регистрация / вход

Инновационная деятельность в международном сопоставлении

Показатель внутренних затрат (ВЗ) на исследования и разработки (ИиР) является главным при проведении международных сопоставлений научно-технического и инновационного развития. В таблице №1 представлены показатели внутренних затрат на ИиР 10 ведущих мировых научных держав, включая Россию, а также ЕС и ОЭСР в целом.

1. Инновационная деятельность в международном сопоставлении

Показатель внутренних затрат (ВЗ) на исследования и разработки (ИиР) является главным при проведении международных сопоставлений научно-технического и инновационного развития. В таблице №1 представлены показатели внутренних затрат на ИиР 10 ведущих мировых научных держав, включая Россию, а также ЕС и ОЭСР в целом. По масштабам ВЗ и их доле в ВВП Россия уступает всем ведущим странам, кроме Италии.

Самые высокие темпы прироста ВЗ на ИиР демонстрирует Китай - 172%. По этому показателю Россия на втором месте – 48,5%. Среди других стран наибольший прирост имеют Япония – 22% и Канада – 18%, что выше среднего показателя по ОЭСР, который составил 16,5%.

Сравнительный структурный анализ ВЗ на ИиР осуществляется по двум направлениям: по источникам финансирования и по исполнителям работ. На рис. №1 представлена структура ВЗ на ИиР по источникам финансирования, к которым во всех странах относятся бизнес и правительство.

На долю этих секторов приходится свыше 90% всех финансовых вложений. Средний показатель по странам ОЭСР составляет 93% , по ЕС – 89%. В России – около 90%.

Наиболее характерным структурным отличием России от стран «большой семерки» и Китая является преобладание доли правительственного финансирования. Если в рассматриваемых странах доля финансирования бизнесом превосходит долю государственного финансирования, то в России – обратная ситуация. В странах-лидерах (по затратам ВЗ на ИиР к ВВП) доля бизнес-финансирования составила: в Японии – 77%, в США – 65%, в Германии – около 68%. В Китае этот показатель равнялся 69%, в России - всего 29%. Доля государственного финансирования в странах-лидерах следующая: в Японии – около 16%, в США – около 29%, в Германии – около 28%, в Китае – 25%, в России - 61%.

Доля правительственного финансирования в ВВП для большинства стран практически одинакова: от 0,6 до 0,8%. Исключение составляет Китай, где данная доля равна 0,4%. В России она составила 0,66%, доля финансирования бизнесом – 0,31% и доля финансирования из-за рубежа – около 0,10%.

На рис. №2 представлена структура ВЗ на ИиР по секторам деятельности. На долю затрат предпринимательского сектора и на долю затрат сектора высшего образования во всех западных странах приходится свыше 80%. В России и Китае к главным исполнителям относятся предпринимательский и государственный сектора, их доля затрат составляет свыше 90%.

Основная роль в осуществлении научно-исследовательской деятельности отводится предпринимательскому сектору во всех странах без исключения. На долю затрат предпринимательского сектора приходится от 50% – минимального значения в Италии до 77% – максимального значения в Японии. В России этот показатель составляет около 67%. Отметим, что Россия имеет самую маленькую долю затрат сектора высшего образования – около 6%, что говорит о его недостаточной роли в научно-исследовательской деятельности страны.

1.2. Численность исследователей

За последнее десятилетие в развитых странах рост численности исследователей намного опережал рост занятости в экономике в целом. В России численность исследователей сокращалась. В 2006 году она составила 464 тыс. человек (табл. №2). По этому показателю Россия уступает США, Китаю и Японии. По числу же исследователей в расчете на 1000 занятых в экономике российский показатель близок к среднему в ОЭСР. Это лучше, чем в ЕС, и в несколько раз лучше, чем в Китае. Темп прироста численности исследователей в России был отрицательный – минус 8%.

Численность исследователей в предпринимательском секторе в большинстве стран ЕС и России – немногим меньше половины общего числа исследователей, а в странах ОЭСР в среднем этот показатель выше за счет США (почти 80% исследователей трудятся в бизнесе) и Японии (68%).

1.3. Результаты научно-исследовательской деятельности

В практике международных сопоставлений результаты научно-технической деятельности оцениваются по показателям патентной активности, технологическому балансу, а фундаментальных исследований – с помощью библиометрических показателей.

Патенты. В табл. №3 приведено число патентов, зарегистрированных в системе «триады патентных семей» Россией и другими странами в 2005 году, и некоторые характеристики патентной деятельности. Все российские показатели, кроме темпов прироста числа патентов, ничтожно малы.

Главная причина заключается в том, что для российских физических и юридических лиц, в силу существенной ограниченности финансовых средств и, частично, в силу особенностей их правового положения, патентование за границей часто является достаточно обременительным. Эта ситуация сложилась еще в советское время и пока не преодолена, несмотря на отмеченную тенденцию к росту патентования внутри страны и за рубежом.

Научные публикации и цитирование. Данный показатель рассчитывается, исходя из:

- количества публикаций в международных научных журналах;

- уровня цитируемости публикаций.

В свою очередь, библиометрические показатели косвенным образом отражают результаты научно-исследовательской деятельности при международных сопоставлениях.

В США, самой крупной научной мировой державе, доля научных публикаций от всех научных статей, опубликованных в международных журналах, составила около 26%. У Великобритании, Германии, Японии и Китая - примерно по 6%. У России этот показатель составляет около 2%.

Использовать данный показатель в качестве индикатора результатов исследований и разработок следует с учетом некоторых особенностей. Во-первых, он сильно зависит от структуры ИиР, то есть от соотношения между фундаментальными и прикладными ИиР. На его значения оказывает существенное влияние и структура самих фундаментальных исследований. Во-вторых, всего около сотни российских научно-технических журналов из приблизительно 5000 наименований входят в список изданий «Указателя цитированной литературы» (Science Citation Index – ICI), на основе которого часто определяется количество статей. Включение новых журналов в этот перечень зависит от количества ссылок на них в изданиях перечня, причем подавляющее большинство учитываемых ссылок – англоязычные. Вторым существенным фактором является интенсивное сокращение научных работников старшего поколения. Поэтому не удивительно, что уменьшение числа российских статей в зарубежных журналах резко ускорилось после 2000 года.

По показателю количества публикаций на тысячу человек наилучшие позиции у Канады – 1,37, Великобритании – 1,28, США – 0,99. У России один из самых низких показателей – 0,14, ниже только у Китая – 0,05, по понятным причинам (табл. №4).

Важны также показатели абсолютного и относительного уровня цитирования. Абсолютный уровень цитирования определяется числом публикаций. Однако такой подход не вполне отражает их качество. Кроме того, существенны различия в цитировании по разным дисциплинам науки и их популярности в разных странах. Поэтому наибольший интерес представляет показатель относительного уровня цитирования, при подсчете которого используются нормированные величины. Он отражает уровень цитирования научных публикаций страны относительно среднего мирового уровня цитирования, равного 100. Именно такой показатель позволяет производить прямые международные сравнения.

Наилучшие показатели у США – 135 и Великобритании – 125. Показатели ниже мирового уровня оказались в следующих странах: у Японии – 91, Китая – 73 и России – 57. У остальных показатель относительного уровня цитирования - выше мирового уровня.

1.4. Инновационная активность бизнеса

Для позиционирования российского бизнеса по уровню инновационной активности использовался рейтинг инновационного обзора ЕС (European Innovation Scoreboard 2007), в котором страны мира объединены по результатам инновационной деятельности на 4 группы: (1) лидеры (Дания, Финляндия, Германия, Израиль, Япония, Швеция, Швейцария, Великобритания и США); (2) догоняющие лидеров (Австрия, Бельгия, Канада, Франция, Исландия, Ирландия, Люксембург и Нидерланды); (3) «скромные новаторы» (Австралия, Кипр, Чехия, Эстония, Италия, Норвегия, Словения и Испания); (4) отстающие (Болгария, Хорватия, Греция, Венгрия, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Румыния и Словакия).

Этот рейтинг учитывал такие индикаторы, собираемые Евростатом, как стимулы к инновациям, создание знаний, применение знаний, инновационное предпринимательство, вопросы защиты прав на интеллектуальную собственность. Для наглядности использовались показатели одной страны в каждой из групп (таб. №5).

Масштабы отставания в качестве и глубине инновационных процессов наиболее серьезны: доля инновационной продукции в выручке уступает лидерам более, чем в три раза, а доля новой для рынка продукции - на порядок. Есть только два показателя, по которым позиции российских компаний немного превосходят хотя бы группу отстающих европейских стран – это доля высокотехнологического экспорта в экспорте промышленности, составившая в 2006 году 9% по сравнению с 6% в группе отстающих стран, и интенсивность затрат на технологические инновации (1,44% по сравнению с 0,89% у отстающих).

В разрезе видов экономической деятельности интенсивность инновационных расходов в России сопоставима в добывающей промышленности с Ирландией (1,44 и 1,86% соответственно), в пищевой промышленности - с Италией (0,83 и 1%), в деревообработке - с Испанией. В химии Россия по показателю интенсивности инновационных расходов (4,49%) занимает место между Францией и Норвегией (3,62 и 3,97%) и Германией (7,98%). В металлургии и машиностроении этот показатель ближе всего к Франции (1,26 и 1,2% в металлургии и 1,83% и с 1,92% в машиностроении). Высокотехнологичные отрасли по этому показателю значительно уступают лидерам, однако близки к группе «скромных новаторов».

По структуре затрат на технологические инновации (рис. №3) российские показатели ближе к группе «скромных новаторов», у которых преобладают расходы на приобретение машин и оборудования, в то время как у лидеров преобладают затраты на собственные и заказные ИиР, доля которых достигает 80%. Правда, следует учитывать, что бизнес восточноевропейских стран, входящих в группу «скромных» и «отстающих», также как и российский бизнес, находится в стадии модернизации производственных мощностей, и преобладание инвестиционного способа обновления технологий для него вполне естественно.

Некоторые ключевые тренды, обнаруженные в российском бизнесе, характерны и для европейских стран. Так, в России вовлеченность предприятий в кооперацию по линии технологических инноваций сопоставима со странами - инновационными лидерами (33% от общего числа предприятий-инноваторов в России по сравнению с 36% в Бельгии и 31% - в Великобритании). Также практически во всех странах компании указывают на недостаток собственных средств и высокую стоимость нововведений в качестве основных препятствий инновационной деятельности.

Крайне низкое число международных патентов, получаемых российскими предприятиями и изобретателями, может быть частично оправдано тем, что соотношение затрат на получение и поддержание зарубежных патентов с доходами российских соискателей этих патентов слишком велико. Кроме того, стремление к международному патентованию отражает высокие экспортные амбиции соискателей, что пока не является характерной чертой российских ученых и предпринимателей.

По некоторым показателям наша страна близка к данным по ОЭСР, а по такому важному показателю, как количество научных публикаций в расчете на 1000 чел. населения, даже опережает страны ОЭСР. Однако по столь важному индикатору, как доля инновационной продукции в выручке фирм, пока сохраняется более, чем пятикратное отставание. Оно во многом определяется тем, что высокие и постоянно растущие цены на сырьевые ресурсы приводили к отвлечению подавляющей части инвестиций в сферу их добычи и первичной переработки, а также в сферу торговли, поскольку внутренний спрос рос очень быстро, а покрывался в значительной части за счет импорта.

2. Пути решения проблем стоящих перед инновационной системой России

Принятая в ноябре 2008 г. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года (Концепция 2020 или КДР 2020)определила основные направления перехода к инновационному социально ориентированному типу экономического развития страны.

В Концепции 2020 заявлено, что переход экономики России на инновационный тип развития невозможен без формирования конкурентоспособной в глобальном масштабе национальной инновационной системы и комплекса институтов правового, финансового и социального характера, обеспечивающих взаимодействие образовательных, научных, предпринимательских и некоммерческих организаций и структур во всех сферах экономики и общественной жизни. Для создания эффективной национальной инновационной системы необходимо:

­ повысить спрос на инновации со стороны большей части отраслей экономики;

­ увеличить эффективность сектора генерации знаний (фундаментальной и прикладной науки), так как происходит постепенная утрата созданных в предыдущие годы заделов, старение кадров, снижение уровня исследований, слабая интеграция в мировую науку и мировой рынок инноваций и отсутствует ориентация на потребности экономики;

­ преодолеть фрагментарность инновационной инфраструктуры, поскольку многие ее элементы созданы, но не поддерживают инновационный процесс на протяжении всего процесса генерации, коммерциализации и внедрения инноваций.

КДР 2020 предполагает, что к 2020 году доля инновационного сектора в структуре добавленной стоимости, создаваемой в различных отраслях экономики Российской Федерации, достигнет 17%, т.е. будет сопоставима с долей оптовой и розничной торговли и превзойдет нефтегазовый сектор (табл. 3.1).

Переход от экспортно-сырьевой к инновационной модели экономического роста связан и с формированием нового механизма социального развития, основанного на сбалансированности предпринимательской свободы, социальной справедливости и национальной конкурентоспособности, что в свою очередь потребует взаимоувязанных по ресурсам и срокам преобразований по следующим направлениям.

Первое направление - развитие человеческого потенциала России, включая преодоление негативных демографических тенденций, создание экономических и социальных условий повышения образовательного уровня населения, решение проблемы непрерывного образования.

Второе направление - создание высококонкурентной институциональной среды, стимулирующей предпринимательскую активность и привлечение капитала в экономику, в том числе улучшение условий доступа организаций к финансовым, информационным и иным ресурсам.

Третье направление - структурная диверсификация экономики на основе инновационного технологического развития, в том числе:

• формирование национальной инновационной системы, обеспечивающей эффективную интеграцию высшего образования и науки;

• создание мощного научно-технологического комплекса, обеспечивающего достижение и поддержание лидерства России в научных исследованиях и технологиях по приоритетным направлениям;

• создание центров глобальной компетенции в обрабатывающих отраслях, включая высокотехнологичные производства и экономику знаний;

• содействие повышению конкурентоспособности ведущих отраслей экономики путем использования механизмов государственно-частного партнерства, улучшения условий доступа российских компаний к источникам долгосрочных инвестиций, обеспечения отраслей экономики высокопрофессиональными кадрами менеджеров, инженеров и рабочей силы, поддержки экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью и рациональной защиты внутренних рынков с учетом международной практики в данной области.

Четвертое направление - закрепление и расширение глобальных конкурентных преимуществ России в традиционных сферах (энергетика, транспорт, аграрный сектор, переработка природных ресурсов);

Пятое направление - расширение и укрепление внешнеэкономических позиций России, повышение эффективности ее участия в мировом разделении труда;

Шестое направление - переход к новой модели пространственного развития российской экономики.

Переход к инновационной модели экономического роста в 2008 - 2020 годах планируется осуществить в два этапа. На первом этапе в 2008 - 2012 годы намечается расширить те глобальные конкурентные преимущества, которыми обладает российская экономика в традиционных сферах (энергетика, транспорт, аграрный сектор, переработка природных ресурсов). Одновременно будут создаваться институциональные условия и технологические заделы, обеспечивающие на следующем этапе системный перевод российской экономики в режим инновационного развития.

На втором этапе в 2013 - 2020 годах намечается значительно повысить конкурентоспособность российской экономики на основе ее перехода на новую технологическую базу, улучшения качества человеческого потенциала и социальной среды, структурной диверсификации экономики.

Высокотехнологичные отрасли, определенные в Концепции 2020 в качестве локомотивов инновационного развития российской экономики, которые реально способны в настоящее время стать стартовыми направлениями в решении задачи создания современной научно-технологической базы и на основе которых можно осуществить модернизацию отечественной экономики, включают:

авиационную промышленность и двигателестроение;

ракетно-космическую промышленность;

судостроительную промышленность;

радиоэлектронную промышленность;

атомный энергопромышленный комплекс;

информационно-коммуникационные технологии.

Наряду с развитием высокотехнологичных отраслей технологическая модернизация экономики предполагает эффективное встраивание инновационных решений (в том числе управленческих и маркетинговых) в существующие технологическую и производственную структуры. Процесс развития в таком случае организуется как смена производственных и управленческих технологий в структуре объекта (экономики в целом, отрасли, предприятия).

2.1. Ключевые задачи инновационного развития

В КДР 2020 намечено обеспечить решение следующих задач:

• поддержка инновационного бизнеса и расширение спроса на инновации в экономике;

• развитие российского научно-образовательного потенциала и повышение его эффективности;

• развитие инновационной инфраструктуры;

• эффективная интеграция в глобальную инновационную систему;

• реализация системы технологических и научно-исследовательских инициатив (проектов), обеспечивающих прорывные позиции России в научно-технологической конкуренции на мировых рынках;

• формирование новой инновационной культуры в обществе и повышение статуса новатора.

Стратегический курс Правительства Российской Федерации, определенный в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, направленный на модернизацию экономики страны, не будет изменен и в условиях кризиса. Кризис сам по себе также представляется существенным стимулом к повышению инновационной активности в стране и росту внимания к науке, обеспечивающей перспективные потребности модернизации.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий