Природа Солнцева и его окрестностей

Описаны геологическая история, рельеф, гидрографическая сеть, растительный и животный мир Солнцевского района Москвы.

Ю.А.Насимович

Описаны геологическая история, рельеф, гидрографическая сеть, растительный и животный мир Солнцевского района Москвы.

Статья, предлагаемая читателю, первоначально писалась в качестве главы для научно-популярного альбома о Солнцеве, но это издание не состоялось, и автор принял решение депонировать рукопись в ВИНИТИ и передать несколько экземпляров в библиотеки Солнцева. В связи с подобными естественно-краеведческими очерками возникает ряд вопросов. Нужны ли они? Правомерны ли они, если им не предшествовали серьёзные научные исследования и многолетние наблюдения? Кто должен их писать - местные краеведы или "заезжие" натуралисты, которые провели в данной местности 1 - 2 дня? Начну с последнего вопроса. Конечно, хорошо, если такой очерк пишется местным жителем, наблюдавшим природу своего района в течение многих лет. Но практика показывает, что такие статьи практически отсутствуют. А вот "заезжий" специалист может написать подобный очерк и сделать это очень быстро. Честно признаюсь, что был в Солнцеве только два раза по половине дня. В первый раз пересёк территорию в зимнее время в 1999 г., когда меня попросили написать эту статью. Второй раз побывал в апреле 2000 г., чтоб проверить некоторые зимние впечатления. Я отдаю себе отчёт, сколь поверхностен мой рассказ, но, тем не менее, уверен, что далеко не всё из написанного известно местным жителям, даже любителям природы, а, значит, подобная работа имеет право на существование. По опыту знаю, сколь нужны естественно-краеведческие работы, сколь они бывают востребованы обществом, если оказываются доступны для него. А потому вряд ли стоит ждать десятилетия, чтоб кто-нибудь "соизволил" описать свой район с той подробностью, которая доступна только местному жителю. Буду рад, если кто-то попытается "повторить" мою работу, но на более высоком уровне.

Географическое положение

Природные особенности той или иной местности определяются прежде всего географическим положением территории. Особенно это верно для районов Москвы, так как по мере удаления от центра города резко возрастает число сохранившихся природных элементов ландшафта. В административном отношении Солнцево - это один из районов Москвы, расположенный в пределах Западного административного округа столицы вдоль Боровского шоссе, окраина Москвы. Но по сути Солнцево, вместе с соседним Новопеределкином, - самостоятельный город, территориально связанный с остальной Москвой только узкой перемычкой промзоны вдоль Киевской железной дороги (Востряково). Да ещё обособленный посёлок Мещерский, формально относимый к Солнцеву, непосредственно примыкает к Московской Кольцевой автодороге (МКАД). По другим направлениям Солнцево отделено от МКАД Баковским и Тропарёвским лесными массивами, то есть "оторвано" от Москвы гораздо сильнее, чем такие подмосковные города, как, например, Химки или Реутов. Таким образом, описываемая нами территория почти со всех сторон окружена лесами, полями, дачными посёлками и другими поселениями сельского типа. Все перечисленные элементы имеются и в пределах самого Солнцева. Значит, "наша" территория ещё не в полной мере освоена городом. Здесь есть и типичные московские кварталы с многоэтажной застройкой, и участки с типичной подмосковной природой.

В геоморфологическом отношении Солнцево расположено в пределах Теплостанской эрозионной возвышенности, на её западном склоне, чем определяются особенности местного естественного рельефа и речной сети. Территория эта обладает своей специфической геологической историей, которой и были предопределены и её геологическое строение, и рельеф, и почвенные особенности, и отчасти характер растительности.

Геологическая история

В Солнцеве, как и везде в пределах Русской равнины, на некоторой глубине залегает так называемый кристаллический фундамент, а на нём покоится толща осадочных горных пород - осадочный чехол. Кристаллический фундамент сформировался в архее и нижнем протерозое - примерно 1,5 - 3 миллиарда лет назад [Кузьменко, 1997]. Горные породы, слагающие его, очень твёрдые и плотные. В основном, это гнейсы, гранито-гнейсы и кристаллические сланцы, то есть метаморфические породы, которые сформировались при участии высоких давлений и температур из древних морских осадков или магматических пород.

Глубина залегания фундамента, а, значит, и толщина осадочных слоёв сильно варьируют. В пределах одной только Москвы фундамент начинается на глубинах от 1300 м (Тушино, Строгино) до 2800 м ниже уровня моря (Новые Черёмушки, Тропарёво). На большей части Солнцева, южнее Киевской железной дороги, поверхность фундамента залегает на глубине в среднем 2600 м ниже уровня моря, причём она плавно понижается в восточном направлении - к Тропарёву [Кузьменко, 1997]. Весь этот пониженный участок фундамента именуется Теплостанским грабеном и является частью Подмосковного авлакогенного прогиба. Интересно, что наклон поверхности фундамента противоположен наклону современной дневной поверхности Солнцева, и солнцевские речки - Сетунь и Сетунька - текут не к Тропарёву, а как раз от него.

Севернее Киевской железной дороги (посёлок Мещерский) поверхность кристаллического фундамента находится на глубине всего 1500 - 1600 м ниже уровня моря, то есть на километр выше! Здесь расположена одна из ступеней Истринско-Кольчугинского выступа, или горста. Его поверхность плавно повышается к северу (к Строгину, Тушину).

Значит, примерно вдоль Киевской железной дороги проходит крутой уступ, отделяющий Теплостанский грабен от Истринско-Кольчугинского выступа. Его называют Павлово-Посадским разломом, так как он далее на восток уходит к Павловскому Посаду. Если бы мы могли снять всю толщу осадочных пород, то увидели бы в Солнцеве слегка наклонённую на север или на восток скальную поверхность, которая в одном месте имела бы почти вертикальный ступенчатый уступ высотой примерно в километр!

Не следует, однако, думать, что эта "стена" когда-то была на поверхности, а потом оказалась под землёй по мере отложения осадочных пород. Поверхность фундамента продолжает меняться и сейчас под действием тектонических причин. Какие-то участки постепенно, в течение многих миллионов лет, поднимаются, какие-то - опускаются, в результате чего образуются подобные подземные уступы.

Над фундаментом, как читатель уже понял, располагается двух-трёхкилометровая толща осадочных пород (с учётом современной приподнятости поверхности примерно на 150 - 190 м над уровнем моря). Здесь причудливо чередуются слои глин, песков, известняков (карбонат кальция) и доломитов (карбонат кальция и магния). Эти слои своим происхождением обязаны, в основном, тем периодам, когда поверхность будущего Солнцева становилась дном моря. Русская равнина под действием тектонических причин периодически опускалась, и тогда в её пределы вступало море. Если море было открытым, отлагались преимущественно известняки. Они возникали из раковин и других остатков морских организмов, которые обитали на территории будущего Солнцева. Если рядом была суша, то отлагались, в основном, глины и пески, сносимые реками и морским прибоем с этой суши. Рассмотрим геологические слои и геологическую историю района, опираясь на ряд общеизвестных публикаций по геологии Москвы и Московской области [Даньшин, 1947; Дик, Соловьёв, 1947; Кузьменко и др., 1997].

Непосредственно на фундаменте лежит мощный слой известняков и доломитов девонского и каменноугольного периодов палеозойской эры. Они возникли 300 - 400 миллионов лет назад в неглубоком, но открытом море, которое в течение этих двух периодов неоднократно заливало территорию.

В пермском периоде палеозоя и триасовом периоде мезозоя территория в течение 110 миллионов лет была сушей. Шло эрозионное разрушение ранее возникших морских известняков. Формировались глубокие речные долины, и в их местоположении кое-где в Москве заметно отдалённое сходство с современными долинами. Тем не менее, речная сеть будущего Солнцева была в то время мало похожа на современную. Аналог реки Москвы протекал с запада на восток через нынешний посёлок Мещерский по так называемой Главной Московской ложбине, которая теперь погребена под толщей позднейших осадочных пород [Кузьменко и др., 1997]. Небольшие правые москворецкие притоки несли свои воды по территории будущего Солнцева на север. Одному из них соответствует участок р. Сетуни от Орлова до Сукова, но это может быть случайным совпадением. Тем не менее, можно утверждать, что преобладающий современный наклон территории унаследован с этого времени, и местность уже тогда была приподнята над остальной, левобережной, территорией будущей Москвы, то есть наметилась будущая Теплостанская возвышенность.

В юрском и меловом периодах мезозоя (215 - 65 млн. лет назад) море то заливало, то освобождало территорию. Отлагались глины и пески, сносимые с близлежащей суши. Эти близкие к поверхности слои в дальнейшем сильно пострадали в Москве в результате деятельности ледников и рек. Но на Теплостанской возвышенности они уцелели в большей степени, чем где-либо в городе. Днепровский ледник покрыл эту приподнятую территорию чуть менее мощным слоем льда, а Московский ледник частично обтёк стороной. Пески мелового периода (меловые пески) составляют основную толщу Теплостанской возвышенности. Из них образован тот "купол", которым вздымается всё правобережье Москвы и в том числе Солнцево. В некоторых местах эти пески слежались, спрессовались, сцементировались частицами глины. Возник песчаник, довольно прочный камень. Именно эти пески и песчаники сумели впоследствии частично отразить натиск Московского ледника в четвертичный период.

В третичном периоде кайнозоя (палеогене и неогене) море отступило на юг, и территория опять стала сушей. По ней побежали реки, которые либо расчистили от морских отложений прежние долины, либо проложили совершенно новые пути. Возникла речная сеть, очень сходная с современной. В это время на "нашей" территории уже имеется понижение между Солнцевом и Новопеределкином, по которому протекает будущая Сетунь. Заметны понижения, соответствующие речке Сетуньке и её левому притоку близ Попутной улицы. Уже есть водораздел, который отделяет бассейн Верхней Сетуни от бассейна р. Наверашки, вытекающей из прудов в Мещерском.

В четвертичном периоде, который продолжается и сейчас, на территории будущего Солнцева произошли грандиозные геологические события. Со Скандинавских гор несколько раз спустились потоки медленно текущего льда и заполнили большую часть Русской равнины. Ледники принесли гальку и валуны - окатанные обломки северных скал, а также пески, глину, куски известняка, песчаника и другой материал, содранный по пути. Благодаря этому возникли ледниковые, или моренные отложения, которые покрывают поверхность Теплостанской возвышенности и особенно её холмы, то есть большую часть Солнцева. Обычно это принесённые последним, Московским, ледником суглинки с гравием, галькой и валунами (верхняя морена Подмосковья). В валунах этой морены преобладают гранит, диабаз, гнейс, амфиболит, кварцит, кристаллический сланец, то есть дальноприносные магматические и метаморфические горные породы. В нижних частях холмов моренные отложения, как правило, перемыты талыми ледниковыми водами, рассортированы по размеру частиц. Это водно-ледниковые, или флювио-гляциальные отложения. Они залегают в Солнцеве вдоль долин Сетуни и Сетуньки. На склонах самих долин кое-где обнажена также средняя морена Подмосковья, принесённая предыдущим ледником [Кузьменко и др., 1997]. В валунах этой морены значительно больше кремня, известняка и песчаника, то есть осадочных пород, захваченные ледником в пределах Русской равнины.

После отступления последнего для нашей местности ледника (Московского) главными преобразователями местности стали реки и ручьи. Как правило, они проложили себе путь, согласно доледниковому рельефу. Приподнятая местность опять покрылась густой сетью речных долин, балок и оврагов. Но врезаны все эти узкие понижения оказались уже не в меловые, а в четвертичные отложения - ледниковые и водно-ледниковые. Днища долин устланы послеледниковыми речными отложениями - суглинками и песками с гравием и галечником в основании.

Рельеф

В результате всех описанных выше геологических и прочих событий сформировались современные рельеф, гидрографическая сеть, растительный и животный мир Солнцева. Рельеф является одним из важнейших элементов природы, так как предопределяет особенности речной сети, наличие или отсутствие болот, характер растительности и многое другое.

Как уже говорилось, всё Солнцево расположено в пределах Теплостанской эрозионной возвышенности. Эта возвышенность имеет максимальную высоту в районе Тёплого Стана (255 м над уровнем моря и примерно 140 м над уровнем р. Москвы), чем и объясняется её название. Занимая почти всю правобережную часть нашего города, она ступенчато понижается во все стороны от Тёплого Стана. Именно оттуда, с Главного Теплостанского холма, на запад сбегают основные солнцевские речушки - Сетунь, Румянцевский ручей (Родник) и Сетунька. Наиболее высокие участки Солнцева находятся на востоке - у платформы Востряково, к северо-востоку от Солнцевского проспекта и у промзоны близ Румянцева. Здесь высоты переваливают за отметку 190 м над уровнем моря. Самые низкие участки расположены близ рек Сетунь и Сетунька - 150 - 160 м над уровнем моря, хотя основная часть района имеет высоту от 170 до 190 м. Перепады высот, таким образом, составляют не более 40 м, но для территории, где отсутствуют крупные реки, это сравнительно много.

Поверхность Теплостанской возвышенности, как уже говорилось, ступенчата. Абсолютные отметки ступеней - 175 - 180, 190 - 200, более 210 м [Лихачёва, 1990]. Значит, Солнцево занимает, в основном, нижнюю ступеньку возвышенности, её склон, и только часть района поднимается на среднюю ступень.

Прежнее представление, что Московский ледник вообще не сумел преодолеть возвышенность, видимо, ошибочно, но всё-таки лёд покрыл её значительно меньшим слоем, чем другие части Москвы. Поэтому здесь хорошо выражен доледниковый рельеф, и можно сказать, что эта часть Москвы характеризуется наиболее древним рельефом. Это огромный останец доледниковых времён. Долины, овраги и балки почти всегда имеют длинные и пологие придолинные, приовражные и прибалочные склоны, что говорит о длительном процессе их формирования [Лихачёва, 1990].

Долинами рек ограничены три основных холма в Солнцеве. На холме между Сетунью, Сетунькой и прудами Мещерского расположены по сёлок Мещерский, платформа Востряково и станция Солнечная. На холме между Сетунькой и её исчезнувшим левым притоком - Солнцевский проспект и улица Главмосстроя. На холме между этим притоком, Сетунью и Румянцевским ручьём - южная часть Солнцева (Производственная улица). Все три солнцевских "холма" - это мысы, или отроги Главного Теплостанского холма, "надрезанного" долинами рек.

В настоящее время вся незастроенная поверхность Теплостанской возвышенности оплетена густой сетью долин и балок. Их влияние особенно велико на нижних ступенях, где прежний моренный рельеф почти полностью уничтожен текущей водой. Верховья балок подходят почти к самым водоразделам, почти смыкаются близ них. Такой рельеф называют эрозионным. Водораздельные (верховые) болота, если они и были на этой территории, давно спущены эрозионной сетью. Поэтому все солнцевские болота относятся к категории низинных, приречных. Да и они не велики по площади.

Реки и ручьи

Особенности рельефа хорошо выявляются при подробном знакомстве с гидрографической сетью территории. Кроме того, реки и ручьи в городе - это тот каркас, на который нанизаны многие природные объекты города. Ведь город в первую очередь осваивает водоразделы, и приречные участки превращаются в "островки" естественной растительности среди застройки.

Главная река Солнцева - Сетунь. Её общая длина составляет 38 км, а воду она собирает со 190 квадратных километров [Сетунь, 1997]. Около Солнцева эта речка только начинается, но, благодаря городским стокам, она уже здесь довольно многоводна и не выглядит "ручейком", как до образования города.

Вытекает Сетунь из каскада прудов в деревне Саларьево Московской области и поначалу течёт через лес на запад к Картмазову. На этом участке она в сухое лето пересыхает. Постоянное течение начинается в Картмазове, где река поворачивает на север к Солнцеву.

Далее Сетунь перед тем, как войти в город, принимает слева из леса Екатерининский ручей, а на самой границе города справа - Румянцевский ручей [Насимович, 1996]. Эти два притока иногда по ошибке принимаются за истоки Сетуни. Екатерининский ручей бежит из окрестностей Лапшинки, а Румянцевский начинается чуть юго-восточнее Румянцева. Ещё Румянцевский ручей называют Родником. Он течёт на запад по границе Солнцева вдоль Родниковой улицы. В прошлом Румянцевский ручей был в несколько раз маловоднее. В Румянцеве, по словам местных жителей, он летом вообще пересыхал. Теперь же, после прокладки водопровода, ручей многоводен круглый год, то есть местность дополнительно обводнена, и избыточная влага питает ручей. Ниже Румянцева, уже в Солнцеве, добавляются городские стоки, хотя на этом участке ручей питается и настоящими родниками, то есть является маленькой естественной речкой. В точке слияния с Сетунью Румянцевский ручей теперь превосходит её по мощности, но он короче, и его долина узка, что говорит о том, что это только приток.

Затем Сетунь на протяжении почти 4 км от Орлова до Сукова протекает по западной границе Солнцева, отделяя его от Новопеределкина. Здесь в её пойме близ Приречной улицы имеется расширение на месте полуспущенного пруда, где зимуют утки. Выше пруда в Орлове в неё впадает небольшой левый приток, а перед самым Боровским шоссе справа - река Сетунька, вторая по длине и мощности солнцевская речка. В настоящее время Сетунька начинается у МКАД близ улицы Академика Варги в Тёплом Стане, долго бежит по Московской области вдоль МКАД через Тропарёвский лесной массив (Юго-Западный лесопарк), проходит мимо Говорова, где образует обширный пруд, протекает ещё через один длинный пруд ниже Говорова, поворачивает на запад и входит в Солнцево. В Солнцеве она течёт в подземном коллекторе вдоль Боровского шоссе, образует пруд перед Попутной улицей и "выныривает" из-под Боровского шоссе перед самым устьем. В пруду перед Попутной улицей раньше Сетунька принимала левый приток, который теперь заключён в подземный коллектор. Общая длина Сетуньки - чуть менее 8 км. До начала сброса воды с Тёплого Стана речка была маловоднее и короче на 2 км, начинаясь близ Говорова.

Ниже Боровского шоссе р. Сетунь вскоре уходит на запад в Новопеределкино, где протекает вдоль Киевской железной дороги, принимая слева два притока: в Чоботах - короткий безымянный ручей с железистой водой, в Лукино - р. Алёшинку. Алёшинка очень маловодна и в холодную зиму, в отличие от Сетуни, замерзает, струится подо льдом. Это хорошие признаки. Значит, речка "не усилена" тёплыми городскими стоками, а потому относительно чиста. Близ устья она затейливо петляет в зарослях ломкой ивы и серой ольхи. По-видимому, эта ольха и "подарила" название речке, так как в Московской области названия вроде "ольшанка", "алчанка" и "алешинка" очень часты и, как правило, имеют "растительное" происхождение [Поспелов, 1999].

Ещё можно упомянуть так называемый "Святой источник" в Чоботах. Он расположен в пойме на правом берегу р. Сетуни напротив устья безымянного ручья с железистой водой. На этом месте построена часовня и выкопана купальня (прудик длиной 20 м и шириной 10 м). Купальня освящена в 1995 г. Зимой она используется утками-кряквами. Вода в "Святом источнике" тоже железистая, как и во всех соседних восходящих родниках, поднимающих со дна "фонтанчики" песка и гравия.

Далее Сетунь поворачивает на север, пересекает железную дорогу и выходит в Московскую область, где ниже писательского "городка" принимает слева р. Самаринку, обходит с запада и севера Баковский лесопарк, протекает мимо Немчинова вдоль Сколковского шоссе и опять входит на территорию Москвы в Троекурове, совершая свой дальнейший путь до Новодевичьего монастыря по городу. Река по сути огибает Главный Теплостанский холм.

Около Аминьевского шоссе в Москве Сетунь принимает справа солнцевскую речку Наверашку. Её длина - 6 км [Насимович, 1996]. Наверашка вытекает из каскада прудов в дачном посёлке Мещерский. Её другие названия - Новеш, Новишка, Новешка, Неверка, Навешка, Вешка, Натошенка... У маленьких речек часто бывает много названий, так как ни одно из них не может "победить" другие и на многие века утвердиться в памяти местных жителей. Название "Навершка" может происходить от народного географического термина "навершье" (вершина оврага), а название "Вешка" - от "вешня" (пойменный луг, заливаемый вешними водами) [Поспелов, 1999]. Первая версия "географичней", так как речка маловодна и коротка, и особенно широких пойменных лугов вблизи неё не было.

Остальные названия могут быть искажениями одного изначального:

Наверашка - Навершка - Навешка - Вешка;

Наверашка - Навершка - Новешка - Новеш - Новишка.

Например, картографы, опрашивая местное население, могли расслышать вместо непонятного "Навершка" вполне понятное для них "Новешка" или "Новишка" (речка в пределах чьих-то новых владений и т.п.), а записать в виде более "солидного" по их представлениям названия "Новеш". В качестве реки Новеш этот водоток фигурирует на "Плане Царствующего Града Москвы..." 1763-го года, а в качестве реки Новишки - на "Топографической карте окрестностей Москвы" 1848-го года. Остальные гидронимы взяты из более поздних источников.

Гидрографическая сеть Солнцева и Новопеределкина.

Сохранившиеся на поверхности водотоки показаны сплошными линиями, заключённые в подземный коллектор - точками, пруды - сплошной заливкой.

Административные границы Москвы показаны жирной линией. Солнцево отделено от Новопеределкина рекой Сетунь и пустырями между Суковом и Лазенками (линия из чёрточек). От остальной части Москвы Солнцево отделено МКАД. Примыкающий ко МКАД участок - посёлок Мещерский и Востряково.

Что же касается названия Сетуни, то по этому поводу тоже высказывались разные версии. В народных легендах это название связывается со словом "сетовать": вблизи устья реки якобы были захоронения, и сюда приходили сетовать родственники умерших. Красиво, но вряд ли соответствует действительности. Иногда в названии улавливают связь с некоторыми словами балтийских народов, которые, как известно, жили на этой территории с конца 3-го тысячелетия до нашей эры, а потом "растворились" в финно-угорском и славянском населении [Поспелов, 1999]. Так, например, литовское слово "sietuva" и латышское "sietava" в наше время переводятся как "глубокое или широкое место реки, середина реки". Э.М.Мурзаев [1984, 1985] связывает название с вышедшим из употребления славянским словом "седун" - низкое, как бы "просевшее" место. Такое объяснение тоже не лишено смысла. Ведь Сетунь - это самая большая река, рассекающая Теплостанскую возвышенность, и этот "седун" - глубокая долина - в Москве ниже Солнцева отделяет основной массив возвышенности с Воробьёвыми горами от Татаровской возвышенности с Поклонной горой.

Растительность

Согласно ботанико-географическому районированию Московской области [Ворошилов и др., 1966], Солнцево расположено в пределах Южного района, для которого характерны широколиственные леса с елью и отсутствие сфагновых болот на водоразделах. Окрестности Солнцева полностью соответствует этой характеристике, то есть типичны для данного ботанико-географического района. Суглинистые и хорошо дренируемые почвы Теплостанской возвышенности благоприятны для липы и дуба, но к ним во многих местах действительно примешана ель. Очень большую площадь занимают и березняки - вторичные леса, выросшие на месте бывших пашен. Под пологом берёзы постепенно появляется подрост липы, дубы и ели. Так происходит восстановление исходного первичного леса. Есть и саженые леса - сосняки, лиственничники.

К сожалению, в самом Солнцеве леса практически нет. Есть только берёзовые перелески да парковые участки у пруда на Сетуньке, перелески вдоль железной дороги, а также фрагменты ивняков и сероольшаников кое-где вдоль Сетуни и Сетуньки. Лишь чуть-чуть лучше положение в соседнем Новопеределкине. Здесь вдоль Сетуни и Алёшинки почти везде узкой лентой тянутся ивняки и сероольшаники. Наименее нарушен сероольшаник на Алёшинке вблизи её устья. В апреле - начале мая здесь красочно цветёт чистяк весенний (крупные жёлтые цветки-"звёздочки" с 7 - 11 лепестками). Встречается гусиный лук малый (у его цветков 6 узких жёлтых лепестков). В мае к этим растениям присоединяется лютик кашубский, для которого характерна разнолистность: стеблевые листья рассечены на узкие доли, а единственный прикорневой лист целен. Позднее зацветает гравилат речной - невзрачный родственник розы. Есть в Новопеределкине также внутригородской лесной массив - саженый средневозрастный сосняк между дачной застройкой Чоботов и современными городскими кварталами. Сосны высажены рядами, что не соответствует современным эстетическим представлениям. Между рядами сосен кое-где "пропущены" ряды елей. Есть фрагменты таких же рядовых посадок лиственницы - чуждого местной флоре дерева. К хвойным породам примешаны берёза, дуб, липа, остролистный клён. По краю лесной массив местами обрамлён березняками. В подлеске довольно много малины, рябины, черёмухи. Есть и кустарники, привнесённые человеком (крыжовник, бузина). Травяной покров сильно нарушен, много сорных растений (гравилат городской, крапива двудомная), но есть и лесные травы (например, игольчатый, женский и мужской папоротники, а также земляника лесная, живучка ползучая и некоторые другие, не столь массовые виды). Формально Новопеределкину "принадлежат" также окраины Баковского лесопарка, где имеется более естественный лес.

К городским кварталам во многих местах примыкают пашни, пастбища, луга, то есть открытых пространств в Солнцеве пока много. Растительность во многих местах нарушалась в ходе земляных и т.п. работ. Участки распахивались, захватывались под огороды и потом забрасывались, образуя пустыри. На пустырях преобладает так называемая рудеральная растительность (от слова "рудерис" - щебень), или попросту бурьян.

Пустыри и цепочки нарушенных болот и лугов во многих местах тянутся вдоль солнцевских речек. Характерны рогозовые и тростниковые приречные заросли.

Для освоенных городом участков характерна культурная растительность - городское озеленение. Для озеленения используются некоторые местные деревья (липа, берёза), а также большое число "иноземцев" - американский клён, пенсильванский ясень, ель колючая ("американцы"), конский каштан с Балканского полуострова, многочисленные виды и гибриды тополей и другие деревья. Ещё больше "иноземцев" среди кустарников, применяемых в озеленении. Некоторые из этих растений иногда начинают проявлять излишнюю самостоятельность, вырастая вдоль рек и в т.п. местах (например, американский клён).

Животный мир

Говоря о животном мире Солнцева, нужно учитывать двойственный характер этой местности: во-первых, Подмосковье с лесами и полями; во-вторых, район Москвы с современной многоэтажной застройкой.

Научных публикаций о животном мире именно Солнцева крайне мало, а поэтому придётся пользоваться литературой о других частях Москвы [Самойлов, Морозова, 1998], с той или иной степенью вероятности относя эти данные к "нашему" району. В современных жилых кварталах Солнцева из-за отсутствия пригодных для размножения водоёмов, гибели под колёсами автомашин и прямого преследования горожанами уже должны были исчезнуть земноводные и пресмыкающиеся. Из млекопитающих здесь повсеместно должны обитать только домовые мыши и серые крысы. В сумерках иногда, вероятно, можно увидеть летучих мышей (несколько видов). Из птиц должны быть характерны, в основном, домовые воробьи, сизые голуби, серые вороны и чёрные стрижи. Кроме того, велика вероятность увидеть гнездящиеся пары больших синиц, лазоревок, скворцов, белых трясогузок, серых мухоловок, галок, полевых воробьёв, сорок и некоторых других птиц. Осенью и зимой в урожайные для рябины годы сюда часто заглядывают свиристели, дрозды-рябинники и снегири. Сюда возможны также случайные кратковременные залёты почти любых лесных и полевых птиц.

Незастроенные территории Солнцева должны быть значительно богаче животным населением. Так, например, в пруду у Чоботовской аллеи сохранился обыкновенный тритон (наблюдение 2000 г.). На зимнем снегу можно видеть следы зайцев, лисиц и других зверей. Не исключены заходы даже такого крупного млекопитающего, как лось. Это обычные подмосковные участки, фауна которых лишь слегка изменена из-за близости города.

Особо нужно сказать о прудах и реках Солнцева. В летнее время они отличаются от подмосковных, в основном, только загрязнённостью, но зимой, благодаря сбросу тёплой воды, не замерзают и активно используются водоплавающими птицами, особенно уткой-кряквой. Так, например, в 1985 - 1987 годах на пруду близ Попутной улицы (на р. Сетуньке) зимовало от 250 до 380 особей этой утки [Авилова и др., 1994]. С 1988 по 1990 годы водоём реконструировался, и уток на нём не было, но после реконструкции в 1991 г. отмечено около 400 птиц. Далее численность падала: 220 птиц в 1992 г., 120 - в 1993. Потом сброс тёплой воды в р. Сетуньку прекратился, пруд стал замерзать, и птицы исчезли. Но в это же время, по личному сообщению Г.С.Ерёмкина, резко возросла численность птиц на самой Сетуни, которая в Солнцеве не замерзает, то есть зимовка уток переместилась с пруда на эту реку. В декабре 1999 г. автору этой статьи удалось насчитать 65 зимующих уток на Сетуни между Солнцевом и Новопеределкином (чуть ниже Новопеределкинской улицы, где река слегка подпружена), а также более 70 особей на этой реке в Чоботах (Новопеределкино). Зимовка водоплавающих птиц имеется и на р. Наверашке, но за пределами Солнцева. Отсюда на пруды в посёлке Мещерский, когда они не покрыты льдом, иногда залетают чайки и нырковые утки (данные Г.С.Ерёмкина). Интересно, что птицы прилетают на зимовку в Москву и в том числе в Солнцево с большой территории, со всего Подмосковья. Значит, город может играть и положительную роль в увеличении некоторых видов подмосковных животных.

Из млекопитающих в водах Сетуни круглый год можно видеть ондатру - "маленького бобра" из Северной Америки. Зверёк успешно прижился в России, встречается везде, но предпочитает нарушенные городские речки и пруды, где вода не замерзает круглый год. Он питается тростником, рогозом, осоками и другими болотными и приречными растениями, причём зимой поедаются только корневища. Норы ондатры открываются под водой, но гнездовые камеры находятся выше уровня воды.

Хочется напомнить читателю, что животный мир Солнцева не исчерпывается позвоночными животными. Беспозвоночные и в том числе насекомые предоставляют большие возможности для их наблюдения. Достаточно склониться над прудом или прийти на любой луг. Даже трансформированные человеком участки полны жизни. Так, например, по правому берегу Сетуни и во многих других местах есть прогреваемые Солнцем и ещё не успевшие зарасти отвалы грунта. Эти места облюбовали различные виды одиночных пчёл-андрен, копающих здесь свои норки. Пчёлы эти похожи на медоносных, но, как правило, мельче их. Есть и ещё одно важное отличие - они никогда не защищают свои колонии совместно, а потому наблюдение их совершенно безопасно. Большая колония андрен в конце апреля 2000 г. наблюдалась на искусственном насыпном откосе правого берега р. Сетуни в нескольких метрах ниже моста одноколейной железной дороги (у гаражей). Многие сотни самцов андрены либо кружились над бугром, либо грелись на солнце в ожидании выхода самок из норок. Можно было насчитать не менее 4 видов этого рода пчёл, которые отличались по раскраске и размеру своих представителей. Крупные колонии андрен представляют интерес для города и должны охраняться. Здесь же были видны зависающие в воздухе и чуть-чуть похожие на шмелей мухи-жужжалы - причудливые мохнатые "шарики" с длинным прямым хоботком. Взрослые жужжалы питаются на цветах, но своих потомков "подкидывают" пчёлам. Крупные виды жужжал - кандидаты для включения в Красную книгу Москвы. В течение одной краткой весенней экскурсии примерно в таких же местах удалось наблюдать ещё целый ряд интересных видов насекомых, которых внутри МКАД встречаешь далеко не часто. Полевой скакун, ловкий длинноногий жук с металлически блестящим зелёным верхом, быстро бегал по дорожке и перелетал с места на место на левобережном склоне к р. Алёшинке близ её устья. Одиночная дорожная оса-помпил перетаскивала через дорожку около Чоботов крупного парализованного паука-волка. Как правило, уколы одиночных ос не очень болезненны для человека, но помпил - исключение: природа снабдила его мощным оружием для борьбы с пауками, которые мало восприимчивы к ядам. Удалось увидеть также крупную декоративную решётчатую жужелицу и многочисленные виды дневных бабочек. Впрочем, все эти наблюдения иллюстрируют только одну мысль, уже высказанную выше: окраины Солнцева по видовому богатству животных более напоминают Подмосковье, чем Москву, и местные любители природы просто обязаны пользоваться этим обстоятельством...

Список литературы

Авилова К.В., Корбут В.В., Фокин С.Ю. Урбанизированная популяция водоплавающих (Anas platyrhynchos) г. Москвы. М., 1994. 175 с.

Ворошилов Н.В., Скворцов А.К., Тихомиров В.Н. Определитель растений Московской области. М., Наука, 1966. 367 с.

Даньшин Б.М. Геологическое строение и полезные ископаемые Москвы и её окрестностей (Пригородная зона). М., изд-во МОИП, 1947. 308 с.

Дик Н.Е., Соловьёв А.И. Рельеф и геологическое строение. - в кн.: Природа города Москвы и Подмосковья. М.-Л., АН СССР, 1947. С. 7 - 59.

Кузьменко Ю.Т. Кристаллический фундамент. - в кн: Москва: геология и город. М., АО "Московские учебники и Картолитография", 1997. С. 44 - 48.

Кузьменко Ю.Т., Гаврюшина Е.А., Лаврович О.Н. Осадочный чехол. - там же. С. 48 - 86.

Лихачёва Э.А. О семи холмах Москвы. М., Наука, 1990. 144 с.

Мурзаев Э.М. Словарь народных географических терминов. М., Мысль, 1984. 653 с.

Мурзаев Э.М. Географические термины в топонимии Москвы. - в кн.: Географические названия в Москве. М., Мысль, 1985. С. 47 - 59.

Насимович Ю.А. Аннотированный список названий рек, ручьёв и оврагов Москвы. М. 1996. Деп. в ВИНИТИ РАН, N 1454-В96. 114 с.

План Царствующего Града Москвы с показанием лежащих мест на тридцать вёрст вокруг (1763 г.). Факсимильное издание 1994 г.

Поспелов Е.М. Названия подмосковных городов, сёл и рек. М., Муравей, 1999. 207 с.

Самойлов Б.Л., Морозова Г.В. Животное население основных биотопов Москвы. - в кн.: Природа Москвы. М., Биоинформсервис, 1998. С. 89 - 120.

Сетунь. - в кн.: Москва. Энциклопедия. М., Большая российская энциклопедия, 1997. С. 733 - 734.

Топографическая карта окрестностей Москвы. СПб. Военно-топографическое депо, 1848.