История налогообложения (стр. 7 из 11)

В Англии местное налогообложение стало развиваться с XVI в. на основе налога для бедных. Именно тогда королевским законо­дательством содержание неимущих было возложено на общины. Затем для каждой потребности вводился или новый налог, или надбавка к налогу на бедных. Постепенно появились дорожный налог, налог на содержание церквей, на устройство плотин, на очистку рек, на содержание стражи и освещения, на устройство публичных библиотек и музее в, на зд равоохранение и т.д.

Административно-хозяйственной единицей стал приход. Первоначально он был связан с церковью. Приходы могли объе­диняться в округа. Более крупной административной единицей являлось графство, что сохранилось до сих пор. Графство могло взимать свои налоги. Одним из важных видов местн ых налогов были налоги городов.

Традиционно местное финансовое хозяйство Англии имело высокую сте пень независимости от центральных органов управ­ления.

Другой тип местного налогообложения можно было наблю­дать во Франции. У департаментов и провинций почти не было финансовой самостоятельности. Источники финансовых ре сур­ сов строго регламентировались сверху. Доходы общи не давали эксплуатация принадлежащих ей имуществ и процентные над­бавки к государственным прямым налогам: поземельному, со строений, личному, промысловому. Надбавки могли быть об­щими и целевыми (субвенции), но всегда определялись выше­стоящими органами управления.

Как отмечалось выше государство не имело достаточного ко­личе ства квалифицированных чиновников и в ре зультате сбор­щиком налогов стал, как правило, откупщик. На откуп обычно отдавались косвенные налоги, чрезвычайные налоги. Прямые налоги, носившие регулярный характе р, чаще всего собирала община. В странах континентальной Европы практиковался ме­тод, при котором определенный налог, как только было получе­но право н а его взимание, выставлялся на торги для сдач и в от­куп. Кто предлагал самую высокую цену, тому он и продавался. Вся сумма немед ленно поступала в княжескую или королевскую казну. А далее откупщик, наделенный уже государстве нными полномочиями, вместе со своими помощниками и субарендато­рами старался получить прибыль. Естественно, народ ненавидел откупщиков. Серьезно страдала и государственная казна. Вот что писал об этом методе Н. Тургенев: «Полагают, что во Франции изде ржки собирания налога с соли вместе с выиг­рышем откупщиков равнялись доходу, который получало Правительство от сего налога. Сюлли говорит, что в начале его министерства казна Государст­венная получала 30 миллионов дохода, между тем как народ платил 150 миллионов. По смерти Людовика XIV многие утверждали, что Франция в последние годы царствования сего короля платила 750 миллионов ливров, из коих король получал только 250 миллионов» [9] .

Попытка серьезно ограничить деятельность откупщиков и поставить ее под контроль государства была предпринята в 60- х годах XVII в. во Франции, когда экономикой страны управлял Жан Батист Кольбер (1619-1683). В 1662 г. там законодательно ограничили норму комиссионных по откупам до одной шесто й от цены откупа. Ранее она практически доходила до одной чет­вертой. После введения указанного закона в целом по основным откупам при небольшом повышении общего сбора налогов с 36,7 млн. ливров до 39,4 млн. ливров, или на 7%, чистый доход государства вырос в 1662 г. по сравнению с 1661 г. с 10,9 млн. ливров до 18,5 млн. ливров, или почти на 70%. Расходы на сбор налогов, куда входили и комиссионные откупщиков, сократились с 25,8 млн. ливров до 20,9 млн. ливров, или более чем на 23%^

Переход от откупов к государственной системе установления и сбора налогов становился все более насущным. Отвечал он и интересам налогоплательщиков. Практические потребности не­избежно должны были породить и научную теорию.

Проблемы налогообложения постоянно занимали умы эконо­мистов, философов, государственных деятелей различных эпох.

Еще Фома Аквинский (1225 или 1226—1274), известный це р­ковный деяте ль и философ, высказывался относительно налогов, опреде лив их как «дозволенную форму грабежа». Он полагал наиболее богоугодной формой финансирование государственных расходов за счет богатства знатных людей. Впрочем он не отри­цал необходимости налогов в опре де ленных случаях. Ф. Аквинский п исал: «' Вре менами случае тся, что князья не располагают в достаточном объеме сре дств ами для обороны страны и для ре ше ния всех прочих задач, которые они, рук ов одствуясь зд равым смыслом, должны брать на се бя. В таком слу­ чае будет справ едл иво, если подданные оплатят то, чем обе сп ечивае тся их общее благополучие».

Итак, критерий установления налогов по Ф. Аквинскому — это здравый смысл правителя, направленный на всеобщее благо.

В изданной в 1625 г. книге «Опыты или наставления нравст­венные и политические» английский философ Фрэнсис Бэкон (1561—1626), лорд-храните ль большой печати при короле Якове Стюарте, пише т: «Налоги, взимаемые с согласия народа, не так ослабляют его мужество: при­мером тому могут служить пошлины в Нидерландах и до известной степени субсидии в Англии. Заме тьте , что речь у нас иде т се йчас не о кошельке, а о сердце. Подать, взимае мая с согласия народа или без такового, может быть о динакова для коше льков, но не одинаково ее действие на дух народа»[10] .

Французский писатель и философ Ш. Монтескье (1689— 1755) с полным основанием высказался, что ничто не требует столько мудрости и ума, как определение той части, которую у подд анных забирают, и той, которую оставляют им.

В конце XVII — начале XVIII вв. в европейских странах стало формироваться административное государство, создававшее чинов­ничий аппарат и вводящее достаточно стройную и рациональную налоговую систему, состоящую из прямых и косвенных налогов. Из косвенных налогов особ ую роль играл акциз. Обычно он взимался непосредственно у городских ворот со всех ввозимых и вывозимых товаров. Иногда налогом облагалось только то, что ввозилось в страну, т. е. освобождались товары, идущие на экспорт . Размеры акциза колебались обычно от 5 до 25%. Какого-либо научного обоснования раз ме ров налогообложения не было.

На логи на предметы потребления давали крупные доходы, но они р е в ма лой сте пен и сдержива ли разви тие торговли.

Из прямых налогов основная масса доходов приходилась на подушный и подоходный налоги. От них были освобождены дворянство и духовенство. Зато буржуазия и крестьянство от­давали государству в виде прямых налогов 10—15% всех своих доходов.

Тогда же началось теоретическое осмысление роли косвенных налого в в финансировании расходов государства. Французский экономист Ф. Демэзон писал в 1666 г., что акциз «способен один принести столько же и даже больше, чем все другие налоги…»[11] .

Английский экономист Уильям Петти (1623—1687), извест­ный как автор теории трудовой стоимости, обосновывал в своей работе «Трактат о налогах и сборах» преимущества косвенного налогообложения. Он доказывал:

«Доводы в пользу акциза сводятся к следующему.

Во-первых, естественная справе дливость требует, чтобы каждый платил в соответствии с тем, что он действительно потребляе т. Вследствие этого та­кой налог вряд ли навяз ывается кому-либо насильно и его чрезвычайн о легко платить тому, кто довольствуется предметами естественной необходи мости.

Во-вторых, этот налог, если только он не сдается на откуп, а регулярно вз имается, располагает к бережливости, что является единственным спосо­бом обогащения народа, как это ясно видно на примере голландце в и еврее в и все х других, наживших большие состояния.

В-третьих, никто не уплачивает вдвое или дважды за одну и ту же ве щь, поскольку ничто не может быть потреблено более одного раза. Между тем мы часто наблюдаем, что в иных случаях люди уплачивают одно­в ре ме нно ре нты со своих земель, со своих дымовых труб, со своих титулов, а также и пошлины (которые уплачиваются всеми людьми, хотя купцы более всего говорят о них). Они уплачивают также добровольные взносы и десяти­ны. Между тем при акцизе никто не должен, собственно говоря, платить еще и другим способом и больше чем один раз.