История налогообложения (стр. 3 из 11)

При императоре Диоклетиане (239—313) устанавливается промысловый налог.

Государственные финансовые органы непосредственно не взимали налогов с граждан. Это делали общины. А вот оценка и определение налоговых поступлений общин, контроль за срока­ми поступления налогов государство держало в своих руках че­рез органы фиска.

Уже в Римской империи налоги выполняли не только фис­кальную функцию, но имели роль дополнительн ого стимулятора развития хозяйства. Налоги вносились деньгами. Следовательно, население было вынуждено производить из лишки продукции, чтобы продавать их. Это способствовало расширению товарно-денежных отношен ий, углублению процесса разделения труда, ур­банизации.

Многие хозяйственные традиции и устои Древнего Рима пе­решли к Византии. В ранневизантийскую эпоху до VII в. вклю­чительно в империи существовал 21 вид прямых налогов. Сре ди них: поземельный налог, подушная подать, налоги на оснаще­ние армии, налог на покупку лошадей, налог на рекрутов, за­платив который можно было освободиться от воинской пови н­ности, пошлина на продажу товаров (обычно ее ставка составля­ла 10—12,5 %), пошлина на выдачу государственных актов и т. д. Если при строительстве здание превышало установленные заранее размеры, то взимался штраф, получивший название «налог на воз­дух". Особые налоги платили сенаторы, а также чиновники и воен­ные, получившие повышение в до лжности.

Широко практиковались в Византии чрезвычайные налоги: на строительство флота, на содержание воинских контингентов и пр.

Надо отметить, что обилие налогов отнюдь не привело к фи­нансовому процветанию Византийской империи. Наоборот, следствием чрезмерного налогового бремени стало сокращение налоговой базы, а далее последовали финансовые кризисы, ос­лаблявшие мощь государства.

1.2. Налоги Древн е й и сре дне вековой Руси

Несколько позже стала складываться фин ансовая система Руси. Объединение Древнерусского государства началось лишь с конца IX в. Основным источником доходов княжеской казны была дань. Это по сути дела сначала нерегулярный, а затем все более систематический прямой налог. Князь Олег (?— 912), утвердив­шись в Киеве, занялся установлением дани с подвластных пле­мен. Как сообщает историк С.М. Соловьев, «некоторые платили мехами с дыма, или обитаемого жилища, некоторые по шлягу от рала» [3] . Под шлягом, видимо, следует понимать иноземные, главным образом арабские, металлические монеты, обращавшиеся тогда на Руси. «От рала» — т. е. с плуга или сохи.

Князь Олег установил дани ильменским славянам, кривичам и мери. В 883 г. он покорил древлян и наложил дань: по черной кунице с жилья. В сле дующе м году, победив днепровских севе­рян, потребовал с них дань легкую. Легкость обложения пресле­довала далеко идущие политические цели. Северяне, ранее пла­тившие дань хазарам, не оказали сильного сопротивления дру­жине Олега. Это обложение оказалось для них легче, чем во времена зависимости от хазар. Об этом узнали радимичи, жив­шие на берегах реки Сожи, и без сопротивления стали уплачи­вать дань киевскому князю, защитившему их от хазар. Послед­ним они платили по два шляга от рала, а теперь стали платить по одному шлягу.

Тогда же появляются сведения о русской гривне. Население Новгорода было обязано ежегодно платить князю 300 гривен. Это был целевой сбор на содержание наемной дружины для обороны северных границ. Гривной назывался слиток серебра различной формы, обычно продолговатой, служивший самым крупным меновым знаком на Руси вплоть до XIV в.

Дань взималась двумя способами: повозом, когда она приво­зилась в Киев, и полюдьем, когда князья или княжеские дружи­ны сами ездили за нею.

Одна из таких поездок к древлянам печально закончилась для преемника Олега князя Игоря (?— 945). По свидетельст­ву Н.М. Карамзина, Игорь забыл, что умеренность есть доброде­тель власти, и обременил древлян тягостным налогом. А получив его, вернулся требовать новой дани. Древляне не стерпели «двойного налогообложения», и князь был убит.

Известно в Древней Руси было и поземельное обложение. Косвенное налогообложение существовало в форме торговых и судебных пошлин. Пошлина «мыт» взималась за провоз товаров через горные заставы, пошлина «перевоз» — за перевоз через ре­ку, «гостиная» пошлина — за право иметь склады, «торговая» пошлина — за право устраивать рынки. Пошлины «вес» и «мера» устанавливались соответственно за взвешивание и измерение товаров, что было в те годы довольно сложным делом.

Судебная пошлина «вира» взималась за убийство, «продажа» — штраф за прочие преступления. Судебные пошлины составля­ли обычно от 5 до 80 гривен. Например, за убийство чужого хо­лопа без вины убийца платил господину цену убитого в возме­ще ние ви тков, а к няз ю - пошлину 12 гривен. Если убий ца скрылся, то виру платили жители округа, верви, где было со вершено убийство. Обязанность верви схватить убийцу или пла­тить за него виру способствовала раскрытию преступлений, пре­дотвращению вражды, ссор, драк. Общественную виру не плати­ли в случае убийства при разбойном нападении. Возникнув в качестве обычая, эти порядки были узаконены в Русской Правд е князя Ярослава Мудрого (ок. 978 — 1054).

Интересно, что такая же пошлина, как за холопа, устанавли­валась за убийство чужого коня или скотины. «Кто умышленно зарежет чужого коня или другую скотину, платит 12 гривен в Казну, а хозяину гривну» [4] . Таков же размер пошлины уплачи­вался за похищение бобра из ловища.

После татаро-монгольского нашествия основным налогом стал «выход», взимавшийся сначала баскаками — упо лномочен­ными хана, а затем, когда удалось освободиться от ханских чи­новников, самими русскими князьями. «Выход» взимался с каж­дой души мужского пола и с головы скота.

Каждый удельный князь сам собирал дань в своем уделе и передавал ее великому князю для отправления в Орду. Но был и другой способ взимания дани — откуп. Откупщиками выступали чаше всего хорезмские или хивинские купцы. Внося татарам единовременные суммы, они затем обогащались сами, увеличи ­вая налоговый гнет на русские княжества.

Сумма «выхода» стала зависеть от соглашений великих кня­зей с ханами. Конфликт Дмитрия Донского (1350—1389) с те м­ником Мамаем (? — 1380) — фактическим правителем Золотой Орды, по свидетельству С.М. Соловьева, начался с того, что «Мамай требовал от Димитрия Донского дани, какую предки посл едн его пла тили ханам Узбеку и Чанибеку, а Димитрий соглашался только на такую дань, какая в после днее вре мя была условлена между ним самим и Мамае м; на­ шествие Тохтамыша и задержание в Орде сына великокняжеского Василия заставили потом Донского заплатить огр омный выход... брали по по лтине с деревни, давали и золотом в Орду. В завещании св оем Димитрий Донск ой упоминает о выходе в 1000 рублей»[5] .

А уже при князе Василии Дмитриевиче (1371—1425) упоми­нается «выход» сначала в 5000 руб., а затем в 7000 руб. Нижего­родское княжество платило в это же время дань в 1 500 руб.

Помимо выхода или дани были и другие ордынские тяготы. Наприме р, ям — обязанность доставлять подводы ордынским чиновникам. Сюда же следует отнести содержание посла Ор ды с огро мной свитой.

Взимание прямых налогов в казну самого Русского государства стало уже почти невозможным. Главным источником внутренних до­хо дов были пошлины. Особенно крупными источниками доход а явились торговые сборы. Они существенно возраста ли за счет при­соединения к Московскому княже ству новых земель при княз е Иване Калите (?-1340 ) и его сыне Симеоне Гордом (1316-1353).

Торговые пошлины в то вре мя обычно были таковы: с воза пошлины — деньга, если кто поедет бе з воза, верхом на лошади, но для торговли — платить ден ьгу же, со струга (ладьи) — алтын. Когда кто начнет торговать, берется от рубля алтын. Упо­минается в летописях пош лина с сере бряного литья, с клейме­ния лошадей, гостиная, с соляных варниц, с рыбных промыслов, сторожевая, медовая, пошлина с браков и т.д.

Сборщик пошлин в XII в. в Киеве назывался осьмеником. Он взимал осмничее — сбор за право торговли. С XIII в. на Ру­си входит в обиход название «таможник » для главного сборщика торговых пошлин. По всей видимости, это слово происходит от монгольского «тамга» — деньги. У таможника имелся помощ­ник, именовавшийся мытником.