регистрация / вход

Покровка

Сегодняшняя прогулка пройдет по двум старей-шим улицам Москвы, без которых не обходится ни один московский путеводитель. Это Маросейка и Покровка. Покровка - так обобщенно называют старые москвичи всю прилегающую историческую местность.

ПОКРОВКА

Сегодняшняя прогулка пройдет по двум старей-шим улицам Москвы, без которых не обходится ни один московский путеводитель. Это Маросейка и Покровка. Их общее название Покровка - так обобщенно называют обычно старые москвичи всю прилегающую историческую местность. Помните, наверное, у Грибоедова одна из героинь, старуха Хлестова, жалуется: "Легко ли в шестьдесят пять лет Та-щиться мне к тебе, племянница, мученье! Час битый ехала с Покровки, силы нет; Ночь - светопреставленье!" Мы на-чинаем прогулку с улицы Маросейки, продолже-нием которой и является Покровка. Так было не всегда. Еще в начале XIX века вся улица но сила название Покровки, по стоявшему в самом начале ее храму Покрова Богородицы. Но в народе начальный отрезок Покровки уже давно называли Маросейкой, и городские власти пошли навстречу устной традиции. Откуда же пошла Маросейка? Оказывается, от искаженного слова "малороссийский", точнее, от Малороссийского подворья, которое находилось в старину на месте доходного дома №9. Не секрет, что Москва издавна была многонациональным городом, что нашло отражение, скажем, в названии находящегося неподалеку Армянского переулка, в названии местности Грузины.

Здесь исторически, со времени присоединения Украины к России, селились выходцы с Украины, которых по длинному чубу москвичи называли хохлами, отсюда название прилегающей справа исторической местности - Хохлы. Один из переулков до сих пор носит название Хохловского, там сохранились (дом № 7) старинные палаты дипломата, думного дьяка Емельяна Украинцева (о его малороссийском происхождении говорит фамилия), возглавлявшего российскую внешнюю политику на посту начальника Посольского приказа в последние годы семнадцатого столетия. Любопытно, что и в девятнадцатом веке дом по-прежнему имел отношение к внешнеполитическому ведомству, в нем располагался известный архив Коллегии иностранных дел. Его служащие, молодые люди, увлекавшиеся философией и поэзией, получили прозвание "архивных юношей". Здесь бывал и первый поэт России Александр Пушкин, собиравший в архиве материалы для своей исторической прозы и научных исторических трудов. Об Украине здесь также напоминают палаты в Колпачном переулке, дом № 10, которые москвичи до сих пор называют палатами гетмана Ивана Мазепы. Современные историки опровергают связь Мазепы с этим домом, хотя по возрасту палаты вполне соответствуют - они были построены в конце семнадцатого столетия и несут на себе отпечаток стиля "нарышкинского барокко". Еще старинное название местности отразилось в имени церкви Живоначальной Троицы в Хохловке (Хохловский переулок, дом № 12). Первая церковь на этом месте была когда-то поставлена по воле инокини Марфы (матери царя Михаила Романова) в память их пребывания с сыном в Троицком монастыре в 1613 г. Нынешний храм датируется XVII-XVIII вв. Впрочем, в некоторых источниках вы можете встретить иное название этой церкви: Троицы в Старых Садах. Действительно, местность Хохловка сливается с местностью, получившей название Старые Сады, по находившимся здесь еще в пятнадцатом веке великокняжеским садам Ивана III. Есть здесь и еще один храм, пожалуй, даже более известный москвичам, очень нарядный и элегантный внешне. Это церковь Святого князя Владимира в Старых Садах, возвышающаяся на холме на углу Хохловского и Старосадского переулков. Есть сведения, что церковь была построена в 1514 г. знаменитым зодчим Алевизом Новым в числе других 11 каменных церквей, возводившихся знаменитым итальянцем по указу великого князя Василия III. До нашего времени храм дошел в перестроенном виде, его сильно обезобразили при советской власти, но отрадно видеть, что сегодня возобновлен и сам храм, и приходская жизнь усилиями Свято-Владимирского братства. Братство по мере сил старается также возродить церковную жизнь в расположенном через дорогу Ивановском монастыре. Монастырь поражает своей необычной архитектурой. Перед нами яркий и немногочисленный образец романтизма, детище зодчего Михаила Быковского. Главный собор под огромным куполом, в память Усекновения Главы Иоанна Предтечи, был построен в семидесятые годы девятнадцатого столетия, как и две колокольни, симметрично выходящие в переулок. Но сам монастырь куда более древний. Точное время его основания назвать не представляется возможным, некоторые указывают пятнадцатый век, другие шестнадцатый. Есть версия, что он основан великим князем Василием III и Еленой Глинской в благодарность за рождение наследника Ивана (будущего Ивана Грозного). Целых четверть века (вплоть до своей кончины в 1810 г.) провела здесь фактически в почетном заточении принцесса Августа, дочь императрицы Елизаветы и графа Алексея Разумовского, известная на Руси как княжна Тараканова, а в монастыре известная под своим монашеским именем инокини Досифеи. В эти же годы в склепе под главным собором содержалась под стражей печально знаменитая помещица Дарья Салтыкова (Салтычиха), замучившая столько крепостных, что даже в годы неограниченного крепостничества в России сумела, в конце концов, угодить под суд.

Вернемся теперь в Старосадский переулок. Церковь святого Владимира почти примыкает к Государственной публичной исторической библиотеке (под № 9). Но нас более интересует соседнее, старое здание библиотеки, в котором находятся читальные залы. Если зайти во двор этого Т-образного здания, то нетрудно обнаружить разницу в кирпичной кладке дворовой части - очевидно, что сохранилась старинная двухэтажная основа, которая позднее была надстроена и обстроена вокруг. Вы, конечно, догадались, что мы не случайно обратили внимание на этот в общем-то обычный для московской архитектуры факт. Старинная основа - это остатки городской усадьбы знаменитого московского купца-чаеторговца Александра Алексеевича Куманина, замужем за которым была любимая тетка Федора Достоевского Александра Федоровна. К тетке в этот дом не раз приезжал писатель уже после возвращения из Сибири. Некоторые литературоведы считают, что она послужила прообразом старушки Рогожиной в романе "Идиот" и бабуленьки в "Игроке". Перестройка здания была выполнена в 1913 году, а в 1938 г. была открыта одна из наиболее знаменитых научных библиотек нашей страны, "Историчка", как уменьшительно называют ее читатели. Фонды библиотеки насчитывают более трех миллионов единиц хранения, в свое время сюда были переданы знаменитые собрания А.Д. Черткова и историка Москвы И.Е. Забелина.

С противоположной стороны библиотека граничит тоже с храмом. Его готические формы совершенно не похожи на привычную нам православную архитектуру старого и нового времени. Перед нами лютеранский храм во имя Святых Апостолов Петра и Павла. Если имя главного автора проекта этого храма В. Коссова ничего не говорит вам, то имя его соавтора Вильяма Валькотта должно быть всем хорошо известно по знаменитой московской гостинице “Метрополь”. Как и “Метрополь”, лютеранская кирха строилась в начале двадцатого века, затем была закрыта большевиками, а совсем недавно сюда пришла современная лютеранская община. Ведь Москва не только многонациональный, но и многоконфессиональный город.

Как известно, большевики любили не только закрывать и разрушать храмы, но и переименовывать церковные названия московских улиц. Сегодня нам кажется, что название Старосадского переулка существовало неизменно (ведь сады-то здесь были в пятнадцатом веке!), но это не так. До революции переулок носил название Космодамианского, по церкви святых бессеребреников Косьмы и Дамиана, которая стоит на углу улицы Покровки. Этот храм хорошо известен знатокам классической архитектуры Москвы. Ведь строил его сам Матвей Казаков на рубеже восемнадцатого-девятнадцатого веков. Когда смотришь на него с разных сторон, кажется, что зодчий задался целью обыграть во внешних формах один и тот же объем - цилиндр. Вся композиция представляется сочетанием врезанных друг в друга цилиндров: церковь, приделы, алтарные абсиды.

И еще одно название переулка, примыкающего с одной стороны к Старосадскому, а с другой - к Маросейке. Его название звучит совершенно непонятно для нецерковного человека: Петроверигский. Когда-то здесь находился храм, престол которого был освящен в память чудесного спадения вериг апостола Петра, освобожденного ангелом от оков, в которые велел его заковать иудейский царь Ирод Агриппа. Праздник этот верующие почитают до сих пор, отмечая его 29-го января по новому стилю, а храм сгорел в огне наполеоновского пожара и более не восстанавливался. Есть мнение, что он был поставлен в память бракосочетания царя Алексея Михайловича и Марии Милославской. Из сохранившихся памятников архитектуры и истории в Петроверигском переулке - бывшая городская усадьба Тургеневых-Боткиных (№ 4). Сначала она принадлежала директору Московского университета Ивану Тургеневу, а затем известной купеческой семье Боткиных, из которой вышли писатель Василий Боткин и врач Сергей Боткин (в честь последнего при советской власти была переименована бывшая Солдатенковская больница - нынешняя Боткинская). Дом посещали Н.М. Карамзин, Н.В. Гоголь, А.И. Герцен, А.Н. Островский, Л.Н. Толстой. Одно время в нем жили известные представители так называемого "западничества" в русской культуре Виссарион Белинский и Тимофей Грановский.

Петроверигский вновь вывел нас на Маросейку, как теперь опять называется по-старинному эта улица. Одно время, с 1954 по 1990 годы, в соответствии со специальным указом Моссовета, она носила имя Богдана Хмельницкого, ведь в январе 1954 года в тогдашнем СССР с большой торжественностью отмечалось 300-летие присоединения Украины к России. Теперь, в эпоху продолжающегося пока "парада суверенитетов", это кажется просто неправдоподобным. Но бывали, оказывается, и в нашей истории моменты искреннего единения людей.

А.СВЯТОСЛАВСКИЙ,

Т.ИВАНОВА

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий