регистрация / вход

Научные основы инновационного менеджмента

Проблема инновационного развития — предмет пристального внимания экономистов. Сложность проблемы вызвала к жизни различные концепции, каждая из которых акцентирует внимание на исследовании того или иного ее аспекта. В конечном счете из этих концепций сформировалась теория инновационных процессов, или 

Проблема инновационного развития — предмет пристального внимания экономистов. Сложность проблемы вызвала к жизни различные концепции, каждая из которых акцентирует внимание на исследовании того или иного ее аспекта. В конечном счете из этих концепций сформировалась теория инновационных процессов, или инноватика.

ИННОВАТИКА — область науки, изучающая закономерности развития инновационных процессов.

Практики различных уровней — на предприятиях, в министерствах и ведомствах, региональных администрациях — занимаются вопросами организации инновационных процессов в пределах своей компетенции. В той или иной степени они являются инновационными менеджерами, а род их деятельности относится к инновационному менеджменту.

ИННОВАЦИОННЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ — это организация и планирование (включая мотивацию и контроль) процессов разработки и внедрения новшеств на объектах различных уровней, направленные на достижение инновационных целей этих объектов.

Инновационные цели — это часть общей системы целей. Они связаны с потребностью обновления протекающих в организации процессов.

В инновационном менеджменте можно выделить практическую и научную составляющие. Практическая составляющая проявляется в осуществлении конкретных управленческих действий в той или иной сфере, например в сфере производства. Но в основе этих действий лежат определенная методология, понятийный аппарат, приемы, разработка которых может быть отнесена к научной составляющей. Последней и является уже упомянутая инноватика.

Обобщение имеющихся концепций позволяет выделить следующие составные части инноватики, связанные с исследованием [29, с. 5]:

• формирования новшеств и поиска инновационных решений;

• технологического прогнозирования;

• восприимчивости к новшествам и сопротивления нововведениям;

• диффузии (распространения новшеств);

• адаптации к новшествам человека и приспособления их к его потребностям;

• форм организации инновационной деятельности;

• рынка нововведений;

• инновационных стратегий;

• конкурентных преимуществ и стадий развития;

• государственного регулирования инновационной деятельности.

Рассмотрим некоторые из указанных частей инноватики.

Появление инноватики берет отсчет с того времени, когда научные знания стали более или менее активно использоваться в практической деятельности.

Еще в XVIII в. французский просветитель Жан Кондорсэ обратил внимание на взаимосвязь науки и промышленности. Он отмечал, "что прогресс наук обеспечивает прогресс промышленности, который сам затем ускоряет научные успехи, и это взаимное влияние, действие которого возобновляется, должно быть причислено к наиболее деятельным, наиболее могущественным причинам совершенствования человеческого рода" [22, с. 250].

Он же указывал на всеобщность научных знаний, отмечая, что "для каждого поколения неизбежно возрастает та сумма знаний, которую можно приобрести за один и тот же промежуток времени, с одной и той же умственной силой" [22, с. 251].

Одним из первых толчок началу серьезных исследований инноваций и их роли в экономическом развитии дал Н. Кондратьев [23]. Он непосредственно не занимался инновационными вопросами, но рассмотрение им больших циклов конъюнктуры (длинных волн) инициировало исследования о причинах этих циклов и их продолжительности, в качестве наиболее важной из них были признаны инновации4 .

Идеи Кондратьева во многом были использованы австрийским экономистом Иозефом Шумпетером. Без преувеличения можно сказать, что Й. Шумпетер, собственно, и явился родоначальником теории инновационных процессов в современной ее трактовке.

В вышедшей в 1939 г. работе "Экономические циклы" он исследовал основные понятия теории инновационных процессов [9]. Он рассматривает нововведения как изменения в технологии и управлении, как новые комбинации использования ресурсов. Под развитием при этом понимается переход "народного хозяйства от заданного на каждый данный момент центра тяготения к другому" [34, с. 157].

Само содержание развития, по Й. шумпетеру, определяется понятием "осуществление новых комбинаций" [34, с. 159]. Первоначально фирмы, реализующие новые комбинации, сосуществуют со старыми, но рано или поздно новая комбинация должна забрать средства производства у старой комбинации. Новые комбинации — это иное применение имеющихся в народном хозяйстве запасов средств производства.

При этом Шумпетер значительное место уделял роли предпринимателя в инновационном процессе. В соответствии с его взглядами предприниматель является связующим звеном между изобретением и нововведением.

Шумпетер показал значимость кредита в инновационной предпринимательской деятельности, осуществил периодизацию длинных волн.

Видное место среди ученых-экономистов, исследующих проблемы нововведений, занимает немецкий ученый Герхард Менш. Он пытался увязать темпы экономического роста и цикличность с появлением базисных нововведений. По мнению Г. Менша, когда базисные нововведения исчерпывают свой потенциал, возникает ситуациятехнологического пата, определяющая застой в экономическом развитии [8, С. 14—17].ПРОМЫШЛЕННОЕ РАЗВИТИЕ — это переход от одного технологического пата к другому.

Г. Менш попытался показать, что в результате появления базисных нововведений возникают новые предприятия, циклы развития которых оказываются в большой степени взаимосвязанными. При этом предложение новых товаров на начальной стадии, как правило, отстает от спроса. Поэтому производство в этот период характеризуется высокими темпами роста. Г. Менш связывает цикличность экономики с цикличностью нововведений и фазами развития новых предприятий. Он говорит о моменте, когда производство новых товаров начинает превышать спрос. С этого времени фирмы начинают искать выходы на внешние рынки, падает норма прибыли и все меньше средств направляется на инвестиции. Капиталы устремляются на финансовые рынки. Рано или поздно спекулятивные финансовые операции достигают гигантских размеров и норма прибыли в денежно-кредитной сфере опускается ниже нормы прибыли в промышленности. Это означает, по мнению Г. Менша, что данная сфера готова к инвестициям в реальный сектор.

Г. Менш предложил классификацию нововведений. Он выделил три крупные группы — базисные, улучшающие и псевдоинновации. Базисные инновации разделены на технологические (образуют новые отрасли и новые рынки) и нетехнологические (изменения в культуре, управлении, общественных услугах). Между нововведениями существует конкуренция за ресурсы, ибо каждый вид нововведений требует определенных затрат труда и капитала.

Процесс движения от одного технологического пата к другому происходит посредством перехода от базисных нововведений к улучшающим и далее к псевдонововведениям.

Г. Менш отмечает, что технологический пат приходится на фазу рецессии длинной волны. В стадии депрессии экономика оказывается структурно готовой для перехода к новым базисным нововведениям. Именно на данной стадии образуются кластеры базисных нововведений. Это один из краеугольных моментов теории Г. Менша.

Он рассматривает связь рыночного механизма и перерывов в потоке базисных нововведений и отмечает в связи с этим ряд недостатков рынка: его неспособность переориентировать потоки ресурсов из "старых" отраслей в "новые"; стремление фирм экономить на затратах на нововведения; желание получать прибыль в краткосрочном периоде, что препятствует принятию долгосрочных решений, которые необходимы для базисных нововведений.

Многие положения концепции Г. Менша были критически рассмотрены и развиты другими авторами. В частности, немецкий экономист А. Кляйнкнехт уточняет тезис о формировании кластеров нововведений на стадии депрессии. Он считает, что кластеры нововведений-продуктов действительно образуются на фазе депрессии, а вот кластеры нововведений-процессов — на повышательной стадии длинной волны [6]. В работе, написанной совместно с Р. Кумбсом, Кляйнкнехт предлагает следующую классификацию нововведений, которая позволяет, на наш взгляд, более четко разграничить инновации-продукты и инновации-процессы [3,с.81]:

• "чистые" нововведения-продукты, предназначенные для конечного потребления;

• новые медицинские процедуры, аппараты и лекарства;

• новые инвестиционные товары, предназначенные прежде всего для производства потребительских товаров и услуг;

• новые технические устройства и новые материалы, использование которых возможно в производстве как инвестиционных, так и потребительских товаров;

• научные инструменты, которые предназначены для лабораторных исследований, но в дальнейшем могут быть использованы и в промышленных целях;

• "чистые" нововведения-процессы, которые направлены только на экономию факторов производства5 .

Значительное место в теории инновационных процессов занимают концепции, исследующие формирование технологических систем и диффузии нововведений. Эта концепция развивается рядом ученых, среди которых можно выделить английских экономистов К. Фримена, Дж. Кларка и Л. Суйте. Они вводят понятие технологической системы как системы взаимосвязанных семейств технических и социальных нововведений.

В соответствии с воззрениями указанных экономистов темпы экономического роста зависят от формирования, развития и старения технологических систем. Распространение нововведений рассматривается как механизм развития технологической системы, а темпы такого распространения связываются с рыночным механизмом, наличием соответствующих условий и стимулирования.

По мнению Кристофера Фримена и его коллег, толчком к развитию экономики служит появление базисных нововведений в отдельных отраслях производства. Старение технологических систем в одних странах и появление таких систем в других странах приводят к неравномерности межстранового развития. Экономический рост рассматривается ими как следствие появления новых отраслей [4].

Вопросы классификации нововведений достаточно глубоко исследованы и в работах российских ученых. В частности, весьма детальная и оригинальная типология нововведений дана А.И. При-гожиным [29, с. 33—50].

Он разделил нововведения по типу новшеств, выделяя здесь материально-технические и социальные нововведения; по механизму осуществления; по особенностям инновационного процесса.

В современных условиях особое значение приобретают концепции регулирования рынка нововведений. Предметом исследований в них являются проблемы интеллектуальной собственности, ценообразования на рынке технологий, маркетинг нововведений и др.

Особенности технологии как товара связаны со спецификой формирования ее потребительной стоимости и стоимости. Дело в том, что стоимость технических нововведений не может быть однозначно определена, так как, во-первых, зачастую трудно определить затраты на них в силу уникальности созданной технологии и ее единичного характера [26, с. 92]. Во-вторых, учет затрат на разработку такой технологии не всегда имеет смысл, а в-третьих, технологии такого рода далеко не всегда разрабатываются с целью продажи и выходят на рынок уже после "нетоварного" использования. Французский экономист Ф. Бидо, рассматривая свойства технологии как товара, отмечает: "Обмен есть, но нет товаров... Кривые спроса и предложения в этом случае будут совершенно искусственными..." [2, с. 6 (цит. по [14, с. 29])].

Не все ясно и с потребительной стоимостью технологии. У традиционных товаров потребительная стоимость носит индивидуальный характер, а у технологии существует общественная потребительная стоимость, формирование которой подробно рассмотрено А.И. Анчишкиным.

А.И. Анчишкин отмечал, что "свойство научных знаний экономить затраты труда придает им особую потребительную стоимость — способность снижать стоимость произведенной продукции (общественно необходимые затраты труда)" [11, с. 67]. Он же показал, "что общественная потребность в экономии труда формирует общественно необходимые затраты научного труда, а значит, и стоимость научных знаний" [11, с. 68].

Цена нововведения определяется с учетом ряда его свойств. Обобщая различные свойства нововведений как объекта купли-продажи, И. Артемьев совершенно справедливо отмечает следующие из них: технология представляет пакет услуг, не все элементы которых характеризуются затратами на создание, поддающимися учету; технология не производится специально для продажи; "присвоение выгод от использования новых технологических знаний происходит путем установления монополии на них как на объект хозяйствования" [14, с. 30].

Большинство экономистов считают, что цена технологии есть технологическая квазирента, формируемая по аналогии с земельной рентой. Различие подходов связано с отнесением цены технологии к дифференциальной земельной ренте I или П. По нашему мнению, более правильно проводить параллель с дифференциальной рентой II, так как экономия затрат возникает в результате вложения средств в НИОКР и в развитие производственных мощностей, что отмечалось И. Артемьевым [14, с. 31]. Ю.В. Яковец связывает технологическую квазиренту с фазами научно-технического цикла, отмечая, что она возникает на стадии распространения и зрелости инновации [31, с. 22—24].

Существенным вкладом в развитие инновационной теории можно назвать разработку российскими экономистами концепции технологических укладов. Понятие технологического уклада введено в научный оборот СЮ. Глазьевым и его коллегами [18; 17]. Трактовка этого понятия имеет некоторую общность с рассмотренным выше понятием технологической системы. Технологический уклад — группа технологических совокупностей, функционирующих на основе сходных научно-технических принципов. Технологический уклад характеризуется ядром, ключевым фактором, организационно-экономическим механизмом регулирования. Выделяются пять технологических укладов. В экономически развитых странах идет интенсивное перераспределение ресурсов из четвертого в пятый технологический уклад. В России пятый технологический получил меньшее распространение.

Значительный вклад в формирование конкурентных стратегий внес американский экономист М. Портер. Широко известна его матрица стратегий фирмы, увязывающая воедино сферы конкуренции и конкурентные преимущества. М. Портер показал, что фирма может достигнуть конкурентного преимущества, осуществляя производство с меньшими издержками или на основе дифференцированного качества продукции. Заслуживают также внимания его разработки о параметрах глобальной стратегии фирмы, детерминанте конкурентного преимущества стран, стадиях развития конкуренции [28, с. 58—100].

М. Портер выделяет четыре стадии конкурентоспособности национальной экономики — факторов производства, инвестиций, нововведений и богатства.

Каждая из указанных стадий характеризуется специфическим механизмом управления инновациями и экономикой в целом. На стадии факторов производства преимущество той или иной страны выражается через природные ресурсы, климатические условия, избыточные и дешевые трудовые ресурсы. На данной стадии господствуют простые технологии, а прогрессивные технологии, как правило, создаются за рубежом. Стадия инвестиций наступает тогда, когда национальные фирмы становятся способными вкладывать деньги в покупку технологических лицензий, современное эффективное оборудование. Национальная экономика при этом способна воспринять и улучшить зарубежную технологию. На следующей стадии — стадии нововведений национальные фирмы в состоянии улучшить иностранную технологию и создать новую. Внутренний спрос при этом достаточно объемен и разнообразен. Меняется роль государства, характер его политики — больший вес приобретают косвенные методы регулирования экономики. На стадии богатства стимулом развития является повышение благосостояния, капиталы перемещаются в финансовую сферу, снижаются темпы экономического роста [28, с. 586—608].

Особенность России в рассматриваемом отношении состоит в том, что она находится на различных конкурентных стадиях одновременно. В основном это, конечно, стадия факторов производства, но одновременно некоторые фирмы находятся на стадиях инвестиций и нововведений. Отсюда следует необходимость разработки дифференцированных стратегий развития для отдельных секторов экономики, находящихся на различных стадиях развития.

Достаточно развитыми и во многом реализованными практически являются концепции государственного регулирования инновационной деятельности. Можно выделить основные элементы такого регулирования. Выявились различные подходы к данной проблеме. Так, страны, которые подключились к процессу развития инновационного сектора позже других (в 50—70-х гг. XX в. — Япония, Корея и др.), в значительной степени использовали для этого рычаги, связанные со стратегическим планированием. Другие, например США и страны Западной Европы, больший упор делали на косвенное регулирование инновационной деятельности.

В первом случае общепризнанным отправным моментом системы государственного регулирования было определение среднесрочных и долгосрочных целей социально-экономического развития страны [32]. В различных государствах эти цели естественно различались. Среди наиболее часто встречающихся формулировок таких целей можно отметить достижение экономической автономии (независимости), полной занятости, неуклонного и максимально высокого темпа экономического роста, движение к намеченному улучшению жизненных стандартов, создание условий для достижения изобилия в потреблении, обеспечение долгосрочного повышения национального благосостояния, экономической и социальной гармонии в обществе и ряд других. В качестве цели развития промышленности выделяется увеличение производства продукции с высокой долей добавленной стоимости и большими экспортными возможностями. Как правило, цели ставятся на 5—6-летний период, а цели научно-технического развития — на 10—20-летний период и корректируются по мере изменения экономической ситуации.

В качестве следующего элемента государственного регулирования и инструмента достижения названных целей в большинстве случаев выделяются планы экономического и социального развития и комплексные программы, учитывающие стратегические направления развития стран. Так, Ш. Тацуно, анализируя технологическое развитие Японии в 80-е гг. прошлого столетия, рассматривает стратегические направления научно-технологического развития. Несмотря на то что речь идет о механизмах, которые появились 20 лет назад, некоторые из них с определенной модификацией могут быть использованы и сейчас при решении сходных задач. На примере Японии Ш. Тацуно выделяет следующие механизмы: параллельная реализация научно-технических программ, стратегические международные союзы, технополисы, создание телекоммуникационных сетей, рисковый капитал и венчурные фирмы, селективное поощрение импорта. Принцип параллельной реализации научно-технических программ преследует решение ряда задач: создание конкуренции среди разработчиков, объединение усилий, поддержание постоянных контактов между компаниями-разработчиками. Стратегические международные союзы имеют целью получение доступа к новейшим зарубежным разработкам, стимулирование компаний, расположенных в данной стране, но принадлежащих зарубежным владельцам, проведение совместных НИОКР. Создание технополисов ориентировано на развитие региональной экономики, модернизацию стагнирующих отраслей, укрепление союза науки и производства.

Современные косвенные методы регулирования предполагают поощрение научно-технической кооперации, развитие инновационной инфраструктуры, разработку долгосрочных технологических прогнозов, упрощение процедур создания инновационных компаний [25; 20, с. 161 —176; 24, с. 11—28].

Устойчивой тенденцией развития государственного регулирования научно-технического развития является его регионализация. В данной связи выделяются в следующие механизмы регионального управления: выделение отраслей, требующих стимулирующих воздействий местных властей, создание центров и ассоциаций поддержки инновационного предпринимательства, центров передачи технологий, научно-технических консорциумов, финансируемых частично местными властями, а частично — частной промышленностью.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий