регистрация / вход

К истории усадьбы Кусково

Для реконструкции и благоустройства в конце XIX - начале ХХ века своей знаменитой подмосковной усадьбы ее последний владелец граф Сергей Дмитриевич Шереметев пригласил только что окончившего Петербургское строительное училище Николая Султанова.

Ю. Р. Савельев

Для реконструкции и благоустройства в конце XIX - начале ХХ века своей знаменитой подмосковной усадьбы ее последний владелец граф Сергей Дмитриевич Шереметев пригласил только что окончившего Петербургское строительное училище гражданского инженера Николая Владимировича Султанова. Сам Султанов так описал сделанное им здесь. «В селе Кускове (...) подъемный мост; фонтан и орошение всего сада (паровой водоподъем); две дачи со службами; большое металлическое здание тропической оранжереи; танцевальный зал в парке». В разделе этого же перечня, озаглавленном «Реставрация древних памятников», были названы «разные здания XVIII века в имении графа Шереметева, селе Кускове, (...) как-то: Дворец, Итальянский дом и Голландский дом»1. Таким образом, с 1878 по 1888 год Н. В. Султанов занимался преимущественно реставрационными и ремонтными работами во дворце и парковых павильонах, сооруженных еще в XVIII столетии, а также благоустройством парка и возведением в нем по желанию графа небольших новых сооружений.

Итак, в 1878 году архитектор обратился в Московскую контору графа С. Д. Шереметева: «Имею честь покорнейше просить контору Его Сиятельства приступить в возможно скором времени, если она найдет возможным, в главном доме села Кускова к засыпке опилками паркета, обшивке стен с лепною работою досками и устройству лесов в тех комнатах, где имеется плафонная живопись, ибо в противном случае я не отвечаю за окончание штукатурных работ, согласно желанию Его Сиятельства, летом текущего года. Архитектор Султанов. 19 мая 1878 года»2. Отсюда можно заключить, что Николай Владимирович приступил к капитальному ремонту дворца, на что не жалел ни сил, ни времени - в летние месяцы он почти не покидал усадьбу. «Я живу постоянно в Кускове, но почта туда не ходит, а потому благоволите пересылать мне пакеты по-прежнему через контору», - писал он в 1879 году В. И. Бутовскому3. Тогда же, по-видимому, выполнялись копии с фрагментов плафонной живописи и рельефов. Об этом говорится в письме архитектора к графу: «С Вашего разрешения позволяю себе поднести Вам рисунок каймы плафона в главной зале в Кускове. (...) Очень счастлив, что мое подношение «из области прошлого» было Вам приятно»4.

В смете 1879 года названа штукатурка потолков, наружных стен, перетяжка карнизов на лестницах и в официантском коридоре, окраска ваз в главном вестибюле «под мрамор с бронзировкою лепной работы», исправление лепной работы на вазах и паркета, восстановление «недостающих частей из алебастра с росписью под старый рисунок» в 25 старинных печах, «очистка и покрытие лаком дубовых и парадных дверей», исправление панелей и откосов окон, замена во всем дворце оконных и дверных стекол, окраска и перетяжка стен серпянкой, окраска дверей, включая антресольный этаж, а также фасада главного дома, изготовление лепных вензелей на обоих фронтонах5. Упоминание лепных вензелей на фронтонах особенно интересно: вероятно, их автором был сам Н. В. Султанов.

Осенью того же года архитектор проводил обмеры интерьера и скульптурных панелей театра. Именно к этому времени можно отнести обмеры скульптурных барельефов, подписанных зодчим и датированных июлем-августом. В октябре Николай Владимирович снова обращается в Московскую контору графа: «Честь имею довести до сведения, (...) что обмер внутренних частей и украшений в театре села Кускова уже произведен и что в настоящее время препятствий к его сломке с моей стороны не имеется. Архитектор Султанов. 11 октября 1879 года»6.

Работы во дворце продолжались. В 1885 году, например, упоминается «отделка фасада главного дома»7. Тогда же зодчий писал владельцу усадьбы: «Я не знаю, (...) в какой цвет красить Кусковский дом. (...) Позволю себе просить Ваше Сиятельство поручить А. А. Вощинину выслать мне планы (...) дома, которые, сколько мне помнится, имеются в Московской конторе: они мне необходимы для составления смет. (...) В Кускове все кончено за исключением клеевой окраски, которая ожидает Вашего решения, а потому благоволите, Ваше Сиятельство, выбрать тон, когда пожалуете в Кусково»8.

С. Д. Шереметев особенно заботился о подлинных свидетельствах XVIII столетия и полагался здесь на мнение Н. В. Султанова. Весной и летом 1903 года они обменялись письмами о восстановлении убранства театрального зала. «Многоуважаемый Николай Владимирович, - писал владелец дворца, - у меня к Вам маленькая просьба: не можете ли Вы мне указать в Москве на такого мастера столяра, который сумел бы орнаменты Кусковского театра (в настоящее время собраны в оранжерее) прикрепить к стенкам средней залы, с сохранением характера украшений? Восстановляя таким образом внутреннее убранство театра, тем самым сохраняются и образцы столярных работ, которые, развешанные по стенам, представить могут из себя своеобразный музей столярного мастерст-ва, исполненного крестьянами во 2-й половине XVIII века. Со временем я имел бы возможность собрать в этом музее многочисленные имена этих мастеров, подробности о которых сохранились в бумагах нашего домашнего архива»9.

Н. В. Султанов посоветовал обратиться к подрядчику М. Д. Кутырину: «Кутырина в Кусково я хотел свезти сам, в конце мая, когда буду в Москве, потому что там необходимы предварительные указания архитектора. Если же Вы очень торопитесь с этим делом, то я могу направить в Кусково одного Кутырина, но тогда трудно ручаться, что выйдет вполне хорошо и архитектурно грамотно. Между тем те остатки XVIII века, о которых Вы изволили говорить, безусловно, заслуживают самого внимательного отношения к ним, и потому лучше было бы подождать»10.

Ремонту подлежали также все парковые павильоны - Швейцарский, Голландский, Итальянский, Эрмитаж. «В Итальянском доме осталось немного малярной работы - самое большое на неделю, так что к приезду Вашего Сиятельства все будет готово», - сообщал архитектор в августе 1880 года11. Состояние павильонов было постоянной заботой зодчего. «Позволю себе обратиться к Вашему Сиятельству с моей покорнейшей просьбою: благоволите разрешить переделку полов в Итальянском доме, которая была отменена в прошлом году (1887-м. - Ю. С.). (...) В противном случае в тех комнатах, где есть подвал, пол может провалиться даже от тяжести одного человека, и их уж лучше на время совсем запереть»12. Поддержание павильонов в должном состоянии продолжалось и в дальнейшем.

К 1880 году Н. В. Султанов упоминает о завершении реставрационных работ в усадебном храме Спаса Всемилостивого (Происхождения Честных Древ Креста Господня). Позднее он занимался его убранством, реставрировал иконостас. «Образа для Кускова были мною заказаны прошлою осенью, но нынешней зимой они еще не были готовы. Начальник лаврской иконописной, отец Симеон, сказал мне, что у них было очень много прежних заказов, которые надо было кончить. Я надеюсь, Ваше Сиятельство, что в мае они уже будут поставлены в Кускове, в церкви»13.

Дачи, оранжерея и танцевальный зал составляли лишь часть осуществленных проектов Н. В. Султанова. Есть документальные свидетельства и о других сооружениях, построенных им начиная с 1883 года. Например, из приобретенного деревянного дома в селе Успенском он создал новые парковые постройки: «а). Ресторан с галереей для публики; в). Беседка для музыкантов; с). Вокзал для танцев; g). Дача со всеми службами; е). Устроена в саду железная разборная решетка вместо рогатин; f). Построен новый каменный сарай»14. В дневниковых записях следующего года есть такая запись: «В селе Кускове: воксал для танцев обращен в дачу с пристройкою к нему служб, то есть сарая, конюшни, кухни, прачечной и ледника»15. Наиболее значительным в архитектурном отношении был ансамбль дачи со службами. По-видимому, именно здесь жил граф, наезжая в имение. Ресторан, беседка и танцевальный салон, судя по проектам, представляли собой небольшие сооружения.

В 1885 году «в селе Кускове: а). Построена железная тропическая оранжерея, (...) с). По-строена новая танцевальная зала в саду ресторана, для публики, g). В оранжерейном помещении устроена во втором этаже новая круглая зала»16. К сожалению, оранжерея не сохранилась, но это было интереснейшее здание, задуманное зодчим в мавританском стиле, наиболее отвечавшем назначению сооружения.

Особенностью многих архитектурных ансамблей XVIII века являлась их обращенность на водоемы, наличие фонтанов. Кусково в этом смысле не исключение, потому гидротехнические и сопутствующие им работы составляли значительную часть выполненного здесь Н. В. Султановым. Он построил крытую деревянную пристань, два подъемных моста. «Что касается до работ, то они идут довольно успешно: например, окончена пристань; (...) подъемный механизм на мост доставлен из Петербурга и в настоящее время ставится на место»17.

В 1888 году упоминается «устройство водо-провода с паровой водокачкой для орошения сада», говорится о том, что «паровой насос действует хорошо; фонтан вышел очень красив и бьет высоко»18.

15 мая 1886 года Кусково посетили император Александр III с императрицей Марией Федоровной и наследником. В память об этом гости посадили в парке три дуба. Н. В. Султанов пишет владельцу усадьбы: «Если я не ошибаюсь, Вашему Сиятельству угодно, чтобы дубки были, каждый в отдельности, обнесены металлической решеткой с надписью на медной вызолоченной доске»19. Позднее, посетив Кусково, архитектор делился с графом своими переживаниями: «С чувством особенной радости увидел я дуб Александра III. Я и не знал, что он так разросся. Я отношусь с каким-то особым благоговением ко всему, что соединено с памятью этого Марка Аврелия русской истории. «И моего тут капля меду есть», - думал я, глядя на реставрированный «Голландский дом» и на решетки вокруг дубов»20.

Благодаря владельцу усадьбы графу С. Д. Ше-реметеву и мастерству архитектора Н. В. Султанова ансамбль Кускова в названный период значительно преобразился, а усадебный парк до сих пор остается одним из самых посещаемых и любимых москвичами мест столицы.

Список литературы

1. РГИА. Ф. 789, оп. 12, ед. хр. I-И, л. 27.

2. РГАДА. Ф. 1287, оп. 2, д. 391, л. 3.

3. ОР ИРЛИ. Ф. 123, оп. 1, д. 786.

4. РГАДА. Ф. 1287, оп. 1, д. 1660, л. 225-255 об, 226-227 об.

5. Там же. Оп. 2, д. 391, л. 28-29.

6. Там же. Л. 60.

7. РГАЛИ. Ф. 2428, оп. 1, д. 39, л. 25 об.

8. РГАДА. Ф. 1287, оп. 1, д. 1660, л. 24-25 об, 26а-26б.

9. ОР РНБ. Ф. 757, оп. 1, д. 36, л. 23.

10. РГАДА. Ф. 1287, оп. 1, д. 1660, л. 217-218.

11. Там же. Л. 3-4 об.

12. Там же. Л. 41-41а об.

13. Там же. Л. 47-47 об.

14. РГАЛИ. Ф. 2428, оп. 1, д. 39, л. 3.

15. Там же. Л. 13 об.-14 об.

16. Там же. Л. 25 об.

17. РГАДА. Ф. 1287, оп. 1, д. 1660, л. 3-4 об.

18. РГАЛИ. Ф. 2428, оп. 1, д. 39, л. 2, 10 об.

19. РГАДА. Ф. 1287, оп. 1, д. 1660, л. 37-38 об.

20. Там же. Д. 5074, л. 8-9 об.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий