регистрация / вход

Владимир Соловьев в Москве

Есть Москва грибоедовская, пушкинская, толстовская, чеховская... Бесспорно, в этом ряду находится и соловьевская Москва.

Михаил Коробко

"Первый русский философ" (это наименование он получил еще у своих современников) Владимир Сергеевич Соловьев (1853-1900) родился и умер в Москве. В этом городе прошли его детство, отрочество, юность. Даже в зрелые годы, переселившись в Петербург, В.С.Соловьев, до конца жизни не обзаведшийся собственной семьей и домом, часто и подолгу бывал в Москве у друзей и родственников. Однако осознание его как "москвича" пришло к нам относительно недавно, хотя именно в московский период жизни В.С.Соловьев сформировался как ученый и мыслитель. Место, с которым были связаны лучшие годы его жизни, не могло не найти отражение в соловьевском творчестве. Далеко не всегда отношение Соловьева к Москве было восторженно-апологетическим, точно так же и отношение московской публики к философу было не всегда дружественным. Как это часто бывает между близкими родственниками, они, эти отношения, омрачались взаимным непониманием, раздражением и нетерпимостью.

Город глупый, город грязный!

Смесь Каткова и кутьи,

Царство сплетни неотвязной,

Скуки, сна, галиматьи, -

писал сам В.С. Соловьев по поводу одного из таких случаев.

С другой стороны, он неоднократно отмечал свою неразрывную связь с Москвой:

Крепчайшими цепями

Прикован я к московским берегам.

После Октябрьского переворота имя философа не было запрещено, но его научные труды в нашей стране перестали издавать. В итоге непростительно много времени оказалось потеряно для осмысления творческого наследия В.С.Соловьева. Лишь два раза - в 1921 и 1974гг. - выходили сборники его стихов, так что мы больше знали В.С. Соловьева как предшественника и учителя поэтов Серебряного века, чем как выдающегося христианского философа, публициста и литературного критика, оставившего богатое творческое наследие, еще до конца не понятое и не прочитанное. Поскольку его мировоззрение оказалось несозвучно теориям "диалектического и исторического материализма", научные труды философа вернулись к нам только в конце 1980-хгг. А многогранность и противоречивость личности В.С.Соловьева долго еще будут приковывать внимание исследователей и всех, кто привержен поискам истины, добра и красоты.

28 (16) января 2003г. исполнилось 150лет со дня рождения великого мыслителя. Прошли научные конференции, были изданы книги и сборники, приуроченные к этой дате, вышли первые тома Полного собрания сочинений Соловьева. Но интерес к его жизни и творчеству не иссякает. Есть Москва грибоедовская, пушкинская, толстовская, чеховская... Бесспорно, в этом ряду находится и соловьевская Москва. Поэтому мы надеемся, что экскурсия по соловьевским местам Москвы будет интересна не только столичным школьникам, но и всем, кому дорого русское культурное и историческое наследие.

Квартира Соловьевых

Обычный старый московский дом на углу Остоженки и Лопухинского переулка отмечен мемориальной доской с профилем, знакомым с детства. Из надписи на ней следует, что это одно из многочисленных "ленинских мест". Однако рядом с этой доской, если не вместо нее, уже давно должна была бы находиться и другая: с этим домом оказалось связано событие, куда более значительное по своему масштабу, - в нем в самом начале 1853г., в пятницу 16января (по ст.ст.) родился Владимир Сергеевич Соловьев. Его родителями были знаменитый историк Сергей Михайлович Соловьев и Поликсена Владимировна, урожденная Романова.

Дом, в котором В.С. Соловьев родился и жил вместе с родителями, братьями и сестрами в 1850-егг., приобрел вид, близкий к современному, после перестройки в конце XIXв. В настоящее время это трехэтажное эклектичное здание с аркой со стороны переулка и помещениями бывшей пекарни на первом этаже.

В одной из его квартир в 1906г. состоялось расширенное заседание московского комитета РСДРП, в котором участвовал В.И. Ленин. Поэтому дом впоследствии украсили доской с его профилем и большими прямоугольными рельефами со сценами на революционную тему. Они вставлены в окна бывшей пекарни, которую сейчас занимает Московский дом фотографии. Символично, что именно В.И.Ленин вычеркнул имя философа из списка деятелей, которым предполагалось поставить памятники по так называемому плану монументальной пропаганды.

Напротив дома, где родился Соловьев, через улицу, на месте сквера до 1930-хгг. находилась церковь Воскресения Словущего, в которой его крестили.

1-я и 5-я московские гимназии

18 августа 1864 г. Володя Соловьев был принят в 1-ю Московскую губернскую гимназию, находившуюся у Пречистенских ворот, т.е. на Волхонке. После сдачи соответствующих экзаменов он был зачислен сразу в 3-й класс. Однако вскоре переполненная

1-я гимназия была разделена на две. Поэтому Володя оказался учеником 5-й гимназии, оставшейся в том же здании. Товарищами его гимназических лет были известные в будущем люди - Н.И. Кареев, А.А. Коротнев, Н.А.Писемский.

В.С. Соловьев завершил гимназическое обучение в 1869г. с золотой медалью. Безукоризненный аттестат давал ему право на поступление без экзаменов в любое высшее учебное заведение России.

Покровское-Стрешнево

Дружившие между собой семьи Соловьевых и Лопатиных в начале 1860-х гг. проводили летние каникулы в подмосковной местности Покровское-Стрешнево, или Покровское-Глебово. В то время там появились едва ли не первые специально построенные подмосковные дачи. Они располагались вдоль дороги рядом с простыми деревенскими избами.

Впоследствии В.С. Соловьев заезжал сюда к своим друзьям - они занимали дом, находившийся уже в другом месте, в глубине усадебного парка, - так называемую Берсову дачу, на которую в молодости ездил Л.Н. Толстой к своей невесте. Эта дача принадлежала тогдашней владелице Покровского - княгине Е.Ф. Шаховской-Глебовой-Стрешневой.

Вид Покровского поменялся еще при жизни Соловьева. Около 1880 г. на средства одного из дачников, П.П. Боткина, к церкви Покрова (настоятель которой дал Соловьеву и Лопатиным прозвище братьев-разбойников) пристроили трапезную. А в 1880-1890-е гг. Е.Ф. Шаховская реконструировала свою усадьбу в новом русском стиле. В отличие от дач, ее основные постройки и парк сохранились до настоящего времени.

Воспитательный дом

С биографией В.С. Соловьева связан ансамбль Воспитательного дома. Тогда это название помимо собственно Воспитательного дома объединяло большой комплекс сооружений, расположенных по соседству. К этому владению относилось даже здание Опекунского совета, расположенное на Солянке.

В 1869-1870 гг. большая семья Соловьевых жила в одном из зданий Воспитательного дома. Там получил казенную квартиру глава семьи, который "с Высочайшаго Ея Императорского Величества Государыни Императицы соизволения" был определен инспектором классов Николаевского сиротского института при Московском воспитательном доме, с оставлением его в должности ординарного профессора Московского университета на два года, т.е. до выслуги им полной пенсии по университету. Сергей Михайлович вместе с семьей перебрался в Воспитательный дом после оставления должности декана, лишившей его права на университетскую квартиру. Здесь Соловьевы жили около года, а затем переехали в дом Дворцовой конторы в Большом Левшинском переулке.

В настоящее время комплекс зданий бывшего Воспитательного дома занимает Военная академия ракетных войск стратегического назначения им.Петра Великого.

Нескучное

Начиная со студенческих лет В.С. Соловьев проводил летние месяцы на казенной даче, положенной по должности его отцу, которая находилась в императорском имении Нескучное. Именно здесь он договорился с Ф.М. Достоевским о совместной поездке в Оптину пустынь.

Впоследствии, после оставления службы в Московском университете и переезда в Петербург Соловьев провел у родителей в так называемом Царском павильоне Нескучного летние месяцы 1878 и 1879гг.

Архитектурный ансамбль Нескучного дошел до наших дней в неплохой сохранности. Его основное здание - бывший Александринский дворец - занимает президиум Академии наук. В самом значительном из хозяйственных зданий - манеже - находится Минералогический музей. Всё так же радуют глаз изящные классические формы парковых павильонов: Ванный и Летний домики.

Дом дворцовой конторы

Одновременно с правом отдыхать в Нескучном Сергей Михайлович Соловьев, став директором Императорской оружейной палаты, получил казенную квартиру в доме Дворцовой конторы на углу Денежного (Малого Левшинского) и Большого Левшинского переулков. В 1870-1879 гг., вплоть до его смерти, там обитали все Соловьевы. Сестра философа М.С. Безобразова вспоминала, что "...в той квартире брат жил вроде как бы в подвальном помещении, где у него было полторы комнаты...".

В доме Дворцовой конторы В.С. Соловьева периодически посещали многочисленные друзья и знакомые. Так, 1 января 1875 г. на его дне рождения собрались Н.И. Кареев, Л.М. Лопатин, А.А.Соколов и А.А. Фет, с которым, несмотря на разницу в возрасте (тогда А.А. Фету исполнилось 55 лет), Соловьев дружил всю жизнь.

Московский университет

Церковь Мученицы Татьяны

Первое здание, связанное с памятью В.С.Соловьева на исторической территории Московского университета, - церковь Мученицы Татьяны. Именно там в 1862 г., т.е. в девятилетнем возрасте, его посетило первый раз видение, которое впоследствии В.С. Соловьев идентифицировал с образом Вечной женственности - Софией, Премудростью Божией. Это событие отражено в знаменитой поэме "Три свидания".

В 1860-х гг. Соловьевы жили в квартире в здании старого университета - над залом заседаний совета на четвертом этаже. Осенью 1869 г. Соловьев (ему исполнилось 17 лет) поступил на физико-математический факультет Московского университета. Впоследствии он перевелся на историко-филологический. Лекции, однако, он посещал редко и, по выражению того же Н.И.Кареева, как студент просто не существовал.

Соловьев в студенческие годы, а затем будучи преподавателем университета, посещал университетскую церковь. Торжественным богослужением в ней начинался Татьянин день - праздник основания Московского университета. Этот день (12 января по старому стилю) отмечался шумно и весело всеми, кто имел хоть какое-то отношение к этому учебному заведению.

В университетской церкви Мученицы Татьяны 3августа 1900 г. состоялось отпевание В.С.Соловьева, гроб с телом привезли сюда из усадьбы Узкое. Так как большинство друзей и знакомых философа на лето покинули Москву, на эту церемонию пришли только его самые близкие люди...

Дом Степанова

В расположенной по этому адресу большой городской усадьбе началась педагогическая деятельность В.С. Соловьева. В 1874 г. он начал преподавать на Высших женских курсах, основанных профессором Московского университета В.И.Герье. В то время это было единственное учебное заведение, в котором молодые москвички могли получить высшее образование. "На той же Пречистенке за бульваром стоял очень массивный для тогдашней Москвы дом-особняк (Степанова), много лет пустовавший: его избегали из-за поселившейся в нем нечистой силы,- вспоминала одна из первых курсисток Е.Н.Щепкина. - Хочется посмеяться, о милая старушка Москва! - но смолкаешь, вспоминая, что в этом доме впервые выступил на кафедре юный философ Вл. Соловьев и нашел последовательниц своей глубокой вере в явления потустороннего мира. В 1873г. в этом доме устроили постоянный музей из экспонатов политехнической выставки; сюда же перенесли свои заседания некоторые ученые общества. Тут приютились и наши курсы. "Посадили курсисток выживать нечистую силу", - смеялись москвичи".

Видимо, с занятий на этих курсах началось знакомство В.С.Соловьева с Е.Н.Щепкиной и ее семьей.

В настоящее время это здание занимает штаб Московского военного округа.

Московский Кремль

Найти москвича, который никогда не бывал в Московском Кремле, задача затруднительная. Не был исключением и В. Соловьев, который посещал Кремль на Пасху. "Совсем нельзя было себе представить без него этой московской ночи праздника Воскресения Христова, - отмечала Е.М.Лопатина. - Густая толпа, среди которой слышалась иностранная речь, длинные, освещенные полыхающими свечами ленты крестных ходов, с медленно и таинственно качающейся над толпой знаменитой иконой Владимирской Божией Матери ... с сверкающим запрестольным крестом, с митрами и старыми хоругвями ... медное и толкающее буханье колокола Ивана Великого ... и бурный трезвон всех колоколов. [...] И непременно он со шляпой в руках, со свечой, красным отблеском освещающей строгое бледное лицо и шевелящиеся от ветра волосы... Бывало, слышны в толпе на площади молодые голоса: "Соловьев... Соловьев!"".

Собственные "кремлевские" впечатления В.С.Соловьева сохранило для нас одно из его недатированных писем: "...воскресной заутрени в Кремле в этом году как бы совсем не было. Кремль не осветили, к соборам никого не пускали, - очевидно, московским властям теперь уж не до Христа".

Дом Соллогубов (Толмачевский пер., 3)

В воспоминаниях В.С.Соловьева описан "...большой, просторный дом, - барский оазис среди купеческого Замоскворечья - против Николы, что в Толмачах, близ Ордынки...". Там жили его друзья: граф Федор Львович Соллогуб и его жена Наталья Михайловна, там произошла первая встреча В.С.Соловьева с дядей Ф.Л. Соллогуба известным славянофилом Ю.Ф. Самариным и А.Ф. Аксаковой, описанная им в незаконченном наброске воспоминаний: "Желание Анны Федоровны Аксаковой и других лиц "смотреть" меня объясняется некоторым шумом, донесшимся в Москву из Петербурга, где я несколько месяцев перед тем начал свое поприще магистерским диспутом в университете. Моя юношеская диссертация, а также вступительная речь на диспуте резко шли против господствовавшего у нас в то время позитивистического течения и, доставивши мне succes de scandale (скандальный успех) в большой публике и у молодежи, вместе с тем обратили на себя внимание "старших": [М.Н.]Каткова, [К.Д.]Кавелина и особенно последних представителей коренного славянофильства, к которому в некоторых пунктах примыкали мои воззрения, хотя и незрелые, но достаточно определенные в главном".

Ныне здание, в котором произошла первая встреча В.С.Соловьева с А.Ф.Аксаковой, положившая начало их дружбе, занимает Государственная научная педагогическая библиотека им. К.Д.Ушинского.

Дом Лопатиных (Гагаринский пер., 15)

Друзья В.С. Соловьева Лопатины, в детстве помогавшие ему "держать в страхе" Покровское-Стрешнево, жили в небольшом деревянном домике-особняке на углу Гагаринского и Хрущевского переулков. Один из них - Лев Михайлович Лопатин со временем стал председателем Московского психологического общества, его сестра Екатерина (литературный псевдоним К.Ельцова) в 1883г. выдержала экзамен на звание домашней учительницы, впоследствии состояла попопечительницей Хамовнического 1-го женского училища. Еще один Лопатин, Николай Михайлович, их старший брат, получил известность как юрист и певец-любитель. Ему посвящена последняя работа В.С. Соловьева "Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории", имеющая подзаголовок: "Посвящается ушедшим друзьям ранних лет Николаю Михайловичу Лопатину и Александру Александровичу Соколову".

В доме у Лопатиных произошла первая встреча В.С. Соловьева с князем Е.Н. Трубецким, положившая начало их дружбе. "...Первый же наш разговор начался с бурного и страстного спора, - вспоминал Е.Н. Трубецкой. - С первых же слов мы уже кричали друг на друга. Но, как это часто бывает в подобных случаях, - именно этот крик нас сблизил. Точнее говоря, он заставил нас почувствовать ту близость, которая уже была раньше. Мы сходились в основном - самом дорогом для нас обоих - в признании Богочеловечества как начала соборной жизни Церкви, содержания и цели всемирной истории. Горячность и страстность нашего спора происходили именно оттого, что, сходясь в основном начале жизнепонимания, мы расходились в первостепенном вопросе о его практическом применении. Чем ближе между собою люди, тем существенное между ними расхождение ощущается болезненнее".

Квартира М.Н. Каткова (Страстной бульвар, 10)

Одним из знакомых В.С. Соловьева был известный публицист консервативного толка Михаил Никифорович Катков. В молодости он примыкал к литературному кружку Н.В. Станкевича, дружил с В.Г. Белинским, но позже разошелся со своими друзьями, примкнув к лагерю писателей-славянофилов. С годами он начал "праветь" все больше и больше. В 1862г. М.Н.Катков вместе с публицистом П.М. Леонтьевым взял в аренду газету "Московские ведомости", на долгие годы превратившуюся в оплот "охранительного начала". В своих передовицах М.Н. Катков имел обыкновение объяснять все внешнеполитические проблемы страны действием "польской интриги". Необходимо отметить, к чести редактора, что он всегда оставался независимым от влияния официальных лиц, выражая исключительно свою точку зрения, в результате чего, бывало, оказывался более "правым", чем государство.

Несмотря на такую позицию М.Н. Каткова, В.С. Соловьев одно время печатался в "Московских ведомостях", по издательским делам бывал у него квартире на Страстном бульваре, а в 1877г., во время Балканских событий, даже получил командировку в действующую армию в качестве корреспондента.

Царицыно

Бывшее подмосковное имение ЕкатериныII, знаменитое Царицыно, к концу ХIX - началу ХХв. превратилось в прекрасную дачную местность, популярную среди москвичей и после Октябрьского переворота. В.С. Соловьев посетил Царицыно в 1893г., по приезде в Москву из Петербурга.

Тогда на одной из царицынских дач жил друг В.С.Соловьева - профессор Московского университета Николай Яковлевич Грот с женой Натальей Николаевной. По свидетельству бывшего председателя Московского окружного суда Н.В. Давыдова, это был один из самых близких В.С. Соловьеву людей, его друг и единомышленник. Благодаря энергичной деятельности Н.Я. Грота Московское психологическое общество оживилось и устраиваемые им заседания стали привлекать многочисленную публику. Общество стало издавать "Труды", а затем под редакцией Н.Я. Грота стал выходить журнал "Вопросы философии и психологии".

Возможно, визит В.С. Соловьева в Царицыно к Гротам отчасти носил деловой характер. Владимир Сергеевич являлся постоянным автором "Вопросов философии и психологии" и в письмах к Н.Я. Гроту обсуждал с ним издательские проблемы. В переписке за 1893г. постоянно обсуждается готовившееся издание переводов И.Канта, выполненных В.С. Соловьевым. В одном из писем Н.Я.Гроту, в ответ на приглашение посетить царицынскую дачу еще раз, В.С.Соловьев сообщил: "А в Царицыно еще раз приехать никак не успею, да и опасаюсь немного климата, который имеет на меня специфически вредное действие, испытанное мною еще 23 года тому назад". Последняя фраза показывает, что философ и раньше посещал это место...

Царицыно связано и с другими близкими В.С. Соловьеву людьми. Так, в конце XIXв. дачу в Царицыне снимал его друг детства Лев Михайлович Лопатин, по домашнему Левон. В.С.Соловьев, неоднократно посещавший городской дом Лопатиных в Гагаринском переулке, вполне мог отправиться к ним за город, точно так же, как он ездил к Н.Я. Гроту... В Царицыне жила и сестра Л.М. Лопатина - Екатерина Михайловна - автор романа "В чужом гнезде", изданном под псевдонимом К.М. Ельцова.

Первая от Москвы железнодорожная станция, куда в 1893г. поезд привез В.С. Соловьева, тогда еще носила название Царицыно-Дачное, а не привычное слуху современное Царицыно. От того времени здесь сохранились только водонапорная башня и цементный погребок, где хранился керосин для сигнальных фонарей и станционного освещения. Деревянный вокзал, на который приезжал В.С. Соловьев, располагался между ними и функционировал до 1908г. Потом вместо него стало действовать новое вокзальное здание, сооруженное напротив по проекту архитектора В.К. Филлипова. Старый вокзал был переоборудован сначала под мастерские, а затем под жилье. В 1967г. он был разобран и увезен в Тульскую область. Тогда же начался снос дачных поселков, на месте которых сейчас построены современные многоквартирные дома.

Дом Лихутина (Пречистенка, 39/22)

"Москва, Пречистенка, дом Лихутина" - этот адрес чаще всего встречается в переписке В.С.Соловьева. Он бывал там наездами в 1881-1897гг. Постоянно же в доме Лихутина, находящемся на углу Пречистенки и Зубовского бульвара, жили его мать и сестры Надежда и Поликсена. "Из всех мест на земном шаре я, конечно, предпочитаю два: Пустыньку (когда не слишком холодно) и дом Лихутина (когда не слишком музыкально), но, увы, окончательно фиксироваться не могу ни там, ни здесь, ибо je suis ne' sous astre des voyages (Я рожден под звездой странствий (фр.)). или, говоря высоким библейским слогом, должен ходить перед Господом, что, конечно, лучше, чем ходить перед людьми на задних лапах. Малая способность к делу последнему не позволяет мне в наши дни (довольно подлые времена) найти себе постоянную житейскую раму".

В лихутинской квартире у Соловьева был отдельный кабинет, в котором он создал многие свои произведения. Тогда дом Лихутина был двухэтажным. Свой нынешний облик он приобрел после капитальной реконструкции незадолго до начала Первой мировой войны.

Дом Голицына (Волхонка, 14)

Единственную главу своих воспоминаний В.С. Соловьев посвятил Ивану Сергеевичу и Анне Федоровне Аксаковым, которых он любил и посещал, когда бывал в Москве. С сентября 1885г. Аксаковы снимали квартиру на территории большой городской усадьбы на углу Волхонки и Малого Знаменского переулка, принадлежавшей гвардейскому полковнику князю С.М.Голицыну.

К сожалению, хозяину квартиры И.С. Аксакову суждено было прожить в ней совсем недолго - 6месяцев. Он скончался 27 января 1886г. в своем кабинете, за рабочим столом, редактируя очередной номер издаваемой им газеты "Русь".

В документах и справочниках все постройки усадьбы на Волхонке, как правило, объединены под общим названием "Дом Голицына". Автор статьи о Соловьеве в последнем издании энциклопедии "Москва" А.П. Козырев считал, что квартира Аксаковых на Волхонке находилась не в основном княжеском особняке, а в одном из несохранившихся флигелей.

Если это так, то, скорее всего, этот флигель был уничтожен в 1920-хгг. вместе с соседними постройками, когда двор бывшей голицынской усадьбы очищали от старых строений. На их месте предполагалось сооружение огромного здания библиотеки Коммунистической академии.

Бывший же особняк С.М. Голицына, надстроенный в те же 1920-егг., сегодня занимает Институт философии. Перед ним предполагается сооружение памятника В.С.Соловьеву как основоположнику отечественной философии. Один из уцелевших флигелей перестроен под Музей личных коллекций - филиал Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина.

Государственный исторический музей (Красная пл., 1/2)

С именем В.С. Соловьева связано и известное всем здание Государственного исторического музея. В начале апреля 1887г. там состоялась его лекция "Славянофильство и русская идея", прочитанная с благотворительной целью. Сам философ так описал это событие в письме к своему знакомому Ф.Б. Гецу: "Две недели тому назад я прочел здесь в пользу бедных студентов публичную лекцию, которая доставила этим студентам около 2.000 руб., а московской славянофильствующей публике - большое неудовольствие. Я же, хотя по причине болезни читал слабо, но доволен тем, что умел сказать, что хотел, а также тем, что мои противники не могли противопоставить моей мысли ничего, кроме своего неудовольствия - признак, что будущее принадлежит не им. Кажется, на мое счастье в газетах ничего не было об этой лекции, а то это опять возбудило бы против меня цензуру, которая, по-видимому, начинает смягчаться".

Дом Бутурлиной (Знаменка, 12/2)

Одна из достопримечательностей старинной московской улицы Знаменки - огромный "допожарный" барский особняк, во времена Соловьева принадлежавший генеральше Марии Сергеевне Бутурлиной, владелице подмосковной усадьбы Ясенево. Квартиру в этом особняке долгое время снимал сосед Бутурлиной по имению и Московский губернский предводитель дворянства князь Петр Николаевич Трубецкой - типичный русский барин, любивший, как говорится, хорошо поесть и весело пожить, ценитель породистых лошадей и шикарных женщин, бывший сводным братом друзей В.С. Соловьева Сергея и Евгения Николаевичей Трубецких. Разумеется, его нельзя причислить к числу людей, близких Соловьеву. Однако они, безусловно, были знакомы. Недаром московский адрес князя значится в письме философа к М.М. Стасюлевичу от 12сентября 1892г.: "Москва, Знаменка, дом [М.С.]Бутурлиной, Е[го] С[иятельству] князю Петру Николаевичу Трубецкому, для передачи кн[язю] Серг[ею] Ник[олаевичу] Трубецкому".

Впоследствии особняк на Знаменке занимала гимназия, организованная Е.А. Кирпичниковой, дочерью профессора Московского университета, - одно из первых отечественных учебных заведений, в котором было введено совместное обучение мальчиков и девочек. После Октябрьского переворота эта гимназия превратилась в элитную школу, в которой учились дети многих коммунистических лидеров. Перед ней был установлен бюст наркома по военным и морским делам и председателя Реввоенсовета М.В. Фрунзе, чье имя в 1925-1991гг. носила Знаменка. В настоящее время бывший особняк М.С. Бутурлиной занимает средняя музыкальная школа им.Гнесиных.

Дом Рахманова (Арбат, 55)

Один из немногих московских музеев, в какой-то степени имеющих отношение к В.С.Соловьеву,- Музей-квартира Андрея Белого (Бориса Бугаева) на Арбате. Там не раз бывал Соловьев, знакомый с поэтом и его родителями.

Большую часть дома, в котором жил А. Белый, ныне занимает Министерство иностранных дел. За исключением его квартиры, все остальные помещения перепланированы. Даже в нее устроен новый вход, поэтому осмотр музея начинается не с прихожей, как было раньше, а с кухни.

Редакция журнала "Вопросы философии и психологии" (Вспольный пер., 13)

Редакция журнала "Вопросы философии и психологии", издаваемого Московским психологическим обществом, в 1889-1918 гг. находилась в двухэтажном доме во Вспольном переулке. Постоянными авторами этого издания, помимо В.С. Соловьева, были братья князья С.Н. и Е.Н. Трубецкие, Н.Я.Грот, Л.М.Лопатин, В.П. Преображенский. Постоянной темой переписки Соловьева с Гротом, первоначально бывшим редактором журнала, была проблема публикаций его работ.

После смерти Грота журнал возглавил сначала Преображенский, а затем Лопатин.

Последний раз Соловьев посетил редакцию "Вопросов философии и психологии" 15 июля 1900г. уже больным. Тогда ему был выдан аванс, чему он обрадовался и даже написал шутливый экспромт, который просил передать секретарю журнала Айхенвальду.

Соловьеву посвящен первый номер "Вопросов философии и психологии" за 1901г., составленный из воспоминаний о нем.

Дом общества русских врачей (Староконюшенный переулок, 36)

Одним из самых близких друзей В.С. Соловьева был профессор Московского университета князь Сергей Николаевич Трубецкой, впоследствии ставший его первым выборным ректором. Соловьев не раз бывал в московской квартире Трубецкого, находившейся в Староконюшенном переулке, был знаком с его женой Прасковьей Владимировной, дочерью Марией (впоследствии графиней Хрептович-Бутеневой) и сыновьями Николаем и Владимиром.

Именно у Трубецких в 1899г. состоялось устроенное Соловьевым чтение его последней работы "Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории с включением краткой повести об Антихристе", своего рода ее апробация.

В 1900г. Трубецкой вместе с семьей перебрался в опустевшую квартиру отца, смерть которого почти совпала со смертью Соловьева.

В настоящее время здание, в котором жил Трубецкой, находится в стадии реставрации.

Гостиница "Славянский базар" (Никольская ул., 17)

Об излюбленном месте кутежей старой Москвы- ресторане "Славянский базар" - слышали почти все, тогда как об одноименной гостинице, расположенной в том же здании, знают очень немногие. По-видимому, ее первое посещение В.С.Соловьевым нужно отнести к 1878г. Тогда в "Славянском базаре" остановились графиня С.А.Толстая и ее дочь С.П.Хитрово, официально считавшаяся племянницей. Соловьев нанес им визит. Возможно поэтому, когда в 1892г. ему пришлось оставить дом Лихутина на Пречистенке "на время радикальной дезинфекции квартиры", в качестве временного жилья был выбран уже знакомый "Славянский базар".

Соловьев останавливался в этой гостинице и позднее, после переезда матери в Петербург, правда, все время в разных номерах. Сохранилось его письмо к князю Д.Н. Цертелеву с приглашением в гостиницу, относящееся к началу 1890-х гг. В 1899г. философа в свою очередь навещали в "Славянском базаре" брат и племянник М.С. и С.М. Соловьевы. Тогда в гостинице философ работал над переводом диалога Платона "Протагор". Последний раз он жил в "Славянском базаре" 14-15 июля 1900г.

К настоящему времени "гостиничная" часть "Славянского базара" перестроена. В ней размещено несколько учреждений и театр, для создания которого пришлось кардинальным образом перепланировать внутренние помещения. Другая же часть здания, "ресторанная", используется как и прежде. Не забудем, что ее также посещал Соловьев.

Дом Шереметева (Романов пер., 2)

Одним из жильцов огромного доходного дома, принадлежавшего графу С.Д. Шереметеву, в Шереметевском же, а ныне Романове, переулке был друг В.С. Соловьева А.Г. Петровский, который занимал должность врача при Московской городской управе. Племянник философа С.М. Соловьев еще в первой биографии своего дяди отметил, что в 1892г. тот, сняв дачу в с. Морщихе (близ станции Сходня Николаевской железной дороги), "...часто уезжал в Москву, где останавливался на квартире своего приятеля доктора А.Г. Петровского, человека доброго, радушного, с широкими умственными интересами".

В свой последний приезд в Москву 15 июля 1900г. Соловьев успел заехать к нему из журнала "Вопросы философии и психологии". "Из редакции он отправился к своему другу А.Г.Петровскому, которого он поразил своим дурным видом", - вспоминал С.Н.Трубецкой.

После смерти В.С. Соловьева Петровский написал воспоминания о нем, которые прочел в виде речи на публичном заседании Московского психологического общества 2 февраля 1901г.

В настоящее время идет реконструкция дома, вкотором жил Петровский, под бизнес-центр "Романовъ". В ее ходе почти полность меняется внутренняя планировка, что приведет, к сожалению, кисчезновению квартиры, в которой бывал Соловьев.

Дом Загоскиной (Большой Левшинский пер., 6, стр. 2)

Во флигеле бывшего особняка Загоскиной рядом с Садовым кольцом находилась квартира одного из многочисленных московских знакомых В.С.Соловьева председателя Московского окружного суда Николая Васильевича Давыдова.

Однако философ побывал у него только один раз, 15 июля 1900г. в день своих именин, для того чтобы вместе отправиться к С.Н.Трубецкому, приходившемуся Н.В.Давыдову двоюродным братом. Хозяин квартиры, вернувшись домой из суда, обнаружил тяжелобольного Соловьева у себя дома лежащим на диване. Он упорно повторял только одно: "Я должен нынче быть у Трубецкого". В результате Давыдов вынужден был нанять извозчика и отправиться в дорогу вместе с Соловьевым.

Флигель, в котором жил Давыдов, только что реконструирован - абсолютно без учета его мемориальной ценности. К нему пристроена новая ограда. Сохранившийся по соседству основной дом усадьбы Загоскиной занимает Московский комитет Красного креста.

Узкое (Профсоюзная, 123-а, 123-б)

Есть усадьбы, названия которых ассоциируются с именами лучших представителей отечественной культуры. Михайловское - это Пушкин, Тарханы - Лермонтов, Ясная Поляна - Толстой.

К ним можно добавить и Узкое - Владимир Соловьев…

Зачастую в литературе последними хозяевами Узкого называют С.Н. и Е.Н.Трубецких. Это неверно. В действительности усадьба принадлежала их сводному брату князю Петру Николаевичу Трубецкому. Тем не менее С.Н.Трубецкой вместе с семьей периодически бывал в Узком. Он и пригласил Соловьева приехать к нему в усадьбу 15 июля 1900г. для того, чтобы отпраздновать именины.

Однако торжество не состоялось, так как Соловьев еще в Москве почувствовал себя тяжелобольным, и лишь безотчетное предчувствие смерти гнало его в дорогу. Помимо извозчика единственным спутником Соловьева оказался тогда родственник Трубецких Н.В.Давыдов. Они добрались до Узкого лишь поздно вечером. Соловьев оказался настолько слаб, что не смог самостоятельно выйти из экипажа. Его внесли в дом и уложили на диван в ближайшем свободном помещении, которым оказался находившийся на первом этаже большой кабинет владельца имения. Понемногу Соловьеву стало лучше, и он, не вставая, долго беседовал с С.Н.Трубецким о своей последней работе - письме в редакцию журнала "Вестник Европы".

На другой день приехавший в Узкое врач А.Н.Бернштейн нашел состояние Соловьева очень серьезным. Да и сам больной в тот же день стал говорить окружающим о своей скорой смерти, предчувствуя ее близость. 18 июля он исповедался и причастился у местного священника С.А.Беляева и к вечеру впал в забытье. Вскоре его не стало. 1августа было произведено вскрытие тела. По его результатам приехавшие врачи констатировали смерть от болезни почек - уремии. Затем гроб с останками Соловьева перенесли в церковь Казанской иконы Божией матери, а утром 3 августа после литургии он был поставлен на катафалк и отправлен в Москву.

После смерти Соловьева кабинет, в котором прошли его последние дни, стал местом паломничества. Интерьер, дополненный лишь табличкой с надписью о том, что здесь произошло, без изменений просуществовал, по крайней мере, до Октябрьского переворота. В 1922г. в Узком разместился санаторий (дом отдыха) Центральной комиссии по улучшению быта ученых (Цекубу), в котором отдыхали и работали практически все крупнейшие ученые страны, многие деятели культуры. "Соловьевский" кабинет сначала использовался как читальня, позднее - как бильярдная.

По свидетельству Н.Я.Мандельштам: "Когда мы жили в Узком, санатории Цекубу, разместившемся в усадьбе Трубецких, где умер Соловьев, О[сип] М[андельштам] поражался, как равнодушно советские ученые занимаются своими делами, пишут статейки, почитывают газеты и слушают радио в том самом кабинете, где […] умер Владимир Соловьев. Я тогда не знала ничего про Соловьева, и он с отвращением мне сказал: "Такая же дикарка, как они…" От этой профессорской толпы у О[сипа] М[андельштама] появилось ощущение варварского нашествия в священные места русской культуры. Он мало с кем разговаривал в таких местах и держался обособленно".

В настоящее время санаторий в Узком принадлежит Академии наук. В отличие от других помещений в "соловьевском" кабинете подлинных вещей времен Трубецких не сохранилось вовсе. Причем он по-прежнему используется как бильярдная. Смежное с кабинетом помещение, бывшая диванная (первоначально обставленная соответственно этому названию), также связано с памятью о Соловьеве. Там жили его мать и сестра. Сейчас в диванной расположена санаторная библиотека, где можно еще увидеть некоторые книги и книжные шкафы, принадлежавшие Трубецким…

Церковь, закрытая в 1929г., теперь опять действует, хотя почти ничего из первоначального убранства ее интерьеров также не сохранилось. Что же касается экстерьера, то нынешние шлемовидные купола здание получило только в 1979г. Они выполнены по проекту архитектора С.С.Кравченко, опиравшегося исключительно на аналоги. В соловьевское же время церковные купола были другими, менее широкими и более вытянутыми вверх. Несомненно, они не могли быть одновременны более ранней церкви и появились позднее, приблизительно на рубеже XVIII-XIX вв. Однако их силуэт и пластика более соответствовали общему духу башнеобразного церковного объема. Кроме того, при реставрации был внесен диссонанс и в усадебный ансамбль в целом: церковь с таким куполами теперь стилистически не совпадает с архитектурой господского дома. В итоге общий вид мемориального ансамбля, связанного с именем Соловьева, оказался искаженным.

Новодевичий монастырь (Новодевичий проезд, 1)

Фамильная усыпальница Соловьевых находится на старом кладбище одного из самых известных московских монастырей - Новодевичьего. Именно там были похоронены дед и отец В.С.Соловьева, который "с чувством живой признательности и вечной связи" посвятил им одно из самых значительных своих произведений "Оправдание добра". Его племянник С.М.Соловьев вспоминал, как в 1899г. в "Славянском базаре" философ "любил после обеда нанять лихача и ехать в Новодевичий монастырь поклониться родным могилам". По свидетельству С.Н.Трубецкого, именно с этим связано и последнее посещение города Соловьевым летом 1900г.: "…он говорил мне во время болезни, что приехал в Москву главным образом "к своим покойникам", чтобы навестить могилу отца и деда". А уже 3 августа Соловьеву суждено было обрести рядом с ними последнее пристанище...

Могила Соловьева сохранилась до наших дней. Сначала на ней был установлен простой деревянный шестиконечный крест с надписями: "Ей, гряди Господи Иисусе" и "Владимир Сергеевич Соловьев". Этот памятник убрали в 1930г. Поскольку племянник философа никак не мог получить разрешение на его восстановление, возникла реальная опасность, что могила затеряется. Возможно, так бы и произошло, если бы интерес к ней не проявил Ватикан в лице своего "апостольского администратора" в Москве монсеньора Пия Неве. Он начал хлопотать о перенесении останков Соловьева в Италию. Через одного из лиц, приближенных к тогдашнему римскому папе Пию XII, епископа Мишеля д'Эрбиньи, Неве удалось добиться на это санкции главы католической церкви: "…папа согласен, если будет полная уверенность, что это действительно останки Вл. Соловьева, и если итальянское посольство согласится перевезти их в Италию", - писал д'Эрбиньи. С советскими властями тогда договориться тоже было вполне возможно.

В 1933г. крест на могиле Соловьева все же был восстановлен, поэтому хлопоты о перенесении останков были прекращены. В 1950-х гг. его заменили новым памятником, материалом для которого стало одно из бесхозных надгробий. Его распилили вдоль, и затем одну из частей установили над могилой Соловьева. Второй фрагмент был поставлен на соседней - матери философа и его сестры Поликсены. Диссонанс явно старых архитектурных форм обоих монументов и надгробных надписей, выполненных в современной орфографии, обычно приводит в недоумение как почитателей творчества Соловьева, так и обычных туристов. Умереть не в родных стенах и лежать под чужим памятником - таков оказался удел величайшего русского мыслителя.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий