Москва в период укрепления русского централизованного государства (XVI-XVII в.в.)

Москва — промышленный, торговый и культурный центр государства. Опричнина в Москве. Москва в XVII веке. Москва в годы восстания И. И. Болотникова (1606—1607). Разгром польских интервентов в 1612 году. Московские восстания XVII века.

А.И.Казанский, А.К.Казанская, Н.А.Сундуков

Москва — промышленный, торговый и культурный центр государства

С образованием единого Русского государства и ликвидацией татарского ига Москва стала быстро расти как крупнейший промышленный центр. Московская промышленность в это время носила ремесленный характер. При Иване IV была построена бумажная мельница на реке Уче, в 30 верстах от Москвы. Продолжал развиваться Пушечный двор, достигший в XVI веке значительных успехов. Особенно хорошо было поставлено в Москве оружейное дело. Высоким качеством отделки отличались сабли работы московских мастеров. Изготовлялось и огнестрельное оружие, а также порох и пули. Во второй половине XVI века в Москве существовала целая школа замечательных мастеров пушечно-литейного искусства: Чохов, Дубинин, Осипов и другие. Пушкари жили в особой Пушкарской слободе (ныне Пушечная улица).

Москва разрасталась и усиленно строилась, появились умелые плотники и каменщики. В ознаменование «взятия царства Казанского и Астрахани плен» в Москве был создан замечательный памятник русского национального искусства — Покровский собор, известный под названием храма Василия Блаженного (по имени погребенного под его сводами московского юродивого Василия). Строителями этого неповторимого памятника мировой архитектуры были русские зодчие.

Серебреники, жившие в подмосковном Красном селе, изготовляли серебряную посуду — чарки и ковши. Продукция их вызывала восхищение иностранцев и шла за границу. Видное место в ремесленной промышленности Москвы XVI века занимало «хамовное дело», то есть производство полотен и холстов. Ремесленники Кадашевской слободы в Замоскворечье ткали полотна, разные убрусы (платки, полотенца). Московские портные шили разные меховые шубы, кафтаны, сарафаны, однорядки, холстинные рубашки. Около Москвы-реки был расположен район, населенный кожевниками, изготовлявшими сапоги, обувь.

В XVI веке московские ремесленники широко втягиваются в рыночные отношения: они переходят от работы на заказ к работе на рынок.

Для усиления хозяйственного значения Москвы в XVI веке организуется массовый перевод наиболее состоятельных и предприимчивых торговых людей в столицу. Так, из Новгорода в 1569 году переведено было 145 семей, из Пскова — 500 человек. Они были поселены в Замоскворечье. Большое значение имел переезд в 1514 году на жительство в Москву значительной группы богатых смоленских купцов. Все эти люди сохраняли живые связи с городами, откуда они были родом.

В XVI веке московская торговля сосредоточивалась преимущественно в той части Москвы, которая называлась Китай-городом. Здесь были расположены и дворы иностранных купцов. Вдоль Красной площади перед Кремлем также тянулись торговые ряды.

Московской торговле уже в XVI веке стало тесно в стенах Китай-города. Отдельные рынки, а также мучные и мясные лавки были разбросаны по Белому городу. Например, лошадей продавали на Конской площади (у Варварских ворот), крупный и мелкий рогатый скот — на Коровьей площадке (у Мясницких ворот). Большой лесной (Лубяной) торг был расположен между Тверскими воротами и Неглинной. Кроме того, вне Китай-города находились гостиные дворы: Соляной, куда складывали привозимую из Поморья соль, Рыбный двор, где продавалась всевозможная рыба.

Московские торговые люди уже в XVI веке имели широкие торговые связи с различными областями страны. В Москву стекались отовсюду «купцы иноязычные» (иностранцы). На московском рынке встречались продукция западноевропейских мануфактур и произведения азиатских мастеров.

Москва становится важнейшим центром, снабжающим страну не только изделиями московских ремесленников, но и разнообразными товарами из других русских городов, а также и из-за границы. Правда, эти торговые связи были еще недостаточно крепки, но так подготавливалась почва для возникновения всероссийского рынка. Он складывается в XVII веке вокруг Москвы, этого хозяйственного центра страны.

Во второй половине XVI века школа в Москве вовсе не была редким явлением. Грамотные люди нужны были в приказах, в земских и воеводских избах (канцеляриях). Они нужны были, чтобы прочесть казенную бумагу, «приложить руку» (расписаться), написать просьбу или жалобу в суд. Рукописные буквари и учебные книги появились уже в XVI веке. Их можно было купить в Москве в отдельном книжном ряду. В XVI веке в Москве открылась типография. Первопечатником был Иван Федоров. В XVII веке появляются печатные буквари. Московский Печатный двор в течение четырех лет (1647—1651) издал 9600 букварей.

Развитие ремесла и торговли способствовало росту Москвы. В XVI веке увеличение площади Москвы происходило главным образом за счет расширения города, посада с многочисленным торговым и ремесленным населением — с «черными», то есть тяглыми, подлежащими государственному обложению, людьми.

В XVI же веке возникли три стены, которые охватили разраставшуюся городскую территорию. Первая стена, воздвигнутая в 1534—1535 годах, окружала территорию Китай-города. Вторая стена (Белый город), возведенная в 1585—1591 годах, шла по Бульварному кольцу и полукольцом охватывала Китай-город и Кремль. Наконец, третья стена (Земляной город), построенная в 1591—1592 годах, тянулась по линии Садовых бульваров и образовала вокруг московских пригородов правильный круг. За чертой Земляного города на просторе лугов, полей и рощ разбросаны были села и усадьбы московских бояр и самого царя. Это — Воробьево, Хорошево, Крылатское, Ростокино. Из более отдаленных царских сел выделялось село Коломенское, любимая загородная резиденция московских государей. Немало сел под Москвой было у епископов и монастырей.

Опричнина в Москве

В борьбе с боярами-княжатами за укрепление самодержавия, за государственный порядок Иван IV опирался на мелких служилых людей — помещиков-дворян. Эту борьбу он повел особенно решительно, когда установил опричнину. Все государство Иван IV разделил на две части: земщину и опричнину. Москва тоже была поделена между опричниной и земщиной. В Москве в опричнину отошел весь район от впадения реки Черторыя в Москву-реку до бывшей Никитской улицы, а именно: улицы Чертольская (бывшая Пречистенка, теперь Кропоткинская) с Семчинским селом (ныне Петровско-Разумовское), а также Арбатская до Дорогомилова и левая сторона бывшей Никитской улицы (теперь улица Герцена); кроме того, в опричнину была взята группа слобод, примыкавших к Воронцову полю. Из опричнины были удалены крупные земельные вотчинники, бояре-княжата, а на их место поселены и наделены землей «опричные служилые люди» из малоземельного дворянства, на верность которых царь мог рассчитывать. В самой Москве царь построил себе в 1565 году опричный двор, расположенный на углу нынешних Моховой и улицы Калинина (против здания Манежа).

Опричнина была ознаменована страшными опалами и жестокими казнями, снискавшими Ивану IV имя Грозного.

Москва в XVII веке

В XVII веке Русское государство потрясли две крестьянские войны — в начале века под предводительством Ивана Исаевича Болотникова и в 70-х годах, под предводительством Степана Тимофеевича Разина. В середине века произошли два городских восстания в Москве — в 1648 и 1662 годах, Соловецкое восстание в 1668—1676 годах, волнения крестьян московского Симонова монастыря в селе Ильинском Ярославского уезда и ряд других восстаний.

В начале XVII века Русское государство подверглось нашествию польских интервентов, временно захвативших Москву.

Москва в годы восстания И. И. Болотникова (1606—1607)

Иван Исаевич Болотников был организатором похода восставших крестьян на Москву. Он шел со своими отрядами от Кром через Калугу, Алексин и Серпухов. От Ельца в это время через Новосиль, Тулу и Коломну двигался к Москве другой руководитель восставших — сотник Истома Пашков (Истома Пашков — служилый человек, обладатель довольно крупного поместья из двух сел в Веневском и Серпуховском уездах. Он имел чин сотника и командовал мелкопоместными детьми боярскими).

К отрядам Истомы Пашкова присоединились рязанские служилые люди — дворяне и дети боярские во главе с Григорием Сумбуловым и Прокопием Ляпуновым. Все они были лишь попутчиками в восстании Болотникова. Недовольные боярским царем Василием Шуйским, они хотели использовать восстание крестьян и холопов в своих целях.

Навстречу восставшим Шуйский выслал из Москвы войска во главе с князем М. В. Скопиным-Шуйским. После битвы на реке Пахре царские войска задержали наступление Болотникова на Серпуховской дороге. Однако в начале октября 1606 года отряды Болотникова подошли к Москве. В начале октября Истома Пашков разгромил у села Троицкого (севернее Коломны) царские войска и присоединился к Болотникову. Число восставших значительно увеличилось: к ним влились крестьяне подмосковных сел.

Опорными пунктами восставших были Коломенское, Котлы, Загорье. В Коломенском и Загорье повстанцы построили укрепленные лагеря. Они захватили и Саввино-Сторожевский монастырь (в Звенигороде). К восставшим присоединились Можайск и Волоколамск. Наступали повстанцы на Москву со стороны Замоскворечья.

Здесь их встретили главные силы царских войск. Здесь же произошли и важнейшие сражения. Болотникову надо было захватить Красное село, чтобы полностью блокировать Москву.

Два месяца (с 7 октября по 2 декабря 1606 года) восйска под руководством Болотникова осаждали Москву. Это было время наивысшего подъема восстания. Ставился под удар не только политический центр государства, но захват Москвы восставшими таил в себе угрозу и для основ власти господствующего класса — помещиков-дворян.

Громадный район Русского государства — от Путивля до Волоколамска, от Стародуба до Астрахани — был охвачен крестьянским восстанием. Города к югу и юго-западу от Москвы (Калуга, Кашира), к западу и северо-западу (Зубцев, Можайск, Звенигород) поддерживали восстание.

Московский царь и бояре оказались в тяжелом положении. Шуйский организует оборону города, мобилизует те войска, которые еще находились в столице, и добивается прихода в Москву подкреплений из районов, которые оставались верными царю.

Московские отряды Шуйский разделил на две части: одна должна была защищать городские укрепления, а другая во главе с князем М. В. Скопиным-Шуйским совершать вылазки против осаждавших город повстанцев. Правительственные войска были расставлены в Замоскворечье, у Калужских и Серпуховских ворот, в Даниловом и Симоновом монастырях. Шуйский послал под Можайск и Волоколамск войска, которые очистили эти города от восставших и соединились здесь с верными правительству дворянскими отрядами.

Положение в столице было очень трудным, напряженным, надвигался голод. Возникла угроза восстания. Движению горячо сочувствовал мелкий посадский люд и боярские холопы.

Паника охватила бояр московских. Болотников призывал народные массы к восстанию. А Василий Шуйский принимал все меры к тому, чтобы не допустить народного восстания в столице. Для воздействия на массы Шуйский использует церковь, которая сразу же выступила против восстания. Особенно непримиримую позицию занял патриарх Гермоген. В грамотах, которые рассылались из Москвы, Гермоген изображает восставших как людей, которые «отступили от бога и повинулись сатане», а царя Василия Шуйского — как «воистину свята и праведна крестьянского царя» (то есть христианского). Патриарх призывает всех православных крестьян к тому, чтобы они «к таковым бы злым врагом и разорителем... не приставали, ни в чем им не верили».

В войске Болотникова наряду с восставшими крестьянами и холопами были также дети бояр и дворян. Эти мелкопоместные феодалы испугались разраставшегося восстания, которое грозило уничтожить господство помещиков. Царю Василию Шуйскому удалось привлечь на свою сторону эти классово чуждые повстанцам элементы. Измена и переход на сторону правительства дворянских отрядов решили исход борьбы за Москву.

16 ноября 1606 года после тайных переговоров приехали к государю, изменив народному восстанию, Григорий Сумбулов и Прокопий Ляпунов с рязанскими дворянами, детьми боярскими и стрельцами московскими.

Болотников решил блокировать Москву. 26 ноября началось окружение столицы у Красного села, где находилось войско Истомы Пашкова. 27 ноября произошли сильные бои. Главное сражение развернулось в Замоскворечье. Правительственные войска сорвали наступление войск Болотникова по левому берегу Москвы-реки (в районе Рогожской слободы и Красного села). В ходе боев, когда успех стал клониться на сторону Шуйского, Истома Пашков с дворянской частью своих отрядов изменил восставшим. Сражение окончилось победой Василия Шуйского.

В конце ноября в Москву прибыли первые отряды верных Шуйскому смоленских и ржевских полков. Обстановка под Москвой сложилась в пользу правительственных войск. И Шуйский 2 декабря предпринял решающее наступление против армии Болотникова.

Сражение произошло у деревни Котлы по пути из Коломенского в Данилов монастырь. В этой битве войска Болотникова потерпели поражение и отступили в село Коломенское. Правительственные войска начали штурм лагеря восставших. Крестьяне и холопы отчаянно сопротивлялись. Царские войска одержали верх. Тысячи восставших остались на поле боя. Большое количество их было взято в плен. Тюрьмы были переполнены. Царь и бояре жестоко расправились с восставшими. Их ставили в ряд, убивали дубиной по голове и опускали под лед в реку Яузу. Правительственные войска захватили также и лагерь восставших в селе Загорье (11 километров южнее Коломенского).

Войска Болотникова отступили к Калуге, затем под натиском царских войск отошли к Туле и сдались 10 октября 1607 года. Болотникова взяли в плен, сослали в Каргополь и там утопили.

Болотников не уничтожил феодальный порядок. Но восстание под его руководством явилось важным этапом борьбы трудового люда против феодального гнета. Этим определяется место восстания Болотникова в истории.

Документы

(Из приходной книги Волоколамского монастыря)

... Крестьяне монастырские не почели слушати приказщиков и ключников монастырских и монастырских дел никаких не почели делати: хлеба молотити, и в монастырь возити и солодов растити и даней монастыреви давати...

(О крестьянских волнениях в вотчинах Волоколамского монастыря 1594 г.)

(Из «Уставной грамоты митрополита Киприана с перечнем обязанностей монастырских крестьян»)

Монастырь и двор тынити (обносить забором, тыном), хоромы ставити, игумнов жеребий весь орать (пахать) взгоном, и сеяти, и пожати, и свезти, сено косити — десятинами и в двор ввести... сады оплетати, на невод ходити, пруды прудить, на бобры пойти, рожь молоти и хлебы печи, солод молоть, пива варить, а лен даст игумен в села и они прядут, а дают из сел все люди на праздник яловицу (говядину).

(Из «Сказания современника об осаде Москвы. Болотниковым»)

... И возмутишася во странех тех и во градех людине, глаголя: „Идем вси и примем Москву и потребим живущих в ней и овладаем ею и разделим домы вельмож и сильных... И приидоша под Москву многочисленно... яко 187000 и бысть брань велика и сеча зла... Московские воины преодолеща и много побиша, бе убо пленных 21 000, побиенных же множае, яко 1000"...

... Ударили в набат: народ взволновался и бросился к Кремлю с ружьями и пищалями. Они (москвичи) уже готовы были предаться ему (Болотникову)...

Разгром польских интервентов в 1612 году

Народное ополчение 1612 года возглавили земский староста города Нижнего Новгорода Козьма Минин и князь Дмитрий Михайлович Пожарский. В Нижний Новгород шли ополчения из других городов. Кроме русских, в отрядах были татары, мордва, марийцы. Они горели желанием помочь великому русскому народу изгнать врага из родной страны. В марте 1612 года народное ополчение двинулось через Ярославль к Москве. Слух о нем пронесся по всей Русской земле. И со всех сторон двинулся народ и вступал в ряды народного ополчения.

Во второй половине июля 1612 года Минин и Пожарский получили известие, что на помощь польскому гарнизону, засевшему в Кремле, идет с войсками гетман Ходкевич. Вожди ополчения решили спешить, чтобы не допустить его к Москве. Пожарский выслал против гетмана сначала два отряда. Первому он приказал стать в Москве у северной стены Белого города, близ Петровских ворот, второму недалеко от первого — у Тверских ворот.

4 августа народное ополчение находилось в Троице-Сергиевом монастыре, не так далеко от Москвы. Получив известие, что Ходкевич приближается к столице, Пожарский послал еще отряд. Ему он приказал занять позицию у Чертольских ворот (Пречистенских, ныне Кропоткинская улица), защищавших подступы к Москве с юго-запада. Скоро и главные силы ополчения подошли к Москве и стали от нее в 5 км среди леса на Яузе.

Первой задачей ополчения было заслонить Москву с запада, со стороны Смоленской дороги, по которой двигался Ходкевич. Переночевав на Яузе и получив от разведчиков известие, что москвичи с нетерпением ждут нижегородцев, чтобы биться вместе с ними против поляков, Пожарский 20 августа снялся с места.

Он укрепился у Арбатских ворот. С ранее пришедшими отрядами Пожарский теперь занял весь Белый город. 21 августа разведчики донесли, что гетман двинулся из Вязем к Москве. Ополчение стало готовиться к сражению.

В войске Ходкевича было 12 тысяч человек и 3 тысячи находились в Кремле. Русских войск под Москвой насчитывалось около 10 тысяч. Численно вражеские силы превосходили русских.

Рано утром 22 августа польское войско стало спускаться с Поклонной горы. Ходкевич ставил целью прорваться к Кремлю через Арбатские и Чертольские ворота; со стороны Кремля ему на помощь должен был сделать вылазку польский гарнизон.

На Девичьем поле произошло первое столкновение русского ополчения с поляками. Завязался рукопашный бой, в результате которого войско Ходкевича было отброшено. Попытка осажденного гарнизона произвести вылазку из Кремля к Чертольским воротам тоже окончилась неудачей. Поляков оттеснили обратно в Кремль.

В ночь на 23 августа Ходкевич попытался провезти осажденным в Кремле провиант. Русские отбили запасы. Однако неприятельский отряд в 600 человек пробрался в Кремль через Замоскворечье. Одновременно поляки захватили русское укрепление на Балчуге.

Ходкевич отказался от наступления со стороны Новодевичьего монастыря и решил прорваться в Кремль из Замоскворечья. Со всем войском он двинулся с Поклонной горы к Донскому монастырю, чтобы охватить Кремль с южной и юго-восточной сторон, совершенно не защищен ных русскими. Этот план стал известен Пожарскому и Минину. Вожди ополчения передвинули главные силы на юг, к берегу Москвы-реки, чтобы прикрыть Замоскворечье.

24 августа произошел решающий бой. В первой половине дня войска Ходкевича имели ряд успехов. Передовой его отряд столкнулся с русской конницей. В течение нескольких часов она сопротивлялась врагу, а потом была оттеснена. Под давлением превосходящих сил противника русские оставили ров у Земляного вала. Поляки захватили Климентовские укрепления на Ордынке. Одновременно поляки, сделавшие вылазку из Кремля, также достигли Климентовских укреплений. Но Ходкевичу не удалось закрепить свои успехи.

В момент сражения к Пожарскому подъехал Минин и попросил дать ему отряд ратных людей. Пожарский согласился. Минин отобрал наиболее отличившихся в бою воинов, поскакал с ними к Крымкому броду и с силой ударил в тыл польским войскам. Натиск был так силен и стремителен, что польская конница, отступая, смяла свою пехоту. Это внесло смятение в ряды и других польских частей. С победными криками мчалась конница Минина все дальше в тыл противника.

Видя замешательство врага, не ожидавшего нападения с тыла, Пожарский снова бросил в бой своих воинов. Сражение закончилось полным разгромом поляков. Войско Ходкевича обратилось в паническое бегство. Поляки сначала отступили к Донскому монастырю, затем к Можайску и дальше к литовской границе.

После изгнания войск Ходкевича началась осада Кремля и Китай-города. На предложение сдаться польский гарнизон ответил отказом. Осажденные писали: «Лучше, ты, Пожарский, отпусти к сохам своих людей. Пусть холоп по-прежнему возделывает землю, поп пусть знает церкви. Козьма пусть занимается торговлей — царству тогда будет лучше, чем теперь при твоем управлении».

Между тем среди осажденного гарнизона начался голод. Ели кошек, собак. 22 октября 1612 года ополченцы пошли на штурм и захватили Китай-город. Польский гарнизон в Кремле таял с каждым днем. Наконец поляки начали переговоры о сдаче.

27 октября 1612 года из Спасских ворот начали выходить войска противника и складывать оружие. Москва была освобождена от захватчиков. Велика была у народа радость освобождения. Народ вооруженной рукой отстоял независимость своей Родины. Люди надели свои праздничные одежды и при встрече целовались, поздравляли друг друга.

Главным героем в борьбе с поляками был русский народ. Его боевая отвага, мужество, высокий патриотизм привели к победе над иноземными захватчиками.

Документы

(Из грамоты, московских жителей в разные города в 1611 году)

... Пишем мы к вам, крестьянам ... Московского государства, как нам, всему крестьянскому народу московскому, так и вам утвердить совет, как нам... не погибнуть ото врагов всего православного крестьянства, литовских людей. Будьте с нами обще, заодно против врагов наших и ваших общих. Помяните одно: только коренье, основанье крепко, то и дерево неподвижно; только не будет, к чему прилепиться ...

ДЕЙСТВИЕ НАРОДНЫХ МСТИТЕЛЕЙ, ТАК НАЗЫВАЕМЫХ «ШИШЕЙ», ПРОТИВ ИНТЕРВЕНТОВ В 1611 ГОДУ (Из записок поляка-очевидца Маскевича)

... Бумаги не стало бы, если бы начать описывать бедствия, какие мы тогда перетерпели. Нельзя было разводить огня, нельзя было на минуту остановиться, — тотчас откуда ни возьмутся шиши; как только роща, так и осыпят нас они. Сильный мороз не давал брать в руки оружия. Шиши отнимали запасы и быстро исчезали. И вышло то, что, награбивши много, поляки привозили в столицу очень мало.

Московские восстания XVII века

В середине XVII века в городах Московского государства начинаются антиправительственные выступления ремесленников, мелких торговцев и других тяглых людей посада. Начало таким выступлениям было положено московскими событиями 1648 года.

Во главе правительства стоял тогда воспитатель молодого царя Алексея Михайловича богатый боярин Б. И. Морозов. Вместе с ним действовали его родственники и приближенные (Плещеев, Траханиотов), в ведении которых находились московские чернослободцы и пушкари. Правительству нужны были деньги, и оно решило ввести высокий налог на соль. Фактически это удвоило ее стоимость. А правительство утешало народ. В царском указе говорилось: «...та соляная пошлина всем будет равна, и никто лишнего платить не станет».

Соляной налог сильно ударил по неимущим. Для них дополнительный расход был очень тяжел, беднота лишилась главного продукта своего питания — дешевой соленой рыбы. Ее перестали вследствие дороговизны соли солить на местах лова и доставлять в Москву.

Налог не дал желаемого результата: потребление соли упало. Отчаяние и озлобление среди населения достигли такой степени, что соляной налог вскоре был отменен. Но народ продолжал волноваться. Летом 1648 года в Москве вспыхнуло восстание, известное под названием «соляного бунта».

1 июня 1648 года царь возвращался из Tроице-Сергиева монастыря в Кремль. Навстречу ему, по обычаю, московское население вышло с хлебом-солью. Толпа остановила царя и пыталась подать ему челобитную с жалобой на различнее притеснения бояр и начальников. Но челобитчиков разогнали плетьми и несколько человек арестовали. Это усилило волнение в народе, вызвало взрыв гнева. Разгоняемые стали бросать в бояр камнями. На следующий день, 2 июня, волнение приняло грозный характер.

Восставшие ворвались в Кремль, подступили к дворцу. Они стали требовать не только освобождения арестованных, но выдачи главных своих притеснителей — Морозова, Плещеева и Траханиотова. Царь выслал к народу двух бояр, но их избили, сорвали с них платье, и они убежали. Наконец, сам царь вышел с боярами на крыльцо и стал уговаривать «всяких чинов людей», чтобы «им от шуму перестать». Но восставшие продолжали требовать выдачи им ненавистных бояр. С трудом удалось царю добиться отсрочки до следующего дня. Арестованные были тотчас выпущены.

В городе начались погромы усадеб неугодных народу бояр. 3 июня был убит Плещеев. Восставшие продолжали требовать выдачи Морозова и Траханиотова. Пока велись переговоры, Москва загорелась одновременно в трех местах. Пожар охватил большую территорию в западной части города. Поджог был очевиден. Подозрения пали на людей Морозова и Траханиотова.

Пожар вызвал новый взрыв народного возмущения. Чтобы успокоить возбуждение, была послана погоня за Траханиотовым, которого царь отправил было на далекое воеводство. Он был задержан в пути, привезен в Москву и 5 июня убит восставшими. Что же касается Морозова, то царь вымолил у народа жизнь своему воспитателю, который был ему «в отца место». Морозов был сослан на Белоозеро.

В результате московского восстания 1648 года последовал ряд правительственных решений. Был издан царский указ, по которому слободы в Москве и других городах с торговыми и ремесленными людьми отписывались на государя. Было удовлетворено требование дворянства об отмене урочных лет для сыска беглых крестьян. Купцы и торговые люди добились ограничения торговли иностранцев.

Все эти правительственные постановления не только не смягчили классовых противоречий в Русском государстве, и в Москве в частности, но, напротив, обострили их. Усилилось угнетение крепостных крестьян помещиками в деревне, а также эксплуатация зажиточными посадскими людьми ремесленников и бедноты в городе.

В июле 1662 года в Москве вновь произошло народное восстание. Как и восстание 1648 года оно имело антифеодальный характер. Страна вела в это время войну с Польшей за освобождение Украины. Война требовала много денег. Правительство ввело чрезвычайные налоги.

Таким налогом был сбор «пятой деньги» (Московское правительство в экстренных случаях обращалось к чрезвычайным налогам: к «десятой деньге», к «пятой деньге». Это были сборы в виде единовременного налога на капиталы и имущество).

Это прежде всего и вызвало недовольство населения. Кроме того, правительство объявило о выпуске медных денег взамен серебряных. Оно решилось на эту меру для покрытия неотложных военных расходов. Медные монеты велено было принимать по одной цене с серебряными.

Сначала медные деньги с клеймом серебряных население принимало с доверием, так как платежи взимались одинаково как серебряной, так и медной монетой. Но правительство выпустило слишком много медных денег. Это привело к их обесценению. На рынке появилось большое количество фальшивой монеты. Богатые люди начали припрятывать серебро.

Произошло резкое падение курса медного рубля: за серебряный рубль стали давать 17 медных. Цены на продукты питания поднялись в несколько раз. Большую нужду терпели ратные люди, получавшие жалованье медными деньгами. Ремесленники, мелкий посадский люд особенно страдали от дороговизны. «В прежних летах можно было мастерскому человеку и с женою быти сыту днем алтынным хлебом, а ныне (апрель 1662 года) мастерскому человеку одного хлеба и харчу саму другу надобно по 26 алтын».

От дороговизны страдали главным образом малоимущие классы городского населения. Среди них и началось сильное возбуждение. Слухи о возмущении ходили по Москве за несколько месяцев до открытого выступления. В ночь на 25 июля 1662 года на улицах Москвы были развешены «листы» с призывом к восстанию. Один из таких листов был вывешен у церкви в Котельниках, другой — на Лубянке. Настроение народных масс в Москве было возбужденное.

Рано утром 25 июля на Сретенке собрался народ и стал толковать о сборе «пятой деньги». Узнав о вывешенном на Лубянке (ныне улица Дзержинского) «листе», толпа бросилась туда. Здесь стрелец Кузьма Ногаев несколько раз читал и разъяснял содержание «листа». В нем И. Д. Милославский (родственник царя) и другие бояре уличались в различных злоупотреблениях и даже в измене. Из Земского приказа были посланы служители с требованием отобрать «воровское письмо». Грозно встреченные народом, они обратились в бегство.

Толпа на Красной площади росла. Загудел набат. В торговых рядах прекратилась торговля. Разразился так называемый «медный бунт».

Большая толпа посадских людей, холопов и солдат двинулась в подмосковное село Коломенское, где в это время находился царь. Восставшие потребовали выдать бояр-изменников. Посадский человек Лучка Житкой, активный участник восстания, подал вышедшему царю в шапке «письмо». Царь уговаривал пришедших и обещал вскоре приехать в Москву и произвести следствие. Некоторые из восставших хватали царя за пуговицы и спрашивали: «Чему верить?» Царь поклялся и «дал им на своем слове руку». Когда возбуждение несколько улеглось, народ двинулся в Москву.

Царь же приказал, чтобы в село Коломенское были высланы два стрелецких полка. Одновременно в Москву был отправлен князь И. А. Хованский уговаривать мятежников. В Москве в это время восставшие громили дворы ненавистных народу лиц. Толпа, возвращавшаяся в Москву, встретилась с новой толпой, которая шла в Коломенское. Все вместе они повернули в Коломенское.

Царь уже собрался ехать в Москву. Из толпы восставших «невежливо и сердито» стали кричать царю: «будет он добром им тех бояр не отдаст, и они у него учнут имать их сами по своему обычаю». Но в Коломенское уже подошли вызванные царем стрелецкие полки. Царь, не вступая в переговоры, дал знак стрельцам, и началась расправа с безоружными людьми.

Восстание было подавлено. На следующий день по приказанию царя для устрашения народа было повешено 18 человек. Войско, оберегавшее «царское здоровье», было щедро вознаграждено. Затем последовали розыски, пытки, суд и суровые наказания — казни, клеймение, ссылки. Так кончился «медный бунт».

Документы

(Из челобитной московского народа, поданной царю 2 июня 1648 года.)

... Многими кровавыми слезами челом бьем, что твои властолюбивые нарушители хрестного целования, простого народа мучители и кровопийцы и наши губители, всей страны властвующие, нас всеми способами мучат, насилия и неправды чинят...

РАСПРАВА С ВОССТАВШИМИ ВО ВРЕМЯ «МЕДНОГО БУНТА»

... Начали бить, и сечь и ловить, а чем было противиться не уметь, потому что в руках у них не было ничего ни у кого, начали бегать и топиться в Москва-реку, и потопилось их в реке больше ста человек, а пересечено и переловлено больше 7000 человек, а иные разбежались. И того же дня около того села повесили до 150 человек, а остальным всем был указ, пытали и жгли и по сыску за вину отсекали руки и ноги и у рук пальцы, а иных били кнутьем и клали на лица на правой стороне признаки, разжечши железо накрасно, а поставлено на том железе "буки" (буква "Б"), то есть бунтовщик, чтобы был до веку признатен, и, чиня им наказание, разослали всех в дальние города, Казань и в Астрахань, и на Терки (река Терек), и в Сибирь, на вечное житье... а иным пущим ворам того же дня, в ночи, учинен указ: завязав руки назад, посадя на большие суда, потопили в Москва-реке...

Отклики в Москве на крестьянскую войну под руководством С. Т. Разина

В 1670—1671 годах страна была потрясена крестьянской войной под руководством донского казака Степана Тимофеевича Разина. Отголоски этой войны довольно громко звучали в Москве и в ближайших к ней уездах. Боярские и дворянские крепостные люди, а также беднейшая часть посадского населения с нетерпением ожидали прихода Степана Тимофеевича в Москву. Они горели сильным желанием расправиться со своими угнетателями.

Неизвестный автор рассказывает, что «Разин повсюду обещал уничтожение рабства, освобождение от ига...бояр и дворян, которые... притесняют простой народ. В самой Москве некоторые ораторы начали хвалить его (Разина), как человека, заботящегося об общем благе и свободе народа. Один пожилой человек на вопрос, что делать, если Степан подойдет к столице Москве, отвечал, что народ должен выйти ему навстречу с хлебом и солью».

Дворянское правительство жестоко расправлялось со всеми, кто выражал сочувствие крестьянской войне и ее вождю. Человек, предложивший встретить Разина с хлебом и солью, был повешен. Такая же участь ждала и тех, кто благожелательно относился к восставшим крестьянам. Один из сторонников Разина был привезен в Москву и подвергнут мучительной казни за то, что пытался склонять народ к неповиновению.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ