регистрация / вход

Московский водопровод

Московский водопровод — старейшее инженерное сооружение столицы, неотъемлемая часть инфраструктуры и одна из ключевых систем жизнеобеспечения Москвы.

О прошлом и настоящем водоснабжения Москвы

Московский водопровод — старейшее инженерное сооружение столицы, неотъемлемая часть инфраструктуры и одна из ключевых систем жизнеобеспечения Москвы.

Первый самотечный водопровод был сооружен в Кремле в 1492 году, когда из подземелья Собакиной — ныне угловой Арсенальной — башни, где били ключи, воду отвели по кирпичной трубе в направлении Троицкой башни. Колодец с чистой и прозрачной водой сохранился до наших дней. В 1633 году при строительстве в Кормовом дворе (царской кухне) новой каменной поварни царь Михаил Федорович приказал провести в нее воду из Москвы‑реки при помощи водоподъемной машины. Этот первый русский напорный водопровод строили каменных дел подмастерья Антип Константинов и Трефил Шарутин, руководил работами «часовых и водовзводных дел мастер» англичанин Христофор Галовей. Он обследовал постройки Кремля, не раз поднимался на самый верх Свибловой башни, где находился специальный, покрытый изнутри свинцом резервуар, и нашел‑таки способ наполнять его водой из Москвы‑реки, построив водоподъемную машину, стоившую, по свидетельству современников, «несколько бочонков золота». Механизм приводился в движение лошадьми. Из Москвы‑реки вода самотеком поступала в каменный колодец, располагавшийся под Свибловой башней, оттуда подавалась наверх водоподъемной машиной, а далее разводилась свинцовыми трубами по всему Кремлю. Свиблова башня с тех пор стала называться Водовзводной.

* * *

Вопрос о водопроводе для всего города возник в конце XVIII века, когда развитие мануфактур, появление фабрик и заводов начало ощутимо загрязнять городские воды. Вода в колодцах сделалась совершенно непригодной для питья, да и в Москве‑реке чистотой не отличалась. Тем, кто жил далеко от реки, воду возили на лошадях; богатые пользовались загородной ключевой. Доставка воды была делом хлопотным и нелегким.

В конце 1770‑х годов была создана Комиссия производимых в пользу города Москвы водяных работ. В 1779 году императрица Екатерина II повелела генерал‑поручику Федору Виллимовичу (Фридриху Вильгельму) Бауэру — первому директору Гидравлического корпуса (учреждения по подготовке специалистов в области проектирования и строительства гидротехнических сооружений) изыскать и обеспечить Первопрестольную водой хорошего качества и в достаточном количестве. Из обследованных подземных ключей на Пресне, в Преображенском, на Введенских горах, за Трехгорной и Рогожской заставами и в Мытищах выбор пал на село Большие Мытищи, где ключи оказались самыми мощными. Началось строительство Мытищинского водопровода. Он был сконструирован таким образом: вода из ключей поступала в кирпичные бассейны, из них — в самотечную подземную галерею протяженностью около 16 километров. В пониженных местах возводились насыпи, на пересечении с реками и ручьями — каменные акведуки. Один из них сохранился до наших дней — Ростокинский арочный акведук длиной 356 метров. Через долину реки Яузы по Ростокинскому акведуку вода подавалась в район Сухаревской и Самотечной площадей. В конце водовода на Трубной и Неглинной площадях были сооружены фонтаны для разбора воды.

До 1788 года в общей сложности было проложено 20 километров Мытищинского водопровода. Неоконченными остались участки в Сокольничьей роще, на Каланчевском урочище и у Сухаревой башни. К концу 1804 года строительство на всех участках завершилось. Оканчивалась галерея у Трубной площади, по направлению к Кузнецкому мосту шла чугунная труба, на Каланчевском поле появился первый открытый бассейн и четыре колодца.

На открытие Мытищинского водопровода (28 октября 1804 года) «Вестник Европы» откликнулся следующими строками: «Водовод Мытищинский — есть действительно сокровище неоцененное. <…> Москва водой богата стала, водою чистою и прекрасною, свежей и здоровой, прозрачною и текучею. <…> До открытия водовода из числа жителей московских пользовались свежей и хорошей водой весьма немногие, одни достаточные и богатые».

В 1809 году была создана Дирекция Мытищинского водопровода, подведомственная Главному управлению путей сообщения.

За свою историю Мытищинский водопровод неоднократно перестраивался. С 1826 по 1835 год по проекту начальника Округа путей сообщения военного инженера Яниша началась реконструкция галереи от Мытищ до села Алексеевского. Была применена новая система сборных колодцев, предложенная девятнадцатилетним поручиком Андреем Ивановичем Дельвигом. Появились Алексеевская насосная станция (ныне — завод «Водоприбор») с двумя паровыми машинами Уатта и чугунный трубопровод до Сухаревой башни, на втором этаже которой установили чугунный же резервуар вместимостью около 86 кубометров (7 тысяч ведер). Ответвления водопровода шли, в частности, к Кремлевскому дворцу, Воспитательному дому, торговым рядам и общественным баням. В 1830 году издержки на содержание водопровода возложили на город, установив особый сбор за право брать воду из фонтанов «с обывателей Москвы, населяющих местности, расположенные неподалеку от проектируемых водоразборов». В то время уже многие жители платили по 5 рублей в год за «дозволение брать воду из отдаленных колодцев» по одной бочке в день.

Однако доставляемого водопроводом количества воды для трехсоттысячного населения тогдашней Москвы было все равно недостаточно. К тому же из‑за постоянного разрушения галерей происходили утечки; мелкий ремонт не спасал положения. В 1849 году генерал‑губернатор Москвы граф А. А. Закревский получил разрешение на реконструкцию водопровода. Под общим руководством главы Корпуса инженеров путей сообщения графа П. А. Клейнмихеля к производству работ приступил директор водопровода генерал П. С. Максимов. Он считал, что из Мытищинских ключей нужного количества воды получить нельзя, поэтому предложил ограничиться заменой кирпичной галереи чугунным водоводом, а недостающее количество воды брать из реки Москвы, соорудив водокачки в Бабьем городке и на Красном Холме на 100 тысяч ведер каждая. В этих местах построили водоподъемные здания с водяными двигателями. Строительство водопровода от Бабьегородской плотины окончилось в 1852 году. При пуске обнаружилось, что производительность станции ниже проектной из‑за ошибки строителей, проложивших трубы меньшего диаметра. Вода подавалась в фонтаны, расположенные на Трубной, Арбатской, Тверской площадях, у Пашкова дома, а также в водопроводные колодцы у Пречистенских и Петровских ворот. В 1853 году начало функционировать Краснохолмское водоподъемное здание, подававшее воду в фонтаны Замоскворечья — Зацепский, Серпуховской, Калужский, Полянский и Пятницкий. Однако сразу обнаружилась их полная непригодность — летом вода поступала теплая и недостаточно чистая, зимой подача прекращалась из‑за промерзания труб, весной, в половодье, загрязненная вода засоряла насосы. Попытка увеличить водоснабжение города оказалась неудачной. Вскоре Бабьегородский водопровод упразднили, Краснохолмский же продолжал действовать до 1863 года, оставаясь основным для Замоскворечья.

В 1853 году барон А. И. Дельвиг — к тому времени уже инженер‑генерал, сменивший на должности П. С. Максимова, решительным образом взялся за переустройство Мытищинского водопровода. Его проект предусматривал замену кирпичной галереи екатерининских времен чугунными трубами, что предлагал еще Максимов, и увеличение забора воды из Мытищинских ключей. Для этого в Мытищах построили водокачку с двумя паровыми машинами и два резервуара. На Алексеевской станции установили две новые, большей мощности, паровые машины системы Уатта, проложили второй водопровод до Сухаревой башни и установили в ней второй резервуар емкостью 86 кубометров. В левобережной части Москвы‑реки появились 21 новый открытый фонтан, 2 водонапорных закрытых резервуара, 3 водоразборных столбика. Работы велись с 1853 по 1858 год; в результате подача воды значительно возросла. Реакция москвичей оказалась неожиданной: «Ученые общества, журналы и газеты промолчали; представители населения Москвы также, и само население осталось равнодушным; некоторые же из домовладельцев занимались отыскиванием недостатков в водопроводе, постоянно жалуясь на налог, которому они подвергались для составления капитала на его сооружение. Только бедный класс постоянно благодарен за возможность пользоваться чистой водой, и небольшое число образованных лиц сочувствовали успешному сооружению водопровода», — писал А. И. Дельвиг в своих воспоминаниях. Его труд «Руководство к устройству водопроводов» (1857) удостоился Демидовской премии.

Прокладку водопровода в частные дома разрешили только с 1858 года. Тогда же впервые были изданы «Высочайше утвержденные правила о порядке устройства и эксплуатации водопроводов». Вода в здания поступала двумя способами — с контрольным отпуском (для торговых и промышленных предприятий) и без оного. Домовладельцы, желающие иметь у себя водопровод, должны были получить разрешение на водопользование в соответствующей службе, имея справку о технической возможности подключения своих строений к общей системе. За несвоевременную оплату водопользования Управление Московского водопровода имело право прекратить подачу воды.

В 1863 году, вняв, наконец, постоянным жалобам жителей Замоскворечья на плохое качество москворецкой воды, под Москвой‑рекой проложили трубы для подачи мытищинской воды и в эту часть города, а Краснохолмское водоподъемное здание ликвидировали.

В 1860–1880‑х годах доставка воды в большинство домов от водоразборных пунктов осуществлялась водовозами. Описание этого колоритного типа находим у А. П. Чехова: «Московский водовоз в высшей степени интересная шельма. Он, во‑первых, полон чувства собственного достоинства, точно знает, что возит в своей бочке стихию. Луна не имеет жителей только потому, что на ней нет воды. Это понимает он, наш водовоз, и чувствует. Во‑вторых, он никого не боится: ни вас, ни мирового, ни квартального. Если вас произведут в генералы, то и тогда он не убоится вас. Если он не привезет вам воды и заставит вас пройтись за стаканом воды в трактир, вы не можете протестовать. Жаловаться негде и некому — так дело обставлено. Приходится очень часто сидеть без воды по три‑четыре дня и ежедневно выслушивать жалобы супруги на то, что «мерзавец Спиридон» слил вместо условленных десяти ведер только пять. Недоплатить Спиридону нельзя: разорется на всю кухню и осрамит на весь дом. Прогнать его и нанять другого водовоза тоже нельзя. Дворник на это не согласен. Подкупленный блюститель не пустит нового водовоза в вашу квартиру, да и сам новый водовоз ни за что не согласится отбирать хлеб у «собрата по перу»: около «хвантала» водовозы отколотят его за измену — таков устав у них».

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий