Гендерный аспект в образовании

Становление полоролевой идентичности в юношеском возрасте. Теория социального научения и ее разновидность. Теория социальных ролей Игли. Степень взаимодействия педагогики и гендера. Полоролевая социализация девочек и мальчиков. Гендерная стратегия России.

План

Введение

1. Становление полоролевой идентичности в юношеском возрасте

2. Гендер в образовании

3. Роль образования в достижении гендерной справедливости

4. Гендерная стратегия РФ

Заключение

Список литературы


Введение

Современное российское общество находится сегодня на этапе демократического развития. Один из основных принципов демократического общества - это признание равных прав женщин и мужчин во всех областях и создание условий для их реализации. Современная концепция демократии исходит из того, что без достижения гендерного равенства невозможно построение полностью демократического общества. Только воспитание, основанное на равноправии полов, способно сформировать эгалитарное сознание у будущих граждан. Открытому демократическому обществу необходимы такие качества, как толерантность, критическое мышление, независимость. Без гендерного образования эти качества мы не сможем воспитать в наших учениках, так как не сможем сформировать у них гармоничные гендерные отношения. Гендерная педагогика создает другой взгляд на мир, на свою собственную роль в обществе, на отношения с другими людьми, с представителями другого пола, что приводит к серьезным изменениям в мировоззрении, к формированию более активной гражданской позиции, в конечном счете - к изменению общественного сознания.

Эта проблема обретает очень актуальное звучание в условиях обновления исторического и обществоведческого образования, модернизации общеобразовательной школы, в концепции которой подчеркивается, что важнейшей задачей воспитания является формирование у школьников гражданской ответственности, правового самосознания, духовности и культуры, инициативности, самостоятельности, толерантности, способности к успешной социализации в обществе и активной адаптации на рынке труда. Следовательно, гендерное образование решает множество важных социальных задач, и необходимость его развития не должна вызывать сомнений. Гендерная педагогика должна стать необходимым компонентом гражданского образования.

В настоящее время в нашей стране наблюдается достаточно активный процесс интеграции гендерных курсов в систему высшего образования. Однако в среднем школьном образовании их преподавание является еще большой редкостью. На Западе же гендерное образование и воспитание начинаются с детского сада и школы. И это не случайно, так как только воспитание, ориентированное на равноправие полов, способно сформировать эгалитарное сознание у подрастающего поколения.

Рассмотрев актуальность темы, поставим цель курсовой работы: проанализировать гендерный аспект в образовании.

Задачи курсовой работы:

- рассмотреть становление полоролевой идентичности в юношеском возрасте;

- рассмотреть гендер в образовании;

- рассмотреть роль образования в достижении гендерной справедливости;

- рассмотреть гендерную стратегию РФ.


1. Становление полоролевой идентичности в юношеском возрасте

Типично мужской образ — это набор черт, связанный с социально неограничивающим стилем поведения, компетенцией и рациональными способностями, активностью и эффективностью. Типично женский образ, напротив, включает социальные и коммуникативные умения, теплоту и эмоциональную поддержку. При этом чрезмерная акцентуация как типично маскулинных, так и типично фемининных черт приобретает уже негативную оценочную окраску: типично отрицательными качествами мужчины признаются грубость, авторитаризм, излишний рационализм и т.п., женщин — формализм, пассивность, излишняя эмоциональность и т.п.

Становление психологического пола, т.е. принятие мальчиками и девочками мужской и женской роли осуществляется в процессе половой идентификации.

В течение жизни человека биологические факторы половой дифференциации дополняются социальными. Пол новорожденного задает взрослым определенную программу его воспитания. Происходит обучение ребенка половой роли в соответствии с культурными традициями данного общества. Сюда входит система стереотипов маскулинности и фемининности, т. е. представления о том, какими являются или должны быть мужчины и женщины.

Возникновение половой идентификации объясняется различными теориями. Так, Т.А. Репина[1] провела анализ теорий полоролевой социализации в западной психологии.

Традиционная психоаналитическая концепция, начиная с З. Фрейда, как известно, приписывает основную роль в половой дифференциации биологическим факторам и считает основным ее механизмом процесс идентификации ребенка с родителями. Традиционный психоанализ признает, что мужская и женская модели диаметрально противоположны по своим качествам и что личность тогда развивается гармонично, полноценно, когда она следует полоролевым моделям родителя своего пола, когда не нарушается ее половая идентификация.

Теория социального научения и ее разновидность — теория моделирования (А. Бандура, Р. Уолтере, X. Биллер), опираясь на бихевиористский принцип обусловливания, утверждает, что все зависит от родительских моделей, которым ребенок старается подражать, и от подкреплений, которые дают поведению ребенка родители. Как считают сторонники социального научения, ребенок идентифицирует себя не с одним из родителей, а с неким абстрактным образом мужчины и женщины, созданным им на основании многих наблюдений над соответствующим этому полу поведением взрослых. Причем важным для ребенка оказывается не сам по себе пол того, кому подражают, а информация о том, что поведение этого человека соответствует определенному полу.

Теория когнитивного развития (Л. Колберг), или теория самокатегоризации, не отрицая роли подкрепления, главным все же считает получаемую ребенком от взрослого информацию о полоролевом поведении и понимание ребенком своей половой принадлежности и ее необратимости. Эта теория подчеркивает познавательную сторону процесса идентификации.

Сначала ребенок узнает, что значит быть мужчиной или женщиной, затем определяет, кто он есть, и далее старается согласовать свое поведение с представлением о мужчине или женщине. Отсюда и важность для половой идентификации интеллектуального развития ребенка. Подкрепление же и моделирование начинают оказывать существенное влияние на формирование психологического пола только после того, как половая типизация уже произошла.

Теория социальных ролей А. Игли гласит, что многие тендерные различия являются продуктами разных социальных ролей, которые поддерживают или подавляют в мужчинах и женщинах определенные варианты поведения. Различные роли формируют различные навыки и аттитюды (установки), и именно это приводит к различному поведению мужчин и женщин. Из того, что мужчины и женщины занимаются разными делами, мы делаем заключение, что они разные люди.

Согласно новой психологии пола Е. Маккоби, К. Джеклин, С. Бем, основную роль в формировании психического пола и половой роли играют социальные ожидания общества, которые возникают в соответствии с конкретной социально-культурной матрицей и реализуются в процессе воспитания детей. Пол врожденный может лишь помочь определить потенциальное поведение человека, а главное — пол психологический, социальный, который усваивается прижизненно и на формирование которого оказывают большое влияние вариации половых ролей и соответствующие им социальные ожидания, присущие данной культуре. Психологические конструкты "маскулинности" и "фемининности" в этой концепции соотносятся с понятиями инструментальное™, что отражает способность к самоутверждению и компетентность, и экспрессивности, представляющей качества, традиционно связываемые с женственностью, например, забота, внимание к окружающим, эмоциональная экспрессивность и чувственность.

Как отмечают в обзорной статье Я.Л. Коломинский и М.X. Мелтсас,[2] полоролевая идентичность делится большинством авторов на две составляющие:

- половая идентичность — понимание принадлежности себя к определенному полу; единство сознания и поведения индивида, относящего себя к тому или иному полу;

- собственно полоролевая идентичность — знание и усвоения ролей мужчины и женщины.

В целом на полоролевую идентификацию влияет множество факторов, среди которых можно выделить: полоролевую идентификацию детей с родителями, влияние сверстников и влияние литературных произведений, кино и телевидения.[3] Процесс полоролевой идентификации приводит к формированию половой идентичности. Половая идентичность, т.е. осознанная принадлежность к определенному полу, согласно И. С. Кону - результат сложного биосоциального процесса, соединяющего онтогенез, половую социализацию и развитие самосознания.[4]

Половая идентичность основывается, с одной стороны, на соматических признаках (образ тела), а с другой - на поведенческих и характерологических свойствах, оцениваемых по степени их соответствия или несоответствия нормативному стереотипу маскулинности или фемининности. Причем, как и все прочие самооценки, они во многом производны от оценки окружающими. Особенно остро стоит эта проблема у юношей, у которых полоролевые нормативы и ожидания исключительно жестки и завышены. В детстве стимуляция со стороны взрослых преимущественно является негативной: не поощрение "мужских" проявлений, а наказание за "немужские".[5] В сочетании с недостатком ролевых моделей такое давление приводит к тому, что мальчик вынужден строить свою половую идентичность преимущественно на негативном основании: не быть похожим на девочек.

Девушкам "везет" больше. Отсутствие в культуре жесткого стереотипа "настоящей женщины", разнообразие представлений о подлинно женских качествах облегчают формирование полоролевой идентичности, давая девушке широкие возможности соответствовать стереотипу, оставаясь самой собой.

Половая идентификация — это стадиальный процесс. Однако, как полагают некоторые авторы,[6] завершение формирования полоролевых позиций происходит лишь в юношеском возрасте. У девушек резко усиливается интерес к своей внешности, возникает завышенная оценка ее значения, связанная с ростом самооценки, увеличением потребности нравиться и обостренной оценкой своих и чужих успехов у противоположного пола. У юношей же возникает фетишизация силы и мужественности.

Центральный психологический процесс юношеского возраста - это формирование личностной идентичности, чувство индивидуальной самотождественности, преемственности и единства. Молодой человек открывает свой внутренний мир, обретает способность погружаться в себя. Ему предстоит построить свой собственный образ Я, основанный на рефлексии и как осознании своей непохожести на других, так и своей принадлежности к той или иной социальной группе, например, принадлежности к определенному полу, отказавшись от суммы идентификаций с разными значимыми людьми, осуществленными еще в детстве. Наибольший вклад в анализ этого процесса внес Э. Эриксон.[7] По Эриксону, формирование образа Я, овладение новыми социальными ролями, осуществляется на основе социальных и индивидуальных личностных выборов, идентификаций и самоопределений. Неспособность юноши к построению идентичности или связанные с ней трудности могут привести к ее "распылению" или же к путанице ролей. Также в 15-16 лет особенно сильно актуализируется проблема несовпадения реального Я и идеального Я.

Люди, окружающие подрастающего человека, служат ему моделью полоспецифического поведения и источником информации о половой роли. Безусловно важной представляется роль родителей в процессе полоролевой идентификации молодого человека. Тем более что последователи психоаналитического направления утверждают, что именно родитель одного с ребенком пола является основной моделью для подражания. В психоаналитической парадигме ребенок строит свою полоролевую идентичность на основе идентификации себя с родителем своего пола. В свете теории социального научения все зависит от родительских моделей, которым ребенок старается подражать, и от подкреплений, которые дают поведению ребенка родители. С точки зрения когнитивного развития ребенок получает от родителей информацию о полоролевом поведении. Теория социальных ролей подчеркивает важность разных социальных ролей, в которые включают ребенка родители, и, согласно новой психологии пола, для формирования полоролевой идентичности важны ожидания родителей.

В каждой культуре существуют свои стереотипы мужского и женского поведения, в то же время личный опыт человека может с ними не совпадать.

2. Гендер в образовании

Педагогика - наука о взаимодействии людей разного возраста в процессе передачи культуры от поколения к поколению в широком смысле слова. Центральным звеном и основой педагогической деятельности является воспитание. В процессе воспитания и взаимодействия с окружающей средой происходит социализация ребенка, то есть усвоение им элементов культуры, социальных норм и ценностей, принятых в обществе.

В отличие от стихийных и разнонаправленных воздействий факторов среды, воспитание является специальным, направленным, систематическим и организованным взаимодействием агентов (осознанно действующих лиц) с воспитанниками. В процессе воспитания создаются условия для эффективного развития и самореализации личности ребенка как залог максимальной самореализации личности взрослого в будущем.[8]

К социальным противоречиям российского общества последних 10-15 лет целесообразно отнести открытие больших возможностей для самореализации личности в условиях перехода к рыночным отношениям, с одной стороны, и высокий коэффициент невостребованности творческого потенциала огромного количества людей, с другой. Особенно ярко это противоречие проявляется в женском социуме.

Из двух глобальных жизненных стратегий поведения, возможных в эпохи социальных трансформаций, - выживания и развития, женщины, как правило, выбирали наименее перспективную - выживания. Некоторые российские ученые (Г. Силласте, С. Айвазова) сформулировали тезис о недостаточной эффективности или невостребованности потенциала 53% населения страны.

В том, что современные российские женщины практически вытеснены из сферы управления политикой, экономикой, бизнесом, наукой, лишены доступа к финансовым и природным ресурсам, высокооплачиваемым рабочим местам, немаловажную роль сыграли системы мотиваций и ценностей общества, господствующие в массовом сознании стереотипы мужественности и женственности, статусные роли полов в обществе.

Предметом исследования тендерной педагогики наряду с другими выступает проблема коррекции процесса социализации молодежи в зависимости от пола в эпоху глобальных социально-экономических и культурологических трансформаций.

Изменение парадигмы исследований гендерной социализации молодежи отражает объективные процессы, отмечаемые во всех индустриальных и постиндустриальных культурах мира. Так же, как и многие российские исследователи (И. Кон, О. Здравомыслова-Стоюнина, Н. Римашевская, Л. Попова, Т. Клименкова, Т. Журженко, Н. Давыдова, С. Айвазова, Г. Силласте и др.), Л.Штылева считает, что наиболее заметными из них являются:

1. Ломка традиционной системы тендерной стратификации, резкое ослабление поляризации женской и мужской социальных ролей.

Традиционное тендерное разделение труда потеряло жесткость и нормативность, большинство социальных ролей вообще не дифференцируются по половому признаку. Общая трудовая деятельность и совместное обучение в значительной степени нивелируют различия в нормах поведения и психологии женщин и мужчин.

Разумеется, все еще существуют преимущественно мужские и женские профессии, сохраняются различия мужских и женских ролей в семье и т.д. Но они все чаще воспринимаются не как проявление естественного порядка вещей, а как простой эмпирический факт или следствие индивидуальных различий, не обязательно связанных с полом.

2. Изменяются сами культурные стереотипы маскулинности и фемининности. Они становятся менее жесткими и полярными, более внутренне противоречивыми, что выдает их конструктивистское происхождение. Традиционные черты в них переплетаются с новыми, значительно полнее учитывается разнообразие индивидуальных ситуаций.

И, что особенно важно, они значительно чаще, чем раньше, отражают женскую точку зрения.

3. Серьезные трансформации происходят в брачно-семейных отношениях.

По мере того как старые экономические и социальные функции семьи (как производительной единицы, ячейки потребления, основной среды социализации детей и др.) ослабевают и приобретают подчиненное значение, увеличивается ценность духовной и психологической близости между членами семьи, будь то супружеские или детско-родительские отношения.

Брак все более становится индивидуально избирательным, заключается по свободному выбору в отличие от браков по расчету и обязанности. Но и. устойчивость браков на основе психологической совместимости меньше. Растет вариативность брачных отношений, что соответствует росту ценности индивидуальности.

Общая тенденция, лежащая в основе трансформации семейно-брачных отношений, - изменение ценностных ориентиров, центром которых становится не семейная группа, а индивид. Эта переориентация затрагивает не только семейно-брачные, но и трудовые отношения, свободное общение, являясь результатом длительного исторического развития. Сдвиг в брачно-семейных отношениях, влияние акселерации закрепляются и передаются через изменения в системе тендерной социализации девушек и юношей.

Особенно отметим те глубокие изменения, которые происходят в культуре:

• Крах традиционных сексистских установок в отношении женщин и их псевдонаучного обоснования.

• Интеллигенция, а вслед за ней и другие слои общества перестают видеть в сексуальности нечто постыдное и низменное. Сексуальность признается таким же неотъемлемым качеством личности, как и все другие.

• Происходит перестройка телесного канона и канона языка. Ослабели культурные запреты в отношении наготы, вошли в оборот некоторые слова, которые ранее считались непристойными.

Изменение отношения к телу связано с общим изменением отношения к эмоциям. "Воспитание чувств" в сегодняшнем понимании означает не только способность контролировать и сдерживать, но и выражать свои чувства, слушать "веление сердца".

Как в каждой переходной культуре, эти явления иногда приобретают гипертрофированные, уродливые, экстремистские формы. Но это не дает оснований их не замечать или делать вид, что ничего не происходит.

Очевидно, что педагогика в целом и воспитание, как педагогическое явление, нуждаются в осмыслении обозначенных противоречивых изменений и корректировке своих позиций в вопросах полоролевой (воспользуемся пока этим привычным термином) социализации воспитанников.

Также очевидно, что воспроизводимые школой через образование жесткие стандарты традиционной культуры в отношении женственности и мужественности являются анахронизмом и становятся объективным препятствием для эффективной социализации воспитанников в мире меняющихся социальных феноменов.[9]

Следует допустить, что отечественной педагогикой в предшествующем периоде упущен из виду один из важных аспектов социализации индивида, которому в западном научном мире в последние 20 лет уделяется большое внимание и присвоен специальный термин - "гендер".

По нашему мнению, смысл понятия "гендер" заключается прежде всего в идее социального моделирования или конструирования пола (в отличие от биологического пола, который задается генетически). Социальный пол конструируется социальной практикой. Общество формирует систему норм поведения, предписывающую выполнение определенных ролей в зависимости от биологического пола индивида. Соответственно, возникает жесткий ряд представлений о том, что есть "мужское" и что есть "женское" в данном обществе.

Внедрение категории "гендер" в педагогический процесс имеет принципиальное значение, поскольку в школе формируются многие представления о профессиональном самоопределении, жизненной стратегии, доступе к ресурсам и власти, имеющие в основе социополовую ориентацию. Развитие тендерного образования в школе позволит сформировать представление о том, что пол не является основанием для дискриминации по какому-либо критерию или показателю, что он дает возможность женщине и мужчине пользоваться правами человека во всей полноте этого понятия, рождает силы для взламывания "стеклянных потолков", свободного выбора путей и форм самореализации на уровне своей неповторимой индивидуальности.

Но пока тендерные подходы в педагогике воспринимаются как научная экзотика. Для понимания и профессионального участия в процессе тендерной социализации детей педагогу необходим соответствующий методологический и методический аппарат, содержащий систему научных знаний о тендере, педагогических аспектах воспитания и образования как тендерных технологиях, факторах, условиях и критериях эффективной тендерной социализации школьников, соответствующий предмету профессиональный язык.

Разработка нового направления в науке, как правило, приводит к рождению новых терминов, новых категорий.

С целью определения степени взаимодействия педагогики и тендера, как сложных социальных и научных категорий, вводится понятие "гендерное измерение в образовании".

Под образованием мы подразумеваем процесс и результат усвоения человеком навыков, умений и теоретических знаний. Образование школьника происходит в процессе обучения и воспитания, педагогического взаимодействия с учителями, одноклассниками, различными субъектами школьной среды.

Под "гендерным измерением в образовании" мы подразумеваем оценку последствий и результатов воздействия воспитательных усилий педагогов на положение и развитие мальчиков и девочек, осознание ими своей идентичности, выбор идеалов и жизненных целей, статус детей в школьном коллективе, группе сверстников в зависимости от биологического пола. Необходимость введения категории "гендерное измерение в образовании" обусловлена следующими факторами.

Во-первых, в последнее десятилетие именно гендерное измерение становится все более важным в оценке основных детерминант и болевых точек процессов общественного и личностного развития.

Во-вторых, в педагогической теории до сих пор отсутствует направление, изучающее становление тендерной идентичности, несмотря на его безусловное значение для гармоничного и полноценного развития личности, общества.

Традиционная полоролевая социализация девочек и мальчиков, в которой активно участвует школа, продолжает воспроизводить патриархатные стереотипы взаимодействия полов в общественной и приватной сферах. Эти стереотипы все чаще вступают в противоречие с реальными трансформациями тендерных отношений в современном российском обществе, становятся препятствием для раскрытия индивидуальностей, равноправия полов, устойчивого развития демократических отношений.

Школа должна давать ученикам возможность развивать индивидуальные способности и интересы, независимо от принадлежности к тому или иному полу, противостоять традиционным стандартам в отношении полов. Для этого педагогический коллектив должен обладать тендерной чувствительностью, владеть методикой тендерного подхода к процессу тендерной социализации девочек и мальчиков.

Осуществлять тендерный подход в образовании детей - это значит действовать с пониманием социального, конструктивистского происхождения категорий "мужского" и "женского" в обществе, ставить личность и индивидуальность ребенка в развитии и воспитании выше традиционных рамок пола.

Под "тендерной чувствительностью" мы подразумеваем способность педагога воспринимать, осознавать и моделировать воздействие вербальных, невербальных и предметных влияний социальной среды, методов и форм работы с детьми на формирование тендерной идентичности ребенка, способность улавливать и реагировать на любые проявления дискриминации по признаку пола (сексизма).

В-третьих, рождение новых педагогических терминов связано с тем, что иные, на первый взгляд, близкие по значению термины: "половое воспитание", "полоролевое воспитание", "полоролевая социализация" и их вариации, не только не отражают сути предмета, но затрудняют его понимание, поскольку в российской культуре имеются многочисленные и неадекватные коннотации слова "пол".

С этой проблемой, судя по всему, сталкивались наши предшественники - авторы работ по половому воспитанию школьников в 60 - 80-е годы (Э.Г. Костяшкин, А.Г. Хрипкова, Д.В. Колесов, Л.Н. Тимойенко, Д.Н. Исаев, В.Е. Каган и др.). Многие из них указывали на взаимодействие природного и социального в становлении женственности и мужественности, на необходимость учета факторов социального окружения, влияния родителей, сверстников, значимых взрослых, специально организованного просвещения для девочек и мальчиков. Но, как правило, все их дальнейшие сентенции сводились к "природному предназначению" полов. Рекомендованное в методических пособиях содержание деятельности по "подготовке к половой роли" можно отнести к морализаторству о "современном мужчине и современной женщине", утверждению сложившейся половой сегрегации в сферах домашнего и общественного труда и информированию о половой гигиене.

Отсутствие в профессиональном и научном языке категории "тендер", соответствующей культурному корреляту пола, как теперь стало понятно, неизбежно приводило к дефициту языка, умолчанию собственно сути процесса конструирования женственности и мужественности на общественном, групповом и индивидуальном уровнях, роли в этом процессе педагогических технологий.

Возможно поэтому в структуре теории коммунистического воспитания "половое воспитание" занимало периферийное положение. В профессиональном педагогическом сознании оно более ассоциировалось с санпросветом и медико-гигиеническими аспектами половой жизни, нежели с педагогикой социальных процессов.

Разработка тендерных подходов в образовании, по нашему мнению, является новым шагом в развитии науки человековедения, педагогической антропологии. Задача разработки теории тендерного образования и воспитания состоит в том, чтобы, интегрируя и перерабатывая знания, полученные другими науками о человеке,

- выявить и показать обществу педагогические аспекты процесса тендерной социализации девочек и мальчиков как субъектов школьного воспитания, влияния сложных и многонаправленных взаимодействий с родителями, сверстниками, педагогами, материалом школьных учебников и курсов на становление тендерной идентичности индивидов обоего пола;

- проанализировать роль школы как социального института в тендерной социализации девочек и мальчиков, способствовать ликвидации дискриминации по полу, преодолению наиболее жестких тендерных стереотипов в педагогической школьной практике;

- выявить закономерности и методики педагогического влияния учителя на тендерные идентичности учеников, чтобы в процессе педагогического взаимодействия, корректируя влияние среды, расширять индивидуальные возможности самореализации учеников.[10]

Образование вносит вклад в формирование тендерной идеологии. Начиная с детского сада и до аспирантуры, все отношения внутри образовательных учреждений воспроизводят заложенные в культуре представления о женщинах как подчиненных, зависимых, почтительных и не стремящихся к достижениям, а о мужчинах как доминирующих, независимых и "достижительных". Этот процесс не является явной или намеренной целью образования, и немногие преподаватели осознают, что он происходит. Тем не менее, образовательные учреждения преподносят очень влиятельные уроки тендерных отношений. Дело в том, что помимо явно выраженного учебного плана, существует так называемый скрытый учебный план, который упрочивает сексистские определение женщин и мужчин. Скрытый учебный план - это, во-первых, организация самого учреждения, тендерные отношения на работе, тендерная стратификация учительской профессии. Во-вторых, сюда относится содержание предметов, а в-третьих, стиль преподавания. Эти три измерения скрытого учебного плана не просто отражают тендерные стереотипы, но и поддерживают тендерное неравенство, отдавая преимущество мужскому и доминантному и недооценивая женское и нетипичное. На существующее положение вещей, например, на стойкость тендерных стереотипов о способностях и образовательных предпочтениях женщин и мужчин влияет и популяризация выводов научных исследований. В свою очередь многие ученые строят свои гипотезы, инструментарий и выводы на предубеждениях к людям другого пола, не замечая сексистских установок в своем сознании. И появляются популярные статьи, научные и научно-популярные издания, в которых можно встретить следующие сентенции: "Мужчина любит глазами, а женщина - ушами", "Мужчина склонен к полигамии, а женщина к созданию крепкого семейного гнезда", "Сто различий между мужчинами и женщинами". Лучшим примером необъективной теоретической модели является психоаналитическая теория, сформулированная Фрейдом, на основе которой проектируются исследования, устанавливающие зависть к пенису, мазохизм или незрелость супер-эго у женщины. Авторы таких исследований изначально уверены, что пассивность является частью женской личности и женской сексуальности, и в связи с этим женская активность и независимость или мужская чувственность и преданность трактуются как патологии.

Организация учебных заведений - это не только коллектив и помещение, это еще и система правил, по которым люди взаимодействуют между собой, тот порядок, который позволяет им работать. Социальный порядок можно считать основным способом, с помощью которого ценности культуры передаются индивидам, чтобы те могли считать ту или иную организацию нормальной, то или иное устройство естественным и обычным, тем, что называется "в порядке вещей". Когда мы участвуем в жизни неких институтов и организаций, воплощающих определенное социальное устройство, нам кажется существующий там порядок естественным, и мы стараемся воспроизводить его в своей идентичности и своих действиях. Иными словами, институты нормализуют ценности культуры, причем нормализация, изоляция, очищение, дисциплинирование - это попытки наложить систему на изначально "нечистый" опыт, придать ему порядок, осмысленность в соответствии с тем, что требует от человека традиция, общество, стереотипы мышления и действия. Вот тут-то и содержится загвоздка: ведь если не распознать, не расколдовать эти требования тождества как сконструированные социально, то очень легко принять их за "естественные", стало быть, универсальные, неизменные, заданные раз и навсегда.

Каковы же особенности социального устройства образовательного учреждения? Во-первых, образовательные учреждения отражают тендерную стратификацию общества и культуры в целом, демонстрируя на своем примере неравный статус женщин и мужчин. Как правило, преподаватели, секретари и обслуживающий персонал - женщины, а директор школы или ректор университета - мужчины. Педагогический состав учреждений начального и среднего образования на 90% состоит из женщин. С повышением статуса образовательного учреждения от детского сада к университету число женщин-педагогов уменьшается. Во-вторых, образовательные учреждения не только предоставляют, но и ограничивают возможности карьеры. Ведь учащиеся видят на примере тех, с кем встречаются каждый день, что мужчины - это начальство, а женщины -подчиненные. Кроме того, некоторые предметы и дисциплины четко идентифицируются у студентов и школьников с полом преподавателя. Тем самым программируется и выбор профессии в зависимости от пола. Какие специальности предполагают осваивать современные школьники? По данным социологических исследований российской системы образования, проведенных в 1995-1997 годах Центром социологических исследований Министерства общего и профессионального образования РФ и Центром социального прогнозирования и маркетинга,[11] для юношей профессии по уровню их престижности следующим образом распределились по степени убывания: юрист, экономист, программист, медик, инженер, коммерсант, переводчик, научный работник. Последнее место в их предпочтениях занимают профессии педагога и психолога - ими желают стать всего 0.4% юношей. У девушек выбор профессий представлен следующими рангами (в порядке убывания): экономист, юрист, медик, переводчик, педагог и творческие профессии, инженер и психолог, коммерсант. Последнее место занимает профессия программиста (указали всего 0.3% опрошенных девушек).[12] Те учебные заведения, руководителем которых являются женщины, предоставляют чрезвычайно важный источник идентификации для студенток, которые имеют возможность видеть женщину в роли руководителя, а студенты-юноши убеждаются в том, что на ответственном посту могут быть как мужчины, так и женщины. В США есть много университетов, где работают и обучаются только женщины или только расовые меньшинства. На первый взгляд, такие учебные заведения воспроизводят сегрегацию по признаку пола и расы, однако, именно в женских и "черных" колледжах у студентов и преподавателей появляется возможность достичь успеха на основе своих способностей и желания, а не быть оттесненным в сторону из-за своих пола или цвета кожи. В таких учебных заведениях женщина или мужчина с темным цветом кожи, будучи профессором или ректором, могут выступать для студентов ролевой моделью успеха. В-третьих, в школах и училищах на уроках труда закрепляются стереотипы женской и мужской домашней работы.

Содержание учебного плана. Скрытый учебный план присутствует и в содержании предметов. Американские исследователи, начиная с 1970х гг., демонстрировали наличие сексизма в учебниках и в том языке, который используется на занятиях. В результате многих лет обсуждений публиковавшихся отчетов и рекомендаций планы и содержание учебников постепенно корректировались. В России таким исследованиям и изменениям еще предстоит состояться. Каковы же признаки гендерного неравенства, "запрятанного" в тексты учебных пособий, убранстве школьных аудиторий, языке урока? Во-первых, мужчины, в частности, белые мужчины представлены в качестве нормы, стандарта. Проведя анализ почти трех тысяч историй и рассказов, используемых в школьных учебниках, американские исследователи пришли к заключению, что соотношение числа упомянутых в них мужчин к числу женщин было три к одному. В биографиях, приводимых в учебных материалах, число мужчин превысило число женщин в шесть раз. Если мужчины преобладающие персонажи учебных текстов, школьники убеждаются в том, что доминирование мужчин - это и есть норма, общественный стандарт. Добавим, что среди школьных учителей в России, как и в США, преобладают женщины. Однако персонажи историй - не менее, а порой и более важные источники идентификации. Мужские персонажи оказываются более видимыми, активными и включенными в те сферы жизни, которые считаются весьма существенными для общества.

Кроме того, все крупнейшие этические учения и теории когнитивного развития основывались на исследованиях, касающихся исключительно мужчин и особенностей мужской социализации, несмотря на то, что в это же самое время женщины социализировались в абсолютно других условиях и по иным принципам. Эти различия в способах социализации, в правилах воспитания девочек и мальчиков вели к разным моральным ориентирам, тогда как теории преподносили "мужские" ценности как универсальные, единые для всего человечества. Самыми очевидными приоритетами феминной социализации, имеющими непосредственное отношение к оформлению нравственной позиции субъекта, являются забота о других и отзывчивость, внимание к их нуждам. Для маскулинной социализации, в свою очередь, характерен акцент на справедливости в отношении других и уважение их прав.

Неудивительно, что теория, созданная на основе жизненного опыта мужчин, измеряла и оценивала женщин как менее зрелых и менее приспособленных к жизни в обществе. Тем самым, моральное развитие мужчин представлялось как норма, и любой вопрос о множественности форм человеческой нравственности просто исключался из обсуждения.

Стереотипное изображение мужчин как нормы, активных и успешных, а женщин как невидимок (их просто нет, они отсутствуют в репрезентации) или маргинальных, пассивных и зависимых продолжает воспроизводиться в учебных материалах. Например, изложение истории по большей части построено на описании сражений и полководцев, теории семьи долгое время не замечали домашней работы женщин, учебники литературы упорно замалчивают существование женщин-писательниц в классическом и современном периодах. Доходит даже до таких курьезов: в одном из американских учебников мадам Кюри, дважды лауреат Нобелевской премии была упомянута как помощница своего мужа,[13] учебники литературы за 7-9 классы не содержат ни одного упоминания о женщинах-писательницах и поэтах. В учебнике А.С.Батуевым, Л.В.Соколовой и М.Г.Левитиным "Человек. Основы физиологии и психологии" (1998) для девятого класса школ на рис. 60 показан общий вид мышечной системы человека, а на рис.72 -изменение пропорций тела в процессе созревания. Оба рисунка изображают тело человека мужского пола. Изображение женского тела присутствует лишь в разрезе половой системы на рис.66. Этот же учебник предлагает следующие примеры одаренности в параграфе "Развитие способностей": Н.А. Римский-Корсаков, И.Е. Репин, В.И. Суриков, В.А. Серов, С.Т. Аксаков, И.А. Гончаров, А.П. Бородин (С.296). В этом списке одаренных людей, как видим, нет ни одной женщины. Параграф "Волевые качества личности" описывает стремление человека достичь цели, невзирая на препятствия: "Представим, что вы мечтаете стать в будущем летчиком, или моряком, или полярным исследователем. Для того чтобы ваши мечты превратились в реальность, нужно выполнить много условий: хорошо учиться, быть физически развитым, много знать и уметь и т.п. ... Воля участвует в формировании многих качеств личности - таких, как целеустремленность, настойчивость, выдержка, смелость, решительность, дисциплинированность и др." (С.301-302). Примеры профессий и упоминание физической силы вызывают ассоциацию с мужским жизненным опытом. Впоследствии авторы учебника заявляют напрямую: "Ответственность, чувство долга, физическая и нравственная сила, смелость, решительность и надежность - эти качества во все времена считались неотъемлемым атрибутом мужчины" (С.319). Тем самым способности к творчеству, науке, вообще к любым достижениям в общественной жизни приписываются мужчинам. В то же время о женщинах речь идет лишь в разделе "Подготовка мальчиков и девочек к семейной жизни". Здесь подробно описывается женское предназначение - "развитие девочки как будущей матери начинается еще с раннего детства; это проявляется в особенностях ее поведения, специфике интересов, выборе игр. Она любит играть в куклы: баюкает их, одевает, купает, возит в коляске, готовит для них еду и устраивает уютное жилище" (там же). Авторам будто бы невдомек, что дети обучаются тендерным ролям на примере взрослых - родителей и знакомых - Значимых и Обобщенных Других. Каковы последствия такой неадекватной репрезентации женщин в учебных материалах? Во-первых, учащиеся могут незаметно для самих себя прийти к выводу, что именно мужчины являются стандартом и именно они играют наиболее значимую роль в обществе и культуре. Во-вторых, тем самым ограничиваются знания учащихся о том, какой вклад внесли женщины в культуру, а также о тех сферах нашей жизни, которые по традиции считаются женскими. В-третьих, на индивидуальном уровне стереотипы, содержащиеся в образовательных программах, в большей степени поощряют на достижения мужчин, тогда как женщины выучивают модели поведения, в меньшей степени соотносящиеся с лидерством и управлением.[14]

Процесс обучения. Третья сторона скрытого учебного плана состоит в том, что коммуникационные процессы в образовательных учреждениях недооценивают женщин, их способ учиться и выражать знания. В 1982 г. Р.Холл и Б.Сэндлер провели первое исследование вербальных и невербальных коммуникационных практик в образовании. Скрытый учебный план был определен как мета-коммуникация - язык, посредством которого осуществляется социальный контроль. Это исследование стало классическим образцом подобных проектов, которые проводились в школах и колледжах, на образовательных сессиях для взрослых и в университетах. Было показано, в частности, что господствующие формы преподавания опираются на маскулинные способы общения. Прежде всего, это выражается в том, что, начиная с дошкольного возраста, педагоги поощряют мальчиков к самовыражению и активности, а девочек - к послушанию и прилежанию, опрятному внешнему виду. Российскими исследователями было отмечено, что наши соотечественники среди школьных предметов важнейшими для мальчиков считают математику, физику, физкультуру, компьютерные знания, а для девочек - домоводство, литературу и историю, этику и психологию семейной жизни, половое воспитание. А как быть с тем обстоятельством, что среди девочек бывает так много отличниц? Наши психологи успешно справились и с этим парадоксом, приписав интеллектуально сильным девочкам ярлык психической ненормальности: согласно Л.Волынской, слишком многие отличницы имеют заниженную самооценку, в них живет глубинное и плохо осознаваемое недоверие к самим себе, и они якобы потому и стараются быть отличницами, чтобы компенсировать этот свой недостаток, скрыть его от себя, приобрести значение в собственных глазах и в глазах окружающих. По мнению автора статьи, отличная успеваемость у девочек является целиком следствием их покладистости, послушания и прилежания – качества, ведущие к пассивности и безынициативности и затрудняющие отношения с противоположным полом.[15] Стиль преподавания, формы коммуникации в учебной аудитории, также влияют на тендерную социализацию учащихся. Например, экзамены в форме тестов, индивидуальные доклады, соревнование за оценки поощряет пресловутую «мужественность». От этого страдают как девочки, так и мальчики, хотя бы потому, что у тех и у других не развиваются навыки критического мышления, умения задавать вопросы, коллективно обсуждать и решать проблему. Новые возможности для женщин и мужчин, принципы тендерного равенства в образовании могут осуществляться в пространстве игры и свободы, где отказываются от муштры, агрессии и дрессировки в пользу мягкости, деликатности и уважения. Учащийся и преподаватель выступают партнерами, которые совместно и активно планируют изменения, контролируют успехи и оценивают качество достигнутого, открыто обсуждают конфликты и находят способы их разрешения. Поэтому сама организация учебного процесса предполагает открытость и гибкость, возможность экспериментов и альтернативных решений наряду с традиционными. Малый размер групп обеспечивает индивидуальный контакт и работает на сокращение властной дистанции. Таким образом, оказывается возможным дифференцировать задачи в зависимости от уровня подготовленности, при этом как со стороны учителя, так учеников важны терпимость и понимание другого, возможно, более слабого или нетипичного. В традиционной концепции образования обучение отделяется от воспитания границами учебного плана и аудиторий. В современном образовании процесс обучения полагают не только трансляцией формального знания, но и формированием социально-психологического благополучия учащихся. Наряду с обновлением технологий обучения, активизирующих самостоятельную работу учащихся, важным становится формирование особой социокультурной среды школы и вуза, позволяющей осуществить гуманизацию образования, гарантировать соблюдение прав человека, удовлетворить индивидуальные потребности субъектов образовательного процесса. Если гуманитаризация достигается внедрением в учебных планах социально-гуманитарных дисциплин, то гуманизация образования означает создание особой среды, способствующей развитию у учащихся творческого мышления, условий, обеспечивающих их личностный рост, социальную компетентность и адаптацию, полноценное участие в учебном процессе. Социокультурная среда поддержки способствует оптимизации взаимодействия субъектов образования, разнообразию образовательных услуг, позволяет учащемуся влиять на траекторию профессиональной карьеры; выполняет функции информационной и профессиональной ориентации, социально-психологической адаптации. При этом возникает новая – антиавторитарная – концепция образования, основанная на ценностях уважения человеческого достоинства, профессионализма и поддержки.

Можно предположить, что если в процессе тендерной социализации школьников удастся создать условия для воспитания отношений между полами, свободных от жестких стереотипов маскулинности и фемининности в традиционном патриархатном смысле, то это может стать залогом воспитания новой личности с высокими интенциями открытости и адаптивности к различным культурам, приоритетами миролюбия и паритетной демократии во всех сферах жизни, неограниченными возможностями индивидуального жизненного выбора и самореализации.

3. Роль образования в достижении гендерной справедливости

Образование имеет важное значение для улучшения положения женщин. Редкие объекты инвестиционной деятельности могут сравниться по своей отдаче с обучением девочек для самих женщин, для их семей и для общества. Образование расширяет возможности женщин участвовать в общественной жизни и повышать качество и уровень своей жизни. Оно позволяет повысить женщинам производительность труда, как в рыночном, так и в нерыночном производстве и улучшает их доступ к оплачиваемой работе по найму и получению более высоких доходов. Было выявлено, что каждый дополнительный год обучения ведет к повышению заработной платы женщин на 20%. А в ходе обследования развивающихся стран выяснилось, что каждый год обучения может увеличить будущие поступления женщины примерно на 15% по сравнению с 11% для мужчин.[16]

Образованные женщины лучше регулируют время, которое они тратят на рождение и воспитание детей, - и, соответственно, имеют больше времени на продуктивную работу вне дома и на отдых. Они чаще пользуются контрацептивными средствами и осознанно планируют размер семьи. В результате проведенных в различных странах обследований выяснилось, что дополнительный год обучения девочек приводит к сокращению коэффициента рождаемости на 5 – 10 %. У образованных женщин меньше детей умирает в младенческом возрасте, а выжившие дети здоровее и лучше образованы. Ограниченный доступ женщин к образованию в дальнейшем приводит к экономической зависимости от мужчин. Такая зависимость опасна, с одной стороны, терпимостью женщин к домашнему насилию и бесправием в семье. С другой стороны, в результате потери кормильца (смерть, длительная миграция, развод и др.) женщина не способна без квалификации достаточно зарабатывать, чтобы содержать себя и детей. В таких условиях выше риск распространения многоженства в обществе, проституции, венерических заболеваний и других последствий.

Снижение охвата образованием мальчиков приводит к повышению эксплуатации детского труда, повышению детской и подростковой преступности. Стереотипы о том, что мужчина должен хорошо зарабатывать и неспособность малообразованных мужчин это делать, создают стрессовые ситуации, развивают комплекс неполноценности, агрессию, которая реализуется в форме жестокости в семье, в первую очередь. Неспособность мужчин реализоваться социально, как личность, как кормилец семьи, зачастую приводят к алкоголизму и наркомании.

Решение родителей посещать или не посещать школу обычно основывается на гендерных стереотипах о предназначении женщин и мужчин. С точки зрения антидискриминационной политики каждый ребенок должен иметь шанс во взрослой жизни выбрать себе деятельность: быть домашней хозяйкой, заниматься политической деятельностью, выбрать интересную профессию, повышать свое образование. Это будет зависеть от способностей и желаний каждого. Но шанс для выбора каждый гражданин получает в детстве – это обязательное среднее образование.[17]

В последние годы стихийно выделилась «женская отрасль» экономики - «шоп-туры» и рыночная торговля. Многих женщин вынудили обстоятельства заниматься этим тяжелым ремеслом, так как в детстве и молодости родители им не дали шансов получить квалификацию для того, чтобы обеспечивать себя, а при необходимости и своих детей. Обучение этому ремеслу происходит методом собственных проб и ошибок и часто приводит к трагическим последствиям. Огромные долги, потеря здоровья, психические расстройства.

Именно поэтому показатель образованности с разбивкой по полу является одним из трех составляющих индекса человеческого развития, отражающего не столько общий уровень образования населения страны, сколько справедливость распределения образовательных услуг среди различных групп населения.

4. Гендерная стратегия РФ

Принятие гендерной стратегии как направления государственной политики обусловливаются необходимостью решить сложные социально-экономические проблемы переходного периода в России, что связано с активизацией всех общественных сил, прежде всего женщин, составляющих большинство (54%) населения страны.

Это означает неизбежность дальнейшего повышения их роли в обществе на базе ликвидации сложившихся дискриминационных гендерных асимметрий в сферах доступа к принятию решений, экономическим ресурсам, собственности, доходам, рабочим местам, профессиям, в распределении домашнего труда, в которых они являются в силу ряда объективных причин «догоняющим полом» с недостаточным объемом прав и, особенно, возможностей.[18]

На сегодня сложилась ситуация, когда:

- в системе государственного управления наблюдается существенное преобладание мужчин на высших должностях на уровне принятия политически значимых решений, в то же время женщины доминируют в низшем звене управления, особенно в социальных отраслях с их наболевшими проблемами;

- имеет место профессиональная сегрегация работающих женщин, преобладают малоквалифицированные занятия в торговле, обслуживании, не поощряется профессиональная карьера женщин, продвижение по службе, женщины вытесняются из высокооплачиваемых отраслей и должностей, а порой в пространство «теневой» экономики;

- отрасли с преобладанием женского труда, формирующие личность (образование, здравоохранение, культура), оплачиваются ниже, чем отрасли с преобладанием мужского труда;

- до сих пор в обществе господствуют представления о том, что основным предназначением женщины является семья, недооценивается роль родительства, отцовства, влияние которого в семье не восстановлено до сих пор в нужном объеме;

- сохраняется значительный гендерный дисбаланс, проявляющийся в неравномерном распределении домашних обязанностей между мужчинами и женщинами;

- неоплачиваемый труд женщин по воспитанию детей пока не рассматривается как вклад в национальное богатство страны, особенно в условиях демографического кризиса и убывающей численности населения;

- имеют место гендерные различия в потенциале здоровья мужчин и женщин, на которые должно быть обращено серьезное внимание; - падение рождаемости на фоне высокого уровня смертности;

- отсутствие у населения жизненных установок и мотиваций к сохранению здоровья и здорового образа жизни, отсутствие возможностей для получения полноценных медицинских услуг, обеспечивающих охрану здоровья женщин и мужчин в течение всего жизненного цикла;

- репродуктивное здоровье женщин остается в опасности: аборты, несмотря на устойчивое снижение их числа, до настоящего времени остаются одним из способов регулирования деторождения;

- растет гинекологическая заболеваемость, в том числе у девочек и девушек-подростков; - ухудшается соматическое здоровье, что приводит к повышению осложнений беременности и снижению частоты нормальных родов; - продолжается распространение наркомании и алкоголизма среди молодежи, а также ВИЧ/СПИДа (до 90% вновь зарегистрированных ВИЧ-инфицированных являются внутривенными потребителями наркотиков) и других заболеваний, передающихся половым путем; общество недостаточно оценивает вклад женщин в культуру и развитие страны;

- в средствах массовой информации господствует унижающее достоинство женщин отношение как к сексуальному объекту.

Стратегия гендерного равенства ни в коей мере не может пониматься как стратегия ликвидации объективно обусловленных гендерных различий. Ее главное предназначение создание социально-политических условий для наиболее полной реализации способностей женщин и мужчин во всех сферах социальной жизни в целях общего благосостояния и прогресса.


Заключение

Проблема пола - это то, что называется "гендерным аспектом" образования. Она очень широко обсуждается и это связано с признанием того, что девочки и мальчики с рождения развиваются по-разному. До 10-11 лет девочки всегда превышают по развитию мальчиков и в начальной школе заведомо лучше учатся. Требовать от мальчика, чтобы он показывал невероятные успехи в начальных классах - не стоит. Но ведь мы знаем: все отличницы девочки, но все великие ученые - мальчики. Их время придет к подростковому возрасту и будет длиться почти всю жизнь.

Гендерные исследования все больше и больше проникают во все сферы науки и жизни человека. И хотя многие исследователи до сих пор спорят о правомерности использования термина «гендер» в отечественной науке, нельзя отвергать тот факт, что калькирование терминологии, заимствованной у западных исследователей уже произошло. Возникновение же теорий о том, что культура концептуализует тело, а не наоборот, а вслед за тем осознание того факта, что гендерная идентичность конструируется не наряду с классовой, этнической или национальной идентичностью, а внутри и через эти и другие отличия, позволили исследователям усомниться, что тендерная идентичность формируется на основе исключительно сексуального различия.

По данным психологов, гендерная идентичность - константа - формируется у детей в возрасте 5-7 лет, а в дальнейшем идет ее развитие и содержательное насыщение за счет опытов и практик, важным агентом которого становится образование.

Гендерное образование - это феномен, способный трансформировать политики тоталитарного образования в направлении его большей толерантности. Необходимо использовать деконструкцию стереотипов для формирования новой личности, комфортно и адекватно вписывающейся в концепцию демократического общества. Эта концепция предполагает отказ от "застывшей" идентичности, напротив, непрерывную переинтерпретацию социальных знаков, постоянное производство новых практик, ценностей и альтернативных форм культурной жизни как отражение тезиса о толерантности и мультикультуризме в обществе, приоритете личного над государственным, расширении прав расовых, сексуальных, имущественных, миграционных меньшинств.

Список литературы

1. Агеев B.C. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов // Вопр. психол. - 1987. - №2. - С. 154 - 158.

2. Алешина Ю.Е., Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопр. психол. - 1991. - № 4. - С. 74 - 82.

3. Бендас Т.В. Гендерные исследования лидерства // Вопр. психол. - 2000. - № 1. - С. 87 - 95.

4. Берн Ш. Гендерная психология. - М.: Олма-Пресс, 2001.

5. Визгина А.В., Пантилеев СР. Проявление личностных особенностей в самоописаниях мужчин и женщин // Вопр. психол. - 2001. - № 3. - С. 91 - 100.

6. Волынская Л. Взрослая жизнь отличниц // Семья и школа. – 1997. - № 5. – С. 18.

7. Воронина О.А. Права женщин в сфере образования // Права женщин в России: исследование реальной практики их соблюдения и массового сознания. – М.: Московский центр гендерных исследований, 1998. – С. 301-302.

8. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. - СПб.: Питер-Пресс, 2002.

9. Каган В.Е. Семейные и полоролевые установки у подростков // Вопр. психол. - 1987. - № 2. -С. 54- 61.

10. Каган В.Е. Стереотипы мужественности-женственности и образ Я у подростков // Вопр. психол. - 1989. - № 3. - С. 53 - 62.

11. Коломейская Н. Школа делает из мальчиков и девочек «унисекс» // Сегодня. - 1998. - 5 февр. - С.4.

12. Коломинский Я.Л., Мелтсас М.Х. Ролевая дифференциация пола у дошкольников // Вопр. психол. - 1985. - № 3. - С. 165 - 171.

13. Кон И.С. Введение в сексологию. — М.: Медицина, 1988.

14. Кон И.С. Психология половых различий // Вопр. психол. - 1981. - № 2. - С. 47 - 57.

15. Репина Т.А. Анализ теорий полоролевой социализации в современной западной психологии // Вопр. психол. -1987. - № 2. - С. 159 - 165.

16. Социология образования: прикладной аспект. Ф.Э.Шереги, В.Г.Харчева, В.В.Сериков. - М.: Юристъ, 1997. -С.69.

17. Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. - М.: Прогресс, 1987.

18. Шкуратова И.П. Руководство по применению репертуарного теста Дж. Келли для диагностики межличностных отношений. - Самара, 1998.

19. Штылева Л.В. Почему учителю необходимо знать про «гендер» и обладать тендерным измерением в работе с детьми? // Внедрение тендерных курсов в систему среднего образования: Метод.пособие. -Иваново, 2000. - С. 10-18.

20. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. - М.: Прогресс, 1996.


[1] Репина Т.А. Анализ теорий полоролевой социализации в современной западной психологии // Вопр. психол. -1987. - № 2. - С. 159 - 165.

[2] Коломинский Я.Л., Мелтсас М.Х. Ролевая дифференциация пола у дошкольников // Вопр. психол. - 1985. - № 3. - С. 165 - 171.

[3] Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. - СПб.: Питер-Пресс, 2002.

[4] Кон И.С. Психология половых различий // Вопр. психол. - 1981. - № 2. - С. 47 - 57.

[5] Алешина Ю.Е., Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопр. психол. - 1991. - № 4. - С. 74 - 82.

[6] Каган В.Е. Семейные и полоролевые установки у подростков // Вопр. психол. - 1987. - № 2. - С. 54 - 61.

[7] Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. - М.: Прогресс, 1996.

[8] Коломейская Н. Школа делает из мальчиков и девочек «унисекс» // Сегодня. - 1998. - 5 февр. - С.4.

[9] Штылева Л.В. Почему учителю необходимо знать про «гендер» и обладать тендерным измерением в работе с детьми? // Внедрение тендерных курсов в систему среднего образования: Метод.пособие. -Иваново, 2000. - С. 10-18.

[10] Штылева Л.В. Почему учителю необходимо знать про «гендер» и обладать тендерным измерением в работе с детьми? // Внедрение тендерных курсов в систему среднего образования: Метод.пособие. -Иваново, 2000.-С.23.

[11] Социология образования: прикладной аспект. Ф.Э.Шереги, В.Г.Харчева, В.В.Сериков. - М.: Юристъ, 1997. -С.69.

[12] Там же – С. 70

[13] Барчунова Т. Сексизм в букваре // ЭКО. - Новосибирск. - 1995. - № 3. - С.26-33.

[14] Воронина О.А. Права женщин в сфере образования // Права женщин в России: исследование реальной практики их соблюдения и массового сознания. – М.: Московский центр гендерных исследований, 1998. – С. 301-302.

[15] Волынская Л. Взрослая жизнь отличниц // Семья и школа. – 1997. - № 5. – С. 18.

[16] Берн Ш. Гендерная психология. - М.: Олма-Пресс, 2001. – С. 110

[17] Костикова И., Митрофанова А. Перспективы гендерного образования в России: взгляд педагога // Высшее образование. 2001. № 2.

[18] Бреслав Г., Хасан Б. Половые различия и современное школьное образование // Вопросы психологии. 1990. № 3.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ