регистрация / вход

Алтуфьево

Алтуфьево в далеком прошлом. От Акинфовых до Риндеров. Куракины из Алтуфьева. Последние владельцы Алтуфьева. В Алтуфьеве после войн и революций. Рельеф, речная сеть и геологическое строение местности.

М.Ю.Коробко (РНИИ культурного и природного наследия), Ю.А.Насимович (ВНИИ охраны природы), Л.П.Рысин (Институт лесоведения РАН).

Введение

При выезде из Москвы по Алтуфьевскому шоссе (это самая северная часть города) слева видна церковь, стоящая на берегу большого пруда. Это церковь Воздвижения креста Господня, поставленная в cерединељ XVIII века в селе Алтуфьеве. Рядом располагаются несколько строений ( остатки прежней господской усадьбы. Еще одним на поминанием о былом является запущенный старый парк. Самого села нет, но название его продолжает сохраняться: есть станция метро "Алтуфьево", Алтуфьевское шоссе, Алтуфьевский путепровод, Алтуфьевский лесопарк. О старом Алтуфьеве и о находящихся рядом с ним природных территориях рассказывает эта книга.

Алтуфьево в далеком прошлом

Впервые Алтуфьево упоминается в писцовых книгах 1585 года. Тогда его хозяином был некий Мякишев с непривычным для нашего времени именем - Неупокой.

Первоначальная форма названия этой местности - Олтуфьево. Это позволяет выдвинуть предположение о происхождении названия от фамилии одного из более ранних владельцев,љ документальные сведения о котором до нас не дошли. Ведь был в Москве род Олтуфьевых. Так в книге академика С.Б.Веселовского "Дьяки и подъячие XIV-XVII веков" упоминается Захар Леонтьевич Олтуфьев, которому в 1650-х годах пришлось выступить в качестве свидетеля, но вполне возможно, что к селению, о котором идет речь, он отношения не имел.

Уже при Неупокое Дмитриевиче Мякишеве в Алтуфьеве существовала усадьбаљ - деревянный "двор помещиков", в котором жили "деловые люди", то есть слуги владельца. В ходе событий Смутного времени, когда особенно сильно пострадало все Подмосковье, разоренное всеми противоборствующими сторонами, Алтуфьево было уничтожено. В Смуту же погиб и отец его последующих владельцев - московских дворян братьев Архипа и Ивана Федоровичей Акинфовых. Он был послан послом в Персию, но по дороге убит казаками.

Братья Акинфовы впервые документально упоминаются как владельцы Алтуфьева в 1623 году. Тогда уже никакой усадьбы здесь не было, а вся местность была "пустошью", то есть незастроенной и незаселенной землей.

Архипа Акинфова в 1629 году первый царь из династии Романовых - Михаил Федорович - назначил Красноярским воеводой. Иван Акинфов с 1643 года служил воеводой в Шуе. Позже он получил звание стольника, а при царе Алексее Михайловиче направлен послом в Варшаву.

Архип Акинфов не имел детей, и единственным хозяином Алтуфьева после его смерти стал брат Иван Акинфов. Он всерьез занялся своей собственностью, а в конце 1670-х годов Алтуфьево унаследовал его сын - Никита Иванович Акинфов (ум. не ранее 1723). Со временем он стал думным дворянином и стольником. При Н.И.Акинфове Алтуфьево стало благоустроенной усадьбой; по переписи 1678 года здесь были "двор вотчинников", четыре семьи конюхов из 12 человек, двор скотника, три семьи "деловых людей" из 17 человек и т.д. Несколько позже в 1680-х годах в усадьбе была построена деревянная церковь Воздвижения креста Господня. По ней Алтуфьево получило еще два названия - Крестное или Воздвиженское, которые употреблялись параллельно с прежним.

Дочерью Н.И.Акинфова от первой жены Феодоры была княгиня Анна Никитична Юсупова-Княжева. После смерти супруги Н.И.Акинфов женился на Аксинье Абрамовне Лопухиной - родственнице царицы Евдокии Федоровны. Однако Петр I, вернувшись в Россию после заграничного путешествия, постриг царицу в монахини. Ее родственники оказались в опале. В 1718 году многие из них были арестованы и казнены. Среди схваченных оказался и Н.И.Акинфов. Еще в 1720 году он находился под следствием в тюрьме "в его императорского величества деле", а все его имения были "отписаны на государя", то есть были конфискованы и перешли в собственность Петра I. Однако царь ограничился лишь тем, что в 1721 году велел ему стать монахом Кирилло-Белозерского монастыря ", а в поместьях и вотчинах, которые за ним были, предоставлено ему Акинфову учинить наследником кого он похочет." Во исполнение этого указа Н.И.Акинфов сделал владельцем всех своих имений, в том числе и Алтуфьева, своего внука - Николая Канбаровича Акинфова (ум. не позднее 1755) - и поступил в монастырь, приняв при пострижении имя Иоанникий. Узнав об этом, зять новоявленного монаха князь Григорий Дмитриевич Юсупов-Княжев подал от себя челобитную в Юстиц-Коллегию, в которой отметил, что "в нынешнем государь 1721 г. Никита Иванов сын Акинфов по должности своей родительской обещал дочери своей, а моей жене, княгине Анне половину отдать своих деревень, причем были и свидетели знатные персоны: господин-генерал-фельдмаршал светлейший князь Меньшиков, бригадир и лейб-гвардии майор Ушаков, комендант Бахниотов и майор Сергей Бухвостов¦". Междуљ родственниками началась тяжба. В ней бывший владелец Алтуфьева неожиданно принял сторону дочери, а не внука, который оказался очень скупым и нељ помогал ему в суровой монастырской жизни: "монастырскими щами мне не прокормица, гладом таю от немилосердия Николаева".

Сенат, бывший высшей судебной инстанцией,љ рассмотрев это дело в 1725 году, принял решение в пользу княгини А.Н.Юсуповой-Княжевойљ и одной из родственниц семьи - вдовы Ирины Ивановны Исленьевой. Однако лишившийся дедовых вотчин Н.К.Акинфов в 1728 году сноваљ аппелировал к Сенату, который тогда принял решение в его пользу. Очевидно на это повлияла и перемена царствования. Тогда на престоле был уже Петр II, благоволивший Лопухинам и их родне.

От Акинфовых до Риндеров

В 1755 году, после смерти владельца, Алтуфьево досталось его сыну Юрию Николаевичу Акинфову по разделу с матерью Настасьей (Анастасией) Юрьевной и "сестрами девицами" Екатериною и Анною. Позднее Ю.Н.Акинфов прославился своей смелостьюљ вљ Чесменском сраженииљ во время русско-турецкой войны. Флот турок укрылся в Чесменской бухте, и отряд из нескольких российских кораблей был направлен для его уничтожения. Первым вошел в бухту линейный корабль "Европа", которым командовал адмирал Г.А.Спиридов, и первым открыл огонь. Сражение завершилось победой российских моряков, среди которых находился и Ю.Н.Акинфов; он стал однимљ изљ первых офицеров, награжденных орденом Георгия, и его имя как Георгиевского кавалера запечатлено на стенах Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца вместе с именами других кавалеров этого ордена.

Задолго до Чесменскогољ сраженияљ Ю.Н.Акинфов расстался с Алтуфьевом, продав его в 1759 году поручику Ивану Ивановичу Вельяминову. При нем была построена церковь Воздвижения креста Господня, о чем владелец села просил тогдашнего московского митрополита Тимофея. Она была освящена 30 октября 1763 года. Новая церковь, выполненная в стиле позднего барокко, является достаточно редким для того времени типом храма "иже под колоколы".

В 1766 году Алтуфьево приобрел граф Матвей Федорович Апраксин (1744-1803), которыйљ вљ тотљ же год перепродал его вдовствующей графине Наталье Федоровне Брюс, урожденной Колычевой. Прошло не более двух лет, и у села "с каменным господским домом в 13 покоев" в 1768 году появился новый хозяин - московскийљ "штадт-физик" доктор медицины Андрей Андреевич Риндер (ум. 1771). Ранее он служил в так называемой Оренбургской комиссии, а, став москвичом, поспешил обзавестись подмосковным поместьем, как это было принято в состоятельных кругах. Во время эпидемии чумы 1770 года А.А.Риндер заразился от своих больных и вскоре умер. Тогда владельцами Алтуфьева стали его дети Яков и Софьяљ Риндеры. Характерно, что сын "штадт-физика" пошел по стопам отца: в 1778 году владелец Алтуфьева Яков Андреевич Риндер получил в Страсбурге звание доктора медицины, а после возвращения в Москву, был назначен профессором Московской Медико-хирургической школы.

Куракины из Алтуфьева

В 1786 году за 40 тысяч рублей Алтуфьево приобрел князь Степан (Стефан) Борисович Куракин (1754-1805), которому пришлось участвовать во многих сражений во время Турецкой и Польской кампаний и в подавлении восстания Пугачева.

Первой женой С.Б.Куракина была Наталья Петровна Нарышкина (1758-1825). Выйдя замуж, она была очень родственно принята в семье князя, который говорил, что "довольно ее знать, чтоб полюбить." Первые годы их супружества были счастливы. Однако затем Н.П.Куракина влюбилась в дядю своего мужа С.С.Апраксина - "первого красавца своего времени". Грустная история этого романа рассказана князем И.М.Долгоруким в воспоминанияхљ "Капище моего сердца". После развода Куракиных, утвержденного Синодом "на самых гнилых основаниях", и возлюбленный княгини, и муж быстро нашли себе новых подруг. В итоге она осталась ни с чем и поселилась в своем владимирском имении, отказавшись от всякой светской жизни.

В 1789 году, когда С.Б.Куракину было всего лишь 35 лет, он вышелљ вљ отставкуљ вљ чине генерал-майора. В Алтуфьеве он занялся обустройством своего нового владения - господского дома, служебных построек, парка. Как расчетливый и опытный хозяин князь умел извлекать большие доходы из своих имений, не разоряя крестьян. При нем усадьба значительно разрослась и была дополнена новыми каменными и деревянными службами, из которых до настоящего времени сохранилась только классицистическое здание пивоварни, свидетельствующее о гастрономических интересах С.Б.Куракина, который в период правления Павла I вновь оказался на государственной службе, став начальником Экспедиции Кремлевского строения.

Тогда в 1800 году в Алтуфьеве было уже 20 крестьянских дворов, в которых проживали 141 крестьянская "душа" мужского пола и 142 -женского. В описании имения того времени говорилось: "Дом господский каменный с каменными и деревянными службами. Сад регулярный. На речке мучная мельница в два постава. Сама речка в летнее время шириной в сажень, глубина 1,5 вершка. В копаном пруду - рыба саженая, караси. В речке - щуки, караси, окуни, плотва. Лес дровяной березовый и осиновый. Звери - зайцы, лисы, волки. Птицы - тетерева, куропатки, утки, кулики". Вот таким было Алтуфьево ровно два века назад.

В 1805 году имение унаследовала вторая жена владельца - княгиняљљ Екатеринаљ љДмитриевнаљљ Куракина, урожденная Измайлова (1761-1841). При ней, во время Отечественной войны 1812 года, Алтуфьево было разграблено. Документ свидетельствует: "Ограблено неприятелем часть церковной утвари и ризницы, свечи, денег на 15 рублей. В господском доме мебель, разная посуда, провизия, екипажи. У крестьян часть имущества, 6 лошадей с сбруею, 66 коров, 16 овец, дворовая птица, хлеб как господской, так и крестьянский, равнољ и из казенного магазина [т.е. склада - Авт.]". Впрочем, справедливости ради надо сказать, что имущество расхищалосьљ не только французами. В том же документе отмечено, что грабеж имения с успехом довершили уже русские кавалеристы: "Да взято казаками и гусарами 10 коров, овес 2 четверти, сена 20 пудов". После войны Е.Д.Куракина как могла восстановила Алтуфьево.

Алтуфьевские дилетанты

В 1842 году Алтуфьево получило нового владельца. Им стал "титулярный советник и кавалер" Дмитрий Иванович Приклонский, увлекавшийся поэзией. Однако у него имение не задержалось надолго.

Д.И.Приклонский перепродал Алтуфьево в 1849 годуљ действительному статскому советнику Николаю Арсеньевичу Жеребцову (1807-1868).

Новый хозяин усадьбы, по образованию инженер-электрик, прожил очень насыщенную жизнь. Он успел побывать виленским гражданскимљ губернаторомљ и вице-директором Третьего департамента Министерства государственных имуществ, а кроме того избирался членом Вольного Экономического Общества. Также Н.А.Жеребцов являлся автором ряда трудов по экономическим вопросам и несколькихљ политических брошюр. В "Алтуфьевский" период своей жизни им была опубликована в Париже на французскомљ языке "История цивилизации в России". Эта работа привлекла внимание Н.А.Добролюбова, который, не разделял взглядов автора и подверг резкой критике его концепцию, сводившуюся к отрицанию прогрессивного смысла петровских реформ, якобы лишивших Россию своего национального пути развития.

Воплощением взглядов Н.А.Жеребцоваљ на развитие исторического процесса стал и старый господский дом Алтуфьева,љ кардинально перестроенныйљ им в 1851 году в еще не успевшем войти в моду "русском стиле". Это едва ли не самый ранний пример его примененияљ в Подмосковье. Эклектичныељ формы дома забавно сочетают как детали каменной, так и деревянной древнерусской архитектуры. Одно из его помещенийљ было украшено лепным плафоном и барельефами на темы из отечественной истории. Возможно, в их созданииљ непосредственно участвовал сам владелец, который по свидетельствам современников был еще скульптором-любителем. По-видимому, одновременно с домом было сооружено новое здание конюшни. Параллельно сохранялись сад и оранжерея. Недалеко от усадьбы находились дачи дворянки Татищевой и купца Лебедева.

Село Алтуфьево, находившееся восточнее господского домаљ продолжало расти. В середине XIX века в нем находилось 36 дворов, в которых жили 209 человек. Вскоре, в ходе проведения крестьянской реформы, имение было поделено на две части. Усадьба и территория расположенная южнее ее, в том числе ныне существующий пруд, остались у Н.А.Жеребцова. Другой пруд, который не сохранился (он был расположен ниже по течению речки), а также всељ северо-восточные алтуфьевские земли перешли к местным крестьянам, получившим статус "временно-обязанных".

После реформыљ Алтуфьевољ вошло в состав Троицкой волости Московского уезда.

Последние владельцы Алтуфьева

В 1868 году хозяйкой Алтуфьева стала "жена подполковника" Глафира Ивановна Алеева. Однако имение принадлежало ейљ всегољ несколько лет. Уже в 1872 году Алтуфьево приобрела у Г.И.Алеевой Мария Яковлевна Лачинова, бывшая супругой менее высокопоставленного военного - всего-навсего штабс-капитана.

После нее владельцем усадьбы был барон Николай Корф - знакомый Л.Н.Толстого, состоявший вместе с ним в Обществе распространения полезных книг. При Обществе существовала Комиссия по бесплатному снабжению нуждающихся школ книгами. Барон был ее председателем.

С 1880-х годов владельцем Алтуфьева стал Георгий Мартынович Лианозов - потомственный почетный гражданин, один из крупнейших деятелей московских финансово-предпринимательских кругов. Ему обязан своим появлением новый дачный поселок Лианозово, возникший на месте вырубленного леса юго-западнее усадьбы. В Алтуфьеве в усадебных постройках впоследствии был устроен санаторий, популярный среди состоятельных москвичей.

В Алтуфьеве после войн и революций

После Октябрьского переворота в господском доме Алтуфьева была устроена больница. В 1930-х годах село насчитывало около 70 дворов; от Москвы того времени оно располагалось довольно далеко, и дачников здесь было немного. С расширением столицы село перестало существовать - на месте крестьянских изб появились многоэтажные здания. Но сохранился старый господский дом, в котором после больницы одно время находилась фабрика общества спасения на водах. На южном фасаде здания можно видеть герб одного из владельцев имения. Сохранилось и еще два старых здания - пивоварня и конюшня. По-прежнему на берегу пруда стоит церковь, построенная примерно 150 лет назад. В начале Великой Отечественной войны она некоторое время была закрыта, но потом служба возобновилась. В 1989-1990 годах рядом соорудили здание крестильни, формы, которой являются имитацией стиля барокко. После этого церковь - уникальныйљ памятник архитектуры середины XVIII века - была искажена реконструкцией. К ней в 1993-1995 годах были пристроены трапезная и колокольня. В таком виде церковь запечатлена на гербе района Лианозово Cеверо-Восточного административного округа столицы, на территории которого теперь находится усадьба Алтуфьево.

К сожалению, не такљ уж много осталось от некогда обширного усадебного парка, есть старые деревья, угадываются аллеи и дорожки, но не более...

Рельеф, речная сеть и геологическое строение местности

Природа территорииљ Алтуфьева и его окрестностей во многомљ определяется его принадлежностью к Смоленско-Московской возвышенности. Последняя наиболее высока на западе Подмосковья близ истока р.Москвы - 310 м над уровнем моря. Севернее Москвы проходит вытянутый "отрог" этой возвышенности - Клинско-Дмитровская гряда с максимальными высотами порядка 280-285 м. Она круто обрывается на север близ Клина и Дмитрова, а к югу понижается плавно.

Алтуфьевољ находится на южном пологом склоне Клинско-Дмитровской гряды, и максимальные высоты холмов составляютљ здесь примернољ 170-180љ м. Формально это уже не возвышенность, такљ как не достигается отметка в 200 м.

Выше всего поднимается местность чуть юго-западнее Алтуфьева - у платформы Лианозово, где высота над уровнем моря составляет 180 м. Это самая высокая точка москворецкогољ левобережьяљ в пределах МКАД, водораздел Чермянки и Лихоборки. Чуть более 170 м составляет высота этого водораздела вблизиљ улицы Молокова в посёлке имени Ю.Ларина. Такую же высоту имеет проходящий по Череповецкой улице в Лианозовском лесопарке водораздел Самотёки и Ольшанки - двух притоков Чермянки. Относительно невысокие водоразделы чередуются с широкими понижениями, в которых протекают маленькие местные речушки. В одном из таких понижений, на берегу Самотёчного, илиљ Алтуфьевскогољ пруда, на высоте 160 м над уровнем моря, и находится усадьба.

В Алтуфьевский пруд со стороны МКАД, с северо-запада, впадают три ручья, или точнее - три крошечных речки, так как они не пересыхают даже в разгар лета. Названия этих речек, а точнее их долин, согласно картографическим материаламљ середины XIX века, - овраг Чернышёвой, Крутой овраг и Малинный овраг (перечислены с запада на восток). Первое названиељ помогает понять местоположение соседней деревни - деревни Чернышёвой, то есть дано по владельцу земли. Остальные названия указывают на природные особенности объектов. В прошлом в Алтуфьевский пруд впадал также Лианозовский ручей, направлявшийся сюда с юга. А вытекает из пруда чуть более мощная речка, устремляющаяся к Лианозовскому питомнику. Таким образом, вода постоянно протекает через пруд.

Проточные пруды в старину назывались самотёчными, илиљ самотёками. По-видимому, с пруда название постепенно "перекочевало" на речку, которую стали называть Самотёкой, или Самотышкой. Сейчас ниже пруда Самотёка в подземном коллекторе проходит под Алтуфьевским шоссе, потом течёт по пустырю, а после этого пересекает Лианозовский питомник в открытом, но исковерканном прокладкой труб русле. Ниже Лианозовского питомника она уходит в подземный коллектор и впадает в р.Чермянку напротив дома 19 по Белозерской улице. В настоящее время Самотёку, как правило, тоже называют Чермянкой. Близ выхода из Лианозовского питомника она достаточно декоративна и окружена типичными прибрежными растениями.

В прошлом ниже нынешнего Алтуфьевского шоссе тоже был пруд, и долина Самотёки восточнее пруда называлась Подмельницким оврагом. Из этого мы можем заключить, что близ плотины этого пруда стояла мельница.

Главным истоком Самотёки выше прудов можно считать водоток в овраге Чернышёвой - речушку, берущую начало на окраине посёлка Северный, текущую по окраине Хлебниковского лесопарка и пересекающуюљ МКАД чуть севернее Абрамцевской улицы. В загородном лесу берут начало и два другие ручья, впадающие в пруд с севера. Ручей же, который впадал в пруд с юга (Лианозовский ручей), теперь в низовьях не существует, и о нём напоминает лишь слабо выраженный южный залив пруда. До застройки территории многоэтажными домами этот залив был во много раз длиннее. Самљ же ручей сохранился только в соседних Лианозовских ПКиО и лесопарке, где он проходит через каскад прудов.

В Лианозовском питомнике слева Самотёка принимает довольно крупныйљ Девкинљ ручей. Он приходит из загородного леса, тоже из окрестностей посёлка Северный, и, пробежав несколько метров по Москве, сливается с Самотёкой.

Всељ истокиљ р.Самотёкиљ перед впадением в Самотёчный пруд проходят через цепочки болот и маленьких прудиков, где вода очищается благодаря деятельности многочисленных живых существ. Такой биологический способ очистки воды сейчас признаётся перспективным и очень "экологичным", так как многие загрязняющие вещества вовлекаются в биологическийљ круговорот и перестают быть таковыми по сути. Тем не менее, полная очистка воды всё-таки не происходит, и купаться в Самотёчном пруду не рекомендуется.

Длина всей Самотёки с её главным истоком - не более 5 км. Длина Чермянки от устья Самотёки до впадения в Яузу - 6 км. Еслиљ Самотёку считать частью Чермянки, то общая длина реки составляет более 10 км. Не так уж мало для едва известной городской речки!

Геологическое строение окрестностей Алтуфьева типично для Смоленско-Московской возвышенности. Большую роль в формировании поверхности сыграл ледник, точнее - ледники, так как в четвертичномљ периоде местность несколько раз покрывалась льдом. Сверху почти везде залегают безвалунные покровные суглинки. Они образовались в послеледниковое время путём переработки ниже лежащих слоёв ветром, водой и т.п. силами. Покровныељ суглинки, являясь почвообразующей породой, определяют суглинистый характер местных дерново-сильноподзолистых почв, что, в свою очередь, оказывает влияние на характер растительности.

На вершинах холмов под покровными суглинками залегают глины и суглинки с валунами. Материал не рассортирован по величине частиц. Это ледниковые отложения. На склонах холмов они сменяются водно-ледниковыми наносами. Первые обязаны своим происхождением непосредственно леднику, а вторые рассортированы по размеру частиц талыми водами отступающего ледника. Подобную работу воды можно и сейчас наблюдать в каждом ручейке. Валуны и галька скапливаются на быстринах, где мелкие частицы унесены водой; песок отлагается на участках с менее сильным течением, а глинистые частицы - только в самых тихих заводях или вообще унесены водой.

Ледниковые и водно-ледниковые отложения в окрестностях Алтуфьева иногда обнажаются на склонах речных долин, гдељ смыты покровные суглинки. Более глубоко залегающие слои - пески меловогољ периода и чёрные юрские глины - могут выходить на поверхность только в долинах относительно крупных речек, аљ таких вблизи Алтуфьева нет. Ведь оно находится всего в трёх километрах от Москворецко-Клязьминского водораздела. Об отложенияхљ мелового периодаљ ещё можно сказать, что они во многих местах были в своё время полностью или частично содраныљ наступающимљ льдом или смыты талыми водами отступающих ледников, что характерно для всей Клинско-Дмитровской гряды, но резко отличает эту территорию от Теплостанской возвышенности на юге нашего города.

Растительность

Растительность Алтуфьева, во-первых, сходна с растительностью всей Смоленско-Московской возвышенности и,љ во-вторых, подверглась очень большому воздействию со стороны человека.

Район, в пределах которого расположено Алтуфьево, характеризуетсяљ преобладаниемљ еловыхљ лесовљ с сосной и дубом на и суглинистых почвах, а такжељ заболоченнымиљ водоразделами.љ В какой-то степени эти черты свойственныљ растительностиљ загороднойљ частиљ Хлебниковского лесопарка, которая примыкает ко МКАД с севера. Однако, по эту сторону МКАД, вљ самомљ Алтуфьеве, еловые леса не сохранились.

В окрестностях Алтуфьева имеются триљ территории,љ которые условно можно отнести к категории природных. Во-первых, это Самотёчный пруд с примыкающими к нему остатками сада и старинного парка, новым парком и тремя водотоками.љ Во-вторых, это Лианозовский питомник, или Алтуфьевский лесопарк (часть Хлебниковского лесопарка). В-третьих, это Лианозовские лесопарк и ПКиО (о них подробнее будет рассказано в специальной брошюре, посвящённой Лианозову).

Самотёчный пруд и примыкающие к нему участки

В непосредственной близости от пересечения МКАД иљ Алтуфьевского шоссе, близ Крестовоздвиженской церкви, частично сохранилсяљ старинныйљ парк с крупными старыми деревьями. Растут дубы, липы и канадские тополя, лишь чуть-чуть не достигающие 1 м в диаметре ствола. Есть также крупные американские клёны и пенсильванские ясени. Эти "заокеанские" деревья стали столь привычными для нас в Москве, что уже не воспринимаются как "чужаки". А вот серебристый клён в городском озеленении сравнительнољ редок. Гигантскийљ экземпляр этого дерева украшает северную часть парка. Растение завезено из Северной Америки, холодоустойчиво, живёт до 80-100 лет. Листья чуть уже и изящнее, чем у нашего остролистного клёна, и, кроме того, серебристы снизу. Ещё это дерево называют сахаристым клёном, но ненужно его путать с сахарным клёном, тоже "американцем", который в Москве в холодные зимы вымерзает.

Ближељ кљ прудуљ имеются остатки плодового сада (много яблонь и слив, малинники), а также перелески с преобладанием липы.љ У самого пруда декоративна группа из берёз, ракит (ива ломкая) и ветлы (ива белая, или серебристая). У ракиты и ветлы одинаковые по форме длинные узкие листья, но листья ракиты не опушены и зелены, а у ветлы - серебристы снизу отљ густого опушения и воскового налёта. Ракиты в Алтуфьеве очень много. Выше пруда она образует узкий длинный перелесок вдоль р.Самотёки. Отдельные экземпляры ветлы есть южнее пруда около гаражей.

Чуть западнее старого парка можно видеть нарушенные высокотравные и низкотравные луга, кустарниковые заросли (в основном, из ивы пепельной), а также цепочки болот и прудиков вдоль водотоков, впадающих в пруд. На высокотравныхљ лугахљ господствољ захватилиљ такљ называемыељ рудеральные травы (от слова "рудерис" - щебень): чернобыльникљ (полыньљ настоящая), бодякљ полевой, пижма обыкновенная. Обычно эти растения пренебрежительно называют "бурьяном", "городскими сорняками", но именно они первыми залечивают "раны", которыељ человекљ нанёс земле в ходе прокладки подземных коммуникаций и других земляныхљ работ. Многие из этих растений красиво цветут и предоставляют нектар для насекомых. На нарушенных высокотравных лугах Алтуфьева можно познакомиться с луговым васильком,љ полевымљ короставником, луговой чиной. Высокое зонтичное растение с жёлтыми цветками, которое заполонило эти луга и участки вдольљ троп,љ - пастернак посевной (другие зонтичные растения наших мест обладают белыми цветками). Высокий злак с большими слегка розоватыми или беловатыми метёлками - вейник наземный. Здесь же можно научиться различать две герани - луговую и болотную: у луговой герани цветки синеватые, у болотной - малиновые.

Вдоль тропинок и у пруда много участков, которые называются сбоями. Травяной покров здесь частично вытоптан, угнетён, и уцелели одни только низкие травы из группы "пастбищников": подорожник большой, гусиная лапка (иначе - лапчатка гусиная, с жёлтыми пятилепестными цветками), горец птичий (его другие названия - спорыш, птичья гречиха, трава-мурава). Много здесьљљ также ситника тонкого, занесённого из Америки. Все эти растения очень характерны для травяных пляжей.

На заболоченных местах заросли образуют рогоз широколистный, камышљ лесной и тростник обыкновенный. Горожане иногда путают эти растения и обобщённо называют их "камышом". Кроме того,љ наљ болотахљ и в сырых местах много пепельной ивы. Эта ива почти всегда растёт кустом. Её признаки: чуть вытянутые листья (длина в среднем в 3 раза больше ширины), густое опушение листьев и молодых веточек,љ молодыељ побегиљ вљ толщину превышаютљ 2љ ммљ (могут быть до 4 мм), веточки прошлого года сероватые, как бы пепельные (безљ буроватыхљ илиљ красноватых оттенков).љ Пепельнаяљ иваљ - наиболее распространённая среди наших кустарниковых ив.

Ближе ко МКАД среди местных трав можно обнаружить заносные виды. В 2000 г. здесь, например, в нескольких местах наблюдались куртины гривастого ячменя - очень декоративного злакаљ с многочисленными остями длиной до 6 см. Гривастый ячмень распространён в Северной Америке и Восточной Азии. Нељ лишён травянистых растений и сам пруд. На воде кое-где покачиваются белоснежные кувшинки и розовеютљ колоскиљ земноводногољ горца.љ Подљ водойљ видны длинные "гирлянды" листьев пронзённолистного рдеста. Имеются роголистникљ погружённыйљ и элодея канадская.

Около пруда между устьями второго и третьего ручьёв хочетсяљ обратитьљ внимание читателя на молодую рощицу из пенсильванского ясеня. Это американское дерево полностью натурализовалось в Москве.

Западнее большого пруда наљ р.Самотёкељ имеетсяљ маленький прудик с заболоченными берегами,љ где разрослась осока ложносытевая. Прудик постепенно переходит в длинное залесенное болото с ракитой и приречным хвощём.

Ещё одно примечательное болото находится по левомуљ берегу Самотёки. В травяном ярусе здесь преобладает тростник, в кустарниковом - ива пепельная, а в древесном - два вида берёзы и пятитычинковаяљ ива.љ Дваљ нашихљ обычныхљ подмосковныхљ вида берёзы имеют "говорящие" названия - бородавчатая иљ пушистая. Именнољ этими прилагательными можно охарактеризовать основное различие их молодых веточек. К сожалению, вљ последнеељ время этиљ берёзы часто называются повислой и белой, что хуже отражает их специфику. Бородавчатая берёза в "зрелые годы" иногдаљ (хотя далеко не всегда!) опускает веточки, становится "плакучей", то есть повислой.љ Онаљ свойственнаљ сухимљ местам,љ но иногда "заходит" и на болота, особенно, если место там вовремя не успел захватить другой вид берёзы, сугубо болотный. Кора пушистой берёзы действительно бела, но не в большей степени, чем у бородавчатой. Лучше бы сохранялись старые названия!

Пятитычинковаяљ ива - тоже обладательница "говорящего" названия: в её цветках по 5 или по 10 тычинок, в тољ времяљ какљ у остальныхљ подмосковныхљ видовљ -љ по 2, реже по 3. Когда нет цветков, пятитычинковую иву легко узнать по другим признакам: во-первых, это дерево и достаточно высокое, хотяљ иљ сљ узким стволом;љ во-вторых, цветёт и соответственно плодоносит почти на месяц позже других подмосковных ивљ (серёжкиљ распушеныљ в июле).љ Листьяљ тёмно-зелёные, блестящие, чуть шире и короче, чем у ветлы и ракиты.

Южнее Самотёчного пруда заложен новый парк. Такое расположение участков очень благоприятно дляљ сохраненияљ природыљ в Алтуфьеве.љ Прудљ иљ новыйљ парк привлекают к себе наибольшее число отдыхающих: во-первых, ониљ ближељ кљ жилойљ застройке; во-вторых, удалены от МКАД с её грохотом и выхлопными газами. Деревьевљ здесьљ мало, и преобладает низкотравье ("пастбищники"), а такие травы, когда они не затенены деревьями,љ выдерживаютљ большую рекреационную нагрузку. Так большинство отдыхающих без вреда для природы концентрируется в одном местељ и отвлекаетсяљ отљ особенно уязвимых участков, которые защищены удалённостью от застройки,љ заболоченностьюљ иљ относительной близостьюљ МКАД.љ Поэтомуљ в Алтуфьеве до сих пор сохраняются многие красиво цветущие виды трав.

Лианозовский питомник (Алтуфьевский лесопарк)

Ниже пруда р.Самотёка пересекаетљ пустырь, где в летнее времяљ стоит сплошная стена высоких рудеральных трав. Возможно, читатель захочет заглянуть и в этот уголок Алтуфьева, а потому перечислим основные виды этих растений в порядке убывания их численности в данном месте: полынь настоящая (чернобыльник), пастернак посевной (зонтичное с жёлтыми цветками), бодяк полевой (с розовыми соцветиями-корзинками), лопух паутинистый (с малиновыми цветкамиљ и "паутинкой" на обвёртке соцветий-корзинок), пижма обыкновенная, цикорий обыкновенныйљ (крупные голубые соцветия-корзинки, сидящие почти непосредственно на стебле). Долина Самотёки на пустыре искусственно сужена насыпями, а когда-то здесь тоже был пруд. Видимо, сюда сгребался грунт из котлованов при строительстве жилых домов.

Ниже пустыря речка вступает в пределы Лианозовского питомника, или Алтуфьевского лесопарка (часть Хлебниковского лесопарка).љ Наибольшую площадь в этом саженом лесном массиве занимают березняки, но много также сосняков. Есть посадкиљ липы разногољ возраста, но не старые, а потому мало интересные, почти без типичного свойственного липнякам травяного покрова. Странно смотрится участок искусственного рябинника: рядыљ высоких (до 10 м) узких многоствольных кустов с сомкнутыми кронами. Рябина в наших естественных лесах почти никогда не господствуетљ вљ древостое, не образует самостоятельного леса, а лишь присутствует в подлеске. Это нељ лесообразующаяљ порода. Помимољ перечисленныхљ древесных пород, в лесопарке есть вяз, осина, серая ольха, ивы. К ним примешиваются "чужеземные" деревья - тополь, американский клён, черёмуха Маака.љ Уљ американскогољ клёна лист рассечён на несколько листочков, а плоды вполне "кленовые" - сдвоенные крылатки. Это дерево когда-то массово высаживалось в Москве, а потом повело себя излишне агрессивно и стало теснить местную растительность пољ берегам рек, разрастатьсяљ на пустырях. Черёмуха Маака, завезённая с Дальнего Востока, пока ведёт себя скромнее, хотя и у неё уже наблюдался самосев. Это дерево узнаётся по красноватой "бересте" - коре, напоминающей берёзовую, но с красноватым оттенком.

Из местных лесных кустарников в Лианозовском питомнике безусловно господствует рябина, образующая тесно сомкнутый подлесочный ярус в большинстве березняков и сосняков. Можно увидеть также малину (особенно близ р.Самотёки), чуть реже калину и крушину, несколько видов ив. Очень много здесь "пришлых" или, точнее, "привнесённых" кустарников, так как они пришли не сами, а посажены человеком. Это пузыреплодник калинолистный и свидина белая, образующие тесно сомкнутый подлесочный ярус в березняке на юго-востоке лесопарка. Есть также снежно ягодник белый, кизильник блестящий, барбарис обыкновенный, роза морщинистая, малиноклён и другие кустарники, чуждые местной флоре. Некоторые из этих растений тоже начинают проявлять самостоятельность в расселении. Так бузина красная настолько прижилась в наших нарушенных лесах, что уже не воспринимается как "чужое" растение.

Травяной покров в лесопарке сильно вытоптан. В березняках на окраине лесопарка господство захватили луговые и сорные травы - злаки, подорожник большой, одуванчик лекарственный. На остальной площади господствует гравилат городской, типичное растениељ нарушенных вытоптанных лесов и опушек. Много также недотроги мелкоцветковой, пришедшей из Средней Азии. Но имеются и типичные лесные "жители" - ландышљ майский, майник двулистный, звездчатка жёстколистная, лютик кашубский, пролесник многолетний, живучка ползучая, женский папоротник и некоторые другие. Ландыш официально охраняется в Москве, хотя вымирание ему пока не грозит. В целом по городу его очень много. В результате запретов сбора и торговли это изящное лесное растение в последние десятилетия даже улучшило свои позиции. Но подобное благополучие иногда оказывается обманчивым. Так, например, в Нескучном саду ландыш практически исчез, хотя его там тоже было много. В Лианозовском питомнике ландыша совсем мало, единичные экземпляры... Майник - это "родственник" ландыша, принадлежит к тому же семейству растений. У него похожие листья и цветки, но цветки эти совсем маленькие. Майника тоже здесь очень мало. Звездчатка жёстколис тная узнаётся по тёмным узким листьям и белым десятиконечным звёздочкам цветков. Впрочем, лепестков у неё не 10, а 5. Простољ ониљ раздвоенные. Лютик кашубский - это сугубо лесной вид лютика. Зацветает онљ раньшељ своихљ луговыхљ иљ болотных "собратьев" и отличается от них разнолистностью: стеблевые листья рассечены, а единственный прикорневой лист имеет округлую форму и монолитен. Кашубского лютика много в саженых липняках в северо-западной части лесопарка, но попадается он и в других местах. В липняках много также пролесника. Его цветки невзрачны, но образуют в тени лип густой тёмно-зелёный покров. Из лесных трав наиболее широко распространена по ле сопарку живучка ползучая. У неё на вертикальных четырёхгранных стеблях красуются соцветия из синих двугубых цветков. Как ясно уже из названия, есть и ползучие побеги - "усы". Все эти лесные растения при желании можно отыскать в Лианозовском питомнике.

На слегка подпруженной речке Самотёкељ вљ восточнойљ части лесопарка, близ её выхода из леса, образовалось небольшое низинное болотце, заросшее тростником, самым высоким нашим злаком. Неподалёку к Самотёке подходит разветвлённая балка, в низовьях которой разросся лабазник вязолистный, высокая трава с белыми соцветиями-"облачками" из оченьљ маленькихљ цветков.

Наљ югељ есть поляна и фрагменты заброшенного яблочного сада. Между поляной и МКАД проходит долинаљ Самотёкиљ сљ небольшими сероольшаникамиљ иљ ивняками.љ На склонах долины в нескольких местах уцелели красочно цветущие луговые и опушечные травыљ - короставникљ полевой,љ колокольчик скученный, нивяник обыкновенный (большая "ромашка"). Этим, в основном, и исчерпывается биотопическое разнообразие лесопарка.

Несколько слов о животном мире

Животныйљ мир Алтуфьева не богат и не специфичен по тем же причинам, что и растительный: нет крупных рек, озёр и болот, почти нет хвойныхљ лесов. Кроме того, лесные массивы малы и отрезаны от загородных лесов. Эта изоляция особенно усилилась после реконструкции МКАД: разделительный барьер междуљ противоположнымиљ полосами движения исключил возможность проникновения в город крупных зверей. Поэтому здесь нельзя встретить лося, оленя или кабана. Зайцу и лисе здесь трудно укрыться от собак. Но звери помельче, конечно, сохранились. Для соседнего Лианозовского лесопарка, например, в литературе (Самойлов, Морозова, 1997) указаны землеройки, рыжая полёвка, лесная и полевая мыши, крот.

Для птиц МКАД не является преградой. Поэтому в Лианозовском питомнике, у пруда и по берегам Самотёки можно увидеть или услышать многих обычных пернатыхљ обитателейљ загородного леса. К хору зябликов, пеночек-весничек и больших синиц иногдаљ примешивается громкая многоколенная песня певчего дрозда. Из зарослей вдоль Самотёки ему вторит соловей. Пениељ этих птиц частенько заглушается тревожным треском дроздов-рябинников, которые отгоняют от гнезда вездесущих ворон. На тростниковомљ болотце по Самотёке можно увидеть утку-крякву. Что касается этой водоплавающей птицы, то многие участки Алтуфьева благоприятны для её жизни: есть укрытия для гнёзд (высокотравные сырые луга, болота, приречные заросли), много также людей, готовых подкормить хлебом. В литературе для Лианозовского питомника указывались, кроме того, гнездящиеся пересмешка и чечевица (Самойлов, Морозова, 1997).

Примерно то же самое можно сказать об обычных подмосковных насекомых. Вот, например, перечень видов дневных бабочек, которыељ наблюдались в 1995 году в ходе краткого обследования окрестностей Алтуфьева (данные Г.С.Ерёмкина). Наибольшим числом видов оказалось представлено самое красивое семейство - многоцветницы, или нимфалиды. Во-первых, присутствовали его пов семестные представители - крапивница, павлиний глаз и углокрыльница, которые обычны даже среди городской застройки. Во-вторых, отмечены не столь массовые, но достаточно обычны обитатели московских лесопарков - тополёвая переливница, садовая многоцветница и таволговая перламутровка, а также периодически появляющаяся репейница - перелётная бабочка, которая зимует на юге. Кроме того, наблюдалась редкая в Москве траурница. Она, тем не менее, обычна в некоторых пригородных лесных массивах, и её появление в Алтуфьеве можно связать с расположением этой местности на самой окраине города.

Из белянок зарегистрированы обычные виды - брюквенница, репницаљ и луговая желтушка. В 2000 году одним из авторов этой брошюры в очень большом количестве наблюдалась также белянка рапсовая. Наблюдение желтушки можно связать с наличием в Алтуфьеве открытых пространств, которых нет во многих частях нашего города. Для увеличения видового разнообразия животных важны любые открытые пространства, даже такие, которые заняты рудеральной растительностью, то есть, попросту говоря, заросли бурьяном.

Из бархатниц, иногда называемых за коричнево-бежевыељ тона "шоколадницами", обнаружены только сенница обыкновенная, обычный городской вид, и сенница-ифис. Последняя в городе очень редка, но часто встречается в пригородной зоне. Это ещё одна иллюстрация того, как окраинное положение Алтуфьева обогащает его фауну.

Изљ толстоголовок отмечена только обычная в городе толстоголовка-фавн, а из голубянок - три обычных вида: быстрая, изменчивая и бобовая.

Разумеется, эти наблюдения в какой-то степени случайны, и в другой год, в другой сезон, при более тщательном обследовании выявились бы и другие виды, но даже эта информация о многом говорит. Завершая зоологический раздел книги, можно только посетовать, что краеведческие сведения о живой природе публикуются так редко, и мы не можем применительно к Алтуфьеву рассказать обо всех группах животных.

Заключение

Конечно, Алтуфьево - это не Царицыно, Кусково, Останкино -усадьбы-дворцы, о которых рассказывалось в ранее опубликованных выпусках этой серии. Но оно - тоже частица "московского" наследия - исторического, культурного и природного; о нем надо знать и бережно его хранить.

Список литературы

Бусева-Давыдова И.Л., Нащокина М.В. Архитектурные прогулки по Москве. М., 1996. С. 244.

Молева Н.М. Земли московской древние преданья. М., 1985. С.

Она же. Усадьбы Москвы. М., 1998. С.

Павлова Т.Г. Северный край Москвы (с древнейших времен до 1917 года). М., 1999. С. 11, 25, 88-87, 162-164, 384-387.

Паламарчук П. Сорок сороков. Т.4. М., 1995. С. 26-29.

Памятники усадебного искусства. I. Московский уезд// Русская усадьба: Сборник Общества изучения русской усадьбы. Вып. 4. М., 1998. С. 102.

Самойлов Б.Л., Морозова Г.В. Алтуфьевский лесопарк// Москва. Энциклопедия. М., 1997. С.68.

Самойлов Б.Л., Морозова Г.В. Лианозовский лесопарк// Там же. С.436.

Холмогоровы В.И. и Г.И. Исторические материалы о церквях и селах ХVI – ХVIII ст. Вып. 4. Селецкая десятина (Московского уезда). М, 1885. С. 124-125.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Москвоведение"