регистрация / вход

Страна Гардарика (Легенды, связанные с основанием Москвы)

В древности северные соседи Руси, скандинавы, называли славянскую Русь Гардарикой, то есть Страной Городов. Их поражало количество городов на Руси.

В древности северные соседи Руси, скандинавы, называли славянскую Русь Гардарикой, то есть Страной Городов. Их поражало количество городов на Руси. А скандинавские купцы и воины-викинги, совершая походы во все европейские страны, плавая, на своих кораблях-дракарах вокруг Европы в Испанию и Рим, никакую другую страну так не называли.

В те времена словом "город" обозначали поселение, которое было огорожено - и тем самым защищено. Многочисленность городов говорит о том, что народ, живший тогда на Руси, был храбрым и при нападении врагов предпочитал не убегать, покидая свои жилища, а защищаться.

На побережье Северного моря, на озере Ильмень и реке Волхове жило славянское племя - ильменские словене. Среди бескрайних лесов, начинавшихся у Новгорода и расстилавшихся далеко на юг и восток, в срединных областях Руси, обитали другие славянские племена: поляне, древляне, кривичи, полочане, радимичи.

Там же, где протекают реки Ока, Клязьма, Москва, жили вятичи. Свои поселения они ставили по берегам рек. В реках ловили рыбу, в окрестных лесах охотились на дикого зверя, вокруг поселений вырубали лес, распахивали пашни, выращивали рожь, ячмень, просо, горох. Держали вятичи и домашний скот: коров, свиней, овец, коз.

Так и жили они год за годом в постоянных трудах. Знали вятичи хорошие, добрые времена, когда во всем сопутствовала удача. Тогда благодарили они своих славянских богов: Даждьбога - творца всего мира, Перуна - бога молнии и грома, Белеса - покровителя скота, Мокошь - покровительницу женщин, их трудов и забот, Ярилу - бога солнца, дарующего тепло. А когда вятичам бывало плохо, то в любом горе - и когда мороз побивал посевы, и когда на скотину нападал мор, и когда вдруг нагрянут враги - тогда просили они у своих богов помощи и защиты...

Для одного из своих поселений вятичи избрали высокий холм на левом берегу Москвы-реки, там, где в нее впадает река Неглинная.

Вятичам не первым понравилось это место. За несколько тысяч лет до них - в каменный первобытный век, когда люди пользовались каменными орудиями, и в железный, когда человек научился плавить железо и делать из него нужные ему вещи - топоры, ножи, наконечники для стрел и копий, - здесь жили люди, на речном мысу была их стоянка. Одни племена, пожив, уходили - приходили другие.

Неглинная впадала в Москву-реку под острым углом, и береговой холм между ними имел форму сужающегося к месту их слияния мыса. Холм был покрыт лесом. Здесь, на сухом, песчаном, прогреваемом солнцем взгорье, росли высокие и крепкие боровые сосны.

На этом мысу вятичи поставили укрепленный город. Сейчас его никто не назвал бы городом, но по тогдашним понятиям это был самый настоящий город.

Он занимал оконечность мыса. С южной стороны мыс крутым обрывом спускался к Москве-реке, а с западной стороны был такой же крутой обрыв к реке Неглинной. Здесь, на расчищенной и выровненной площадке, кучкой стояли избы, хозяйственные постройки - амбары, погреба, сараи...

Тогдашние избы отличались от нынешних. Современная изба поднята над уровнем земли, а тогдашняя была наполовину врыта в нее. Сейчас, чтобы войти в избу, надо подняться по лесенке на крыльцо, а тогда наоборот - в избу спускались по ступенькам, вырытым в земле. Древняя изба имела вид полуземлянки. Но она называлась избой, потому что - имела печь-истопку; тогда говорили не "изба", а "истьба", это слово произошло от слов "тепло", "истеплить", "истопить". На Севере до сих пор маленькую избушку называют по-старинному "истопкой".

Поселение вятичей было защищено от нападения врагов земляным валом. По краю вала плотной стеной - одно к одному - были вкопаны заостренные вверху бревна. Такая стена из бревен называлась частоколом или острогом. Перед валом был вырыт ров глубиной в два человеческих роста, чтобы попавший туда человек не мог выбраться из него без чужой помощи.

Со стороны обрыва к Москве-реке и Неглинной ни рва, ни вала не делали, их роль выполнял обрывистый берег, поэтому тут был поставлен только частокол.

Вятичи построили свои избы и поставили частокол из сосен, срубленных здесь же, на холме. Сосновый бор на холме среди всех окрестных лесов отличался величиной, стройностью и крепостью своих деревьев. Его знали все обитатели этих мест и называли холм Боровицким, или попросту Бором. Хотя давно уже от бора ничего не осталось, старинное название холма сохранилось и сейчас - в названии Боровицкой башни Кремля, в названии площади перед ней и ближайшей к ней станции метро.

В ясные дни с восхода до заката Боровицкий холм был освещен солнцем. Темным золотом отливали стволы могучих сосен, светлым золотом сияли обтесанные бревна частокола. С высоты холма раньше, чем откуда-нибудь с другого места, утром было видно восходящее солнце, а вечером, когда уже все вокруг окутано вечерними сумерками, с него можно было увидеть последний луч заходящего светила. Поэтому именно здесь, на вершине холма, неподалеку от городской стены, вятичи поставили деревянного идола бога солнца Ярилы и устроили мольбище. Здесь они молились светлому богу, приносили жертвы - от своей вареной пищи, от собранных плодов, жгли в его честь жаркие костры.

В месяц червень, в день летнего солнцеворота (по новому стилю он приходится на 7 июля), вятичи Боровицкого холма праздновали главный праздник, посвященный богу солнца, - Ярилин день.

В Ярилин день все полевые, лесные и болотные целебные травы и коренья приобретают особую силу. Знающие люди собирали их именно в этот день - утром по росе.

В Ярилин день все сходились на мольбище бога солнца на молитву, жрецы приносили ему жертву. Ближе к вечеру начиналось всеобщее празднество.

Девушки в нарядной одежде, в красивых серьгах, в плетеных из металла ожерельях и юноши в вышитых рубахах водили хороводы, плясали и пели, играючи гусляры и гудошники. С наступлением темноты разжигали костры. Парни, девушки, молодые женатые мужчины и замужние молодки прыгали через костры сквозь пламя. Прыгая через костер, они показывали свою смелость и ловкость. А главное, как уверяет народное поверье, при этом в огне сгорали все их беды и несчастья.

На поляне вокруг мольбища Ярилы от жарких костров было светлым-светло, а за поляной только крайние деревья бора освещались взметнувшимся пламенем, за ними же, в лесу, стояла тьма, таинственная и страшная. В эту ночь нечистая сила также справляла свой праздник. В глубокой тьме - им-то тьма нипочем, они и в темноте видят - в лесных чащах и болотах повсюду забавлялись, проказили ведьмы, оборотни, водяные, русалки, лешие. Беда человеку, встретившемуся с ними невзначай в эту ночь: леший заведет в чащобу, водяной утащит в воду, оборотень до смерти напугает, а ведьма может и жизни лишить. Об этом вятичи хорошо знали и без крайней надобности не ходили, особенно поодиночке, в это время в лес, на болото, на реку...

Также было всем известно, что в эту ночь в самой лесной глухомани ровно в полночь расцветает и цветет краткий миг алый, словно огонь горящий, цветок папоротника. Он обладает волшебной силой: тот, кто найдет и сорвет его, приобретает чудесное свойство видеть сквозь землю зарытые клады, одним словом может разрушить любое заклятье, может повелевать нечистой силой, становиться невидимым, всякое дело будет ему удаваться, и каждое желание исполняться. Многие мечтают об этом волшебном цветке, да очень мало таких, кто решается в Ярилину ночь искать его. На это идут лишь те, кому своя жизнь недорога, потому что тот цветок оберегает от людей вся нечистая сила, а с нею шутки плохи, немало она погубила отчаянных смельчаков...

До полуночи горят веселые костры вокруг идола Ярилы. А когда костры прогорят и горячие угли подернутся серой золой и пеплом, девушки и парни с шутками, смехом гурьбой спускаются к реке. На холме они славили Ярилу и в его честь жгли костры, а здесь, на реке, молились его брату - богу воды и лета - Купале, ласковому и веселому богу в венке из его любимых цветов - золотистых купальниц.

На реке продолжалось веселье. Все бросались в воду, купались, поднимая брызги, толкались, ныряли, плавали. Считалось, что речная вода в эту ночь смывает и уносит все плохое, что было прежде.

Девушки гадали, кто из них в этом году выйдет замуж. По воде пускали венки: если венок поплывет, значит, скоро быть девушке замужем, если потонет - в этом году свадьбе не бывать.

На рассвете все поднимались опять на вершину Боровицкого холма и смотрели, как восходит Ярило-солнце, и по его восходу старались угадать, каков будет год.

Все славяне чтили и отмечали этот праздник. В одних местах его называли по имени Ярилы, в других - по имени Купалы. Сейчас он более известен как Иван Купала.

Век проходил за веком. А среди дремучих лесов, над Москвой-рекой, на Боровицком холме, все стоял городок вятичей. Вокруг него, выше и ниже по течению Москвы-реки и на впадавших в нее речках, появились деревни. Места здесь были спокойные - глухие и бездорожные.

Между тем за пределами лесного края вятичей шла иная, беспокойная жизнь. На севере, где жили словене, было княжество Новгородское, на юге и западе у полян, древлян и радимичей было свое княжество - Киевская Русь, у полочан - Полоцкое, были еще Рязанское княжество, Смоленское и другие. Князья воевали друг с другом, завоевывали соседние земли и заставляли их жителей платить дань.

Но к вятичам князья-соседи заходить опасались, потому что их дружины, привычные к сражениям на открытых местах, не умели воевать в лесах, не знали, как пройти через чащу и болота, а для вятича лес - дом родной.

Лишь изредка соседние князья переступали лесную границу. В 906 году киевский князь Олег, прозванный Вещим, собирая рать для похода на Царьград, приходил звать вятичей, и вятические воины присоединились к его войску. В 1094-1095 годах князь Владимир Мономах две зимы ходил походом на вятичей - и вернулся ни с чем. Время от времени черниговские и рязанские князья то воевали с вятичами, то мирились. В конце концов киевские князья, обойдя стороной вятические леса - было это уже в XI - XII веках, - завоевали находившиеся за ними земли, которые они называли Залесьем, и основали там княжества Владимирское, Суздальское, Ростовское.

Вятичи оказались окруженными княжествами со всех сторон. Поскольку тогда не было таких строгих границ, какие существуют теперь, то вятичи, жившие на окраинных вятических землях, дружились, роднились с соседями, тем более что был у них один язык, одни обычаи. Постепенно вятические земли превращались в волости того княжества, с которым граничили.

Вятичи, жившие по Москве-реке, в XII веке стали волостью Суздальского княжества. Но настоящими владельцами этих земель оставались вятические старейшины и их роды. (Только теперь их называли не старейшинами, а боярами.) И народ вятический жил по-прежнему, соблюдая свои обычаи. Сто лет прошло, как киевский князь Владимир крестился в новую - христианскую - веру, силой крестил подданных и запретил почитать старых славянских богов, а на месте свергнутых языческих идолов и мольбищ велел ставить церкви. Вятичей в те времена не окрестили, потому что киевский князь не был властен над ними, а потом такого сурового принуждения уже не было: крестились добровольно, поддавшись уговорам приезжавших к ним священников. Однако, крестившись, вятичи не забывали прежней веры и старинные мольбища не разоряли.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий