регистрация /  вход

Покорение космоса (стр. 1 из 3)

Реферат

Покорение космоса


План

1. Остроумные выдумки фантастов всех времён и народов

2. Научная фантастика - неизменная спутница и предшественница научных трудов и изобретений Константина Эдуардовича Циолковского

3. Воплощение мечты

4. Судьбоносное совпадение

Список использованной литературы


1. Остроумные выдумки фантастов всех времён и народов

Фантазия есть качество величайшей ценности…

У каждого человека, как и у всего человечества, есть свои заветные мечты и желания.

Завоевать межпланетные пространства, проникнуть в иные миры – одно из давнишних мечтаний обитателей земного шара. И в самом деле, неужели человек обречён довольствоваться лишь одной крупинкой мироздания – маленькой Землёй? Фантасты бередили самолюбие обитателей нашей планеты. Учёные искали способы достичь звёздных миров или, по крайней мере, хотя бы Луны. В отважных умах рождались различные догадки, то научные, то фантастические.

Так, весёлый гасконец – французский поэт XVII века Сирано де Бержерак (1619-1655) в романе «Иной свет, или Государства и империи Луны», изданном уже после смерти поэта в 1657 году выдумал целых семь способов полёта на Луну - один удивительнее другого. Он, например, предлагал «сесть на железный круг и, взяв большой магнит, забросить вверх его высоко, пока не будет видеть око: он за собой железо приманит. Вот средство верное. А лишь он вас притянет, схватить его быстрей и вверх опять… Так поднимать он бесконечно станет»[1] . Или, заметив, что от Луны зависят приливы и отливы, рекомендовал: «В тот час, когда волна морская всей силой тянется к Луне»[2] , выкупаться, лечь на берегу и ждать, пока сама Луна не притянет вас к себе. Но один из советов Бержерака был не так уж далёк от истины. Это способ номер три: «…Устроивши сперва кобылку на стальных пружинах, усесться на неё и, порохом взорвав, вмиг очутиться в голубых равнинах»[3] . Он же написал роман «Государства и империи Солнца», в его же произведениях появилась первая космическая ракета.

Английский писатель Джонатан Свифт (1667-1745) в своей знаменитой книге «Путешествия Лемюэля Гулливера», изданной в 1726 году впервые рассказывает об искусственном летающем острове.

Один из создателей жанра научной фантастики французский писатель Жюль Верн (1828-1905) в романе «С Земли на Луну», написанном в 1865 году, послал своих выдуманных героев на Луну в пушечном ядре. Некоторые научные идеи писателя оказались впоследствии воплощёнными в действительность. Так, например, снаряд Бабикена имеет удивительные совпадения (приблизительно одинаковые размеры и вес) с американским космическим кораблём «Аполлон-8». Высота снаряда «Колумбиады» - 3,65 метра, вес – 5,547 килограмм, а высота «Аполлона» - 3,60 метра, вес – 5,621 килограмм. «Аполлон-8» облетел Луну тоже в декабре и приводнился в четырёх километрах от точки, указанной писателем-фантастом. Не только число участников перелёта, место старта и финиша, траектория, размеры и вес алюминиевого цилиндрического снаряда были почти точно предугаданы, но и сопротивление атмосферы и регенерация воздуха. И даже телескоп с пятиметровым диаметром на вершине Лонгспик в Скалистых горах у писателя фантаста по параметрам и разрешающей способности удивительно похож на тот, который ныне установлен в Маунт-Паломарской астрономической обсерватории в штате Калифорния в США. Всё это было предусмотрено в романе, опередившем реальные возможности человечества более чем на сто лет![4]

Классик научно-фантастической литературы английский писатель Герберт Уэллс (1866-1946) в романе «Первые люди на Луне», написанном в 1901 году, заставил своего героя изобрести особое удивительное вещество кэворит (кейворит), не пропускающее будто бы земного притяжения. Окружив этим веществом летательный аппарат, герой Уэллса покинул Землю и устремился к Луне, открыв для этого «кэворитовые» заслонки на той стороне своего снаряда, которая была обращена к древнему спутнику Земли[5] . А в романе «Освобождённый мир» писатель впервые упоминает самолёты с двигателем на ядерном топливе. В своих произведениях Герберт Уэллс опирался на новейшие естественнонаучные достижения того времени.

Романистами были выдуманы и ещё разные способы космических полётов, но…наука опровергала все эти остроумные выдумки фантастов.

2. Научная фантастика - неизменная спутница и предшественница научных трудов и изобретений Константина Эдуардовича Циолковского

Когда бессильна наука – властвует фантастика. Она впереди науки, как мечта, которая всегда опережает действительность[6] .

В. Губарев

17 сентября 1857 года в селе Ижевское Рязанской области в семье Циолковских родился мальчик, а назвали его Константин. И никому тогда ещё не было известно, что родился великий человек – основоположник современной космонавтики. «Мне представляется…, что основные идеи и любовь к вечному стремлению туда – к Солнцу, к освобождению от цепей тяготения, во мне заложены чуть ли не с рождения»[7] , - писал в воспоминаниях К.Э.Циолковский.

Детство и юность Циолковского прошли в Рязани и Вятке. Совсем ещё мальчиком он самостоятельно прошёл физику, математику и изучал всевозможные технические открытия. Когда ему было четырнадцать лет, он уже склеил из бумаги аэростат и наполнил его дымом. Потом он увлёкся мечтой построить аппарат, летающий при помощи машущих крыльев. Он с головой ушёл в изобретательство: строил токарные станки, мастерил модели летающих машин, хотя тогда ещё и в помине не было аэропланов. В пятнадцать лет Костя Циолковский задумал создать большой управляемый воздушный шар с металлической оболочкой. С тех пор он уже не расставался с мечтой о металлическом аэростате и горячо принялся за вычисления. В это же время его стали занимать мечты о полёте человека в космические, межзвёздные просторы. Сначала он думал - необходимо использовать центробежную силу, но вскоре понял, что избрал неверный путь.

В шестнадцать лет он приезжает в Москву, где занимается самообразованием в библиотеках. О тех годах он писал: «Первый год я проходил тщательно и систематически курс начальной математики и физики… На второй год занялся высшей математикой… Стал интересоваться физикой, химией, механикой, астрономией и так далее. Книг было, правда, мало и я больше погружался в собственные мои мысли… Я не останавливаясь думал, исходя из прочитанного. Многого я не понимал, объяснить было некому и невозможно при моем недостатке (после перенесённой в десять лет скарлатины Константан Эдуардович почти полностью потерял слух). Это тем более возбуждало самодеятельность ума…»[8] . Он ещё не знал, что знания потребуются ему для решения одной из самых загадочных проблем века.

Когда бессильна наука – властвует фантастика. Она впереди науки, как мечта, которая всегда опережает действительность.

«Стремление к космическим путешествиям заложено во мне известным фантазёром Ж.Верном. Он пробудил работу мозга в этом направлении. Явились желания. За желаниями возникла деятельность ума»[9] , - вспоминал К.Э.Циолковский. Научная фантастика, неизменная спутница, а подчас предшественница выдающихся научных трудов и изобретений Циолковского, она характерна для всего его творчества.

Мечта о космосе! Это, конечно, была фантастика. Тем не менее, молодой Циолковский замечает: «Особенно меня мучил такой вопрос – нельзя ли применить центробежную силу для того, чтобы подняться за атмосферу, в небесное пространство?»[10] Ещё в юности «был момент, когда мне показалось, что я решил этот вопрос… в 16 лет»[11] , писал Циолковский. «Я был в восторге от своего изобретения, не мог усидеть на месте… Ночь не спал – бродил по Москве, и всё думал о великих следствиях моего открытия. Но, увы, ещё дорогой я понял, что я заблуждаюсь… Однако недолгий восторг был так силён, что я всю жизнь видел этот прибор во сне… Я видел во сне, что я поднимаюсь к звёздам на моей машине и чувствовал такой же восторг, как в ту незапамятную ночь!»[12] .

Но он не чистый мечтатель. Он проводит опыты, используя подопытных мышей, цыплят, а также насекомых. К.Э.Циолковский определял, какое действие оказывает ускорение силы тяжести на животные организмы. В тетрадке юношеских лет будущий учёный записывает соображение о желательности постановки других опытов и исследований, делая эскизы и схемы новых приборов для этой цели. Он вновь проводит опыты. Самые первые опыты по космической медицине: «Я… делал опыты с разными животными, подвергал их действию усиленной тяжести на особых центробежных машинах»[13] . Так, вес цыплёнка он увеличивал в 10 раз. Именно с десятикратными перегрузками встретились космонавты при первых полётах.

Научно-фантастические произведения К.Э.Циолковского в процессе его исследовательской работы были подчас как бы первой, начальной «прикидкой» разработки новых идей. Об этой последовательности творческого процесса замечательно сказал сам учёный: «сначала неизбежно идут мысль, фантазия, сказка. За ними шествует научный расчёт. И уже в конце концов исполнение венчает мысль»[14] .

Для своих научно-фантастических произведений Циолковский умел находить поразительно яркие краски и слова. И в то же время автор оставался всецело на научной почве. Его произведения пронизаны глубоким убеждением, что именно к этим смелым его идеям обязательно придёт, пусть, как он полагал, в отдалённом будущем, человечество. Эта непоколебимая убеждённость, выраженная в увлекательной форме, невольно заставляет задуматься над рисуемой автором картиной грядущего освоения Космоса.

Очень увлекательны его описания лунных пейзажей, путешествий по Луне и его фантазии относительно прыгающих лунных животных или животно-растений, которые прячутся в ущельях или бегут за солнцем, чтобы уйти от надвигающегося холода лунной ночи. Даже эти фантазии кажутся уместными, так как при всей своей неправдоподобности они смягчают картину суровой обстановки природы Луны в фантастической повести Циолковского «На Луне».