регистрация / вход

Храм Егория на Хотче

Церковь Георгиевского погоста стоит на левом отлогом берегу реки Хотчи, которая в этом месте совсем узкая. На другом, более крутом, берегу примерно в полукилометре расположена деревня Станки.

Наталья ДИКИХ, учительница Талдомской средней школы №3

Церковь Георгиевского погоста стоит на левом отлогом берегу реки Хотчи, которая в этом месте совсем узкая. На другом, более крутом, берегу примерно в полукилометре расположена деревня Станки.

Ранее церковь играла важную роль в формировании местного пейзажа, так как её колокольня была видна на много вёрст вокруг, да и старая мощёная камнем Калязинская дорога проходила мимо храма.

В настоящее время та важная пейзажеформирующая роль, которую церковь играла ранее, утеряна в связи с уничтожением огромной пятиярусной колокольни.

Архитектурная композиция памятника традиционна для сельских церквей, построенных в конце XVIII начале XIX века. Церковь святого Георгия была построена по обычной трёхчастной схеме – основной объём храма, трапезная и колокольня, которые располагались на одной оси с востока на запад.

Сейчас у храма отсутствует колокольня, которая непосредственно примыкала к западной стене трапезной.

Основной объём храма был построен по традиционной схеме «восьмерик на четверике» и завершён восьмилотковым сводом.

Помещение алтаря церкви представлено прямоугольным объёмом с трехгранной восточной частью. В южной части сохранён оконный проём, с восточной и северной стороны зияют технологические проёмы, оставшиеся от времён использования здания храма в качестве производственных помещений.

Трапезная одноэтажная, прямоугольной формы, вытянута вдоль продольной оси храма. Её поперечная сторона несколько шире стороны квадрата четверика.

Памятник по времени своего создания соответствует расцвету русской классической архитектуры. Он интересно сочетает в себе мотивы классики и древнерусского кирпичного узорочья XVII века. Декор интерьера трапезной уничтожен почти полностью, то же относится к четверику. На западной стене четверика сохранилась роспись на библейский сюжет.

Самое раннее упоминание о существовании этой церкви в материалах Тверского областного государственного архива Тверской духовной консистории датируется 1796 годом. Об этом свидетельствует прошение от 1796 года прихожан церкви в Георгиевском погосте, что на реке Хотче, в котором они просили консисторию о разрешении им постройки в этом погосте вместо существующей деревянной церкви каменной. В этом прошении указывалось, что деревянная церковь была построена в 1736 году, однако из других источников следует, что церковь в этом погосте существовала уже веком ранее.

Священник Лев Крылов в книге «Материалы для истории церкви и монастырей г. Калязина и сёл Калязинского уезда», изучая старые Дмитровские писцовые книги, отмечал, что в такой книге по новому летоисчислению – за 1627 – 1629 годы записано: «Погост на реке Хотче, а на погосте церковь Георгия страстотерпца древена клецки, а в церкви образы и книги, и ризы, строение мирское».

Как видно из документов Тверской консистории, продолжительность существования деревянной церкви в условиях Калязинского уезда в среднем составляла от 60 до 80 лет.

Из указанного выше следует, что последняя деревянная церковь в этом погосте к моменту освящения новой каменной стояла 70 лет и можно предположить, что предшествовавшая ей была построена где-то в 1670 – 1680 годы, а отмеченная в писцовой книге у Крылова – в первой трети XVIII века. Следовательно, каменная церковь была в этом погосте уже четвёртой.

В конце XVIII века прихожане решили построить новое церковное здание. В прошении в марте 1796 года они писали Тверскому архиепископу о своем желании построить рядом со старой деревянной новую каменную церковь, но уже во имя Благовещения Пресвятой Богородицы с одним приделом великомученика Георгия, т.е. храм в погосте менял своё наименование, оставляя старое в названии придела. Новая церковь была освящена 26 ноября 1807 года протоиереем Тверского собора Иоанном Алексеевым. Старая же деревянная церковь стояла на погосте до 1812 года, когда прихожане погоста Никольского, что в сельцах Калязинского уезда, попросили разрешить им разобрать эту ветхую церковь и использовать при обжиге кирпича для кладки новой колокольни при действующей в погосте церкви, что им и было разрешено.

В сведениях «О прихожанах церкви», прежде всего, отмечается, что «в сельце Ермолине жительствует помещица коллежская советница Ольга Михайловна Салтыкова». Сельцо от церкви находится в 2-х верстах».

В Георгиевском приходе уже в 1796 году было 191 двор и 1506 прихожан. В 1855 году в приходе было уже 2911 человек. В частности, в этот приход входила деревня Ермолино. В 1862 году в ней проживало 282 жителя; в Ермолине находились усадьба и дом Ольги Михайловны Салтыковой, матери М.Е. Салтыкова-Щедрина.

Деревня Ермолино являлась одним из имений Салтыковых. Окончательно эта усадьба была обустроена в начале 1850-х годов и стала любимой резиденцией Ольги Михайловны Салтыковой, матери будущего писателя.

В.Саватеев в своей книге «Летописи Салтыковской вотчины» на основе документов описывает вклад Ольги Михайловны Салтыковой в обустройство храма в д. Станки.

В 1836 году, 25 ноября, Ольга Михайловна отправляется из Спасского в Ермолино. Наутро, 26 ноября, она ездила к Станкам (в двух верстах от Ермолина), в церковь святого Георгия, что на Хотче. В то первое посещение церковь на погосте была ещё деревянная. Каменный храм при усердии Ольги Михайловны был отстроен и освящён в сентябре 1853 года в присутствии Михаила Евграфовича, который был тогда отпущен на четыре месяца из Вятки.

Заключительный раздел записок в «Месяцесловах» (дневники, которые велись в семействе. – Ред.) называется «Смерть бабушки» и является единственным свидетельством в литературе о последних днях Ольги Михайловны. Записи сделаны внучкой Ольги Михайловны – Ольгой Ильиничной Зубовой.

Они начинаются с описания болезни и смерти О.М. Салтыковой в доме своего сына Ильи Евграфовича в Цедилове. Шёл конец 1874 г. «... Бабушка захворала ещё в начале сентября, а сейчас был уже конец ноября. Захворала она у себя в Фоминском, но отец съездил к ней, как только узнал о её болезни, и со всевозможными предосторожностями привёз её к нам за шестьдесят вёрст. У нас всё-таки легче было иметь медицинскую помощь благодаря соседству уездного города».

«Погребение бабушки должно было состояться ... в селе Егорье на Хотче, там, где под приходской церковью находился склеп», т.е. в Станках, на Егорьевском погосте, в двух верстах от Ермолина, а не в родовом Салтыковском имении Спасском. Далее О.И. Зубова пишет: «Ранним морозным утром 4 декабря 1874 года поставили гроб на запряжённые тройкой дроги, и печальный поезд медленно тронулся в путь... Все шестьдесят вёрст мы продвигались почти шагом, останавливаясь у каждой находившейся на нашем пути церкви, где служили литии ... Первую ночь мы ночуем в селе Спас-Угол ... На следующую ночь, накануне погребения, гроб ставят в огромный холодный Ермолинский дом, в так называемую образную комнату...».

На третий день тело Ольги Михайловны из Ермолинского дома понесли на руках к церкви св. Георгия в Станках. «После обедни и отпевания бабушку опускают в склеп, который сейчас же и начинают заделывать...»

Как видно из записей, место захоронения О.М. Салтыковой указано предельно точно: в склепе под церковью св. Георгия, или Егорьевской, в Станках.

Последний приют Ольга Михайловна Салтыкова нашла в своём любимом приделе церкви св. Георгия на Хотче. Здесь же похоронен и наследник Ермолинской усадьбы Илья Евграфович Салтыков. В декабре 1891 г. сюда же было доставлено в свинцовом гробу тело дочери Ильи Евграфовича Елены Ильиничны (в замужестве Орловой) из-за границы, где она скончалась в 1889 г. в возрасте 22 лет.

Георгиевская церковь, повидимому, не подвергалась существенным перестройкам в течение XIX века. По сведениям местных жителей, О.М. Салтыкова была погребена внутри храма у его северной стены.

В настоящее время северный и южный приделы церкви не сохранены, об их существовании напоминают только места крепления к стенам.

В эпоху тотальной борьбы с церковью храму св. Георгия в Станках была уготована печальная участь.

До войны в церкви был зерносклад, затем завод по переработке молока, приблизительно до 1956 года. До 1970 года в церкви находился завод по выработке кормовой муки.

Склеп находился с северной стороны в церковном приделе. Склеп вскрыли после войны, т.к. здание было бесхозное, открытое, и местные парни решили вскрыть, посмотреть на барыню. Когда вскрыли, то увидели, что гроб был свинцовым, залит спиртом. Гроб забрали, а труп сбросили в склеп. За этот вандализм виновные были осуждены.

Сейчас не найти следов захоронений Ольги Михайловны, Ильи Евграфовича, других их родственников. Дело в том, что некогда красивый Егорьевский храм – с голубыми звездами на куполах и строения вокруг него были приспособлены под заводики, склады, мастерские. Внутри церкви были установлены отопительные котлы с оборудованием, а территория заасфальтирована вплоть до самых стен церкви, возле которых были и другие захоронения.

Список литературы

Заря Талдом № 30 (11681) 29 июля 2010

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий