Образование Москвы

Что мы знаем (или чего не знаем) о древней Москве? Легенды, былины, сказки... Откуда произошло название "Москва". Когда возникло первое поселение на территории Москвы? Основатель Москвы. События, предшествовавшие основанию Москвы.

Валя

школа № 42

Москва, 2005 г.

Предисловие.

Москва – это первопрестольная столица России, сердце ее, так сказать,- представляет столько замечательного, поучительного, священного, что в силу весьма естественных движений души русской хочется знать: откуда все это? как произошло? как зародилось? как возникало?

Возникало все это вместе с самой Москвой постепенно, последовательно, не вдруг, а веками. Много надо было времени, чтобы Москва стала средоточием, куда начали стекаться соки внутренней народной жизни, стала зерном, из которого развилась сила и крепость Русского государства. Москва крепла постепенно, но зато прочно, твердо, самостоятельно, будучи при этом как бы искупительной жертвой России через нашествия, погромы, смуты, пожары и всякого рода другие народные бедствия. Все это Москва перенесла в силу своей непоколебимой твердости духа, в силу своей безграничной веры и стала как бы второй Россией, сплотив воедино все, что дорого русскому сердцу, что свято для всякого православного русского гражданина.

Таким образом, история Москвы есть история всей России, и Карамзин был прав вполне, сказав: «Кто хочет знать Россию, побывай в Москве».

Что мы знаем (или чего не знаем) о древней Москве?

Основание Москвы увековечено памятником, установленным по случаю 800 - летия города на Тверской (бывшей Советской) площади. Каждый москвич знает, что бронзовый витязь на могучем коне - князь Юрий Долгорукий, что величественным жестом он указывает место закладки нового города. Города, ставшего спустя несколько веков одним из крупнейших и знаменитейших городов мира. Издавна считается, что именно Юрий Долгорукий в 1147 г. основал Москву.

Но так считается только потому, что о первых годах и даже веках существования Москвы мы не знаем почти ничего.

Больше всего сведений о тех далеких временах дают летописные хроники, в которые монахи заносили из года в год все достойные упоминания события. Самые древние известные хроники о Москве ничего не сообщали, и лишь в 1147 г. в Ипатьевской летописи есть запись о том, что князь Юрий Долгорукий пригласил своего союзника, князя Святослава, к себе "в Москов". Это короткое сообщение стало самым известным во всей летописи. Оно разошлось по сотням книг, каждое слово в нем тщательно исследовано и истолковано учеными. Ведь это - первое известное нам упоминание о Москве.

Но именно из него следует, что 1147 г. никак не может быть временем основания Москвы - ведь она уже существовала и была довольно известным населенным пунктом, так как Долгорукий в своем приглашении даже не уточнял, где она находилась. В этом сумели убедиться археологи, когда во время рытья котлованов для строительства кремлевских дворцов (в прошлом веке - Большого Кремлевского, а совсем недавно - Съездов) глубоко в земле рабочие наткнулись на остатки деревянных укреплений. Удалось даже, пусть приблизительно, установить время их возведения - XI в., лет эдак за сто до Долгорукого. Поэтому можно смело считать, что русской столице, по крайней мере, тысяча лет.

Так или иначе, но время возникновения нашего города в летописях не упоминается. И после смерти князя Долгорукого летописцы упоминали о Москве лишь изредка. Так, в 1177 г. они отметили, что рязанский князь Глеб сжег ее всю вместе со стоявшими вокруг города селами и монастырями. Значит, за прошедшие годы Москва превратилась уже в небольшой центр, вокруг которого группировались меньшие населенные пункты.

Так или иначе, но время основания Москвы, ну, по крайней мере, как города, считается, все-таки, 1147 г.

Легенды, былины, сказки...

Возникновение любого мало-мальски крупного населенного пункта обязательно обрастает всевозможными легендами, и неудивительно, что покрытое тайной веков время основания великой столицы издавна вызывало повышенное внимание не только серьезных историков, но и различных сочинителей. Их главной задачей было выдумать историю позанимательнее, поинтереснее, такую, чтобы она была достойна великого города, столицы огромного государства. Действующими лицами всех этих историй являлись, конечно, люди не простые - князья, бояре, святые отшельники и даже библейские патриархи. Некоторые сочинители подобных легенд еще опирались на те или иные исторические факты, другие даже не утруждали себя поиском каких-либо доказательств подлинности.

Например, в XVI в. родилась версия, что Москва была основана Мосохом, сыном Иафета, который, в свою очередь, был сыном библейского Ноя.

Другой сочинитель даже переписал старинную летопись, чтобы вставить свою историю об основании Москвы. Уж очень хотелось ему отнести основание русской столицы подальше в глубь веков и тем самым лишний раз возвысить ее. Самым подходящим временем для ее основания оказались времена "вещего Олега", тем более что в летописях есть упоминания об основании Олегом множества новых городов. Вот и написал сочинитель, что "Олег же нача грады ставите... и прииде на реку, глаголемую Москву, в нея же прилежат реки Неглинная и Яуза, и поставил град не мал и прозва его Москва".

Но чаще всего в рассказах об основании Москвы фигурирует некий боярин Кучка, владевший селами на месте нынешней Москвы и поссорившийся с властным князем. В различных версиях в роли князя выступает то Юрий Долгорукий, то его сын Андрей Боголюбский, то вообще никому неведомый Даниил Иванович. По-разному описываются и причины ссоры: то ли боярин отказался почтить князя, то ли последнему приглянулась красивая жена Кучки. Но в описании исхода ссоры разногласий нет: князь убивает боярина и захватывает его землю, а чтобы увековечить столь знаменательное событие, закладывает в бывших Кучкиных владениях город Москву, иначе называемый некоторыми рассказчиками Кучково.

Легенда о Кучке имеет под собой некоторую историческую основу. Хотя о нем самом летописи не упоминают, но зато хорошо известны некие Кучковичи, сыгравшие важную роль в убийстве князя Андрея Боголюбского. Этот факт прекрасно связывается с легендой о ссоре Юрия Долгорукого и Кучки - ведь тогда получается, что Кучковичи (сыновья Кучки) отомстили за убийство своего отца. Кроме того, по летописям известны и "Кучковы села". Правда, к возникновению Москвы они прямого отношения не имеют, так как стояли довольно далеко от Боровицкого холма - в районе современных Сретенских ворот. Но и в этих отрывочных косвенных сведениях о Кучке историки увидели возможность построить целые теории о происхождении, жизни и смерти загадочного боярина. Сочинялись даже биографии Кучки, в которых он предстает то старшиной - князьком славян-вятичей, то вождем финно-угорского племени, то богатым переселенцем из Новгорода.

Существовали также легенды о каком-то Вуколе, или Буколе, который вел отшельническую жизнь в здешних лесах, а потом вдруг почему-то предсказал новому городу великую судьбу. Упоминается и еще один отшельник - некий римлянин Подон.

Легендам и просто сказкам нет числа, а вот истину о событиях, предшествовавших основанию Москвы, мы вряд ли когда-нибудь узнаем.

Откуда произошло название "Москва"

Значительным источником знаний об исторической географии нашего города служит народная память, живущая в названиях самого города, его отдельных частей, рек и речек, холмов, улиц и переулков. Из этих названий можно извлечь немало информации о московской старине.

Прежде всего, откуда взялось само название "Москва"? Это не такой уж праздный вопрос; ведь, выяснив корни происхождения этого слова, можно понять, какой народ, в какие времена освоил берега реки и дал имя ей и населенному пункту, ставшему впоследствии столицей России.

Среди историков нет согласия даже в вопросе о том, река ли дала свое имя городу или наоборот. По одной из версий, название города возникло раньше и состояло из корней "моек" (на древнеславянском языке - "кремень") и "ков" или "хов" (от глагола "ховаться", т. е. "прятаться"). Значит, слово "Москва" означало "каменное укрытие", и уж от города оно перешло и на реку.

И все-таки большинство исследователей считают, что город получил свое название от реки, на которой он стоит. Ну а откуда тогда взялось название реки? Объяснений происхождения названия Москва много: и от русского слова "мосты", и от скифского "моска", что будто бы означало "крутящаяся", "извилистая".

Как ни странно, но и на этот вопрос давались вполне серьезные на вид ответы. Помните легенду о библейском "основателе" Москвы Мосохе? Вот он-то и был, по мнению одного древнего церковного историка, тот самый "Мос". А Ква - будто бы было именем жены этого "Моса". Вот и получалось, что Мое и Ква должны быть неразлучны, как муж и жена. А детей Мосы и Квы звали Я и Вуза, и от сложения их имен пошло название речки Яузы. Очень любопытная легенда, даже жаль, что она не имеет никакого отношения к действительности.

Наиболее вероятны две версии происхождения названия реки и города. Согласно первой из них, слово "Москва" финского происхождения и относится к тем далеким временам, когда по берегам реки еще обитали древние финские племена, оттесненные впоследствии на север славянами. Окончание "ва" всеми сторонниками финской версии переводится однозначно - вода, река. А вот с началом далеко не все понятно - кто-то переводит его как "медведь", кто-то как "корова" ...

По второй версии имя реке дали славяне, и означало оно на древнеславянском языке "мокрая", "сырая". Ведь до сих пор в русском языке сохранилось слово "промозглый", которое, может быть, является однокоренным с названием столицы.

Как ни различны две эти гипотезы, они сходятся в одном - в названии нашего города заложено указание на воду, сырость. И в самом деле, гидрографическая сеть региона играла в истории города самую заметную роль.

Крепость, традиционно считаемая первым московским "городом", т. е. укреплением, возникла на остроугольном мысу, образованном слиянием двух рек - Москвы и Неглинной. Их широкие русла и сырые топкие берега служили маленькому городку лучшей защитой от нападений многочисленных врагов, нежели ненадежная деревянная стена. Кроме того, из крепости, оседлавшей слияние двух рек, можно было контролировать движение по ним, что было весьма важно в те далекие времена, когда реки являлись основными транспортными артериями. Таким образом, реки были стратегическими объектами на раннем этапе становления Москвы, определявшими значение и оборонную надежность города - крепости. Неплохо защищали Москву и многочисленные, хотя и небольшие болота ее окрестностей.

Очень интересным и поучительным как в географическом, так и в историческом аспектах является вопрос о местоположении Москвы. Ведь выбор этого места оказался очень удачным. Ставший на Боровицком холме город не только перенес все беды и невзгоды, выпавшие на его долю, но окреп, разросся, стал столицей могущественного государства, одним из величайших и известнейших городов Земли.

Случайно или не случайно, но Юрий Долгорукий принял самое удачное в своей жизни решение, когда приказал укрепить стоявшее при слиянии двух не таких уж больших рек поселение. И пусть мы никогда достоверно не узнаем, какими именно соображениями руководствовался владимирский князь, но более или менее достоверные предположения на этот счет сделать можно, должно и даже интересно.

Когда возникло первое поселение на территории Москвы?

Вблизи Москвы археологами обнаружена так называемая Льяловская стоянка – стоянка людей каменного века. Это одно из древнейших, известных науке человеческих поселений в Европе. Оно существовало за тысячи лет до нашей эры.Льяловская стоянка находилась у села Льялова, на Клязьме. Археологические находки показывают, что жители стоянки пользовались стрелами, каменными орудиями, рыболовным и охотничьим оснащением. Следы этой далекой человеческой культуры найдены и на территории Москвы.

В Щукине, при устье реки Химки, археологами обнаружена другая стоянка льяловского типа. Жители ее уже пользовались кремневым оружием и керамикой.

В бронзовом веке обитатели московских поселений уже занимались скотоводством. Археологи нашли орудия фатьяновской культуры. На территории нынешних Софийской набережной и Русаковской улицы обнаружены топоры из полированного камня, наподобие бронзовых. Каменные полированные орудия, характерные для фатьяновской культуры, относятся ко второму тысячелетию до нашей эры.

В эпоху железа, начало которой датируется для этих мест приблизительно седьмым веком до нашей эры, на территории Москвы существовали так называемые дьяковские городища (по названию села Дьякова на Москве-реке, где поселения этого типа впервые обнаружены). Дьяковские городища находились на сравнительно высоком уровне культуры. Место для поселения выбиралось весьма умело. Городище располагалось большей частью на мысе, вклинившемся в реку. Избирали возвышенность, защищенную не только рекой, но и обрывами и низинами. Кроме естественной защиты, городище укреплялось двойным рядом рвов и валов, а также тыном. Обитатели дьяковских городищ занимались главным образом скотоводством и охотой, но знали и мотыжное земледелие.

На территории Москвы известно до десятка таких поселений: в районе Нескучного сада, Нижних Котлов, предположительно на территории бывшего храма Христа Спасителя, в районе Самотеки, на Потылихе. Еще в семнадцатом веке некоторые местности в Москве назывались городищами. Один из районов по берегу былой реки Неглинной именовался “Старое городище”.

Со времени каменного века на территории Москвы не прекращалась жизнь человеческого общества.

Идея глубочайшей древности запечатлена в народной памяти и получила отражение в преданиях и легендах. В одном сказании основателем Москвы считается «внук Ноя, сын Иафета», Мосох. Отсюда, мол, и название Москва. « И создал же тогда Мосох-князь и градец себе малый на горе, при устье Яузы-реки. На месте том… где и поныне стоит церковь каменная святого и великого мученика Никиты, бесов мучителя…»

По археологическим данным, а также письменным известиям, район Москвы заселяли древние славянские племена – вятичи и кривичи. В прошлом в исторической литературе часто придерживались версии, будто еще в двенадцатом веке славяне жили здесь небольшими, редкими группами среди сплошной массы финского коренного населения. Эта версия в настоящее время отвергнута наукой. В действительности по всему московскому району обнаружены славянские курганы древнейшего происхождения. Такими курганами усеяно было пространство, охватывающее нынешние Тушино, Царицыно, Болшево, Немчиново и многие другие места Подмосковья. Древние славянские курганы обнаружены и на территории самой Москвы – в районе нынешнего Замоскворечья.

На территории Москвы утвердились поселения славянского племени вятичей. Московская область находилась как бы на стыке расселения племен вятичей и кривичей. Вятичи жили южнее. Поселения кривичей уходили на запад и на север.

Вятичи и кривичи образовали основное этнографическое ядро русского народа. Они занимали все Волжско-Окское междуречье, а также другие прилегающие территории.

В двенадцатом веке, кроме этих славянских племен, вошедших в состав русского народа, в Суздальской области и на ее московской окраине уже жили новопоселенцы из южной Руси, Новгородской земли.

По археологическим памятникам, в девятом веке на месте нашего нынешнего Кремля, на так называемом кремлевском холме, расположено было славянское поселение.

Многие данные указывают на то, что существовавшие на территории Москвы древние поселения вели оживленную торговлю по Москве-реке. Все этому способствовало. Край обладал величайшими богатствами. Могучи были леса московские. Они славились соболями, горностаями, куницами, белками, лосями, в несметном количестве водилась дичь. Реки и озера полны были рыбы. В отдаленные времена в здешних водах водились бобры. Ловля бобров, видимо, была одним из весьма важных промыслов населения. Еще в пятнадцатом столетии на территории Москвы и в подмосковных селениях известны были охотники на бобров – бобровики. Большое значение имел бортный промысел. Он существовал здесь с древнейших времен. Пушнина, мед, воск далеко превосходили по своему изобилию потребности местного населения и стали предметами вывоза.

В тридцатых годах прошлого столетия ( в 1837 г.), во время земляных работ по закладке фундамента храма Христа Спасителя в Москве, у устья ручья Черторый, который здесь некогда протекал, были найдены две редкие серебряные монеты. На одной из них стояла дата: 862 год. Надпись свидетельствовала о том, что монета чеканена в Средней Азии, в городе Мерве. Другая была датирована 866 годом. Это была монета города Арменга в Армении.

Ряд данных говорит о том, что поселения на территории Москвы еще в девятых-десятых веках находились на оживленных торговых путях, имевших международное значение. Сюда проникали иноземные купцы, и русские люди сами хаживали в далекие восточные страны. Жители московских поселений, вероятно, предпринимали в то время путешествия и на Запад. В Московском районе скоплялись значительные богатства. Распространены были драгоценности. Почти во всех курганах московского района найдены ценные шейные украшения, серьги.

В одиннадцатых – двенадцатых веках значение поселений на территории Москвы еще больше возросло. Москва расположена была у границ Черниговского и Смоленского княжеств, вблизи Рязанской земли – издавна культурных и богатых районов страны, которые вели оживленную торговлю. Через Москву проходил путь из Суздальской земли на юг, в Приднепровье. Москва становилась юго-западным форпостом Суздальской земли.

Основатель Москвы.

Первое летописное упоминание о Москве связано с именем Юрия Долгорукого. Он же считается и строителем первого городского укрепления на месте Москвы. Поэтому за Юрием Долгоруким прочно укрепилась репутация основателя Москвы, и уже в советское время князю Юрию Долгорукому был поставлен памятник на одной из центральных площадей столицы.

Но вопрос об основателе Москвы на самом деле не такой простой. Некоторые историки, например, считают, что строительство первого укрепления осуществлял не сам Юрий Долгорукий, а его сын, Андрей Боголюбский.

Много неясного и в вопросе о том, как и когда Москва оказалась под властью Юрия Долгорукого. Легенда, дошедшая до нас в редакции XVII в., говорит о том, - Третий Рим, так как Рим и Константинополь тоже были основаны на крови. Это обстоятельство побудило И.Е.Забелина выразить сомнение в народном происхождении эпизода об убийстве Кучки.

События, предшествовавшие основанию Москвы

Согласно А.Н.Насонову и В.А.Кучкину, территория Москвы еще в XI в. не входила в состав Ростово-Суздальской земли. Археологические данные свидетельствуют о том, что местность, где находится Москва, была заселена что ранее Юрия Москвой владел Кучка (или Кучко). Однако достоверность многих эпизодов из этой легенды подвергается сомнению.

Целью этой работы является сопоставление взглядов разных историков на события, связанные с началом Москвы. На основании этого сопоставления высказывается собственная версия этих событий.

Летописные источники и предания о начале Москвы

Первые летописные упоминания о Москве относятся к 1147 и 1156 гг. Под 1147 г. Ипатьевская летопись сообщает о встрече в Москве князей Юрия Долгорукого и Святослава Ольговича. Под 1156 г. в Тверской летописи помещено известие о строительстве "града Москвы".

К сожалению, ни из первого, ни из второго сообщения нельзя сделать однозначного вывода о дате возникновения города Москвы. В известии 1147 г. Москва не называется городом. Что касается сообщения 1156 г., то оно дошло до нас в позднем (XVI в.) летописном сборнике. Строительство Москвы приписывается в этом сборнике Юрию Долгорукому, который в 1156 г. был на Юге. Поэтому многие историки оспаривают дату, указанную в летописи. Как отмечал еще в конце прошлого века С.Ф.Платонов, "из двух наиболее ранних известий о Москве одно настолько неопределенно, что само по себе не доказывает существования города Москвы в 1147 году, а другое, хотя и очень определенно, но не может быть принято за доказательство того, что город Москва был основан в 1156 году".

Из сообщения Ипатьевской летописи можно сделать вывод, что Москва в 1147 г. уже существовала. Но так как данное известие не называет Москву городом, большинство историков считает Москву этого времени селом. Принадлежало это село, очевидно, ростово-суздальскому князю Юрию Долгорукому, который звал Святослава: "Приди ко мне, брате, в Москов".

Согласно легенде, записанной в XVII в., прежде Юрия Москвой владел боярин Степан Иванович Кучка (или Кучко). Юрий Долгорукий велел казнить его за какую-то дерзость, Москву забрал себе, сыновей Кучки отправил в столицу княжества, а на дочери женил своего сына Андрея (будущего князя Андрея Боголюбского).

В.Н.Татищев, ссылаясь на никому больше не известную Раскольничью летопись, утверждал, что жена Кучки была любовницей Юрия; Кучко забрал жену в свое село и хотел уйти в Киев, но Юрий, вернувшись из похода на Торжок, настиг их в Москве и убил боярина. Далее Татищев утверждал, что Юрий тут же заложил город и позвал Святослава в Москву на свадьбу Андрея и Кучковны. Этот рассказ И.Е.Забелин оценил как "чистейший вымысел".

Что касается записанной легенды о Кучке, историки отмечают, что она содержит явные ошибки, но, вероятно, опирается на древнее народное предание. То, что Москва принадлежала ранее Кучке, подтверждается летописным известием 1176 г., где Москва именуется также Кучково. Кучковичи были приближенными Андрея Боголюбского, они уговаривали его в 1155 г. вернуться на Северо-Восток, они же возглавили заговор, в результате которого князь был убит. Легенда утверждает, что причина убийства Андрея Юрьевича - месть за отца, но такое объяснение нельзя принимать всерьез. Убийство было совершено много лет спустя, в 1174 г., и связано с конфликтом между князем и боярством.

А.Н.Насонов отмечал, что к 1149 г. сфера владения вятичами уже была разграничена. Он, однако, полагал, что распространение суздальской дани на вятичей, обитавших в районе р. Москвы, связано с деятельностью Мономаха в начале XII в. Но никаких аргументов в пользу этого мнения Насонов не привел.

В.А.Кучкин считает, что начало формирования суздальско-черниговского рубежа "следует отнести к 30-м годам XII в., когда Юрий и его братья начали ожесточенную борьбу с черниговскими князьями". Однако, борьба эта велась исключительно на Юге и не затрагивала пограничную область вятичей.

Для того, чтобы разобраться в этом вопросе, следует подробнее остановиться на истории Ростово-Суздальской земли и деятельности Юрия Долгорукого.

История Ростово-Суздальской земли в X - начале XII веков

В X - XI вв. Ростово-Суздальская земля была далекой окраиной Киевской Руси. Киевские князья изредка посылали туда княжить своих младших сыновей, но большую часть времени эта земля оставалась без князя. Согласно А.Н.Насонову, в X в. главный путь из Ростова на "Русь" шел через Новгород, и дань с Ростовской земли доставлялась в Киев через Новгород. Путь с верхней Волги на Смоленск стал более или менее обычным лишь к концу XI в., а "прямоезжая" дорога "сквозь вятиче" стала более или менее проторенной только в середине XII в.

Первым князем, правившим в Ростово-Суздальской земле длительное время, был Юрий Долгорукий. С него началась непрерывная цепь самостоятельных правителей суздальских и владимирских.

Юрий Долгорукий был одним из младших сыновей Владимира Всеволодовича Мономаха, впоследствии великого киевского князя. Матерью Юрия, согласно А.Яновскому, была вторая жена Мономаха, имени которой в летописях не осталось.

Согласно В.Н.Татищеву, Юрий Долгорукий родился в 1091 г. В.А.Кучкин оспаривает эту дату на основании летописного рассказа, в котором брат Юрия, Вячеслав, укорял его: "Я уже был брадат, когда ты родился". Считая, что Вячеслав мог родиться не ранее 1080 г., Кучкин делает вывод, что Юрий родился не ранее 1095 г.

Вероятно, Юрий Долгорукий родился около 1095-96 гг. Он не упоминается среди участников похода на половцев1107 г., но в знаменитом походе 1111 г. он, согласно В.Н.Татищеву, принимал участие. В январе 1108 г., заключив с половцами мир, отец женил Юрия на дочери половецкого хана Аепы.

Тогда же, по мнению Кучкина, Юрий был послан княжить в Ростово-Суздальскую землю. С ним был послан киевский боярин Георгий Симонович; очевидно, Юрий был еще мал и нуждался в дядьке-воспитателе, который первое время фактически правил от его имени.

О деятельности Юрия Долгорукого в Ростово-Суздальской земле летописи сообщают крайне мало. Гораздо подробнее описаны его войны, особенно в южном направлении.

В 1120 г. Юрий возглавил успешный поход на Волжскую Булгарию. Это единственное его деяние при жизни отца, которое попало в летописи. В 1125 г. он участвовал в похоронах отца в Киеве, после чего вернулся в свою волость.

В период правления Юрия Долгорукого фактической столицей Ростово-Суздальской земли стал Суздаль. Историки по-разному оценивают время, когда это произошло, и причины переноса столицы.

Возвышение Суздаля, согласно А.Н.Насонову, началось еще в XI в., свидетельство чему - термин "Суздальская земля". При Юрии Долгоруком этот процесс ускорился. Несомненно, что в конце своего правления Юрий жил в Суздале. В Суздале и пригородах строились великолепные храмы, Ростов же так украшен не был.

Возможно, главная причина возвышения Суздаля в том, что этот город был центром плодородного Ополья. Согласно А.Н.Насонову, Ополье интенсивно заселялось славянами в XI-XII вв. Колонизация в этот период шла не только с запада, но и с юга, страдавшего от половецких набегов и княжеских усобиц. Благодаря этому процессу, Ростов, старый центр славянской колонизации, стал уступать новому центру - Суздалю.

Деятельность Юрия Долгорукого в 1132-39 гг.

Историки считают 1132 г., когда умер великий киевский князь Мстислав Владимирович, началом периода раздробленности и феодальных войн. Первое событие, возвестившее о начале усобиц, непосредственно связано с деятельностью Юрия Долгорукого: он выгнал из Переяславля своего племянника Всеволода Мстиславича, посаженного туда великим князем киевским Ярополком Владимировичем, старшим братом Юрия.

Мотивы этого поступка Юрия вполне понятны. Он имел шанс стать великим князем киевским при сохранении старого порядка, по которому братья по очереди занимали уделы в порядке их старшинства, продвигаясь к Киеву (т.н. "лествичное" восхождение). Занятие Переяславля племянником вперед дяди могло стать прелюдией к такому же занятию им Киева. Этого-то Юрий и не желал допустить.

В результате сыновья Мономаха вступили в конфликт со своими племянниками Мстиславичами. Последние объединились с черниговскими князьями Ольговичами и Давидовичами. Вспыхнула междоусобная война.

В то время как Юрий вместе с братьями Ярополком и Андреем обороняли Киев и Переяславль от Ольговичей, Давидовичей и Мстиславичей, новгородский князь Всеволод Мстиславич по просьбе своего брата Изяслава организовал два похода на Ростов.

В первом походе Мстиславичи с новгородцами дошли по Волге до устья р. Дубны и вернулись: новгородцы отказались воевать с сыном Мономаха. Возвращение войска вызвало на новгородском вече бурные споры. Сторонники войны возобладали, а лидеры меньшинства были сброшены в Волхов.

Зимой новгородцы вновь вторглись в Ростово-Суздальскую землю, дошли почти до Переяславля-Залесского, но были разбиты 26 января 1135 г. на Ждановой горе ростово-суздальским ополчением.

Война на Юге окончилась примирением. Юрий уступил Переяслвль младшему брату Андрею (сохранив за собой Остерский Городец) и вернулся в Суздаль. В 1136 г. Всеволод Ольгович вновь начал войну на Юге. Юрий пришел на помощь братьям, но война оказалась неудачной для Мономашичей: в январе 1137 г. Ярополк заключил со Святославичами мир, отдав им Курск. Юрий вернулся на Северо-Восток. Но в 1138 г. ему вновь пришлось помочь Ярополку в борьбе с непокорным черниговским князем.

В том же 1138 г. Юрий Долгорукий добился серьезного успеха в борьбе с Новгородом. Он применил экономическую блокаду, вследствие которой новгородцы остались без хлеба. В результате в апреле 1138 г. новгородцы выслали Святослава Ольговича (который сменил в 1136 г. Всеволода Мстиславича) и взяли на княжение сына Юрия, Ростислава.

Важным направлением деятельности Юрия в 30-40-е годы было строительство городов-укреплений. Согласно В.А.Кучкину, "война 1134-35 гг. показала незащищенность владений Юрия Долгорукого на западе. В последующее время суздальский князь приступил к строительству здесь крепостей." Первым, по-видимому, был построен город Кснятин в устье Нерли Волжской. Летопись относит строительство этого города к 1134 г., но А.Н.Насонов и В.А.Кучкин датируют строительство Кснятина 1135 г., когда Юрий возвратился с Юга.

Деятельность Юрия Долгорукого в 1139-46 гг.

Ярополк Владимирович умер 18 февраля 1139 г. Киевский стол занял следующий сын Мономаха, Вячеслав. Но уже 5 марта Всеволод Ольгович выгнал его из Киева и сам стал великим князем. Единственный, кто попытался воспротивиться этому, был Юрий Долгорукий. Он поехал в Смоленск к племяннику Ростиславу Мстиславичу и начал собирать войска для похода на Киев. Но новгородцы, к которым он обратился, отказались дать войско, и Ростислав Юрьевич вынужден был уйти из Новгорода. В результате Юрий Долгорукий начал войну не со Всеволодом, а с Новгородом: он захватил Торжок. Согласно В.Н.Татищеву, новгородцы после этого вернули Ростислава, но вскоре выгнали вновь и взяли Святослава Ольговича.

В 1140 г. новгородцы снова выгнали Святослава Ольговича, затем отказались от Святослава Всеволодовича, сына великого князя. Разгневанный Всеволод решил оставить Новгород без князя. Кроме того, Новгород вновь подвергся экономической блокаде: судя по всему, не только Суздаль, но и другие княжества прекратили с ним торговлю; мало этого, везде задерживали новгородских купцов. Новгородцы терпели девять месяцев и, наконец, обратились к Юрию Долгорукому. Ростислав Юрьевич в 1141 г. вновь стал новгородским князем.

Узнав об этом, Всеволод Ольгович согласился послать в Новгород своего шурина Святополка Мстиславича, и новгородцы приняли его, а Ростислава вновь выслали. Но, согласно летописям, Всеволод при этом сильно разгневался на Юрия и захватил Остерский Городок, а также все имущество Юрия на Юге. Вскоре его братья Игорь и Святослав вторглись в Суздальскую землю.

В.Н.Татищев утверждал, что Ольговичи получили помощь от своего дяди, рязанского князя, не приняв во внимание, что их дядя, Ярослав Святославич, умер за 12 лет до описываемых событий. Согласно Н.М.Карамзину, Игорь и Святослав вступили в союз с Давидовичами. Киевская летопись приписала вторжение в Суздальскую землю великому князю, что, по мнению Карамзина, несправедливо.

Ольговичи могли напасть на область Юрия Долгорукого либо из Рязанского княжества, либо из земли вятичей. Но вятичами владел сам Всеволод Ольгович. Логично предположить, что великий князь, разгневанный на Юрия, оказал братьям помощь.

Деятельность Юрия Долгорукого в 1146-47 гг.

В 1143 г. Изяслав Мстиславич приезжал к Юрию Долгорукому, чтобы договориться о совместной борьбе со Всеволодом Ольговичем. Но договориться не удалось, так как оба хотели получить великое княжение для себя.

В 1146 г. умер великий князь киевский Всеволод Ольгович. Он завещал киевский стол своему брату Игорю, но вскоре Изяслав Мстиславич захватил Киев и пленил Игоря. Игоря предали не только киевляне, но и его двоюродные братья, Давидовичи, и племянник Святослав Всеволодович. Верность плененному князю сохранил лишь его младший брат Святослав Ольгович.

Юрий Долгорукий не мог смириться с нарушением старшинства и должен был начать активную борьбу за Киев. Таким образом, Юрий Владимирович и Святослав Ольгович стали естественными союзниками.

Теснимый великим князем и Давидовичами, Святослав Ольгович обратился за помощью к суздальскому князю. Юрий собрал войско и двинулся на помощь троюродному брату. Но, дойдя до Козельска, узнал, что рязанский князь Ростислав Ярославич, подстрекаемый великим князем, вторгся в Суздалькую землю. Юрий был вынужден вернуться, послав Святославу Ольговичу лишь своего сына Ивана с ополчением белозерцев.

Против рязанского князя Юрий Долгорукий послал сыновей Ростислава и Андрея. Именно в связи с этими событиями впервые упомянуто в летописях имя Андрея Юрьевича. Поход Юрьевичей был успешным: им удалось выгнать Ростислава Ярославича из Рязани. Рязанским князем стал союзник Юрия Владимир Святославич.

В начале 1147 г. Юрий Долгорукий начал войну с Новгородом: захватил Торжок и область по реке Мсте. Одновременно он поручил Святославу Ольговичу воевать с другим союзником великого князя, Ростиславом Мстиславичем Смоленским. Ольгович выполнил задание, опустошив землю племени голядь в верховьях Протвы. Завершив успешно зимнюю кампанию, союзники встретились в начале апреля в Москве.

Приобретение Москвы Юрием Долгоруким

Юрий Долгорукий, Кучка и Андрей Боголюбский

Итак, в 1147 г. Москва уже принадлежала Юрию Долгорукому. Когда и при каких обстоятельствах суздальский князь завладел этой вятичской территорией? Для того, чтобы разобраться в этом, следует поставить вопросы о личности прежнего владельца Москвы и о причинах женитьбы Андрея Юрьевича на дочери Кучки.

Браки князей и их сыновей (особенно старших) носили политический характер; Юрий Долгорукий и Андрей Боголюбский были достаточно активны и честолюбивы, так что брак Андрея не мог быть исключением. Легенда называет Кучку боярином. Какова же была политическая выгода от женитьбы Андрея на дочери боярина (тем более, казненного боярина)?

По мнению М.Н.Тихомирова, Кучко был вятичским старшиной или князьком. В этом случае нетрудно понять смысл женитьбы Андрея на Кучковне: благодаря этому браку Юрий Долгорукий мог стать владельцем Москвы и прилегающих территорий. С этой гипотезой плохо согласуется эпизод с убийством Кучки Юрием Долгоруким. Как отмечалось выше, И.Е.Забелин выражал сомнение в реальности этого эпизода.

Причины, по которым Юрий Долгорукий хотел приобрести Москву, вполне понятны. Москва была перекрестком важных дорог: на север - в Ростов, на восток - в Суздаль, на юго-восток - в Рязань, на юг - в страну вятичей и Северскую землю, на запад - в Смоленск. Москва была нужна суздальскому князю как пограничный пункт по отношению сразу к трем соседям: Смоленскому, Рязанскому и Черниговскому княжествам. Помимо этого, Москва в силу своего географического положения часто играла в последующие годы роль сборного пункта для военных походов.

Роль московского пункта должна была усилиться в связи с переносом столицы в Суздаль. Из Суздаля в Смоленск целесообразнее было выбирать путь не по Волге, как из Ростова, а по Клязьме, оттуда волоком в Яузу, затем по Москве-реке. Еще один фактор, обусловивший внимание к Москве, связан с экономической блокадой Новгорода: для того, чтобы не пропустить в Новгород рязанский хлеб, нужно было контролировать дорогу Рязань-Новгород, которая шла через Москву.

Нельзя не поставить вопрос о роли Андрея Боголюбского в описываемых событиях. Ум этого князя, его последующая деятельность заставляют предполагать, что решение о Москве Юрий Долгорукий принимал не без совета со своим выдающимся сыном.

Время перехода

Когда же Москва могла перейти к Юрию Долгорукому?

М.П.Погодин считал, что Андрей Боголюбский женился около 1135 г. Этот вывод он сделал на основании того, что в 1159 г. Андрей выдал свою дочь замуж за вщижского князя Святослава Владимировича и послал зятю в помощь своего сына Изяслава с войском.

Аргументация М.П.Погодина не противоречит, однако, предположению, что женитьба Андрея произошла позже 1135 г. Следует иметь в виду, что княжеские сыновья могли выполнять ответственные поручения в очень юном возрасте (например, Мономах писал, что он с тринадцати лет в походах), в раннем же возрасте князья могли женить и выдавать замуж своих детей. Поэтому нельзя считать невероятным для женитьбы Андрея даже начало 40-х гг.

Подойдем теперь к вопросу с другой стороны.

Распространение власти суздальского князя на северные земли вятичей не могло не обострить конфликт с Всеволодом Ольговичем, который никому не желал уступать вятичей. Юрий Долгорукий, правда, почти постоянно враждовал с этим князем. Но именно в начале 40-х гг., после того, как Всеволод стал великим князем киевским, вражда эта вышла на новый уровень.

Как отмечалось выше, в 1141 г., когда сын Юрия Долгорукого стал новгородским князем, Всеволод Ольгович сильно разгневался на Юрия и захватил Остерский Городок, а его братья Игорь и Святослав вторглись в Суздальскую землю.

Только ли вокняжение Юрьева сына в Новгороде вызвало такой гнев Всеволода Ольговича? Нельзя ли предположить, что именно в это время Юрий занял район Москвы, то есть область, которую Всеволод считал своей? Может быть, именно в отместку за захват его земли великий князь захватил в свою очередь Городок, принадлежащий Юрию?

Итак, предполагается, что переход Москвы под власть Суздаля и женитьба Андрея Юрьевича на Кучковне относятся к 1141 г. Таким образом, в 1159 г. старшим детям Андрея Боголюбского могло быть 16-17 лет: вполне достаточный возраст для замужества и похода на Вщиж.

Можно далее предположить, что Кучко был убит не Юрием Долгоруким, а Ольговичами - за измену. Набег Ольговичей в народной памяти не сохранился, и казнь стали приписывать грозному суздальскому князю.

По иронии истории именно Святослава Ольговича принимал в Москве Юрий Долгорукий в 1147 г. Нетрудно предположить, что, принимая Святослава в Москве, Юрий преследовал еще одну цель: зафиксировать факт перехода Москвы в его владение.

События, связанные со строительством "града Москвы"

Деятельность Юрия Долгорукого в 1149-55 гг.

Летом 1149 г. Юрий Долгорукий, собрав войско и получив помощь от половцев, двинулся на Юг. В течение двух с половиной лет он вел войну на Юге с Изяславом Мстиславичем; дважды захватывал Киев и дважды изгонялся из него. Все это время рядом с ним был его сын Андрей; не раз он проявлял храбрость и талант военноначальника. Проявил он и другое качество: несколько раз по просьбе Изяслава он пытался примирить его с отцом. Примирения не получилось; оба князя стремились завладеть Киевом, оба не доверяли друг другу и не напрасно: оба легко нарушали свои клятвы.

Изяславу Мстиславичу удалось привлечь на свою сторону старшего дядю Вячеслава Владимировича, чьи права до этого он постоянно игнорировал. Дядя и племянник формально стали соправителями в Киеве, и борьба Юрия утратила правоту: ему пришлось бороться против старшего брата.

В 1151 г. Юрий Долгорукий потерпел поражение и был вынужден заключить договор, по которому он обязался вернуться в Суздальскую землю, оставив в Переяславле одного из сыновей, который должен быть под властью великого князя. Юрий посадил в Переяславле Глеба. Андрей в это время был уже старшим сыном Юрия, так как Ростислав умер весной 1151 г. Андрей вполне мог претендовать на Переяславль, но он стремился к себе на Северо-Восток и уговаривал отца: "Теперь нам нечего делать в Русской земле, уйдем за тепло". Но Юрий Долгорукий, несмотря на уговоры сына и собственную клятву, остался в Остерском Городке, отпустив Андрея в Суздальскую землю. Впрочем, Изяслав Мстиславич вскоре осадил его в Городке и заставил все-таки покинуть "Русскую землю".

В 1152 г. Изяслав Мстиславич разорил и сжег оплот Юрия на Юге, Остерский Городок. В ответ Юрий Долгорукий вновь двинул войска на Юг. Ю.А.Лимонов считает, что "ростовский князь стремился спасти своего союзника Владимира Галицкого, потерпевшего в этот момент страшное поражение от Изяслава Мстиславича... Добившись ухода войск Изяслава из пределов Галицкого княжества, ростовский князь ... вернулся в Суздаль".

Конец 1152 г., весь 1153 г. и начало 1154 г. Юрий Долгорукий проводит в Суздальской земле. Считается, что это был период интенсивного строительства. По мнению Ю.А.Лимонова, строительство городов было вызвано опасностью вторжения после поражения на Юге.

В литературе распространено мнение о чрезвычайно широкой градостроительной деятельности Юрия Долгорукого. В.А.Кучкин считает, что это мнение сильно преувеличено. Достоверно можно говорить лишь об основании им Юрьева-Польского и Дмитрова, а также о переносе на новое место Переяславля-Залесского. Юрьев-Польский был основан не позднее 1151 г. Дмитров был заложен осенью 1154 г. в честь рождения младшего сына Юрия, будущего князя Всеволода Большое Гнездо, который имел христианское имя Дмитрий.

Юрию Долгорукому приписывается также строительство Перемышля на р. Моче, Звенигорода на р. Москве, Кидекши на р. Нерли Клязьминской, Микулина на р. Шоше и Городца на Волге. Однако никаких данных об основании или даже укреплении этих городов Юрием нет. В Кидекше Юрий Долгорукий построил церковь и княжеский дворец. Городец на Волге был основан, по мнению В.А.Кучкина, Андреем Боголюбским.

В 1154 г. Юрий Долгорукий выступил в новый поход на Юг, но из-за конского падежа и малочисленности союзных половцев был вынужден вернуться. 13 ноября 1154 г. в Киеве умер Изяслав Мстиславич, 8 декабря на его место прибыл Ростислав Мстиславич. Юрий как раз готовился к новому походу, смерть главного врага стала удобным предлогом. Но к тому времени, как Юрий достиг Смоленска, ситуация в корне изменилась: Вячеслав Владимирович умер, а Ростислава Мстиславича выгнал из Киева Изяслав Давидович. Получив поддержку Ростислава Мстиславича и своего верного союзника Святослава Ольговича, Юрий Долгорукий смог без боя выгнать Давидовича из Киева и 20 марта занял киевский стол.

Уход Андрея Владимировича на Северо-Восток

Заняв Киев, Юрий Долгорукий посадил своих старших сыновей в городах вокруг столицы. Андрей получил Вышгород, ближайший пригород Киева: вероятно, для того, чтобы быть всегда под рукой у отца. Но вскоре он совершил поступок, который, как утверждает Ю.А.Лимонов, не имеет прецендентов в истории Древней Руси: князь тайно, ночью, "без отней воли" покинул Вышгород и вернулся в Суздальскую землю.

М.П.Погодин отмечал, что "Юрию неприятно было лишиться такого помощника", но "по крайней мере Летописи не говорят о следствиях его неудовольствия". Погодин считал также, что "Андрей не нарушил нисколько его прав, не прикасаясь к Ростову и Суздалю".

В.А.Кучкин также считает, что Андрей не претендовал при жизни отца на верховную власть в Суздальской земле. По мнению Кучкина Владимир был выделен в удел Андрею еще до 1151 г. Из летописи известно, что Юрий Долгорукий заставил ростовцев и суздальцев присягнуть его младшим сыновьям, но не сказано, когда это произошло. Кучкин полагает, что Юрий сделал это уже после самовольного ухода Андрея.

Н.И.Костомаров, исходя из факта единодушного избрания Андрея ростово-суздальским князем в 1157 г., писал: "Мы не знаем, что делал Андрей до смерти отца, но, без сомнения, он в это время вел себя так, что угодил всей земле". Ю.А.Лимонов также считает, что Андрей в течение двух лет не сидел сложа руки. В частности, по мнению Лимонова, Андрей закончил строительство церкви св. Спаса в Переяславле-Залесском, начатое отцом. Этот факт должен свидетельствовать о том, что Андрей распоряжался на территории, которая формально не входила в его владения. Однако И.Я.Фроянов отмечает, что это утверждение Лимонова основано на небрежном прочтении летописи, так как там "недвусмысленно сказано, что Андрей совершил пожертвования и закончил строительство св. Спаса в Переяславле Залесском после смерти Юрия Долгорукого."

И все-таки Костомаров и Лимонов, по-видимому, ближе к истине. Не для того Андрей покинул отца, чтобы тихо сидеть в маленьком Владимире. Да и мог ли он предвидеть, что отец так скоро умрет?! Его деятельная натура не могла позволить ему прозябать.

Можно думать, что Андрей активно занимался делами Суздальской земли и тогда, когда отец был рядом. По образному выражению Лимонова, "сын был постоянной нянькой при своем еще нестаром отце". Следует обратить внимание на то, что Юрий Долгорукий правил в Суздальской земле более 40 лет. А основное строительство городов и церквей пришлось на последнее десятилетие, из которого половину времени князь провел на Юге. Можно предположить, что резкий всплеск строительной активности связан с деятельностью не столько самого Юрия, сколько его сына, который к этому времени вырос и стал фактическим соправителем отца.

Если принять такое предположение, то легко понять, почему Андрей мог властвовать в Суздальской земле еще при жизни отца. Разумеется, править он мог только от имени Юрия Долгорукого как его наместник. Поэтому собственно о деятельности Андрея в 1155-57 г. ничего не известно.

Строительство Москвы

Как отмечалось выше, в Тверской летописи под 1156 г. записано, что Юрий Долгорукий заложил город Москву. Историки давно обратили внимание на противоречие: в 1156 г. Юрий Долгорукий княжил в Киеве. В.А.Кучкин считает, что "в первой половине 1156 г. Юрий посетил Ростово-Суздальское княжество, назначил там себе преемников и заложил град Москву". Сомнительно, однако, чтобы такая поездка осталась незамеченной летописцами.

Большинство историков подвергают сомнению либо дату, либо содержание записи. Так, Ю.А.Лимонов полагает, что Москва была построена раньше 1156 г. Считая, что именно в 1152-54 гг. была необходимость укрепить южную границу Суздальской земли, и учитывая, что для начала строительства города не подходили зима, поздняя осень и ранняя весна, Лимонов относит закладку "града Москвы" к середине 1153 г.

А.Н.Насонов предполагал, что "непосредственно строил укрепления не сам Юрий, а сын его Андрей". Такого же мнения придерживается и Б.А.Рыбаков. Этот взгляд можно считать вполне обоснованным.

Действительно, в 1156 г. Андрей Боголюбский еще не был законным властителем Суздальской земли, и ему необходимо было действовать от имени своего отца. Женатый на дочери бывшего владельца этих мест, он мог рассматривать Москву как свою волость. Можно думать, что Андрей укреплял ее и в последующие годы. Не случайно после его смерти, когда возникла война между Ростовом и Владимиром, москвичи однозначно поддержали владимирцев.

Заключение

Далек от нас XII век. Но именно тогда, восемь с половиной веков назад, возник город, которому суждено было стать столицей великого государства. Город, в котором мы живем.

Не так важно, что мы не знаем точной даты основания Москвы. Все же у нас есть достаточно оснований утверждать, что город был построен в середине XII века. Так что 1147 год - дата первого упоминания о Москве - закономерно считается датой ее основания. Хотя мы понимаем, что эта дата условная.

Оправдан интерес к личности людей, стоявших у истоков нашего города. Мы привыкли называть основателем Москвы Юрия Долгорукого. Этот князь, безусловно, сыграл немаловажную роль в превращении Москвы в город. Но нельзя забывать о других людях, которые также внесли существенный вклад в основание Москвы, и, прежде всего, о Кучке и об Андрее Боголюбском.

К сожалению, мы практически ничего не знаем о Кучке. Но, думается, что человек, чьим именем первоначально называлась Москва, достоин того, чтобы память о нем была увековечена.

О личности Юрия Долгорукого и Андрея Боголюбского в истории Руси историки продолжают спорить. Эти князья стояли у истоков не только Москвы, но и нового государственного образования, возникшего в Северо-Восточной Руси и давшего начало Российскому государству.

Юрий Долгорукий был фактически первым князем Ростово-Суздальской земли. Но он значительную часть жизни посвятил борьбе за обладание киевским столом и, по-видимому, не очень любил доставшийся ему удел. В отличие от отца Андрей Боголюбский стремился в первую очередь быть правителем Ростово-Суздальской земли, которую он явно предпочитал всем остальным, в том числе и Киеву. Недаром Н.И.Костомаров назвал его "первым великорусским князем".

Об Андрее Боголюбском написано много. Но его роль в основании Москвы исследована недостаточно.

Середина XII в. на Руси была временем княжеских усобиц. Не случайно и первое упоминание о Москве оказалось связано с усобицами - со встречей двух союзников по междоусобной войне. После убийства Андрея Боголюбского война пришла и в Ростово-Суздальсую землю. И снова в связи с усобицами несколько раз в летописи упоминается Москва.

Но прошло совсем немного времени, и Москва стала не только центром Русской земли, но и символом ее единства. Таким символом она является и сейчас. И мы с гордостью повторяем слова поэта: "Москва... как много в этом звуке для сердца русского слилось!"

Список литературы

Забелин И.Е. История города Москвы. 1995,

Карамзин Н.М. История государства Российского. 1988.

Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X-XIV вв. 1984

Кондратьев И. К. Седая старина Москвы. 1997.

Насонов А.Н. "Русская земля" и образование территории древнерусского государства. 1951,

Погодин М. Князь Андрей Юрьевич Боголюбский. 1850.

Татищев В.Н. Собрание сочинений. 1995.

Тихомиров М.Н. Древняя Москва XII-XV вв. 1992,

Фроянов И.А. Древняя Русь. 1995,

Яновский А. Юрий Долгорукий. М., 1955.