Москва военная

Ковчегин Игорь 9 Идет война народная В героической летописи Москвы, как и всей Советской страны, Великая Отечественная война занимает особое место. В тяжелой борьбе против немецко-фашистских захватчиков решалась не только судьба первого в мире социалистического государства, но и будущее всей мировой цивилизации.


Ковчегин Игорь 9б

Идет война народная

В героической летописи Москвы, как и всей Советской страны, Великая Отечественная война занимает особое место. В тяжелой борьбе против немецко-фашистских захватчиков решалась не только судьба первого в мире социалистического государства, но и будущее всей мировой цивилизации.

В годы, когда пришедшие к власти в Германии фа­шисты развернули открытую подготовку к агрессии, Москва призывала народы к бдительности, к созданию прочной системы коллективной безопасности. Однако при попустительстве западных держав гитлеровская Германия подготовила и 1 сентября 1939 г. развязала вторую мировую войну. К лету 1940 г. она покорила почти всю континентальную Европу и начала усилен­ную подготовку к нападению на СССР.

Конкретный план «молниеносной» агрессивной вой­ны против Советского Союза начал разрабатываться фашистскими генералами с июля 1940 г. 18 декабря того же года он был утвержден Гитлером под кодовым наименованием план «Барбаросса».

Ненавидя первую в мире страну социализма, реально воплотившую в жизнь идеи Ленина, гитлеровцы наме­тили обширную программу превращения ее в герман­скую колонию и физического уничтожения миллионов советских людей.

Начав военные действия против СССР в июне 1941 г.. агрессор рассчитывал, что войска вермахта до осени сломят сопротивление Красной Армии и выйдут на линию Архангельск–Волга–Астрахань. Массиро­ванными ударами авиации намечалось разрушить про­мышленную базу на Урале. Так враг мыслил одержать победу над СССР.

Почти четыре года длилась Великая Отечественная война советского народа против германского фашиз­ма–ударного отряда наиболее реакционных сил миро­вого империализма. В суровых военных испытаниях Москва оставалась главным центром страны. Отсюда Центральный Комитет Коммунистической партии, Со­ветское правительство. Государственный Комитет Обо­роны и Ставка Верховного Главнокомандования осуще­ствляли руководство боевыми действиями на фронте, направляли всю работу по мобилизации сил и средств на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.

Развитие боевых действий показало авантюристичность гитлеровского плана «молниеносной» войны. Однако, несмотря на героическое сопротивление совет­ских воинов, противник продолжал наступление в глубь территории СССР. Осенью 1941 г. грозная опас­ность нависла над Москвой.

За свою многовековую историю Москва не раз противостояла иноземному нашествию, но никогда прежде враг не располагал такой огромной военной мощью. Десятки отборных дивизий бросило гитлеров­ское командование в наступление на советскую столи­цу. В специальной листовке с обращением к своим войскам руководители вермахта призывали: «Солдаты! Перед вами Москва! За два года войны все столицы континента склонились перед вами, вы промарширова­ли по улицам лучших городов. Вам осталась Москва. Заставьте ее склониться, покажите ей силу вашего оружия, пройдите по ее площадям».

Но этим надеждам не суждено было сбыться. Бойцы Красной Армии, трудящиеся столицы приложили все усилия, чтобы остановить агрессора. В боях под Москвой были проявлены выдающиеся образцы муже­ства, стойкости, героизма. Одним из ярчайших эпизо­дов в истории Великой Отечественной войны стал подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, в неравном бою у разъезда Дубосеково остановивших несколько десят­ков немецких танков. Прозвучавшие здесь слова полит­рука Василия Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда, позади–Москва!»–отражали готовность со­ветских воинов стоять до конца в схватке с врагом.

При защите столицы особенно наглядно проявилась вдохновляющая роль Коммунистической партии в мо­билизации и сплочении всех сил страны на разгром врага. Трудящиеся Урала и Сибири, Поволжья и Средней Азии, Закавказья и Дальнего Востока посто­янно посылали к Москве боевые резервы, вооружение, боеприпасы, продовольствие, обмундирование.

На полях Подмосковья фашистская Германия по­терпела первое крупное поражение с начала второй мировой войны. Именно здесь, у стен древней Москвы, был развеян миф о непобедимости гитлеровских войск и начал складываться коренной поворот в ходе Вели­кой Отечественной войны.

В последующие годы, когда фронт отодвигался все дальше на запад, Москва продолжала трудиться во имя победы. Она формировала новые воинские части, готовила оружие, боеприпасы, снаряжение, создавала госпитали для раненых.

Подвиг москвичей в годы Великой Отечественной войны поистине бессмертен. Трудящиеся столицы вне­сли неоценимый вклад в достижение исторической победы над фашистским агрессором.

Первые месяцы войны

22 июня 1941 г. в 4 часа утра авиация и артиллерия фашистской Германии об­рушили свои удары на мирные совет­ские города и села. Гитлеровские пол­чища пересекли границу Советского Союза и, сея вокруг смерть и разруше­ния, углубились на его территорию. Война была объявлена главарями фа­шистского рейха уже после разбой­ничьего вторжения. Реакционные пра­вители Венгрии, Италии, Румынии и Финляндии присоединились к этому преступному акту.

Великая Отечественная война нача­лась в условиях, неблагоприятных для СССР. Однако уже в приграничных сражениях советские войска проявили высокое мужество и стойкость. Геро­ической страницей в истории войны стала оборона Брестской крепости. В течение месяца ее гарнизон противо­стоял натиску превосходящих сил гит­леровцев. Фронт отодвинулся далеко на восток, но защитники крепости продол­жали сражаться. Почти все они погиб­ли, но их легендарная самоотвержен­ность воодушевляла советских людей на подвиги в борьбе с захватчиками.

Используя временные преимущества, агрессор продвигался вперед на всех трех главных направлениях своего на­ступления: северо-западном, западном и юго-западном. Над народами нашей страны нависла смертельная опасность.

В полдень 22 июня в обращении, переданном по радио. Коммунистиче­ская партия и Советское правительство призвали весь советский народ поднять­ся на защиту свободы и независимости Родины. Президиум Верховного Совета СССР принял ряд постановлений в свя­зи с создавшимся чрезвычайным поло­жением. Была объявлена мобилизация военнообязанных 1905–1918 гг. рож­дения на территории 14 военных окру­гов. Во всех приграничных республиках и ряде центральных областей вводилось военное положение. 23 июня совме­стным постановлением ЦК ВКП(б) и правительства была создана Ставка Главного Командования, преобразован­ная затем в Ставку Верховного Главно­командования. 30 июня ЦК ВКП(б), Президиум Верховного Совета и СНК СССР образовали Государственный Ко­митет Обороны (ГКО) под председа­тельством И. В. Сталина.

3 июля советские люди с напряжен­ным вниманием слушали по московско­му радио выступление И. В. Сталина, который от имени ЦК партии и прави­тельства изложил программу пере­стройки всей деятельности страны в целях ведения освободительной войны. «Войну с фашистской Германией нель­зя считать войной обычной,–сказал он.–Она является не только войной между двумя армиями. Она является вместе с тем великой войной всего советского народа против немецко-фашистских войск. Целью этой всена­родной Отечественной войны против фашистских угнетателей является не только ликвидация опасности, навис­шей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы, стонущим под игом германского фашизма».

Вместе со всем советским народом на защиту социалистической Отчизны под­нялись и москвичи. 22–24 июня в сто­лице состоялись массовые митинги, на которых трудящиеся города заявили о единодушной поддержке призыва пар­тии отдать все силы на разгром врага.

С первого дня войны вся жизнь Москвы подчинялась неотложным нуж­дам фронта. Под руководством город­ского и областного комитетов партии перестраивалась и деятельность партий­ной организации. Развернулась работа по оказанию помощи военкоматам в проведении мобилизации военнообязан­ных, по направлению на фронт коммунистов, призыву добровольцев, органи­зации автотранспорта.

Коллективы московских предприятий становились на боевую вахту, выполняя и перевыполняя производственные планы.

В Москве и области принимались неотложные меры для противодействия налетам вражеской авиации. Строго соблюдались правила светомаскировки предприятий, транспорта, жилых домов и улиц, приводились в боевую готов­ность службы МПВО. 30 июня испол­ком Моссовета издал постановление «Об обязанностях граждан, руководи­телей предприятий, учреждений, учеб­ных заведений и управляющих домами города Москвы по противовоздушной обороне». Форсировалось строитель­ство бомбоубежищ, укрытий, срочно изготовлялся противопожарный инвен­тарь для обеспечения всех объектов противовоздушной обороны.

Москвичи активно готовились к борь­бе с пожарами. В газетах публикова­лись материалы, разъясняющие прави­ла поведения во время воздушной тревоги.

За короткий срок в столице возникло 13 000 добровольных пожарных команд. Вошедшие в них 205 000 москвичей без отрыва от производства проходили спе­циальные курсы. Был сформирован комсомольско-молодежный противопо­жарный полк в составе 5000 человек. При домоуправлениях создавались группы самозащиты. Местная противо­воздушная оборона охватывала десятки тысяч москвичей.

В столице установился режим воен­ного времени. С 7 часов вечера и до 5 часов утра на улицах резко сокраща­лось движение. С наступлением суме­рек вводилось полное затемнение. Вит­рины магазинов закрывались мешками с песком или деревянными щитами. Над многими площадями поднимались аэростаты воздушного заграждения. Художники-декораторы и строители в короткий срок искусно замаскировали очертания городских магистралей, пло­щадей, многих промышленных предпри­ятий, других зданий. Площадь Свердлова и Большой театр, например, сверху казались группой небольших невзрачных домиков.

В Москве, как и во многих других городах страны, развернулось движе­ние за создание народного ополчения, поддержанное и возглавленное партий­ной организацией. В первых числах июля около 170 000 москвичей и свыше 130 000 жителей Подмосковья подали заявления с просьбой о зачислении в ополченские формирования. Работа по созданию ополчения направлялась чрезвычайными тройками, председате­лями которых являлись первые секре­тари райкомов партии.

Партийные организации предприятий, наркоматов и ведомств, высших учеб­ных заведений, научных институтов, других учреждений посылали в ополче­ние самых проверенных и стойких ком­мунистов. Основную массу ополченцев составляли производственники. В Ки­ровском районе, например, из 10 500 ополченцев 9000 были рабочие. Завод «Калибр» сформировал полк в составе 650 человек. В ополчение шли многие студенты, работники наркоматов, дру­гих учреждений.

К 7 июля Москва сформировала 12 ополченских дивизий численностью около 120 000 человек. Почти половину их составляли коммунисты и комсо­мольцы. В Куйбышевском районе, на­пример, из 6500 ополченцев 2500 были членами или кандидатами партии.

Под руководством партийных органи­заций москвичи провели большую рабо­ту по обеспечению ополченских диви­зий обмундированием, снаряжением, вооружением и автотранспортом. 8 –11 июля части народного ополчения были выведены из столицы в западные районы Подмосковья, где занялись бое­вой подготовкой. В торжественной об­становке ополченским дивизиям и пол­кам вручались Красные знамена, уч­режденные МГК ВКП(б).

Полмиллиона жителей столицы уча­ствовали в строительстве оборонитель­ных рубежей. Проводилась большая работа по массовому обучению москви­чей военному делу. С 1 октября около 100 000 человек, объединенных в под­разделения Всевобуча, приступили к военной подготовке по 110-часовой программе.

Спустя месяц после начала войны развернулась воздушная битва за Москву. Фашистское командование на­меревалось ударами авиации уничто­жить крупнейшие московские предпри­ятия, важные административные зда­ния, вокзалы, мосты, Центральный те­леграф, а также культурные ценности, в том числе Третьяковскую галерею. Для налетов на Москву оно сосредото­чило крупную авиационную группи­ровку.

Столицу прикрывали войска Москов­ской зоны противовоздушной обороны.

Истребительная авиация должна была перехватывать вражеские самолеты на дальних подступах к Москве, а ближ­ние подступы к городу охранялись, кроме того, многочисленной зенитной артиллерией.

В ночь на 22 июля Москва подвер­глась первому массированному налету гитлеровской авиации. Враг был встре­чен на дальних подступах к столице, и воздушные бои развернулись над Сол­нечногорском, Истрой, Звенигородом и другими районами Подмосковья. При отражении налета в воздушных боях и огнем зенитной артиллерии было сбито 22 вражеских самолета.

С 22 июля по 15 августа было совер­шено 18 ночных налетов на столицу, в которых участвовало около 1700 само­летов. Из них к Москве смогли прор­ваться 70. Почти 200 вражеских самоле­тов были сбиты.

Налеты гитлеровской авиации наи­больший вред причиняли населению и жилому фонду столицы. Пострадали также одна больница, две поликлиники, три детских сада, здания Театра им. Евг. Вахтангова и Академии наук СССР. На площади у Никитских ворот был поврежден памятник К. А. Тими­рязеву. Понесли ущерб несколько кол­хозов и совхозов в окрестностях го­рода.

Сбрасываемые на Москву бомбы бы­ли преимущественно зажигательные, весом 800–1000 г. Гитлеровцы стреми­лись создать как можно больше очагов пожара. В какой-то мере это им удава­лось, пожаров возникало много. Но и борьба с ними велась успешно. Пожар­ные команды действовали самоотвер­женно и мобильно. Важнейшим факто­ром успешной ликвидации последствий налетов фашистской авиации являлось массовое участие в этом жителей сто­лицы. Городская противовоздушная оборона располагала многотысячной армией добровольцев, дежуривших на крышах и во дворах предприятий, уч­реждений и жилых домов. На многих зданиях команды МПВО несли кругло­суточное дежурство.

Гитлеровская пропаганда утвержда­ла, что в результате бомбардировок Москва сильно разрушена. Однако дей­ствительность была далека от такой картины. Противовоздушная оборона столицы становилась все более силь­ной. Потери гитлеровской авиации воз­растали, и в сентябре ее налеты на Москву сократились. Войска Москов­ской зоны ПВО продолжали успешно отражать воздушные атаки против­ника.

Как суровую необходимость воспри­нимали москвичи новый ритм жизни, сложившийся в условиях войны. При воздушных налетах население укрыва­лось в бомбоубежищах, в метро–на станциях и в тоннелях. В то же время десятки тысяч жителей столицы были готовы к действиям по сигналу тревоги.

Великая битва на полях Подмосковья

К осени 1941 г. положение на фронтах оставалось исключительно сложным и трудным для Советского Союза. Ведя упорные бои и нанося значительные потери противнику, войска Красной Армии продолжали отходить в глубь страны. Стратегическая инициатива на­ходилась в руках врага. Однако вопре­ки планам Гитлера наступавшая на за­падном направлении центральная груп­пировка вермахта летом была останов­лена на дальних подступах к Москве.

Гитлеровская стратегия «молниенос­ной» войны против СССР с самого начала фашистской агрессии терпела провал. Такое развитие событий опре­делялось героическим сопротивлением Красной Армии и прочностью советско­го тыла. Перед лицом тяжелых испыта­ний ярко проявилось морально-полити­ческое единство всех народов СССР, вдохновляемых и руководимых Ком­мунистической партией.

Фашистское командование, стремясь добиться решающего успеха до наступ­ления зимы, осенью 1941 г. возобнови­ло наступление на западном направле­нии с целью захватить Москву. В нача­ле сентября Гитлер подписал директиву № 35, в которой говорилось, что созда­ны последние предпосылки для прове­дения этой решающей операции.

Стратегический план наступления на Москву получил кодовое наименование «Тайфун». Осуществление его возлага­лось на группу армий «Центр», усилен­ную за счет переброски войск с других направлений. В распоряжении ее коман­дующего генерал-фельдмаршала фон Бока находилось 1 800 000 человек, 1700 танков, свыше 14 000 орудий и миноме­тов. Для поддержки наступления было выделено около 1390 самолетов. В со­став группы армий «Центр» входило 40% всех пехотных и 64% танковых и моторизованных дивизий вермахта, дей­ствовавших на советско-германском фронте.

Командование противника было уве­рено, что мощные и стремительные удары его подвижных соединений сок­рушат оборону защитников Москвы и приведут к успеху «непобедимого» немецко-фашистского оружия. Гитлер и его генералы намеревались не только захватить советскую столицу, но и уничтожить ее население, а сам город сровнять с землей. Главное командова­ние сухопутных войск вермахта 12 ок­тября 1941 г. указывало командованию группы армий «Центр»: «Фюрер вновь решил, что капитуляция Москвы не должна быть принята, даже если она будет предложена... Всякий, кто попы­тается оставить город и пройти через наши позиции, должен быть обстрелян и отогнан обратно».

На рассвете 2 октября основные си­лы группы армий «Центр» перешли в наступление, нанося удары по войскам Западного и Резервного фронтов. За два дня до этого, 30 сентября, против­ник нанес сильный удар по войскам Брянского фронта. Воины Красной Ар­мии вступили в битву за Москву в невыгодных для них условиях. На на­правлениях главных ударов фашисты сумели сосредоточить крупные силы, обеспечив значительное численное пре­восходство над противостоящими им советскими войсками в людях и тех­нике.

Противнику удалось сразу же прор­вать фронт обороны. Обстановку, сло­жившуюся тогда на западном направле­нии, руководители фашистской Герма­нии оценивали как победную для себя. Выступая по радио 3 октября, Гитлер объявил, что 48 часов назад на Восточ­ном фронте начались новые операции гигантских масштабов. Он утверждал, что Советский Союз «уже разбит и никогда больше не восстановит своих сил».

К исходу 6 октября танковые и мото­ризованные соединения вермахта вы­шли в район Вязьмы и окружили запад­нее нее четыре советские армии.

Врагу казалось, что цели, поставлен­ные перед группой армий «Центр», в главном уже достигнуты: ударные со­единения фон Бока прорвали оборону войск Западного, Резервного и Брян­ского фронтов и своими охватывающи­ми клиньями рассекли ее на части, отрезали пути отхода основным силам советских фронтов и приближались к столице.

Однако в своих прогнозах агрессор допускал грубый просчет. Гитлер и преданно служившие ему генералы, как и отравленные нацистской пропагандой офицеры и солдаты вермахта, с близо­рукой самоуверенностью полагали, что противостоящие им фронты Красной Армии бесповоротно разгромлены и де­морализованы. В действительности же советские войска в самой сложной си­туации не теряли веры в победу в той священной войне за свободу и незави­симость, которую вела первая в мире страна социализма.

В сложившейся тяжелой боевой об­становке защитники советской столицы проявили непреклонную стойкость и мужество. Попавшие в окружение вой­ска 19, 20, 24 и 32-й армий и оператив­ной группы генерала И. В. Болдина ге­роически сражались в «вяземском кот­ле», сковав в этих боях до 28 дивизий врага. Позже, возвращаясь в своих воспоминаниях к событиям тех дней, маршал Г. К. Жуков писал: «Благодаря упорству и стойкости, которые прояви­ли наши войска, дравшиеся в окруже­нии в районе Вязьмы, мы выиграли драгоценное время для организации обороны на Можайской линии. Проли­тая кровь и жертвы, понесенные вой­сками окруженной группировки, оказа­лись не напрасными».

Образовавшиеся на московском на­правлении разрывы в обороне прикры­вались за счет внутренних сил Москов­ского военного округа: военных учи­лищ, отдельных частей и подразделе­ний, а также добровольческих форми­рований.

Моральная крепость и боевая мощь Красной Армии питались из такого животворного источника, как поддер­жка десятков миллионов тружеников тыла. Все советские люди, где бы они ни находились, выполняли свой патри­отический долг перед Родиной. Они не дрогнули в жестоком единоборстве с врагом.

Под идейным знаменем великого Ле­нина Коммунистическая партия органи­зовывала и вдохновляла общенародную борьбу против фашистской агрессии. И исход великой битвы под Москвой в конечном счете определяли не времен­ные факторы, а прочность и неруши­мость всего Советского Союза.

Критическая обстановка, сложивша­яся на подступах к столице, требовала принятия неотложных мер.

10 октября Государственный Коми­тет Обороны объединил войска Запад­ного и Резервного фронтов в один, Западный фронт, а его командующим назначил генерала армии Г. К. Жукова. По Можайской линии от Волоколамска до Калуги создавался новый рубеж обороны. На подступы к Москве на­правлялись соединения из глубины страны и с соседних фронтов, а также части, вырвавшиеся из окружения. Формировались новые армии.

С 13 октября развернулись ожесто­ченные сражения на главных оператив­ных направлениях: Волоколамском, Можайском, Малоярославецком, Калуж­ском. Сплошной фронт обороны был почти восстановлен, но сил и средств недоставало.

17 октября гитлеровцы заняли Кали­нин. В центре Западного фронта также шли напряженные бои. На Можайском направлении наступление врага отража­ла 5-я армия генерала Д. Д. Лелюшенко. На Волоколамском направлении стойко сражалась вновь созданная 16-я армия под командованием генерала К. К. Рокоссовского. Упорные сра­жения происходили на всех направле­ниях.

17 октября решением Ставки ВГК был создан Калининский фронт под командованием генерала И. С. Конева. Принимались и другие меры для укреп­ления обороны на подступах к столице. Однако обстановка становилась все бо­лее угрожающей. В эти дни по приказу Гитлера была образована специальная саперная команда, которая должна бы­ла разрушить Кремль после вступления в Москву немецко-фашистских войск.

В защите столицы огромную роль играла Московская партийная организа­ция, деятельность которой направлял ЦК ВКП(б). 13 октября состоялось эк­стренное собрание партийного актива Москвы; с докладом на нем выступил секретарь ЦК ВКП(б), первый секре­тарь МК и МГК партии А. С. Щерба­ков. Коммунисты обсудили вопросы о неотложных мерах по укреплению обо­роны столицы.

В тот же день секретариат МГК партии учредил городской штаб добро­вольческих формирований. При райко­мах партии были организованы район­ные штабы, немедленно приступившие к созданию коммунистических (рабо­чих) батальонов и подбору для них командно-политического состава. За короткий срок возникло 25 добровольческих подразделений, состоявших в основном из коммунистов и комсомоль­цев. Утром 16 октября они выступили на фронт и заняли рубежи обороны, прикрывая ближние подступы к столи­це. Истребительные батальоны, создан­ные еще в июле и выполнявшие до этого патрульную службу, тоже от­правлялись на фронт. В дальнейшем из них были сформированы три москов­ские коммунистические стрелковые ди­визии (3, 4 и 5-я). Формировалась так­же 2-я кадровая Московская стрелко­вая дивизия. Все они были вооруже­ны и обмундированы трудящимися сто­лицы.

В осеннюю непогоду, подвергаясь бомбежкам и пулеметному обстрелу с гитлеровских самолетов, москвичи вели оборонительные работы на подступах к городу.

Ввиду острого недостатка боевой тех­ники и вооружения московские пред­приятия, изготовлявшие их, перево­дились на круглосуточную работу. С большим подъемом проходило социа­листическое соревнование в честь 24-й годовщины Великого Октября за до­срочное выполнение и перевыполнение установленных производственных пла­нов, повышение производительности труда, за проведение жесточайшей эко­номии сырья, топлива, электроэнергии, за мобилизацию всех внутренних ресур­сов, быстрейшую подготовку новых кадров рабочих.

В первые месяцы войны из Москов­ской партийной организации свыше 100 000 членов и кандидатов партии ушли на фронт, но, несмотря на это, коммунисты по-прежнему являлись авангардом трудящихся столицы в ре­шении стоявших перед ними ответ­ственных и сложных задач. На произ­водстве, в учреждениях, на строитель­стве оборонительных сооружений, на всех других участках коммунисты пока­зывали личный пример выполнения гражданского долга и вели за собой беспартийных патриотов. Ближайшим и самоотверженным помощником МК и МГК партии была комсомольская орга­низация столицы. Вместе с коммуни­стами комсомольцы проводили актив­ную агитационно-пропагандистскую ра­боту на заводах и фабриках, в воен­коматах, в жилых домах, рассказывая о положении на фронте и призывая к мобилизации всех сил на борьбу с вра­гом.

В середине октября фронт прибли­зился к столице. Напряженность обста­новки в городе особенно остро чувствовалась 16, 17 и 18 октября. По поруче­нию ЦК партии 17 октября по радио выступил А. С. Щербаков, призвавший москвичей к строгому соблюдению ре­волюционного порядка, дисциплины и бдительности. «Каждый из вас,– говорил А. С. Щербаков,–на каком бы посту он ни стоял, какую бы работу ни выполнял, пусть будет бойцом армии, отстаивающей Москву от фашистских захватчиков». Маршал Советского Со­юза Г. К. Жуков впоследствии писал, что «призывы Центрального и Москов­ского Комитетов партии отстоять со­ветскую столицу, разгромить врага бы­ли понятны каждому москвичу, каждо­му воину, всем советским людям. Мос­квичи превратили столицу и подступы к ней в неприступную крепость, а за­щита Москвы вылилась в героическую эпопею».

Исполнительный комитет Московско­го городского Совета депутатов трудя­щихся 18 октября принял постановле­ние о соблюдении в городе строжайше­го порядка и поддержании нормальной работы магазинов и учреждений быто­вого обслуживания.

Постановлением Государственного Комитета Обороны с 20 октября в сто­лице вводилось осадное положение. При сложившейся на фронте обстанов­ке важно было обеспечить в Москве строгий порядок и не допускать под­рывной деятельности шпионов и дивер­сантов. Постановление обязывало прив­лекать к ответственности всех наруши­телей порядка с немедленной передачей их суду военного трибунала, а провока­торов, шпионов и других врагов рас­стреливать на месте. «Государственный Комитет Обороны,–говорилось в этом постановлении,–призывает всех трудя­щихся столицы соблюдать порядок и спокойствие и оказывать Красной Ар­мии, обороняющей Москву, всяческое содействие».

Выступая на собрании партийного актива Москвы 13 октября 1941 г., А. С. Щербаков сообщил, что за истекшую неделю военное положение страны ухудши­лось: «Несмотря на ожесточенное сопротивление, на­шим войскам приходится отступать... Бои приблизи­лись к границам нашей области. Не будем закрывать глаза–над Москвой нависла угроза».

Вблизи столицы и на ее улицах, площадях возводи­лись оборонительные рубежи: вдоль окружной желез­ной дороги, по Садовому и Бульварному кольцу. В распутицу и стужу москвичи копали противотанко­вые рвы, строили доты, устанавливали «ежи», надол­бы, проволочные заграждения. Большинство работаю­щих были с предприятий столицы, а также домохозяй­ки, студенты, школьники старших классов, представи­тели интеллигенции.

20 октября «Правда» озаглавила свою передовую статью «На защиту родной Москвы!». В ней говорилось о смертель­ной опасности, нависшей над столицей, и содержался призыв сплотить все си­лы для ее защиты: «Ценой любых усилий мы должны сорвать планы гит­леровцев. Против Москвы враг бросил большое количество мотомеханизиро­ванных частей, особенно танков. Сосре­доточивая на отдельных участках круп­ные силы, немцы пытаются развивать наступление...

В создавшейся сложной и тревожной обстановке мы должны соблюдать ве­личайшую организованность, проявлять железную дисциплину и нерушимую сплоченность. Святая обязанность мос­квичей–сделать все для защиты родного города, для укрепления тыла войск, защищающих Москву.

На оборонительные рубежи вышли рабочие батальоны районов столицы. Каждый, умеющий обращаться с ору­жием, считает своим священным долгом преградить путь врагу. Многие тысячи людей заняты сейчас на строй­ке оборонительных укреплений под Москвой. Мы обязаны усилить темпы работ. Каждый подмосковный город, село, станция, каждый район столицы, улица и дом должны превратиться в крепость обороны, быть готовыми к встрече с врагом, к жестокому бою, к уличным схваткам». Передовая закан­чивалась словами: «Над Москвой навис­ла угроза. Отстоим родную Москву! Да здравствует наша любимая Москва!»

Из столицы вывозились крупные предприятия, министерства, ведомства, научные, художественные и другие учреждения. Эвакуировалась также часть населения. Несмотря на это, про­изводственные коллективы продолжали обеспечивать выполнение заказов фронта, работая на оставшемся обору­довании и проявляя подлинный трудо­вой героизм. Были переведены из Москвы и некоторые центральные пра­вительственные и военные органы. Од­нако Политбюро ЦК ВКП(б), Государ­ственный Комитет Обороны и Ставка ВГК постоянно оставались в столице, осуществляя руководство борьбой про­тив фашистских агрессоров.

На помощь защитникам столицы из центральных и восточных районов стра­ны перебрасывались резервные соеди­нения, военная техника, боеприпасы и продовольствие. В среднем к трем фронтам московского направления каж­дые сутки прибывало 100–120 поездов с войсками, вооружением и различным имуществом.

Во второй половине октября особен­но упорные бои развернулись в райо­нах Волоколамска, Можайска, Наро-Фоминска, Алексина, Тулы. В этих боях героически сражались войска под командованием генералов К. К. Рокос­совского, Д. Д. Лелюшенко, Л. А. Го­ворова, М. Г. Ефремова, А. Н. Ер­макова и др. Прикрывая Волоко­ламск, особенно отличились воины 316-й стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова и курсантского пол­ка, созданного на базе военного учили­ща им. Верховного Совета РСФСР, под командованием начальника училища Ге­роя Советского Союза полковника С. И. Младенцева. На можайском на правлении мужественно сражалась на Бородинском поле 32-я стрелковая ди­визия полковника В. И. Полосухина. В районах Малоярославца и Наро-Фоминска боевой славой покрыли свои знамена части 312-й стрелковой дивизии полковника А. Ф. Наумова, курсанты двух подольских военных училищ, 17-я танковая бригада полковника И. И. Троицкого.

«7 ноября. На всей Красной площади от Москворецко­го моста до здания Исторического музея стоят вой­ска. .. 8 часов утра. Из ворот. Спасской башни на коне выезжает заместитель народного комиссара обороны СССР Маршал Советского Союза С. М. Буденный. Приняв мой рапорт, он объезжает войска, выстроен­ные к параду, и здоровается с ними. Затем с речью к участникам парада обратился И. В. Сталин.

Начался торжественный марш частей. Мимо Мав­золея В. И. Ленина проходили курсанты, моторизо­ванная пехота, стрелковые подразделения, батальоны моряков, отряды вооруженных рабочих Москвы. За­вершая марш войск, Красную площадь заняли танки. Парад продолжался чуть больше часа».

Из воспоминаний генерал-полковника П. А. Артемьева, бывшего командующего Московским военным округом

Несмотря на огромные потери, фаши­сты продвигались к Москве. 21 октября они ворвались в Наро-Фоминск, захва­тили часть города, вышли к разделяв­шей его реке Наре, но были отброшены подошедшей из резерва 1-й гвардейской мотострелковой дивизией полковника А. И. Лизюкова.

К концу октября немецко-фашистские войска захватили Можайск, Малоярос­лавец, Калугу, Тарусу. На ряде направ­лений им удалось прорвать Можайскую линию обороны. Однако дальше прод­винуться гитлеровцы не смогли. Их наступление выдыхалось. Группа армий «Центр» вынуждена была остановить­ся. Потеряв в ходе боев большое коли­чество живой силы и техники, против­ник вместо ожидаемой им победы имел перед собой вновь созданный сплошной фронт советской обороны, проходив­ший по линии Калинин–Волоко­ламск – Наро-Фоминск – Алексин – Тула – Богородицк – западнее Ефре­мова, Ельца, Ливен. На этом рубеже стояли войска Калининского, Запад­ного и Брянского фронтов.

Остановленный на расстоянии 60– 200 км от Москвы противник усиленно готовился к новому наступлению. Груп­па армий «Центр» пополнялась личным составом, вооружением, боевой техни­кой и производила перегруппировку войск. К середине ноября она имела в своем составе три полевые, одну танко­вую армии и две танковые группы, а всего 73 дивизии и 4 бригады. Только в полосе Западного фронта фашистское командование развернуло 51 дивизию, в том числе 13 танковых и 7 моторизо­ванных. Все они были хорошо уком­плектованы. Сухопутные войска под­держивали самолеты 2-го воздушного флота.

К продолжению борьбы готовились и защитники столицы. Эта подготовка проходила в условиях непрекраща­ющихся боев на фронте. Однако в целом обстановка характеризовалась кратковременным затишьем, которое ГКО и Ставка ВГК использовали для восстановления и наращивания сил. За­падный фронт усиливался противотан­ковой артиллерией и гвардейскими ми­нометными частями. В первой половине ноября фронт получил пополнение:

100 000 человек, 300 танков, 2000 ору­дий. В состав Западного фронта была передана 50-я армия (из расформиро­ванного Брянского фронта). Подкрепления направлялись также Калининско­му фронту, на правое крыло Юго-Западного фронта и в Московскую зо­ну обороны. Выдвигались новые армии:

1-я ударная–в район Загорска, 10-я армия–в район Рязани.

Облик Москвы стал еще более суро­вым. Военные патрули бдительно охра­няли общественный порядок. При уже привычных сигналах воздушной трево­ги подразделения МПВО занимали свои посты на объектах, а большинство мос­квичей спешили в укрытия.

В ноябре к столице прорвалось 28 не­мецких самолетов. Во время одного из налетов бомба попала в здание ЦК ВКП(б) на Старой площади. Возник сильный пожар, имелись жертвы. Воз­душные налеты вызывали пожары и в других местах. При их тушении пожар­ные команды проявляли организован­ность и бесстрашие.

Москва готовилась к любым неожи­данностям. Жители столицы соорудили на улицах баррикады; протяженность противотанковых препятствий, устроен­ных в черте города, составляла 113 км, а противопехотных–46 км. Было обо­рудовано 1400 огневых точек на кры­шах и в оконных проемах зданий.

На подступах к Москве общая протя­женность противотанковых загражде­ний достигала 210 км. Установлено бы­ло большое количество металлических «ежей».

Население столицы сократилось на 2 млн. человек. Часть жителей ушла в Красную Армию, другие эвакуирова­лись в тыл вместе с предприятиями и учреждениями. Оставшиеся в городе 2,5 млн. москвичей все свои силы отда­вали для помощи фронту.

Значительно изменилась численность Московской партийной организации. Если перед войной она насчитывала в своем составе 236 240 человек (членов и кандидатов партии), то к 1 декабря– 50 803. С 400 000 до 40 000 человек уменьшился за этот период состав сто­личной организации ВЛКСМ.

В Москве, как и в других городах, трудности военной обстановки ощуща­лись и в повседневном быту. Многие продукты, одежда, обувь и другие това­ры выдавались по карточкам. Строго лимитировалось топливо.

В самые тяжелые дни и ночи москви­чи сохраняли веру в мудрость руковод­ства партии и несокрушимую мощь Советского государства. В напряжен­ном ритме трудились жители города, изготовляя оружие и боевую технику для фронта, решая многие другие зада­чи для подготовки разгрома врага.

3 ноября бюро МК и МГК ВКП(б) в соответствии с решением ЦК партии приняло постановление о праздновании 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. 6 и 7 но­ября на всех предприятиях, в учрежде­ниях и учебных заведениях столицы, в подмосковных колхозах и совхозах прошли митинги трудящихся, посвя­щенные годовщине Великого Октября и мобилизации сил на оборону Москвы, на разгром немецко-фашистских войск.

Вечером 6 ноября на станции метро «Маяковская» открылось торжествен­ное заседание Московского городского Совета депутатов трудящихся совме­стно с представителями партийных и общественных организаций столицы, Красной Армии и Военно-Морского Флота. С докладом выступил Председа­тель ГКО И. В. Сталин, который под­вел итоги борьбы против гитлеровских захватчиков за четыре месяца войны и сформулировал стоящие перед совет­ским народом задачи. Доклад трансли­ровался по радио на всю страну.

Утром 7 ноября на Красной площади состоялся парад войск Красной Армии, который имел громадное военно-поли­тическое значение, продемонстрировав мощь Советских Вооруженных Сил, веру советских людей в грядущую победу. От имени Коммунистической партии и правительства И. В. Сталин с трибуны Мавзолея призвал воинов Красной Армии, Военно-Морского Фло­та и советских партизан наносить бес­пощадные удары по врагу. Участвовав­шие в параде войска с Красной площа­ди направлялись прямо на фронт.

Обстановка на подступах к столице все еще складывалась в пользу против­ника. Группа армий «Центр» по количе­ству людей и вооружения по-прежнему превосходила противостоявшие ей вой­ска Калининского, Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов. Немецко-фашистские войска имели почти в 2 раза больше солдат и офицеров, в 2,5 раза больше орудий и минометов, в 1,5 раза больше танков, а на направ­лениях главных ударов их превосходст­во по танкам было шести-, семикратным. Только в авиации количественное соот­ношение сложилось в пользу защитни­ков столицы. Советское командование сосредоточило под Москвой около 1000 самолетов, в то время как боевой состав 2-го воздушного флота фашист­ской армии в результате потерь сокра­тился до 670 самолетов.

Ставке ВГК стало известно, что про­тивник готовится нанести массирован­ные удары по Москве в дни празднова­ния 24-й годовщины Великого Октября. Этот замысел был сорван советскими военно-воздушными силами, которые с 5 по 8 ноября провели свыше 1000 са­молетов-вылетов и подвергли бомбовым ударам 28 аэродромов противника, унич­тожив и повредив на них свыше 60 са­молетов. Кроме того, в завязавшихся воздушных боях гитлеровцы потеряли 56 машин. Советская авиация наносила все более мощные удары по аэродро­мам, а также по танкам и пехоте врага.

Второй этап «генерального» наступ­ления немецко-фашистских войск на Москву начался 15–16 ноября 1941 г. На ближних подступах к столице раз­вернулись ожесточенные бои. К севе­ро-западу от Москвы обстановка быстро осложнилась. На Волоколамском направлении огромной силы на­тиск гитлеровцев сдерживали воины 316-й стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова, кавалерийской груп­пы генерала Л. М. Доватора и других соединений 16-й армии.

Жестокие бои с рвавшимися к столи­це немецко-фашистскими войсками шли в районах Клина, Солнечногорска, Дмитрова, Яхромы. Танковые и мото­ризованные части гитлеровцев ворва­лись в Крюково и Красную Поляну, продвигались к Химкам. Из Красной Поляны враг намеревался начать об­стрел Москвы из тяжелых дальнобойных орудий.

Для прикрытия наиболее опасных на­правлений Ставка ВГК и командование Западного фронта перебрасывали под­крепления. На северной окраине столи­цы и в районе Лобня–Сходня–Химки сосредоточивались части и соединения вновь созданной 20-й армии. Контруда­ром советских войск гитлеровцы были выбиты из Красной Поляны и отброше­ны от станции Лобня. Опасность об­стрела столицы была устранена.

К началу декабря оборонительное сражение северо-западнее Москвы за­вершилось срывом наступления 3-й и 4-й танковых групп противника. Фаши­сты были остановлены здесь в 25– 50 км от столицы.

На южных подступах к Москве так­же шла упорная борьба. В ходе ноябрь­ского наступления гитлеровцев на этом направлении основную роль играла 2-я танковая армия, прорывавшаяся к сто­лице через Тулу и Сталиногорск (Ново-московск). Войска 50-й армии генерала И. В. Болдина при самоотверженном участии жителей Тулы, возглавляемых партийной организацией и городским комитетом обороны, героически отра­жали натиск танковых соединений гит­леровского генерала Гудериана.

Фашистам удалось захватить Стали­ногорск, Венев, Михайлов, Серебряные Пруды, однако на подступах к Кашире конно-механизированная группа гене­рала П. А. Белова сокрушительным контрударом отбросила гитлеровцев в район Мордвеса. Тула осталась непри­ступной для врага. Вражеские части не смогли прорваться к Москве и через район Серпухова, где оборону держали войска 49-й армии генерала И. Г. За-харкина.

Встречая на всех направлениях стой­кое сопротивление, гитлеровцы посте­пенно утрачивали веру в обещанную фюрером близкую победу. 27 ноября генерал-квартирмейстер фашистского генерального штаба сухопутных сил до­кладывал начальнику штаба генералу Гальдеру: «Наши войска накануне пол­ного истощения материальных и люд­ских сил».

На центральном участке фронта немецко-фашистские войска перешли в наступление 1 декабря, пытаясь выйти к Москве по кратчайшему направле­нию. В районе Звенигорода им прегра­дили путь войска 5-й армии генерала Л. А. Говорова. Немецким танкам и мо­топехоте удалось прорвать оборону на участке 33-й армии в районе Наро-Фоминска, они форсировали реку Нару и вышли на шоссейную дорогу, проры­ваясь к Кубинке. Однако 32-я стрелко­вая дивизия полковника Л. А. Полосу­хина, выдвинутая генералом Л. А. Го­воровым к деревне Акулово, останови­ла врага севернее Наро-Фоминска. Не удалось гитлеровцам развить успех и в полосе 33-й армии. Контрударом частей 33-й и 43-й армий генералов М. Г. Еф­ремова и К. Д. Голубева вклинившиеся части вражеских войск были разгром­лены и отброшены за реку Нару. Поло­жение на центральном участке Западно­го фронта было восстановлено.

С 16 ноября по 5 декабря, в ходе второго этапа «генерального» наступле­ния на Москву, противник потерял 155 000 солдат и офицеров, 777 танков, около 300 орудий и минометов, боль­шое количество самолетов. Истощив силы и средства, группа армий «Центр» 3–5 декабря вынуждена была перейти к обороне. К этому времени фронт проходил по линии Калинин–Яхро­ма – Лобня – Крюково – Звенигород – Наро-Фоминск–западнее Тулы– Мордвес – Михайлов – Ефремов.

27 ноября 1941 г. газета «Правда», обращаясь к защитникам столицы, пи­сала в передовой статье: «Сильнее удар–и надломленный враг не выдер­жит!.. Наступил момент, когда можно остановить его, чтобы сломить».

Под руководством ЦК партии, ГКО и Ставки ВГК шла подготовка к контрна­ступлению. Важнейшую роль в реше­нии этой задачи играло накопление и сохранение резервов крупных сил, ко­торые не использовались даже в самые трудные дни оборонительных сраже­ний. Однако по численности войск, в артиллерии и танках противник на за­падном направлении все еще имел пре­имущество. И лишь по количеству са­молетов советская сторона превосходи­ла немецкую в 1,6 раза.

5–6 декабря началось историческое контрнаступление Красной Армии под Москвой. Ударные группировки Кали­нинского, а затем Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов нанесли удары по фашистским войскам в 1000-километровой полосе–от Калинина до Ельца.

Поздно вечером 12 декабря советское радио известило о провале фашистско­го плана окружения и взятия Москвы. «6 декабря 1941 года,–сообщало Со­ветское информбюро,–войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группи­ровки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери».

Уже к 10 декабря советские войска освободили свыше 400 населенных пунктов. Успех наступления обеспечи­вался усилиями всей Советской страны. Велика была заслуга и жителей столи­цы. «Родина гордится стойкостью тру­дящихся Москвы, которые своим геро­ическим, самоотверженным трудом и на производстве и в строительстве обо­ронительных рубежей вокруг Москвы помогали и помогают Красной Армии, снабжая ее оружием и боеприпасами, крепя тыл, воодушевляя бойцов»,– писала «Правда» 13 декабря 1941 г.

Наступающие войска освободили Ка­линин, Клин, Волоколамск, Венев, Та­русу, Калугу, Белев–всего более 11 000 населенных пунктов.

К началу января 1942 г. ударные со­единения группы армий «Центр», прор­вавшиеся на ближние подступы к Мос­кве, были разгромлены и отброше­ны от советской столицы на 100– 250 км. Нависшая над сердцем Совет­ского государства угроза была ликви­дирована. В великой битве на полях Подмосковья «более чем миллионная группировка отборных гитлеровских войск,–подчеркивал маршал Г. К. Жу­ков,–разбилась о железную стой­кость, мужество и героизм советских войск, за спиной которых был их на­род, столица, Родина».

В ходе контрнаступления на запад­ном направлении советские войска раз­громили 11 танковых, 4 моторизованные и 23 пехотные дивизии врага. За это время на полях Подмосковья вер­махт потерял более 100 000 солдат и офицеров, тысячи орудий, пулеметов, автомашин, сотни танков и самолетов.

Контрнаступление, развернувшееся в начале декабря 1941 г., переросло в общее наступление Красной Армии. На западном направлении оно явилось за­вершающим периодом битвы под Мос­квой, продолжавшимся до апреля 1942 г. Вражеские войска на различных участках фронта были отброшены на 150–400 км. План «молниеносной» вой­ны против СССР провалился. Против­ник был поставлен перед необходимо­стью ведения затяжной войны.

Все для фронта, все для победы!

Москва наращивала усилия в борьбе за победу над фашистским агрессором. Вся жизнь столицы подчинялась этой главной задаче. На предприятиях и в учреждениях все делалось для того, чтобы обеспечить нужды фронта. Не­обходимо было увеличивать выпуск во­оружения, боеприпасов, обмундирова­ния, улучшать работу транспорта.

Повышение эффективности в работе московской промышленности требовало преодоления больших трудностей. Осенью 1941 г. из столицы были эваку­ированы все металлургические, станко­строительные, машиностроительные за­воды, многие предприятия других от­раслей промышленности. Парк метал­лорежущих станков сократился с 75 000 до 21 000. Многие квалифицированные рабочие, инженерно-технические работ­ники ушли на фронт, десятки тысяч опытных специалистов вместе со сво­ими предприятиями эвакуировались на восток. Помимо нехватки кадров слож­ности возникали с обеспечением оста­вавшихся в Москве заводов и фабрик электроэнергией, топливом, сырьем.

Все эти трудности преодолевались. Уже в начале 1942 г. была осуществле­на частичная реэвакуация промышлен­ности столицы. Ускоренными темпами развертывался восстановительный про­цесс. О его масштабах можно судить по тому, что к концу года возобновили выпуск продукции 50 московских маши­ностроительных заводов.

МК и МГК партии. Московский Со­вет депутатов трудящихся, профсоюзы и комсомол уделяли неослабное внима­ние решению военно-хозяйственных за­дач. Московские предприятия осваива­ли производство новых видов вооруже­ния, увеличивали объем выпускаемой продукции. Это требовало инициативы, изобретательности, межотраслевой про­изводственной кооперации, обученных кадров. Пришедшие на заводы и фабри­ки подростки и женщины овладевали специальностями под руководством опытных рабочих.

Москвичи активно участвовали во Всесоюзном социалистическом сорев­новании. В ходе его пропагандировались и внедрялись передовые методы труда. Содружество с учеными помога­ло совершенствовать технику и техно­логию производства. В авангарде тру­дового подъема масс находились ком­мунисты и комсомольцы. Проводилось соревнование по профессиям. Большую роль в производстве играли движения фронтовых бригад, комсомольско-молодежных бригад. Так, на 1-м под­шипниковом заводе бригада Е. Г. Ба­рышниковой вчетверо перевыполняла сменное задание при одновременном сокращении вдвое числа рабочих. В Подмосковном угольном бассейне звание лучших в 1943 г. завоевали ско­ростники-проходчики И. И. Заварзин и К. А. Корпачев, на московском заво­де «Красный пролетарий»–токарь С. Ф. Смирнов, на заводе им. С. Орджоникидзе – пятнадцатилетний токарь Николай Чикирев, заменивший у станка своего отца и ставший одним из иници­аторов движения скоростников в про­мышленности. На всю страну прослави­лись своими трудовыми подвигами и многие другие москвичи.

Повышение вклада трудящихся Москвы в общенародную борьбу явля­лось показательным для всей страны. Победы Красной Армии ковались не

только на полях сражений, но и в тылу, руками миллионов рабочих, техников, инженеров, которые нередко месяцами не выходили из цехов, спали и ели у станков, работали без выходных дней и отпусков. Так могли работать только люди, которые в трудовом служении Родине в час грозной опасности видели свой гражданский, патриотический долг, цель и смысл своей жизни.

В 1942 г. металлургические заводы столицы выплавили 152 000 т стали, а в 1943 г.–216 000 т. Это позволило уве­личить производство авиамоторов, са­молетов, танков, бронемашин, миноме­тов, автоматов, боеприпасов и другого вооружения, а также продукции для народного хозяйства. В 1944 г. Москов­ский автозавод выпустил 31 000 автомо­билей. Росло производство новейших типов станков и агрегатов, шахтного оборудования, крановых и трамвайных моторов электровозов.

Повышался также выпуск продукции легкой промышленности. Уже в 1942 г. текстильные фабрики столицы вырабо­тали 17,5 млн. м шерстяных и шелко­вых тканей. На московских предпри­ятиях внедрялся метод поточного про­изводства. Боевая техника, вооруже­ние, боеприпасы, обмундирование, сна­ряжение во всевозрастающем объеме поступали на фронт. Ярким свидетель­ством трудовых достижений москвичей являлось то, что в 1944 г. многие фаб­рики и заводы столицы завоевали пере­ходящие знамена ЦК партии, Государ­ственного Комитета Обороны, ВЦСПС и отдельных наркоматов.

Победы Красной Армии были бы невозможны без непрестанно возраставшей поддержки советского ты­ла. Она оказывалась рабочим классом, колхозным крестьянством и интеллигенцией. Опираясь на преиму­щества социалистической экономики, государственно­го и общественного строя, труженики тыла поставляли в действующую армию все больше вооружения и техники. В короткие сроки решались задачи переосна­щения Красной Армии новыми образцами стрелкового и артиллерийского вооружения, танков, самоходно-артиллерийских установок, боевых самолетов. Гигант­ские усилия партии и народа позволяли добиваться превосходства над противником по боевым качествам военной техники. Это явилось важнейшей предпосыл­кой для перехода Советских Вооруженных Сил от стратегической обороны к стратегическому наступле­нию.

Возрастал объем капитального стро­ительства в Москве. В 1943 г. стро­ительные работы вели 50 трестов, кото­рые в конце года сдали в эксплуатацию более 270 000 кв. м производственных площадей.

Самоотверженно трудились работни­ки транспорта. Московские железнодо­рожники обеспечивали эвакуацию, а затем и реэвакуацию промышленных предприятий, жителей столицы, достав­ляли на фронт резервы, вооружение, боеприпасы, перевозили народнохозяй­ственные грузы. Поезда зачастую при­ходилось водить под ударами фашист­ской авиации. Огромные усилия затра­чивались на обеспечение своевременной погрузки и разгрузки вагонов, восста­новление разрушенных гитлеровцами железнодорожных путей, мостов, станций.

По инициативе трудящихся в тыловых районах СССР в фонд обороны добровольно вносились деньги, обли­гации государственных займов, драгоценные изделия, ценные вещи. Широкое распространение получило движение за сбор личных сбережений на строитель­ство танков, самоходных орудий, самолетов, бронепо­ездов, подводных лодок, катеров. На собранные сред­ства, исчисляемые миллиардами рублей, были постро­ены танковые колонны, авиаэскадрильи и другое вооружение для фронта. Все это передавалось боевым частям действующей армии.

Напряженно работал городской транспорт. Московский метрополитен перевозил непрерывно возраставшие потоки пассажиров. Это обеспечива­лось вступлением в строй новых линий метро. В начале 1943 г. открылось дви­жение на участке от площади Свердло­ва до автозавода, а затем вступила в строй третья очередь Покровского ра­диуса протяженностью 7 км, что позво­лило увеличить ежедневные перевозки в 1944 г. по сравнению с 1940 г. на 500 000 человек.

Важнейшим видом городского тран­спорта являлся в те годы трамвай; в 1943 г. он перевез 970 млн. пассажиров и 1 860 000 т грузов–почти в 2 раза больше, чем в 1940 г. Открывались также новые троллейбусные линии, а в 1943 г. был создан трест «Мостроллейбус», располагавший 500 машинами.

Несмотря на то что в период войны материальные и трудовые ресурсы страны направлялись прежде всего на обеспечение нужд фронта. Советское правительство в 1943 г. выделило свы­ше 300 млн. руб. на строительство в Москве жилых домов и культурно-бытовых учреждений, а в следующем году строительные организации столи­цы пополнились 20 000 рабочих.

В ряду первоочередных задач стояло обеспечение жителей города продоволь­ствием и товарами первой необходимо­сти. Важная роль при этом отводилась отделам рабочего снабжения. На мос­ковских предприятиях их было создано около 700. В качестве материальной основы они имели подсобные хозяй­ства, к ним также прикреплялись сов­хозы. Дополнительным источником пи­тания являлись коллективные и индиви­дуальные огороды.

Любовь к социалистической Отчизне рождала многообразные формы патри­отической деятельности. В тылу стра­ны проводились сборы подарков и теп­лых вещей для фронтовиков. Нередко москвичи выезжали на фронт для встреч с воинами. 8 ноября 1941 г. ТАСС сообщал: «Из всех районов сто­лицы выехали на Западный фронт деле­гации трудящихся столицы с подарками бойцам, командирам и политработни­кам–славным защитникам Москвы. Делегатам дан наказ заверить муже­ственных защитников столицы, что трудящиеся Москвы дадут фронту все, что потребуется, и притом в кратчай­шие сроки». Развертывалось массовое движение за финансовую помощь Роди­не. Миллионы советских людей поддер­жали коллектив московского завода «Красный пролетарий», решивший еже­месячно отчислять в фонд обороны однодневный заработок. Работницы Московского автомобильного завода стали инициаторами патриотического движения доноров. Уже в начале войны они призвали рабочих и служащих страны отдавать свою кровь раненым воинам Красной Армии. К осени 1941 г. донорами стали тысячи москвичей.' В 1942 г. число доноров в столице сос­тавляло 100 000, а в 1943 г.–свыше 340 000. Многие из них сдавали свою кровь бесплатно или же переводили Полученные деньги в фонд обороны.

В течение всех военных лет МГК партии и исполком Моссовета депута­тов трудящихся успешно решали зада­чи медицинского обслуживания воинов и населения столицы. В конце 1941 г. в Москве и области действовало более 200 госпиталей, где оказывалась квали­фицированная помощь раненым воинам. Постоянно работали больницы и полик­линики. На многих предприятиях име­лись здравпункты, консультации.

С осени 1942 г. возобновились прер­ванные войной занятия в московских школах, техникумах, ремесленных учи­лищах, школах ФЗО. Восстанавлива­лась и развивалась сеть внешкольных учреждений: детских садов, Домов пи­онеров, спортивных школ, станций юных техников. В трудных условиях работали вузы столицы.

Как и в первый период войны, пар­тийные и советские органы Москвы огромное внимание уделяли мобилиза­ции призывников и подготовке резервов для Красной Армии через Всевобуч, Осоавиахим, РОКК. Только в 1942 г. Москва дала фронту 10 дивизий, а все­го за годы войны направила в действу­ющую армию свыше 850 000 человек. Пройдя по фронтовым дорогам, сфор­мированные в столице дивизии покрыли свои знамена боевой славой.

Проводилась большая работа по под­готовке командных, политических и ин­женерных кадров для Красной Армии в столичных военных училищах и акаде­миях.

В течение всей войны Москва полно­стью сохраняла свое значение центра научной и культурной жизни страны.

Уже 23 июня 1941 г. президиум АН СССР на расширенном заседании поста­новил подчинить всю деятельность на­учных учреждений задачам борьбы против гитлеровской агрессии. С этой целью пересматривались тематика и ме­тоды исследовательских работ. Акаде­мия наук СССР обратилась к ученым всего мира с призывом сплотить свои силы для защиты культуры от фашист­ских варваров. В дальнейшем по реше­нию Советского правительства научные учреждения были эвакуированы из Москвы и развернули эффективную ра­боту на востоке страны.

Под руководством ЦК партии Акаде­мия наук оказывала многостороннюю помощь промышленности. Многие вид­ные ученые вошли в научно-техниче­ские советы наркоматов или возглавили их. Академики И. П. Бардин, Б. Е. Ве­денеев, член-корреспондент АН СССР А. И. Берг стали заместителями нарко­мов.

По инициативе и под руководством президента АН СССР академика В. Л. Комарова в августе 1941 г. была создана Комиссия по мобилизации ре­сурсов Урала на нужды обороны, пре­образованная позже в Комиссию по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана. Она сыграла большую роль в развитии промышлен­ности на востоке страны и увеличении добычи полезных ископаемых. Развер­нулась работа по изучению и мобилиза­ции ресурсов Среднего Поволжья и Прикамья.

После разгрома немецко-фашистских войск под Москвой в столицу вернулись правительственные учреждения, ведом­ства, наркоматы. Проводилась также реэвакуация институтов, театров, музе­ев. Расширялась сеть научных учреж­дений. Так, в 1943 г. была образована Академия педагогических наук РСФСР, а в 1944 г.–Академия медицинских на­ук СССР.

В различных областях естественных и технических наук велись успешные теоретические исследования. В 1943 г. по решению партии и правительства возобновились работы по расщеплению ядра урана под руководством академи­ка И. В. Курчатова. Важные теорети­ческие исследования осуществлялись в области радиотехники, по изучению свойств полупроводников и полимеров, разработке теории люминесцентных ра­створов, космических лучей, космиче­ской радиации. Большая исследователь­ская работа велась в ЦАГИ.

Плодотворно работали гуманитарные институты Академии наук СССР. Вы­пускались монографии по истории борь­бы славянских народов против инозем­ных захватчиков, книги, посвященные прославленным русским и советским полководцам. Издавались работы, ра­зоблачающие фашистскую идеологию и политику. Публиковались документы по истории Великого Октября и граж­данской войны. Велась подготовка многотомного труда по истории Москвы.

Известные историки выступали с лекциями на призывных пунктах, а также перед широкой аудиторией в Москве, Казани, Свердловске и дру­гих городах.

Коммунистическая партия, мобили­зуя народ на разгром врага, широко использовала в этих целях печать и радио. В сообщениях Совинформбюро, материалах газет и журналов, переда­чах по радио, в лекциях и докладах освещались события на фронте, попу­ляризировались боевые и трудовые подвиги советских людей, разоблача­лись зверства оккупантов.

Руководимая партией творческая ин­теллигенция целиком посвятила себя общенародному делу завоевания побе­ды в Великой Отечественной войне.

Московские писатели, журналисты, актеры, музыканты выступали на сбор­ных пунктах призывников, в госпита­лях, выезжали в части действующей армии. В столице проводились художе­ственные выставки, работали музеи, театры, концертные учреждения. Вы­пускалась художественная литература. На фронте и в тылу советские люди читали «Науку ненависти» М. А. Шоло­хова, «Русский характер» А. Н. Толстого, «Письма товарищу» Б. Л. Горба­това, публицистические статьи и очерки И. Г. Эренбурга, произведения других писателей. В них находили отражение наиболее острые проблемы, выдвину­тые войной.

Художественная литература освеща­ла реальные факты и подвиги народных героев. Повести Б. Л. Горбатова «Не­покоренные» и В. Л. Василевской «Ра­дуга» показывали невыносимо тяжелую жизнь и неустрашимую борьбу совет­ских людей на оккупированной терри­тории. Героические страницы битвы под Москвой и Сталинградской эпопеи оживали в «Волоколамском шоссе» А. А. Бека, повести «Дни и ночи» К. М. Симонова. Начали печататься главы романа М. А. Шолохова «Они сражались за Родину» (1943–1944 гг.). В сентябре 1942 г. появились публика­ции первых глав поэмы А. Т. Твардов­ского «Василий Теркин».

Несмотря на военное время, столица жила активной творческой жизнью. В 1942 г. была отмечена 105-летняя го­довщина со дня смерти А. С. Пушкина. В марте того же года состоялось пер­вое исполнение в Москве 7-й симфонии Д. Д. Шостаковича, посвященной геро­ическому Ленинграду. Исполнялись также произведения Н. Я. Мясковско­го, С. С. Прокофьева, В. И. Мурадели, А. И. Хачатуряна и других советских композиторов.

Военно-патриотическая тема заняла ведущее место в репертуаре столич­ных театров. Пьеса К. М. Симонова «Русские люди» впервые была сыграна на сцене Московского театра драмы.

Большой интерес вызвали также поста­новки пьес А. Н. Афиногенова «Нака­нуне», Л. М. Леонова «Нашествие», А. Е. Корнейчука «Фронт».

По радио и в концертных залах вы­ступали Государственный симфониче­ский оркестр СССР, Краснознаменный ансамбль песни и пляски Красной Ар­мии, хор им. М. Е. Пятницкого.

Многие события военных лет запе­чатлели московские кинематографисты. На экраны кинотеатров каждую неде­лю выходил новый выпуск «Союзкиножурнала», где главное место отводи­лось репортажу с фронтов Отечествен­ной войны; освещалась в нем и самоот­верженная работа тыла. Большой попу­лярностью пользовался документаль­ный фильм «Разгром немецких войск под Москвой», который демонстриро­вался не только на советских экранах, но и в США, Англии.

Эвакуированные на восток страны киностудии создавали полнометражные художественные фильмы, которые вне­сли немалый вклад в общее дело моби­лизации всех сил на борьбу против фашистских агрессоров.

Героическая борьба советского наро­да получила яркое отражение и в изоб­разительном искусстве. Самое непосредственное воздействие на зрителя оказывала в те годы графи­ка. Целая серия плакатов и произведе­ний политической сатиры была создана художниками Кукрыниксами, В. Н. Де-ни, Б. Е. Ефимовым и др. Большое агитационное значение имели «Окна ТАСС», возродившие боевые традиции «Окон РОСТА». Они расклеивались на стенах зданий, выставлялись в витри­нах магазинов и неизменно привлекали к себе внимание.

Тема мужества и героизма советских людей, выдержавших тягчайшие испы­тания войны и доказавших свое нрав­ственное превосходство над врагом, красной нитью проходит через карти­ны, созданные в военные годы: «Ленин­градское шоссе» Г. Г. Нисского, «Ок­раина Москвы. Ноябрь 1941 года» А. А. Дейнеки, «Парад на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 го­да» К. Ф. Юона, «Мать партизана» С. В. Герасимова, «Расстрел» Вл. А. Серова, «Крюково после боя» В. В. Мешкова, «Фронтовая дорога» Ю. И. Пименова и др.

В ряду произведений скульптуры особо выделялись работы «Партизан­ка» В. И. Мухиной и «Зоя Космодемь­янская» М. Г. Манизера. В Москве военных лет прошли две художественные выставки: «Великая Отечественная война» (1942 г.) и «Геро­ический фронт и тыл» (1943–1944 гг.).

В духовной жизни советского народа в годы войны большую роль играли произведения литературы и искусства. Стихи А. Твардовского, Е. Долматовского и других поэтов часто появлялись на страницах цен­тральных газет и во фронтовой печати. Поэмы «Зоя» М. Алигер, «Лиза Чайкина» М. Светлова, «Сын артил­лериста» К. Симонова, «Пулковский меридиан» В. Инбер и др. воспитывали ненависть к врагу, бесстрашие в борьбе с ним. Некоторые лирические стихотворения М. Исаковского, А. Суркова, К. Симонова перелага­лись на музыку. Подлинно народными стали песни военных лет композиторов А. Александрова, И. Дуна­евского, Б. Мокроусова, Д. Кабалевского, Т. Хренни­кова, Н. Богословского, В. Соловьева-Седого, К. Листова и др. Артисты выступали не только в концертных залах городов, но и непосредственно на фронте

Велика была роль советской столицы в объединении усилий всех прогрессив­ных людей мира–противников чудо­вищной идеологии и политики нацизма. В августе 1941 г. в Москве был прове­ден первый Всеславянский митинг, призвавший славянские народы под­няться на борьбу против гитлеризма. Затем состоялись антифашистские ми­тинги женщин и молодежи, на которых были приняты обращения с призывом крепить единый патриотический фронт и содействовать сокрушению фашист­ской тирании.

Из советской столицы велось радио­вещание на чешском, словацком, поль­ском, немецком, французском и других языках. Здесь работала радиостанция им. Христо Ботева, вещавшая на Болга­рию. Действовали различные антифа­шистские комитеты – молодежные, женские, профсоюзные и др.

Советское правительство последова­тельно стремилось к созданию антигит­леровской коалиции государств. 12 июля 1941 г. в Москве было подпи­сано соглашение между правительства­ми СССР и Великобритании о совме­стных действиях в войне против Герма­нии. Это был первый шаг к объедине­нию усилий в борьбе против фашист­ской агрессии. Вскоре были подписаны советско-чехословацкое и советско-польское соглашения о взаимной помо­щи и поддержке в войне с Германией.

30–31 июля 1941 г. в Москве состо­ялись переговоры между И. В. Стали­ным и представителем президента США Г. Гопкинсом. Так закладывались осно­вы сотрудничества во второй мировой войне трех великих держав–СССР, Великобритании, США.

Советский Союз проводил активную внешнеполитическую деятельность по сплочению и расширению антигитле­ровской коалиции. Он официально признал Национальный комитет «Сво­бодная Франция». На территории СССР формировались национальные чехосло­вацкие и польские воинские части.

Руководители Советского государ­ства настаивали на открытии в 1942 г. второго фронта в Европе. Однако пра­вящие круги США и Англии срывали принятые на себя обязательства. Посе­тивший Москву в августе 1942 г. премь­ер-министр Великобритании У. Чер­чилль вручил Советскому правитель­ству памятную записку, в которой заяв­лялось об отказе открыть второй фронт в 1942 г. Затем было нарушено и обе­щание открыть его в 1943 г.

До лета 1944 г. СССР продолжал один вести вооруженную борьбу против гитлеровской Германии и ее союзников на главном театре второй мировой войны.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ