регистрация / вход

Союз зодчих: эпоха становления

Минуло без малого полтора столетия с того времени, как небольшая группа энтузиастов, возглавляемая Михаилом Доримедонтовичем Быковским, выступила с инициативой создания Московского архитектурного общества - первого подобного объединения в России.

Т. Н. Самохина

Минуло без малого полтора столетия с того времени, как небольшая группа энтузиастов, возглавляемая крупнейшим зодчим Москвы середины XIX века Михаилом Доримедонтовичем Быковским (1801-1885), выступила с инициативой создания Московского архитектурного общества - первого подобного объединения в России. Ровно полвека оно просуществовало в системе Российской империи и полтора десятилетия - в совершенно иных социально-политических условиях - в СССР. Ему на смену пришел Союз советских архитекторов (нынешние правопреемники - Союз архитекторов России и Союз московских архитекторов), 75-летний юбилей которого отмечался в июле 2007 года. Процесс создания и развития Союза насчитывает несколько значительных этапов, однако особое место среди них занимает первый период - с июля 1932-го по 1933 год, когда намечались организационные формы и основные направления творческой деятельности, закладывались основы научной архитектурной критики, формировались историческая и теоретическая науки, многое определившие в последующих творческих поисках.

Начало 1930-х годов. Итоги конкурса проектов Дворца Советов, постановление ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 года «О перестройке литературно-художественных организаций», многочисленные статьи в периодической печати укрепляют идеологические позиции государства в области культуры, осуществляют перевод советского искусства и архитектуры на новые рельсы. Происходит формирование союзов писателей и художников, а затем и архитекторов - не столько консолидация самых разных творческих группировок, сколько постепенное поглощение многих из них складывающимся «генеральным» направлением. Первый год в истории Союза советских архитекторов был, как тогда писали, «годом творческой дискуссии». Между тем, при всей его значимости для дальнейшего развития советской архитектуры, он почти не освещен в литературе. До сих пор не опубликованы материалы о деятельности ССА, хранящиеся в фондах РГАЛИ. Среди них - стенограммы и протоколы заседаний правления и президиума правления, планы и отчеты, переписка... Постараемся, насколько позволят рамки журнальной статьи, восполнить этот пробел.

Июль 1932 года. В периодической печати (газета «Известия», журнал «Строительство Москвы») появляются сообщения о создании Союза советских архитекторов. Листаем архивные документы - протоколы, стенограмму. 2 июля прошло заседание бюро секторов МОВАНО (Московское областное отделение Всесоюзного архитектурного научного общества образованного в 1930 году; в него вошли в качестве секторов творческие объединения МАО, АСНОВА, АРУ, ОСА, САСС, ВОПРА). Обсужден и принят состав правления Московского отделения Союза советских архитекторов: К. Алабян, С. Бабаев, В. Балихин, В. Веснин, М. Гинзбург, И. Жолтовский, А. Заславский, И. Келин, М. Крюков, Н. Ладовский, В. Марков, А. Урбан, Д. Фридман, И. Черкасский, А. Щусев - всего 15 человек, в основном представители творческих объединений. 4 июля состоялось совещание руководящих органов и актива архитектурных объединений и обществ Москвы в связи с реализаций постановления «О перестройке литературно-художественных организаций». На совещании, помимо руководителей и актива, присутствовали свыше 50 архитекторов. Повестка дня: «1. О реорганизации архитектурных обществ в связи с постановлением ЦК партии; 2. О составе правления».

Выступавшие по первому вопросу приветствовали образование ССА и наметили методы и формы его деятельности, направленной на поиск новых путей развития советской архитектуры. Особый акцент делался на сохранении «творческих группировок» в «едином союзе», где «будет выковываться та работа, которая нужна для социалистического строительства», и воспитании кадров архитектурной критики (А. Мордвинов), формировании архитектурной печати (П. Антипов), реорганизации конкурсного дела, необходимости изменения системы архитектурного образования (К. Алабян, А. Мордвинов, Д. Фридман). Подчеркивалась важность вопроса об отношении к классическому наследию (Д. Фридман), давалась оценка деятельности творческих объединений (А. Мордвинов, Д. Марков).

Решение: «Создать единое архитектурное общество «Союз советских архитекторов». Таким образом, учредителем ССА выступило Московское отделение Союза.

Обсудив второй вопрос, совещание утвердило список членов правления нового союза, предложенный на заседании бюро секторов 2 июля. К списку в качестве кандидатов добавили А. Веснина, И. Рыльского, И. Леонидова. В итоге в правлении оказались представлены ведущие деятели всех творческих направлений. Председателем избрали В. Веснина, заместителем - К.Алабяня.

Первое заседание Правления ССА состоялось 10 июля и в целом также носило организационный характер: на нем, в частности, был намечен состав комиссий по разработке основных пунктов плана деятельности Союза.

На заседании 20 июля заслушали сообщения вновь созданных комиссий. Обсуждение перспектив дальнейшей работы Союза вылилось в острую дискуссию о существовании творческих групп в составе ССА, ключевым в которой стал вопрос о том, что должно лежать в основе его деятельности - эксперименты и поиск внутри творческих групп, объединяемых Союзом, или «коллективная» углубленная разработка историко-теоретических проблем, в первую очередь проблемы классического наследия. Большинство выступавших (Д. Аркин, А. Заславский, В. Веснин, И. Леонидов, В. Балихин), являясь представителями тех самых творческих групп, на первый взгляд оказались единодушны в своем убеждении о необходимости сохранения последних. Однако только И. Леонидов выдвигает по данному пункту конкретные положения: «Те творческие группы, которые сейчас есть, (...) могут называться группами, мастерскими, как угодно, но каждая такая группа имеет свой творческий метод (...) и должна, и по существу будет заниматься, экспериментальной работой в области архитектуры. (...) Коллективы, бригады будут охватываться в целом Союзом, и мы будем иметь соревнование этих бригад, (...) руководимых советом, где должна быть сосредоточена архитектурно-творческая мысль». И. Леонидову вторит А. Заславский: «Должно быть максимальное развитие творческих групп, творческих бригад. (...) Только на основании этого можно говорить о прогрессировании архитектуры. Если мы объединились в один Союз, то это еще не значит, что мы все должны одинаково мыслить». Однако эти пожелания повисли в воздухе: приоритетной признали научно-исследовательскую и лекционную работу, направленную на изучение классического наследия.

Следующие несколько месяцев проходят под знаком подготовки к съезду ССА, созыв которого намечался на октябрь-ноябрь 1932 года, но несколько раз переносился и состоялся только в 1937 году. Съезд планировалось предварить обширной дискуссией по теме «Основные творческие проблемы советской архитектуры» с участием крупнейших мастеров и теоретиков различных направлений (Н. Ладовский, А. Щусев, М. Охитович, А. Веснин, И. Леонидов, В. Балихин, И. Жолтовский, К. Мельников, Н. Докучаев, Р. Хигер, Д. Аркин, М. Гинзбург, А. Мордвинов, Г. Гольц и другие). Однако в конце концов дискуссию заменили творческой конференцией с темой, оформившейся к июлю 1933 года как одна из центральных: «Проблемы архитектурного наследия».

8 августа 1932 года состоялось первое общее собрание членов ССА. Среди первоочередных задач - деятельное участие в разработке и реализации Генерального плана реконструкции Москвы.

Союз сыграл большую роль в становлении архитектурного образования. Соответствующей Комиссией (К. Алабян, Д. Аркин, А. Власов, И. Жолтовский, М. Крюков, Н. Ладовский) началась разработка предложений по изменению структуры и программ архитектурных вузов, в первую очередь «усиление преподавания художественных дисциплин». Более того, уже летом 1932 года на заседании ставится вопрос о необходимости создания, «помимо вуза, архитектурной Академии для высшей подготовки особо квалифицированных архитекторов, состоящей при ЦИКе или СНК». С осени 1932 года реорганизация архитектурного образования намечается ССА в системе воссозданной Академии художеств. Союз вносит следующее предложение: Академия должна быть «не только высшим учебным заведением, но и учреждением, руководящим всей художественной жизнью в области пространственных искусств и ведущим научно-исследовательскую работу в этой области». При «Академии трех искусств» предполагается создать архитектурный вуз или факультет с четырьмя отделениями. Однако данный проект остался неосуществленным. В августе 1933 года ССА, получив «задание директивных органов», разработал основные положения и объяснительную записку по «организации архитектурной академии в Москве». Впоследствии его руководящие деятели стали во главе нового учреждения. Таким образом, и теоретически, и организационно Союз подготовил рождение Академии архитектуры, не имеющей, по мнению будущего ее ректора М. Крюкова, аналогов «ни у нас, ни за границей».

Впрочем, процесс подготовки реформы архитектурного образования по существу начался еще осенью 1932 года в форме докладов и обсуждений («декадники»), семинаров по классической архитектуре, а также «систематической разработки проблем теории и истории архитектуры, проблемы стиля в архитектурном наследии, изучения творчества отдельных крупных мастеров прошлого». ССА не стремился «подменить собой научно-исследовательский институт или Академию, но должен был приложить усилия, чтобы вовлечь своих членов в углубленное изучение и всестороннее обсуждение ряда теоретических и практических вопросов архитектурного творчества».

Среди мероприятий ССА, осуществляемых общественными комиссиями (по приему дел от ранее существовавших архитектурных организаций, по выработке организационной структуры и устава, финансовой, хозяйственно-материальной, редакционно-издательской, по работе с иностранными специалистами, по реорганизации конкурсного дела, бытовой, научно-исследовательской, по культурно-просветительской и массовой работе), выделяется налаживание международных связей. Начало этому было положено на первом организационном заседании правления 10 июля. Тогда комиссии, состоявшей из членов правления и актива (Д. Фридман, М. Гинзбург, Д. Аркин, А. Щусев, Н. Колли, И. Черкасский), поручили совместно с ВОКСом разработать программу приема осенью 1932 года группы иностранных архитекторов. А уже 2 сентября международная деятельность Союза получила официальную организационную основу: при нем создается архитектурная секция ВОКса. В программе секции говорилось: «Ранее в области искусства трудно было опираться на художественную общественность, которая была разбита на ряд мелких группировок. (...) Теперь мы имеем дело с одной идеологической линией, (...) мы имеем реальные возможности пропагандировать советскую архитектуру в инопрессе и путем выставок». Основные положения программы вошли в проект Устава ССА, утвержденного в августе 1933 года. В неопубликованных материалах международной комиссии содержится переписка Ле Корбюзье с М. Гинзбургом, письма П. Ауда, Я. Крейцера, представляющие значительный интерес для истории советской архитектуры 1930-х годов. В них звучит озабоченность зарубежных коллег изменением творческой направленности советской архитектуры, предпринимаются попытки наладить профессиональные связи, в частности, провести в Москве в 1933 году очередной конгресс СIАМ (не состоялся).

К апрелю 1933 года в Москве было зарегистрировано 500 членов ССА.

В целом рассматриваемый первый этап развития советской архитектуры представляет собой сложную картину постепенного формирования единой творческой организации. В весьма противоречивых условиях происходило столкновение и взаимодействие различных концепций и постепенное их слияние в единое направление. Попытки сохранить организационную и творческую самостоятельность существовавших до этого группировок, имевшие поначалу конструктивную основу, постепенно подменяются чисто декларативными высказываниями о необходимости широкого творческого соревнования отдельных течений, а потом и вовсе сходят на нет. Меняется и оценка деятельности творческих группировок - от признания их исторической роли до почти нигилистического отрицания достижений новаторских движений предыдущего периода. Между тем стремление к широкому использованию классического наследия, получает развернутое теоретическое обоснование и отчетливое воплощение далеко не сразу. Однако и на этом первом этапе прослеживается тенденция, определившая характер советской архитектуры 1930-1950-х годов: пристальное внимание именно к классическому наследию, проявившееся сначала в формах повышения уровня профессионального мастерства, а потом связавшее решение проблем идейно-художественного содержания советской архитектуры с усвоением уроков прошлого.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий