регистрация / вход

Природа в окрестностях Акатова, Мешкова и Валуева

Описаны рельеф, гидрографическая сеть и растительность вблизи перечисленных селений в лесопарковом поясе Москвы. Особое внимание уделено ценным природным объектам (долина р. Ликовки, Марьинский ручей, Мешковский приусадебный парк и др.).

Ю.А.Насимович

Описаны рельеф, гидрографическая сеть и растительность вблизи перечисленных селений в лесопарковом поясе Москвы. Особое внимание уделено ценным природным объектам (долина р. Ликовки, Марьинский ручей, Мешковский приусадебный парк и др.). Имеются картосхема и иллюстрации.

Юго-западнее Москвы, примерно в районе Внукова, протекает маловодная, но, тем не менее, длинная речка со странным именем - Ликова, Ликовка. И стоят на этой невеликой речке три поселения - Акатово, Мешково, Валуево. Рассказ о них можно начать, как сказку. Жили-были в старину на Руси три брата Акатовых. Один из них был умный, а два - не очень, да и хмурые жадины ко всему прочему, за что прозвали их Мешком и Валуём. И было у каждого из братьев во владении по селу. Одно село с тех пор зовётся Акатовом, второе - Мешковом, третье - Валуевом... Эту историю рассказал мне давным-давно один из старожилов данной местности. Ни подтверждения, ни опровержения легенды я в литературе пока не нашёл. Впрочем, сейчас это не имеет значения, так как предлагаемый читателю очерк посвящён не истории, а природе местности, которая вытянулась вдоль речки Ликовки.

Рельеф и гидрографическая сеть

В первых строчках этой книги уже упоминалась речка Ликовка - тот стержень, на который нанизаны все три "наших" села. Речка протекает в глубокой и широкой долине. Такие величественные долины характерны в Подмосковье для возвышенностей, и мы действительно находимся в пределах возвышенности - Теплостанской, вблизи её южного края. Кроме того, в формировании долины мог принимать участие ледник.

Наивысшая точка Теплостанской возвышенности - 255 м над уровнем моря - расположена вблизи бывшего села Тёплый Стан, или, как лучше сказать в настоящее время, вблизи станции метро "Тёплый Стан". На север и на восток от этой точки возвышенность простирается до самой реки Москвы, обрываясь к ней Крылатскими холмами, Воробьёвыми горами и Коломенским холмом, и занимает всё москворецкое правобережье города Москвы. На юге возвышенность плавно переходит в Пахринскую равнину. Именно туда, к реке Пахре, и несёт свои воды речка Ликовка, передавая их сначала р. Незнайке, а потом р. Десне - левому притоку Пахры.

Поверхность Теплостанской возвышенности густо рассечена долинами рек, балками и оврагами. Верховья балок и оврагов с разных сторон почти вплотную подходят к водоразделам и почти смыкаются вблизи них. Такой рельеф называют эрозионным. Впрочем, он особенно характерен для центральной и восточной частей возвышенности, а здесь, на её южной окраине, холмы относительно пологие. Обрывы наблюдаются только вблизи нескольких речек - Незнайки, Ликовки, Марьинского ручья. Особенно круты и живописны склоны долины р. Ликовки в её нижнем течении - близ Филимонок.

Река Ликовка, основной природный стержень местности, начинается близ платформы Перхушково Белорусской железной дороги, минует Лесной городок, Осоргино, Изварино, Ликово, Пыхтино, Внуково, Лапшинку, Акатово, Мешково, Валуево, в котором она запружена, и совершает до своего устья близ Филимонок путь почти в 20 километров. Её вода узкой и неглубокой струёй вливается в относительно широкую Незнайку. Интересно, что Незнайка пробегает до встречи с Ликовкой лишь на несколько километров больше, а её общая длина от истока до устья составляет 33 км. Дело тут не в длине реки, а в площади её водосборного бассейна. Бассейн Незнайки широк (общая площадь - 217 км2), а бассейн Ликовки узкий, лентовидный (70 км2) [Ликовка, 1967; Незнайка, 1967]. Поэтому Ликовка принимает очень много притоков, но все они короткие и маловодные. В "нашей" местности вблизи Акатова слева подходит короткий Акатовский ручей, между Киевским шоссе и Мешковом справа - Мешковский ручей, чуть ниже слева - Передельцовский ручей, ещё ниже справа из ельника - ряд совсем маленьких безымянных ручейков, а вблизи Валуева справа - Марьинский ручей. Марьинский ручей своим названием, по-видимому, обязан селу Марьину, расположенному на левом берегу р. Незнайки. Ручей не протекает через Марьино, но именуется именно так на старых топографических картах.

И сама Ликовка, и все её притоки исключительно живописны, текут в основном среди леса. В пойме Мешковского ручья есть фрагменты пойменной дубравы. Подобные лесные участки считаются редкими в Подмосковье, так как в поймах рек и ручьёв чаще бывают ивняки, сероольшаники или черноольшаники.

Передельцовский ручей несколько загрязнён и потому не интересен. Его берега кое-где перерыты. Вблизи устья - живописный пруд, окружённый лесом.

Зато Марьинский ручей с его глубокой залесенной долиной привлекателен во всех отношениях. Он начинается почти от Внуковского аэродрома и сначала течёт через лес на юго-восток, как и Ликовка, подчиняясь тому же общему наклону местности. На этом участке ручей летом пересыхает. Это хорошо выраженная ложбина весеннего стока - кое-где с чётким руслом, но в основном без русла, а только в виде цепочки болот и сырых лугов. Весной здесь красочно цветут калужница, купальница, горец змеиный, фиалки болотная и лысая, а позднее - незабудка болотная, одна из наших самых крупноцветковых незабудок. Ложбина тянется почти 3 км, потом превращается в лощину (углубляется и приобретает характерное корытообразное сечение), а потом в балку - углубление с пологим и крутым участками склона (с выпуклым склоном), с широким днищем и руслом, которое устлано песком, камешками и петляет по этому днищу. Затем ручей поворачивает на восток и, согласно местному уклону, устремляется напрямик к реке Ликовке. В этом месте он приобретает постоянное течение - превращается в маленькую речку. Балка же резко углубляется и становится живописной долиной этой речки. Особенно крут правый берег. В прошлом здесь были барсучьи норы, и некоторые из них до сих пор используются лисами. Вскоре Марьинский ручей выходит из леса и впадает в р. Ликовку справа чуть ниже Валуева (вблизи плотины). Особенно живописен Марьинский ручей весной, в мае. Неглубокие плёсы чередуются с журчащими перекатами. Русло причудливо петляет по высокой пойме. Идти вдоль ручья трудно: приходится либо повторять пойменные петли, либо преодолевать глубокие лесные балки, непрерывной чередой подходящие к ручью в его средней части. Но усилия с лихвой вознаграждаются красотой этого подмосковного уголка.

Бассейн р. Ликовки (со старой топографической карты, Киевское шоссе и поворот на Внуково перенесены с новой карты).

Геологическое строение местности

Геологическое строение местности типично для Теплостанской возвышенности и в некоторой степени для всего Ближнего Подмосковья. В направлении сверху вниз залегают безвалунные покровные суглинки послеледникового времени, моренные отложения ледниковых эпох (суглинки и глины с валунами и вообще камнями разного размера), отложения мелового периода (в основном пески, без валунов), отложения юрского периода (в основном чёрные глины с остатками морских организмов - аммонитов, белемнитов, брахиопод), а далее на большую глубину вплоть до кристаллического фундамента Русской платформы уходят известняки и доломиты каменноугольного и девонского периодов палеозойской эры [Даньшин, 1947; Дик, Соловьёв, 1947].

Покровные суглинки возникли путём переработки нижележащих слоёв поверхностными силами - водой, ветром и т.п. Валунные глины и суглинки возникли в результате деятельности ледников. Пески и глины мелового и юрского периодов мезозоя отложились на дне неглубокого моря (смыты с близлежащей суши). А известняки и доломиты палеозоя образовались из отмерших морских организмов вдали от берега.

Как читатель уже понял, большинство геологических пластов обязаны своим происхождением морским периодам в жизни будущего Подмосковья. В третичном, триасовом и пермском периодах Подмосковье было сушей, и ледники эту сушу не посещали. Поэтому новые мощные осадочные пласты не возникали, а, наоборот, шёл размыв ранее возникших морских отложений.

Если говорить о специфике геологического строения местности, то можно отметить, во-первых, относительно малую мощность покровных суглинков; во-вторых, отсутствие отложений Московского оледенения (по сути, есть следы только Днепровского ледника); в-третьих, большую мощность меловых песков.

Покровные суглинки залегают, в основном, на вершинах холмов, на водоразделах. В оврагах, балках и долинах небольших рек, где они смыты, на склонах обнажаются глины и суглинки ледникового времени (моренные отложения). Они узнаются по присутствию валунов и вообще камней разного размера. Эти камешки скапливаются в руслах речек и ручьёв, где более лёгкие частицы унесены водой. Рассмотреть их можно хотя бы в пересохшем русле Марьинского ручья. Попадаются кусочки беловато-желтоватого кварца, розоватого полевого шпата, зернистого красноватого и сероватого гранита, сходного с гранитом, но сланцеватого гнейса, тёмно-зеленоватого амфиболита, непрозрачного серовато-чёрного кремня. Эти породы оторваны ледником от финских скал и дают нам представление о кристаллическом фундаменте, который везде залегает под нами на большой глубине.

Из трёх последовательных оледенений в южной половине Теплостанской возвышенности представлены следы первых двух (особенно второго). Что же касается последнего ледника, Московского, то, наткнувшись на Теплостанскую возвышенность, он, в основном, обтёк её стороной. Из-за своей приподнятости местность, таким образом, подверглась меньшему воздействию ледников. Ведь и предыдущие ледники покрыли возвышенность менее мощным слоем, чем остальные участки Ближнего Подмосковья. А поэтому лежащие ниже меловые пески сохранились в этой местности лучше, чем в других местах (не содраны ледником и не смыты его талыми водами). В наиболее глубоких речных долинах (по Незнайке, Ликовке, в низовьях Марьинского ручья), где смыт весь слой четвертичных отложений (покровные суглинки и отложения ледниковых эпох), эти меловые пески обычно выходят на поверхность. Они узнаются по отсутствию в них валунов.

Обнажения ещё более глубоких слоёв не характерны для данной местности, хотя ближе к рекам Десне и Пахре на поверхность местами могут выходить не только юрские глины, но даже известняки каменноугольного периода.

Растительность

Как следует из предыдущего, геологического, раздела, почвообразующие породы в окрестностях Акатова, Мешкова и Валуева - это, в основном, суглинки. Здесь преобладают дерново-среднеподзолистые суглинистые почвы. Большая расчленённость местности речной и овражно-балочной сетью способствует дренажу, то есть стоку поверхностной воды. Участков, где бы вблизи водоразделов могла застаиваться вода, здесь мало. Хорошо дренированные и относительно богатые суглинистые почвы в сочетании с южным относительно Москвы расположением местности создают благоприятные условия для широколиственного леса. Здесь преобладают липа, дуб, клён, ближе к рекам встречается вяз. Но к широколиственным деревьям почти везде примешиваются ель, встречаются единичные сосны. Такие леса правильнее считать смешанными. Поэтому в геоботаническом отношении Теплостанскую возвышенность, как и вообще большую часть Окско-Москворецкой равнины, относят к Южному геоботаническому району - району широколиственных лесов с примесью ели и без болот на водоразделах [Ворошилов и др., 1966]. Для сравнения напомним, что на восток от Москвы уходит Мещерская низменность с супесчаной почвой и преобладанием сосны, а западнее и севернее Москвы расположена Смоленско-Московская возвышенность с менее дренированными суглинистыми почвами, заболоченными водоразделами и преобладанием ели. Все эти геоботанические районы расположены в зоне смешанных лесов.

В подлеске местных лесов преобладают обычные по всей Московской области рябина, черёмуха, жимолость, крушина, лещина...

Травяной покров образован обычными обитателями подмосковных липняков и дубняков. В апреле и в начале мая липняки покрываются красочным "ковром" весенних эфемероидов. Так обобщённо называются травы, которые "торопятся" цвести до появления листвы на деревьях, потом быстро образуют семена, после чего их надземные части отмирают. Среди этих растений в "нашей" местности больше всего ветреницы лютиковой с низкими прямостоячими стеблями и немногочисленными (1 - 3) золотистыми 5 - 6-лучевыми цветками, похожими на цветки лютика. Летом у ветреницы остаются только корневища - её длинные подземные стебли. К ветренице примешиваются несколько видов гусиного лука, переживающих неблагоприятное летнее время в виде небольших подземных луковиц. Цветки гусиного лука - шестилучевые "звёздочки" с очень узкими лучами. Иногда встречается хохлатка плотная - ещё один эфемероид. Её пурпурно-синие соцветия особенно часто украшают склоны балок и речных долин в широколиственном лесу. Под землёй у хохлатки скрываются небольшие клубни, в виде которых она пребывает летом, осенью и зимой. В сырых местах из эфемероидов преобладает чистяк. У его "золотых" звёздочек лучей значительно больше, чем у ветреницы. В днищах балок и поймах ручьёв разрастается селезёночник - ещё один жёлтый эфемероид, причём лепестков у него нет, и их функцию берут на себя верхние жёлтые листья.

Почти одновременно с эфемероидами или чуть позднее в широколиственных лесах зацветают и некоторые другие травы. Для цветения они тоже используют сезон до появления густой листвы на липах и дубах, однако их листья и надземные стебли сохраняются длительное время. Незадолго до отцветания ветреницы широколиственный лес заливает своим "золотом" лютик кашубский. Он цветёт раньше других лютиков и отличается от них разнолистностью: стеблевые листья рассечены на узкие доли, а единственный прикорневой лист имеет округлую форму и совершенно не рассечён, даже не надрезан. Одновременно с жёлтой ветреницей цветёт сине-красная медуница. Зацветающий чуть позднее сочевичник (чина весенняя) сходен с медуницей изменением цвета лепестков с синего на красный, но относится к семейству бобовых и обладает характерным для этого семейства мотыльковым цветком. Есть и растения с менее заметными цветками. Из них больше всего зеленчука, копытня и осоки волосистой. Зеленчук похож на глухую крапиву (яснотку белую и яснотку пятнистую с пурпурными цветками), но у него жёлтые цветки. Копытень цветёт красновато-бурыми цветками, которые прикрыты округлыми листьями, напоминающими по форме копыто. Осока волосистая напоминает все осоки, но только она местами образует в широколиственном лесу сплошной покров, сквозь который трудно пробиться другим травам. А местами (и особенно на склонах залесенных балок) такой же сплошной травяной покров образует пролесник, цветущий совсем невзрачно.

После господства жёлтых и сине-красных цветков в широколиственном лесу наступает длительный период преобладания белых цветков. Он начинается с зацветания звездчатки жёстколистной. У неё узкие листья, а пять узких лепестков раздвоены так, что получается десятилучевая звёздочка. К звездчатке вскоре присоединяется ландыш, а чуть позднее - купена многоцветковая. Она похожа на ландыш и листьями, и цветками, но цветки у неё удлинённые, а листьев очень много, и расположены они на стебле рядами. Много в широколиственном лесу также сныти, вороньего глаза, крупных лесных папоротников. Сныть - съедобное белоцветковое растение из семейства зонтичных (съедобны молодые листья). Вороний глаз четырёхлистный получил название за одинокую чёрно-синюю ягоду, которая красуется в середине между четырьмя крестообразно расположенными листьями. Впрочем, листьев не всегда четыре. Попадаются экземпляры с пятью, шестью или даже семью листьями.

Все описанные растения в окрестностях Валуева и Мешкова можно увидеть в любом мало нарушенном участке широколиственного леса. Можно, например, сесть у метро Юго-Западная на автобус 511, идущий во Внуково, и сойти у Мешкова. Между Киевским шоссе и Мешковом по берегам Мешковского ручья будет как раз такой участок леса - у самого шоссе! Почти не нарушены леса везде западнее Ликовки, но и на левом берегу много соответствующих участков.

Хотя природным условиям нашей территории больше всего соответствуют широколиственные леса с примесью ели, здесь есть лесные насаждения и другого породного состава. В поймах рек встречаются сероольшаники и ивняки. На месте бывших пашен и вообще там, где широколиственный лес уничтожен, господствуют вторичные леса - березняки, а на более сырых участках - осинники. Берёза и осина, как примесь, имеются почти в любом лесу, но чистые насаждения образуют лишь после уничтожения исходного леса, так как растут быстрее широколиственных деревьев. Впрочем, существуют эти насаждения не очень долго. Берёза и осина не могут возобновляться в затенении, и под их пологом начинают расти более теневыносливые липа, клён, а также ель. Так постепенно восстанавливается исходный широколиственный лес.

Говоря об окрестностях Мешкова и Валуева, нельзя также не упомянуть об "островках" хвойного леса, которые тоже имеются в этой местности. Наверное, в некоторых случаях такие "островки" обязаны своим происхождением посадкам, но, существуя длительно, приобрели все черты естественного леса. Наиболее крупный лесной массив с преобладанием ели расположен на пологом правобережном склоне у реки Ликовки несколько восточнее Мешкова (ниже по течению). Склон местами обращён на север (или на северо-восток) и потому обладает относительно более суровым микроклиматом. Величественные старые ели сплошной стеной подступают вплотную к Ликовке. Берег прорезан многочисленными балками, в низовьях которых протекают маленькие ручейки - притоки Ликовки. Ещё в 1970-ых годах в одном из укромных уголков этого ельника был барсучий городок - широкие норы примерно с десятком выходов и многочисленными холмиками выброшенного на поверхность грунта. Несмотря на "таёжный" облик, под пологом ельника преобладают травы, свойственные широколиственному лесу - зеленчук, копытень, лютик кашубский, ландыш. Много вороньего глаза. Весной довольно много ветреницы лютиковой, а на одном пригорке на склоне к Ликовке есть даже хохлатка плотная - охраняемый в Московской области декоративный эфемероид. Хохлатка - типичное растение широколиственного леса, но так любит балки и приречные склоны, что ради них иногда готова "примириться" и с ельником, особенно южнее Москвы. Есть и ещё одно охраняемое растение, свойственное лесным балкам и приречным склонам, - колокольчик широколистный. А вот типичной для более северных ельников кислицы практически нет. Из обычных белоцветковых спутников ели имеется только майник двулистный. Он похож на ландыш, но цветки у него совсем маленькие. Советую как-нибудь пересечь этот ельник, причём не по дороге западнее Ликовки и не по живописным левобережным полянам, а по узким приречным тропинкам правого берега. Здесь даже в выходные дни мало людей и потому почти нет мусора. О вмешательстве человека напоминает только свидина белая - кустарник с ярко-красными стволиками и беловатыми плодами. Свидина (дёрен) густо разрослась под пологом ельника в его северной части, потеснив рябину и другие характерные породы подлеска.

Вмешательство человека ещё заметнее в старых и полуодичалых приусадебных парках - Мешковском, Валуевском. Мешковский парк - это, прежде всего, нарушенный и потому мало привлекательный снытевый липняк с большим участием в травяном покрове сорных и луговых трав. Так он выглядит летом. Но весной кое-где по его краю видна редкая в Подмосковье печёночница благородная [Насимович, Романова, 1991]. Она в естественных местообитаниях характерна для ельников, в апреле цветёт крупными синими цветками и официально отнесена к числу охраняемых в Московской области растений. В недавнем прошлом была и фиалка душистая, но участок с ней теперь захвачен под огород. Фиалка душистая отличается от местных лесных фиалок наличием длинных подземных побегов. Это растение с тёмно-синими цветками размножается вегетативно, образуя густые куртины. Интересно, что в Мешковском парке у этой фиалки были белые цветки. Такое явление называется альбинизмом. Встречается в Мешковском парке и белоцветковая незабудка, хотя обычной голубой незабудки, конечно, больше. И вообще весной липовая роща в Мешкове очень красива. Цветут ветреница лютиковая, лютик кашубский и лютик золотистый, прикорневые листья которого многочисленны и в той или иной степени надрезаны на доли (отличие от кашубского лютика). Жалко, что из-за выпаса скота и вытаптывания отдыхающими Мешковский парк может лишиться своих главных достопримечательностей. Хорошо, что эфемероиды успевают завершить своё весеннее развитие ещё до наплыва дачников. Может быть, в настоящее время это главное преимущество эфемероидности!

К липовой рощице примыкает Шаляпинский пруд с вётлами, склонившимися над его гладью. Впрочем, старых деревьев у пруда осталось мало. Впечатляет основание пня одной из вётел диаметром более двух метров. Над прудом стоит также развесистый вяз с характерными неравнобокими листьями.

С запада к липняку примыкают две мощные лиственницы. Одна из них особенно велика. Периметр ствола этого гиганта на высоте груди составляет более 290 см, но расширенное основание этого дерева ещё раза в два больше. Не исключено, что это самая крупная лиственница вблизи Москвы. Причём её равномерная шаровидная крона внешне совершенно здорова, а на стволе нет каких-либо заметных повреждений. Прямой колоннообразный (малосбежистый) ствол уходит под самое небо. Рядом, а также кое-где в примыкающей к парку деревне есть отдельные крупные липы, колючие ели (из Северной Америки) и ещё лиственницы.

Вблизи Валуева (в Валуевском парке на левом берегу Ликовки на территории базы отдыха и вне базы на некотором удалении от реки) есть также фрагменты саженых сосняков. Они не интересны. Типичные для соснового бора травы отсутствуют, так как нуждаются не только в светлохвойных деревьях, но и в бедной песчаной почве. Здесь же сосна посажена на обычных местных богатых почвах, и эти растения не могут выдержать конкуренции с травами широколиственного леса. Под соснами из лесных видов растут лютик кашубский, сныть, земляника. Есть "пятна" ландыша. Кроме того, травяной покров в этих людных местах нарушен, частично вытоптан, и разрослись сорные травы - чистотел, крапива, чесночница.

Помимо лесов, из естественных и относительно естественных растительных сообществ в окрестностях Мешкова и Валуева есть луга (в основном, пойменные, сырые) и небольшие низинные болотца. Они типичны для Московской области. Как правило, и луга, и болотца тянутся цепочкой вдоль речек и ручьёв, образуя одно целое вместе с древесными и кустарниковыми приречными зарослями. Из охраняемых в Московской области декоративных трав для этих мест характерны горец змеиный и купальница, растущие по сырым лугам и опушкам, а также крапиволистный и широколистный колокольчики, синеющие в тенистых балках и на лесистых приречных склонах. Из растений, неизменно привлекающих внимание, здесь также можно увидеть паслён сладко-горький с крошечными красными несъедобными ягодками-"помидорчиками". На запруженных водах Ликовки кое-где качаются жёлтые кубышки.

Животный мир

Животный мир в бассейне Ликовки слишком типичен для всего Подмосковья, чтоб его описывать подробно. Специфика отдельных местностей вблизи Москвы обычно связана с редкими здесь сухими сосновыми борами, с крупными озёрами и верховыми болотами, с приречными склонами больших рек. Но таких местообитаний в окрестностях Мешкова и Валуева нет.

Можно, однако, отметить обитание таких крупных и относительно крупных зверей как лось, кабан, лиса, заяц. Следы их деятельности - погрызы, порои, помёт и следы в буквальном смысле - встречаешь очень часто. Иногда можно заметить и самих животных. В недавнем прошлом имелись также барсуки, исчезнувшие теперь вблизи Москвы. Барсучьи городки были, в частности, по правому берегу Марьинского ручья и в пересечённом балками ельнике по правому берегу Ликовки. Позднее эти норы занимались лисами, которые и сейчас живут в одном из бывших барсучьих городков на Марьинском ручье.

Из птиц обращают на себя внимание соловьи, по-прежнему выводящие многоколенные трели по берегам Ликовки и её притоков, у Шаляпинского и других прудов. Вблизи Ликовки почти непрерывно поют также речные сверчки (птицы). Лес по-прежнему полон пением зябликов, пеночек-весничек и пеночек-теньковок, певчих дроздов и других птиц. Над полями разносится песня жаворонка. Необходимо упомянуть также ворона. Эта чёрная птица, летающая над лесом с характерным глуховатым карканьем, в последние десятилетия стала обычной в Московской области и часто обращает на себя внимание.

Из декоративных насекомых в этих местах можно полюбоваться крупными бабочками и стрекозами, которые, впрочем, есть почти везде. Стрекозы, за исключением курсирующих взад-вперёд вдоль лесных дорог огромных коромысел, тяготеют к реке Ликовке. Здесь можно увидеть крупных самцов плоской стрекозы с синим брюшком, изящных маленьких стрелок и люток, а иногда - порхающих над водой синекрылых стрекоз-красоток, которых у нас два вида.

Краткие исторические сведения о Валуеве

Валуево - это бывшая усадьба на левом берегу р.Ликовки напротив устья Марьинского ручья (в 9 км к югу от станции Внуково Киевской железной дороги).

Усадьба известна с начала XVIII века. Красиво спланирована и включает все элементы, характерные для усадебного комплекса. Её строителем был известный библиофил и археолог А.И.Мусин-Пушкин. Почти весь ансамбль выдержан в стиле позднего классицизма, а две круглых башни построены в национально-романтическом стиле 30-х годов XIX века.

Сохранились двухэтажный главный дом с бельведером, соединённый галереями с двумя флигелями, конный и скотный дворы (в виде каре), два флигеля у въездных ворот, ограда с воротами и двумя башнями, старый пейзажный парк, где находятся "Охотничий домик" с гротом, каскадные пруды. Церковь разобрана [Валуево, 1967].

Сейчас на территории усадьбы расположена База отдыха и профилакторий "Валуево" Главмосстроя. Некоторые из зданий этого единого памятника архитектуры используются как электрощитовая, душевая, клуб, слесарная мастерская, гараж, спортбаза и т.п. Впрочем, сами здания, по крайней мере, внешне поддерживаются в хорошем состоянии.

Вблизи устья Ликовки расположена ещё одна интересная бывшая усадьба - Филимонки [Филимонки, 1967].

Список литературы

Валуево. - в кн.: Всё Подмосковье. Географический словарь Московской области. М.: Мысль, 1967. С. 35.

Ворошилов Н.В., Скворцов А.К., Тихомиров В.Н. Определитель растений Московской области. М.: Наука, 1966. - 367 с.

Даньшин Б.М. Геологическое строение и полезные ископаемые Москвы и её окрестностей (Пригородная зона). М., 1947.

Дик Н.Е., Соловьёв А.И. Рельеф и геологическое строение. - в кн.: Природа города Москвы и Подмосковья. М. - Л.: АН СССР, 1947. С. 7 - 59.

Ликовка. - в кн.: Всё Подмосковье. Географический словарь Московской области. М.: Мысль, 1967. С. 156.

Насимович Ю.А., Романова В.А. Ценные природные объекты Москвы и её лесопаркового защитного пояса. М., 1991. Деп. в ВИНИТИ АН СССР 21.11.1991, N 4378-В91. 95 с.

Незнайка. - в кн.: Всё Подмосковье. Географический словарь Московской области. М.: Мысль, 1967. С. 209.

Филимонки. - там же. С. 312 - 313.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий