регистрация / вход

Тургенев в Москве

СОДЕРЖАНИЕ: Предки Ивана Сергеевича Тургенева - и по отцу и по матери - были, в сущности, коренными москвичами. При первых Романовых "дворянские гнёзда", где владельцы жили бы оседло из поколения в поколение, встречались в провинции редко.

Предки Ивана Сергеевича Тургенева - и по отцу и по матери - были, в сущности, коренными москвичами. При первых Романовых "дворянские гнёзда", где владельцы жили бы оседло из поколения в поколение, встречались в провинции редко. После Смутного времени там ещё было небезопасно. Состоятельные и родовитые семьи как правило содержали благоустроенные усадьбы в столице, или в больших городах, а в свои деревни ездили ненадолго. Для Лутовиновых и Тургеневых, пращуров Ивана Сергеевича, было традицией считаться московскими жителями.

У предков матери в допожарной Москве имелось несколько собственных домов: на Остоженке, в приходе церкви св. Сергия, "что в Пушкарях"2), в Барашевском переулке в Яузской части3), владение И.И.Лутовинова, унаследо-ванное племянницей Варварой. И это далеко не полный перечень их усадеб в Москве 17-го - начала 19 веков. Большинство из этих домов погибли в Отечественную войну при пожаре столицы. Точно так же и у рода Тургеневых: их коренная усадьба близ Арбата, у Сенного рынка, фасадом на Спасо-Песковскую площадку. Другая, в течение почти 200 лет, размещалась в Ки-тай-городе, в приходе старинной церкви Преображения Господня, "что слывет в Глинищах", между Ильинскими и Варварскими воротами 4). Родители будущего писателя долгие годы сохраняли привер-женность психологии старомосковской знати. Варвара Петровна ещё девицей имела дом с целым штатом на Девичьем поле, в приходе церкви Неопалимой Купины. События 1812 года, пожар и разорение Москвы окончательно обрекли Лутовиновых и Тургеневых на постоянное проживание в губернской глубинке. Иван Тургенев недолюбливал сплетницу - первопрестольную. Но город хорошо знал с раннего детства, которое лишь частью прошло в деревне. Значительно дольше, иногда годами, дети Тургеневых безвыездно жи-ли и учились в Москве. Первый раз они приехали в "белокаменную" в мае 1822 года, когда семья целой вереницей собственных экипажей направлялась из Спасского-Лутовинова в Петербург и дальше - в пу-тешествие по чужим краям. Простился же Тургенев с Москвой в конце лета 1881 года, в последний приезд на родину. Биографы насчитыва-ют в Москве свыше пятидесяти адресов и памятных мест, связанных с Тургеневым. Многие до сих пор сохраняют свой прежний вид. Постоянным московским жителем Иван Тургенев стал в 1824 году (он уже значится здесь в "исповедной" ведомости). Мать и отец посе-лились тогда в Москве для обучения подрастающих сыновей. Ребенок на всю жизнь запомнил случившуюся тогда встречу с поэтом-баснописцем И.И.Дмитриевым (с ним были знакомы родители): "Твои басни хоро-ши, а у Крылова - лучше!" - простодушно заявило дитя5). Собс-твенного жилья в Москве у Тургеневых в то время не было. Наняли на год дом статской советницы А.В.Коптевой в приходе церкви Георгия, что на Всполье (ныне - место строения N 57 на Б.Никитской ул.) 6). Это первый московский адрес будущего писателя.

Вскоре Варвара Петровна купила дом на Садово-Самотечной улице 7). Однако, спустя год, в декабре 1825, Сергей Николаевич Тургенев, отец, по невыясненным пока причинам, спешно покидает Моск-ву и увозит семью в деревню. Одна из тайн тургеневской биографии. "Самотеченский" дом сдан гр.Г.И.Чер-нышову. Считается, что именно туда в начале января 1827 года за-езжал Пушкин проститься с А.Г.Муравьевой перед её отъездом в Си-бирь и передал с ней послание декабристам и стихотворение для И.И.Пущина "Мой первый друг, мой друг бесценный ...". В 1827 году родители вновь привезли сыновей в Москву и помес-тили их в частный пансион И.-Ф.Вейденгаммера, находившийся близ Пречистенки, на углу Гагаринского и Старой Конюшенной. Невольно задаешься вопросом: что же привлекло родителей, по-чему Тургеневы из трех десятков московских заведений подобного типа избрали именно этот? Прежде всего, надо полагать, обещание Вейденгаммера сосредоточиться на изучении языков. Кроме российс-кого и латинского, здесь обучали трем европейским. Содержатель брал в основном детей из знатных, состоятельных фамилий. Отчасти, и в этом заключалась его привлекающая тактика. Плата была высокой - свыше 2-х тысяч в год. По-видимому, предусматривалось и индиви-дуальное обучение, иначе говоря - дополнительное репетиторство, что сближало условия пансиона с режимом семейного воспитания. Кроме того, Вейденгаммер допускал сокращение сроков подготов-ки до полутора лет, и даже - до одного года. Это тоже обеспечива-ло пансиону предпочтение перед другими учебными заведениями. Мальчиков старшего возраста нередко требовалось наискорейшее подготовить к поступлению в полк или юнкерскую школу 8). Между московскими частными пансионами 20-х годов, такими как Кистера, Чермака, Галушки, Петрозилиуса, существовала конкуренция. Некото-рые из них были вынуждены вступить на путь специализации, когда обучение велось целенаправленно, в расчете на тот, или иной тип дальнейшего образования. Вейденгаммер готовил юношей к поступле-нию в военные школы. Именно такое решение принято тогда С.Н.Тур-геневым. "Зачем отец посадил Николая не в свои сани" (т.е. в во-енную службу)? - сетовала впоследствии Варвара Петровна. "Вас поместил отец, начальник семейства", - писала она Ивану. Правда, в отношении будущего литератора планы вскоре переме-нились. Причиной была не только болезнь родителей, слабое здо-ровье Ивана, сломавшего в начале 1833 года руку - как раз в то самое время, когда решалась его жизненная судьба. Отец и мать увидели, что средний сын обладает задатками оригинального ума и способностей. Ивана стали готовить к поступлению в университет.

В пансионе Иван оставался менее двух лет. Учение в нем прекратилось в холер-ную осень 1830 года. Отец уехал за границу на лечение. Дядя, Н.Н.Тургенев, опекавший семью, и мать решили продолжить частные уроки. Нанят дом Квашнина-Штейнгеля в Гагаринском переулке, рядом с закрывшимся пансионом (ныне N 15) 9). Для домашнего обучения приглашены, в сущности, те же учителя, которые служили у Вейденгаммера. Быть может, лучшие в то время в Москве приватные педагоги. Это - исследователь "Слова о полку Игореве", филолог Д.Н.Дубенский; математик П.Н.Погорельский; учи-тель музыки и французского Т.-Ф.Гардорф, словесник П.Ф.Калайдо-вич. И даже танцмейстер - артист Большого театра И.К.Лобанов. Среди учителей, которые в тот период оказали на юного Тургенева большое влияние, был молодой магистр Г.Е.Щуровский, преподававший латинский язык и сумевший внушить Ивану пристрастие к философии. Позднее Г.Е.Щуровский - крупный русский ученый, доктор медицины и геолог, проректор Московского университета.

Варвара Петровна Тургенева не любила длительное время жить в одном и том же доме. К тому же ей не нравился собственный, на Са-дово-Самотечной. После 1830 года семья Тургеневых в нём практи-чески не жила (он продан в 1844 году). Сдавали дом посторонним жильцам. Дольше всех продержалась там А.И.Анненкова, женщина бо-гатая и с причудами, мать декабриста-кавалергарда И.А.Анненкова. А Тургеневы почти каждый год нанимали для себя в "дворянских" кварталах Москвы то одно, то другое жилище. Квартировали в разное время на Сивцевом Вражке (угол Калошина пер.) у генеральши Н.Ф.Алексеевой, ныне д. 24; на Кисловке в доме М.А.Смирнова (те-перь ул. Собинова, 5-7); у М.Н.Булгаковой - в Малом Успенском пе-реулке. Драматическое лето 1833 года провели на даче за Калужской заставой, у Донского монастыря, сняв для этого усадьбу А.Е.Энгельт, бывшее загородное владение кн. П.А.Волконс-кого. После 1840 года, в течение десяти лет мать, до самой своей кончины, арендовала дом у маркшейдера Н.В.Лошаковского в приходе Успенья на Остоженке (N 37) . Этот красивый особнячок известен широкой публике как "дом Тургеневых", место действия повести "Му-му". Далеко не все знают, что дом этот наемный и никогда Тургене-вым не принадлежал.

Иван рано обнаружил незаурядные способности, что было отмече-но даже дирекцией московских училищ, когда родители в 1833 году хлопотали о помещении его в неполные 15-ть лет, в исключение вся-ких правил, на 1-й курс словесного отделения Московского универ-ситета. Год, проведенный Тургеневым в этом старейшем в России высшем учебном заведении, оказался, быть может, самым значительным в становлении будущего художника и мыслителя. То была эпоха расцвета, как выразился И.А.Гончаров, "золотого века универси-тетской республики". Вместе с Гончаровым на старших курсах тогда учились А.И.Герцен, Н.Огарев, Н.В.Станкевич, И.П.Клюшников, Конс-тантин Аксаков, поэт Василий Красов, будущий историк С.М.Строев, филолог О.М.Бодянский. Еще не изгладились из памяти пора студен-ческой фронды - "дело Костенецких", Сунгурова, т.н. "маловская история", или скандальное исключение из университета Виссариона Белинского. Тургенев по молодости в свои московские годы не успел войти в эту среду, охваченную умственным брожением. С Михаилом Бакунини-ным, Станкевичем, братьями Киреевскими, Грановским и другими он познакомился несколько позднее. Заканчивал университет Тургенев в Санкт-Петербурге, откуда вышел кандидатом. После чего слушал лек-ции в Берлине. Путешествовал. Приобщился к литературе. "Записки охотника" создавались им в основном за границей. Окончательно, свою писательскую репутацию упрочил в начале 40-х годов в кругу петербургских и московских литераторов, в "литератур-ных салонах" обеих столиц.

С Москвой у Тургенева связаны многие памятные события жизни. Здесь впервые познал волнующее чувство. Первая его любвь - княжна Екатерина Шаховская 10). В Москве от белошвейки Авдотьи Ивановой, жившей у Варвары Петровны, у него появилась дочь Полинетта. В нескольких поколениях Тургеневы рождались и похоронены в Москве: дед, Н.А.Тургенев, мать писателя, жена старшего дяди Катерина Ми-хайловна, тётка Ивана и его крестная Ф.Н.Теплова (родная сестра Сергея Николаевича), две Лутовиновых - тётки Варвары Петровны. Все они покоятся в Донском монастыре 11). Их могилы в целости. Возле алтарной абсиды Малого собора там целый некрополь писательской родни. Ещё один тургеневский некрополь находился в Ново-Девичьем монастыре. К сожалению, он срыт в 1930-е годы. Там, в частности, были похоронены старший брат писателя вместе с женой А.Я.Тургене-вой. Без малого шестьдесят лет подряд, с небольшими перерывами, Тургенев бывал и подолгу жил в Москве. Подростком, юношей, сту-дентом, начинающим литератором, богатым помещиком, знаменитым на всю Европу художником. Одно время он всерьез намеревался получить в Московском университете магистерскую степень и претендовал на место профессора. В 1855 году участвовал в торжествах 100-летия университета. Дружил с Т.Н.Грановским и был на его похоронах в Москве. Присутствовал в 1880 году при открытии памятника А.С.Пуш-кину.

Специально Тургенев ездил в Москву для встреч с Полиной Виардо. Иногда посещал Английский клуб, где еще застал лю-дей екатерининской эпохи. Как почтительный сын он отдавал дань уважения московским старикам, многие из которых дружили с его ро-дителями. Это - Мухановы, родственники отца, придворный доктор А.Е.Берс, литератор и управляющий конторой императорских театров М.Н.Загоскин, директор дворцового архитектурного училища, сослу-живец и приятель Сергея Николаевича - Д.М.Львов, барон П.И.Черка-сов (декабрист), семейство Кривцовых, художник Й.Вивьен, предво-дитель дворянства Н.А.Небольсин. Всех не перечтешь.

С Москвой, с университетом, связаны значительные творческие замыслы Тургенева - романы "Накануне", повести "Андрей Коло-сов", "Несчастная", "Пунин и Бабурин", "Муму", "Яков Пасынков". Здесь печатались многие книги Тургенева, вышло первое издание "Записок охотника". Три из шести его романов и несколько расска-зов первоначально увидели свет в московских журналах. Длительное время Тургенев сотрудничал со здешними издателями - К.Т.Солдатен-ковым, Н.М.Щепкиным, М.Н.Катковым, братьями Салаевыми. Был знаком с лучшими представителями московского общества. Встречался здесь с Н.В.Гоголем, С.Т.Аксаковым, А.С.Хомяковым М.С.Щепкиным, Ф.М.Достоевским, Е.В.Салиас. В Москве сошелся с Я.П.Полонским и с молодым литератором К.Н.Леонтьевым - будущим религиозным мыслите-лем и философом. Тургенев посещал театры, где состоялись премьеры почти всех его пьес. Он считался желанным гостем светских гости-ных. С детских лет Тургенев превосходно знал топографию Москвы, ее прошлое, её предания и обычаи, причудливый комплекс ее архитек-турных памятников. Учителем истории в университете у него был М.П.Погодин. С сооружениями Кремля его лично знакомил И.Е.Забе-лин. Тургенев знал и посещал популярные дачные места вокруг сто-лицы. Не удивительно, что мы и до сих пор пытаемся отыскать в Фи-лёвском парке место, где, как утверждается в "Накануне", стояла приметная беседка. "В тени высокой липы, на берегу Москвы-реки, недалеко от Кунцева, в один из жарких летних дней 1853 года лежа-ли на траве два молодых человека" ("Накануне". Роман Ив.Тургене-ва. "Русский вестник", 1860).

Московские впечатления, судьбы жителей этого города, быт, язык, реальные события и адреса мы находим в произведениях писа-теля, начиная от самого раннего его рассказа, и до повести "Клара Милич", имевшей символический подзаголовок "После смерти": "В Москве, в небольшом деревянном домике на Шаболовке проживал моло-дой человек, лет двадцати пяти, по имени Яков Аратов" ("Клара Милич". Вестник Европы", 1883). Почти в каждом томе Тургенева найдется что нибудь московское. "Десять лет тому назад, милостивые государи мои, я был сту-дентом в Москве"... Это - из первого его прозаического опуса "Андрей Колосов" (Отеч. записки, 1844), вышедшего под криптони-мом Т.-Л., что означало "Тургенев-Лутовинов". "Мне было тогда шестнадцать лет. Дело происходило летом 1833 года. Я жил в Москве у моих родителей. Они нанимали дачу около Калужской заставы, про-тив Нескучного" (Ив. Тургенев. "Первая любовь". "Библиотека для чтения", 1860). "Отец Якова, бедный отставной майор, <...> зап-латил за него за год вперед, уехал из Москвы да и пропал без вес-ти. <...> Я был очень самолюбивый и избалованный мальчик, вырос в довольно богатом доме и потому, поступив в пансион, поспешил сблизиться с одним князьком <...>. ("Яков Пасынков". Рассказ Ив.Тургенева. Отеч. записки, 1855). Начиная с 1860 года во всякий приезд в Москву писатель неиз-менно останавливался на Пречистенском бульваре,теперь - дом 10, в квартире своего старинного приятеля И.И.Маслова, управляющего Московской удельной конторой. Маслов - умён, добродушен, способен понимать искусство изящного (друзья именовали его "прекрасной ну-мидянкой"). Старый холостяк, богач. В молодости Маслов сердечно близок к Белинскому, а сам служил в это время секретарем у И.Н.Скобелева, коменданта Петропавловской крепости. Многое видел из того, что там происходило. Но - умел помолчать. Со знаменитым генералом М.Д.Скобелевым, внуком коменданта, Маслов был на "ты", всегда называл "Миша" и вёл все его денежные дела. Тургенев был в состоянии оценить редкие человеческие качества И.И.Маслова. Наиболее деликатные нужды поручал только ему. Маслов завещал (он умер в 1891 году) 450 тысяч рублей на учреждение сель-ских училищ в России и 40 тысяч пожертвовал Московской консерва-тории.

В феврале-марте 1879 года в древней столице началось стихий-ное чествование Тургенева-писателя, достигшего к тому времени всемирной известности. На публичном заседании Общества любителей российской словесности студенты встретили его овацией. Тургенев избирается в почетные члены Общества. В заключение московские ли-тераторы и профессора дали Тургеневу прощальный (перед отъездом из Москвы) обед в ресторане "Эрмитаж" с речами Ф.Е.Корша, Ф.Н.Плевако, К.А.Тимирязева, С.А.Юрьева. Тургенев тоже произнес ответное слово. Помещение ресторана стоит и по сию пору близ Трубной.

В зрелые годы писатель реже бывал в первопрестольной. Встречается здесь иногда с родственниками. В Москве жили его дядя П.Н.Турге-нев с семейством, двоюродные сестры - Мария Петровна (незамужняя) и Елизавета Петровна, по мужу Крюгер. Небогатые люди. Тургенев поддерживал их материально. Племяннику Эммануилу Крюгеру, учивше-муся музыке, несколько лет предоставлял стипендию. Э.Э.Крюгер прославился впоследствии как альтист-виртуоз, был профессором в Петербургской консерватории. На Спасо-Песковской площадке у Арба-та в красивой городской усадьбе (ныне - особняк дипломатического ведомства) обитал двоюродный брат писателя С.П.Тургенев, женатый на наследнице миллионного состояния. Щедрый меценат. Делал боль-шие вклады в храм. Он единственный из всей родни Тургенева, кому посвящен биографический очерк, изданный церковью после его смерти анонимно отдельной брошюрой 12). Об этом красивейшем уголке города писателю всегда напоминала картина В.Д.Поленова "Московский дво-рик". Ее копия, подаренная Тургеневу автором, до самой кон-чины висела у него на видном месте в Буживале.

Исследователи Тургенева не раз отмечали в его произведениях ворчливо-снисходительную, хотя и любовную, даже ностальгическую тональность по отношению к Москве. Не только к старой, дедовской, но и к современной ему деловой Москве, по тем, или иным причинам иногда чем-то писателю несимпатичной. И тут же рядом, в переписке и в публицистике Тургенева, стольный град аттестуется порой заповедником отсталости и застоя, воплощением патриархальной коснос-ти. "Попахивает лампадным маслом и славянской ворванью<...>", - говорил он с сожалением (П.IX [1965 г.].52). Не секрет, что Тургенев придерживался либеральных, европейских позиций, был сторонником постепенных реформ, обновления и просвещения. Но он же способен был видеть истинно национальные ценности, с уважением относился к славянофилам - неофи-циальной "русской партии". Призывал не отклонять всё то порядоч-ное и разумное, что было в их взглядах и поступках. А самоназванных "западников" из окружения М.Н.Каткова откровенно презирал. И "московские" персонажи у Тургенева - тоже двух разно полюсных типов. С одной стороны, Елена и Берсенев (в "Накануне"), с другой - старорежимный Увар Иванович Стахов. Контрастом неглупому, но ар-хаичному Пунину представлен пылкий, с нерастраченной добротой ме-щанин-республиканец Бабурин, близкий по взглядам к петрашевцам.

Тургенев всегда оставался искренним, честным художником.

Источники и примечания: 1) Отчасти это устанавливается по упоминаниям в старых бумагах. Иногда - даже по семейным преданиям. Обширное неаследственное дело Лутовиновых хранится в Российском государственном архиве литературы и искусства (ф.509, И.С.Тургенева,оп.1, ед. 173. В дальнейшем в ссылках - РГАЛИ). Для истории отцовской семьи, для познания их "московских корней" весьма ценны сведения в кн. Руммель В.В. и Голубцов В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий. С-Пб.!887, том 2, а также записки их сородича А.М.Тургенева, с которым Иван Сергеевич был знаком. Его мемуары печатались в основном после смерти писателя: журнал "Русская старина", 1885, тт.47, 48; 1886, тт. 49, 52; 1887, т.53; 1889, тт. 61, 62; 1895, т. 84. В архиве автора настоящей интернет-информции есть заметки по результатам генеалогических бесед со стариками ,последними представителями рода Тургеневых - М.Н.Эгерштром (внучкой "дяди Петра"), Н.Д.Кучиным, чья мать урожденная Тургенева, наконец - с Николаем и Сергеевичами Тургеневыми, которые были ровестниками послетургеневского века, многое знали и помнили. 2)Центральный исторический архив Москвы и Московской области (в дальнейшем Гос. архив Москвы, бывший ЦГИАМ), ф.76, оп.2, ед. 125, л.36. 3)РГАЛИ, ед.173, л.23 4) Записки А.М.Тургенева, РС, 1885, т.7, сент., с.365-366 5)"Тургенев в записях современников", сост. А.Г.Островская, вступ. статья Б.М.Эйхенбаума. Л.1929, с.7-8. 6) Гос. Архив Москвы, ф.203,оп. 747, ед.2073,л. 47 7) Там же, ф.50,оп.14, ед.486, л. 207. Указано С.К.Романюком. 8) Гос. Архив Москвы, ф.156, оп.1, ед. 1098, л.10 9) Басманов А. Особняк с потайной дверью. М. 1981 10) Чернов Н. Повесть И.С.Тургенева "Первая любовь" и её реальные источники. Журнал "Вопросы литературы". 1973, N 9 11) Московский некрополь. Том 3. М.1908 12) "Памяти Сергея Петровича Тургенева". М., тип .Вильде, 1901 г.

СКАЧАТЬ ДОКУМЕНТ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий