регистрация / вход

Из московской топонимии: Ясенево, Теплый Стан, Тропарево

У части москвичей распространено мнение о том, что такие территории в Москве в большинстве своем лишены исторических корней и не представляют собой ничего особенно интересного с точки зрения истории города, страны, отечественной культуры… .

М.В.Горбаневский

Поистине необъятна территория Москвы конца XX века: наш нынешний мегаполис не сопоставим со столицей начала века и даже с Москвой предвоенной - Митино и Бутово, Медведково и Орехово-Борисово, Новогиреево и Крылатское, Ясенево и Тушино, Выхино и Чертаново стали настоящими городами в городе. Население каждого из таких огромных районов составляет десятки, сотни тысяч человек. К сожалению, за этими новыми жилыми массивами закрепилось ироническое название "спальные районы", а их архитектура и планировка по боль-шей части не радуют глаз и душу своеобразием и выраженной индивидуальностью. Стандартные дома, улицы и кварталы, типовые школы и универсамы, вечные проблемы с наземным транспортом - эти черты, увы, присущи и тем районам юга и юго-запада Москвы, истории наименований которых посвящено мое сообщение - Ясеневу, Теплому Стану, Тропареву. У части москвичей распространено мнение о том, что такие территории в Москве в большинстве своем лишены исторических корней и не представляют собой ничего особенно интересного с точки зрения истории города, страны, отечественной культуры...

Ошибочность такого суждения я попытался доказать в нескольких других публикациях - там, где речь шла о Тушине, Раменках, Очакове, Косине, Химках, Крылатском и некоторых иных местах столицы. Все это - древняя земля Московского края, которая буквально дышит стариной, легендами, преданиями, памятью о наших предках-славянах. Здесь простирались пашни, зеленели рощи, стояли деревни и села. Необходимо лишь желание - и перед вами откроются интереснейшие страницы истории. Ведь даже название московского района Черемушки, ставшее в советское время буквально нарицательным в связи с массовым жилищным строительством здесь, на юге столицы, принадлежит старинному подмосковному селению, хотя во многих городах бывшего Советского Союза появились свои "Черемушки" как символ новостроек, как городской топоним, имеющий значение "новые кварталы и микрорайоны". В документах Поместного приказа XVI века, ведавшего на Руси земельными делами, москвоведы разыскали запись, в которой оно упоминается как "пустошь Черетошье, на Черетошском враге, в порозших землях". Урочище Черемошье было продано в 1629 году двум владельцам Афанасию Прончищеву, из семьи потомственных русских дипломатов, и дьяку Венедикту Махову. Новые хозяева земель на Черемошском враге оказались людьми энергичными, место это было быстро заселено. И вот из следующего по времени документа Поместного приказа, датированного 1633 годом, мы узнаем, что Венедикт Махов продал Черемошье думному дьяку Федору Лихачеву, человеку в Московском государстве известному (был он не только начальником Посольского приказа, но и успешно занимался печатным челом), не как пустошь, а уже как "деревню Черемошье, по обе стороны Черемошского врага, под деревнею пруд". Но это события позднего средневековья, XVII века. В более же ранние времена, в ХI-ХII веках в районе современных московских Черемушек (как и в Теплом Стане, Царицыне, Узком, Конькове, Зюзине, Филях и других местах) располагались селения славян-вятичей. Их многочисленные языческие курганные могильники подробно исследовали московские археологи. В результате этих работ были обнаружены глиняные сосуды и оружие, инструменты и многочисленные украшения, среди которых выделяются характерные для вятичей серебряные семилопастные височные кольца (вплетавшиеся лентами в волосы), бело-красные бусы из граненого сердолика и круглого горного хрусталя, шейные гривны.

...Есть где-то усыпальниц полутьма

курганы в травах выжженных и рыжих,

и есть истории тома.

В них гул веков.

Раскрой - услышишь.

Древнерусским, вятическим по своему происхождению, очевидно, является и само название Черемошье с веками приобретшее форму Черемушки, распространенную в наименования населенных пунктов: Вербилки, Бутырки, Бережки, Раменки. Черемошский враг и возникшее рядом с ним селение получили название скорее всего по зарослям черемухи, которой подмосковная земля, где до сих пор встречаются целые черемуховые рощицы, всегда была богата. В русских говорах доныне бытуют разные варианты названия дерева черемухи - чер¦ма, черемха, черемшина. Практически идентичное название этого дерева есть у белорусов, украинцев, словаков, чехов, поляков. В польской топонимии встречаются и географические названия, образованные от слова trzетсhа, например - местечко Тrzе-теsznо, аналогичное русскому Черемошье.

Славянское и русское название дерева черемуха большинство ученых-этимологов связывает с древним общеславянским корнем *сьrm- , связанным с понятием "красный цвет"; такого же происхождения, кстати говоря, слова червь, червонец, червленый, диалектное черемый "темно-красный" и некоторые другие. Такая связь наименования дерева с понятием "красный цвет" могла быть обусловлена как темно-красным цветом ее ягод, так и красновато-бурым и темно-красным цветом разных слоев ее древесины.

Одна из основных московских магистралей - Профсоюзная улица, наименованная так в 1958 году в ознаменование 40-летия советских профсоюзов и включившая в себя бывшую 4-ю Черемушкинскую улицу и присоединенные к ней новые улицы - соединяет Черемушки с Теплым Станом и Ясеневым. У станции метро "Теплый Стан" берут свое начало улица Теплый Стан, идущая в западном направлении от Профсоюзной, и Новоясеневский проспект, уходящий к востоку от магистрали. Волею судеб топоним Ясенево также связан с флорой, с наименованиями видов растений в русском языке. Однако, обо всем - по порядку...

Современное Ясенево - это жилой массиве населением более двухсот тысяч человек, обширная местность на юго-западе столицы, соседствующая на востоке с Битцевским лесопарком, на западе - с Теплым Станом, а на юге примыкающая к МКАД. Название Ясенево носит и большой муниципальный округ - часть Юго-Западного муниципального округа Москвы. А в древности Ясеневым именовалось лишь одно сравнительно небольшое село, известное с XIV века; в начале 60-х годов XX века, когда Ясенево было включено в границы города, в нем было всего двести домов...

Вот что пишет об основных вехах истории древнего Ясенева в одной из своих статей в сборнике "История сел и деревень Подмосковья ХIV-ХХ вв." известный москвовед Н.М.Молева: "...Впервые в форме Ясиновьское оно упоминается в духовной грамоте Ивана Калиты 1336 г., завещавшего его сыну Андрею. Князь Андрей Иванович Серпуховской в свою очередь передал его в удел своему сыну Владимиру. Новый владелец удельный серпуховской князь Владимир Андреевич Храбрый, получивший это прозвище после Куликовской битвы, женился на дочери великого литовского князя Ольгерда Елене, от которой имел нескольких сыновей. Из их числа Василий получил Перемышль, а к нему "Ясеневское с деревнями да Паншину гарь". ...После 1481 г. "село Ясеневское у Москвы" отошло к князю Борису Волоцкому. В 1497 г. Иван III отдает волоцким князьям две дальние волости, лежавшие по соседству с их уделом, а себе забирает почти все их подмосковные села, включая и Ясеневское с деревнями. ...В 1572 г. Иван Грозный завещал Ясенево наследнику престола царевичу Ивану Ивановичу. Гибель старшего брата сделала единовластным владельцем всех царских земель Федора Ивановича. Оставаясь дворцовым селом, Ясенево привлекло внимание патриарха Филарета, который в 1626 г. начал здесь строительство деревянной церкви во имя Веры, Надежды, Любови и матери их Софьи. После смерти отца царь Михаил Федорович передал Ясенево в пользование одному из близких Филарету людей, "благовещенскому Протопопову сыну Ананье". Протопопы Благовещенского кремлевского собора по своему положению являлись духовниками царей. ...Царь Алексей Михайлович возвращает Ясенево в дворцовое ведомство. Он хочет устроить здесь свою загородную резиденцию, в связи с чем строит рядом со старой церковью новую - Знаменскую, по свидетельству современников, "дивно изукрашенную". Особенно славилось село своими фруктовыми садами."

Можно добавить, что и позже владельцами села были люди весьма известные, именитые. В январе 1690 года Петр 1 подарил Ясенево своему тестю Федору Лопухину. В 1737 году внук Федора Лопухина, тоже носивший имя Федор и женатый на дочери фельдмаршала Шереметева, выстроил в селе каменную церковь Петра и Павла, сохранившуюся до нашего времени. На рубеже ХVIII-ХIХ веков владельцем Ясенева стал сенатор Александра 1 князь Гаврила Гагарин. Семье Гагариных село принадлежало практически до самой революции; в разные годы в нем бывали В.Жуковский, Д.Давыдов, В.Боровиковский.

В современной русской речевой практике топоним Ясенево ассоциируется не только с понятием "район массовой жилой застройки", "спальный район". На краю Ясенева расположена штаб-квартира Службы внешней разведки РФ, знаменитого бывшего Первого Главного управления КГБ СССР. Этот комплекс зданий разведчики издавна окрестили прозвищем "Лес". Кстати говоря, село Ясенево в самом деле славилось своими лесами, рощами; под одним из ясеневских дубов любил сиживать во время своих приездов туда Петр 1. Радует москвичей своими парками Ясенево и ныне.

Названия населенных пунктов, связанные по своему образованию с наименованиями деревьев и видами растительности, в русской топонимии - не редкость, существуют они и в современном Подмосковье - Орехово-Зуево, Дубровицы, Березки, Купавна, Дубки, Подлипки, Кленово, Старая Ситня и другие. К числу топонимов, характеризовавших флору Московского края, относится и топоним Ясенево. Ясень - высокое светлолюбивое дерево с раскидистой кроной и мелкими узкими листочками. В мире известно около 70 видов ясеня, причем в России существует около 10 видов. Предки наши издавна оценили твердую древесину ясеня, которая использовалась ими в столярном деле и для производства мебели. Аналогичное название этого дерева существует практически во всех славянских языках и несет в себе древний индоевропейский корень...

Топоним Новоясеневский проспект появился на карте Москвы в 1978 году. Начинаясь от Профсоюзной улицы проспект заканчивается у проезда, который носит имя Соловьиный. Проезд идет по краю жилого квартала и граничит с Битцевским лесопарком. Интересно, что название Соловьиный было ему присвоено по предложению жителей, на которые действительно весной 1978 года произвело большое впечатление пение соловьев. Два названия напоминают о родине тех литовских мастеров-строителей, которые участвовали в строительстве Ясенева и в знак дружеских связей бывшего Черемушкинского района Москвы с Литвой: Вильнюсская улица и Литовский бульвар. Длинная Голубинская улица сохраняет в своем имени название деревни Голубино. Тарусская и Ясногорская улицы наименованы по городам Тарусе и Ясногорску в Тульской области, это - топонимы "ориентирующего" типа. Несколько топонимов в Ясеневе - мемориальные: проезд Карамзина, улица Паустовского, улица Рокотова (названа в честь известного русского художника-портретиста ХVIII-ХIХ вв.), улица Инессы Арманд. Практически все названия ясеневских улиц были образованы и утверждены городскими властями Москвы в 1978 году. В их выборе сказались не только научные рекомендации специалистов-топонимистов, но и особенности того времени.

Присвоение новой улице, переулку, бульвару, проспекту наименования - дело очень непростое даже в новых условиях, когда канул в небытие мощный идеологический механизм коммунистической партии. О том, как работает Московская городская межведомственная комиссия по наименованиям улиц, когда она была создана и кто входит в ее состав, необходимо подготовить отдельную, специальную статью. Я же сейчас, в ходе рассказа о Ясеневе, когда речь зашла о новых московских топонимах, хочу познакомить читателей с некоторыми из тех основных принципов, которыми руководствуются члены нашей комиссии в подготовке предложений правительству по наименованию новых и переименованию уже существующих улиц, - принципов, соответствующих основным традициям московской топонимии и современным научным знаниям и представлениям. Вот как они могут быть сформулированы (я намеренно использую при этом лаконичный, официальный стиль речи):

Названия улиц должны отвечать своему служебному назначению как ориентиры и адреса, имеющие юридическое значение, а также отвечать нормам русского литературного языка, быть благозвучными и удобопроизносимыми.

Названия должны быть стабильны и устойчивы, т.к. переименования ведут к неоправданным расходам и создают затруднения в работе многих служб городского хозяйства.

Названия улиц могут нести информацию по истории страны, города. Названия улиц могут учитывать географическое направление, природные и градостроительные особенности Москвы.

При наименовании улиц следует стремиться к четкости и простоте, к краткости и запоминаемости названий (избегать названий, состоящих из двух и более слов), к их постоянству и удобству работы городских служб (почты и телеграфа, скорой помощи, пожарной охраны, милиции, уголовного розыска и др.), а также уважения к личной и общественной памяти граждан, к историко-мемориальной и иной информационной ценности содержания названий.

Категорически не допускать дублирования названий и их дезориентирующего повторения даже в близких по созвучию формах (ул.Яблочкова-ул.Яблочкиной), избегать в названиях улиц увековечения однофамильцев, отличающихся только по именам, должностям или званиям.

В случае присвоения улицам имен собственных считать притяжательную форму ("Пушкинская улица") более удобной и предпочтительной, чем связанную с применением родительного падежа ("улица Пушкина", "улица имени Пушкина"). В случаях, когда применен родительный падеж, не следует употреблять слово "имени".

Вместе с тем, не обязательно все названия делать притяжательными и относительными прилагательными. Вполне приемлемы названия улиц "Теплый Стан", "Текстильщики", "Раменки" - они хорошо продолжают старомосковскую традицию: "Кузнецкий мост" и др. Но таких названий не должно быть много.

В случаях, когда оказывается необходимым присвоение улицам сложных, особенно иноязычных имен, которые в живой речи и частом употреблении неудобны и легко подвергаются невольным искажениям, рекомендуется присваивать их не улицам, а площадям, не имеющим собственной нумерации домов.

Следует максимально избегать создания новых мемориальных топонимов. Необходимо обеспечивать разнообразие название по типу их мотивированности (исторические события, особенности данной местности, топография, достопримечательные места, социально-экономическая история района, наименования рек, морей, гор, литературных произведений и пр.). Выбирая улице название, следует оценить его уместность в ансамбле названий смежных улиц. При сосредоточении названий в тематические группы (группа улиц, связанные с освоением Севера на севере Москвы, с Отечественной войной 1812 года на западе и др.) в этом микрорайоне целесообразно продолжать формирование наименований улиц по существующей тематике.

Новые названия рекомендуется присваивать, как правило, вновь возникающим магистралям и площадям, намечая их уже на стадии проектирования доя так называемых проектируемых проездов.

Следует сохранять и восстанавливать названия населенных пунктов (слобод, сел, городов), вошедших в разное время в черту города, учитывая, что они дороги нам, как носители большой исторической информации и как памятники безымянным труженикам, создавшим эти селения и обитавшим в них. При застройке территорий старых сел и слобод в ходе реконструкции следует присваивать их названия хотя бы одной улице или площади в районе новостройки, возникающей на их месте (ср. ул. Поляны на месте былой деревни Поляны в современном районе Южное Бутово).

Переименования рекомендуется проводить в целях ликвидации одноименных и близких по созвучию названий. В случаях, когда по каким-либо иным причинам присвоение нового названия ранее существовавшей улице признано в виде исключения необходимым, рекомендуется избавляться от лишних номерных названий (так, из четырех Мещанских улиц в Москве осталась лишь одна 4-я, называемая теперь просто Мещанской) и от других "серийных" названий (Большая, Малая, Средняя и т.п.) Если после частичных переименований или упразднений остались единичные улицы с номерами или определяющими названиями (Малая, когда уже нет Большой), такие "некомплектные" остатки серийных названий следует переименовывать.

Разумеется, все это - лишь часть принципов, которыми руководствуются московские топонимисты, создавая новые названия для московских улиц, переулков, проспектов, площадей.

Одним из удачных топонимов начала 70-х годов я искренне считаю наименование улицы Теплый Стан, образованное в 1972 году и давшее вторую жизнь интересному, ценному и запоминающемуся русскому географическому названию. Его носило в старину бывшая подмосковная деревня, точнее - целая группа поселений с центром в селе Троицкое.

У меня дома хранится увеличенная фотокопия географической карты 1763 года, носящей колоритное название "Плань царствующаго Града Москвы с показанием лежащихь мЬсть на Тритцать версть въ окруть", один из лучших образцов отечественной картографии середины XVIII века. Картой этой я нередко с удовольствием пользуюсь в своих экскурсах в прошлое столицы. Калужская дорога, показанная на карте, проходила в интересующем нас месте Подмосковья как раз между селом Троицким и верховьем речки Сосенки и деревней Голубино и верховьем речки Битцы (в старину ее именовали немного по-иному - Абитца). Здесь показаны два населенных пункта - Верхние Теплые станы и Теплые станы. Обратите внимание, что картограф использовал строчную, маленькую букву в слове "станы", поскольку в ту пору термин стан для него был и понятен, и употребителен в устной речи именно как нарицательное слово - в отличие от нас, современных москвичей...

Загадка топонима Теплый Стан - его происхождения и смысла - к сожалению, остается загадкой. Специалисты с ней пока не справились. Среди версий об этимологии названия Теплый Стан можно выделить четыре наиболее распространенные.

Сторонники первой гипотезы напоминают, что в старину расстояние от Москвы до деревень Верхние Теплые Станы и Нижние Теплые Станы составляло по Калужской дороге около 17 километров, то есть было равно одному конному переходу. Следовательно, путешественникам и ездокам здесь нужно было остановиться, спешиться, накормить лошадей и дать им отдохнуть. Открыв "Толковый словарь живого великорусского языка" В.И.Даля мы найдем там такие значения слова стан и иллюстрации к ним: "Стан - место, где путники, дорожные стали, остановились для отдыху, временного пребыванья, и все устройство на месте, с повозками, скотом, шатрами и иными угодьями; место стоянки и все устройство. Стать станом в поле - обозом, табором. Стан в отъезжем поле - охотн. -сборное место и ночлег. Военный, ратный стан - бивак, лагерь. Первый стан государев был в Танинской - стар. -ночлег и роздых. Стан и становище - стар. - станция, селенье, где меняли лошадей (почтовых не было, обывательских, позже - ямских), или хуторок на перепутье, нарочно поставленная избушка, для приюта, ... род постоялого двора , для роздыху и кормежки лошадей". Слово же Теплый в названии селения авторы и этой, и практически всех других версий истолковывают как "обустроенный для зимнего жилья, отапливаемый". Примечательно, что до середины XIX века первая после выезда из Москвы почтовая станция по направлению на Калугу была расположена в Теплом Стане.

Согласно второй гипотезе, частично связанной с первой, топоним Теплый Стан первоначально относился не к селению, деревне, а к подмосковной заставе, построенной на Калужской дороге доя тех государевых людей, кто в этом месте нес караульную службу. Замечу попутно, что пока в архивных документах подтверждений этой гипотезе не обнаружено. Что же касается еще одного значения слова стан, наименования административно-территориальной единицы в Русском государстве ХIV-ХVI веков, то оно к происхождению московского топонима Теплый Стан, очевидно, отношения не имеет.

Третья и четвертая гипотезы так или иначе связывают возникновения названия селений Верхние и Нижние Теплые Станы с ордынским нашествием. Обе они попали в справочник "Имена московских улиц": "...Есть предположение, что это название связано с далеким прошлым: здесь зимовало в утепленных шатрах войско одного из татарских ханов, шедших на Москву. По другой версии, здесь находились поселки "ордынцев", которые обслуживали послов Золотой Орды, на этом месте послы останавливались при въезде в столицу и при выезде из нее". Убедительных документальных свидетельств в пользу этих версий в российских архивах также не обнаружено.

Не стоит сетовать на излишние обилие гипотез о происхождении того или иного топонима, как и в случае с названием Теплого Стана. Научный поиск не должен останавливаться, нужны новые идеи, исследования, аргументы. Справедливо писал известный советский писатель и филолог, популяризатор науки о русском языке Лев Успенский: "Самый спор о происхождении названия уже плодотворен. Он заставляет иной раз пересмотреть давно сложившиеся представления, а в других случаях может дать толчок к открытию истины, о которой другим способом нельзя было получить никакого понятия".

В наше время Теплый Стан - не только имя улицы на юго-западе столицы, своеобразная хордовая магистраль в огромном "спальном районе", но и название всего этого жилого массива. Он раскинулся на территории между МКАД, Ленинским проспектом, улицей Островитянова и Профсоюзной улицей. Глядя на карту юго-запада столицы, порой трудно даже представить себе, что когда-то здесь были лишь лиственные леса, сосновые рощи, многочисленные овраги, балки, холмы и стояли три деревни - Верхние Теплые Станы, Нижние Теплые Станы и Починок Теплого Стана, бывшие выселки, носившие второе название - Кузнецы. Все они, как тогда было принято говорить "тяготели", то есть относились к селу Троицкому с Троицкой церковью конца XVII века, старинной усадьбой, прудами и парком. Впервые же название селения Теплые Станы было упомянуто еще в духовной грамоте Ивана Калиты; считается, что среди подмосковных княжеских вотчин здешние земли ценились весьма высоко...

Московские историки и краеведы, например, Н.М.Молева и Л.Е.Колодный, занимаясь историей Теплого Стана, провели немало успешных разысканий. Они и их коллеги установили, что в разное время владельцами теплостанских вотчин были Иван Калита и его наследники, московский служилый дворянин Максим Стрешнев (при нем в архивных документах начала XVII века упоминается "пустошь Возцы, Теплые Станы тож"), стольник Тимофей Измайлов, царский окольничий и глава Стрелецкого приказа, фаворит царевны Софьи Алексеевны Федор Шакловитый, думный дьяк, богач Автоном Иванов, печально известная своим жестоким, бесчеловечным обращением с крепостными крестьянами помещица Дарья Салтыкова, племянница Грибоедова Анастасия Устинова (в девичестве - Римская-Корсакова), генерал-губернатор Москвы Вельяминов-Зернов, знаменитый московский врач Петр Аш и другие известные персонажи российской истории. Владела селом Троицким с Теплыми Станами и Беляевым и семья дворян Тютчевых. В юности и в пору студенчества будущий выдающийся поэт Федор Иванович Тютчев летние месяца проводил в Теплом Стане, где прекрасно отдыхал и страстно полюбил неброскую красоту средней полосы России. Среди интересных дневниковых записей учителя Федора Тютчева, которым был С.Раич, есть и такая: "...Вспоминаю я о тех сладостных часах, когда, бывало, весною и летом, живя в подмосковной, мы вдвоем с Ф.И. выходили из дому, запасались Горацием, Вергилием или кем-нибудь из отечественных писателей и, усевшись в роще, на холмике, углублялись в чтение..."

И новое, младое племя

Меж тем на солнце расцвело,

А нас, друзья, и наше время

Давно забвеньем занесло.

Строки эти Федор Иванович Тютчев написал более полутора веков назад, в 1829 году. Он оказался прав лишь отчасти: с неумолимой последовательностью поколения москвичей сменяли и будут сменять друг друга, уступая дорогу "младому племени". Однако жизнь, труд, помыслы наших предков и все многообразное прошлое Москвы не преданы забвению - даже несмотря на печальный период исторического беспамятства при коммунистической власти. Жизнь, слава Богу, убедительно доказала: чем лучше мы знаем свою историю и культуру, тем мудрее, богаче и свободнее становимся...

Географическое название Теплый Стан помимо улицы перешло, как это часто происходит, и в ряд других официально существующих собственных имен, в частности - в наименование Теплостанской возвышенности, в название станции метро "Теплый Стан", в наименование муниципального округа "Теплый Стан" (в Юго-Западном административном округе Москвы).

Теплый Стан - самое высокое место Москвы: эта возвышенность достигает 253 метров в райне бывшей усадьбы "Узкое" и начала улицы Теплый Стан. Что же касается уровня Москвы-реки, то Теплостанская возвышенность превышает его на 130 метров.

Упоминание станции московского метрополитена "Теплый Стан", название которой удачно с точки зрения информативности, удобства в употреблении и историко-культурной индивидуальности, дает мне повод коснуться и темы выбора наименований для станций метро. Этот непростой вопрос сейчас тоже находится в компетенции Московской городской межведомственной комиссии по наименованиям улиц, приведу вам небольшую часть критериев, разработанных членами комиссии:

Каждое название станции должно нести в себе специфически московский колорит, отражать историческую и культурную индивидуальность нашего города, его природные и градостроительные особенности.

Присвоение названий станциям метро рекомендуется производить не одиночно, а комплексно и, по возможности, заблаговременно - еще на стадии проектирования трассы, с учетом уместности появления новых названий в ансамбле уже существующих и порой имеющих определенную тематическую направленность.

Названия станций должны облегчать пассажирам метрополитена ориентирование в городе и, по возможности, быть одноименными с названиями географических объектов на местности, где находятся эти станции. Однако это не означает, что они должны буквально повторять наименования площадей, проспектов или улиц, на которые выходят их наземные вестибюли. Вполне приемлемо использовать для наименования станций метро названия наиболее характерных природных, историко-культурных и градостроительных объектов, находящихся в районе их месторасположения. Например: "Китай-город", "Вешняки", "Воробьевы горы" и т.п.

Названия станций метро должны отвечать нормам русского литературно языка, быть благозвучными и удобопроизносимыми. Желательно, чтобы названия были краткими (по возможности, однословными), хотя в отдельных случаях - при особой благозвучности или историчности названия - допустимо присвоение наименований из двух (но не более!) слов. Например: "Александровский сад", "Чистые пруды", "Крутицкое подворье".

Из тех же соображений в названия станций желательно не включать слова "улица", "проспект", "площадь" как не несущие полезной нагрузки и лишь загромождающие информационные табло. Более того, если на объекте большой протяженности (проспекте, шоссе, улице) имеются несколько станций метро (как, например, пять станций на проспекте Мира), нежелательно, чтобы какая-либо из них была одноименна с этим объектом, ибо в подобном случае никогда не известно заранее, в каком месте окажется пассажир, выйдя в город на этой станции.

Нежелательно и применение в качестве названий стереотипных имен и техницизмов типа "Авиамоторная", "Электрозаводская", унылых и безликих, которые могут существовать в любом промышленно развитом городе.

Так как всякие переименования в метрополитене ведут к значительным расходам и создают затруднения для пассажиров, выбирая название, следует учитывать его устойчивость во времени, связь с перспективой развития города. Не рекомендуется применять схожие названия типа "Измайловская" - "Измайловский парк". При размещении станции метро вблизи железнодорожной платформы (особенно - когда метро имеет выход на железнодорожный перрон), станция метро и платформа обязательно должны называться одинаково: такая спаренность топонимов удобна для пассажиров.

Следует учитывать, что поскольку слово станция -женского рода, то более предпочтительны названия станций, оканчивающиеся на -ая. Дабы исключить неизбежно возникающие при этом однообразие и монотонность, не обязательно стремиться к тому, чтобы все названия станций были бы только именами прилагательными с окончанием -ая. Вполне приемлемы и вносят приятное для слуха разнообразие такие, к примеру, названия как "Охотный Ряд", "Полянка", "Чистые пруды", "Кузнецкий мост", "Лужники", "Владыкино" и т.п.

Завершает наше топонимическое путешествие на юго-запад Москвы короткое знакомство с историей географического названия Тропарево. Оно принадлежало большому подмосковному селу, вошедшему в границу нашего города в 1960 году.

Нынешнее Тропарево - это обширная местность между Ленинским проспектом и Боровским шоссе. Ее приметные ориентиры - Центральный дом туриста, гостиница "Салют", стоящая почти на самом слиянии проспектов Ленина и Вернадского, красивая церковь Михаила Архангела конца XVII века, построенная в стиле "нарышкинского барокко", и станция метро "Юго-Западная". У современных московских архитекторов наименование Тропарево ассоциируется с историей возведения в конце 60-х - начале 70-х годов экспериментального жилого массива, в ходе которого, как уточняет энциклопедия "Москва", "...отрабатывались методы монтажа различных типов зданий на основе Единого каталога строительных деталей". В качестве иронического комментария к информации об этом строительном эксперименте напомню: роль дома на условной улице Строителей из фильма "Ирония судьбы, Или с легким паром" на самом деле сыграл дом в Тропареве на проспекте Вернадского - он расположен как напротив церкви Михаила Архангела...

Как тут не вспомнить ностальгические строфы одной из песен Вероники Долиной:

Мы не дети Арбата

Мы пришли на другие года.

Нас не пустят обратно.

Нас едва-то пустили сюда.

От детей Бирюлева до детей Тропарева

Голубая поземка метет.

Эти ноги здоровы.

Эти лица суровы.

Эти мысли никто не прочтет.

Меж Кузьминок недвижных,

Средь Лосинок неближних

Растерялся и плачет простак.

Не отышет тропинку

На родную Неглинку.

Не отыщет, бедняжка, никак!..

Поэтические метафоры Вероники Долиной понятны и объяснимы, но все же - если отойти от внешнего облика кварталов московских новостроек - не вполне корректны: история того же села Тропарева лишь отчасти менее богата и насыщенна, чем история улицы Неглинки, использованной поэтом как символ старинной Москвы в том же стихотворении- песне...

Такие известные историки прошлого как И.Е. Забелин и С.Б.Веселовский установили, что населенный пункт Тропарево упоминается в старинных документах начиная с конца XV века, а название его было образовано по владельцу - как и у многих других подмосковных сел.

Родоначальником семейства Тропаревых был, по-видимому, некий Иван Тропарь, о котором есть такая запись в документе 1393 года: "Сентября в 21 день преставися Иван Михайлович, нарицаемый Тропарь, в бельцех и положен в своем монастыре на селе своем".

В одной из купчих грамот 1491 года фигурирует "Фомина земля Трепарева" - фамилию Тропаревых источники иногда приводят именно в таком написании, через е. Фома Тропарев, владелец села Тропарева, был известным в Москве сурожским гостем. О торговых людях из генуэзской колонии Сурож (Согдея) на Черном море, ныне известной как крымский поселок Судак, я достаточно подробно поведал вам в главе "Химки-Ховрино, Тушино, Сходня", когда рассказывал о роде Ховриных-Головиных. Следует заметить, что земли к юго-западу от Москвы нередко становились вотчинами именно сурожан. Такова, например, история села Саларево в верховье реки Сетуни и его наименования. В середине XV века оно принадлежало сурожскому гостю Даниилу Салареву. От Даниила Саларева оно было унаследовано его сыном Федором, а в середине XVI века относилось к числу владений Тимофея Саларева, по-видимому, внука Даниила. Как я уже говорил, сурожане были известны кроме своей торговой деятельности еще и как переводчики, а также как проводники, знатоки многих территорий и дорог, особенно южных окраин Русского государства. Из летописных источников известно, что в числе сурожан, которые сопровождали Дмитрия Донского на Куликовскую битву, были братья Саларевы - Михаил и Дементий. По существующему предположению, это были итальянцы Солари. Их прозвание, необычное на слух, русские переделали в Саларев. Итальянская фамилия Солари в какой-то мере могла бы соответствовать по своему смыслу русской фамилии Солнцев. Что же касается фамилии Тропарев, от которой был образован топоним Тропарево, то некоторые исследователи склонны видеть в ее основе нарицательное слово тропарь, обозначающее церковное песнопение в честь какого-либо праздника или святого. Слово тропарь - греческого происхождения: troparion; по какой-то причине оно могло превратиться в прозвище человека Тропарь, а затем - в фамилию Тропарев.

Вотчинники Тропаревы в XVI веке передали село в московский Новодевичий монастырь, во владении которого Тропарево пребывало два с лишним века. Как установила москвовед Н.П.Илышева-Введенская, в ту пору в Тропареве находился монастырский двор, у правлявший хозяйством в селе и "тянувших" к нему деревнях, из которых к середине XIX века уцелело лишь Никулино. Сейчас этот топоним возродился в названии жилого массива Никулино, расположенного между Тропаревым и Олимпийской деревней.

Любопытное описание Тропарева дошло до наших дней благодаря сохранившейся писцовой книге 1627 года. К тому времени село было разорено в результате военных событий и действий: "Новодевичья монастыря, что на Москве, вотчина село Тропарево, на Тропаревском враге, а в нем место церковное, что была церковь Чудо Архистратига Михаила; да в селе во дворе поп Наум Иванов, да двор монастырской, а в нем живут 3 крестьянина, да 7 дворов крестьянских, в них 12 человек, да 2 двора бобыльских, в них 2 человека..."

Однако запустение в Тропареве царило недолго. Уже в 1693 году началось возведение прекрасной каменной церкви, а к началу XVIII века в селе было выстроено сорок новых крестьянских дворов. Впоследствии Тропарево привлекало москвичей не только своим живописным расположением, но и богатыми и большими монастырскими садами. Н.П.Илышева-Введенская разыскала старинную статистику, согласно которой в 1884 году в Тропареве было 60 дворов с населением более двухсот человек, земское училище, трактир. В советское время, перед Великой Отечественной войной, Тропарево было большим подмосковным селением: жило в нем более 800 человек.

Церковь Архангела Михаила стала одним из первых храмов, возвращенных верующим в годы "перестройки" -это произошло в 1989 году. Через год произошло маленькое чудо: помимо колоколов, специально отлитых доя храма на одном из уральских заводов, церковь Архангела Михаила вновь обрела один из прежних собственных колоколов, который был сброшен безбожниками с колокольни в дни закрытия церкви в годы советской власти. Этот колокол был подобран, спрятан и сохранен одной благочестивой прихожанкой, жительницей села Тропарево. В возвращении колокола храму приняла самое деятельное участие труппа Театра на Юго-Западе; этот театр - одно из плодородных зерен русской культуры, достойная внимания достопримечательность современного Тропарева. Упоминанием о чудесном возвращении старинного колокола вновь открытому православному храму я и завершу свое повествование.

Надеюсь, что вы согласитесь, что ныне, когда в преддверии третьего тысячелетия нами глубже осознается сопричастность к великому прошлому столицы России и общая наша ответственность за это наследие и за современный град на реке Москве, по-новому, не хрестоматийно, звучат гениальные пушкинские строки, едва ли не лучшие из всего, что сказано о Москве:

Как часто в горестной разлуке,

В моей блуждающей судьбе,

Москва, я думал о тебе!

Москва... как много в этом звуке

Для сердца русского слилось!

Как много в нем отозвалось!

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий