регистрация / вход

Революция в Москве защищается

Ковчегин Игорь 9 Революция защищается Социалистическая революция соверши­лась при поддержке и активном участии подавляющего большинства населения России. Однако представители эксплу­ататорских классов, ранее находивши­еся у власти и пользовавшиеся всеми привилегиями, развернули против рево­люции упорную борьбу.

Ковчегин Игорь 9б

Революция защищается

Социалистическая революция соверши­лась при поддержке и активном участии подавляющего большинства населения России. Однако представители эксплу­ататорских классов, ранее находивши­еся у власти и пользовавшиеся всеми привилегиями, развернули против рево­люции упорную борьбу. В их число входили помещики, лишившиеся своих земель, капиталисты, у которых были отобраны заводы, фабрики, банки и пр.

Большая часть чиновничества и офи­церства, тесно связанная с помещиками и капиталистами, также выступала про­тив народной власти. В рядах контрреволюции были феодальные и полуфе­одальные круги национальных окраин страны, высшее духовенство—право­славное, католическое, мусульман­ское.

Свергнутые в ходе Октябрьской рево­люции, они не сложили оружия и с новым ожесточением боролись против власти рабочих и крестьян. В конце 1917—начале 1918 г. возникли много­численные подпольные контрреволюци­онные организации. На окраинах стра­ны создавались контрреволюционные армии. Но все эти силы не могли рассчитывать на успех. Пресечение первых попыток контрреволюции раз­вязать гражданскую войну (разгром на Дону и др.) убедительно показало, что Советская власть, опирающаяся на по­давляющее большинство населения, имеет неизмеримое превосходство над силами контрреволюции.

Тем не менее гражданская война ста­ла фактом, и с каждым месяцем ее размах и напряженность усиливались. Это объяснялось тем, что против Рес­публики Советов выступили крупней­шие капиталистические державы, орга­низовавшие антисоветскую интервен­цию.

Иностранные войска без объявления войны вторглись в Россию с разных сторон—на Севере (Архангельск, Мур­манск), на Дальнем Востоке, в Средней Азии, на Украине, Кавказе. Интервен­ты вошли в прямой союз с белогвардей­скими контрреволюционными силами, поддерживали их деньгами, вооружени­ем, совместно развертывали военные действия.

Еще не окрепшая Советская респуб­лика была втянута в тяжелую, крово­пролитную, длившуюся более трех лет войну против империалистической интервенции и буржуазно-помещичьей контрреволюции. Судьбы народов Рос­сии зависели от того, сумеет ли Совет­ская власть в военной схватке отбить нападение многочисленных и сильных врагов и отстоять завоевания Октябрь­ской революции, свободу и независи­мость страны.

В годы гражданской войны трудя­щимся Москвы приходилось тратить силы и энергию на борьбу с контррево­люционерами и в самом городе. Бросая в наступление на Москву свои армии, интервенты и белогвардейцы делали не­малую ставку на организацию контрре­волюционных заговоров, мятежей, ди­версий, террористических актов.

В начале июля 1918 г. в Москве подняли вооруженный мятеж левые эсеры. Против мятежников были двинуты рабочие отряды, части Москов­ского гарнизона. Не имевшие никакой поддержки в массах, левоэсеровские авантюристы были разбиты в течение нескольких часов.

Через месяц Всероссийская чрезвы­чайная комиссия (ВЧК) раскрыла в Москве крупный заговор, организован­ный разведками империалистических держав («заговор Локкарта»). Заговор­щики готовили контрреволюционный мятеж в столице. Заговор был ликвиди­рован, но остатки белогвардейского подполья продолжали террористиче­скую деятельность. 30 августа эсерка-террористка Каплан отравленными пу­лями тяжело ранила В. И. Ленина пос­ле его выступления на митинге рабочих завода бывшего Михельсона. Злодейское покушение на вождя революции вызва­ло гнев и возмущение трудящихся. Ты­сячи людей со всех концов Москвы шли к Моссовету, чтобы узнать о состоянии здоровья любимого Ильича, с новой силой выразить свою реши­мость к борьбе и победе. В Моссовет поступал поток телеграмм и резолюций рабочих митингов.

Советское государство, выполняя во­лю народа, объявило республику военным лагерем, усилило борьбу против террористов и заговорщиков.

Во время наступления Деникина контрреволюционное подполье снова активизировалось. Тайная белогвардей­ская организация «Национальный центр» готовила на конец сентября 1919 г. новый мятеж. И этот заговор, в котором преобладали монархисты и кадеты, был своевременно раскрыт и ликвидирован. План Деникина— опереться на вооруженное выступление своих сторонников в Москве—оказался сорванным. Но вслед за монархистами и кадетами выступили так называемые анархисты подполья. В эту группу по­мимо анархистов входили и левые эсе­ры, в частности Д. Черепанов. Группа осуществила крупный террористиче­ский акт. Вечером 25 сентября в центре Москвы раздался грохот разрушитель­ного взрыва. «Анархисты подполья» бросили бомбу в зал заседаний здания в Леонтьевском переулке, принадлежав­шего Московскому комитету РКП(б), когда там проходило собрание ответст­венных партийных работников Мос­квы. При взрыве погибло 12 человек, 55 получили ранения. Среди погиб­ших был секретарь Московского коми­тета партии В. М. Загорский. Органи­зация «Анархисты подполья» была рас­крыта и ликвидирована в ноябре 1919 г.


В мае 1920 г. контрреволюционеры организовали взрыв московских артил­лерийских складов. В результате ди­версии возник большой пожар и была повреждена Московская радиостанция. Специалисты дали заключение: на вос­становление станции нужно не менее трех месяцев.

Трудящиеся столицы решили восста­новить станцию быстрее. С утра до поздней ночи кипела работа. Через пять дней радиостанция—этот важный оборонный и государственный объ­ект—была в основном восстановлена и пущена в ход.

В острой, непримиримой борьбе, от­вечая ударом на удар, рабочие Москвы, руководимые партийной организацией, сумели обезвредить заговорщиков, тер­рористов, диверсантов, ликвидировать контрреволюционное подполье, навести в столице революционный порядок.

В период грозной опасности, навис­шей над страной, Москва, как главный штаб обороны республики, символ под­линно народной политики Советского правительства, руководящий и сплачи­вающий центр Советского государства, важнейший экономический центр стра­ны, сыграла огромную историческую роль в достижении победы.

Недаром в ходе всей войны враги в своих планах отводили решающее ме­сто попыткам захвата Москвы.

Так было летом 1918 г., когда интер­венты и белогвардейцы рассчитывали добиться успеха, окружив Москву кольцом мятежных городов и подгото­вив контрреволюционное выступление в самой столице.

Так было осенью 1918 г., когда силы контрреволюции, действовавшие на востоке, на севере и на юге страны, стремились сомкнуть фронты и совме­стно двинуться на Москву.

Так было весной 1919 г., когда бело­гвардейский адмирал Колчак надеял­ся, наступая через Волгу, захватить Москву.

Так было летом и осенью 1919 г., когда генерал Деникин провозгласил «поход на Москву».

Выдавая желаемое за действитель­ное, иностранная печать не раз заявля­ла о «падении» Москвы. В 1918— 1920 гг. американская газета «Нью-Йорк тайме», поместив 91 сообщение о том, что Советская власть «пала» или «пошатнулась», три раза объявляла о взятии Москвы белогвардейцами и два раза о ее «сожжении».

Но все попытки врагов неизменно заканчивались провалом. Вражеские ар­мии, наступая с окраин страны, терпели поражение, как только им удавалось продвинуться до пределов Центральной России.

Москва оставалась несокрушимой ци­таделью революции, твердыней оборо­ны молодого Советского государства.

Летом 1918 г. военное положение рес­публики было чрезвычайно тяжелым. Более трех четвертей территории стра­ны находилось в руках интервентов и белогвардейцев. Советская республика оказалась в огненном кольце вражеских фронтов. «...На сцену опять выдвинул­ся вопрос военный... как главный, ко­ренной вопрос революции»,—говорил В. И. Ленин 29 июля 1918 г. на Объеди­ненном заседании ВЦИК, Моссовета, фабзавкомов и профсоюзов Москвы. Он выразил твердую уверенность в том, что «пролетарские массы Петро­града и Москвы, шествуя впереди рево­люции», с еще большей решительно­стью выступят на защиту завоеваний Октября.

В этот напряженный момент истории нашей Родины трудящиеся Москвы полностью оправдали доверие Ленина, доверие партии. 30 июля Московская общегородская партийная конференция решила в недельный срок мобилизовать на фронт пятую часть всех коммуни­стов столицы. В специальной резолю­ции конференции подчеркивалось, что главнейшей обязанностью членов пар­тии является «готовность всеми силами, не жалея своей жизни, защищать соци­алистическую революцию».

2 августа по всей Москве прошли митинги, посвященные военному поло­жению. «Советская республика в опас­ности» — эта мысль пронизывала речи и доклады, с которыми выступали перед трудящимися столицы руководители партии и правительства. Митинги про­ходили с огромным подъемом. «К ору­жию, за свободу, за коммунизм!»— призывала резолюция митинга на Пресне.

В. И. Ленин выступил в этот день на ряде митингов—в Варшавском рево­люционном полку,в Замоскворецком и Бутырском районах, на Ходынке. «Смерть — или победа!» — провозгласил вождь народа на митинге красноармей­цев на Ходынке.

Мобилизация московских коммуни­стов проводилась четко и слаженно. 14 августа на заседании Моссовета сек­ретарь МК партии Д. И. Ефремов сооб­щил, что мобилизация проходит успеш­но, все товарищи—до одного—явились в назначенное время.

Московские большевики отправили на передний край борьбы тысячи луч­ших своих представителей.

Десятки тысяч москвичей были приз­ваны в ряды Красной Армии. Первый призыв трудящихся Москвы в армию проходил в конце июня 1918 г. В июле в Московском военном округе было сформировано 12 дивизий—11 пехот­ных и одна кавалерийская. До конца 1918 г. столица проводила в Красную Армию более 100 000 человек. Воинские части, сформированные из московских рабочих, героически сражались на вос­токе и юге. Своим мужеством и бес­страшием прославился, в частности, 38-й пехотный Рогожско-Симоновский полк, сражавшийся с начала ноября 1918 г. под Царицыном, а затем уча­ствовавший в освобождении Донбасса.

Москва без устали готовила новые резервы для фронта. С лета 1918 г. в городе широко развернулась военная подготовка трудящихся на основе дек­рета ВЦИК от 22 апреля об обязатель­ном военном обучении. 11 августа на Красной площади состоялся смотр ре­зервов Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Более 21 000 вооруженных ра­бочих Москвы прошли у стен Кремля, демонстрируя свою готовность защи­щать революцию. Все районы города прислали свои отряды.

К осени 1918 г. Советская республи­ка нанесла серьезные удары по воору­женным силам интервентов и белогвар­дейцев. Но борьба продолжалась. Хотя войска Германии, потерпевшей пораже­ние в первой мировой войне, были изгнаны из пределов Советской страны и Брестский договор в ноябре 1918 г. аннулирован, государства англо-франко-американо-японского блока расши­рили интервенцию. Враги развернули новое наступление. Главная роль в нем отводилась войскам адмирала Колчака, провозгласившего себя в Сибири «вер­ховным правителем» России. Колчак, наступая из районов Сибири и Урала, нацеливался на Москву.

В январе 1919 г. на совещании в Челябинске «верховный правитель» по­ставил целью наступления захват Цен­трального промышленного района, а главное—Москвы. При этом Кол­чак заявил: «Кто первый достигнет Москвы, тот и будет хозяином положения». К апрелю 1919 г. колчаковцы значительно продвинулись вперед, приближаясь к Волге. Несколько де­сятков километров отделяли их передо­вые отряды от Казани, Симбирска, Самары. В написанных В. И. Лениным 11 апреля «Тезисах ЦК РКП(б) в связи с положением Восточного фронта» вскрывалось все значение нависшей над республикой угрозы. Тезисы начина­лись словами: «Победы Колчака на Восточном фронте создают чрезвычай­но грозную опасность для Советской республики. Необходимо самое крайнее напряжение сил, чтобы разбить Кол­чака».

17 апреля В. И. Ленин, выступая пе­ред многочисленной рабочей аудито­рией в Колонном зале Дома союзов, призвал всех сознательных рабочих и работниц делом помочь Советской вла­сти. Слушатели горячо поддержали призыв вождя. В одной из записок, поступивших в президиум, говорилось:

«Товарищи, Колчак на нас наступает... неужели мы должны уступить бывше­му царскому холопу рабоче-крестьян­скую власть? Нет, нам так дорого дос­талась эта власть... Мне 60 лет, но я беру винтовку в руки и становлюсь... защищать своею кровью Советскую власть!»

В обстановке большого политическо­го подъема в Москве развернулся оче­редной призыв трудящихся в Красную Армию. Митинги и собрания, состояв­шиеся на предприятиях столицы, про­ходили под одним ведущим лозунгом:

«Все на борьбу с Колчаком! Все на врага!». 30 апреля ВЦСПС объявил добровольную 10-процентную мобили­зацию мужчин—членов профсоюзов. И здесь трудовая Москва показала при­мер. Московский профсоюз металли­стов мобилизовал 1200 рабочих, проф­союз швейников, насчитывавший в сво­ем составе 1765 мужчин, направил в армию 250 человек. Российский Комму­нистический Союз Молодежи по первой комсомольской мобилизации послал на Восточный фронт 3000 бойцов, в числе которых было 800 москвичей — примерно 20% всей Московской органи­зации РКСМ. Всего с января по май 1919 г. столица дала действующей ар­мии 55 000 человек.

Первыми на фронт отправлялись ком­мунисты. Весной 1919 г. действующая армия получила от Москвы сотни зака­ленных политработников и командиров.

Огромная работа Коммунистической партии по мобилизации трудящихся масс подготовила условия для перехода Красной Армии в наступление. Колчак был остановлен, в конце апреля войска Восточного фронта двинулись вперед. В сражениях под Бугурусланом, Бугульмой, Белебеем, Уфой колчаковцы были разбиты. Началось освобождение Урала, а затем и Сибири.

Но в это время усилили свой натиск с юга вооруженные странами Антанты войска генерала Деникина. К лету 1919 г. деникинцам удалось захватить Кубань, Терек, Дон, Крым, часть Лево­бережной Украины. День за днем они продвигались к северу.

В начале июля Деникин издал приказ по войскам, известный под названием «московской директивы». Перечисляя задачи основных войсковых группиро­вок, Деникин ставил перед ними «ко­нечной целью захват сердца России— Москвы». Главная задача возлагалась на Добровольческую армию под коман­дованием генерала Май-Маевского, ко­торая наступала по кратчайшему на­правлению : Харьков — Курск — Орел — Тула—Москва.

Вопросы мобилизации сил на борьбу с Деникиным стали в центре внимания Коммунистической партии. Состояв­шийся 3—4 июля 1919 г. Пленум ЦК РКП(б) разработал неотложные меры по разгрому врага. 9 июля было опуб­ликовано написанное В. И. Лениным письмо Центрального Комитета органи­зациям партии «Все на борьбу с Дени­киным!». Этот лозунг сделался законом жизни для Москвы, для всех трудящих­ся страны. Деятельность москвичей по организации отпора наступающему вра­гу нарастала с каждой неделей, достиг­нув особого размаха в октябре 1919 г.— в дни решающих боев на дальних под­ступах к Москве.

К этому времени деникинцам удалось продвинуться далеко на север, захватить Курск, Орел (13 октября). 17 ок­тября они заняли Новое иль. Это был крайний пункт их продвижения к Мос­кве, высшая точка наступления.

...Грозные, суровые дни осени 1919 г. Тревога охватывала сердца. Более мрачной, чем когда-либо, казалась осенняя непогода. Тяжелые, свинцовые тучи низко нависли над Москвой. Ни­когда еще враги революции не подходи­ли к советской столице так близко. Никогда не была так велика опасность.

Но Москва вставала навстречу врагам суровая и непреклонная. Перед лицом наступавших деникинских войск трудя­щиеся столицы являли собой образец сознательности, стойкости, мужества и самоотверженности. «Деникину не бы­вать в Москве!»—вот лозунг, вооду­шевлявший москвичей в те дни. «Коло­кольному звону не встречать Деникина-триумфатора. Он будет звонить панихи­ду еще по одному генералу, который так же тщетно, как и его предшествен­ники, пытался победить рабочий класс»,—писала «Правда» в передовой статье 9 октября.

Москвичи формировали рабочие от­ряды, направляя их в боевые полки и дивизии. Газеты печатали одно сообще­ние за другим о записи добровольцев. «Во многих районах идет уже запись добровольцев-рабочих. Являются и тре­буют отправки немедленно на фронт»;

«Запись на оборону Москвы успешно ведется, идут записываться все: и мо­лодые, и старики...»—сообщали кор­респонденции, опубликованные в газете «Правда».

И снова первыми шли на фронт ком­мунисты. Поздним вечером 3 октября с Курского вокзала отошел поезд, уво­зивший в войска Южного фронта пер­вый отряд ответственных работников Московской партийной организации (75 человек). В дальнейшем почти еже­дневно в октябре и ноябре в газетах печатались списки коммунистов Мос­квы, направлявшихся в действующую армию.

Партийная мобилизация осени 1919 г. прибавила к числу героев, сражавшихся за революцию, немало славных имен. Среди них М. П. Янышев, председа­тель Московского ревтрибунала;

Д. А. Павлов, член партии с 1899 г.;

П. А. Куликов, военный комиссар Мос­ковского уезда; И. В. Русаков, предсе­датель Сокольнического райсовета.

В октябре через органы Политуправ­ления Красной Армии было направлено на фронт свыше 5000 коммунистов. Большинство из них составляли моск­вичи.

II съезд комсомола, проходивший в Москве в начале октября, объявил вто­рую комсомольскую мобилизацию. Москва дала в эти дни Южному фронту 1000 бойцов-комсомольцев—30% город­ской организации.

Москва готовилась к обороне. В сто­лице было введено военное положение. В боевую готовность были приведены московские отряды особого назначе­ния, состоявшие из добровольцев— коммунистов и комсомольцев и насчи­тывавшие несколько тысяч человек. Сооружались оборонительные рубежи, которые должны были прикрыть

Москву с юга. На строительстве этих укреплений в середине октября 1919 г. было занято 120 000 человек. В сентяб­ре МК партии и Моссовет создали Комитет обороны Москвы.

18 октября тысячные колонны рабо­чих и красноармейцев двигались по Тверской улице к зданию Моссовета. Это были новые члены партии, всту­пившие в ее ряды во время партийной недели, проведенной 8—15 октября по решению сентябрьского Пленума ЦК РКП(б). Партийная неделя явилась крупнейшей политической кампанией. Широкие массы с новой силой проде­монстрировали свою верность и предан­ность великой партии преобразователей мира.

В. И. Ленин отмечал, что «партийная неделя в Москве совпала с трудным

временем для Советской власти», «...буря достигла бешеной силы...». Трудящиеся знали: вступление в пар­тию коммунистов не дает выгод и преимуществ, а обязывает идти на са­мую трудную и опасную работу, знали, что попавшего в руки врага члена пар­тии ожидает мучительная смерть. Но, не боясь трудностей и опасностей, ра­бочие, крестьяне, красноармейцы шли в партию, стремясь поддержать ее сво­ими мозолистыми руками, своим тру­дом, своей жизнью.

Результаты партийной недели были огромны. В Москве в Коммунистиче­скую партию вступило более 16 000 человек. Это почти удвоило состав Московской партийной организации. «Успех Советской власти, успех нашей партии прямо-таки замечательный!» – взволнованно и горячо писал В. И. Ле­нин в статье «Итоги партийной недели в Москве и наши задачи».

Во второй половине октября войска Южного фронта, укрепленные рабочи­ми кадрами из Москвы и других про­мышленных центров, перешли в наступ­ление. В ожесточенных сражениях под Орлом, Курском, Воронежем деникинцы потерпели поражение. Предприня­тое ими наступление на Москву завер­шилось полным провалом.

Несмотря на разгром антисоветских походов в 1918 и 1919 гг., международ­ный империализм не оставил своих на­мерений уничтожить Советскую Рос­сию силой оружия. Снова и снова в течение 1920 г. развертывались ожесто­ченные сражения—на западе, где в наступление перешли вооруженные Ан­тантой войска буржуазно-помещичьей Польши, и на юге, где активизирова­лась белогвардейская армия Врангеля. Снова и снова Москва посылала своих лучших сынов туда, где Красная Армия отстаивала свободу и независимость со­циалистического Отечества. В мае— сентябре 1920 г. на фронт отправилось более 3500 московских коммунистов. Всего с января по октябрь 1920 г. Москва дала фронтовым частям около 40 000 человек. Фронт повседневно чув­ствовал заботу и внимание Москвы.

В ноябре 1920 г. полки Красной Ар­мии двинулись на штурм перекопских укреплений, которые прикрывали путь в Крым, где генерал Врангель собрал остатки белогвардейских войск. В ча­стях, атаковавших белогвардейские позиции на Перекопе, сражались и

московские рабочие-добровольцы. Вы­дающуюся роль в штурме Перекопа сыграла 51-я стрелковая дивизия, кото­рой командовал бывший рабочий-слесарь подмосковного мытищинского завода В. К. Блюхер, первым в Совет­ской стране награжденный орденом Красного Знамени.

После героического штурма Перекоп­ского перешейка Красная Армия ворва­лась в Крым и освободила его от врага.

Долгая, тяжелая война завершилась победой. Правда, в ряде районов стра­ны борьба с интервентами и белогвар­дейцами еще продолжалась, но главные вражеские силы уже были разгромле­ны. Советская страна получила воз­можность сосредоточить основное вни­мание на задачах мирного строитель­ства.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий