регистрация / вход

Система античного образования

Характеристика истории образования в античности, ее значение для современной культуры, истоки педагогических традиций. Системы образования, воспитания и обучения в Древней Греции, Спарте и Древнем Риме. Анализ методов и особенностей античной педагогики.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

УЛЬЯНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА «История и культура»

РЕФЕРАТ

Тема:

«Система античного образования»

Составитель:

Студент гр.Рд-22 Шайдуллов Х.А.

Руководитель:

Доцент Царёва Г.В.

Ульяновск 2010

Содержание

Введение

Воспитание и обучение в Греции

Воспитание в Спарте

Воспитание и обучение в Риме

Заключение

Библиографический список

Введение

В данной работе рассматривается тема "Античное образование". Мне кажется, что эта тема весьма актуальна и сейчас. История образования в античности не безразлична для нашей современной культуры: она возвращает нас к непосредственным истокам своей собственной педагогической традиции. Самая основа нашей культуры восходит к их культуре, и это в очень большой мере касается нашей системы образования.

Замиравшая жизнь античной школы, кое-где тянувшаяся очень долго в потемках варварской эпохи Высокого Средневековья, на Западе в конце концов оборвалась (даты различны в зависимости от страны). Но к методам античной педагогики вернулись. Средиземноморский мир в античности в самом деле знал одно классическое образование, одну определенную и последовательную систему образования.

Разумеется, эта система не возникает с самого начала в своей окончательной, полностью развитой форме. Более того, она достигает таковой относительно поздно, по моему мнению, лишь после того, как внесли свой вклад два великих воспитателя Платон и Сократ. Это не должно нас удивлять: образование - это способ коллектива приобщить молодое поколение к ценностям и навыкам, характеризующим культуру данного общества.

Вот почему классическое образование обретает свою подлинную форму лишь тогда, когда великая творческая эпоха греческой цивилизации уже позади. Лишь с наступлением эллинистической эры оно предстает перед нами во всеоружии своих учреждений, программ и метода. Но, раз достигнув зрелости, оно сохраняет без особых изменений, по инерции, свойственной явлениям культуры (в особенности явлениям, зависящим от педагогической рутины) одну и ту же структуру и приемы на протяжении долгих веков. Распространение его за пределы греческого мира в Рим, Италию, на романизированный Запад повлекло за собой лишь перемены и отступления второстепенного характера.

Рассмотрим подробнее античное образование.

Воспитание и обучение в Греции

О воспитании и обучении в греческом обществе героического периода имеются довольно скудные сведения. Однако этого достаточно, чтобы составить о них некоторое представление.

Систематического обучения наукам и искусствам в те времена не знали. Для девочки мать и рабыни были единственными наставницами в тех навыках, которые от нее требовались: в изготовлении тканей и шитье платья, знакомстве с кухней и уходе за детьми. Взрослая девушка обучалась прядению и ткачеству для того, чтобы, выйдя замуж, она могла или сама, или с помощью рабынь одевать семью.

О взрослом мальчике заботился отец. Иногда он приставлял к сыну благовоспитанного юношу из знакомого бедного или разорившегося семейства, который в качестве компаньона словом и делом должен был служить примером для мальчика.

Впоследствии мальчик должен был учиться на примере других и на собственном житейском опыте. Это подтверждают слова Нестора: «Я раньше родился и (потому) знаю больше ». Попытки систематизировать образование заметны только в обучении пению и музыке (игре на форминге). Обучение врачебной науке предполагало знание целебных свойств некоторых трав, чему еще кентавр Хирон учил своего воспитанника Ахиллеса.

Из исторических времен до нас дошли более обширные сведения, позволяющие составить цельную картину воспитания в греческом обществе.

Детские игрушки (пегния) были довольно разнообразными. В дошедших до нас письменных источниках упоминаются следующие из них: хлопушка (платага), тележки (гамаксидес), домики и лодки из кожи. Существовали игрушки в виде зверей (черепахи, зайцы, утки, обезьянки с детенышами), куклы (кора) из воска, гипса или обожженной глины, и солдатики из того же материала. Все это постоянно было в продаже. Подростки забавлялись мячом (сфера), обручами (трохос), волчком (стромбос). качались на качелях (ас-тора). Часто они играли в царя, в чет и нечет, в жгут, в жмурки и горелки. В орлянку (стрентинда) играли, бросая монету вверх и приговаривая: «орел или решка?» Существовала игра в ямку (лунку, тропа), в которой требовалось попасть в специальную лунку бабками, желудями и т. п. Дети угадывали, сколько предметов (орехов или бобов) находится у другого в руке. Особенно любимой была игра в пять камешков (пенталита). Она состояла в том, что пять камешков клали на оборотную сторону руки, подбрасывали вверх и ловили. Кроме того, кормилицы и няньки забавляли детей, рассказывая им сказки и басни (граон), в том числе басни Эзопа и т. д.

До 6 лет мальчиков воспитывали дома вместе с девочками. Затем воспитание мальчика продолжалось вне дома — в школе и в палестре, куда его сопровождал дядька из рабов. В обязанности дядьки входило обучение мальчика нормам поведения, а именно тому, как он должен вести себя дома и за его пределами. Дядька оставался при мальчике до совершеннолетия последнего.

Школы в Греции были частными. Контроль государства за ними (исключая гимнастику) ограничивался только нравственной стороной. Выбор школ всецело принадлежал обществу, поэтому оно могло посылать детей к тем или иным учителям. Впрочем, школы не являлись постоянным учреждением, и обучение нередко происходило прямо на улице. О плате за учебу нет достоверных сведений, хотя до нас дошло немало сообщений о конфликтах, которые возникали при расплате родителей учеников с учителями. Занятия начинались рано утром. Существовали следующие предметы обучения: 1) чтение, письмо, основы счета (грамматика), 2) музыкэ (мусика), 3) гимнастика.

Чтению и письму обучали одновременно. Как только преодолевались первые трудности обучения, дети принимались за чтение произведений Гомера, который в древности считался неисчерпаемым источником всех познаний — и религиозных и светских. Затем ученики переходили к Гесиоду, Феогниду и изречениям Солона. Многое из трудов этих писателей сохранялось в памяти ребенка на всю жизнь.

Для письма использовали специальные дощечки (пинакес), сильно натертые воском. На них писали острым концом палочки (графион), сделанной из металла или слоновой кости. Другим, плоским концом палочки затирали то, что было неверно написано, и заново сглаживали воск на дощечке. Две такие дощечки, соединенные обычным способом, или при помощи складных деревянных досок, назывались диптихон. Если же их было более двух, то они назывались полиптихе дельте.

Такие дощечки, где записанное легко уничтожалось, использовались только для повседневных нужд. В том случае, если записанное необходимо было сохранить надолго, требовался более прочный материал. Вот почему с развитием письма в употребление вошел папирус. Египтяне с незапамятных времен изготавливали свою бумагу из этого растения. У греков же папирус получил распространение только со времен Псамметиха (с VI века до н. э.). До этого времени, по свидетельству Геродота, греки писали на дубленых шкурах овец и коз (дифтера). Усовершенствование в обработке и приготовлении таких шкур в царствование Эвмена П (197—158 гг. до н. э.) в Пергаме привело к изобретению пергамента. Чернила делались из особого красильного вещества черного цвета и хранились в чернильнице, которая закрывалась крышкой. Иногда чернильница имела кольцо, при помощи которого ее носили на поясе. Пером служил мемфисский, книдский и анаитский камыш (каламос), очинённый и расщепленный подобно гусиному перу.

Обучение счету вначале проходило в форме игры. Использовались и наглядные пособия — яблоки и другие предметы. Потом учились считать по пальцам или раскладывали на особых дощечках камешки, которые, в зависимости от места их расположения, имели разное значение.

Научившись грамоте, мальчики приблизительно в возрасте 13 лет начинали проходить музыкальный курс в школе кифариста. Они учились играть на лире и петь под ее аккомпанемент торжественные песни дорического стиля, сочиненные знаменитыми мелическими поэтами. Такое обучение подчинялось не только практическим нуждам—участию в музыкальных состязаниях, религиозных народных торжествах, в драматических или хорических играх (в особенности у дорийцев и эолийцев), пению на домашних праздниках, например на пиршествах и т. п. При этом преследовались важные педагогические цели. По словам Платона, музыка необходима для того, чтобы «приучив свою душу к рифме и гармонии, исполнить ее кротости, созвучия и согласия, а тем самым доставить ей пользу в слове и деле; потому что и вея жизнь человеческая имеет нужду в рифме и гармонии». Эти принципы в отношении музыки просуществовали, начиная со времен правления Солона, лишь до конца Пелопоннесской войны.

Одновременно с обучением счету, письму и музыке, а часто и после него шли усердные занятия гимнастикой. В этом случае греки руководствовались тем принципом, что духовное образование и развитие лучше всего достигается при здоровом теле, наличие которого считалось главным условием. С другой стороны, они считали образование необходимым условием того, чтобы тело, как вторая равноправная часть человека, достигало всестороннего и свободного развития. Таким образом, во всех проявлениях жизни греческого общества утверждался идеал телесного и духовного совершенства (калокагатия). Гимнастика была призвана придать телу гибкость, крепость и гармоничное развитие, воспитать в молодежи чувство телесной красоты и благородство. Она должна была пробуждать храбрость, силу и энергию, которые, вместе с рассудительностью и скромностью, делают юношей деятельными слугами отечества в мирное время и на войне и предохраняют их от душевного отупения в старости.

Государство считало крайне важным, чтобы гимнастика находилась под его непосредственным контролем. Поэтому занятия гимнастикой, как в Афинах, так и в Спарте, велись по установленным законам, за исполнением которых наблюдали особые чиновники и учителя.

Гимнастические упражнения существовали уже в героический период. Память о павших героях и почитание богов отмечались играми, в которых сила и гибкость тела стояли на первом плане. Так, в честь Патрокла («Илиада», XXIII, 683 и далее) проводились игры, состоявшие из кулачного боя, борьбы, бега, метания копий и дисков. Однако подобные игры не имели системы и не преследовали определенных целей. Лишь позднее, приблизительно в начале VI веке до н. э., незадолго до правления Солона, появились так называемые палестры, где мальчики занимались гимнастикой под руководством учителей (гимнастов) и их помощников (педотрибов). Это были люди, знакомые с правилами питания и основами Медицинской науки. Одновременно они являлись хозяевами этих заведений, которые, как и остальные школы, были частными учреждениями, но находились под контролем государства.

Гимнастический курс в палестре делился на 3 возрастные группы (проте, девтера, трите емизия), в которые входили дети от 10 до 16 лет.

Начиная с 16 лет, юноши (с этого времени они назывались эфебы, хотя закон признавал их совершеннолетними только с 18 лет) посещали вместе со взрослыми общественные заведения, так называемые гимнасии, которые содержались богатыми частными лицами или за счет государства. Здесь они продолжали заниматься гимнастическими упражнениями самостоятельно, без помощи учителей, но всегда под надзором особых смотрителей. В Афинах смотрителей было 10 (по числу фил), они наблюдали за порядком и подчинялись особым чиновникам, так называемым гимнасиархам. В Афинах существовало несколько гимнасиев.

Гимнастика была призвана обеспечить гармоничное развитие всего тела. Поэтому ею занимались не только для того, чтобы достигнуть совершенства в каком-нибудь специальном виде упражнений, но и для подготовки к общественным состязаниям (агонистика), которые проводились во время национальных греческих праздников. Подобные состязания послужили поводом для возникновения атлетического искусства (атлетика), получившего особое развитие в македонский период. Со временем гимнастика перестала быть вспомогательным средством и превратилась в самоцель.

Гимнастическое искусство состояло из пяти видов состязаний (пентатлон, пятиборье): бег, прыжки, борьба, метание диска и копья. Юноши основное внимание уделяли борьбе, как самому полезному упражнению для развития тела. Позднее к борьбе прибавилось фехтование.

Во время выполнения упражнений атлеты раздевались и натирали тело маслом. Кроме того, при борьбе тело посыпали мелким песком, чаще всего египетским. Это делалось для того, чтобы, по словам Лукиана, тело меньше скользило и потело. После упражнений атлеты чистили тело специальной скребницей и обмывались в холодной ванне. В роскошно устроенных гимнасиях для всех этих процедур имелись особые помещения.

Кроме упомянутых выше упражнений существовали и другие, более простые. Этими упражнениями занимались не только молодые, но и взрослые посетители гимнасий, которым врачи рекомендовали их в качестве средства для улучшения пищеварения. Самыми распространенными были упражнения с мячом и мешком. Игре в мяч обучал в «мячевой» зале гимнасия особый учитель. Мячи делали из разноцветной кожи и набивали - шерстью, пухом или фиговыми зернами. Существовали также большие полые мячи.

В любимой спартанской игре епискирос непременно должно было участвовать несколько человек. Игроки делились на две равные команды линией из камешков. Таким же образом на определенном расстоянии с обеих сторон проводилась граница, за которую не имели права переступать ни та, ни другая сторона. Один из игроков бросал мяч, положенный на среднюю линию, в сторону противников, которые должны были его поймать, не переступая проведенной за ними границы.

Игра с мешком происходила в «мешочном» зале. Мешок прикрепляли к потолку и опускали до уровня живота играющего. Упражнение состояло в том, чтобы сильно раскачать мешок обеими руками, а потом ловко оттолкнуть его руками или грудью. Для более слабых его наполняли фиговыми зернами или мукой, для более сильных — песком.

Мальчик, прошедший к 16 годам вышеописанный курс грамоты, музыки и гимнастики, считался в глазах общества (особенно в Афинах и Ионии) окончившим свое воспитание.

В течение двух лет до достижения законного совершеннолетия, подрастающий юноша готовился к военной службе и служил в летучих отрядах аттической пограничной стражи.

Такое полное образование получали только дети зажиточных граждан. Дети бедных родителей смолоду были вынуждены браться за какое-нибудь практическое занятие, ограничившись только самыми минимальными познаниями. Несмотря на это, большинство детей свободных граждан получало необходимое образование, поскольку афинские законы требовали, чтобы каждый отец-гражданин отдавал своих детей учиться «музыке» (так называли не только музыку, но и чтение и письмо) и гимнастике. С другой стороны, закон не обязывал детей, которым родители не дали надлежащего воспитания, кормить последних в старости.

В остальных греческих государствах (за исключением Спарты и частично Беотии), даже в мелких, тоже существовали школы со сходным курсом обучения. Однако афинские школы настолько превосходили все остальные, что родители из других греческих городов и областей нередко отправляли своих детей на воспитание в Афины. Начиная с IV века до н. э. и до поздних времен Империи пребывание в Афинах было почти необходимым условием для получения высшего философского и риторического образования.

С появлением софистов во времена Перикла, в Афинах произошли резкие политические и духовные перемены. Веяния времени отразились и на образовании. Это прежде всего сказалось на подрастающей молодежи, которая, получив традиционное афинское образование (а иногда и вовсе пренебрегая им ради охоты и верховой езды), отправлялась слушать уроки софистов.

Первоначально эти уроки охватывали грамматику (как орфоэпиа Протагора, окоматон диаресис Продика), риторику (Горгий) и включали в себя толкование поэтических произведений (критика). Своим скептическим отношением к предмету софисты заражали знатную афинскую молодежь. Вслед за софистами быстро распространились школы риторов и философов. По инициативе Платона в сферу философских наук вошли новые предметы, на которые раньше почти не обращали внимания, а именно: арифметика (логистика), геометрия и астрономия. Впоследствии к ним добавились география и этнография, вспомогательным средством для изучения которых служили карты. С развитием рисования и живописи на дощечках из самшита сформировался необходимый минимум всестороннего образования. У греков его переняли римляне, и этот минимум сохранялся в Европе вплоть до XVIII века.

В эпоху распространения эллинизма в гимнасиях помимо гимнастики обучали наукам. Об этом свидетельствуют интересные надписи из Пергама, Сеста, Кизика и др. В одной пергамской надписи упоминается гимнасий, которым руководили гамнасиарх, эфебарх и письмоводитель (грамматевс). Эти лица выбирались общиной и подчинялись общинному правлению. Кроме того, гимнасии имели фундуши. Прием в гимнасий происходил только в форме экзамена. Ученики пользовались относительной независимостью и некоторыми почетными правами. Они образовывали нечто вроде особых корпораций. В одной пергамской надписи перечислено 85 эфебов.

То же самое можно сказать и об эфесском гимнасии. В Сеете один покровитель молодежи основал 6 гимнасиев, ученики которых даже одеждой не отличались от афинских эфебов. Все они, подражая афинянам, носили хламиду и македонские шляпы, так называемые петасы.

Образование афинских девушек, как правило, ограничивалось умением читать и писать, но и этому они обучались лишь в том случае, если имели грамотных матерей. В благородных семействах девушки иногда получали высшее образование. Они учились музыке, пению и танцам, но лишь в той степени, насколько это было необходимо при исполнении религиозных обрядов во время празднеств. Все остальное воспитание девушки ограничивалось тесным домашним кругом и состояло в общении с матерью, служанками, родственниками и подругами. Строгие представления афинян о приличии и целомудрии не позволяли девушке посещать школу вне дома. Кроме того, рамки приличия требовали, чтобы девушка как можно меньше видела, как можно меньше слышала и еще меньше желала знать. К тому же аттические воззрения требовали от девушки того, чтобы Она, за исключением случаев крайней необходимости, не покидала женской половины дома.

Воспитание в Спарте

Здесь было намного суровее и строже, чем в Афинах. Отчасти это объяснялось суровостью характера дорийцев, отчасти - особым строем спартанского государства, этой военной общины, господствовавшей над многочисленными подданными и рабами. Односторонне направляя все свое внимание на развитие физической силы и ловкости, спартанцы так и не смогли достичь того духовного и физического совершенства, которое в Аттике считалось целью человеческого существования и состояло в гармоничном развитии души и тела.

Судьбу новорожденного решало государство в лице старейшин той или другой филы. Если ребенок был здоровым, его считали достойным воспитания; слабых и больных бросали на произвол судьбы в Тайгет. До семи лет ребенок оставался при матери. Его не ласкали и не баловали, а постепенно подготавливали к тому строгому воспитанию, которое начиналось с семи лет. Мальчик, достигший указанного возраста, приписывался к группе одногодков особым чиновником, называвшимся педономом. Здесь старший группы, более взрослый товарищ и одновременно учитель, руководил детьми на занятиях гимнастикой. Из нескольких небольших групп составлялась одна большая, которую спартанцы называли стадом. Стадо находилось под надзором особого руководителя. За порядком и дисциплиной наблюдали педономы и их помощники. При них состояли особые лица, осуществлявшие наказания детей. Кроме того, каждый спартанский гражданин имел полное право наблюдать за детьми в случае необходимости, учить их и даже наказывать.

На занятиях гимнастикой мальчики, так же, как и в Афинах, отделялись от юношей. Обе группы занимались уже известными пятью видами упражнений. Кулачный бой и панкратион запрещались здесь строже, чем где-нибудь. Кроме названных упражнений практиковался военный танец (пирриха).

Даже одежда и пища служили цели закаливания будущего спартанского гражданина. Молодые люди всегда ходили с непокрытой головой, без обуви. С 10 лет, даже зимой, они обходились без хитона и носили только плащ, который должен был служить им целый год. Спали они на сене или соломе, без ковров и одеял, а с 15 лет довольствовались еще более жесткой постелью из тростника. Их пища была простой и скудной, что толкало мальчиков на тайное и хитрое воровство. Однако старшие смотрели на это как на особый вид упражнений в ловкости и находчивости, столь необходимых для будущего воина. Поэтому наказывали лишь в тех случаях, когда вор по своей неосторожности попадался на месте преступления.

Еще одним средством закалки будущего воина было знаменитое сечение детей, которое ежегодно происходило перед жертвенником Артемиды Орфии. Возможно, этот ритуал являлся отголоском прежних культов, практиковавших человеческие жертвоприношения. Всякое проявление боли при экзекуции считалось позорным, поэтому мальчики терпеливо переносили жесточайшее избиение. По свидетельствам древних авторов, они иногда даже умирали под ударами, но не показывали ощущения боли.

За гимнастическими упражнениями следовало обучение игре на четырехструнной кифаре (форминге), которая служила необходимым аккомпанементом при пении, хоровых плясках и пэанах.

По мнению спартанцев, обучение наукам не являлось необходимым для полноценного образования. Оно было предоставлено на усмотрение частных лиц и (за немногими исключениями) было весьма ограниченным, поскольку давало лишь самые необходимые практические навыки. Поэтому в глазах прогрессивных афинян спартанцы всегда оставались людьми необразованными. Зато спартанцы придавали большое значение жизненному опыту, поэтому при сисситиях и в других случаях юношей допускали к разговорам о военных и общественных делах. Таким образом, каждый спартанец являлся наставником молодежи. Так формировалось знаменитое уважение спартанских юношей к старшим и их приличное и скромное поведение.

В то время как в 18 лет афинские юноши становились полноправными гражданами, молодые спартанцы находились под непосредственным надзором и руководством государства до 30 лет. С 18 до 20 лет их использовали в тайных наблюдательных походах по стране. В 20 лет они поступали в войско в качестве новобранцев. Если не было войны, они оставались дома и сообща занимались гимнастикой в двух возрастных группах. Так продолжалось до 30 лет, после чего каждый спартанец, имевший такую возможность, был обязан обзавестись собственным хозяйством.

Спартанское воспитание девушек значительно отличалось от афинского. Ксенофонт свидетельствовал о том, что «Ликург учредил гимнастику, состязания в беге и силе в одинаковой мере для мужчин и женщин». Отсюда видно, что девушки в этом отношении были уравнены с юношами, хотя о воспитании девушек известно очень мало. По некоторым сведениям, их учили пению и танцам, что было важно при отправлении религиозных обрядов. Не только храбрость мужчин, но и здоровье и сила женщин должны были обеспечить здоровое молодое поколение, в котором так нуждалась небольшая, но воинственная спартанская община.

Остальные греки недоброжелательно относились к подобному методу женского воспитания. Свободу и простоту, которые отличали молодых спартанок от их застенчивых и скромных афинских сверстниц, они считали распущенностью и дерзостью. Научное образование, которому спартанцы не придавали особого значения при воспитании мальчиков, в отношении девушек и вовсе игнорировалось

Воспитание и обучение в Риме

В древние времена умственное и физическое воспитание дети получали в отцовском доме. Как правило, этим занималась мать, которая особенно тщательно подбирала нянек и кормилиц. Государство, предоставив отцу неограниченную власть над детьми, напрямую не вмешивалось в воспитание. Только в исключительных случаях вредного влияния семейной обстановки на ребенка государство в лице цензора могло пресечь неверное направление в воспитании.

В кругу семьи ребенок с младенчества усваивал традиционные римские добродетели — почтение к богам и законам, скромность в речах и делах, послушание, честность, умеренность и трудолюбие. «Принимает ли домохозяин утром в атриуме, сидя в кресле, клиентов и выслушивает их нужды; отворяет ли он во время празднеств и похорон шкафы с восковыми изображениями славных предков; идет ли речь о великих делах прошлого; поется ли застольная песнь о славе героев и могучих деятелях римской истории,— всегда при этом присутствуют дети-сыновья, и здесь-то их впечатлительный ум запасается здоровыми задатками на целую жизнь»,— свидетельствовал современник. Дети присутствовали при общем обеде, сидя за отдельными столиками или прислуживая родителям. Дочери пряли, ткали и вязали вместе с матерью; сыновья пахали, сеяли и жали вместе с отцом. У него же они учились ездить верхом, плавать, владеть оружием, а также азам чтения, письма и счета.

Поскольку отец не всегда мог дать детям основы образования, ему приходилось обращаться к услугам учителей. В богатых домах учителем зачастую бывал грамотный раб. Многие родители отправляли своих детей в школу. Первое письменное упоминание о школе датируется 449 годом до н. э. Квинтилиан писал, что римские школы располагались в полуоткрытых прихожих каких-нибудь зданий или в особом приспособленном для занятий помещении. Иногда занятия проходили прямо на улице. Учитель из вольноотпущенников обучал детей чтению, письму и счету. Такие школы являлись частным учреждением и не зависели от государства. Они содержались на плату за учение, которую родители учеников вносили на протяжении восьми месяцев. С июля по октябрь включительно продолжались каникулы, на время которых школы в деревнях и элементарные школы в Риме закрывались. Детей учили читать по буквослагательному методу, разработанному греками. Для облегчения изучения азбуки детям иногда давали большие буквы, сделанные из слоновой кости.

Писать учили с прописей на навощенных дощечках, причем учитель водил рукой ученика. Квинтилиан советовал, чтобы ученик для приобретения твердой руки водил стилем по углублениям вырезанных в досках букв и таким образом набивал себе руку.

Счету учились, как и греки, по пальцам и при помощи особых дощечек с камешками. Существовала счетная доска, которую обычно называли Пифагоровой. Вверху она имела восемь небольших углублений. В каждом из них находилось по одному подвижному камешку. Внизу располагалось восемь других, более длинных углублений, семь из которых имели по четыре камешка, а одно — шесть. Сбоку находилось еще три небольших углубления, два из которых имели по одному камешку, а одно — два камешка. Цифра I между нижними углублениями означала единицы, X — десятки, С — сотни и т. д., до миллионов. Камешек верхнего углубления умножал каждый камешек нижнего углубления на пять. Это обозначалось на дощечке тем, что из нижнего углубления вверх подвигалось столько камешков, сколько нужно было умножить. Каждый камешек в углублении О означал 1/12 единицы (или асса), а камешки в боковых углублениях означали 1 /2, 1/3, 1/4 унции.

Кроме того, ученики заучивали наизусть (вероятно еще при обучении письму) законы XII таблиц и записи, сделанные под диктовку учителя.

Занятия в римских школах, так же, как и в греческих, начинались ранним утром. В короткие дни уроки начинали при свете ламп. Обучение мальчиков и девочек было совместным. Дети являлись в школу с дощечками для письма и с сумкой под мышкой левой руки. Сыновей зажиточных родителей провожал в школу раб, а девочек — няня. Заботливые мамаши заранее присылали в школу лакомства и разные печенья, которыми учителя заманивали детей в школу. Для взрослых учеников лакомства сменялись розгой. К этому средству учителя прибегали очень часто. Против использования розги раздавалось много голосов (особенно возражал Квинтилиан), но она продолжала царить в школах.

По свидетельствам, относящимся к концу Республики, видно, что обучение в древнейшие времена ограничивалось чтением, письмом и счетом. Позднее, завоевав южную Италию, римляне познакомились с греческой культурой. Это значительно расширило их кругозор. Постепенно римляне стали ощущать недостатки существовавшего способа воспитания. Сначала в некоторых семействах, а позднее, по примеру Эмилия Павла, и в остальных, обучение перешло к учителям-грекам. Оно состояло не только в практическом изучении греческого языка, как бывало прежде, но и в чтении и комментировании греческих поэтов (в основном Гомера) и прозаиков. К этому добавилось изучение произведений молодой римской литературы, к которой относились: «Одиссея» в переводе Ливия Андроника (ок. 240 г. до н. э.), поэмы и драмы Невия (Bellum Punicum) и Энния (Annales), а впоследствии сочинения Цицерона, Вергилия, Горация и других поэтов. Во время обучения ученики получали сведения по мифологии, истории, географии, метрике, а также по риторике.

В последние годы Республики риторика приобрела ведущее значение. Она значительно расширилась по своему объему и постепенно сформировалась в самостоятельную науку. Ее преподавали особые учителя, так называемые риторы. Вначале такие учителя подбирались только из греков, чаще всего из рабов. С усилением влияния греческой культуры возникла необходимость усвоения греческого языка с самого юного возраста. Постепенно традиционного римского надзирателя сменил греческий педагог, а няню, провожавшую девочек в школу,— рабыня-гречанка. Кроме педагога детей богатых родителей сопровождал в школу так называемый capsarius, носивший их сумку с учебными принадлежностями. В высших грамматических школах ученики делились на группы. Во времена Августа упоминаются награды, которыми служили старинные или редкие книги.

Помимо больших каникул, обучение на некоторое время прекращалось в Сатурналии — сначала на 1, позднее на 3 или даже на 7 дней. От дыхали от учебы во время Квинкватрий, посвященных богине Минерве (с 19 до 23 марта), 5 дней во время сбора винограда, а также в торжественные дни, которых в Риме было немало. Учебный год начинался в марте после Квинкватрий. Это было связано со старинным обычаем, по которому гражданский год некогда начинался с марта. При поступлении в школу ученики приносили учителю подарки.

Музыка, пение и танцы во времена Римской республики были исключены из школьного обучения как неприличные занятия. Причиной этого было то обстоятельство, что эти искусства стали известны римлянам не в то время, когда они еще имели глубокое образовательное значение, а во время упадка нравственности и свободы, отразившегося на всей римской культуре.

Когда молодому римлянину исполнялось 17 (в конце Республики только 16) лет, его обучение оканчивалось. Только особо одаренные и любознательные молодые люди продолжали заниматься риторической наукой в Риме или в Афинах. На юношу в знак достижения совершеннолетия надевали мужскую тогу. Обычно это происходило 17 марта, в праздник, называемый «liberalia».

С этого момента молодой римлянин считался полноправным в политическом и гражданском отношении гражданином и был обязан отбыть воинскую повинность. Обычно дети римской знати на год поступали под начальство какого-нибудь полководца в качестве новобранцев и в его когорте готовились к получению офицерского чина. Юноши, ощущавшие призвание к гражданской деятельности вообще, и к юридической в частности, обращались к какому- нибудь известному государственному деятелю. Присматриваясь к его политической и судебной деятельности, они совершенствовали свои практические навыки на избранном поприще. Это было возможно лишь в том случае, если политическая обстановка позволяла на время уклоняться от военной службы. Даже после вступления в самостоятельную жизнь римляне не бросали окончательно занятия философией или красноречием. Для этой цели они после завоевания Греции обычно путешествовали в Афины, где иногда оставались надолго. Длительное время в Афинах жили Аттик, Цицерон и его сын, Бибул, Ацидин, Мессал, а позднее Гораций, Овидий и многие другие.

Во времена Империи круг предметов, изучавшихся в школе (енциклиос педиа), расширился за счет прибавления музыки и геометрии, которые еще во времена Цицерона не считались учебными предметами. Квинтилиан считал основными следующие предметы. Прежде всего, педагог должен был учить чтению, письму и счету. За ним грамматике, т. е. знанию частей речи, правильному их употреблению, знанию прямого и переносного значения слов, этимологии и правописанию. Кроме того обучал музыке, но не театральной, а героической. Геометр учил геометрии, а актер — декламации и жестикуляции, крайне необходимым для будущего оратора. Полный курс обучения заканчивали греческие и римские риторы, которые преподавали теорию красноречия, а также практически обучали своих слушателей, заставляя их сочинять и произносить разного рода речи, заключающие в себе совет или возражение.

Римские школы, как и греческие, содержались частными лицами и были независимы от государства. Только с начала II века н. э. правительство и общество начали проявлять заботу об устройстве школ. В государственных школах учителей назначало правительство или община. Но таких учителей было немного, а большинство школ по-прежнему оставались частными. Учителя, получавшие жалование от правительства, пользовались рядом льгот. Например, они освобождались от всяких государственных повинностей.

Первые кафедры римского и греческого красноречия были учреждены в Риме императором Веспасианом. Их профессора получали до 100 тысяч сестерциев, т. е. вчетверо больше, чем, например, военный трибун. Антоний Пий назначил учителей красноречия и философии во все провинции Римской империи. В Афинах учителя философии получали до 10 тысяч драхм.

Пение и танцы никогда не имели у римлян того образовательного значения, как у греков во времена Сократа. В них видели только предмет развлечения, и еще при Цицероне заниматься ими считалось неприличным для взрослого римлянина. Только при Августе они стали предметом, достойным изучения даже представителями знати.

Заключение

Значение античного образования в том, что ее достижения оказывали и до сих пор оказывают влияние на содержание и основные формы образовательной деятельности. Античность оставила в наследство мировой культуре богатый педагогический опыт, великие произведения литературы и искусства, точность математических доказательств и разнообразие философских идей.

Развитие грамотности в Греции и Риме определило развитие материальных форм культуры.

Античность характеризуется переходом от мифа к логосу. Начинается формирование наук: Эвклидова геометрия, механика Архимеда. Возникает рефлексивная форма отражения мира — философия.

Мифология и религия уступают новому типу духовности, в которой главной проблемой становится проблема истины, истины знания и истины бытия. Линии Аристотеля и Платона определяют современные пути философствования.

Античная культура — уникальное явление, давшее общекультурные ценности буквально во всех областях духовной и материальной деятельности. Всего три поколения деятелей культуры Древней Греции создали искусство высокой классики, заложили основы европейской цивилизации и образы для подражания на многие тысячелетия.

Культура Древнего Рима, которая во многом продолжила античные традиции Греции, отличается религиозной сдержанностью, внутренней суровостью и внешней целесообразностью. Практицизм римлян нашел достойное выражение в градостроительстве, политике, юриспруденции, военном искусстве. Культура Древнего Рима во многом определила культуру последующих эпох в Западной Европе.

Библиографический список

1. История цивилизации. Быт и нравы греков и римлян. – М.,2000

2. Введение в культурологию в 3-х ч. – М., 1992 – Ч.1.

3. Капустин М.П. История мировой культуры. Древность. – М., 2000.

4. Винничук Л. Люди, нравы и обычаи Древней Грециии Рима. М.,1988.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий