регистрация / вход

Обучение как фактор развития личности

Научение как базовая категория теории обучения, его содержание и разновидности. Природа и сущность процесса обучения, его существенные признаки и этапы познания. Взаимосвязь обучения и развития личности. Педагогическое управление учебной деятельностью.

Курсовая работа по педагогике

«Обучение как фактор развития личности»

1. Научение как базовая категория теории обучения

Категории «научение», «обучение» и «учение» имеют маргинальный статус, так как каждая из них является базовой для различных. наук: педагогики, особенно для такой ее отрасли, как дидактика (теория обучения), истории педагогики, психологии развития, педагогической психологии, зоопсихологии, сравнительной психологии и др. Значимость названных категорий объясняется тем, что с их помощью возможно понять, как у человека возникают различные новообразования, касающиеся моторного, познавательного и личностного развития и обеспечивающие его индивидуальное существование.

Раньше других была осмыслена категория научения. В научении фиксировался факт происшедших изменений, возникновение новообразований в познавательной сфере, поведении и личности человека, которые являлись результатом успешного овладения способами решения различных задач.

Научиться чему-то (наблюдать, размышлять, рассказывать, писать, танцевать, вышивать, чертить и т.д.) – это значит овладеть способами выполнения действий, входящих в состав той или иной деятельности. В процессе научения человек усваивает необходимые для этого знания, умения, навыки. Однако давно замечено, что одному человеку научение дается легко, другому – труднее, а третий оказывается вообще не способным решать задачи такого рода. Может быть именно поэтому усилия многих поколений были направлены на поиск условий, обеспечивающих научение. Высказывались гипотезы, апробировались те или иные педагогические системы, которые обеспечивали более ощутимые и устойчивые результаты научения, делались выводы о механизмах или способах научения. Наибольший вклад в создание отечественной теории научения внес Л.Б. Ителъсон, определивший научение как форму целесообразного изменения поведения индивида под влиянием опыта. Им были выявлены уровни, виды научения, их взаимосвязи и взаимообусловленность.

Явления научения охватывают не только человеческий, но и животный мир. Способностью к научению обладают все более или менее сложно организованные живые существа (позвоночные, млекопитающие, птицы, пресмыкающиеся, рыбы и даже насекомые). Многие виды научения у животных связаны с обеспечением их жизнедеятельности, способствуют их выживанию и размножению, т.е. приспособлению к изменяющимся условиям среды. Процессы научения у животных широко исследовались известным отечественным физиологом И.П. Павловым, которым было создано учение об условных и безусловных рефлексах. Он объяснил сущность процесса научения, выявил его закономерности и механизмы (генерализация, обобщение, дифференцировка, угасание и др.). Им было установлено, что механизм условных рефлексов обеспечивает животному выделение определенных свойств предметов и явлений (через дифференцировку), их обобщение (через генерализацию) и оценку значимости (через торможение неподкрепленных связей).

Итогом многолетних исследований И.П. Павлова стала специфическая модель научения, названная ассоциативной моделью сенсорного научения. Согласно этой модели, сущность научения заключается в освоении животным новых биологически значимых свойств вещей и явлений окружающего мира. Содержание научения – образование связей между сигналами о свойствах вещей и явлений, поступающими в мозг. Вот почему необходимыми условиями образования таких связей становятся подкрепление, повторение, генерализация, дифференцировка. «Павловская» модель, таким образом, рассматривает научение животных на рефлекторном уровне. Этот механизм научения имеется почти у всех многоклеточных животных. Он был обнаружен и у человека.

Проблема научения экспериментально изучалась также известным американским психологом Э. Торибанком. Им была высказана, а затем и апробирована гипотеза о том, что процесс научения определяется тремя законами поведения животного: законом готовности; законом упражнения (чем чаще действие совершается животным, тем вероятнее, что это действие будет вновь повторено впоследствии); законом эффекта (чаще повторяется то действие, которое «награждается», т.е. имеет положительный результат).

Э. Торндайк установил, что действия со слабым или же отрицательным эффектом постепенно тормозятся и отсеиваются. Животное постепенно накапливает и закрепляет правильные действия (навыки). Данное представление о научении легло в основу его моторной модели.

Согласно «павловской» модели научения поведение управляется теми сигналами о свойствах внешнего мира, которые имеют значение для организма. Теория моторного научения Торндайка показывает, что поведение животного управляется его результатами, целесообразностью осуществления того или иного действия. Биологическая необходимость механизма контроля, т.е. осуществления целесообразного поведения, была подтверждена исследованиями таких выдающихся отечественных физиологов, как П.К. Анохин и А.Н. Бернштейн.

Стремление вскрыть не физиологические, а психологические условия и механизмы научения были предприняты американским психологом Б. Скиннером. Он выдвинул предположение, что в основе научения лежат условные рефлексы несколько иного типа, чем классические. Он назвал их оперантными, или инструментальными. Такие условные рефлексы представляют собой механизм отбора полезных действий. Научение им – есть формирование целесообразного поведения. Как показали эксперименты, оперантные рефлексы подчиняются тем же закономерностям, что и установленные И.П. Павловым относительно классических рефлексов.

Сущность научения Б. Скиннер видел в освоении организмом новых биологически полезных реакций и форм поведения, а содержание научения – в образовании оперантных связей между безусловными раздражителями и определенными ответными реакциями на них в данной ситуации. Условиями образования таких связей являются активность организма и систематичное подкрепление (награда) действий животного в конкретной ситуации. Научение, согласно Б. Скиннеру, заключается в формировании моторных дифференцировок, т.е. в различении, выборе и закреплении форм поведения, которые подходят для различных ситуаций.

Модель научения Б. Скиннера, так же как и И.П. Павлова, является ассоциативной, основанной на условных рефлексах. Но в модели Б. Скиннера научение представляет собой образование новых связей между элементами двигательного опыта и выражается в улучшающейся их дифференцировке с точки зрения биологических результатов. Его модель поэтому известна как модель моторного научения.

Исследования показали, что управление ходом научения осуществляется с помощью специального нервно-психического механизма, благодаря которому модели предстоящего действия предваряют само действие. У разных исследователей этот механизм называется либо «опережающее отражение», «акцепторы действия» (П.К. Анохин), либо «модель потребного будущего», «двигательная задача» (Н.А. Бернштейн), либо «нужное значение», «модель будущего» (Миттельштедт, У. Эшби) и т.д.

Эти названия убеждают, что в различных авторских моделях научения многократно предпринималась попытка ответить на вопрос, существует ли у животного и человека представление о будущих действиях и ожидаемых результатах, и как оно влияет на процесс научения, на развертывание целесообразной деятельности.

В рамках моторной модели научение изучал американский психолог К. Холл. Он показал различие между научением и исполнением. Научение он охарактеризовал как внутренний, ненаблюдаемый процесс, а исполнение – внешнее видимое действие. Научение может иметь скрытый (латентный) период и не давать о себе знать в исполнении. Сущность научения, по К. Халлу, заключается в формировании программ действий, которые обеспечивают достижение определенной цели.

Содержание научения поэтому он связывал с формированием навыков, т.е. образованием связей между отражением тех или иных свойств вещей и определенными ответными действиями. К. Халл определил и условия научения: наличие целей, их соответствие потребностям, наличие информации о возможном достижении цели, награда за правильные действия, повторение подкрепляемых действий до приобретения навыка необходимой силы. Основой научения является активный поиск способов достижения цели, опирающийся на прошлый опыт, их апробирование и переработка информации о текущих результатах пробных действий.

Сравнение сенсорной и моторной моделей научения показывает, что первая выделяет в качестве задачи научения расширение знаний, а вторая – расширение программ действий. В сенсорной модели условием научения является мотивация, в моторной – достижение поставленных целей. Из сенсорной модели следует, что определенные свойства мира могут быть выделены психикой и закреплены в ней. Они должны быть значимы для человека, т.е. связаны с его потребностями. Моторная модель научения показывает, что для формирования и закрепления программ действий необходимо удовлетворить потребности человека (Л.Б. Ительсон).

В любом процессе научения есть сенсорная и моторная стороны. Преобладание одной из них определяет тот или иной вид научения. Когда основной целью и результатом научения является анализ и синтез стимулов, освоение новых сигналов, их дифференцировка, генерализация и систематизация, то можно говорить о сенсорном научении. При моторном научении происходит выбор и» объединение движений, их дифференцировка, генерализация и систематизация. Если задачи и результаты этих видов научения переплетаются и являются одинаково значимыми, то говорят о сенсомоторном научении.

Названные виды научения имеются у животных и у человека. Интенсивное развитие навыков происходит в детском возрасте, когда накапливается основной фонд сенсорных дифференцировок, моторных операций, сенсомоторных координации. Так, чтобы ребенок умел различать цвета, формы, звуки, а также говорить, ходить, читать и многое другое, необходимо овладение соответствующими навыками. На базе самых простых и примитивных навыков формируются более сложные, специфические уровни научения. Динамика научения такова: вначале сенсорное научение, затем – моторное, позже – когнитивное. К концу первого года жизни способы анализа и переработки информации у ребенка значительно усложняются за счет включения речевых стимулов. Ребенок овладевает когнитивным уровнем научения. Сущность этого уровня состоит в выделении и поиске в предметах и явлениях новых свойств, которые влияют на его поведение и деятельность. На этом уровне возникают связи между известными ребенку свойствами (старыми знаниями) и вновь обнаруженными свойствами (новыми знаниями). На когнитивном уровне научение представляет собой мыслительную переработку информации, поступающей извне и изнутри организма. Такая переработка связана с обобщением и абстрагированием свойств предметов и явлений, обозначением их словами. Когнитивная модель научения является основанием теории обучения, так как обучение по своей сущности является процессом целенаправленного приобретения знаний, новых видов поведения, действий, способов эмоционального переживания.

Разновидностью когнитивного научения выступает интеллектуальное, которое возникает на более поздних этапах онтогенеза и предполагает выявление и усвоение существенных связей, структур и отношений между предметами и явлениями объективного мира. Среди видов интеллектуального научения выделяется знаковое (смысловое) научение.

Существует точка зрения, что даже животные способны к знаковому научению (Толмен), т.е. реагированию не на свойства предмета, а на то, что этот предмет обозначает, знаком каких предметов и действий он выступает. В отличие от ассоциативного научения, основанного на выявлении пространственно-временных и психологических связей, такое научение предполагает установление смысловых связей. Иногда эти связи называют информационными, или семиотическими, так как знак может выделять и отображать абстрактные, невидимые свойства вещей и процессов, их структуры и отношения.

Следовательно, в структуре научения могут иметь место информационные процессы, сущность которых состоит в формировании знаковых систем. Благодаря им человек отражает и закрепляет общие структуры, связи и отношения, характеризующие реальный мир и целесообразную деятельность. В этих случаях основой научения становится не отбор (селекция) и выделение значимой информации, а ее организация и кодирование.

Знаковые отношения и их роль в психической деятельности человека были изучены отечественным психологом Л.С. Выготским. Он доказал, что важнейшее отличие психики человека состоит в появлении особой формы отражения связей, отношений, структур – понятий. Выделив житейские и научные понятия, он показал их различие. Мышление ребенка начинается с формирования житейских понятий, которые отражают внешние признаки предметов или явлений. В научных понятиях выражаются существенные отношения и структуры вещей, явлений, действий. Для их обозначения существует специальная система знаков – это язык, т.е. слова и их отношения.

Знания, закрепленные в словах, выступают как понятия. Научение знаниям – есть научение понятиям, отражающим существенные признаки и отношения реальности. За время обучения учащиеся усваивают содержание тех или иных научных понятий, обнаруживают существенные связи между явлениями и предметами окружающего мира, выделяют и абстрагируют их, закрепляют в словах. Усвоение школьниками понятий является обязательным условием их психического развития, овладения многовековым опытом человечества, закрепленного в науке и культуре.

Учащиеся за годы обучения должны овладеть разными видами научения. Без научения мышлению у учащихся не могут быть сформированы умственные действия (операции) и их системы, так как именно они позволяют познать существенные связи и отношения.

Динамика развития познавательной сферы учащихся идет от познания реальных предметов и явлений к их отображению в понятиях, т.е. от предметных действий к мыслительным операциям. Основная цель интеллектуального научения – обеспечить успешное решение разнообразных образовательных и социальных задач.

Это становится возможным, если учащиеся овладевают умениями оперировать знаниями и понятиями применительно к конкретным задачам, предметам и ситуациям. Научение умениям – одна из высших форм интеллектуального научения. Модель этого вида научения разработана в исследованиях Н.А. Менчинской, Д.Н. Богоявленского и др. Его сущность сводится к формированию у учащихся способов регулирования своих действий и поведения в соответствии с поставленной целью и структурой конкретной ситуации. Содержанием умений является освоение операций и действий, необходимых для выявления в конкретной проблемной ситуации известных ученику общих отношений, а также особенностей их проявления в задаче; определение на этой основе идеальных и практических действий, нужных для ее решения; исполнение этих действий в форме и последовательности, соответствующих особенностям ситуации.

Сформировать умения – значит научить учащихся выделять в ситуации те ориентиры, которые позволяют определять характер отношений, имеющихся в ней и существенных для поставленной цели; соотносить эти отношения с операциями, необходимыми для ее целесообразного преобразования; сопоставлять содержание действий с конкретным характером объектов и явлений; исполнять эти действия; осмысливать соответствие результатов с поставленными целями, выявлять причины отклонений и пути их устранения (Л.Б. Ительсон).

Рассмотренные модели научения дают возможность понять различные уровни движения от незнания к знанию, от одного способа выполнения действия к другому, от выявления несущественных свойств предметов и явлений к существенным. В процессе научения изменяется количественный и качественный уровень достижений, преобразовываются способы познания, усложняются формы поведения.

Возникающие в ходе онтогенетического развития человека уровни, или ступени, научения не исчезают и не теряют своего значения в дальнейшем. Они перестраиваются, подчиняются научению последующего уровня и входят в его структуру.

Научение рассматривается также как результат обучения и учения. Это происходит в том случае, если перед человеком ставится специальная задача целенаправленного систематического научения. Обучение и учение поэтому – разновидности специально организованной деятельности научения, имеющие собственную природу и сущность.

2. Природа и сущность процесса обучения

Научное обоснование природы и сущности процесса обучения ведет свою историю от Я.А. Коменского, который выдвинул идею природосообразности обучения, т.е. его зависимости и производности от законов природы. Сравнивая человека и животных по способам приспособления, Я.А. Коменский пришел к выводу, что они сходны, что человек подражает природе и так же, как природа, подготавливает себе материал, прежде чем начинает придавать ему форму.

Эта идея Я.А. Коменского в различные периоды то принималась, то отвергалась как механистическая. В более позднее время отношение к пониманию Я.А. Коменским сущности обучения было пересмотрено, и негативная оценка сменилась позитивной. Сегодня появились заключения о том, что он глубже и точнее других определил сущность процесса обучения, связав его законы с общими закономерностями развития природы и человека. Однако примененный Я.А. Коменским способ доказательства действительно не может быть_ принят, так как из аналогии с природой нельзя вывести сущности процесса обучения и его зависимости.

В истории педагогической мысли известны и более поздние попытки раскрыть сущность обучения. Они связаны с именами отечественных и зарубежных мыслителей и педагогов (Ж.-Ж. Руссо, И.Г. Песталоцци, К.Д. Ушинский, Л.Н. Толстой, П.П. Блонский и др.).

Так, идею природосообразности обучения развивал в своих работах К.Д. Ушинский, который считал, что процесс обучения строится с учетом особенностей познавательной деятельности. Он специально проанализировал эту деятельность с целью определения природы и сущности обучения.

Л.Н. Толстой рассматривал природу процесса обучения в тесной связи с законами познания человеком окружающего мира, какими они ему представлялись. Он отмечал, что познавательная деятельность ученика не есть нечто худшее по сравнению с познанием взрослого (например, писателя) и должна строиться и оцениваться на основе единого подхода к человеческому познанию вообще.

Наиболее устойчивой в педагогике была тенденция рассмотрения обучения во взаимосвязи с особенностями познавательной деятельности человека. Это привело к характеристике процесса обучения через психологию усвоения знаний, умений и навыков, восприятия учебного материала, его понимания, запоминания. В результате этого обучение стало терять свою самостоятельность, замещаясь этапами учения. Чтобы преодолеть сложившуюся ситуацию и «развести» процессы обучения и учения, С.П. Баранов выдвинул идею гносеологического подхода к определению природы и сущности обучения.

Традиционно обучение рассматривается как двусторонний процесс преподавания и учения:

– процесс обучения представляет собой совокупность последовательных действий учителя и руководимых им учащихся, направленных на сознательное и прочное усвоение системы знаний, умений и навыков, в ходе чего осуществляется развитие познавательных сил, овладение элементами культуры умственного и физического труда, формирование основ мировоззрения и поведения учащихся (Б.П. Есипов);

– обучение – акт взаимодействия учителя и ученика с целью усвоения последним некоторого отрезка содержания социального опыта (И.Я. Лернер).

В этих определениях отмечены признаки, которые характерны не только для обучения. В любых видах деятельности в течение всей жизни формируются знания, умения, навыки, определенное поведение и отношение к окружающему.

На ограниченность и непродуктивность подобных определений процесса обучения указывает В.В. Краевский. Обучение связано с отражением действительности в сознании человека, поэтому оно может быть обосновано только с точки зрения гносеологии (теории познания), которая позволяет увидеть возникновение, становление и самодвижение процесса обучения.

С.П. Баранов выделил четыре существенных признака процесса обучения:

– обучение – это, прежде всего, познавательная деятельность;

– обучение – это специально организованная познавательная деятельность;

– обучение – это ускорение познания в индивидуальном развитии;

– обучение – это усвоение закономерностей, зафиксированных в опыте человечества.

Первый существенный признак процесса обучения – познание учеником окружающего мира. С точки зрения формальной логики этот признак является родовым. Он требует анализа познавательной деятельности ученика с учетом того общего, что присуще процессу познания в целом независимо от видов и форм человеческой деятельности. Если процесс познания диалектически сложен и противоречив, таков будет и процесс обучения. Если существуют этапы процесса познания, диалектика перехода от одного этапа к другому, то человек в каждый период своего развития находится на одном из этапов познания и будет иметь возможность для перехода на более высокий его этап.

Термин «познание» шире по объему, чем термин «обучение». Между ними существует отношение рода и вида. Обучение выглядит как вид познавательной деятельности человека.

Преподавание и учение в этом случае – это лишь внешняя форма единого познавательного процесса, называемого обучением. Двусторонний характер процесса обучения (преподавание и учение) не является его существенным признаком, а есть следствие признания обучения разновидностью человеческого познания.

Однако не всякая познавательная деятельность человека имеет отношение к процессу обучения. Выявление его видовых признаков требует учета двух особенностей протекания процесса познания. Первая – это своеобразие форм и видов познавательной деятельности, внутренняя структура которых складывается в результате общественного развития.

Вторая особенность процесса познания характеризуется тем, что человек не ограничивается стихийными формами познания. Взрослый направляет естественную познавательную деятельность ребенка, меняет ее структуру, механизм и в результате создает особый вид познания – специально организованную познавательную деятельность со своими задачами, содержанием, формами, условиями.

Этот (второй) существенный признак процесса обучения подчеркивает его отличие от общественно-исторического и научного познания, от познавательной деятельности, складывающейся вне процесса организованного обучения. Самопроизвольно обучение как самостоятельный вид познания в индивидуальном развитии не возникает. Однако элементы обучения могут быть рассеяны в других формах познания.

Обучение возникает в связи с необходимостью решения особой задачи, которая состоит в том, чтобы ускорить познание окружающего мира в ходе индивидуального развития человека. За единицу времени (отрезок жизни) ребенок в процессе обучения познает больше, глубже, разностороннее окружающую действительность, чем за этот же промежуток времени вне процесса обучения. Так, на открытие законов механики Ньютону потребовалось много лет, а в школе эти законы изучаются в течение нескольких уроков;

грамматические закономерности языка формируются тысячелетиями, а в школе усваиваются в течение нескольких лет обучения.

Такое ускорение познания в условиях специально организованной познавательной деятельности – третий существенный видовой признак процесса обучения. В каждый исторический момент существуют определенные темпы индивидуального развития человека, которые складываются на основе биологических, психологических, социальных и других закономерностей. Обучение, учитывая эти закономерности, ускоряет темпы индивидуального развития. Если не ускорить познание человека путем его включения в обучение, то он не сможет овладеть научными знаниями, зафиксированными в опыте человечества.

Существует два способа познания закономерностей в общественно-историческом и индивидуальном развитии человека. Первый способ складывается независимо от человека, второй возможен лишь в условиях обучения. Человек усваивает закономерности, накопленные в опыте человечества, а не только то, что он сам может познать в результате взаимодействия с предметами, явлениями, событиями окружающей действительности. Ребенок не может самостоятельно усвоить научную систему знаний, если его не обучать этому в течение определенного периода.

Обучение дает возможность человеку в ходе индивидуального развития усвоить закономерности, открытые в процессе общественно-исторического развития человечества. Этот признак (четвертый), как и предыдущий, составляет видовое отличие обучения.

Синтезируя названные признаки, можно сделать вывод о том, что обучение есть специально организованная познавательная деятельность с целью ускорения индивидуального психического и личностного развития человека и овладения известными закономерностями его бытия. Процесс обучения при такой характеристике имеет тенденцию к самостоятельности и приобретает свою логическую структуру, отличную от других форм познания, например, научного или общественно-исторического.

Различие выражается, прежде всего, в целях. В общественно-историческом и научном познании цель заключается в открытии закономерностей, в создании определенных теорий, обосновании возможности их использования в практике. При достижении этой цели встречаются как объективные, так и субъективные трудности. Например, в течение многих десятилетий ученые изучают строение атома и создают теорию элементарных частиц. С этой целью проводятся эксперименты, в которых участвует большое число специалистов. Деятельность ученого протекает в условиях поиска, сомнениях. Познанные закономерности сохраняются в опыте человечества зафиксированными в определенных знаковых или материальных моделях (научная литература, учебники, схемы, формулы, технические устройства и т.п.).

В процессе обучения целью является познание известных человечеству закономерностей. Поэтому ученик не испытывает трудностей, преодолеваемых ученым, изобретателем, рационализатором. Техническое оборудование, применяемое в процессе обучения, значительно проще. В образовательных учреждениях разный уровень технической оснащенности не является существенным препятствием для решения задач обучения.

Итак, если в общественно-историческом и научном познании целью является познание мира предметов и явлений в их естественных связях и отношениях, то в обучении – познание их знаковых или материальных моделей (учебного материала, в котором зафиксирован многовековой опыт человечества). Это способствует адекватному отражению учеником действительности. Усвоение учебного материала для него субъективно выступает как самоцель, а окружающая реальная жизнь и впечатления о ней – как средство познания. В этом и заключается природа процесса обучения.

В педагогике имеется несколько подходов к пониманию сущности процесса обучения. Согласно историко-педагогическому подходу обучение рассматривается как передача социального опыта подрастающим поколениям. Обучение при таком подходе является социальным процессом, сущность которого состоит в том, чтобы сделать развитие ребенка управляемым процессом, обеспечивающим усвоение им опыта человечества.

Другой подход можно назвать собственно педагогическим, или дидактическим, поскольку сущность обучения раскрывается через соблюдение последовательности этапов усвоения знаний и организацию соответствующих этим этапам форм учебной деятельности. Например, на этапе восприятия знаний нужно правильно выделить учебную задачу и умело руководить вниманием ученика;

на этапе осмысления знаний необходимо построить логически правильную систему теоретических рассуждений и доказательств;

на этапе закрепления знаний подобрать систему упражнений, практических и самостоятельных работ; на этапе применения знаний включить учебный материал в различные виды практической деятельности учащихся.

Однако при таком подходе не учитываются сложность и противоречивость познания, так как в выделенных этапах усвоения знаний учеником устанавливается механическая связь между чувственным и рациональным познанием, а переход от одного этапа к другому становится простым, внутренне непротиворечивым.

Третий подход – психологический, для него характерно выведение сущности процесса обучения из психологических теорий усвоения знаний и развития человека. Например, согласно теории поэтапного формирования умственных действий (П.Я. Гальперин, Н.Ф. Талызина и др.) обучение строится на основе перехода от первого материализованного этапа действия ко второму, в котором сохраняется опора на внешнее речевое действие, затем к третьему, высшему уровню, где умственное действие полностью совершается во внутреннем плане. При таком подходе сущность обучения сводится к его построению в соответствии с этапами формирования умственных действий.

Психологические теории обогащают теорию обучения, раскрывают механизмы усвоения знаний, формирования умений и навыков, обосновывают процесс развития личности в обучении.

В теории обучения наиболее разработанной считается концепция М.А. Данилова. Согласно его взглядам движущей силой процесса обучения является противоречие между познавательной учебной задачей и уровнем развития ученика. Сущность обучения поэтому состоит в том, что выдвигаемая теоретическая или практическая задача, которая может быть решена учеником на основе достигнутого уровня развития, и его активная познавательная деятельность, направленная на решение учебной задачи, создают логику процесса обучения, обеспечивают его самодвижение.

Своеобразие этой логики проявляется, прежде всего, в том, что учебная задача согласуется с возрастными особенностями ученика, с уровнем его развития, с его жизненным опытом, с теми знаниями, умениями и навыками, которыми он владеет. Собственно, в этом и заключается специфика учебных задач в отличие, например, от научных, которые выдвигаются независимо от уровня развития тех, кто их будет решать.

В процессе обучения предполагается возможность решения учеником поставленных задач. Однако эта возможность не планируется и не гарантируется. Она лишь мобилизует интеллектуальные силы учащихся, создает психическое напряжение, вызывает активность познавательных процессов.

На решение учебных задач влияют многие факторы: индивидуальные различия учащихся, их отношение к учению, работоспособность, мастерство учителя, конкретные условия обучения и др. Учебная задача сама по себе не ведет к успеху в обучении, она лишь вызывает поисковую мыслительную деятельность. В этой связи возникает необходимость управления процессом обучения.

Решение учебной задачи не только приводит к усвоению учебного материала, но и способствует повышению наличного уровня знаний, умений и навыков. Это создает возможность для постановки более трудных учебных задач, а процесс обучения становится непрерывным, ориентированным на все более усложняющееся содержание.

По своей психологической природе противоречие между выдвигаемой учебной задачей и уровнем развития школьника имеет отношение не только к процессу обучения, но и к психическому развитию в целом. Психическое и личностное развитие человека возможно лишь в том случае, если возникающая задача связана с личным опытом субъекта и потенциально может быть им решена.

Концепцию М.А. Данилова развивает В.И. Загвязинский, который осуществил философский анализ противоречий процесса обучения. Из его концепции следует, что сущность обучения определяется внутренними противоречиями, присущими учебной деятельности. Способом разрешения этих противоречий, обеспечивающих самодвижение процесса обучения, является организация поисковой и самостоятельной познавательной деятельности учащихся.

Итак, гносеологический подход позволяет вывести сущность процесса обучения из процесса познания, поскольку процесс обучения направлен на познание закономерностей развития общества и человека. Вмешательство в исторический и естественно сложившийся ход познания с целью организации специальной познавательной деятельности – обучения – возможно при условии учета закономерностей познания. Согласно этому подходу обучение представляет собой модификацию стихийно сложившейся познавательной деятельности.

Основное противоречие процесса обучения следует искать в сравнении закономерностей индивидуальной познавательной деятельности с общественно-историческим ходом познания. Обучение способствует ускорению индивидуального развития человека, которое подчиняется социальным закономерностям. Следовательно, оно зависит как от закономерностей индивидуального развития человека, так и от общественно-исторического развития человеческого познания и прогресса знаний. Внутренний стимул для развития процесса обучения, его самодвижения возникает в силу противоречивого характера взаимосвязи индивидуального и общественно-исторического познания окружающего мира.

Противоречие между индивидуальной структурой познавательной деятельности обучающегося и общественно-исторической структурой познания обеспечивает самодвижение процесса обучения. Оно возникает как социальная задача, решить которую можно овладевая в достаточной мере формами общественного познания. Обучение становится нецелесообразным., если не ставит задачу приблизить уровень знаний человека к современному научному знанию.

Обучение сближает общественную и индивидуальную формы познания, приближает индивидуальную деятельность к структуре общественного познания. Однако тождества здесь быть не может. Обучение ускоряет темпы индивидуального развития, однако последнее всегда уступает уровню общественно-исторического развития. Поэтому противоречие разрешается не вообще, а в данный момент, обусловливая очередной этап усвоения опыта человечества и подготавливая последующие этапы.

Основное противоречие процесса обучения, раскрывая его сущность, позволяет также обнаружить противоречия в индивидуальном и общественном развитии.

В индивидуальном развитии – это противоречия между личным опытом ребенка до обучения и тем его осмыслением, которое возникает в ходе обучения; между привычными для ребенка формами мышления и той системой доказательств, которая необходима для решения учебных задач.

В общественном развитии – это противоречия между наукой и учебным предметом (системой знаний в науке и логикой изучения учебного предмета); между научной деятельностью ученого и познавательной деятельностью ученика.

Названные противоречия существенны, хотя и характеризуют отдельные стороны процесса обучения. Они углубляют понимание его сущности.

От понятия «процесс обучения» нужно отличать понятие «учебный процесс» (И.Я. Лернер). «Процесс обучения» – понятие, которое отражает существенные признаки обучения и характеризует модель обучения, где бы оно ни происходило и кем бы оно ни осуществлялось. В понятии «учебный процесс» содержатся обобщенные и проявляющиеся в течение длительного срока различия в протекании обучения в разных типах образовательных учреждений – школе, лицее, гимназии, колледже, вузе, в разных школах и разных классах.

Если процесс обучения не зависит от педагогического мастерства учителя, от общей атмосферы в школе, то учебный процесс находится в прямой зависимости от этих факторов, характеризуя общий уровень обучения в классе, школе, вузе и т.д., его протекание и меру эффективности.

Понятие «процесс обучения» используется преимущественно в целях теоретического осмысления, а понятие «учебный процесс» позволяет дать обобщенную характеристику того, как процесс обучения развертывается во времени в конкретных условиях.

3. Соотношение обучения и развития личности

Проблема соотношения обучения и развития была и остается одной из стержневых проблем педагогики. На различных исторических этапах ее решение менялось, что обусловлено сменой методологических установок, появлением новых трактовок понимания сущности развития личности и самого процесса обучения, переосмыслением роли последнего в этом развитии.

Признание главной роли обучения в развитии природных задатков содержалось уже в работах основоположника педагогики Я.А. Коменского. Эта идея в том или ином виде утверждалась многими педагогами и психологами на протяжении последующих столетий вплоть до настоящего времени. В отечественной педагогике она нашла отражение в работах К.Д. Ушинского, П.Ф. Каптерева, Н.Х. Весселя, К.Н. Вентцеля, П.П. Блонского, Л.С. Выготского и др.

Традиционная проблема соотношения обучения и развития, прежде всего познавательного, в настоящее время трансформировалась в проблему соотношения обучения и развития личности, задав новые ракурсы реформирования системы образования. Смещение смысловых акцентов в этой проблеме объясняется рядом причин.

Первая состоит в том, что образование в демократическом обществе не может быть направлено лишь на формирование знаний и умений.

Вторая причина связана с процессами развития науки, обогащения и увеличения объема знаний, за которыми образовательные учреждения не успевают, поскольку нельзя постоянно увеличивать сроки общего и профессионального обучения. Оно должно быть направлено на формирование у обучающихся способов самостоятельного и непрерывного самообразования.

Третья причина обусловлена тем, что длительное время учет возрастных особенностей детей считался приоритетным и неизменным принципом обучения. Если бы это было действительно так, то никакое обучение не в состоянии было бы преодолеть ограниченные природой возможности того или иного возраста. Выявление соотношения обучения и развития личности позволяет устранить с помощью обучения кажущуюся ограниченность возрастных особенностей учащихся, расширить их возможности.

Четвертая причина связана с признанием приоритета принципа развивающего образования; с развитием теории личности, позволяющей более полно представить процессы личностных преобразований на различных этапах онтогенеза (В.Д. Шадриковым введено понятие «онтогенез личности»); осмыслить факторы, обусловливающие личностный рост и личностные изменения; создать концепции развивающего обучения (Л.В. Занков, В.В. Давыдов, Д.Б. Эльконин и др.).

В истории педагогической мысли имеются три точки зрения на вопрос о соотношении обучения и развития.

Одна из них, ставшая уже достоянием истории, была представлена американским ученым Э. Торндайком и состояла в признании обучения и психического развития как тождественных процессов. Каждый шаг обучения считался и шагом развития ученика. При этом Э. Торндайк не видел разницы между обучением человека и обучением животного, отрицал роль сознания в обучении.

Эти взгляды разделяли У. Джеймс, Дж. Уотсон, К. Коффка, хотя природу обучения они понимали по-разному. Они полагали, что любое обучение является развивающим, так как, например, обучение детей каким-либо грамматическим знаниям уже приводит к развитию у них ценных умственных действий (привычек). Эта точка зрения очень удобна для практиков, поскольку она оправдывает любые действия педагогов (учителей, методистов и др.).

Другая точка зрения, высказанная известным швейцарским психологом Ж. Пиаже и развиваемая его школой, отрицает связь между обучением и развитием ребенка. Согласно ей, развитие последнего есть следствие внутреннего, спонтанного самоизменения, на которое обучение не оказывает никакого влияния. По мнению Ж. Пиаже, мышление ребенка с необходимостью проходит через все известные фазы и стадии независимо от процесса обучения. Более того, обучение обусловлено уровнем развития человека. «Развитие создает возможности – обучение их реализует» (В. Штерн). Обучение – это лишь внешние условия созревания, детского развития. Этой точки зрения придерживались А. Гезелл, 3. Фрейд и др. Сторонники таких взглядов полагают, что детей можно и нужно учить лишь тому, что он «может понять», к чему у них созрели определенные познавательные способности (принцип доступности обучения). Естественно, что эта точка зрения не признает самой идеи развивающего обучения.

И, наконец, согласно третьей точке зрения, наиболее признанной российскими учеными, обучение ведет за собой развитие и должно идти впереди него. Впервые она была сформулирована Л.С. Выготским в его концепции умственного развития ребенка. Подвергнув критике первые две точки зрения, он утверждал, что развитие совершается в неразрывной внутренней связи с обучением, в ходе его поступательного движения. Сотрудничество ребенка и взрослого – центральное звено в педагогическом процессе, так как умственное развитие ребенка осуществляется путем формирования у него высших психических функций с помощью и при участии взрослого, т.е. в ходе культурного развития ребенка.

Обучение, по Л.С. Выготскому, – это источник развития ребенка. Под влиянием обучения происходит перестройка всех его психических функций. В этой связи он относил начало обучения к более раннему возрасту. «Обучение начинается не только в школьном возрасте, обучение есть и в дошкольном возрасте. Будущее исследование, вероятно, покажет, что спонтанные понятия ребенка являются таким же продуктом дошкольного обучения, как научные понятия представляют собой продукт школьного обучения».

При решении проблемы соотношения обучения и умственного развития Л.С. Выготский, ведущую роль отводил обучению. Процесс развития ребенка, считал он, не совпадает с процессом обучения, а идет вслед за ним. Развивая этот тезис, ученый выделил два уровня развития ребенка: уровень его актуального развития и зону ближайшего развития. Зона ближайшего развития обнаруживается в совместном со взрослыми решении задач. Именно обучение должно создавать зону ближайшего развития. Такое обучение двигает развитие, идет впереди него, опираясь не только на созревшие функции, но и на те, которые еще созревают. Поэтому обучение должно «ориентироваться не на вчерашний, а на завтрашний день детского развития». Самостоятельное решение ребенком интеллектуальных задач характеризует уровень его актуального развития.

Благодаря концепции психического развития Л.С. Выготского педагогика обогатилась представлением о том, что психика социальна по происхождению, что обучение и развитие – взаимосвязанные и взаимообусловленные процессы. При этом ведущая роль обучения стала пониматься как пробуждение в ребенке процессов развития. Обучение «вызывает их к жизни, пускает их в ход» .

В русле идей Л.С. Выготского разрабатывали вопросы соотношения обучения и развития отечественные психологи и педагоги: С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, Л.И. Божович, Л.В. Занков, Д.Б. Эльконин, А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин, Н.Ф. Талызина, В.В. Давыдов и др. Созданный ими теоретический фундамент был задействован педагогикой и отразился в ее основных концепциях обучения.

Точка зрения Л.С. Выготского стала основополагающей и для представителей когнитивной психологии в США. Так, Дж. Брунер отмечает, что «преподавание основ наук, даже на элементарном уровне, не должно слепо следовать естественному ходу познавательного развития ребенка. Преподавание может стать даже ведущим фактором этого развития, предоставляя ученику заманчивые и вполне осуществимые возможности самому формировать свое развитие»2 .

Нужно отметить, что во всех концепциях обучения выделяются разные показатели и критерии развития человека. Это объясняется тем, что содержание понятия «развитие человека» определяется учеными неодинаково. Наиболее распространенной является такая его трактовка: развитие человека – это процесс количественных и качественных изменений его организма, нервной системы и психики.

Однако развитие как всеобщее свойство материи и сознания характеризуется целым рядом противоречий. Прежде всего, оно обладает протяженностью во времени. Время есть сущностная характеристика процесса развития. В.Д. Шадриков отмечает, что развивать можно любые качества, но развитию, как и любому процессу, присущи инерционность и латентные периоды. Развивающее воздействие даст эффект развития в том случае, если оно будет достаточно длительным. При этом нужно иметь в виду, что доказано существование особых периодов, в которые развитие происходит наиболее быстро и вне пределов которых существенного эффекта добиться невозможно. Такие периоды получили название сензитивных.

Другой характеристикой развития является его эволюционно-инволюционное движение, т.е. необратимость прогрессивных и регрессивных изменений. Именно эта характеристика развития проявляется в количественных и качественных изменениях развивающегося человека, его личностных, интеллектуальных, поведенческих и деятельностных свойствах.

Наконец, развитие как процесс приобретения качественных новообразований характеризуется стадиальностью и неравномерностью (гетерохронностью). Эта характеристика в полной мере относится и к развитию человека.

Знание этих характеристик развития, сущности и природы обучения позволяет понять, что обучение – это не просто фактор (хотя и необходимый), но и средство, и основа развития человека. Разные авторы выделяют различные показатели развития человека в процессе обучения:

– способность индивида к движению от абстрактного к конкретному и обратно, дисциплинированность мышления (П.П. Блонский);

– обучаемость, т.е. способность достигать в более короткий срок более высокого уровня усвоения (Д.Н. Богоявленский, Н.А. Менчинская);

– сочетание системности и динамичности знаний, т.е. умения их применять в разнообразных условиях (Ю.А. Самарин);

– перенос приемов умственной деятельности (Е.Н. Кабанова-Меллер);

– чувственный опыт, познание сущности явлений, решение практических задач, связанных с материальным воздействием на окружающее (Л.В. Занков);

– теоретическое мышление, в том числе способность к «внутреннему плану действий» (Д.Б. Эльконин, В.В. Давыдов);

– фонд оперативных знаний и обучаемость, включающая ряд качеств ума (З.И. Калмыкова).

В названных показателях речь идет о развитии восприятия, памяти, наблюдательности, мышления, речи, воображения в ходе обучения. Это – показатели психического развития, которое до недавнего времени отождествлялось с личностным развитием.

А.В. Петровский в этой связи отмечает, что как личность и психика являются нетождественными, хотя и находятся в единстве, так и развитие личности (как системного социального качества индивида, субъекта общественных отношений) и развитие психики образует единство, но не тождество.

Исходя из этого положения, основные направления развития психики (способов и механизмов выполнения деятельности) находятся во взаимодействии с направлениями личностного развития (направленности, ценностных ориентации, уровня притязаний, самосознания, способов взаимодействия с миром). Общим для развития психики и личности являются их системность, интегративность, компенсаторность.

Качественные изменения в ходе развития проявляются, прежде всего, в познавательной сфере. Усложнение структуры интеллекта, переход от непосредственного познания к опосредованному, от нерасчлененного к дифференцированному и затем к обобщенному становятся реальными благодаря процессу обучения. Он позволяет качественно изменить все познавательные процессы: от ощущений, восприятия и памяти до представлений и мышления. Изменения характеризуются повышением произвольности (целенаправленности) этих процессов, появлением новых умственных структур, приобретением опыта выполнения новых более сложных умственных действий (операций). Совершенствование аналитико-синтетической деятельности приводит к структурированию интеллекта, к образованию его целостности. Изменения сенсоперцептивной (ощущение, восприятие), мнемологической (память, мышление) и атенционной (внимание) структур интеллекта являются результатом не любого обучения, а развивающего.

Развивающим обучение становится тогда, когда оно поддерживает высокий уровень мыслительной активности человека, его интеллектуальный потенциал, формирует содержание сознания, структуры его дискретных единиц (значений и категорий), благодаря которым у него создается субъективный образ мира.

Обучение является развивающим в том случае, если направлено на активизацию мыслительной деятельности рбучаемых и формирование у них способности самостоятельно или в сотрудничестве с другими обучаемыми добывать знания. Эта способность лежит в основе саморазвития личности.

Однако педагогику интересует не только развитие познавательной сферы, но и личности в процессе обучения и воспитания. Потребность в разработке теории личностного развития, его источников и факторов направляла и обращала педагогическую мысль в психологию. Именно психологические концепции развития личности становились отправной точкой для создания педагогических концепций обучения. Смена концепции развития личности в психологии немедленно приводили к смене концепций обучения, принимаемых педагогической теорией и практикой.

Развитие личности – многоплановый процесс. Он определяется сложным сочетанием внутренних и внешних условий и неотделим от ее жизненного пути, от социального контекста ее жизнедеятельности, от системы отношений, в которые личность включена.

Личностное развитие – это и внутренне противоречивый процесс. Как и интеллектуальное развитие, оно характеризуется сложной диалектикой непрерывности и прерывности, повышением произвольности. Это значит, что постепенно человек научается управлять своим поведением, ставить и решать сложные задачи, находить пути выхода из кризисных (стрессовых) ситуаций, совершенствовать способы саморегуляции.

Начав развиваться под контролем взрослых, личность со временем освобождается от их зависимости и строит собственные программы изменений и развития основных структур самосознания. Она становится субъектом собственной жизни.

Личность на протяжении жизненного пути формируется и как субъект деятельности. Это одно из важнейших направлений развития человека.

Деятельностное развитие идет от совместного со взрослыми выполнения предметных действий к самостоятельному, от неосознанных и нецеленаправленных действий к более осознанным и целенаправленным, к установлению произвольного отношения между мотивами и целями, усложнению операциональной стороны деятельности (умения планировать, организовывать, соподчинять свои действия, варьировать способы их выполнения), выделению последовательности операций, отработке обобщенных способов действий, формированию навыков саморегуляции на основе мыслительной рефлексии (способности отражать цели, действия, способы их осуществления).

Содержание основных направлений развития человека (интеллектуального, личностного и деятельностного) показывает, что они взаимосвязаны и взаимообусловлены. Без их совместного осуществления не могут произойти эволюционные изменения ни в познавательном, ни в личностном развитии человека. Особая роль в этом едином процессе развития отводится обучению. Оно должно быть развивающим и воспитывающим по своей сути, так как «включается в сам процесс развития ребенка, а не надстраивается лишь над ним».

Следует отметить, что личностные новообразования в процессе развития появляются неодновременно. Это относится и к формированию структуры личности, смене видов деятельности, развитию сознания и самосознания, системы отношений человека к миру и к самому себе. Каждый из названных компонентов оказывается вовлеченным в процесс целостного развития личности, создавая определенный гештальт (целостное образование), позволяющий человеку репрезентировать себя специфическим образом, возможным и характерным для того или иного этапа развития.

Обучение делает процесс личностного развития более целенаправленным и менее напряженным, помогает «смягчить» протекание известных кризисов развития (кризис новорожденности, кризис первого года жизни, трех, семи лет и кризис подросткового возраста). Каждый из этих кризисов несет с собой много проблем, вызывает беспокойство и создает сложности как субъектам развития, так и родителям и учителям.

Современный уровень развития педагогики, обогащенной психологическими знаниями, позволяет сделать вывод о том, что развитие личности – это процесс становления готовности человека (его внутреннего потенциала) к осуществлению саморазвития и самореализации в соответствии с возникающими или поставленными задачами разного уровня сложности, в том числе выходящими за рамки ранее достигнутых. Такое определение позволяет измерять развитие личности сложностью задач, которая имеет свои определенные критерии.

Развитая личность – это человек, успешно обученный знаниям, способам деятельности (умениям и навыкам), опыту творческой деятельности и эмоционально-чувственному отношению к миру (И.Я. Лернер).

Названные параметры выступают критериями развития личности. Так, в умственной сфере они проявляются в виде обобщенных интеллектуальных умений и способности переносить их в различные ситуации, в том числе отдаленно и опосредованно связанные со знакомыми ситуациями, а также создавать новые способы деятельности в зависимости от характера проблем. Этот же критерий в области физического развития выражается в форме разносторонних физических возможностей и способности субъекта успешно их совершенствовать.

Развитие личности, таким образом, предполагает как развитие отдельных сущностных качеств индивида, так и формирование функциональных систем, с помощью которых происходит реализация основных видов деятельности (игры, учения, труда, общения) и осуществление социально значимых форм поведения.

Сказанное подводит к проблеме соотношения обучения и воспитания. В истории педагогики существует устойчивая тенденция рассмотрения этих способов осуществления педагогического процесса во взаимосвязи. Многие исследователи подчеркивают, что поскольку под обучением подразумевается научение некоторому содержанию, то оно тем самым формирует свойства личности. Знающий человек, умеющий человек – это характеристика свойств личности. Кроме того, обучение знаниям и способам деятельности при условии их значимости для личности развивает ее нравственные, волевые и эстетические чувства. Следовательно, обучение есть вместе с тем и воспитание. В свою очередь, воспитание в любом его смысле означает формирование не только свойств личности, но и знаний, умений. Формирование мировоззрения, нравственных устоев предполагает усвоение системы знаний о мире, о социальных нормах, обучение умениям этими знаниями пользоваться, воспитание ценностного к ним отношения. Последнее связано с развитием у учащихся эмоционального восприятия этих знаний и норм, формированием у них мировоззренческих и нравственных потребностей. То же относится и к воспитанию эстетических чувств, имеющих своим основанием получение информации об эстетических явлениях, обучение умению воспринимать красивое, творить его и формирование к нему отношения как к личной ценности.

Итак, обучение и воспитание как факторы развития личности содержат сходные черты и элементы. Это обусловлено тем содержанием, которое предлагается учащимся для активного усвоения. Основой различия обучения и воспитания является то, что в первом случае акцент делается на усвоении знаний и способов деятельности, а во втором – на интериоризации социальных ценностей, формировании личностного отношения к ним.

Неизбежность воспитывающего влияния обучения обусловлена, прежде всего тем, что оно ориентировано на человека как целостную личность, либо восприимчивую к воздействиям, либо отвергающую их. Обучающие воздействия накладываются на эмоциональный строй личности, соответствующий или не соответствующий им. Только в первом случае обучение становится личностно значимым и, следовательно, воспитывающим и личностноразвивающим.

Связь между обучением и воспитанием не односторонняя. Как обучение при определенных условиях влияет на воспитанность, так и уровень воспитанности оказывает влияние на эффективность обучения, на качество обученности. Обучение опирается на мотивационную сферу учащихся и вместе с тем развивает, углубляет ее.

Обучение воспитывает в необходимом обществу направлении, становится личностноразвивающим тогда, когда организуемая деятельность учения и ее предметное содержание соответствуют потребностям, интересам, мотивам учащихся, когда эта деятельность осуществляется в условиях, влияющих на возникновение и закрепление ценностного отношения к ней. Такие условия оказывают косвенное влияние, поскольку предметное содержание любой темы (например, по химии или математике) не является непосредственно эмоционально окрашенным. Однако наличие интереса к учебному предмету, стремление к самоутверждению, высокий уровень притязаний выступают косвенными условиями организации учения. Так, создание атмосферы состязательности на уроке (например, кто быстрее и более рациональным способом решит задачу) стимулирует соответствующие мотивы учащихся, которые оказывают косвенное влияние на отношение к учебной деятельности.

И.Я. Лернер отмечает, что обучение и воспитание представляют собой единый процесс, предполагающий усвоение учащимися знаний, умений, опыта творческой деятельности и эмоциональной воспитанности. Если первые три элемента определяют уровень интеллектуального развития человека, составляют его содержание, то названные компоненты в целом обусловливают и составляют содержание духовного развития личности. Масштаб и характер объектов, включенных в систему ценностей, вызывающих ту или иную силу эмоционального отношения, определяют уровень и масштаб духовного развития личности.

Итак, анализ соотношения обучения, воспитания и развития личности показывает взаимосвязь этих процессов. Подобно тому, как целостна и едина личность, так целостен и процесс ее формирования, осуществляемый с помощью обучения и воспитания. Развивать гармоничную личность – значит обучать ее знаниям, умениям, творческой деятельности и формировать эмоционально-ценностное отношение к миру через организацию различных видов деятельности (учебной, трудовой, эстетической и др.).

4. Учение и учебная деятельность как составляющие обучения

Обучение, как уже отмечалось, – это целенаправленное и систематическое научение, позволяющее человеку присваивать различные духовные ценности. Однако это присвоение осуществляется в процессе собственной деятельности человека, формируя у него психические и личностные новообразования. Следовательно, обучение происходит как бы внутри личной деятельности, человека (Л.С. Выготский).

Д.Б. Эльконин отмечал, что обучение развивает человека не само по себе, не непосредственно, а лишь тогда, когда оно имеет деятельностные формы. Связующим звеном между обучением и развитием человека выступает деятельность учения, содержание которой на разных возрастных этапах меняется. Учение имеет место тогда, когда действия человека управляются осознаваемой целью усвоить определенные знания, навыки, умения, формы поведения и деятельности. Учение – специфически человеческая деятельность, которая возможна лишь на той ступени развития психики, когда человек способен регулировать свои действия. Эта способность появляется примерно лишь к четырем-пяти годам жизни ребенка, формируясь на основе предшествующих видов и деятельности – игры, речевого общения, предметных действий.

Учение, таким образом, представляет собой деятельность целенаправленного присвоения человеком общественно-исторического опыта и формирования на этой основе индивидуального опыта путем осуществления совокупности гностических (познавательных) действий. Деятельность учения – есть деятельность человека по самоизменению путем присвоения элементов социального опыта.

Гностические действия могут быть внешними и внутренними. К внешним действиям относятся практические: двигательные (письмо, взвешивание, измерение), перцептивные (рассматривание, слушание), символические (изображение, обозначение, высказывание). Внутренние гностические действия – это умственные действия: синтезированные перцептивные, формирующие образ предмета; мнемические (выделение смысловых связей, схематизация и повторение и др.); мыслительные (анализ и синтез, отождествление и различение, абстрагирование и обобщение).

В ходе учения эти действия тесно переплетены. В разных случаях их соотношение неодинаково. Так, усвоение научных понятий в области химии происходит с помощью практических и умственных действий, а в области языкознания – с помощью речевых и умственных действий. Исследования показали, что умственные действия являются результатом интериоризации внешних действий, т.е. перехода последних во внутренний план (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин, Ж. Пиаже и др.). Например, предметное действие разделения, разборки и сборки объекта при решении соответствующих задач замещается действием «в уме» (расчленением и соединением частей предмета на основе образа или понятия о нем). Осуществление систем таких умственных действий, развертывающихся в идеальном плане, и есть внутренняя гностическая деятельность. Основным средством интериоризации является слово, которое позволяет человеку отделить действие от самого предмета и превратить его в действие с образом и понятием о предмете.

Внешняя гностическая деятельность обязательна для учения в том случае, если в сознании человека еще не сформированы образы, понятия о предмете и соответствующие им действия. Если же образы, понятия и действия, необходимые для усвоения новых знаний или умений, у ученика уже имеются, то для осуществления учения достаточно внутренней гностической деятельности.

Процессуальная характеристика учения была представлена И. Лингартом, который выделил четыре фазы его осуществления в ходе обучения:

– на основе психического отражения объекта у субъекта возникает образ объекта: учитель в наглядной форме представляет ученику учебный материал и проблемную ситуацию так, чтобы он понял их смысл, и тем самым как бы вводит ученика в предстоящий процесс учения;

– психический образ выделяется из психического процесса как его возможный результат: идет активное формирование ходов решения и их тренировка с помощью учителя;

– то, что субъект освоил, снова возвращается в психический процесс и в деятельность ученика; идет закрепление и проверка знаний;

– синтез новых знаний с прошлым опытом, их практическое применение.

Учение как субъектная характеристика обучения реализуется при организации последнего в форме учебной деятельности. Она представляет собой деятельность субъекта по овладению обобщенными способами учебных действий и саморазвитию в процессе решения учебных задач, специально поставленных учителем (преподавателем), на основе внешнего контроля и оценки, переходящих в самоконтроль и самооценку.

Д.Б. Эльконин отмечал, что учебная деятельность – это деятельность направленная, имеющая своим содержанием овладение обобщенными способами действий в сфере научных понятий. «Такая деятельность должна побуждаться адекватными мотивами, ими могут быть мотивы приобретения обобщенных способов действий, или, проще говоря, мотивы собственного роста, собственного совершенствования. Если удастся сформировать такие мотивы у учащихся, то этим самым поддерживаются, наполняясь новым содержанием, те общие мотивы деятельности, которые связаны с позицией школьника, с осуществлением общественно значимой и общественно оцениваемой деятельности».

Успешность учения находится в большой зависимости от того, насколько учащийся стал субъектом учебной деятельности, т.е. каково его отношение к предмету изучения, средствам и способам достижения поставленных целей, к себе, учителю и соученикам.

Учебная деятельность, таким образом, имеет своей целью развитие личности самого обучаемого путем присвоения им духовных ценностей. Учебная деятельность характеризуется следующими особенностями:

– она направлена на овладение учебным материалом и решение учебных задач;

– в ходе ее осуществления усваиваются общие способы действий и научные понятия;

– овладение общими способами действий, программами действий, предваряющих решение задач;

– удовлетворяя познавательные потребности обучающихся, она побуждает их к саморазвитию;

– приводит к психическим и личностным изменениям обучающегося в зависимости от результатов его собственных действий.

Учебная деятельность, как и любая другая, характеризуется следующей структурой: имеет цель, предметное содержание, средства и способы, продукт или результат. Однако в учебной деятельности они специфичны.

Цель учебной деятельности, т.е. ожидаемый ее продукт, заключается не в изменении некоторого материального предмета, а в развитии самого человека, усваивающего знания. Такая цель требует постановки личностных и познавательных задач, решение которых связано с нахождением обучающегося в позиции субъекта учебной деятельности.

Эта позиция в ходе онтогенеза развития меняется, поскольку в процессе формирования учебной деятельности трансформируются познавательные интересы и запросы, появляются мотивационно-ценностное отношение к учению, самостоятельность в усвоении знаний, способов и приемов решения учебных задач, возможность оперирования полученными знаниями, развивается способность к саморегуляции и самоуправлению.

С первых этапов включения ребенка в учебную деятельность он получает новый социальный статус и стремится утвердиться в нем. Для первоклассников школа и учитель – очень значимы и авторитетны. И поэтому в ходе начального обучения ребенок постепенно занимает позицию школьника.

К подростковому возрасту этот статус оказывается освоенным. В этот период у учащихся возникает стремление обрести свое место среди учеников, мнение которых оказывается для них важным. Этот процесс происходит достаточно сложно, вызывая внутриличностные и межличностные конфликты, которые зачастую оборачиваются подростковым кризисом.

В старших классах школьника начинает серьезно занимать проблема личностного и профессионального самоопределения. Он осуществляет попытку выбрать профессию и наметить жизненный путь. В этом возрасте ученик впервые задумывается уже не столько о своем месте среди сверстников, сколько о своем месте в социуме, в обществе.

Следовательно, социальный статус личности специфическим образом определяет отношение к учебной деятельности и соответственно к обучению в каждый из периодов ее жизнедеятельности. Психологический смысл роли ученика изменяется по мере освоения учебной деятельности.

Степень, устойчивость и глубина осознания значимости обучения зависят от осознания целей учебной деятельности. Известно, что с годами личностный смысл обучения изменяется: прагматические планы постепенно замещаются потребностями повышать свою культуру. На всех этапах онтогенеза происходит обогащение, обновление и пересмотр индивидуального опыта за счет усвоения теоретических знаний и осмысления их связи с практическими знаниями.

Конечно, степень осознания ценности обучения для развития своего творческого потенциала не у всех учащихся одинакова. Она зависит, прежде всего, от исходного отношения к обучению на начальных этапах, от субъективной готовности к учебной деятельности, от наличия положительного (или отрицательного) учебного опыта, от семьи ученика, сложившегося круга общения, от сформированности образаЯ, соотношения Я-реального и Я-идеального, наличия эталонов для подражания, жизненных планов, способности к обучению.

На каждом этапе обучения требуется углубление представлений учащихся о ценности образования и самообразования, о сущности учебной деятельности, влияющей на личностный рост. При этом учащиеся должны осознать, что развитие личности происходит лишь при их собственной активности в процессе обучения.

Предметным содержанием учебной деятельности являются усвоение знаний, овладение обобщенными способами действий, отработка приемов и способов действий, их программ, алгоритмов.

Д.Б. Эльконин подчеркивал, что учебная деятельность не тождественна усвоению, что оно является ее основным содержанием и определяется строением и уровнем ее развития.

Центральным звеном учебной деятельности является усвоение, которое представляет собой сложную интеллектуальную деятельность и обеспечивает получение информации, ее трансформацию, смысловую обработку, сохранение и воспроизведение, возможность применения в новых условиях.

Усвоение является показателем эффективности учебной деятельности, ее прочности, системности, качественности. Содержанием процесса усвоения являются теоретические знания и прикладные умения. Их основу составляет происхождение, становление и развитие того или иного предметного знания, способов его применения в различных ситуациях жизни и деятельности человека.

Усвоение – не одномоментный, а фазный процесс. В его структуре принято выделять следующие этапы:

– формирование отношения учащихся к учебному материалу, позволяющего вызвать интерес к усвоению;

– процесс ознакомления с материалом;

– активная Смысловая его проработка;

– включение нового материала в имеющуюся систему знаний;

– запоминание и сохранение усваиваемого материала;

– применение полученных знаний, умений и навыков.

Все названные этапы взаимосвязаны и влияют на конечный результат усвоения. Оно также обусловлено личностной значимостью материала, эмоциональным отношением к нему, возможностью его использования в значимых ситуациях.

В разные возрастные периоды характер усвоения не остается неизменным: в младших классах наблюдается его зависимость от учебного материала, стремление сохранить в начальном виде, неумение реконструировать или комбинировать его. В старших классах эти недостатки усвоения преодолеваются и возникают умения обобщать способы и стратегии действия, усваивается последовательность действий. Критерием процесса усвоения является характер выполняемых действий, их опосредованность, автоматизированность (сформированность навыков).

Результаты учебной деятельности в большой степени зависят от того, какие средства и способы применены в ней. По способу выполнения она может быть репродуктивной, творческой, исследовательской.

В процессе учебной деятельности традиционно используются анализ, синтез, сравнение, обобщение, классификация, систематизация и другие мыслительные операции, без которых невозможно осуществление интеллектуальных действий. Кроме этого, применяются знаковые и языковые средства, с помощью которых репрезентируются знания и отражается индивидуальный опыт человека.

В ходе осуществления учебной деятельности происходит качественное изменение умственных действий учащихся, переход от их низших структур к высшим. Показателями, или критериями, умственного развития в учебной деятельности являются: фонды сознательно усвоенных учеником знаний, полнота и точность выделения существенных признаков изучаемых понятий, тонкость их дифференцирования, уровень сформированности обобщений, гибкость усвоенных знаний, их устойчивость, уровень развития мотивации учения, овладение приемами мышления, характер рассуждений, количество суждений, их экономичность, самостоятельность решения новых учебных задач (Д.Н. Богоявленский).

Учение характеризуется как синтетическая деятельность, в которой объединяются как познавательные процессы (восприятие, внимание, память, мышление, воображение), так и личностные образования (потребности, мотивы, установки, эмоции, воля).

Основным продуктом (результатом) учебной деятельности являются обогащение концепции жизни, развитие своеобразного личностного концептуального видения мира («образ мира», «картина мира», «модель универсума») в отличие от функционального, с которого оно начинается. Это происходит благодаря умениям структурировать и актуализировать знания, соотносить общее и частное, выделять ведущие закономерности, объяснять явления с научных позиций.

Концептуальное видение мира характеризуется расширением понятий и представлений личности о мире, людях и о себе, формированием личностных ценностей и идеалов, совершенствованием методов практической деятельности. Понятие «образ мира» было введено А.Н. Леонтьевым. Образ мира – это «целостная многоуровневая система представлений человека о мире, о других людях, о себе и своей деятельности». Оно имеет ключевое значение для интерпретации результатов учебной деятельности. Образ – исходный пункт и одновременно результат любого познавательного, в том числе учебного, акта. В широком смысле образ – это субъективная форма отражения реальности. В более узком смысле слово «образ» используется для обозначения чувственных форм отражения, т.е. таких, которые имеют сенсорную (ощущение, восприятие, последовательные образы и др.) природу. Нужно отметить, что понятие «образ мира» нередко характеризуют как совокупность образов отдельных предметов и явлений, выступающих в качестве первичных по отношению к картине мира. В действительности образ мира возникает и эволюционирует как целостное интегральное образование не только познавательной сферы личности. Оно тождественно самой личности. Образ мира функционально и генетически первичен по отношению к любому конкретному образу или отдельному чувственному переживанию человека.

Изолированные образы в принципе не могут существовать. Результатом любого познавательного процесса личности выступает не некоторый новый единичный образ, а модифицированный образ мира, обогащенный новыми элементами.

Образ мира представляет собой совокупность непрерывно генерируемых гипотез различного уровня. Первый – поверхностный уровень – это гипотезы, реализованные в зрительной, слуховой и других чувственных модальностях (перцептивные гипотезы). Второй – глубинный уровень образа мира. Гипотезы этого уровня формируются на уровне знаний и личностных смыслов.

По своей природе образ мира носит прогностический характер, т.е. отражает не только настоящее, но и ожидаемое на близкое или далекое будущее. Последнее определяет те сферы реальности, в отношении которых строятся и проверяются жизненные гипотезы. Каждая гипотеза с самого начала оказывается вписанной в контекст повседневной деятельности и целостного образа мира. Познавательные действия возникают в ответ на рассогласование прогнозируемых событий с тем, что реально имеет место, или в ответ на совершенные самим субъектом действия, которые должны привести к изменению представлений.

Образ мира как результат учебной деятельности, синтезируя мотивационные, ценностные и смысловые новообразования личности, в значительной степени характеризует ее индивидуальный опыт.

Учебная деятельность является по своей природе познавательной. В этой связи ее организационно-психологическая структура (см. табл. 1) включает в себя мотивацию; проблему (учебную ситуацию или yчeбнyю зaдaчy в форме задания); исполнение (реализацию в форме учебных действии); контроль и оценку, переходящие в самоконтроль и самооценку (К. Прибрам, Ю. Галантер, Дж. Миллер).

Побудителем учебной деятельности является система мотивов, органично включающая в себя познавательные потребности, цели, интересы, стремления, идеалы, мотивационные установки, которые придают ей активный и направленный характер, входят в структуру и определяют ее содержательно-смысловые особенности.

Таблица 1

Названная система мотивов образует учебную мотивацию, которая характеризуется как устойчивостью, так и динамичностью. Доминирующие внутренние мотивы определяют устойчивость учебной мотивации, иерархию ее основных подструктур. Социальные мотивы обусловливают постоянную динамику вступающих в новые отношения друг с другом побуждений. А.К. Маркова отмечает, что становление мотивации «есть не простое возрастание положительного или усугубление отрицательного отношения к учению, а стоящее за ним усложнение структуры мотивационной сферы, входящих в нее побуждений, появление новых, более зрелых, иногда противоречивых отношений между ними» .

Учебная мотивация позволяет развивающейся личности определить не только направление, но и способы реализации различных форм учебной деятельности, задействовать эмоционально-волевую сферу. Она выступает в качестве значимой многофакторной детерминации, обусловливающей специфику учебной ситуации в каждый временной интервал.

Учебная мотивация обусловлена целым рядом факторов: характером образовательной системы, организацией педагогического процесса в образовательном учреждении, особенностями самого обучающегося (пол, возраст, уровень интеллектуального развития и способностей, уровень притязаний, самооценка, характер взаимодействия с другими учениками и т.д.), личностными особенностями учителя (преподавателя) и прежде всего системой его отношений к обучаемому, к педагогической деятельности, спецификой учебного предмета.

Учебная деятельность является полимотивированной, так как активность обучаемого имеет различные источники. Принято выделять три вида источников активности: внутренние, внешние и личные.

К внутренним источникам учебной мотивации относятся познавательные и социальные потребности (стремление к социально одобряемым действиям и достижениям).

Внешние источники учебной мотивации определяются условиями жизнедеятельности обучаемого, к которой относятся требования, ожидания и возможности. Требования связаны с необходимостью соблюдения социальных норм поведения, общения и деятельности. Ожидания характеризуют отношение общества к учению как к норме поведения, которая принимается человеком и позволяет преодолевать трудности, связанные с осуществлением учебной деятельности. Возможности – это объективные условия, которые необходимы для развертывания учебной деятельности (наличие школы, учебников, библиотеки и т.д.).

Среди названных источников активности, мотивирующих учебную деятельность, особое место занимают личные источники. К их числу относятся интересы, потребности, установки, эталоны и стереотипы и другие, которые обусловливают стремление к самосовершенствованию, самоутверждению и самореализации в учебной и других видах деятельности.

Взаимодействие внутренних, внешних и личных источников учебной мотивации оказывает влияние на характер учебной деятельности и ее результаты. Отсутствие одного из источников приводит к переструктурированию системы учебных мотивов или их деформации.

Различают следующие группы учебных мотивов:

– социальные (осознание социальной значимости учения, понимание личностноразвивающего значения учения, потребность в развитии мировоззрения и миропонимания и др.);

– познавательные (интерес к получению знаний, любознательность, стремление к развитию познавательных способностей, получение удовольствия от интеллектуальной деятельности и др.);

– личностные (чувство самоуважения и честолюбия, стремление пользоваться авторитетом среди сверстников, подражание референтным соученикам, стремление к персонализации или транслированию и эстафированию личностных свойств и др.).

Эти и многие другие» мотивы учебной деятельности не существуют в изолированном виде. Чаще всего они выступают в сложном взаимопереплетении и взаимосвязи. Одни из них имеют основное значение в стимулировании учебной деятельности, другие – дополнительные. Принято считать, что социальные и познавательные мотивы являются психологически более значимыми и чаще проявляемыми.

Учебные мотивы различаются не только по содержанию, но и по мере их осознанности. Наиболее адекватно осознаются мотивы, связанные с близкой перспективой в учении. В ряде ситуаций учебные мотивы остаются замаскированными, т.е. трудно выявляемыми.

Условием осуществления учебной деятельности является межличностное взаимодействие (общение) по поводу ее предметного содержания. В этой связи есть основания утверждать, что учебная деятельность по своей сути – это совместная деятельность учителя (преподавателя) и обучаемых. Система отношений, складывающихся в определенный момент осуществления учебной деятельности, называется учебной Ситуацией. Ее характеризуют отношение учащихся к целям и содержанию учебной деятельности; отношение учащихся к учителю и между собой в процессе решения учебных задач; условия осуществления учебной деятельности, т.е. субъективные возможности учащихся и учителя и объективные условия организации обучения (Ю.Н. Кулюткин).

Если все компоненты учебной ситуации согласованы между собой, то можно говорить об адекватности ситуации целям учебной деятельности. Если достижение ее целей по тем или иным причинам затрудняется (например, в силу сложности учебного материала), то возникает так называемая трудная ситуация. Если в системе межличностных отношений имеют место противоречивые тенденции, возникают конфликтные ситуации. Учебные ситуации могут быть типичными или нетипичными, эпизодическими или долговременными.

Существуют учебные ситуации, в которых учение является не целью, а средством для достижения других, более значимых для человека целей (удовлетворения уровня притязаний, честолюбия, избегания наказания, повышения статуса среди сверстников и др.). Такая учебная ситуация предполагает направление усилий не на учение, а на достижение внешних по отношению к учению целей, что не может привести к эффективному учению.

Более результативными являются учебные ситуации, в основе которых лежат собственно учебные цели и мотивы, направленные на усвоение знаний, саморазвитие, удовлетворение познавательных потребностей. Такие ситуации оцениваются как оптимальные, поскольку усилия учащихся затрачиваются на решение учебных задач.

Наиболее значимый компонент учебной деятельности – учебные задачи. Они представляют собой определенные учебные задания, сформулированные учителем и позволяющие ученику понять, какие действия следует совершать с учебным материалом. Однако до момента выполнения действия ученик должен осознать цель, ради которой будут производиться эти действия, и условия, в которых они будут совершаться. Следовательно, учебная задача определяется соотношением цели и условий учебной деятельности.

В учебной задаче дается лишь часть информации о каком-либо объекте, явлении, процессе, а другая остается неизвестной. Ее следует найти на основе решения. В структуру учебной, как и любой другой, задачи входят предмет задачи («данное», «известное») и требования задачи («искомое», «неизвестное»). Предметное содержание задачи следует рассматривать как условие, а требуемое решение как вопрос, на который необходимо найти ответ. Вопросы в полной мере должны быть понятны и учителю, и ученику. Они усложняются по мере получения на них правильных ответов. В ситуациях затруднений вопросы могут быть переформулированы и даже упрощены, но вместе с тем они должны быть направлены на раскрытие сущности изучаемого учебного материала.

Одной из основных особенностей задач является их направленность на субъекта, поскольку решение задач – есть средство его изменения за счет усвоения определенных способов действий.

В своей совокупности учебные задачи образуют логическую систему, задаваемую базовыми понятиями того или иного учебного предмета. В этой системе имеются как общие задачи, направленные на усвоение сущностных характеристик изучаемых явлений, процессов и обобщенных способов выполнения действий, так и частные, связанные с усвоением отдельных понятий, представлений, умений и навыков.

Процесс решения учебных задач включает следующие этапы: постановка задачи и ее осмысление учеником; поиск вариантов решения задачи; анализ решения и оценка полученного результата.

Решение учебных задач осуществляется с помощью совокупности учебных действий, являющихся единицами учебной деятельности. Действия – это «процесс, мотив которого не совпадает с его предметом (т.е. с тем, на что оно направлено)», но включен всовершаемую деятельность. При этом «предмет действия есть не что иное, как его сознаваемая непосредственная цель».

По своему характеру учебные действия подразделяются на действия целеполагания, моделирующие, исполнительские, преобразующие, контролирующие и оценивающие. Названные действия соотносятся с этапами осуществления учебной деятельности. Так, действие целеполагания связано с осознанием цели решения учебных задач. Именно с этого действия начинается любая, в том числе и учебная, деятельность. Моделирующие действия связаны с построением плана поиска решения задачи. Исполнительские действия – вербальные и невербальные, формализованные и неформализованные предметные действия, с помощью которых реализуется внутренний план (целеполагание и программирование). Преобразующие действия направлены как на изменение условий учебной задачи, так и на корректировку, уточнение плана ее решения.

Особое место в структуре учебной деятельности занимают контролирующие и оценивающие действия. Их значимость обусловлена тем, что с помощью этих действий происходит переход внешнего действия во внутренний план, т.е. действия контроля и оценки учителя преобразуются в действия самоконтроля и самооценки ученика. Такой переход становится реальным благодаря вопросам учителя, которые задают общую программу контроля, являющегося основой самоконтроля.

Действия самоконтроля применительно к усвоению учебного материала были изучены П.П. Блонским. Он выделил следующие четыре стадии реализации этих действий:

– отсутствие самоконтроля, поскольку ученик не усвоил учебный материал и контроль ему не нужен;

– «полный самоконтроль», когда учащийся проверяет полноту и правильность репродукции усвоенного материала;

– выборочный самоконтроль, с помощью которого учащиеся проверяют усвоение главного в учебном материале;

– отсутствие видимого самоконтроля, осуществляемого на основе прошлого опыта.

Аналогично действиям самоконтроля в процессе решения учебных задач осуществляются действия самооценки. Они имеют тенденцию перехода в самооценку как личностный параметр субъекта учебной деятельности.

Соотнесение учебных действий с познавательной деятельностью позволяет выделить перцептивные, мнемические, мыслительные действия, составляющие внутренний план учебной деятельности. Каждое из этих действий распадается на более мелкие, называемые операциями. Так, мыслительные (логические) действия включают прежде всего сравнение, анализ, синтез, абстрагирование,

обобщение, классификацию и др. Перцептивные действия включают опознание, идентификацию и т.д., мнемические – запечатлевание, фильтрацию информации, ее структурирование, сохранение, актуализацию и др.

Итак, каждое более или менее сложное учебное действие предполагает совершение действий, состоящих из большого количества перцептивных, мнемических и мыслительных операций. Уровень развития учебных действий зависит от уровня развития названных операций. Это предполагает постепенный переход учащихся в процессе учения ко все более обобщенным действиям.

Проведенный анализ организационно-психологической структуры учебной деятельности позволяет представить ее как сложно организованное пространство педагогического управления. Управлять учебной деятельностью – это значит организовать учение обучающихся, т.е. направить их на решение системы учебных задач. Специфика деятельности учителя (преподавателя) состоит в том, что он ставит обучающегося в позицию человека, активно усваивающего знания. Для этого учитель:

– стремится к тому, чтобы поставленные им учебные задачи были приняты учащимися;

– прилагает усилия к тому, чтобы ими были освоены способы решения учебных задач;

– формирует у учащихся способность к оценке результатов учения;

– создает условия для проявления активности и самостоятельности в учебной деятельности.

Для развития личности обучаемых в учебной деятельности учитель (преподаватель) организует ее мотивирование, регулирование, контролирование и оценивание.

Мотивирование учебной деятельности состоит в побуждении учеников проявить внутреннюю активность и принять цели и задачи обучения как личностно значимые. При этом важно сформировать у учащихся умение соотносить цели обучения с их потребностями, интересами и возможностями.

Регулирование учебной деятельности заключается в направлении активности обучаемых на решение различных учебных задач. Эта функция имеет две стороны: информационную и организационную. Информационная сторона регулирования учебной деятельности связана с необходимостью ознакомления учащихся с ее предметным содержанием (знаниями о свойствах объекта, закономерностях тех или иных явлений и способах действий в различных учебных ситуациях). Включение учащихся в индивидуальные, групповые и фронтальные формы учебной деятельности составляет организационную сторону этой функции. Задача учителя (преподавателя) состоит в том, чтобы научить обучаемых соотносить характер учебных задач с наиболее целесообразными формами учебной деятельности.

Контролирование и оценивание как функции управления учебной деятельностью проявляются в поэтапной проверке хода решения учебных задач, анализе достижений и ошибок обучаемых, итоговой оценке полученных ими результатов, в выборе содержания и форм учебной деятельности на последующих этапах ее осуществления.

Названные функции педагогического управления учебной деятельностью имеют инвариантный характер. Они осуществляются в условиях конкретных учебных ситуаций и решают определенную задачу, связанную с организацией учебной деятельности. Решение такой задачи, по мнению Ю.Н. Кулюткина, предполагает исходный анализ и оценку сложившейся учебной ситуации, проектирование и реализацию учебной деятельности, а также итоговый анализ и оценку учебной ситуации. Соотношение функций педагогического управления учебной деятельностью и этапов ее организации представлено в таблице 2.

Таблица 2. Педагогическое управление учебной деятельностью

Этапы организации Функции управления учебной деятельностью
учебной деятельности Мотивирующая Регулирующая Контролирующая и оценивающая
1. Исходный анализ и оценка учебной ситуации Определение уровня сформированности учебной мотивации и психологической готовности к решению учебной задачи Выявление уровня сформированности знаний и умений, необходимых для решения учебной задачи, наличия исходных понятий и представлений об изучаемом объекте. Установление возможных трудностей и определение степени самостоятельности учащихся. Анализ взаимоотношений учащихся и характера совместной деятельности Оценка исходного уровня знаний и личностных качеств учащихся, отражающих их отношение к учению. Определение готовности учащихся к самоконтролю и самостоятельному выполнению учебных действий
2. Проектирование учебной деятельности Определение предметного содержания учебной деятельности и ее форм с точки зрения их личностной значимости. Выбор способов стимулирования познавательной сферы учащихся Построение логической структуры предметного содержания учебной деятельности, отбор форм и методов ознакомления учащихся с новой информацией с целью ее усвоения. Подготовка дифференцированных учебных заданий, соответствующих уровню развития познавательных способностей учащихся. Определение форм учебной деятельности и оказание помощи учащимся при самостоятельном решении учебных задач Разработка контрольных заданий и форм контроля за ходом учебной деятельности. Выбор стратегий и тактик оценивания хода и результатов учебной деятельности
3. Реализация учебной деятельности Применение непосредственных и опосредованных воздействий, мотивирующих учебную деятельность, включая механизмы референтности и персонализации Организация деятельности учащихся как коммуникативного процесса. Установление межличностного взаимодействия и взаимопонимания. Организация индивидуальной формы учебной деятельности, оказание учащимся помощи в преодолении трудностей при самостоятельном решении учебных задач Осуществление контроля на каждом этапе учебной деятельности (текущий контроль) и коррекция учебных действий. Оценка хода усвоения учебного материала
4. Итоговый анализ и оценка учебной ситуации Определение достижений в учебной мотивации, поддержка уверенности в учащихся в собственных силах и выбор способов формирования «Я-концепции» средствами учебной деятельности Анализ причин успехов и неудач в решении учебных задач. Моделирование индивидуальной работы, связанной с устранением проблем в усвоении учебного материала. Планирование последующих учебных ситуаций Определение уровня усвоения знаний и сформированности учебных действий, характера личностных изменений, сдвигов в мыслительной рефлексии и их оценка

Необходимо обратить внимание на то, что поэтапная реализация управленческих функций характеризует относительно законченный цикл обучения. Однако он не является замкнутым, поскольку этап анализа и оценки учебной ситуации одновременно выступает и итоговым, и начальным. Эта особенность управления учебной деятельностью выражается в относительной завершенности каждого отдельного ее цикла (например, решение некоторой учебной задачи, изучение отдельной темы) и одновременно во взаимосвязи циклов друг с другом. Процесс обучения поэтому складывается из небольших и достаточно больших, кратковременных и долговременных циклов осуществления учебной деятельности.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий