регистрация /  вход

Москва в XIX столетии (стр. 7 из 7)

Еще более памятны посещения Москвы государем императором с его августейшей семьею и другими особами царствующего дома. Так, в мае 1912 года, в присутствии их величеств, близ храма Христа Спасителя был открыт и освящен грандиозный памятник царю-миротворцу, императору Александру Александровичу. Скоро после этого, но уже по отъезде царственных гостей, на Тверской площади, против дома генерал-губернатора открыт был другой памятник умершему в Москве, еще в царствование императора Александра II, народному любимцу генералу М.Д. Скобелеву.

В августе того же года государь после чествования столетия Отечественной войны 1812 года в Бородине прибыл на юбилейные празднества в Москву. Из ряда тогдашних торжеств особенно выдался величественный крестный ход на Красную площадь 30 августа. В это время с особого возвышения при громадном собрании духовенства, войска и народа был прочитан следующий высочайший манифест:

"Вспоминая ныне великий подвиг народа Нашего, Мы призываем всех верных Наших подданных вместе с Нами возблагодарить Господа Сил за милость, явленную Им Отечеству Нашему в годину испытаний, и вознести к Престолу Всевышнего горячую молитву: да пребудут во веки веков в памяти народной высокие примеры военной и гражданской доблести предков в Отечественную войну; да воодушевятся сими примерами все верные сыны России в доблестном служении Родине и да ниспошлет Нам Всемогущий святую помощь Свою в исполнении непоколебимого желания Нашего - в единении с возлюбленным народом Нашим направлять судьбы Державы Нашей к славе, величию и преуспеянию ея".

Воспроизводим один из моментов движения по Красной площади этого крестного хода, в котором следовали их величества, в предшествии митрополита Владимира. В этом же 1912 году Москва чествовала 17 февраля трехсотлетие с кончины святейшего патриарха Гермогена. В 1913 году этот священномученик в пасхальные дни был причтен к лику святых, а его церковное прославление было совершено 12 мая. В 1914 году будет совершено открытие его мощей, почивающих в Успенском соборе.

В 1913 году празднованием трехсотлетия с воцарения родоначальника дома Романовых завершился в Москве целый ряд юбилейных чествований, начатых 19 февраля 1911 года празднованием пятидесятилетия освобождения крестьян, в память коего на Миусской площади заложен строящийся на всенародные пожертвования собор во имя св. Александра Невского, - ангела царя-освободителя.

Романовские же юбилейные торжества начаты были в Москве с 21 февраля, т. е. с того дня, когда был избран на царство первый государь из царствующей династии Романовых. В память этого в прежней Романовской вотчине, селе Покровском (ныне Покровская община сестер милосердия), на пожертвования московских монастырей устроена большая, прекрасно оборудованная больница. В марте же 1913 года в митрополичьих покоях Чудова монастыря была устроена выставка церковно-исторических памятников царской эпохи романовского периода. Здесь были собраны драгоценные вклады первых государей этой династии в разные храмы. Из выставленных здесь вещей многие представляли собственноручную, нередко художественную работу русских цариц и царевен. Продолжавшаяся до октября месяца выставка эта привлекла живое внимание не только москвичей и приезжих из разных концов России, но и множества иностранцев, восхищавшихся драгоценными памятниками нашей доброй старины.

Средоточием же юбилейных Романовских торжеств в Москве были майские дни пребывания в древнепрестольной столице их императорских величеств с их августейшею семьею и особами императорского дома. Грандиозен был въезд царственных гостей в Кремль с Александровского (прежде Брестского) вокзала через всю Тверскую улицу в вековечные стены Кремля. У Спасских ворот их встретил величавый крестный ход с московским митрополитом Макарием во главе. Отсюда сопровождаемый святынями государь пешком направился в Архангельский собор на поклонение гробнице своего прародителя царя Михаила Феодоровича, где он своею рукою затеплил сооруженную на личные свои средства драгоценную лампаду и где над гробницами первых представителей царствующего дома великий князь Петр Николаевич соорудил прекрасную сень в древнерусском стиле. На следующий день происходил высочайший выход в Кремлевские соборы, причем их величества молились в Успенском соборе у гробницы новопрославленного святителя Ермогена и в недавно освященном первом храме в его имя в подземелье Чудова монастыря. В тот же день государь император с августейшими дочерьми и своими родными подробно осматривал Романовскую выставку и изволил посетить палаты бояр Романовых на Варварке. На другой день состоялось высочайшее посещение Новоспасского монастыря, и "усыпальницы царских пресветлых предков", находящейся в этой обители.

Вообще в царствование Николая II Москва продолжала развиваться вширь и ввысь. Число ее жителей, увеличивающееся каждые десять лет на 20%, достигло теперь цифры 1 700000 и уже не умещалось в пределах Камер-коллежского вала, линия которого простирается на 35 верст. Жители Москвы уже начинают заселять еще новый, более обширный концентрический круг, который образовала недавно опоясавшая Москву Окружная железная дорога. Она соединила между собой старые железные дороги с такими новыми, как Брянская и Павелецкая. В пределах нового концентра образовались такие новые большие поселки жителей, какие мы видим в прежней Марьиной роще и за Крестовской и Бутырской заставами. Заселению же окраин сильно способствует выстроенная огромная сеть электрических трамваев. Кроме того, и вдоль самых линий железных дорог стали строить зимние дома, которые начинают смыкать старые дачные местности (Пушкино, Перово, Кусково, Останкино, Кунцево, Одинцово) с Москвой.

Соответственно с этим вокруг нее и в ней самой растет из года в год количество торгово-промышленных заведений; умножаются школы и другие просветительные учреждения; возникают новые благотворительные учреждения; увеличивается и городское благоустройство, что выражается тем, что развивается водопроводная и канализационная сеть (новый Рублевский водопровод и новые поля орошения), расширяется площадь замощения Москвы, заведено электрическое освещение и т. п.

Но нельзя скрыть и отрицательных явлений в истории Москвы в XX веке. Те, кому было нужно устроить, пользуясь общей растерянностью во время нежданной и неудачной дальневосточной войны, смуту в России, избрали именно Москву центром для революционных выпадов. Они сделали ее местом нелегальных съездов, убийств, экспроприаций, а в 1905 году инсценировали здесь даже баррикады. Немало пролилось в это печальное время крови неповинной. Еще в начале смуты убит был в самом Кремле великий князь Сергей Александрович, так горячо любивший Москву и так много сделавший для подъема национального ее значения. Он погребен в художественно устроенном храме между Чудовым монастырем и Николаевским дворцом, а один из его полков на месте его убиения поставил величавый крест, сработанный по рисункам В. М. Васнецова.

Говорят также, будто коренная Москва вымирает и сменяется пришлой, причем указывают на то, что в огромном количестве ее населения только 27% составляют потомственные москвичи, а остальные 73% суть пришлые элементы, среди которых немало инородцев; но по поводу этого нужно сказать, что судьба всех огромных центров, как Париж, Лондон, Берлин и другие такова, что в них три четверти пришлого (рабочего, торгового и учащегося) населения. Но по этому поводу должно сказать, что часть этого пришлого населения, оставаясь здесь навсегда, делается оседлым в Москве. Примечательно же, что она привлекает к себе в пришлом населении в огромном большинстве именно людей русских православного вероисповедания. Статистика показывает, что у нас на 100 человек приходится 92 русских, православного исповедования и только 8% инородцев и инославных. Значит, Москва по-прежнему неизменно остается православно-русским городом.

Указывают еще и на то, что сама внешность Москвы быстро меняется, особенно с начала XX века. При этом имеют в виду, что у нас слишком спешно множатся громадные дома американского типа, от 7 до II этажей, тогда как до этого Москва любила невысокие особняки и из высоких допускала только трехэтажные дома. Много Москва сменила у себя архитектурных мод: ренессанса, барокко, рококо, ампира и даже декадентства. Ненадолго, конечно, удержится здесь и мода американская; Москва не обратится ни в Нью-Йорк, ни в Чикаго с их небоскребами; она останется русским городом в самом устройстве своих жилищ. Недаром небоскребы, затемняющие соседним домам свет солнечный и ослабляющие циркуляцию воздуха, вызывают против себя большой ропот.

Вообще, оглядываясь на семивековое прошлое Москвы, убеждаешься, что сила ее, легко переживающая всяческие перемены, невзгоды и беды, черпается из исторических глубин всея Руси, ее великих государства и народа, из недр Русской земли. Велика сила Москвы в ее громадном населении, в обилии в ней просветительных и благотворительных учреждений, удобствах и удовольствиях своей жизни, в богатствах своих промышленности и торговли, но еще большая сила и власть Москвы заключается в ее истории, в мощи ее государственно-церковных преданий.

Недалек и восьмивековой предел исторической жизни Москвы: от него отделяют нас всего только 33 года. Пожелаем же ей и до 1947 года по-прежнему сохранять упругость своей народной самобытности.

"Москва, Москва! Как много в этом звуке для сердца русского слилось, как много в нем отозвалось", - говорит. С. Пушкин.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.

Узнать стоимость написания работы
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!