регистрация / вход

Сотворение или эволюция? - Ответ в палеонтологическом музее им. Орлова (Москва)

Существуют две основные научные версии происхождения земли и жизни на ней со всем разнообразием ее форм: эволюционная (униформистская) теория, известная всем еще со школы, и библейская модель, представленная в Библии (в кн. Бытия) и творениях св. Отцов.

Колчуринский Н. Ю.

Существуют две основные научные версии происхождения земли и жизни на ней со всем разнообразием ее форм: эволюционная (униформистская) теория, известная всем еще со школы, и библейская модель, представленная в Библии (в кн. Бытия) и творениях св. Отцов Православия (1). Ученые - сторонники униформизма считают, что процессы, происходившие в прошлом, можно рассматривать и понимать по аналогии с процессами, текущими в настоящее время. Эволюционная униформистская теория утверждает, что в результате медленно протекающих процессов осадконакопления на земле образовались толщи осадочных пород (например, песка, глины...), несущих в себе останки живших в прошлом растений и животных (весьма часто в виде окаменелостей, при образовании которых ткани погибших организмов замещаются неорганическими веществами). Со временем многие осадочные породы под действием разных факторов подвергались изменениям (метаморфизации: из песка образовывался песчаник, из глины - сланцы и т.п.), сохраняя в себе окаменевшие и другие останки организмов.

Осадочные породы образуются, как утверждают эволюционисты, преимущественно за счет очень медленно текущих процессов, непрерывно происходящих в настоящее время, например, за счет относительно медленного постоянного выноса реками осадочного материала (песок, ил...) в водоемы. При современном состоянии Земли толщина осадочных отложений на дне моря увеличивается в среднем ежегодно на очень незначительную величину. Нередко величина всей толщи отложений осадочного происхождения достигает величины 1, 5 км. Если разделить величину всей толщины (или величину толщины отдельных слоев) осадочных (и метаморфических) пород на величину ежегодного среднего приращения толщины осадочных отложений, покрывающих дно моря, то мы можем получить, как считают эволюционисты, приблизительное значение времени формирования осадочных отложений, составляющих отдельные слои или и всю их толщу. (Здесь и далее "осадочными" будем называть как собственно осадочные, так и метаморфические породы.) Так были получены известные всем еще со школы миллионы и сотни миллионов лет для времени образования осадочных отложений, несущих в себе останки живых существ.

Как утверждают ученые-эволюционисты, проследив особенности ископаемых организмов по слоям осадочных отложений сверху вниз, можно прочитать историю развития жизни на земле. Так сложились представления о т.н. геологической колонке, хорошо знакомой всем еще со школы. При этом все слои осадочных отложений, содержащих живые организмы, эволюционисты относят к четырем большим геологическим эпохам. Это протерозойская, палеозойская, мезозойская и кайнозойская эры. Каждая эра, по мнению эволюционистов, делится на более мелкие промежутки времени - периоды (всего их 12). Длина, к примеру, юрского периода мезозойской эры составляла, по их мнению, 55-58 млн. лет, с момента его окончания прошло не более и не менее, как 136 млн. лет.

Существует и другая точка зрения, ее придерживаются ученые-креационисты (от английского creation - сотворение). Эти ученые считают, что весь мир и все живое в нем были сотворены Богом в первые 6 дней его существования. Живые организмы (и существующие в настоящее время и уже успевшие исчезнуть с лица Земли по разным причинам) были сотворены Им практически такими же, каковыми они находятся и в настоящее время, так что никаких существенных изменений с ними не происходило. (Здесь разные сторонники креационной теории несколько различаются во взглядах, но практически все согласны в том, что все роды организмов оставались неизменными на протяжении всего времени, отделяющего нас от дней творения, и никакого “древа эволюции” человека от амебы через беспозвоночных животных, рыб, амфибий, пресмыкающихся и т.д. в действительности не было).

Креационисты утверждают, что основная масса осадочных отложений, покрывающих 75% поверхности суши, сформировалась очень быстро в результате гигантской катастрофы, описанной в Библии и называющейся Всемирным потопом, длившимся около одного года. Почти все ученые-креационисты считают, что были в истории Земли и другие катастрофы, также изменявшие ее ландшафты и приводившие к мощному, обильному и очень быстрому отложению осадков. Эти ученые утверждают, что от дней творения нас отделяют не более 10 тысяч лет, а от Всемирного наводнения, радикально изменившего облик Земли и приведшего к образованию большей части осадочных отложений - около 5 тыс. лет.

Наша сегодняшняя задача, глядя на экспонаты Палеонтологического музея им Орлова, попытаться решить, в пользу какой из двух концепций свидетельствуют представленная в нем экспозиция.

Существует ли в действительности геологическая колонка?

Все мы еще со школы помним рисунки в наших учебниках по географии и биологии, на которых представлены слои осадочных отложений, в которых залегают останки разных организмов. В нижних слоях - одноклеточные, далее беспозвоночные, еще выше рыбы, еще выше амфибии, еще выше рептилии и т.д. Все слои объединяются в четыре группы, которые соответствуют эрам развития жизни, эры делятся на периоды, каждый характеризуется своей специфической флорой и фауной. Это т.н. геологическая колонка. При нахождении в осадочных породах специфических для разных периодов развития жизни организмов (они называются "ведущими ископаемыми") геологи-эволюционисты делают вывод о возрасте этих отложений. Например, если в каком-либо слое осадочных отложений находят скелет динозавра, геологи делают вывод об образовании этого слоя в мезозойскую эру (а это, по их мнению, не менее 60 млн. лет тому назад).

Перед нами эта самая колонка (первый - вводный зал музея), и поскольку она имеет международное признание среди эволюционистов, мы видим, что ее еще называют "международной шкалой". По бокам ее изображены некоторые ведущие ископаемые, по которым эволюционисты пытаются определять возраст пород, в которых они находят останки этих организмов.

У неискушенного посетителя музея, может быть, создалось когда-то в школе впечатление о том, что если пробурить Землю в любой точке нашей огромной державы, то мы обязательно такую колонку обнаружим - все ее слои в указанной на схеме последовательности (а это - 12 слоев, соответствующих 12 геологическим периодам). Однако в реальности мы имеем дело с несколько иной картиной. Перед нами геологическая карта России (вводный зал). На ней изображены разными цветами геологические периоды образования пород, находящихся непосредственно под поверхностным слоем. (А это- почва и другие т.н. четвертичные отложения). Заметим, что вся территория России покрыта почвами (в этом легко убедиться, посмотрев на карту почв СССР) и время их постепенного накопления, согласно подсчетам, составляет, даже, по мнению геологов-эволюционистов, всего несколько тысячелетий.

Если бы геологическая колонка имела место во всех точках России, то цвет карты должен был бы быть относительно однородным: желтым или, по крайней мере, преимущественно таким (этим цветом обозначены кайнозойские отложения - верхний этаж колонки). Но карта предоставляет нам весьма пеструю картину, и желтый цвет отнюдь не доминирует; отложения других, гораздо более ранних геологических эпох очень часто оказываются сразу под верхним слоем. Эволюционистами эта ситуация объясняется тем, что процессы эрозии (разрушения, размыва...) уносили за миллионы лет все, что накапливалось в течение предшествовавших долгих миллионов лет, или осадконакопление попросту отсутствовало в течение долгих миллионов лет... Каждый здравомыслящий человек понимает, что в настоящее время процессы увеличения толщины слоев осадочных отложений на суше (почва и др.) и на море идут достаточно интенсивно. Однако не будем спорить с аргументацией эволюционистов в пользу того, что все, что было накоплено, например, за 137 миллионов лет (исключая, разумеется последние 1, 8 миллионов лет - времени накопления отложений четвертичного периода), истекших после окончания юрского периода, на территории Подмосковья было смыто в конечном итоге. При этом эти указанные последние 1, 8 миллионов лет, во время которых шло накопление почвы и других четвертичных отложений, составили исключение из этой закономерности. Согласно представлениям эволюционистов, аналогичная ситуация имела место в большинстве регионов России. Но, безусловно, нельзя при этом согласиться не с частными механизмами, а с общей схемой таких рассуждений. Рассмотрим простой пример. Всем известна легенда об Атлантиде, следы которой, согласно этой легенде, смыты в результате гигантской катастрофы. Если ученый (сторонник гипотезы о существовании Атлантиды) находит какой-нибудь ее след - его гипотеза подтверждается, если не находит, то и такая ситуация также хороша, поскольку она также предсказывается в рамках данной гипотезы ("так и должно быть, ведь все смыло..."). Гипотеза, таким образом, становится принципиально неопровержимой. Такого рода гипотезы в современной науке не рассматриваются. Они - вне рамок применения научного метода и часто - из области легенд, научной фантастики и т.п. Рассуждения о том, что образование осадочных пород имело место во всех точках, указанных на геологической карте России, в течение всех геологических периодов, только следы этих отложений в одних случаях уничтожены эрозией, а в других нет - точно также логически неуязвимы, как и теория Атлантиды. Во всяком случае, прогуливаясь по залам музея, не забудем, что многие останки представителей древней флоры и фауны, которых мы увидим в музее, извлечены не из глубин земли, а найдены близко от ее поверхности. По крайней мере, по мнению эволюционистов, все такие останки могут быть в принципе найдены на поверхности под поверхностным слоем в разных точках нашей страны. Пестрота цветов на геологической карте естественно заставляет нас задуматься и о других возможных альтернативных объяснениях этой пестроты, помимо эволюционного. Неравномерность распределения останков представителей ископаемой флоры и фауны объясняется в рамках потопных креационных моделей при помощи иных механизмов (2, 3).

Медленно или быстро?

Как мы уже сказали, по мнению геологов-эволюционистов осадочные породы, составляющие геологическую колонку, накапливаются очень медленно - порядка несколько миллиметров за тысячелетие (2, 4). Посмотрим, могут ли ископаемые останки животных и растений сказать нам что-либо о себе: быстро или медленно они погребались? Если быстро, то теория медленного образования осадочных слоев, в которых они находятся, неверна. Если не верна эта теория, то эволюционная концепция лишается одного из важных аргументов в пользу долгой истории жизни на Земле. А если никакой долгой истории жизни не было - то все живое и человек в том числе - результат сотворения. (Строго говоря, науке известен фактически только один вариант появления на свет систем того уровня сложности, каким обладают биологические объекты - конструирование (см. 5, 6)).

Современные наблюдения и эксперименты, доступные для всякого, даже неискушенного в науках человека, показывают, что в подавляющем большинстве случаев в современных условиях при медленном отложении осадков в любых экологических системах никаких окаменелостей, отпечатков и прочих следов от организмов растений и животных не остается. Можно проделать, к примеру, такой простой опыт: привязать к телу какой-нибудь рыбешки грузики и опустить ее на дно пруда весной. А осенью посмотреть, что от нее останется - практически ничего. Окаменелости из такой рыбки мы никогда так не получим. Заметим, что музей изобилует останками окаменевших рыб разных размеров. Животные-падальщики, гнилостные бактерии и процессы эрозии разрушают останки организмов настолько быстро, что при существующих в настоящее время скоростях осадконакопления от останков погибших живых существ не остается уже ничего, прежде чем они будут погребены под слоями медленно оседающих осадочных отложений. Это касается в частности и костей животных (4). Исключения немногочисленны – например, зубы акул, сохраняющиеся в морской воде.

Палеонтологический музей представляет нам изумительную коллекцию костных останков разных организмов. Очень часто это целые скелеты со всеми прекрасно сохранившимися составляющими их костями. И такие целые или почти целые скелеты - большие и маленькие - можно найти во всех залах музея (за исключением зала, посвященного раннему палеозою, в слоях которого позвоночные животные практически не обнаруживаются). Вот, например, прекрасной сохранности скелеты мамонта (вводный зал), плезиозавра жившего, по мнению эволюционистов, в мезозойскую эру (вводный зал), гигантского диплодока (зал мезозоя), и др.

Если бы имело место только медленное осадконакопление, то музей с его великолепной экспозицией скелетов древних животных просто бы не существовал. Но как же могут образовываться окаменелости, если медленные процессы осадконакопления их нам не оставляют? Эксперименты показали, что окаменелости могут образовываться достаточно быстро (в течение нескольких лет) только в том случае, если тела животных и растений подвергаются очень быстрому погребению под слоями осадочных отложений (песка, ила и т.п.). При этом резко прекращается доступ кислорода, без которого гниение не возможно, и тела животных и растений становятся малодоступны процессам эрозии и поеданию падальщиками.

В музее можем найти большое число удивительнейших экспонатов, необыкновенной сохранности, свидетельствующих об очень быстром погребении под слоями осадков самых разных животных и растений, живших, по эволюционным представлениям в самые разные эпохи и периоды. Образование останков такой сохранности возможно только в условиях катастрофы.

Перед нами окаменевшая рыба, быстро погребенная под слоями осадков (зал позднего палеозоя). Процессы гниения не успели ее разрушить. Она окаменела вместе со всеми своими чешуйками, сохранились даже жилки на хвостовом плавнике. Эта рыба не является исключительным феноменом: окаменевших рыб различной сохранности в экспозиции музея очень много. Все они могли дойти до нас в таком виде только в ситуации быстрого погребения под мощными слоями грязи и песка.

Здесь мы видим шишки, попавшие в поток грязи, похоронивший их очень быстро так, что они не успели сгнить и окаменели в своем исходном состоянии (зал раннего палеозоя). Многие останки растений исчезают в результате гниения очень быстро, тем не менее, окаменевших останков растений (наземных и морских), сохранивших свою тонкую структуру, в музее много - некоторые из этих окаменелостей разрешается потрогать руками. Они - убедительное свидетельство быстрого погребения древних растений.

Перед нами отпечатки листьев великолепного ископаемого папоротника палеозойского времени (как считают эволюционисты), напоминающие своей идеальной сохранностью школьный гербарий (зал раннего палеозоя). При медленном накоплении осадков, например во время осеннего листопада, такие листья быстро и бесследно сгнивают.

А вот еще один экспонат из палеонтологического гербария - веточка с листочками растения, росшего, по мнению эволюционистов, в мезозойскую эру (зал мезозоя).

В зале кайнозоя находим удивительной сохранности окаменевшие отпечатки листьев деревьев. В зале мезозоя (на втором этаже) можно видеть экспонируемые окаменевшие фекалии динозавров.

Любой московский житель, владеющий загородной дачей, был бы весьма удивлен, если бы узнал, что собранные им осенью листья могут на следующий год не только не превратиться в бесформенную массу перегноя, но могут отпечататься на поверхности глины, которая окаменеет, сохранив эти отпечатки. А приготовленная им для перегнивания куча навоза, может превратиться в груду окаменелостей. Но, по мнению эволюционистов, так было когда-то, при этом имели место те же медленные процессы осадкообразования, что и в настоящее время...

Наконец перед нами может быть самое поразительное свидетельство удивительно быстрого накопления осадочных отложений - окаменевшие следы ног животных, живших, как считают эволюционисты, в палеозое, оставленные ими на песке и грязи (зал позднего палеозоя). Где и когда при современных условиях медленно протекающих процессов осадкообразования на песке могут долго сохраняться такие следы, да еще так долго, чтобы превращаться в камень? Очевидно, что такие отпечатки - результат того, что образовавшиеся следы животных были через очень небольшой промежуток времени погребены под слоем осадка, выпавшего поверх их, что возможно только при условиях быстрого, катастрофического отложения осадков. Следы древних животных (преимущественно динозавров) особенно часто встречаются в т.н. мезозойских отложениях. Заметим, что современной палеонтологией найдены и идентифицированы следы всех основных видов динозавров, известных нам по костным останкам.

Останки животных и растений часто встречаются в слоях осадочных отложений в виде массовых скоплений (т.н. кладбищ). В музее таких кладбищ можно найти достаточно много. Вот кладбище древних трилобитов - ракообразных животных, напоминающих нам современных сухопутных мокриц, и живших, как считают эволюционисты, в раннем палеозое. Почему-то все эти животные погибли одновременно и найдены скопившимися в виде больших груд. Перед нами только небольшой фрагмент такого скопления, превратившегося в большую окаменевшую каменную плиту.

А это - кладбище нежных "палеозойских" морских лилий (еще один пример прекрасной сохранности при захоронении). А это кладбище рыб (зал позднего палеозоя) - все они погибли одновременно и их тела почему-то тоже оказались сваленными "в кучу". Рыбы прекрасной сохранности - видны окаменевшие слои чешуи, почти как у живых рыб. А это - кладбище "палеозойских" рептилий. Трупы разных видов пресмыкающихся были быстро захоронены в одной братской могиле. Самыми впечатляющими из ископаемых кладбищ являются кладбища гигантских динозавров (например, на территории Бельгии и Китая), в таких кладбищах находят десятки, сотни и даже тысячи скелетов динозавров.

В экспозиции музея еще 2-3 года тому назад экспонировалось кладбище древних черепах. Сейчас можно в экспозиции найти кладбище древних палеозойских земноводных, напоминающих современных тритонов.

Вопрос - почему нередко мы наблюдаем феномен кладбищ окаменелостей? Неужели сотни и тысячи динозавров - представителей разных видов, когда-то договорились собраться вместе, что бы уснуть вместе на веки вечные? И тоже - древние земноводные, черепахи, рыбы, в конце концов, и трилобиты?

Феномен кладбищ, не объяснимый с точки зрения эволюционной палеонтологии и геологии, объясняется палеонтологами-креационистами следующим образом. Кладбища окаменевших останков - есть следствие сортирующего эффекта движущейся воды. Движущаяся вода обладает свойством сортировки плавающего материала по плотности, размерам и т.п. И именно такого рода проявлений этого свойства водной стихии можно было бы ожидать при событиях, связанных со Всемирным потопом, движущиеся воды которого сортировали трупы погибших растений и животных. И именно этого рода свойствами воды, по-видимому, объясняется факт того, что останки травоядных динозавров никогда не обнаруживаются вместе с останками тех растений, которыми они питались[1].

Если была эволюция, то где же ее свидетельства?

В экспозиции музея представлен ряд экспонатов животных, которые по свидетельству ученых-эволюционистов, не изменили свой внешний вид и внутреннее строение на протяжение долгих миллионов лет.

К чести работников музея необходимо отметить, что эти современные «живые ископаемые» представлены в виде макетов современных животных, копирующих их современный натуральный вид, или даже в собственном виде.

Перед нами мечехвост (зал раннего палеозоя). Точно такие же мечехвосты, как утверждают эволюционисты, жили в палеозое более 300 млн. лет тому назад (2). Теперь это «живое ископаемое» можно поймать на западном побережье США, высушить и привезти в Москву, украсив таким экспонатом свою квартиру. Многие другие "раннепалеозойские" беспозвоночные, как показывает экспозиция музея, также не изменили своего строения или изменились весьма незначительно (морские звезды, морские ежи, морские лилии, которых мы уже видели и др.).

Перед нами латимерия (целакант), кистеперая рыба, которая, как считали еще относительно недавно эволюционисты, жила в девонском периоде (345 млн. лет тому назад) и в то же время и исчезла (зал позднего палеозоя). Эту рыбу довольно долго они считали предком современных земноводных. Вопреки всем эволюционным ожиданиям, целаканты вылавливались живыми как минимум 12 раз (в частности дважды в Индийском океане в 30-х и 50-х годах 20-го столетия). В музее мы видим макет внешнего вида выловленной латимерии.

Зал мезозойской фауны (ее возраст, напомним, по мнению эволюционистов, составляет от 65 до 250 млн.лет) также предлагает нам несколько «живых ископаемых». "Мезозойские" крокодилы, как оказывается, ничем в принципе не отличались от современных. Тоже можно сказать и о многих насекомых, например, о тараканах и стрекозах. Видим на этом фото отпечаток крыла "мезозойской" стрекозы (еще один пример идеального сохранения тонких структур, возможного только при очень быстром погребении).

Число «живых ископаемых», дошедших до нас без изменений, или с очень небольшими изменениями, достаточно велико. И практически каждый год зоологи и ботаники находят (обычно это бывает в южных широтах) какую-нибудь из тварей, которая долго считалась вымершей много десятков миллионов лет тому назад, но почему-то оказалось живой и невредимой и дожила до наших дней без изменений за эти долгие миллионы лет. Так что человека, который в курсе современных находок «живых ископаемых», вряд ли удивит сообщение о том, что где-то в джунглях поймали живого динозавра.

Эволюционисты объясняют такие феномены словом стасигенез - считается, что за многие миллионы лет условия существования растения или животного не менялись, что и обусловило его "консервацию". Рассмотрим, к примеру, ситуацию с латимерией - которая, как оказалось, является глубоководной рыбой и живет на глубине не менее 300м. За все 345 миллионов лет, считают эволюционисты, в местах ее обитания никаких существенных изменений среды не произошло (что само по себе уже выглядит с точки зрения эволюционной геологии полным абсурдом). Если так, то и все остальные рыбы, жившие вместе с латимерией, также должны были сохраниться, как и она. (Редко бывает так, чтобы только одно животное занимало определенную нишу в биоценозе. Например, если в речке живут хищные рыбы, то это - щуки, окуни, судаки и др.). Но сохранилась в неизменном виде, тем не менее, только она. Все остальные жители региона ее обитания, как считают эволюционисты, за истекшее время или вымерли, или эволюционировали, превратились в других рыб. Объяснение не очень убедительное ( 3).

Безуспешные поиски предков

Самым важным, ключевым ответом на вопрос о том, была ли эволюция или нет, был бы факт (факты) нахождения множества промежуточных форм между группами растений и животных.

Посмотрим, что предоставляет нам на эту тему экспозиция музея палеонтологии, собранная с целью внушить его посетителям идею об эволюционном происхождении всего живого от амебоподобных существ.

Вернемся в зал раннего палеозоя и на первом же стенде, около входа в этот зал увидим изображения древних протерозойских одноклеточных организмов, которые эволюционисты считают предками всего современного животного и растительного мира.

Если обогнуть этот стенд слева, то перед нами на стендах, стоящих вдоль стены, престанет следующий этап формирования жизни на земле - вендская и кембрийская морская фауна. Среди этих животных - представители всех современных типов беспозвоночных (моллюсков, кишечно-полостных, ракообразных и т.д.). Среди этих беспозвоночных организмов – организмы, относящиеся к исчезнувшим классам животных, не имеющие аналогов в современной фауне. В целом видовое разнообразие беспозвоночных в кембрийском море, как свидетельствует надпись на стенде, стоящем в Музее, было примерно в 10 раз большим, чем в современных морях.

Возникает вопрос, где находятся останки предков всего этого фантастического разнообразия вендской и кембрийской фауны? Ведь не могли же одноклеточные животные в следующем поколении произвести морских звезд, двустворчатых моллюсков и т.д. Если представлять этот процесс с эволюционной точки зрения, то для таких переходов необходимы десятки, сотни тысяч промежуточных видов. Где же останки этих промежуточных форм? Музейная экспозиция хранит гробовое молчание. И не потому что музейные работники плохо поработали и не представили их нам по каким-то иным причинам, а просто потому что никаких предков вендских и кембрийских беспозвоночных просто никто не нашел ни у нас в России, ни в других странах мира. Представители всех типов беспозвоночных появляются в венде или кембрии совершенно внезапно (2, 3). При такой ситуации представления об эволюционном происхождении беспозвоночных лишаются всякой почвы. Но если беспочвенно обсуждать эволюционное происхождение беспозвоночных, то становится точно также беспочвенным обсуждение происхождение всех позвоночных от одноклеточных животных, поскольку, согласно современным эволюционным концепциям, эта эволюция шла через этап беспозвоночных животных.

Не многие знают, что не существует ни одного факта в пользу эволюционного происхождения беспозвоночных.

В экспозиции музея мы находим несколько экспонатов, посвященных классическим "школьным" примерам промежуточных форм. Один экспонат уже знаком нам - это выловленная в море живая латимерия. Недавно еще она считалась промежуточной формой между рыбами и амфибиями в силу того, что ее мясистые плавники ("кистеперые") имеют (и имели) некое специфическое строение, напоминающее конечности земноводных. При помощи таких плавников, как теперь считают эволюционисты, ее двоюродная сестра Eusthenopteron (тоже кистеперая рыба) переползала иногда по суше и так постепенно превратилась в земноводное. Но как мы уже выяснили, латимерия - глубоководная рыба и сохранившиеся у нее кистеперые плавники нужны ей вовсе не для переползания из лужи в лужу, а для каких-то иных «глубоководных» целей, что вполне может быть справедливо и по отношению к Eusthenopteron. Заметим, что, как выяснилось после отлова латимерий, в строении их внутренних органов ничего нет общего с амфибиями. Латимерия - самая обычная океаническая глубоководная рыба.

Другой экспонат – археоптерикс (зал мезозоя). Скелет и отпечаток оперения прекрасной сохранности: сохранилась даже микроскопическая структура перьев, типичная для хорошо летающих современных птиц (3). Одновременно это и еще один пример идеальной сохранности при быстром погребении тел животных и растений. У этого животного явные признаки, как птицы, так и динозавра. (Например, хвост, состоящий и целого ряда позвонков, чего нет у птиц). Археоптерикс долго считался промежуточной формой между птицами и пресмыкающимися до тех пор, пока более тонкие анатомические исследования не выявили в его скелете признаки, характерные не только для этих групп животных, но и для крокодилов и для ихтиозавров (плавающих ящеров) (3). Их форма тела напоминает тело современного дельфина (скелет представлен в зале мезозоя). А если так, то археоптерикс - промежуточное звено между двумя или может быть сразу между четырьмя группами животных? Заметим еще, что в тех же слоях осадочных отложений, где были найдены останки археоптериксов, находят и останки вполне полноценных, обычных птиц. Поэтому археоптериксы и эти птицы жили одновременно, а найденные археоптериксы предками птиц не были.

В зале кайнозоя можно найти знаменитую "лошадиную серию". Нам демонстрируется, как четырехпалое животное герикотерий превращалось сначала в трехпалую лошадь и затем - в обыкновенную. Но в этой ситуации, так же как и в ситуации с археоптериксами, предки (трехпалые лошади) жили параллельно с потомками, а герикотерии, как считают многие специалисты, вообще к лошадям не имеют отношения (3 ).

Промежуточные формы (точнее виды, являющиеся гипотетическими кандидатами в промежуточные формы) немногочисленны, поэтому и в экспозиции музея они отнюдь не пестрят пред глазами. Но и о тех, которых нашли палеонтологи, нельзя точно сказать, являются ли они промежуточными или т.н. мозаичными формами. Пример такой формы - знаменитый утконос, обладающий свойствами млекопитающего - кормит детенышей молоком, но высиживает яйца, как рептилия или птица. Другой пример - крокодил, имеющий в отличие от остальных рептилий, не трехкамерное, а четырехкамерное сердце, как млекопитающие и т.д. Такие комбинации признаков (мозаики) даже самими эволюционистами не оцениваются в качестве признака промежуточности. И никто из них, насколько известно, еще не пытался вести линию эволюции млекопитающих от утконосов или крокодилов. Так как же доказать, что и обнаруженные немногочисленные ископаемые кандидаты на "промежуточность" не являются мозаиками? Без этого доказательства отсутствует главное свидетельство эволюции.

Кем же являются обнаруженные кандидаты в промежуточные формы? По мнению специалистов, поскольку ни в одном случае нахождения таких кандидатов не зарегистрировано промежуточного состояния самих признаков их строения (например, так было бы, если бы археоптерикс был покрыт получешуей-полуперьями (2)), все они могут быть оценены как мозаики (3).

Зал кайнозоя представляет нам две важные диаграммы, резюмирующие результаты поиска промежуточных форм самими эволюционистами (2). На первой диаграмме видим попытку представить эволюцию отрядов млекопитающих. Пунктиром обозначены недостающие промежуточные звенья. Ни одной сплошной жирной линии, идущей от гипотетических предков млекопитающих не прослеживается.

На второй диаграмме - попытка проследить предков разных представителей отряда китообразных. И та же картина отсутствия сплошных линий, ведущих от предков китообразных к современным представителям разных семейств этих животных. Пунктиром обозначены отсутствующие звенья.

Стенд эволюции человека, находящийся в том же зале, также представляет нам аналогичную картину отсутствия промежуточных форм. При том, что теоретическая схема эволюции человека (схема Джохонсона-Уайта) присутствует на стенде, нельзя не обратить внимание на то, что в экспозиции эволюции человека мы находим отсутствие экспонируемых скелетов предков человека, представленных на схеме. Исключение составляют скелет обыкновенной обезьяны (крайний справа) и "скелет" афарского австралопитека - Люси Джохансона (крайний слева - о нем несколько позже).

Сам этот факт не может не вызвать недоумения у трезвомыслящего посетителя. С одной стороны процесс эволюции от обезьяны до человека (если он имел место) не мог не длиться очень долго (от обезьяны до человека - дистанция не малая, особенно если учесть психологические различия), с другой - недостатка в полных скелетах ( и прекрасной сохранности) многих других животных, живших, по мнению эволюционистов, в кайнозое (в это время шла эволюция человека, как считают эволюционисты), в музее нет. В зале кайнозоя – прекрасно сохранившиеся скелеты пещерных медведей, гигантского ленивца, большерогого оленя и многих других ископаемых животных.

Если так, то почему не экспонируются полные скелеты человеческих предков? Дело в том, что их просто нет. Нет не только в музее, но нет нигде вообще... Полные скелеты людей существуют (homo sapiеns, неандертальцев, homo erectus). Полные скелеты древних обезьян тоже существуют, но до сих не нашли еще нигде ни одного полного скелета промежуточных звеньев.

На каком уровне представлены находки этих «промежуточных» существ, красноречиво говорит нам самый «полный» комплект костей (40% скелета) афарского австралопитека ("Люси"), экспонируемый в музее. Удручающую картину дополняют сведения о том, как найдены костные останки этой "дамы". Во-первых, в настоящее время не все антропологи уверены, что все найденные кости из комплекта под названием "Люси" принадлежат к одному живому существу, а не к нескольким, причем относящимся к разным видам (3). Надо также заметить, что экспонируемые в виде скелета кости найдены не вместе, а часть их (часть таза и верхняя часть черепа) были найдены Джохансоном в верхнем слое, лежавшем выше основной находки, который образовался по эволюционным меркам, примерно на 500 тысяч лет позже (10 ). Но Джохансон посчитал и нижние и верхние косточки, принадлежащими к одному виду животных. И поэтому счел возможным осуществить их соединение в одном гипотетическом скелете.

Самым главным аргументом в пользу того, что Люси есть промежуточное звено между человеком и обезьяной, является строение костей ее коленного сустава, который был реставрирован на основе найденных фрагментов. Его структура, по мнению Джохансона - свидетельствует о том, что Люси обладала прямой походкой ("уже слезла с деревьев"), впрочем, результаты и интерпретация Джохансоном (3, 10) этой реставрации также не признаются однозначно всеми антропологами. Помимо этого даже эволюционисты считают, что в скелете Люси наличествуют явные признаки жизни на деревьях, а не на земле (11). При такой, мягко говоря, противоречивой и неоднозначной ситуации, наверное, не стоило бы экспонировать Люси в залах музея, наполненного великолепно сохранившимися целыми скелетами. Но делать нечего, других более полных находок предков человека просто нет. Остальные члены компании «Люси и ребята» представлены гораздо более скудными наборами косточек (3), при этом принадлежность всех косточек одному существу в каждом случае так же, как и в случае с Люси, может быть оспорена.[2] Заметим, что и со следующим звеном эволюционной лестницы - homo habilis-ом ситуация аналогичная (10).

Итак, экспозиция музея продемонстрировала нам отсутствие промежуточных форм, искомых эволюционистами. Заметим, что притом, что в настоящее время найдены останки не менее 250000 отдельных вымерших ископаемых видов организмов, число промежуточных форм между ними при дарвиновском механизме эволюции должно было бы составить никак не меньшее число. Отсутствие промежуточных форм - факт, с которым приходится мириться современным эволюционистам. И они пытаются его объяснять разными способами. Как они это делают - не станем рассматривать (все эти рассуждения не без изъянов (2, 3, 12)), но сегодня вспомним еще раз про теорию Атлантиды и еще раз вспомним, что любая теория хорошо объясняющая, как наличие подтверждающих ее фактов, так и их отсутствие, лежит вне рамок научного метода познания.

Здравствуйте, динозавры...

Сколько лет скелетам динозавров? Любой "грамотный" эволюционист тут же, не моргнув, назовет вам цифры, указывающие на многие десятки миллионов лет...

Но можно ли померить возраста скелетов, демонстрируемых в Палеонтологическом музее непосредственно, проанализировав сам состав костей? Перед нами голова скелета тиранозавра (зал мезозоя), жившего, как говорят эволюционисты, в меловом периоде (не менее 60 млн. лет тому назад). Нельзя не обратить внимания на беловатый, светлый цвет его костей. Кости кажутся даже не окаменевшими. Каковы они на самом деле - не ясно, в силу того, что окаменение (превращение в камень) костей динозавров иногда оказывается неполным. В 1997 году палеонтолог М. Швейцер обнаружила, что кости экспонировавшегося в одном из музеев тиранозавра (эволюционный «возраст» 65 млн. лет), окаменели не полностью, и при анализе обнаружила в них сохранивший свою эмуннологическую активность гемоглобин (13). По мнению специалистов, задача поиска биологически активных белков (гемоглобина и проч.), специфичных для рептилий, в их ископаемых костях возрастом 65 млн. лет равносильна поиску таких белков в булыжнике, взятом из мостовой (14 ) – тем не менее там они нередко обнаруживаются – см. обзор (15 ).

В 2005 году М. Швейцер опубликовала статью, в которой представила результаты исследования костей еще нескольких динозавров, в которых она обнаружила сохранившиеся мягкие ткани, в частности, останки клеток - эритроцитов, сохранивших свою элиптическую форму и красный цвет по сей день (16). На фотографии, опубликованной в указанной статье – воочию видим эритроциты тиранозавра (17). Так может быть динозаврам все-таки не 65 млн. лет, а поменьше?

Список литературы

1. Прот.Константин Буфеев. Православное вероучение и теория эволюции, М., 2003.

2. Лаломов А.В. Пешком в прошлое - или прогулка по залам Палеонтологического музея - в альманахе "Божественное откровение и современная наука" N2, 2005.

3. Юнкер Р., Шерер З. История происхождения и развития жизни, Минск, 1997).

4. Шубин С.В. Скорость накопления осадочных отложений по данным палеонтологии - в альм. "Божественное откровение и современная наука", вып.1, М., 2001.

5. Шугаев М., Колчуринский Н. Антропный принцип и Православное мировоззрение. - в альм. «Божественное откровение и современная наука» , №2, Москва, 2005.

6. Виолован Константин, Лисовский Анатолий. Проблемы абиогенеза как ключ к пониманию несостоятельности эволюционной гипотезы - в альм. "Божественное откровение и современная наука", вып.2, М., 2005.

7.Моррис Г. Библейские основания современной науки. С.-П., 1995.

8. Хэм К., Сарфати Дж., Виланд К. Книга ответов. Симферополь, 2000.

9.Камни вопиют. (видеофильм). Христианский научно-апологетический центр, Симферополь, 2002.

10.Мелерт А.В. Австралопитековые - вымершие обезьяны Африки: новый взгляд на их статус? // Сотворение, №1, М., 2002.

11. Хрисанфова Е.Н. и Перевозчиков И.В. Антропология, М., 1991.

12. Дж.Сарфати. Несостоятельность теории эволюции, Симферополь, 2001,

13. Schweitzer M.H. et. al., Heme compounds in dinosaur trabecular bone // Proc. Natl. Acad. Sci. U.S.A. 1997. V. 94. № 12. P. 6291–6296. ).

14. Лунный А.Н. Противоречие между данными молекулярной палеонтологии и эволюционными представлениями о возрасте ископаемых останков. Обзор последних научных исследований. - В кн. "Православное осмысление творения мира" / под ред. иер.Константина Буфеева, М., 2005. Есть на www. slovotech.narod.ru.

15. Лунный А.Н. Молекулярно-клеточная палеонтология на 2007 год: свидетельства о малом возрасте земли. (Божественное откровение и современная наука, вып.3, М., 2007 ). Есть на www.slovotech.narod.ru.

16.Schweitzer M.H., Wittmeyer J.L., Horner J.R., Toporski J.K. Soft-Tissue Vessels and Cellular Preservation in Tyrannosaurus rex // Science. 2005. V. 307. № 5717. P. 1952–1955.

17. Schweitzer M.H., Wittmeyer J.L., Horner J.R., Toporski J.K. Soft-Tissue Vessels and Cellular Preservation in Tyrannosaurus rex. 2005. Supporting Online Material (www.sciencemag.org/cgi/content/full/307/5717/1952/DC1).

[1] Феноменальная сохранность останков древних организмов и следов их жизнедеятельности, а также кладбища их останков объясняются некоторыми эволюционистами следующим образом. На протяжении многомиллионной истории Земли происходили время от времени гигантские катастрофы, которые перемежались с долгими периодами (миллионы лет) относительного спокойствия, во время которых шли процессы биологической эволюции и происходило медленное образование осадков, которое происходило в основном за счет выброса реками в моря и озера продуктов эрозии. Окаменелости – свидетельства этих неоднократных катастроф и с другой стороны - эволюции жизни на Земле.

Однако такая точка зрения вместе с точкой зрения классического униформизма наталкивается на ряд затруднений: 1.Отсутствуют следы рек, текших в палеозойскую и мезозойскую эры (7). 2.Отсутствуют следы древних почв, которые обязательно должны были образовываться при длительных спокойных промежутках (8 - с.192). 3.Отсутствуют следы длительной эрозии на стыках формаций, различающихся по своим возрастам на многие десятки миллионов лет (8 - с.193). 4.Существуют места, в которых породы необъяснимым для эволюционистов образом залегают в инвертированном порядке- более древние над более молодыми (7, 9). По поводу первых трех контраргументов сторонники этой концепции, разумеется, могут сказать – “все было, только водой смыло”. Но здесь снова возникает ситуация, аналогичная ситуации с погибшей Анлантидой. По поводу четвертого могут сказать, лишь что “сейчас пока не знаем, но потом когда-нибудь сможем объяснить”. Обещания, как известно, - плохой аргумент в научных спорах, ничего не стоящий…

[2] О том, что афарские австралопитеки вообще не могут быть притендентами на статус предков человека был окончательно решен в 2007г. (см. очерк “Конец Люси – конец теории антропогенеза?”

(Эволюционная антропология проводит 2007 год у разбитого корыта.)).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий