими функциями как аппарат рабочей и крестьянской инспекции. Следовательно, кооперативы со временем смогли играть роль самостоятельного торгового аппарата государства. Поэтому «главная задача на сегодняшний день направить все силы на поддержку и укрепление кооперации и образование сети государственных магазинов, но при этом возникает следующая трудность: на рынке встречаются три продавца – государство, кооперация и частник. Для того, чтобы убрать с рынка частника как конкурента государству и кооперации, нужно объединиться, при этом кооперация не должна лишиться самостоятельности в действиях: кооперация должна освободиться в первую очередь от роли «любовницы» государства, работа должна базироваться на здоровой хозяйственной основе».[8]

Одна из форм работы кооперативов – разъеснительно-посветительская роль. В рамках этой работы на страницах журнала «UnsereWirtschaft» печатались «Памятки для членов правлений сельскохозяйственных кооперативных товариществ». Для иллюстрации приведем несколько пунктов памятки, которая печаталась в качестве своеобразного руководства для правления кооперативов: все текущие дела правление решает на основе зарегистрированных уставов и в интересах членов товариществ; уставный капитал собирается из членских и вступительных взносов; регистрация измененных уставов происходит в обземуправлении и с целью избежания путаницы и упреков со стороны областных союзов, все расчеты члены правления производят в соответствии с инструкциями, поступающими от областного союза кооперативов; количество членов товариществ не должно ограничиваться, нужно принимать как можно больше новых членов; правление может сначала не распылять свою деятельность на большое количество товариществ, а поставить и отрегулировать деятельность одного; правление должно сразу установить связь с областным союзом сельскохозяйственных кооперативов и все их важнейшие распоряжения выполнять; только областной союз может определять группу важнейших продуктов; продуктовые, авансные и торговые операции проводятся с привлечением кредитов Немволгбанка Области Немцев Поволжья.[9] Нельзя не оценить значимость этого документа в условиях активного развития кооперативного движения в области.

Обращается внимание на страницах журнала «UnsereWirtschaft» и на проблему привлечения женщин к активной деятельности в кооперативном движении в частности, и в политической жизни области. Автор статьи «женщина и кооперация» Я. Фрей, описывает визит А. Рыкова в Область Немцев Поволжья и его выступление на митинге в г. Покровске. А. Рынок обратил внимание на роль женщины в кооперации, которая зачастую намного больше понимает и разбирается в закупках, чем мужчина: где в правлении кооперативов находятся женщины, там дела идут в гору. По поводу общественно-политической деятельности женщины говорят и на Западе, отмечалось в статье, пример тому создающиеся в Англии женские кооперативные товарищества, называющиеся гильдиями, которые показывают неплохие экономические результаты. Следовательно, нужно как можно более активно привлекать женщин к деятельности в правлении кооперативов, а через них и к политической жизни республики, отмечал автор.[10]

2. Кооперативное движение в немецких колониях Поволжья в 1905-1917 гг.

2.1. Потребительская кооперация

В экономической жизни немецких селений Поволжья в 1905-1917 гг. особого внимания заслуживает становление и развитие сельскохозяйственной и потребительской кооперации. При этом значимость приобретает кооперативное движение в регионе проживания немцев Поволжья именно в досоветский период, как прочная основа для становления разветвленной кооперативной системы АССР НП.

Точное определение общего количества кооперативов, существовавших в досоветский период, в области расселения немцев Поволжья представляет определенные трудности. Статистические исследования, проводившиеся в губернии в рассматриваемый период, не представляют отдельных данных по интересующей проблеме. Представленные в литературе данные не дают полной и точной информации по общему количеству существующих в досоветский период кооперативов в немецких селениях Поволжья, по имеющимся в журнале «UnsereWirtschaft» сведениям можно сделать вывод о существовании сети потребительских кооперативов, о чем свидетельствует следующая таблица:[11]

«Становление потребительской кооперации в области расселения немцев Поволжья (1907-1917 гг.)»

Деление по районам 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917
Бальцер - 2 - - - - 1 - 1 4 23
Зельман 1 1 1 2 - 1 - 1 2 3 11
Марксштадт 1 - - 4 3 - - - - 4 2

Представленные в таблице сведения находят своё подтверждение в монографии Д. Шмидта, расхождения лишь во времени появления первого кооператива в области. Д. Шмидт указывает 1905 г., и 1906 г. в его данных отсутствует. В. Альтергот в статье, посвященной развитию потребкооперации в области немцев Поволжья подчеркивает, что «первый кооператив в области немцев Поволжья появился в 1906 г., следующий в 1907, 1908, и в 1909 г. их было уже 14. Образовавшиеся кооперативы в экономическом плане развивались довольно успешно и активно расширяли рамки своей деятельности. К началу войны образовалось уже 25 обществ, которые присоединились к Саратовскому союзу. К 1918 г. кооперация охватила всё население, кооперативы были почти в каждом селении, их количество достигло – 192 на 200 колоний. Архивные данные свидетельствуют, что кроме селения Тонкошуровка Новоузненского уезда Самарской губернии в 1906 г. возникло потребительское общество и в селении Лесной Карамыш Сосновской волости Камышинского уезда Саратовской губернии.[12]

Исследование архивных материалов позволяет воссоздать процесс организации потребительских кооперативов в досоветский период. Желающие учредить в своем селении потребительский кооператив поселяне-собственники направляли прошение, подписанное земским начальником. К прошению прилагались устав и подписи учредителей, после чего документ отправлялся Саратовскому губернатору, и Саратовскому по делам об обществах Присутствию. Губернатор в свою очередь направлял запрос уездному земскому исправнику о нравственных качествах и политической благонадежности учредителей, данные собирали уже приставы соответствующих станов, после чего необходимая информация возвращалась по той же схеме и ложилась на стол губернатора.[13] Губернатор в случае соответствия, прилагаемого с прошением учредителей устава с Нормальным уставом, разработанным и утвержденным Министром Внутренних дел 13 мая 1897 г., давал добро на открытие кооперативной организации в указанной местности. Губернское по делам об обществах присутствие, по решению общего собрания, на котором присутствовали: председатель – губернатор или вице-губернатор и члены – управляющий казенной палатой, прокурор окружного суда, председатель губернской земской управы, член от Городской думы, старший фабричный инспектор, регистрировали названное общество и разрешали внести в реестр обществ и союзов по Саратовской губернии. В соответствии с чем посылались статьи для опубликования установленным порядком в Сенатских объявлениях и в местных губернских ведомостях. В прилагаемом уставе определялась цель (потребительский кооператив учреждается с целью доставки своим членам группы потребительских товаров по возможно более низким или умеренным рыночным ценам, а также предоставление возможности своим членам, из прибылей и операций, делать сбережения). Далее оговаривался состав общества, радиус его действий, местонахождение правления, права и обязанности членов, размер вступительного взноса и паевого (как правило, составляли 50 коп. и 10 руб. соответственно, причем последний мог быть внесен как единовременно, так и по частям). Периодичность проведения собраний, порядок работы правления кооператива (права и обязанности, порядок выбора в правление, как правило, закрытой баллотировкой членов), порядок вступления и выхода из состава организации, а также процедура ликвидации товарищества (товарищество могло быть ликвидировано по[14] желанию его членов, или же, в независимости от него, по решению губернатора, если он признавал действия общества противоправными).

Порядок ведения отчетности, движение денежной массы, схема распределения капиталов (паевого, основного, запасного) можно проиллюстрировать на примере отчетов общества потребителей села Гололобовка Сосновской волости Камышинского уезда на 1910-1911 и 1911-1912 операционные года. В июле 1911 г. члены правления указанного общества: И. Шварцкопф, А. Якоби – представили отчет Саратовскому губернатору в трех экземплярах о деятельности общества за период с 1 июля 1910 г. по 1 июля 1911 г.

Вступительных взносов на 1 июля 1910 г. – 32 руб. 57 коп.

Паевого капитала – возвращено 2255 руб.;

- поступило 4226 руб. 14 коп. (всего 29 446 руб. 10 коп.)

Запасного капитала – с прибыли 1909/1910 гг. 896 руб. 21 коп. (собирается путем отчисления 10% от прибыли).

В течении операционного года поступило от продажи товаров – 54 761 руб. 76 коп.

Из них в кредит отпущено – 9 264 руб. 94 коп.

Имеется в наличии товаров на 20 009 руб. 01 коп.

Денег в кассе – 1708 руб. 33 коп. (в начале года 82 744 руб. 07 коп.)

Израсходовано в году на покупку товаров – 25 923 руб. 87 коп.

Провоз и проезд – 2 237 руб. 74 коп.

Жалованье служащим – 2 123 руб. 84 коп.

Состоит у общества долга – 3 661 руб. 98 коп.

Прибыль – 2 368 руб. 65 коп.[15]

В 1911-1912 операционном году дела у потребительской лавки с. Гололобовка обстоят немного хуже. Приведем лишь некоторые сведения из годового отчета:

Паевой капитал – 24 767 руб. 10 коп.

Запасной – 1 204 руб. 80 коп.

Чистая прибыль – 1 740 руб. 50 коп. (что на 628 руб. меньше прошлогодней). Из этой суммы вычитается 10% в запасной капитал, таким образом за вычетом 174 руб. осталось 1 566 руб., что составило 6% на каждый паевой рубль.[16] В результате ухудшения результатов работы общество решает отказать в выдаче денег и капиталов некоторым членам, до лучшей торговли и лучших урожаев, но при этом оплата труда служащих товарищества оставалась на прежнем уровне и составляла 150 рублей в год. В 1912 г. в рядах товарищества состояло 83 человека. Зачастую в потребительских кооперативах немцев Поволжья, в предвоенный период количество членов, так же, как и в кооперативах русских, в среднем не превышало 130 человек.[17]

При воссоздании картины кооперативного строительства в немецких поселениях дореволюционного периода статичность отсутствует как в отношении состава отдельно взятого кооператива, так и в отношении общего количества существующих кооперативов.

Образующиеся кооперативы представляли серьёзную угрозу торговцам местных лавок и рынков, на которых частные торговцы, при достаточной удаленности от районного центра, могли спокойно диктовать свои цены. Появление достаточно сильного конкурента в лице потребительского кооператива ставило под угрозу налаженное прибыльное дело.

Самый бурный период роста потребительской кооперации в немецких селениях Поволжья наблюдается в предвоенный период и уже в ходе войны, особенно в первой половине 1917 г., даже несмотря на развернутую правительством компанию по борьбе с немецким засильем. Это объясняется в первую очередь активным ростом цен на рынке продовольственных и промышленных товаров и их нехваткой. К началу войны существовало уже 25 потребительских обществ. С активным ростом числа потребительских кооперативов в Саратовской губернии возникла необходимость создания Союза. 16 декабря 1916г. такой Союз был создан, в него вошли и потребительские кооперативы, созданные на территории немецких поселений Поволжья.[18]

11 марта 1917 г. состоялось первое организационное собрание, а с мая 1917 г. Союз приступил к планомерной торговой деятельности. Задуманный вначале с более скромными целями и задачами как Союз для обслуживания населения Саратовской губернии, Новоузненского и Николаевского уездов, он очень быстро под стремлением районов, экономически тяготеющих к Саратову, превратился в краевой Союз, обслуживавший почти 6 губерний.

В начале 1917 г. радиус деятельности Союза определился: Саратовская и Астраханская губернии, Уральская область, южная часть Николаевского уезда Самарской губернии, Чембарский уезд Пензенской губернии, а также Кирсановский и Борисоглебский уезды Тамбовской губернии. Всего в этом районе действовало свыше 3000 потребительских кооперативов, обслуживавших товарами 7,5 млн населения края, причем 69,2% населения состояли активными членами-пайщиками обществ потребителей. Паевой капитал Союза на 1 января 1918 г. составлял 268 334 руб., на 1 мая 1918 г. - 313 271 руб. Собственного капитала на покрытие убытков имеется 600 000 руб. Баланс Союза на 1 января 1918 г. представлял:

актив - 7 003 787 83 руб.;

пассив - 7 003 787 83 руб.;

чистая прибыль за 1917 г. - 17 373 руб. 67 коп.[19]

Наиболее активно шла продажа товаров с лабазо-бакалейного (на 4 584 539 руб. в 1917 г), затем табачного (1 875 175 руб.), мануфактурного (1 162 620руб.), кожевенно-обувного (672 424 руб.), железо-скобяного (145 155 руб.) складов. Самый скромный доход давал книжный склад (15 902 руб.).[20] Табачный склад пополнялся за счет крупной табачной фабрики Левковича, а также за счет табачных плантаций поселян. Кроме того, Союзом была спроектирована собственная табачно-резательная и папиросно-набивная фабрика.

Разруха транспорта и товарообмена весьма неблагоприятно отразилась как на деятельности отдельных кооперативных организаций, так и на деятельности Союза и послужила преградой для быстрого развития, как оборотов капитала, так и товарооборота. Товары Союзом закупались преимущественно на местах производства или у крупных оптовиков и фирм, для этой цели в штате Союза состояли пять торговых агентов.

Все возможные торговые сделки сначала проходили через торгово-справочное бюро. В рамках Союза планировалось и организовывалось собственное производство (производство колесной мази, розлив силами собственной технико-химической лаборатории уксусной эссенции в мелкую тару и т.д.). С целью урегулирования транспортных перевозок был организован собственный автомобильный парк, планировалось приобретение водного транспорта.

Кроме производственных и торговых отделов в составе неторгового отдела проводил просветительскую работу штат инструкторов, лекторов (традиция агитации и пропаганды будет активно продолжена при организации кооперативного строительства уже в АССР НП, на страницах специального кооперативного журнала «UnsereWirtschaft»), работал книжный склад, распространявший кооперативную и сельскохозяйственную литературу, счетоводные книги и бланки. Успешно функционировали юридический отдел и отдел кооперативной статистики.

Подводя итог развитию кооперативного движения в области расселения немцев Поволжья в досоветский период на примере развития потребительской кооперации можно констатировать, что процесс кооперативного строительства в немецких поселениях начинает зарождаться в период 1906-1907 гг. и активизируется в предвоенные годы. Процесс кооперативного строительства в России имел как черты сходства, так и ряд особенностей и качественных отличий, что вызывает активный исследовательский интерес, оправданный отсутствием достаточного количества научной литературы в рамках данной темы.

2.2. Кредитная кооперация

История становления мелкого кредита в немецких колониях Поволжья берет свое начало с 1859 г., с открытия первых сберегательных касс, организованных при волостных правлениях. Но постоянно растущую потребность крестьянского населения в доступном кредите они к началу XX в. Перестают удовлетворять. «Саратовская земская неделя» писала в 1902 году:

…Потребность в мелком доступном кредите со стороны крестьянского населения особенно ощутима теперь, когда целый ряд недородов значительно подорвал экономическое благосостояние местного населения и бюджетные недочеты приходится пополнять за счет займов. Нужда в кредите крестьян Камышинского уезда лишь в слабой мере пополняется за счет местных кредитных учреждений (волостными кассами, сельскими банками). В большинстве случаев на помощь приходят местные состоятельные хозяева, предоставляющие своим односельчанам кредит, основанный как на личном доверии, так и на закладных какого-либо инвентаря.[21]

За эти операции с крестьян брали значительные проценты, доходящие до 70 % годовых. В таких условиях практически невозможно было выбиться из долгов. В Камышинском уезде потребность в кредите должна была восполняться за счет волостных вспомогательных касс и трех сельских банков: Золотовского, Банновского и Грязнушинского. В действительности их деятельность сводилась к минимуму, так как кассы в русских волостях, где перепись долгов из года в год становилась обычным явлением, с большим трудом взыскивали проценты по ссудам и фактически прекращали свои операции. По сравнению с русскими немецкие кассы хотя и находились в более благоприятных условиях, также вынуждены были считаться с громадными кассовыми долгами. Так, например, одна из наиболее состоятельных волостных касс – Усть-Кулалинская имела на 1 января 1902 г. капиталов всех наименований на сумму 125 763 руб. 28 коп., из этой суммы числилось в ссудах за 686 заемщиками – 98 365 руб., под залог процентных бумаг – 6 005 руб., и лишь сумма в размере 21 393 руб. 28 коп. была в наличии при проверке. Сельские банки в этом отношении разделяли судьбу волостных касс. Например, при проверке сельского банка в селе Золотое на[22] 1 января 1902 г. вся наличность в кассе составляла 4 824 руб. 46 коп. деньгами и процентными бумагами, наличность Банновского сельского банка на 1 августа 1902 г. составляла 26 руб. 61 коп.[23] Причиной описанных явлений можно считать как общее падение платежеспособности крестьянства вследствие повторяющихся неурожаев, так и неудовлетворительную организацию самого дела. Управление делами, как в волостных кассах, так и в сельских банках, было возложено на волостные правления в составе старшины, заседателя и волостного писаря. Правления рассматривали ходатайства заемщиков, разрешали или приостанавливали выдачу ссуд сроком до 3 лет в размере от 5 до 200 руб. (в немецких кассах – до 300 руб., благодаря более высокой платежеспособности поселян-собственников), таким образом, соединяя в себе функции правления и учетного комитета. Учет наличности в кассах и банках производился волостными сходами наряду с учетом волостных сумм. Непосредственный контроль деятельности кредитных учреждений со стороны органов местного самоуправления осуществлялся земским начальником. Волостные кассы выдавали ссуды под 6 % годовых, в русских селениях – преимущественно под поручительство. Кассы в немецких селениях были исключением и выдавали ссуды под залог построек, по оценке, установленной в специальной ипотечной книге, что являлось в то время более прогрессивным, так как исключало неплатежеспособных из разряда заемщиков.

В работе волостных касс и сельских банков как в русских селениях, так и в немецких нарушались основные правила ведения операций (заемщик до уплаты долга не мог быть поручителем других, а также не мог быть поручителем у нескольких заемщиков). Но самой крупной ошибкой при организации учреждений мелкого кредита – волостных касс и сельских банков как сословно-административных организаций – было возложение руководства всеми операциями на волостные правления, и без того загруженные работой и не имевшие возможности детального рассмотрения ходатайств, оценки потенциальной платежеспособности заемщиков, а также контроля за ведением счетов и сроками возврата ссуд. Кроме того, форма и общий процесс организации дела игнорировали опыт и ссудо-сберегательных, и кредитных товариществ. Последние стали появляться после издания Закона о мелком кредите от 1 июня 1895 г. как новый тип кредитного кооператива в виде Райффайзенского кредитного товарищества. Ссудо-сберегательное товарищество имело паевой капитал, складывающийся из взносов участников, а средства кредитного товарищества формировались, главным образом, из ссуд, получаемых от Государственного банка, земских и других учреждений, что обусловило их широкую популярность среди крестьянского населения.[24]

Таким образом, мы видим, что организация мелкого кредита оставалась фактически без перемен в начале XX в., «чем в основе подрывалось то, что было наиболее ценным в Законе 1895 г. – предоставление дела народного кредита (который отличается от обыкновенного капиталистического кредита не материальным обеспечением кредитующегося, а его личной способностью к производительному труду) в руки самого населения, при помощи правительства и его контроле».

Закон от 7 июня 1904 г. признавал за кредитными кооперативами возможность создания союзов, при Государственном банке учреждалось Специальное Управление по делам мелкого кредита. Тогда же были изданы нормальные уставы для обоих видов кредитных кооперативов, что значительно облегчало процесс получения разрешения на их открытие. Но почти полное отсутствие информации о Законах 1895 и 1904 гг. у сельских обывателей, отсутствие пропаганды и соответствующих организаций в уезде, при достаточной удаленности от деревень отделений Государственного банка и инспекторов мелкого кредита, которые находились в большинстве случаев в губернских или крупных уездных городах, не позволяли развернуться кредитному движению.

Активизация кооперативного строительства приходится на 1905-1906 гг., связанные с оживлением общественной жизни в период Первой русской революции. Сведения об общем количестве и месте расположения кредитных товариществ в немецких колониях в дореволюционный период приводит в монографии Д. Шмидт. Э. Гросс также представляет данные об общем количестве кредитных и ссудо-сберегательных кооперативов, образованных на территории колоний немцев Поволжья. Кредитные кооперативы функционировали в Цюрихе (кредитный и ссудо-сберегательный кооперативы с местом правления в Вольске), Мариентале, Блюменфельде, Гнадентау, Кеппентале, Шентале, Бальцере, Розенберге, Обердорфе, Семеновке, Караульном Буераке, Водяном Буераке – всего 13 кооперативных организаций. Всего в области расселения немцев Поволжья в дореволюционный период работали 32 кредитных и 5 ссудо-сберегательных товариществ.[25]

Первый кредитный кооператив в немецких селениях Поволжья был организован 5 июля 1907 г. в селении Тонкошуровка Новоузенского уезда Самарской губернии.

Анализ архивного материала позволяет выявить положительную динамику развития кредитного кооператива Тонкошуровской волости.[26]

Годы
1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916
Количество членов 23 171 212 211 687 1 333 - 1 784 1 865 1 865
Размер краткосрочного кредита 5000 - - - - - - - - 40 000
Вклады - 625 466 - 1 259 - - - 58 159 -
Размер единоличного кредита 125 125 125 125 150 300 300 300 300 500

Таким образом, из таблицы видно, что с момента образования кооператива количество членов возросло в 81 раз. Размер единовременного вклада увеличился в 4 раза, а также увеличился размер единовременного кредита, открытого товариществу государством, - в 8 раз. О положительной динамике развития общества свидетельствует и рост вкладной операции, что, в свою очередь, характеризует рост доверия населения к деятельности кооператива.

К 1916 г. в кредитном товариществе по ссудам взималось 10 %, что на 2 % меньше первоначального уровня. Ссуды в основном выдавались на аренду земли, приобретение сельскохозяйственного инвентаря и на наем работников в период уборки урожая. Существовавшая с 1861 г. в Тонкошуровской волости касса закрылась, и все хранившиеся в ней сиротские деньги переместились в кредитный кооператив. Вклады возросли, ссудная операция уменьшилась, что объяснялось избытком денежной массы в деревне. Сведения о дореволюционном периоде существования кредитного кооператива в Тонкошуровской волости на 1916 г. обрываются. Данный кооператив не избежал судьбы огромного количества кооперативных учреждений, в период революции и Гражданской войны фактически прекративших ведение операций.[27]

Подводя итог, можно отметить, что кредитное товарищество в селении Тонкошуровка можно отнести к разряду наиболее успешных и сильных в финансовом отношении товариществ в Самарской губернии, к категории которых сельские кооперативы причислялись крайне редко.

3. Кооперативное движение в немецких колониях Поволжья в 1917-1930 гг.

3.1. Развитие кустарно-промысловой кооперации в Области Немцев Поволжья в начале 20-х годов

Кустарно-промысловый сектор до Первой мировой войны имел в экономике немецких колоний Поволжья значительный удельный вес. Революция, гражданская война, голод привели к обнищанию населения, сокращению посевных площадей и поголовья скота. Данные обстоятельства способствовали возрождению кустарных промыслов, а также вовлекали кустарей-одиночек в кооперативное строительство, что препятствовало распылению сил и средств и повышало качество производимой продукции. На территории Области Немцев Поволжья, особенно в нагорной стороне, как среди немецкого населения района Голый Карамаш, так и в русских селах Золотовского района, получил широкое распространение сарпино-ткацкий промысел. В 1898-1899 гг. в сарпино-ткацком производстве было занято 443 станка, а в 1900-1901 гг. их количество достигает 806, а к 1918 г. объединенных в артели Сарпинсоюза кустарей насчитывалось уже 8 617, самостоятельно работали 6 200 кустарей.[28]

Вторым по распространенности промыслом являлось корзиноплетение. Селения Ахмат, Мордово поставляли на рынок 500 штук корзин в год, занимая в процессе производства большую часть трудоспособного населения. На территории луговой стороны корзиноплетение было распространено в следующих селах: Краснополье, Березовка, Казицкое, Кустарево, Краснорыновка, Кусково, Яблоновка, Тарлыковка и Скатовка.

Кустарное производство веялок достигло широкого размаха на нагорной стороне, в колониях Лесной Карамыш, Голый Карамыш, Ключи, Олешня, Усть-Залиха, а также в Яблоновке на луговой стороне. Первая мастерская по производству веялок появляется в 1874 г. в Бальцере, в 1902 г. их уже 310. В период существования АССР НП веялка «Колонистка» занимала прочные позиции на рынке сельскохозяйственных машин, успешно конкурируя с западной сельскохозяйственной техникой.

Соломоплетение как кустарный промысел существует с 1888 г. в Баронске Самарской губернии (позже Марксштадтский кантон АССР НП) и соседнем селении Кано. С 1900 г. сбыт соломенных изделий начинает носить организованный характер, приобретая чертыуспешного и хорошо налаженного производства, но в гражданскую войну был нанесен серьезный удар по производству изделий из соломки. Следующая попытка возрождения промысла была предпринята в рамках кооперативного строительства Корзинсоюзом.

Согласно документам объединения Саркустпром на территории Немецкой коммуны к 1924 г. было зарегистрировано 25 000 кустарей, в их числе кустарей-корзинщиков 3 500 человек, Сарпинсоюз объединял – 3 000 кустарей. Постановлением Экономсовещания Области Немцев Поволжья от 14 сентября 1923 г. был создан единый областной союз, объединявший все виды кустарно-промысловой кооперации республики – Немкустпромсоюз.[29]

Таким образом, в территорию Немкустреспублики были включены населенные пункты, в которых были развиты единственные в РСФСР сарпино-ткацкий, корзиноплетеночный, веялочные, промыслы, развитие которых на 90 % расположенных в сельской местности, в рамках кустарно-промысловой кооперации напрямую содействовали восстановлению крестьянского хозяйства АССР НП.

3.2. Сельскохозяйственная кооперация

Нахождение территории Области Немцев Поволжья в полосе военных действий, неурожай и голод, позволили административным органам приступить к более или менее планомерному учету кооперативных организаций только с 1920 г. Наиболее приемлемой формой объединения в условиях практически полного отсутствия сельскохозяйственного инвентаря и рабочего скота у большинства хозяйств области стали коллективные хозяйства (артели и коммуны). В 1922 г. Область Немцев Поволжья вовлекается в процесс общероссийского союзного строительства. 20 марта 1922 г. был утвержден устав Союза сельскохозяйственных кооперативов Области Немцев Поволжья (Немсельскосоюз). На момент организации он объединял 33 товарищества, одну коммуну и две артели, но уже к маю 1922 г. их количество возрастет почти вдвое. В период голода сельскохозяйственная кооперация организовывала заготовку семян, снабжение крестьян сельхозтехникой и инвентарем, скотом и продовольствием, участвовала в восстановлении крестьянских хозяйств, взаимодействуя как с Сельскосоюзом РСФСР, так и с германскими хозяйственными и кооперативными организациями. Налаживание торговых, экономических и культурных связей России и Германии, создание совместных предприятий, концессий, деятельность кооперативных организаций, вызывали особое внимание и контроль со стороны органов ОГПУ. При этом более высокий уровень экономического развития, национальная, религиозная и культурная обособленность зачастую воспринимались как факторы, благоприятствующие проникновению германского влияния в СССР. Кооперативные организации расценивались как возможные «агенты влияния».

Большая часть промышленных предприятий в ведении сельскохозяйственных кооперативов являлось мертвым капиталом в балансе, требующем периодических капиталовложений, исключением являлись лишь сыроварни и маслодельни. Многие кооперативные организации видели единственный выход в более прибыльной торговле потребительскими товарами, позволяющей покрывать значительные административно-хозяйственные расходы системы, в том числе и затратные агрокультурные мероприятия. Несмотря на количественный рост (к началу 1927 г. в составе Немсельскосоюза числилось 278 кооперативов), сельскохозяйственная кооперация по-прежнему в большей мере существовала на чужие средства. Так и не создав твердой финансовой базы, кооперативная система вступила на путь специализации как переходного этапа к созданию крупного коллективного хозяйствования.[30]

Рост сельскохозяйственной кооперации на территории республики с 1927 г. происходил по линии специализации кооперативных товариществ и перевода кооперативов на уставы сельскохозяйственных товариществ с кредитными функциями. Первый специализированный союз был создан на территории АССР НП в 1924 г. (Семплемсоюз АССР НП). К моменту вхождения республики в состав Нижневолжского края в системе сельскохозяйственной кооперации существовало уже 7 специализированных союзов.

К моменту проведения сплошной коллективизации ряд мероприятий, проведенных по инициативе высших государственных и хозяйственных органов окончательно дестабилизировал финансовое и организационное построение системы. Выделение кредитов и сельхозтехники преимущественно колхозам оставляло без государственной помощи другие виды кооперативов. Начавшаяся в 1927 г. реорганизация сельскохозяйственной кооперации на основе специализации, производственного кооперирования и коллективизации крестьянского хозяйства шла с многочисленными перегибами и нарушениями, в основном закончилось на территории АССР НП к весне 1931 г., когда было коллективизировано 88,6 % крестьянских хозяйств республики. Тогда же произошел окончательный слом сельскохозяйственной кооперации, функции специализированных союзов были переданы Народному комиссариату снабжения и Народному комиссариату земледелия.

3.3. Кооперирование нетрудоспособного населения

Кооперативное объединение инвалидов на территории АССР НП было утверждено 16 августа 1923 г. с целью привлечения инвалидов к посильной трудовой деятельности, а также улучшения их материального положения и вовлечения в активную общественную жизнь.

Новая система не была изначально построена на кооперативных принципах, не связывая паевым капиталом членов кооперативных организаций. Вышестоящие органы имели право назначать членов правления артелей, а также отменять решения общего собрания. Кроме того, прибыль артелей распределялась между членами кооперативов.

Кооперация инвалидов представляла собой большое разнообразие форм и видов хозяйственной работы (производственно-потребительские объединения: хлебопекарное, мукомольное, сарпиноткацкое и другие. В то же время она не пользовалась необходимым признанием и поддержкой советских учреждений и организаций ни в отношении снабжения сырьем и товарами, ни в области финансирования и укомплектования квалифицированными кадрами, до 1926 г. оставаясь полупризнанной кооперацией. Тем не менее, вовлечение инвалидов в кооперативное движение имело следствием улучшение их материального положения, а также предоставляло возможность принимать активное участие в общественной жизни и хозяйственном восстановлении республики немцев Поволжья.[31]

Заключение

Активизация общественной жизни, проведение аграрной реформы П.А. Столыпиным формировали благоприятные условия для развития кооперации в 1905-1906 гг. Положение от 7 июня 1904 г. об учреждениях мелкого кредита предлагало новые условия организации кредитных кооперативов на основе образцовых уставов. Формирование основных капиталов из средств Государственного банка предопределило преимущественную популярность кредитных кооперативов по сравнению со ссудо-сберегательными в России. Немецкие колонии Поволжья не стали исключением из общероссийских тенденций. Тем не менее, можно отметить слабое развитие кредитной кооперации в регионе, которое объяснялось рядом причин, среди которых более высокий материальный уровень немецких хозяйств, а также относительно стабильно функционирующие кредитные кассы, располагающие сиротскими капиталами. Традиционные кустарные промыслы: тканье сарпинки, производство веялок, соломоплетение и другие промыслы, с одной стороны, расположение трех сельских банков на территории нагорной стороны, с другой стороны, привели к более слабому вовлечению немецкого населения этих колоний в кооперативные системы вплоть до начала 1920-х гг.

Несмотря на рост кооперативного строительства и в частности лидирующие позиции кредитной кооперации в России до 1913-1914 гг., активным и массовым участие немецкого населения Поволжья в кредитной кооперации так и не стало. Тем не менее, неизменно позитивная оценка деятельности кредитных и потребительских кооперативов в отчетах и рапортах инспекторов сохранялась и в годы Первой мировой войны, в разгар компании по борьбе с немецким засильем. При этом кооперативные организации являлись почти исключительно немецкими по своему составу. В послереволюционный период кредитные кооперативы станут основой для создания универсальных сельскохозяйственных товариществ с кредитными функциями.

В отличие от кредитной кооперации, потребительская сумела завоевать большую популярность, что подтверждается количеством зарегистрированных и действующих кооперативных учреждений, многие из которых продолжали работать и после революции. Наиболее активным в потребительском кооперативном движении являлось, как и в случае с кредитной кооперацией, участие немецкого населения Самарской губернии, где располагалось более 80 % всех немецких кооперативных организаций. В процессе работы кооперативные товарищества успешно конкурировали с частным капиталом, осваивали производственные функции, проявляя большую долю самостоятельности. Значительную роль в пропаганде кооперативных идей сыграло участие сельской интеллигенции: учителей, агрономов.

После Октябрьской революции и гражданской войны кооперативные организации немецкого Поволжья в большинстве продолжают функционировать в рамках союзных объединений. С переходом к НЭПу сельскохозяйственная кооперация проходит процесс организационного оформления союзного центра и расширения низовой сети. Голод 1919-1923 гг., неурожай 1924 г. определяли основное направление работы сельскохозяйственной и потребительской кооперативных систем, сосредоточивших свое внимание на ввозе в Область Немцев Поволжья продовольствия, техники, потребительская кооперация под руководством Наркомпрода – на товарообменных операциях.

Период с 1919-1923 гг. стал этапом организационного оформления союзных центров сельскохозяйственной, потребительской, кустарно-промысловой, инвалидной кооперации в Области Немцев Поволжья. Восстановление и организация сельскохозяйственной кооперации, в отличие от дореволюционного периода существования, осуществлялось сверху вниз: от союзных центров к низовым кооперативным организациям. Роль кооперации до 1931 г. сводилась к посредничеству при переходе крестьянства к крупным социалистическим формам хозяйства.

Сокращение товарного и банковского кредитов, усиление партийно-государственного регулирования, а также недостатки краевого управления привели в итоге к финансовому кризису, в котором оказалась вся система потребительской кооперации АССР НП. 1927-1928 гг. были для потребительской кооперации последним годом активного подъема и расцвета.

В условиях отсутствия крупного промышленного сектора кустарно-промысловая кооперация была призвана восполнять дефицит промышленной продукции в условиях возрастающей разницы цен на сельскохозяйственные и промышленные товары. Тем не менее, на практике кооперативная система воспринималась как конкурент государственных промышленных предприятий, о чем свидетельствовали отношения между Сарпинсоюзом и фабрикой «Саратовская мануфактура».

Значительной перестройке и реорганизации кооперативные системы АССР НП подверглись в процессе вхождения в Нижневолжский край, результатом которого стало ухудшение финансового положения кооперативных организаций, дополнительный контроль и укрупнение кооперативного аппарата.

К началу 1930-х годов промкооперация, потребительская, как и кооперативные объединения нетрудоспособного населения, вошли в формирующуюся систему планового хозяйства страны. Зависимость кустарей-кооператоров от государственных поставок сырья, субсидий, государственного планирования привели в итоге к изменению самого статуса кооперативных объединений, которые формально оставались самостоятельными организациями, а в действительности превратились в производственно-хозяйственный механизм государства.

Источники и литература

1. Бухарин Н.И. О новой экономической политике и наших задачах. Доклад на собрании актива Московской организации. 17 апреля 1925 г. // Избранные произведения. М., 1989. С. 142.

2. Ленин В.И. О кооперации // Полное собрание сочинений. Т. 45. С. 369-377.

3. Фурман Е.Л. Журнал «UnsereWirtschaft» как источник по истории кооперативного движения Автономной области немцев Поволжья // Историческая и современная регионалистика Верхнего Дона и Нижнего Поволжья: сб. науч. ст. по материалам научной конференции «Историческое и этнокультурное развитие Нижнего Поволжья» 2004 г. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2005. – С. 232-242.

4. Фурман Е.Л. Становление потребительской кооперации в немецких селениях Поволжья (1905-1917 гг.) // Сарепта: Историко-этнографический вестник. Вып. 1. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2006. – С. 152-162.

5. Фурман Е.Л. Становление кустарно-промысловой кооперации в Области Немцев Поволжья в начале 20-х годов // XI Региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области. Вып. 3. Философские науки и культурология. Исторические науки: тез. докл. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 89-90.

6. Фурман Е.Л. Развитие кредитной кооперации в немецких колониях Поволжья в 1905-1917 гг. // Русские и немцы: От противостояния к взаимодействию. Материалы научно-практического семинара «Проблемы историографии и источниковедения истории российских немцев». – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 73-86.

7. Фурман Е.Л. Кооперативное движение в немецких колониях Поволжья (1906 – начало 1930-х гг.); Дис… канд. ист. наук. Волгоград, 2008.


[1] Фурман Е.Л. Кооперативное движение в немецких колониях Поволжья (1906 – начало 1930-х гг.). Дис… канд. ист. наук. Волгоград, 2008.

[2] Цит.: Фурман Е.Л. Журнал «UnsereWirtschaft» как источник по истории кооперативного движения Автономной области немцев Поволжья // Историческая и современная регионалистика Верхнего Дона и Нижнего Поволжья: сб. науч. ст. по материалам научной конференции «Историческое и этнокультурное развитие Нижнего Поволжья» 2004 г. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2005. – С. 234.

[3] Цит.: Фурман Е.Л. Журнал «UnsereWirtschaft» как источник по истории кооперативного движения Автономной области немцев Поволжья // Историческая и современная регионалистика Верхнего Дона и Нижнего Поволжья: сб. науч. ст. по материалам научной конференции «Историческое и этнокультурное развитие Нижнего Поволжья» 2004 г. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2005. – С. 234.

[4] Цит.: там же. С. 235.

[5] Цит.: там же. С. 237.

[6] Цит.: Фурман Е.Л. Журнал «UnsereWirtschaft» как источник по истории кооперативного движения Автономной области немцев Поволжья // Историческая и современная регионалистика Верхнего Дона и Нижнего Поволжья: сб. науч. ст. по материалам научной конференции «Историческое и этнокультурное развитие Нижнего Поволжья» 2004 г. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2005. – С. 237.

[7] Цит.: там же. С. 237-238.

[8] Цит.: Фурман Е.Л. Журнал «UnsereWirtschaft» как источник по истории кооперативного движения Автономной области немцев Поволжья // Историческая и современная регионалистика Верхнего Дона и Нижнего Поволжья: сб. науч. ст. по материалам научной конференции «Историческое и этнокультурное развитие Нижнего Поволжья» 2004 г. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2005. – С. 237-238.

[9] Цит.: Фурман Е.Л. Журнал «UnsereWirtschaft» как источник по истории кооперативного движения Автономной области немцев Поволжья // Историческая и современная регионалистика Верхнего Дона и Нижнего Поволжья: сб. науч. ст. по материалам научной конференции «Историческое и этнокультурное развитие Нижнего Поволжья» 2004 г. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2005. – С. 239.

[10] Цит.: Фурман Е.Л. Журнал «UnsereWirtschaft» как источник по истории кооперативного движения Автономной области немцев Поволжья // Историческая и современная регионалистика Верхнего Дона и Нижнего Поволжья: сб. науч. ст. по материалам научной конференции «Историческое и этнокультурное развитие Нижнего Поволжья» 2004 г. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2005. – С. 241.

[11] Цит.: Ферман Е.Л. Становление потребительской кооперации в немецких селениях Поволжья (1905- 1917 гг.) // Сарепта: Историко-этнографический вестник. Вып.1. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2006. – С. 153.

[12] Цит.: Ферман Е.Л. Становление потребительской кооперации в немецких селениях Поволжья (1905- 1917 гг.) // Сарепта: Историко-этнографический вестник. Вып.1. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2006. – С. 153.

[13] Цит.: Ферман Е.Л. Становление потребительской кооперации в немецких селениях Поволжья (1905- 1917 гг.) // Сарепта: Историко-этнографический вестник. Вып.1. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2006. – С. 153-154.

[14] Там же. – С. 154-155.

[15] Цит.: Ферман Е.Л. Становление потребительской кооперации в немецких селениях Поволжья (1905- 1917 гг.) // Сарепта: Историко-этнографический вестник. Вып.1. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2006. – С. 155-156.

[16] Цит.: Ферман Е.Л. Становление потребительской кооперации в немецких селениях Поволжья (1905- 1917 гг.) // Сарепта: Историко-этнографический вестник. Вып.1. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2006. – С. 156.

[17] Ферман Е.Л. Становление потребительской кооперации в немецких селениях Поволжья (1905-1917 гг.) // Сарепта: Историко-этнографический вестник. Вып.1. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2006. – С. 156.

[18] Цит.: Ферман Е.Л. Становление потребительской кооперации в немецких селениях Поволжья (1905- 1917 гг.) // Сарепта: Историко-этнографический вестник. Вып.1. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2006. – С. 160.

[19] Цит.: Ферман Е.Л. Становление потребительской кооперации в немецких селениях Поволжья (1905- 1917 гг.) // Сарепта: Историко-этнографический вестник. Вып.1. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2006. – С. 160.

[20] Цит.: там же. – С. 161.

[21] Цит.: Фурман Е.Л. Развитие кредитной кооперации немецких колониях Поволжья в 1905-1917 гг. // Русские и немцы: От противостояния к взаимодействию. Материалы научно-практического семинара «Проблемы историографии и источниковедения истории российских немцев». - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 73.

[22] Цит.: Фурман Е.Л. Развитие кредитной кооперации немецких колониях Поволжья в 1905-1917 гг. // Русские и немцы: От противостояния к взаимодействию. Материалы научно-практического семинара «Проблемы историографии и источниковедения истории российских немцев». – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 74.

[23] Цит.: Фурман Е.Л. Развитие кредитной кооперации немецких колониях Поволжья в 1905-1917 гг. // Русские и немцы: От противостояния к взаимодействию. Материалы научно-практического семинара «Проблемы историографии и источниковедения истории российских немцев». – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 74.

[24] Цит.: Фурман Е.Л. Развитие кредитной кооперации немецких колониях Поволжья в 1905-1917 гг. // Русские и немцы: От противостояния к взаимодействию. Материалы научно-практического семинара «Проблемы историографии и источниковедения истории российских немцев». – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 75.

[25] Цит.: Фурман Е.Л. Развитие кредитной кооперации немецких колониях Поволжья в 1905-1917 гг. // Русские и немцы: От противостояния к взаимодействию. Материалы научно-практического семинара «Проблемы историографии и источниковедения истории российских немцев». – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 76.

[26] Цит.: Фурман Е.Л. Развитие кредитной кооперации немецких колониях Поволжья в 1905-1917 гг. // Русские и немцы: От противостояния к взаимодействию. Материалы научно-практического семинара «Проблемы историографии и источниковедения истории российских немцев». – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 85.

[27] Цит.: Фурман Е.Л. Развитие кредитной кооперации немецких колониях Поволжья в 1905-1917 гг. // Русские и немцы: От противостояния к взаимодействию. Материалы научно-практического семинара «Проблемы историографии и источниковедения истории российских немцев». – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 85.

[28] Фурман Е.Л. Становление кустарно-промысловой кооперации в Области немцев Поволжья в начале 20-х гг. // XI Региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области. Вып. 3. Философские науки и культурология. Исторические науки: тез. докл. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – С.89.

[29] Фурман Е.Л. Становление кустарно-промысловой кооперации в Области немцев Поволжья в начале 20-х гг. // XI Региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области. Вып. 3. Философские науки и культурология. Исторические науки: тез. докл. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – С.90.

[30] Фурман Е.Л. Кооперативное движение в немецких колониях Поволжья (1906 – начало 1930-х гг.). Дис… канд. ист. наук. Волгоград, 2008.

[31] Фурман Е.Л. Кооперативное движение в немецких колониях Поволжья (1906 – начало 1930-х гг.). Дис… канд. ист. наук. Волгоград, 2008.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий