регистрация / вход

Майорат Ивановское-Петровское

Образованный в 1901 году князьями Барятинскими маойрат объединил две усадьбы: Марьино в селе Ивановском Курской губернии Льговского уезда (ныне Рыльский район Курской области) и Петровское Московского уезда Московской губернии.

Л. Черниченко

Образованный в 1901 году князьями Барятинскими маойрат объединил две усадьбы: Марьино в селе Ивановском Курской губернии Льговского уезда (ныне Рыльский район Курской области) и Петровское Московского уезда Московской губернии при сельце Лыткарине и селе Петровском (в настоящее время находится в черте подмосковного города Лыткарино)2.

Князья Барятинские являлись крупнейшими помещиками. В одной только Курской губернии им принадлежало 35 тысяч крепостных и более 100 тысяч десятин земли. Ивановское занимало 40000 десятин (сама усадьба Марьино - 20000). О селе Петровском сказано: «Владельческое, при реке Москве, расстояние в верстах 20 от губернского города Москвы, число дворов 8, число жителей 12 (муж.) и 15 (жен.), церквей православных 2»3.

Создание майората было вынужденным шагом. После отмены крепостного права положение дворянства как правящего класса начало быстро ухудшаться, и никакие государственные меры (учреждение в 1885 году дворянского земельного банка, закон 1890 года о земских участковых начальниках, избираемых только из потомственных дворян) не могло затормозить этот процесс. Новые капиталистические отношения набирали силу, меняли отношение к земле, открывая другие пути приобретения богатства и положения в обществе. «Дворянский вопрос» широко дискутировался. Сторонники сохранения дворянства как служилого сословия утверждали, что исторически именно оно является оплотом государства и не должно исчезнуть; их оппоненты возражали: да, дворянство сыграло важную роль в эпоху создания империи, но теперь времена изменились, и оно должно слиться с другими классами в великом общероссийском деле. Сами же дворяне, особенно молодое поколение, теряли интерес к земле - предмету гордости, источнику богатства и власти их отцов. Затяжной кризис в сельском хозяйстве ударил в первую очередь по мелкопоместному дворянству, не сумевшему приспособиться к условиям нарождающегося капитализма. «Они толпой побежали из своих имений в Петербург, распродав земли за бесценок»4.

Неумение извлекать из земли доходы, отсутствие оборотного капитала, современных орудий труда, качественного посевного материала и племенного скота - все это к концу 1880-х годов привело к обезземелению и средних землевладельцев. Купцы, крестьяне-промышленники, финансисты, управляющие имениями, ростовщики с готовностью скупали разоренные имения, не боясь низкой ренты: они-то хорошо знали цену земли. «Вишневый сад» А. П. Чехова - типичный пример. Смогли устоять только большие хозяйства типа заповедного Ивановского, где еще до наступления кризиса появились доходные предприятия (усовершенствованные фермы, текстильные фабрики, пивные заводы, хлебопекарни, ремонтные мастерские и другие). Именно с целью сохранения своих владений от раздробления и был узаконен князьями Барятинскими майорат Ивановское-Петровское.

Усадьба Петровское расположена на левом берегу Москвы-реки. Рядом - Никольская и Петропавловская церкви; вдалеке виднеются купола Николо-Угрешского монастыря, в котором любил бывать царь Алексей Михайлович, совершавший оттуда до Петровского длинные пешие прогулки. Высокий берег и сильно выраженный рельеф местности определили живописную планировку усадьбы. В центре комплекса - усадебный дом с небольшим парадным двором, когда-то окруженным чугунной ажурной оградой. Вдоль дубовой аллеи, ведущей от дома, находились хозяйственные постройки. Парковая сторона дома обращена к партеру - с крутого склона он спускался террасами к Круглому озеру. В глубоком овраге каскадом были устроены пруды (ныне они безобразно замусорены).

Марьино - один из известнейших дворцово-парковых ансамблей России, расположенный между Льговом и Рыльском. История села Ивановского уходит корнями во времена, ознаменованные воссоединением Украины с Россией. В 1654 году по решению Переяславской Рады украинцам разрешили заселять земли Рыльского, Льговского и Путивльского уездов Курской губернии. В 1703-м эти земли Петр I пожаловал гетману Мазепе, и тот назвал ближайшие селения по своему имени, отчеству и фамилии - Ивановское, Степановка, Мазеповка. Особенно приглянулось гетману Ивановское, где он выстроил прекрасный одноэтажный дворец, существующий поныне, хотя и в руинированном состоянии. Когда Мазепа изменил России, Петр I конфисковал все его владения и передал А. Д. Меншикову, от которого они после смерти царя отошли Казне.

Вступив на престол, императрица Анна Иоанновна пожаловала их своему любимцу вице-адмиралу графу Николаю Федоровичу Головину. Его дочь Наталья Николаевна вышла замуж за голштинского принца Петра Августовича Голштейн-Бека, родственника Петра III, а внучка Екатерина Петровна Голштейн-Бек (1750-1812) - за князя Ивана Сергеевича Барятинского (1736-1811). В приданое она принесла курские имения, когда-то принадлежавшие Мазепе. У Ивана Сергеевича родилось двое детей - Иван и Анна, умершая в Париже и там похороненная (1774-1825). Ее супругом был граф Николай Александрович Толстой (1765-1816), обергофмаршал, президент Придворной конторы. После смерти Екатерины Петровны село Ивановское и прочие имения ее и мужа достались по наследству их единственному сыну князю Ивану Ивановичу Барятинскому (1767-1830). Он и стал основателем дворцово-паркового комплекса «Марьино», который назвал в честь своих двух жен: Франциски Марии Дюттон, дочери английского лорда Шерборна, умершей от родов в молодых летах (1807), и Марии Федоровны (1793-1858), дочери графа Людвига-Христофора Келлера. Барятинский создал в Ивановском роскошную усадьбу наподобие прославленных ансамблей Шереметевых и Юсуповых. Он завел здесь английские обычаи и порядки, организовал по английскому образцу сельское и промышленное хозяйство (ткацкая фабрика, пивоваренный завод, маслобойня, разведение племенного скота, применение современных орудий труда). Все это способствовало процветанию его владений, их укреплению и укрупнению, а в будущем превращению в заповедное имение и, наконец, в майорат.

В молодые годы князь Иван Иванович Барятинский служил сначала поручиком в Екатеринославском кирасирском полку (1780), затем адъютантом фельдмаршала Г. А. Потемкина, участвовал в штурме Праги с войсками А. В. Суворова (1790), за что удостоился ордена святого Георгия IV степени (1795); проявил себя и на дипломатическом поприще - был определен в Государственную коллегию иностранных дел «с причислением к Лондонской миссии, в 1804 году произведен в тайные советники и 29 октября 1808 года назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Мюнхен»5. Все его сыновья - Александр, Владимир, Анатолий, Виктор - оставили заметный след в истории России.

Князь Александр Иванович Барятинский (1815-1879) - прославленный генерал-фельдмаршал, наместник Кавказа, командующий Кавказской армией - в течение трех лет сломил сопротивление войск Шамиля, а самого Шамиля взял в плен (после пленения тот находился в усадьбе «Марьино»); состоял при наследнике Александре Николаевиче - будущем императоре Александре II. За усмирение Восточного Кавказа князь А. И. Барятинский получил орден святого Андрея Первозванного, за действия на западном Кавказе - чин генерал-фельдмаршала6. Д. И. Романовский, офицер Генерального штаба с 1858 по 1863 годы, писал: «Быстрым покорением Кавказа Россия обязана покойному генерал-фельдмаршалу князю А. И. Барятинскому. Если Петр Великий основанием Петербурга пробил окно, сквозь которое Россия взглянула на Европу, то в наше время (...) прорубается окно для целой Западной Азии, для Персии, Армении, Месопотамии, погруженных в вековое оцепенение. Сквозь это окно взглянут они на Европу, и если взглянут не без пользы для себя, в чем нельзя сомневаться, то великий долг, лежащий на России относительно цивилизации, будет честно и достойно выплачен»7.

Младший сын князя И. И. Барятинского Виктор Иванович (1823-1904) - видный флотоводец, участвовал в Крымской войне, служил мичманом на Черноморском флоте под командованием адмирала Михаила Петровича Лазарева. Великосветский Петербург он не любил, предпочитал жить в Севастополе, затем в Греции, серьезно занимался археологией, тратя на нее все свое свободное время и средства. Это он первым начал раскопки Херсонеса; в Афинах определил местонахождение театра Дионисия, благодаря чему впоследствии этот театр обнаружил Шлиман. В Севастополе у него была собственная большая яхта «Ольвия», построенная в Николаеве по чертежам и под личным присмотром адмирала М. П. Лазарева; в команде «Ольвин» состоял знаменитый матрос Кошка, прославившийся во время осады Севастополя. После уничтожения Черноморского флота Виктор Иванович вышел в отставку в чине капитана 1-го ранга и с тех пор проживал в Одессе или в своем любимом поместье - селе Груновки Суджинского уезда Курской губернии. В уезде он ревностно занимался общественными делами в качестве почетного мирового судьи и земского гласного. В Европе и России сохранилась о нем добрая память как о благороднейшей личности, горячем патриоте России, человеке с чистой детской душой, очень скромном и приветливом. Был он также талантливым художником и замечательным рассказчиком8.

После смерти родителей князь Александр Иванович Барятинский, согласно тогдашнему закону, как старший сын унаследовал Ивановское с прилегающими селами. Указом Правительствующего Сената от 17 октября 1859 года имения Александра Ивановича и его брата Владимира Ивановича объявлялись заповедными. Александр Иванович детей не имел, у Владимира Ивановича был один сын Александр (1870-1910) и единственный внук Владимир (1880-1901). Оба они жили недолго. Ивановское-Петровское перешло в семью следующего брата - Анатолия Ивановича и его старшего сына Владимира Анатольевича, имевшего трех сыновей: Александра, Анатолия и Владимира. Сменив в качестве владельцев старшего и среднего, майорат - уже накануне первой мировой войны - в конце концов достался младшему из них - Владимиру Владимировичу (1874-1941), последнему наследнику.

Декрет о земле от 26 октября (7 ноября) 1917 года ликвидировал дворянское землевладение и привилегированность дворянского сословия. В годы революции и Гражданской войны многие дворянские усадьбы подверглись разорению. Этой участи не избежало и родовое имение князей Барятинских Марьино. В 1918 году Наркомпрос командировал сюда специальную комиссию с целью вывоза произведений искусства, ценных вещей, библиотеки и архива. Добра было так много, что понадобилось три вагона. Все это разъехалось по разным уголкам России, хотя и было объявлено, что Марьино «охраняется государством». Теперь в усадьбе (с 1923 года - санаторий) нечего выставлять - остались только стены и полы, чудом сохранившиеся.

1930-е годы тоже не были благоприятными для старинных дворянских гнезд. Однажды «всесоюзный староста» М. И. Калинин, отдыхая в Ивановском, приказал лишить усадебную церковь купола, а склеп князей Барятинских под этой церковью превратить в котельную. Уже много лет директор санатория «Марьино» Б. И. Ворович пытается определить хотя бы имена погребенных в склепе. Из девятнадцати захоронений ему удалось идентифицировать одиннадцать, в том числе князей Александра Ивановича и Виктора Ивановича Барятинских (их гробницы были разграблены, а тела сожжены). Для восстановления склепа директор сделал все возможное: вычистил его после перевода оттуда котельной, привел в порядок ниши, где стояли гробы, поставил надгробные камни, под которыми покоились основатели усадьбы - князь Иван Иванович Барятинский и его жена Мария Федоровна.

Что же касается усадьбы Петровское, она, как и многие подмосковные имения, опустела уже к началу ХХ века: сказалось влияние на владельцев «духа времени». С грустью писал о Петровском в 1914 году очевидец: «В старом екатерининском доме с бельведером и уютной лоджией забиты досками окна; внутри все пусто, вся мебель вывезена и бархатистая пыль засыпает залы. Странное живое впечатление среди этой картины смерти и разрушения производят росписи потолков. Они подернуты «пылью веков», но изящные гирлянды, амуры, кентавры и прочие мифологические существа прихотливо обвиты цветами и узорами, так радостны, веселы и грациозны, словно наполняют дом весельем и шумом. Ни от одной «подмосковной» не веет такой печальной идиллией угасающей красоты»9.

После 1917 года тех из князей Барятинских, кто не погиб в Гражданскую войну, разнесло по белу свету - США, Франция, Великобритания, Германия, Австралия... Последний владелец Ивановского-Петровского князь Владимир Владимирович Барятинский - писатель, журналист, драматург - воспитывался в тесной дружбе с сыновьями Александра III, был другом детства императора Николая II (оставил воспоминания о нем и его семье), окончил Петербургский морской кадетский корпус с причислением к царской яхте «Полярная звезда». Его произведения - пьесы, рассказы, фельетоны (трилогия «Карьера Наблоцкого», «Перекаты», «Пляска жизни», «Комедия смерти», «Контора счастья», «Шелковичные черви», «Потомки»), основанные на подлинных фактах, сегодня могут служить документальными свидетельствами событий, происходивших в России на рубеже XIX-XX веков. Он искренне чтил и любил Родину, посвятив ей ряд рассказов и пьес о судьбоносных периодах нашей истории («Во дни Петра I», «1569 год» - об Иване Грозном, «Светлый царь» - о Борисе Годунове). Широко известна его книга «Царственный мистик (Император Александр I - Феодор Козьмич)» (СПб., 1913), переизданная у нас в 1993 году. В эмиграции ему удалось опубликовать более ста рассказов на исторические темы об известных исторических личностях России и Франции (Наполеон I, М. А. Нарышкина, императрица Мария Федоровна, Анна Ярославна - королева Франции, Павел I, Александр II, Е. М. Долгорукова (Юрьевская), Александр I, Наполеон III, Бисмарк и многие другие). Известны его встречи с Л. Н. Толстым. В 1910-х годах в Лондоне он вел дела А. М. Горького, связанные с постановкой пьесы «На дне». 2 февраля 1911 года в Риме К. С. Станиславский читал отрывки из своей будущей книги об актерском мастерстве друзьям, среди которых был и князь В. В. Барятинский10. В годы эмиграции Владимир Владимирович опубликовал свои интереснейшие мемуары «Догоревшие огни» (Париж, 1934). Похоронен в Париже на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа.

Что касается имений майората Ивановское-Петровское, здесь больше повезло усадьбе Марьино в селе Ивановское: она и в советское время была, и сегодня остается известным санаторием. Усадьба Петровское в 1930-х годах горела - остался лишь фундамент и первый этаж дома. В настоящее время ведутся разговоры о ее восстановлении.

Список литературы

1. Майорат - форма наследования недвижимости (прежде всего земель), при которой она полностью переходит к старшему из наследников. Направлена на сохранение и упрочение крупных земельных владений (Большой энциклопедический словарь. М., 1998).

2. РГАДА. Ф. 1255, оп. 4, д. 141, 142; ОР РГБ. Ф. 19/1-3а.

3. Списки населенных мест Российской Империи. Московская губерния. СПб., 1862. С. 4.

4. Новое время. 1898. N 7938. С. 2-3.

5. Энциклопедический словарь. Изд. Брокгауз Ф. А., Эфрон И. Е. Т. 3. СПб., 1801. С. 37-38.

6. Там же. С. 141-142; Богданович Е. Род князей Барятинских. СПб., 1898. С. 38-45.

7. Романовский Д. И. Генерал-фельдмаршал А. И. Барятинский и Кавказская война. СПб., 1881. С. 250-262.

8. Boettqer Timothy. La Descen - Dance D Alexandre Аndreyevitch prince Bariatinsri. Seattle, 1996. P. 15.

9. Шамурин Ю. Подмосковные. М., 1914. С. 84. Подробнее о Петровском и ее владельцах см.: «Московский журнал». 2000. N 4. С. 26.

10. Виноградская И. Н. Жизнь и творчество К. С. Станиславского. Т. 2. М., 1971. С. 270-271.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий