регистрация / вход

«Труба»

Площадь на пересечении Бульварного кольца, Цветного бульвара и Неглинной улицы издавна именовалась «Трубой». Столь странное название место получило в XVII веке: здесь неширокая, но своенравная речка Неглинка пересекала кольцо стен Белого города.

В. А. Соловьев

Площадь на пересечении Бульварного кольца, Цветного бульвара и Неглинной улицы издавна именовалась «Трубой». Столь странное название место получило в XVII веке: здесь неширокая, но своенравная речка Неглинка пересекала кольцо стен Белого города, для чего в толще одной из башен сделали арочное отверстие в виде кирпичной галереи длиной около восьми метров - «Трубу». На выходе она закрывалась решеткой. Проездных ворот здесь никогда не было.

Событием в биографии площади явилась прокладка Мытищенского водопровода. Кроме высокого качества воды, Большие Мытищи обладали еще одним важным достоинством: они располагались выше Москвы, благодаря чему вода поступала в город самотеком по открытым, а иногда подземным галереям. В конце галереи на Трубной площади соорудили красивую водоразборную ротонду. Следующий водоразбор находился у Рахмановского переулка.

Водопровод, строившийся 25 лет, открыли 28 октября 1804 года. Журналист «Вестника Европы» в связи с этим восторженно восклицал: «Невежды! Жалкие враги просвещения! Вы, почитающие науки вредными, искусства бесполезными! Взгляните на водовод Мытищенский и признайте его благотворительным!»

В 1840-х годах московские власти решили разгрузить Охотный ряд и перенесли торговлю мелкими животными, собаками, голубями и певчими птицами на Трубную площадь, к началу Рождественского бульвара. А в 1851 году сюда с Театральной площади перебрались торговцы цветами, цветочной рассадой и саженцами деревьев.

Описание этого специфического рынка есть у Чехова: «Небольшая площадь близ Рождественского монастыря, которую называют Трубной, или просто Трубой; по воскресеньям на ней бывает торг. Копошатся, как раки в решете, сотни тулупов, бекеш, меховых картузов, цилиндров. Слышно разноголосое пение птиц, напоминающее весну. И Труба, этот небольшой кусочек Москвы, где животных любят так нежно и где их так мучают, живет своей маленькой жизнью, шумит и волнуется, и тем деловым и богомольным людям, которые проходят мимо по бульвару, непонятно, зачем собралась эта толпа людей, эта пестрая смесь шапок, картузов и цилиндров, о чем тут говорят, чем торгуют».

В рассказе о старой Трубной площади нельзя не упомянуть первую конную железную дорогу, проложенную в 1880-х годах по Бульварному кольцу. К этому времени уже давно снесли стены Белого города и заключили в коллектор Неглинку. Две лошади по рельсам довозили небольшой вагон от Петровских ворот до крутого подъема напротив стены Рождественского монастыря. Тут к вагону припрягали еще двух лошадей с мальчиками-форейторами и втаскивали его наверх к Рождественскому бульвару, после чего дополнительных лошадей выпрягали и вели встречать следующий вагон. Только в 1911 году конку сменил трамвай «Аннушка», одолевавший подъем со страшным скрежетом. После войны трамвай убрали, ничем его не заменив: возобновить движение общественного транспорта на этом участке оказалось городским властям не по силам. Так Бульварное кольцо и осталось разорванным на две части - от храма Христа Спасителя до Трубной и от Трубной до Яузских ворот, создавая большие неудобства для москвичей. Будем надеяться, что после окончания очередной реконструкции площади столичные транспортные службы осилят проблему, которую почти полтора века назад успешно решала конка.

Долгое время по периметру площади сохранялась старая двух- и трехэтажная застройка. Рынок еще в 1924 году перенесли на Цветной бульвар, к цирку, а после войны Трубную реконструировали и упорядочили движение транспорта. С площади по-прежнему можно было любоваться Рождественским и Высокопетровским монастырями, построенными в древности на берегах реки Неглинной. От Петровского бульвара хорошо просматривалась глава собора Рождественского монастыря, увенчанная огромным луковичным завершением. Во время последней реставрации собора архитектор Н. Ильенкова настояла на восстановлении шлемовидного покрытия 1503 года.

С высокой Рождественской горки открывался незабываемый вид на центр Москвы и пятиглавия соборов Высокопетровского монастыря, о чем сегодня приходится говорить в прошедшем времени: активное строительство последних лет пагубно сказалось на восприятии отсюда панорамы города. По сегодняшней московской моде на «красную линию» площади и бульваров выходят дома-новоделы малой этажности, имитирующие историческую застройку, зато сзади их подпирают вполне современные многоэтажные объемы. Одно из подобных сооружений сейчас возводится во дворе дома на углу Рождественки и Рождественского бульвара. Объект еще не закончен, но легко понять, что он частично перекроет вид на Рождественский собор. Слушая рассказы архитекторов о просчете и сохранении ими «коридоров видимости», диву даешься, как можно было просмотреть столь очевидную ошибку.

Из немногих сохранившихся на «Трубе» с XIX столетия зданий самое известное, безусловно, - дом французского кулинара и предпринимателя Люсьена Оливье, построенный им совместно с купцом Яковом Пеговым по проекту архитектора Михаила Чичагова на углу Петровского бульвара. Ресторан, открывшийся в доме гостиницы «Эрмитаж» славился изысканным французским шиком, разнообразным меню, богатой картой вин, а также фирменным салатом. Для контраста гостей обслуживали не фрачные официанты, а трактирные половые в белых косоворотках. Перед зданием расположилась «биржа» лихачей, которые платили городу за право стоянки на столь выгодном месте по пятьсот рублей в год. Во второй половине XIX века ресторан приобрел популярность среди московской интеллигенции. Здесь устраивались торжественные обеды, отмечались юбилеи и театральные премьеры, ежегодно праздновался Татьянин день. После смерти Оливье новые владельцы с еще большим шиком отделали дом, пристроили к нему бани с номерами. Во дворе появилась стеклянная галерея с садом и отдельными кабинетами. В 1899 году в честь 100-летней годовщины поэта в Белом зале «Эрмитажа» состоялся знаменитый Пушкинский обед, где присутствовали все известные писатели. В 1923 году в бывшем «Эрмитаже» открылся Дом крестьянина. Сегодня в реконструированном главном здании дает спектакли театр «Школа современной пьесы».

Говорить о том, какой окончательно станет застройка Трубной площади, сегодня трудно: очередная реконструкция идет полным ходом. На углу Цветного и Рождественского бульваров завершается снос бывшего Дома политпросвещения МК и МГК КПСС (архитекторы B. C. Андреев и К. Д. Кислова), возведенного в 1980 году на месте дома Внукова, в котором размещался знаменитый трактир «Крым», столь красочно описанный В. А. Гиляровским. Что построят на этом ответственном в градостроительном отношении участке, широкой общественности пока неизвестно.

Примечательная особенность Трубной площади: на ней сходятся три бульвара - Петровский, Цветной и Рождественский. Даже четыре: ведь и на Неглинной улице есть небольшой сквер-бульвар, простирающийся до Рахмановского переулка. Ни одна московская площадь не может похвастаться подобным! А какие непохожие виды открываются с площади на эти бульвары!

Цветной бульвар - самый широкий - выглядит как зеленая эспланада, клином уходящая к Садовому кольцу. Правая его сторона уже много лет активно реконструируется и застраивается. В начале бульвара в 1994 году установили памятник «Солдатам правопорядка, погибшим при исполнении служебного долга». Подойти к памятнику непросто: от площади он отгорожен огромными рекламными щитами, за которыми строится станция метро. Завершает панораму Цветного тающая в дымке игла Останкинской телебашни.

Эффектную гору Рождественского бульвара справа окаймляет стена Рождественского женского монастыря. Именно здесь художник Перов писал свою знаменитую «Тройку». Совсем недавно стена и стоящая за ней церковь были в ужасающем состоянии. Сегодня тут заканчивают работу реставраторы. С 1930-х годов в начале Рождественского бульвара стоял общественный туалет, грамотно встроенный в крутой откос. Старые москвичи хорошо помнят это шикарное по тогдашним меркам коммунальное заведение. Потом туалет переделали в магазин, а после и вовсе сломали. Сегодня за забором идет бурное строительство - можно не сомневаться, что очередного ресторана.

Замечательный памятник XVI столетия - Рождественский собор - украшает стройная глава, укрытая шлемом. К сожалению, его простой лаконичный венчающий крест был заменен на вычурный, совершенно не подходящий к древнему шлемовидному покрытию и всему облику собора.

Через площадь напротив Рождественского бульвара начинается Петровский. В отличие от Цветного, тут несколько первоклассных памятников архитектуры. У Петровских ворот стоит один из старейших монастырей Москвы - Высокопетровский. На старых фотографиях видно, что соборы монастыря прекрасно воспринимались с Трубной площади. Ближе к ней расположена классическая городская усадьба XVIII века, принадлежавшая Р. Е. Татищеву, а рядом, на другом углу Крапивенского переулка, - бывшее Константинопольское подворье, граничившее с участком ресторатора Оливье, с которым оно вело бесконечные земельные тяжбы. Корпуса подворья выделяются пестротой своих фасадов, сложенных из красного, белого, желтого и черного кирпича. Возводились они в 1892 году по проекту архитектора С. К. Родионова.

В начале XX века, когда деревья Петровского были молодыми, с Трубной хорошо просматривался весь бульвар и его памятники. Панораму завершал вознесенный на вершину холма великолепный ионический двенадцатиколонный портик бывшего дома князя Гагарина.

Трубная площадь, о чем уже говорилось выше, переживает период реконструкции. Многие дома затянуты зеленой строительной «вуалью», другие закрыты рекламой. Через год-другой мы увидим результат. Так или иначе, «Труба» избежала участи площадей Белорусского и Курского вокзалов, Арбатской, Манежной и осталась площадью, то есть единым городским пространством.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий