Налоговая система (стр. 16 из 26)

В течение ряда лет налог на прибыль служил регулятором фонда оплаты труда. Механизм был следующим. Для исчисле­ния облагаемой налогом прибыли валовая прибыль увеличива­лась на сумму превышения расходов на оплату труда работников предприятия, занятых в основной деятельности, в составе себе­стоимости продукции (работ, услуг) по сравнению с их норми­руемой величиной. Эта добавка составляла более 20% всей сум­мы налога на прибыль. Начиная с 1996 г. налогообложение фон­да оплаты труда отменено. Этот шаг имеет серьезные как пози­тивные, так и негативные последствия. Позитивные состоят в большей экономической свободе предпринимателей, руководи­телей предприятий и акционерных компаний, трудовых коллек­тивов в распоряжении прибылью, а также в возможности суще­ственного увеличения оплаты труда работников. Но нельзя сбра­сывать со счета и негативные последствия. Прежде всего это значительные потери доходов бюджета, затем возможность со­кращения прибыли как таковой и, следовательно, налога на прибыль, а также снижение доли прибыли, направляемой на расширение производства. Эти последствия не все и не сразу будут смягчены увеличением доходов бюджета от подоходного налога и отчислений в Пенсионный фонд.

Финансовые итоги 1996 г. подтвердили преждевременность этой меры, доходная часть федерального бюджета и абсолютного большинства региональных бюджетов оказалась не выполнен­ной. Анализ и сопоставление цифровых данных показывает, что произошло это по причине недопоступления налога на прибыль в размерах, перекрыть которые другими налогами не удалось. Это еще один пример, когда снижение налога — отнюдь не благо и для него сначала должны созреть условия, возникнуть экономические предпосылки.

До отмены налога на превышение фонда оплаты труда налог на прибыль выполнял функцию некоторого перераспределения доходов среди юридических лиц. Ведь известно, что происходит не просто социальное расслоение общества по доходам индиви­дуумов. Образовался громадный разрыв в оплате труда между предприятиями и организациями различных отраслей. Этот раз­рыв отнюдь не в пользу товаропроизводящих отраслей, не в пользу тех, кто создает национальный доход государства. Пока существовал налог на превышение фонда оплаты труда органи­зации с повышенными доходами, могущие выплачивать высо­кую заработную плату своим сотрудникам, вынуждены были определенную долю средств вносить в бюджет. Государство в свою очередь имело возможно эти дополнительные финансовые ре­сурсы (напомним, каждый пятый рубль из налога на прибыль) направлять на социальные нужды. Средства поступали как в фе­деральный, так и в региональные бюджеты по тем же принци­пам, по которым распределялся налог на прибыль в целом.

Нельзя не сказать, что данный налог как регулятор экономи­ческих отношений действовал плохо. Дело в том, что нормируе­мая величина фонда оплаты труда не отвечала реальным эконо­мическим условиям и не соответствовала темпам инфляции. Тем не менее эффективнее было бы поправить нормативы, чем от­менять налог, дающий в бюджет десятки триллионов рублей.

Отмена налога на фонд потребления, как его часто называли, привела к падению значения налога на прибыль. Он утратил од­ну из своих важных функций, снизился по размеру. Соотноше­ние между двумя главнейшими налогами: на добавленную стои­мость и на прибыль меняется в пользу первого — НДС. В связи с этим возникает вопрос, не следует ли вернуться к дискуссии об объекте обложения основным прямым налогом? Эта дискус­сия бурно развивалась среди экономистов в самом начале 90-х гг. при зарождении новой налоговой системы России. Она даже вылилась в одновременное принятие Верховным Советом в кон­це 1991 г. двух противоречащих друг другу законов. Один из них действует с 1992 г. и поныне: Закон "О налоге на прибыль пред­приятий и организаций". Другой, хотя и был принят, никогда не вступал в силу: Закон "О подоходном налоге с предприятий".

Как читатель уже понял, предметом дискуссии был объект налогообложения: прибыль или доход предприятия. Иначе говоря, каким образом оплата труда должна влиять на налоговую базу?

Еще в 1990 г. в журнале "Вопросы экономики" была опуб­ликована статья "Актуальные проблемы налоговой реформы". Ее авторы возражали против использования прибыли в качестве

основного объекта налогообложения, что представлялось им в современных условиях необоснованным. Они предлагали: "В ка­честве альтернативного варианта на период финансового оздо­ровления экономики и формирования рынка... можно ввести систему налогообложения не прибыли, а дохода"[4] .

Этот взгляд имел и имеет немало сторонников. Они приво­дят достаточно серьезные доводы. В рыночных отношениях мо­жет размываться граница между прибылью и заработной платой. Это характерно для акционерных обществ, товариществ, коопе­ративов, семейных предприятий. В этих случаях интересы хо­зяйствующего субъекта заключаются в получении не столько прибыли, сколько предпринимательского дохода. Если объектом налогообложения служит прибыль, то нормативы заработной платы приходится заранее определять и ограничивать. Налого­обложение дохода этого не требует. Сейчас, когда налог на при­быль перестал выполнять функцию регулирования фондов по­требления со стороны государства, стоит еще раз вернуться к указанной проблеме, по крайней мере в научном плане, в плане проработки.

Конечно, выбор прибыли в качестве основного объекта на­логообложения достаточно обоснован. Сущность налога состоит в распределении прибавочной стоимости между предприятием и государством. К экономической категории прибавочной стоимо­сти ближе всего категория прибыли. В западных странах нало­гом чаще всего облагается именно прибыль компании. Вся сис­тема учета построена на взимании налога на прибыль. Пока к этому добавлялась функция регулирования фондов оплаты тру­да, мы твердо склонялись к тому, чтобы сохранить именно налог на прибыль и не ломать сложившуюся систему. Утрата данной функции существенно облегчает возможности уклонения от на­логообложения, затрудняет налоговый контроль. Подобные со­ображения заставляют задуматься о возможности замены объек­та обложения на доход предприятия. Но хотелось бы подчеркнуть, что практическое решение вопроса требует глубокой про­работки всех последствий не только для бюджета, но и для раз­личных категорий плательщиков, то есть для экономики страны в целом.

А пока продолжаются отдельные частные изменения во взима­нии налога на прибыль. В 1996—1997 гг. происходит некоторое уточнение порядка определения валовой прибыли предприятия. Готовится федеральный Закон "О перечне затрат, включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и порядке формирова­ния финансовых результатов, учитываемых при расчете налого-облагаемой прибыли". Предполагается, что состав затрат будет расширен. К вычету при определении налогооблагаемой базы будут приниматься все необходимые и обоснованные расходы, связанные с получением прибыли. В частности, предусматрива­ется снять ограничения на проценты по банковским кредитам, на расходы на рекламу.

В прибыль от реализации основных фондов теперь входит и прибыль, полученная от реализации земельных участков. Отри­цательный результат от реализации основных фондов и немате­риальных активов не уменьшает налогооблагаемую прибыль.

Расширен перечень средств предприятий, не подлежащих обложению налогом на прибыль. К ним относятся средства, по­лученные в порядке безвозмездной помощи от иностранных го­сударств в соответствии с межправительственными соглашения­ми; средства, полученные приватизированными предприятиями в качестве инвестиций в результате проведения инвестиционных конкурсов; средства, передаваемые между основными и дочерними предприятиями, если доля основного предприятия пре­вышает 50% в уставном капитале дочерних предприятий.

Начиная с 1997 г. изменился порядок взимания налога на прибыль. Точнее, право его изменить предоставлено налогопла­тельщикам за исключением бюджетных организаций, малых предприятий и иностранных юридических лиц. Остальные предприятия по желанию или сохраняют старый порядок уплаты авансовых платежей с квартальными перерасчетами или могут перейти на ежемесячную уплату в бюджет налога исходя из фак­тически полученной прибыли за предшествующий месяц. В этом случае месячные расчеты налога на прибыль представляются предприятиями в налоговые инспекции не позднее 20 числа месяца, следующего за отчетным, а налог вносится не позднее 25 числа того же месяца. До введения данной меры авансовые платежи вызывали большое количество нареканий со стороны предпринимателей.

С другой претензией: налог чрезвычайно высок и носит лишь фискальный характер — согласиться трудно. Достаточно сопоставить ставку российского налога (35%) со ставками, дей­ствующими в различных странах, чтобы убедиться, что наш налог в основном отвечает общемировому уровню.

Налог на добавленную стоимость

С 1992 г. в России одним из двух основных федеральных нало­гов стал налог на добавленную стоимость (НДС). Налог представ­ляет собой форму изъятия в бюджет части добавленной стоимо­сти, создаваемой на всех стадиях производства и обращения и определяемой как разница между стоимостью реализованных товаров, работ и услуг и стоимостью материальных затрат, отне­сенных на издержки производства и обращения.

Облагаемый оборот определяется на основе стоимости реали­зуемых товаров (работ, услуг) исходя из применяемых цен и та­рифов без включения в них налога на добавленную стоимость. В облагаемый оборот включаются также суммы денежных средств, полученные предприятиями за реализуемые ими товары (работы, услуги) в виде финансовой помощи, пополнения фондов специ­ального назначения или направленные в счет увеличения прибы­ли; суммы авансовых и иных платежей, поступивших в счет пред­стоящих поставок товаров или выполнения работ (услуг) на рас­четный счет, и суммы, полученные в порядке частичной оплаты по расчетным документам за реализованные товары.