Местные налоги и сборы в РФ (стр. 14 из 16)

Неубедительным доводом в пользу феде­рализации всей налоговой системы представляется дек­ларирование попытки исключить установление на ме­стах налогов, носящих, якобы, дискриминационный характер.

Законно установленные налоги про­сто не могут являться средством дискриминации, сред­ством запрещения или ограничения прав заниматься конкретными видами предпринимательской деятель­ности.

Еще одним из серьезных аргументов, приводимых «ликвидаторами» местного налогообложения, являлась трактовка положений статьи 57 Конституции РФ и, в частности, трактовка понятия «законно установлен­ный налог» как «налог, установленный законом». Дальнейшая логика предельно проста: органы местного самоуправления не издают законов и, следовательно, не могут устанавливать налоги.

С такой аргументацией согласиться невозможно, так как «законно установленные налоги» с точки зрения русского языка никак не могут означать «налоги, ус­тановленные законом».

Тем более что согласно пункту 3 статьи 75 Кон­ституции, федеральным законом устанавливаются только федеральные налоги и сборы.

Кроме того, согласно статье 132 Конституции РФ, органы местного самоуправления имеют право уста­навливать местные налоги. Однако, органы местного самоуправления принимают не законы, а норматив­ные правовые акты (принятые в пределах своей ком­петенции и в соответствии с общими принципами на­логообложения, установленными федеральным зако­ном, то есть — законно), наименование которых ус­танавливают в Уставе сами же муниципального образования.

В данном случае представляется более корректным принцип установления любых налогов и сборов толь­ко представительными органами государственной вла­сти или представительными органами местного самоуправления.

3.3. Теория и практика по земельному налогу и налогу на имущество физических лиц в период реформирования современной налоговой системы.

В составе местных налогов предлагается временно сохранить земельный налоги налог на имущество физических лиц.

В отношении земельного налога, порядок исчисления и уплаты которого в настоящее время регулируется Законом РФ от 11.10.1991 № 1738-1 «О плате за землю», предусматриваются лишь общие принципы налогообложения, в соответствии, с которыми органы местного самоуправления определяют порядок исчисления и уплаты налога на соответствующей территории, а также конкретные налоговые ставки (от 0,1 до 2% от соответствующей налоговой базы) по земельным участкам. При этом отменяется дей­ствующий порядок его централизации (распределе­ния) в федеральном бюджете и бюджетах субъектов Российской Федерации, то есть налог будет полнос­тью зачисляться в местные бюджеты.

В качестве налоговой базы предусмотрена кадаст­ровая стоимость земельного участка, а в случае ее отсутствия — ее нормативная цена.

Порядок определения кадастровой стоимости земли или ее нормативной цены устанавливается Правительством РФ.

В отличие от действующего порядка исчисления налога (фиксированные размеры ставок в руб. и коп. за га или кв.м) новые ставки налога устанавливают­ся в процентах от налоговой базы в размере от 0,1 до 2.

В составе реформирований налоговой системы предполагается заметно усилить фискальную и социальную роль налога на имущество физических лиц, в настоящее время регулируемого Законом РФ «О налогах на имущество физических лиц», в частности, за счет установления более высоких ставок по престижной и дорогой недвижимости, применения (при определенных условиях) для расчета налога рыноч­ной стоимости объектов налогообложения, а также учета в целях налогообложения стоимости объектов недвижимости, не завершенных строительством.

Принципиальной особенностью вводимого нало­га является возможность применения для целей на­логообложения рыночной оценки стоимости объектов недвижимого имущества, принадлежащих на пра­вах собственности физическим лицам.

Целью введения указанного показателя делается, прежде всего, приведение налогового законодатель­ства в соответствие со сложившимися в стране ры­ночными отношениями и пополнение доходов мест­ных бюджетов. В данном случае необходимо учиты­вать, что действующая в настоящее время инвента­ризационная оценка стоимости объектов недвижимости для целей налогообложения и реальная (ры­ночная) стоимость этих объектов существенно раз­личаются, что ведет к не учету части стоимости объек­тов налогообложения и соответственно к потерям бюджета.

Кроме того, налог на водно-воздушные транспорт­ные средства, также регулируемый в настоящее бре­мя Законом РФ «О налогах на имущество физичес­ких лиц», предусматривается перевести в транспорт­ный налог (учитывая однородность объекта налого­обложения), который заменит, как уже отмечалось выше, действующий в настоящее время налог с вла­дельцев транспортных средств.

В настоящее бремя в Российской федерации имеет место тенденция к тому, что значительная часть объектов жилого назначения (дачи, коттеджи и т.п.), принадлежащая физическим лицам и пригодная для их эксплуатации (проживания), в течение длитель­ного периода не регистрируется в органах регистра­ции прав на недвижимость и числится в качестве недостроенных объектов.

В целях предотвращения потерь местных бюджетов и в ряде случае в необоснованного уклонения от­дельных физических лиц от налогообложения ука­занных объектов вводится норма, позволяющая включить в объект налогообложения объекты неза­вершенного строительства. При этом порядок отне­сения указанных объектов к объектам налогообло­жения предусматривается определять на уровне ор­ганов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Вопрос соб­ственности на землю важен в политическом и экономическом смыслах. Ведь речь идет еще и о земле пол промышленными предпри­ятиями. Неурегулированность этого вопро­са тормозит осуществление многих инвести­ционных проектов и повышает риски для потенциальных инвесторов.

Поданным Российского института аграр­ных проблем и информатики Россельхозакадемии, в стране насчитывается более 6 тысяч сельхозпредприятий, находящихся в фактиче­ском банкротстве. Их долги более чем и 4 раза превышают ежегодную выручку от продажи сельхозпродукции. И если в 1995 году они вла­дели 40,6 миллиона гектаров сельхоз. угодий, то в 1999 году их земельная доля снизилась до 34,8 миллиона. И это при том, что законода­тельство запрещает свободный оборот пашни.

Сельхоз. предприятия, находящиеся вблизи крупных городов, про­дали ее под строительство дач, коттеджей и т. д. Ну а другие просто передали в "теневую" аренду без соответствующего оформления, по устной договоренности и за наличный расчет.

Такая практика распространена во многих регионах России. Впору бить тревогу. В Саратовской области просто на региональном уровне уза­конили куплю-пролажу земли, обставив эту процедуру множеством жестких условий. То же самое сделали в Татарии, Самаре и неко­торых других регионах.

Накануне высказывалось несколько версий того, какой именно путь земельной реформы изберет власть. Большинство аналитиков склонялось к тому, что едва ли этот путь будет радикальным, не в интересах Кремля за­прещать оборот земли или же безоговорочно, без каких-либо ограничений, его санкцио­нировать. В первом случае это означало бы от­каз от дальнейших реформ. Во втором - вп­олне реальной была бы опасность общест­венных потрясении. Например, на Северном Кавказе. Стало быть, надо найти компромисс, посоветовавшись с региональными лидерами.

Точка зрения одного из них - белгородского губернатора Евгения Савченко - широко из­вестна. По его мнению, уже состоявшаяся в России беспрецедентная раздача земли не при­вела к каким-либо положительным результа­там. В холе поспешной приватизации почти 12 миллионов селян формально подучили в соб­ственность земельные доли, которые в общей сложности насчитывают 135 миллионов гектаров. Еще 12 миллионов передано фермерским хозяйствам. Но непоследовательность земель­ных преобразовании, отсутствие законода­тельной базы привели к тому. что сельхоз. угодья стали использоваться только хуже. В Рос­сии сегодня вообще не засевается почт 30 мил­лионов гектаров пашни. Причем львиной до­лей гуляющих впусте, заброшенных угодий владеют лица, которые не имеют к сельскому хозяйству никакого отношения.

По мнению Савченко, земля должна быть у того, кто в состоянии на ней эффективно ра­ботать. Те землевладельцы, которые свои уго­дья не обрабатывают, должны получить воз­можность продать их. Но не кому попало, а государству, по фиксированной цене. Поку­пать землю мог бы Центробанк, тратя на эти цели часть золотовалютных запасов. Кроме того, Евгении Савченко предлагает учредить Национальный земельный банк, через кото­рый государство продавало бы права долго­срочного пользования землей. С учетом пло­дородия угодий, географического положения.

В отличие от губернатора богатой черно­земами Белгородской области президент Та­тарстана Минтимер Шаймиев является сторонником частной собственности на зем­лю. И законодательство его республики раз­решает свободный оборот сельхоз. угодий. Другое дело, что там пока не наблюдается же­лающих купить землицу. Но Шаймиев от­стаивает свою точку зрения. Доказывал и до­казывает необходимость принятия «рамоч­ного», дифференцированного закона о зем­ле, при котором в решении ключевой для России проблемы больше прав будет предос­тавляться региональным органам власти.

Едва ли перспектива - отдать вопрос о ку­пле-продаже земли на откуп регионам - це­ликом и полностью устроит Кремль, ратую­щий за единое экономическое пространство. А что делать? Велика Россия, на слишком трудный вопрос замахнулись верхи. Одним близки реформаторские предложения мини­стра экономического развития и торговли Германа Грефа, который снова говорил о не­обходимости ускорить принятие решения о рынке земли. Другие считают, что мы, имея горький опыт подобных "ускорении", на всех парах рискуем свалиться в очень глубокий кювет. И в такой ситуации кому-то, видимо, придется поступиться принципами.