регистрация / вход

Дьяково

Село Дьяково располагающееся высоком правом берегу Москвы-реки. С севера оно отгорожено от Коломенского глубоким и живописным Голосовым оврагом, называемым в древних документах Безымянным.

Село Дьяково располагающееся высоком правом берегу Москвы-реки. С севера оно отгорожено от Коломенского глубоким и живописным Голосовым оврагом, называемым в древних документах Безымянным.

Название Дьяково, возможно, происходит от дьяка князя Владимира Андреевича Серпуховского, управляющего сёлами и имевшего здесь двор.

Сёла Коломенское и Дьяково находятся совсем рядом, но в Духовных грамотах Калиты 1336 и 1339 годов о Дьякове упоминаний нет, значит, его в то время ещё не существовало. Отсюда можно сделать вывод о том, что село Дьяково возникло между 1339 и 1400 годами.

В 1401 году село упоминается уже как существующее, следовательно, само оно и его название возникли раньше. В сохранившихся документах Дьяково впервые упоминается в духовной грамоте князя Владимира Андреевича Серпуховского, родного брата Дмитрия Донского, завещавшего села Коломенское своей жене Елене Ольгердовне, дочери великого князя литовского Ольгерда. В завещании князь Владимир Андреевич оговорил что села княгини полностью находились в ее распоряжении:"А дети мои в материн удел и в села и что из уделов села подавал есмь своей княгини, не вступаются ни каковыми делами, и в Медкино село с деревнями и в Дьяковское село с деревнями".

С этого времени Дьяково находилось в постоянном «опричном» владении московских княгинь.

По другим источникам село Дьяково появляется в документе 1401— 1402 годов — Духовной грамоте князя Владимира Андреевича Серпуховского, в которой вместе с Коломенским он завещает сыну Ивану и село Дьяково с деревнями .

Встречающийся в этом документе термин — «село» говорит о что Дьяково в этот период было крупным поселением и было административным центром округи, куда, очевидно, входило несколько деревень.

В середине XV в. жена великого московского князя Василия Темного-Мария Ярославна выменяла Дьяково у своей тетки княгини Василисы. Первоначально она предполагала отдать село Рождественскому монастырю в Москве, служившему усыпальницей московских княгинь и в котором она завещала себя похоронить. Однако позднее она изменила свое решение в пользу сына — будущего великого князя Ивана III. Так Дьяково снова попало во владение великих московских князей и стало их дворцовой вотчиной-В 1447 году в «Докончании великого князя Василия Васильевича с князем Серпуховским и Боровским Василием Ярославичем» наряду с Коломенским говорится о селе Дьякове уже как о владении великого князя....

Имеется предположение, что в Духовной грамоте 1401 года упоминается не наше, а другое Дьяково, тогда первое упоминание, относится к 1447 году.

Во всех последующих документах оно упоминается вместе с соседним Коломенским в качестве его «приселка».

Древнее село просуществовало до недавнего времени. Любопытно, что археологические исследования, проведённые на его территории, и изучение письменных источников показали, что переселение крестьян Дьякова в 1985 году проводилось во второй раз, а впервые это было в 1662 году .Сады требовали под свое размещение специально подобранных условий: почвы, микроклимата, наклона склона, отношения к сторонам света и т.п. Этим условиям как нельзя лучше отвечал южный склон Голосова оврага, где размещалось Дьяково, и поэтому в 1662 г. село было перенесено на новое место расположения — вдоль Москвы-реки. Прежнее место, по показаниям выборных крестьян, было «пригорожено в государев сад». Долго и тщетно делались попытки найти на его территории остатки поселения XIV—XV веков, но ничего древнее монет начала XVIII столетия обнаружить не удавалось.Где же располагалось село, упоминавшееся в великокняжеских грамотах? Поиски его возле церкви Иоанна Предтечи также ничего не дали, поскольку местность у церкви была занята разросшимся кладбищем. И всё же оказалось, что село находилось недалеко от церкви, вдоль Голосова оврага, на южных склонах которого археологи нашли бытовую керамику XIV— XV веков. Внимательное прочтение документов XVII века подтвердило выводы археологов. В одной из «сказок» дьяковских причетников имеется замечание о том, что они были лишены своих старых дворов и переведены на новое место в связи с устройством государева сада. Возможно, государев сад был специально создан для длительного царского посещения и увеселения.

В Государевых садах росли яблони, груши, дули (сорт груш), белые и красные вишни, крыжовник, красная и черная смородина, сливы, грецкие орехи малина. Из овощей культивировались капуста, огурцы, редька, петрушка, свекла, шпинат, кресс-салат. Здесь же был устроен и «садок» — искусственный пруд для содержания рыбы.

В писцовых книгах Ивана Офросимова (1675—1677) отмечено, что «на тяглом крестьянском дворе поставлено государевых хором две избушки, а в них ценинные печи. Двери и окошки в обеих избушках обиты красным сукном. Ворота створчатые, избушки и ворота крыты тёсом. Около двора четыре шалаша стрелецких». Для стрельцов постоянно покупали продукты, хлеб и калачи «для кормления».

В документе, составленном через пятнадцать лет , указано, что в «... августе 12, велено купить и послать в село Коломенское в потешной верхний городок, что под присёлком Дьяковским, в избушку, что перед столовою, печь ценинну против старой печи нанять сделать». Сам государев сад, окружавший «избушки», был размером 170х 121 сажень и состоял из 1160 яблонь, 12 гряд красной смородины, полторы десятины красной вишни. Кроме того, вишней была обсажена вся дорога из Коломенского в Дьяково... Потешный двор вполне мог использоваться для содержания соколов для соколиной охоты, которых привозили из Москвы перед приездом царя Алексея Михайловича. Царь неоднократно приезжал и отдыхал в своей избушке в Дьяково.

Тренировки птиц, по-видимому, осуществляли на пустоши Кречетово, расположенной неподалёку от потешного двора.

Из исчезнувших сооружений на территории Дьякова можно отметить и часовню, построенную из большемерного кирпича, скорее всего, в XVII веке и украшенную полихромными изразцами. Она обнаружена в конце XIX столетия во время раскопок археологом В.И. Сизовым(по другим предположениям это была беседка царя Алексея Михайловича).

В течение многих веков село Дьяково являлось как бы продолжением Коломенского и имело с ним одну историческую судьбу, однако источников по его истории сохранилось крайне мало.

Судя по описанию 1646 г., в Дьякове было 30 дворов, где проживало около 80 человек. Подсчет общего числа жителей затруднен тем обстоятельством, что в документах XVII в. обычно фиксировались только мужчины — дворохозяева и их сыновья. Женщины упоминались лишь тогда, когда вдова вела самостоятельное хозяйство. Спустя тридцать лет 1676—1677 гг. в селе числилось 27 дворов, в которых насчитывалось около 180 душ обоего пола. То же количество видим и столетие спустя.По данным Генерального межевания второй половины XVIII в.- несколько возросло, правда,толко число жителей — их уже 230 человек. Значительный прирост населения в селе приходится на первую половину XIX в. В 1859 г. в Дьякове значится уже 70 дворов с 500 жителями.

По материалам XVII в., население Дьякова, так же как и Коломенское делилось на четыре категории. Основную часть жителей состовляли тягловые крестьяне, работавшие на пашне. Из трех десятков дворов, составлявших село в 1646 г., 21 двор принадлежал тягло крестьянам. Другую категорию жителей села составляли «бобыли» так назывались «непашенные» крестьяне, как правило, не имевшие возможность содержать семью. К их числу могли принадлежать и деревенские ремесленники, также именовавшиеся бобылями. В селе находились и дворы церковного причта местного храма Иоанна Предтечи—священников, дьякона, пономаря, церковного сторожа. Причт находился, как правило, на государевом довольствии («руге»), которое выплачивалось не слишком регулярно и поэтому нередко заменялось предоставлением земельных угодий: пашни, сенокосов и пастбищ которые причт использовал для своих нужд. Природные условия Дьякова и Коломенского не способствовали занятиям пашенным земледелием. И поэтому приблизительно с середины XVII в. цари заводят здесь садовое хозяйство, которое обслуживали специально выделенные из тягловых крестьян государевы садовники. Самое древнее упоминание о них в Дьякове удалось обнаружить на двух белокаменных надгробиях, найденных на Дьяковском кладбище.Надпись на одном из них гласит: «Лета 7157 (1649) генваря 2 день преставися раб божий Филипп Кирилов государев садовник». Рядом находилось надгробие его жены — дочери крестьянина Кирилла Пантелеева, умершей двумя годами позже.

Служба в государевых садовниках требовала известной квалификации и специальных познаний в агрономии. Происходили, очевидно, и наборы крестьян в садовники. Видимо, с этим связано упоминание в переписных книгах 1676—1677 гг. целого ряда лиц, пришедших в Дьяково из других районов, порой весьма отдаленных. Из этого источника становится известно, что Якушка Родионов пришел в село из соседней деревни Кожухово, Васька Данилов прибыл из подмосковного Озерецкого, Мишка Яковлев был родом из Белоруссии, а Пронька Яковлев из далекой северной Тотьмы.

В селе Дьяково XVII—XVIII вв.под дворами находилось 11 десятин земли, и средний размер приусадебного участка составлял, таким образом, примерно полгектара (после коллективизации самый большой размер приусадеб ного участка составлял 25 соток).

По соседству с крестьянскими домами находились Потешный и Конюшенный государевы дворы, являвшиеся как бы филиалами дворцовых построек в Коломенском. Здесь же на тяглом крестьянском дворе были поставлены небольшие государевы хоромы, нередко использовавшиеся царем Алексеем Михайловичем. Осталось довольно любопытное их описание в одном из документов того времени: «Государевых хором две избушки поземные, а в их печи ценинные, двери и окошки в обоих избушках обиты красным сукном, ворота створчатые, избушки и ворота крыты тесом, около двора четыре шалаша стрелецкие».

Дьяково было селом зажиточным. О достатке крестьян свидетельтвовала богатая орнаментация домов, украшенных пропильными резьбой и наличниками, подзорами, коньками. Во многих домах имелись изразцовые печи. Археологические исследования А.В. Никитина показалии, что в домашнем строительстве сел Коломенского и Дьякова XVIII—XX вв. была использована скобяная фурнитура (дверные ручки замки, ключи, дверные накладки и пр.) деревянного Коломенского дворца царя Алексея Михайловича, скупленная крестьянами при разборке памятника во второй половине XVIII в.

После смерти царя Алексея Михайловича дворцовые постройки в Дьякое приходят в запустение. При Петре I строится новая столица, и как следствие этого, на московском рынке происходит резкое падние спроса на садовые культуры. Поэтому местные крестьяне переходят на преимущественное выращивание овощей — в основном огурцов и капусты. Они выращивались в огромном количестве и продавались на московских рынках. Сохранилась глубокая, вырытая в землю выложенная кирпичом цистерна для засаливания капусты во дворе крестьянина Ильи Квашнина. По свидетельству источников соленые капуста и огурцы из Дьякова поставлялись к царскому столу в Петербург. Свой огороднический профиль село сохраняло вплоть до середи ны XX в. Отсюда и шутливое прозвище местных жителей — «кочерыжники».

На крутом склоне Дьяковского холма расположен, замечательный памятник эпохи — церковь Усекновения Честныя Главы Иоанна Предтечи.

Столпообразная по своему объёмному плановому решению, она состоит из центрального столпа — восьмерика высотой 34,5 метра и четырёх маленьких восьмигранных столбиков-башен, высотой по 17 метров каждая, соединённых стенами и имеющих общий фундамент.К восточной стороне столпа примыкает полукруглая апсида. Контрастное сочетание величественной центральной башни и четырёх маленьких башенок придает церкви вид монументального крепостного сооружения, которое украшает и оживляет массивный центральный барабан с приплюснутым верхом, окружённый восемью полуцилиндрами. Возможно, полуцилиндры первоначально завершались самостоятельными главками. Формы существующего верха церкви сходны с формами храмов в Сербии и Болгарии. Как отмечают исследователи русской архитектуры, могло быть и шатровое завершение.

Особенно много мотивов крепостной архитектуры в интерьере храма. Миниатюрные, очень уютные помещения приделов; мощные навесные «бойницы-машикули» в центральном восьмерике, воспроизведённые переходом от верхнего барабана к стене; небольшие фронтончики — кокошники, как бы образующие подобие крепостных зубцов. Всё это завершается узорно выложенным в куполе орнаментом — солнце в виде зрительно вертящегося диска с саблевидными лучами.

Группировка пяти отдельных башен по диагоналям плана церкви в Дьяково предвосхищает архитектурную композицию и строительные приёмы при возведении Покровского собора (собора Василия Блаженного) на Красной площади. Ряд исследователей полагает, что авторами сооружения в Дьяково были строители Покровского собора Барма и Постник Яковлев.

Чрезвычайно сложным и нерешённым остаётся вопрос о времени создания храма. В литературе о Коломенском указаны четыре даты, одна из которых — 1529 год — предложена исследователем XIX века Ф.Ф. Рихтером. В своих публикациях эту дату он связывает с обетом великого князя Василия III о даровании наследника, а также упоминает о том, что царь Иван Грозный из всех церквей Коломенских особенно любил храм Иоанна Предтечи, построенный, по преданию, в честь его рождения.Позднее исследователь А.И. Некрасов, анализируя названия древних приделов церкви по писцовым книгам Офросимова (1670-е годы), приходит к выводу, что церковь Иоанна Предтечи построена в 1547 году как храм — памятник венчанию царя Иоанна Грозного на царство. Это предположение он обосновывает толкованием названия приделов храма.В исследованиях последних лет строительство храма связывается с обетным молением о ниспослании наследника, но уже не Василию III, а Ивану Грозному, и сооружение датируется между 1552 и 1554 годами поскольку храм является патрональным, т.е. построен во имя святого Иоанна— небесного патрона царя Ивана IV. Исследователь А.Л.Баталов на основе архитектурного анализа относит строительство храма к 1560 — 1570 годам . Первое упоминание и подробное описание церкви относится лишь к 1631—1633 гг.

Церковь Иоанна Предтечи в селе Дьяково была сразу же задумана как приходская, в отличие от царской домовой церкви Вознесения в соседнем Коломенском, рассчитанной на узкий круг приблеженных. Ее общая площадь составляет 400 кв. метров против 78,5 церкви Вознесения.. Вскоре после строительства храма созданы крытые галереи, а над западной папертью — звонница псковского типа в два звона. Высота центрального столпа составлявляет без креста 34,5 метра. Храм в привычном смысле расписан не был.Однако при ресставрационных работах 1960 г. на куполе была обнаружена роспись белилами по красному Фону под кирпич — круг диаметром 1,2 метра с отходящими от него спиралями. Такая композиция представляет собой солярный символ.

По гипотезе исследователя В.В. Кавельмахера, в каменный Дьяковский храм были перенесены престолы обетной церкви «Усекновения Главы Иоанна Предтечи» из московского Ваганькова, сгоревшей в пожар 1547 года, и деревянной церкви «Зачатия Иоанна Предтечи» с престолами зачатия Святых Анны, Константина и Елены, что стояла в Дьякове до постройки здесь каменного храма. Существование храма отчасти подтверждается и тем, что во время реставрационных работ 1959—1962 годов в кладке стен церкви были обнаружены белокаменные надгробия 1532—1534 годов, которые являются древнейшими из найденных на территории кладбища. Церковь Иоанна Предтечи в Дьякове — последний сохранившийся памятник архитектуры XVI столетия, построенный на территории великокняжеской усадьбы.

В первой половине XIX столетия была сломана стена северной паперти, и на этом месте выстроен тёплый придел. В алтарной части расширена арка и оконные проёмы. В конце XIX века храм был расписан аналогично собору Василия Блаженного на Красной площади. В 1910 году западную открытую паперть сооружённую в XIX веке, переделали в закрытую с окнами.

Из книги „Выходы Великихъ Государей" за 1844 год : "Выходы царя Алексъя Михайловича въ село Дьяково, въ день праздника 1661 г., августа въ 29 день слушалъ государь всеношнаго въ селъ Коломенскомъ, въ церкви Iоанна Предтечи. Объдни Государь слушалъ у праздника жъ, въ той же церкви.—1664 г. августа въ 29 день, слушалъ великiй государь всеношнаго въ сель Коломенскомъ, въ хоромахъ, въ комнатномъ платьъ. Того жъ дни слушалъ великiй государь объдни у праздника Iоанна Предтечи въ селъ Дьяковъ.—1665 и 1667 гг., августа въ 29 день великiй государь слушалъ всеношнаго и объдни у праздника въ селъ Дьяковъ.— 1671 г., августа въ 29 день слушалъ объдни въ той же церкви.— 1679 г., августа въ 29 день слушалъ великiй государь Федоръ Алексъевичъ всеношнаго бдъния и божественной литургiи въ церкви Iоанна Предтечи, въ селъ Дьяковъ.

В последнее десятилетие XVII в. дьяковской церковью пользовались как жители сел Дьякова и Коломенского, так и обитатели таких отдаленных деревень, как Черная Грязь (ныне Царицыно). При храме находилось кладбище, варварски снесенное во времена олимпиады . Многие из могильных надгробий являлись настоящими произведениями русского камнерезного искусства XVII-XIX вв.

С 1930 по 1962 год П.Д. Барановский и И.И. Новиков выполняли работы по возвращению памятнику первоначального облика. Позднейшие пристройки были разобраны и восстановлены первоначальная побелка и фрески в сводах куполов, впоследствии забеленные. Добиваясь выселения общины из Дьяковской церкви в целях проведения неотложных ремонтно-реставрационных работ по аварийному зданию, Барановский едва не был убит прихожанами церкви. События вокруг Дьяковской церкви обострились летом 1924 г., когда музейный отдел Главнауки распорядился изъять имущество, «не имеющее историко-художественного значения», из «церквей-памятников» Коломенского, поместив его в склады музея . Посланный в Дьяково сотрудник музея был избит местными крестьянами, а отобранные им в церкви предметы унесены и спрятаны. Присутствующий при этом помощник заведующего совхозом, пытавшийся урезонить крестьян, едва не поплатился жизнью. Разъяренная толпа направилась к зданиям музея и совхоза в с.Коломенском, заставив убежать охранявших сад студентов Университета имени Я.М.Свердлова. Толпа разошлась поздно ночью . Крестьяне угрожали расправой и рабочим, занятым реставрацией Дьяковской церкви и, видя, что те не бросают работы, заперли их снаружи . Верующие села Дьякова, слободы Садовой и деревень Чертаново и Беляево (Ленинской волости Московского уезда) обращались с заявлениями в Президиум Моссовета, указывая на неправые с их точки зрения действия Барановского. В этом наметившемся противостоянии Барановского и прихожан Дьяковской церкви Отдел музеев Главнауки всякий раз принимал сторону реставратора.

Можно предположить, что до храма Усекновения Честныя Главы Иоанна Предтечи здесь стояла другая церковь, построенная на древнем легендарном Велесовом Капище близ «Волосового», или «Голосового» оврага.

Замечательный природный ландшафт с древней церковью, садами и оврагами часто служил местом действия средневековых легенд. Одна из таких легенд связана с огромным, причудливой формы камнем, плитой кварцевого аптского песчаника — «Девий», или «Бабушкин» камень, лежащий на откосе правой стороны Голосового оврага.Внешне это — кусок плиты песчаника размером 2х1,5 метра с характерными выпуклостями овальной формы.По заключению геологов, выпуклости образовались еще в геологическую эпоху путем осаждения взвешенных частиц на валунах, Поверхность этого камня необычной формы в виде «женской груди» или «головок младенцев » до сих пор является предметом поклонения людей, наделяющих камень силой исцеления от бесплодия. Когда возникли легенды, остаётся неизвестным. Вероятно, что ещё во времена дьяковцев или ранних славян поклонялись этому камню. В воспоминании Адама Олеария о путешествии в Московию и через Московию в Персию и обратно в 1647 году подобный камень упоминается с очень интересным описанием: «Вечером пришли мы к селу Коломенскому, находящемуся на берегу стоячего озера (о наших ли местах идёт речь?). Недалеко отсюда нашли мы в кустах у дороги очень большой, широкий камень, лежавший точно надгробная плита. Его тиран Иван Васильевич хотел перевезти из Лифляндии в Москву. Когда, однако, возчики услыхали, что тиран умер, они тот час бросили камень и оставили его лежать. Такие камни, которые должны были доставлены из Ревеля в Москву, лежат и дальше, на расстоянии одного дня пути, у реки, через которую нужно переправляться». Легенда, бытовавшая у местных жителей, связывает «Девий камень» со святым Георгием, который на этом месте вел битву с врагами(по другой версии с тем самым змеем) и у него погибли жена и дети, якобы похороненные под этим камнем. С этим связывается и способность камня помогать женщинам в деторождении. Отсюда и его название.В том же овраге находится т.н. "Конь-камень",по легенде конь Георгия споткнулся об него.

В легенде в скрытой форме нашли свое отражение, очевидно, подленные события отдаленных времен: борьба церкви с язычеством.http://kahirka.narod.ru/karts/kasdiakaero.htm Название села-Дьяково известно любому археологу и историку. Рядом с селом находится высокий, пирамидальной формы, холм — «Дьяково городище». Здесь находилось поселение древнего человека, укрепленное валами и рвами. Дьяковское городище, археологическое изучение которого началось еще во второй половине XIX в., дало название целой археологической культуре — дьяковской, занимавшей в VII в. до н.э. — VII в. н.э. обширные пространства Волго-Окского междуречья.

История его изучения довольно любопытна. О его существовании знал еще 3.Ходаковский (псевдоним польского историка и археолога Адама Чарнотского), сосланный в Россию в конце XVIII в. за участие в польском национально-освободительном движении. По его мнению Дьяковское городище являлось культовым памятником — «святилищем».

Копать городище начали местные крестьяне, добывавшие на нем чернозем для своих огородов.

В 60-е годы XIX в. им заинтересовался видный археолог Д.Я. Самоквасов, скупавший древние вещи добытые крестьянами при земляных работах. В Государственном историческом музее хранится его коллекция вещей, носящая название «дьяковского клада».

Но понастоящему археологическое изучение памятника началось лишь в сентябре 1875 г. раскопками сотрудника Румянцевского музея Г.Д. Филимонова. Работы велись с целью получения экспонатов для Румянцевского музея. Для этого были заложены две крестообразные траншеи на площадке городища, не доведенные даже до материка. Краткая информация о раскопках затерялась в малоизвестном издании.

Исследование памятника продолжил В.И. Сизов. Работы проводились в 1889 и 1890 гг. на более высоком уровне, чем у предшествовавших исследователей.

Проводились работы и в XX в. В частности, их вел археолог Н.А. Кренке, использовавший новейшие естественно-научные методы исследования (радиоуглеродное датирование, пыльцовый, почвенный и др. анализы). Раскопки дали представление о внутреннем устройстве городища, жизни его обитателей.

Памятник представляет собой небольшое городище, расположенное на берегу реки в труднодоступном месте и укрепленное валами и рвами. Длинный крутой пандус — подъем служил входом на городище. Оборонительные укрепления созданы таким образом, чтобы входящий миновал два ряда валов, развернувшись к ним правой, незащищенной щитом стороной. Жилищами служили полуземлянки и наземные длинные большесемейные дома со стенами типа плетня, обмазанного глиной. Они отапливались каменными или глинобитными очагами. По-видимому, городище представляло собой поселение большой патриархальной семьи. Культурный слой достигает 4 метров и делится на две основные части, между которыми обнаружена небольшая прослойка песка, что свидетельствует о временном прекращении жизни на городище. В нижнем слое преобладает текстильная керамика. Орнамент, напоминающий отпечаток ткани, наносился колотушкой, обернутой текстилем. Отсюда название этой керамики. В верхнем слое преобладает гладкостенная лепная керамика.

К первым векам нашей эры относятся и расположенные неподалеку неукрепленные поселения — селища, названные местными крестьянами «Выгон» и «Чертов городок». Очевидно, это были поселения, отпочковавшиеся от главного городища.

Древние поселенцы Дьякова были, по всей видимости, финно-уграми по языку и занимались скотоводством, земледелием, охотой рыболовством. В состав стада дьяковцев входили в основном свиньи,лошади, крупный рогатый скот и, наконец, мелкий рогатый скот. Промысловыми животными были бобр, лось, медведь, кабан, куница и барсук. На городище активно развивались обработка металлов, гончарное и косторезное ремесла.

В XI—XIII вв. Дьяково городище было занято поселением славян, которое существовало, видимо, до монголо-татарского нашествия. Позднее люди здесь уже не селились, а поселение было перенесено севернее, на склон Голосова оврага. В XVII в. на городище существовала лишь часовня, построенная из большемерного кирпича и украшенная многоцветными изразцами, которая освящала это место, связывавшееся крестьянами с нечистой силой. Следы часовни были обнаружены во время дореволюционных раскопок.http://kahirka.narod.ru/karts/kasdiakkart.htm

В 60-е годы XX в. Дьяково вошло в состав Москвы. Последние жители покинули его в середине 90х годов...

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий