Церковь Владимирской Богоматери в Быково под Москвой

Церковь находится в поселке Быково Раменского района Московской области. Она двухэтажная, верхний храм посвящен иконе «Владимирской Божией Матери», а нижний теплый – Рождеству Христову.

Юрий Пелевин

1789. Подмосковье, Россия

Церковь находится в поселке Быково Раменского района Московской области. Она двухэтажная, верхний храм посвящен иконе «Владимирской Божией Матери»</a>, а нижний теплый – Рождеству Христову.

Здание построено из кирпича и облицовано снаружи белым камнем. Памятник неповторим и удивителен по своей архитектуре: его стилистика не имеет себе подобной. Правда, его принято относить к так называемой «псевдоготике», или к «ложной русской готике», или «неоготике»; но, разумеется, подобные определения не вбирают в свой объем всех архитектурных особенностей быковской постройки.

Усадьба в Быково, где стоит церковь, сложилась в целостный архитектурный комплекс к концу XVIII века, когда имением владел Михаил Михайлович Измайлов (1719–1800). Многие годы он возглавлял Кремлевскую экспедицию дворцовых строений, короткое время был Московским главнокомандующий и Начальствующим гражданской частью в Москве и губернии. У Екатерины II сановник был в чести, а с воцарением Павла I «за старостию и слабостию здоровья» ушел в отставку.

С личностью М.М. Измайлова некоторые исследователи связывают знаменитого зодчего Василия Ивановича Баженова как строителя Быковской усадьбы и церкви. В 1767-1775 годах архитектор работал над проектом реконструкции Московского Кремля, где собирался воздвигнуть грандиозный дворец, а позднее дворцовый ансамбль в Царицыно (1775-85). В этой связи зодчий находился под непосредственным началом М.М. Измайлова. Но житейская логичность предположения об участии В.И. Баженова в быковском строительстве не подкрепляется ни письменными источниками, ни какими-либо другими фактами. К тому же я никак не могу согласиться с этой версией, потому что архитектоника и стилистика Владимирской церкви слишком разнится с известными строениями великого архитектора. Данная проблема и составляет основное содержание предлагаемой статьи.

От первоначального ансамбля уцелел лишь пейзажный парк с ротондальной беседкой и Владимирская церковь, которая нас интересует. Допущение, что строения в быковском имении проектировались и строились одним автором весьма шатко. Так как сохранившаяся беседка возведена в эталонной стилистике классицизма и «принадлежит к лучшим образцам парковой архитектуры конца XVIII»[i] [1]. Беседка наверняка составляла единое стилевое целое с усадебным домом. Тогда как церковь построена в «псевдоготических» формах. Но В.И. Баженов со второй половины 70-х и в первой половине 80-х годы творил свой собственный стиль в царицынской императорской усадьбе. Его искания весьма далеко отстояли и от академического классицизма, который он исповедовал при строительстве Кремлевского дворца, и от той «готики», которая воплотилась в быковской церкви. Это наглядно видно при сравнении церкви с царицынскими корпусами.

Быковский храм отличается сложными и оригинальными тектоническими решениями. В его проектировании использована небывалая планировка и своеобразные объемно-пространственные формы. В основу плана положен эллипс, который никогда не использовался на Руси в церковном зодчестве и крайне редко в светском строительстве[ii] [2]. Отечественные строители, как правило, старались избегать сложнопрофильной планировки.

Примыкающая к овальному храму прямоугольная трапезная выстроена, по мнению М.А. Ильина, в начале XIX века архитектором Малиновским[iii] [3]. Однако прямоугольная трапезная уже имеет место на сохранившемся, как считает Г.И. Гунькин, первоначальном проекте[1][4].

Экстерьер здания изобилует вытянутыми стрельчатыми формами: стрельчатым порталам вторят такие же окна, аттики и проемы башен. Здание завершается куполом, окруженным многочисленными шпилями-пинаклями, и точно такие же высятся над башнями-колокольнями. Их многочисленность – еще одна особенность храма Владимирской Богоматери. В.И. Баженов, между тем, никогда не ставил на свои постройки в таком обилии подобные пинакли.

Наиболее выигрышен западный фасад, фланкированный парными колокольнями и украшенный открытой балюстрадой с широкой изящно выгнутой двухмаршевой лестницей из белого камня. Таких лестниц не знало наше храмовое зодчество. Кажется, что этот церемониальный, очерченный легким парапетом всход ведет не в храм, а во дворец. И если со шпилей снять кресты, то строение вполне можно принять за дворцовую постройку причудливой формы, напоминающую западноевропейский средневековый замок.

В.И. Баженов в своей архитектурной практике таких лестниц не возводил. Вместе с тем А. Некрасов, доказывавший авторство В.И. Баженова, утверждал, что зодчий планировку наружной лестницы заимствовал у Ч. Камерона. «Надо думать, – пишет А. Некрасов, – что В. Баженов или еще раз ездил в Петербург между 1778 и 1779 годами, или же подражал камероновой лестнице понаслышке, выполнив ее, однако, в совершенно ином стиле»[iv] [5] Утверждение более чем спорное: двухпролетная лестница Камероновой галере в Царском селе иной конфигурации и другой пластики: единственное, что их объединяет – и та, и другая – с двумя маршами. К тому же Камеронова галерея была построена в 1783-1787 годах, и В.И. Баженов не мог ее видеть в указанное А.Некрасовым время.

Между тем, столь знаменательная лестница в Быково не предусматривалась при начальном проектировании церкви. Она отсутствует на проектном листе, хранящемся в Архитектурном музее, и ее также нет на неподписном и недатированном эскизном чертеже, находящемся в Историческом музее[v] [6]. Следует отметить, что эти графические листы сильно разнятся по манере исполнения и бесспорно выполнены двумя разными лицами. Но ни тот и ни другой, на мой взгляд, не принадлежит В.И. Баженову: его графический почерк был совсем иным.

Из ранних изображений быковской церкви сохранилась акварель, написанная архитектором А.Н. Бакаревым в 1804 году[vi] [7]. На ней, кроме двухмаршевой лестницы, изображены скульптуры, установленные между окон по западной стене трапезной. На пьедесталах высятся четыре фигуры, которые можно отождествить с четырьмя евангелистами. На фронтоне над центральным порталом помещен барельеф «Спаса Смоленского», что кажется достаточно странным, так как по церковным правилам над западным входом помещают изображение, соответствующее посвящению храма.

Скульптурные украшения не дошли до нашего времени, однако верхняя церковь сохранила в значительной степени свое изначальное убранство. Стены обработаны искусственным мрамором и отличаются высоким мастерством исполнения.

Колокольня, отдельно стоящая, относится, видимо, к середине XIX века и сооружена предположительно по проекту архитектора И.Т. Таманского в стилевом подражании Владимирской церкви.

А.И. Михайлов – крупнейший исследователь творчества В.И. Баженова, чья фундаментальная монография об архитекторе остается до сих пор не превзойденной – находил в декоре быковской церкви мотивы, близкие к Царицынскому и Петровскому дворцам Матвея Казакова, а также церквам в Петровском-Алабине и на Гороховом поле, приписываемые М. Казакову. «Все это не позволяет, – утверждал ученый, – отнести церковь в Быково к произведениям Баженова прежде чем не будет проведено тщательное сопоставление ее форм с творчеством Казакова»[vii] [8]. А.И. Михайлов осторожно подводил читателя к мысли, что создателем быковского храма был Матвей Казаков. Предположение об авторстве Казакова еще в 30-е годы высказывал Алексей Гречь в своем «Венке усадьбам» – книге, написанной в Соловецком концлагере и увидевшей свет только в 1995 году[viii] [9]. Однако последующее поколение исследователей никаких сопоставлений и сколь-либо углубленного изучения быковского памятника так и не сделало.

Владимирская церковь в Быково стоит в отдалении не только от Рязанского шоссе, но и от магистрального пути эволюции русской зодчества. Она оказался вне поля зрения современных историков архитектуры. Загадочный памятник удивительной гармонии, красоты и неповторимой стилистики остался мало изученным. Не считая популярно-туристических изданий, ему уделено всего лишь несколько страниц в научных работах, вышедшим в свет более чем пол века назад. Быковский храм все еще ждет своего исследователя.