регистрация / вход

Типы и значение семейного воспитания

Сущность и психологическое обоснование понятия "родительская позиция", его структурные компоненты/ Типы семейного воспитания и их специфика на современном этапе. Гендерные различия восприятия юношами и девушками родительской позиции матери и отца.

Введение

За многовековую историю человечества сложился идеал воспитания. Люди всегда мечтали о совершенном человеке, полноценном члене общества. У такого идеального человека много характеристик, одна из важнейших, причем вневременная, – быть «добропорядочным отцом или матерью семейства» (И.В. Бестужев-Лада). Да. «качество» родителей предопределяет, какова будет семья, а нормальная жизнедеятельность этого удивительно своеобразного и пластичного организма является необходимым условием выживания государств, народов, человечества в целом.

В последние годы проблема подготовки подрастающего поколения к семейно-родительской деятельности актуализировалась в связи с тем, что разрушилась «домашняя школа» (И.В. Бестужев-Лада), где традиционно начиналось воспитание будущих родителей. В СССР пытались решить эту проблему дважды. Первый раз – путем введения «родительского всеобуча», второй раз – школьным курсом «Этика и психология семейной жизни». Обе попытки закончились неудачей, а проблема осталась нерешенной. Между тем от решения этой проблемы зависит социальное благополучие общества, счастье каждого его члена. Когда начинается воспитание будущего семьянина? В перспективе предполагается вести последовательную подготовку к семейной жизни подрастающего поколения во всех звеньях системы народного образования, начиная с дошкольного учреждения (И.В. Бестужев-Лада, Н.Д. Никандров).

Возможность столь раннего воспитания будущих родителей доказана психологическими исследованиями, в которых установлено, что социальная ориентация детей в общественно-историческом опыте начинается с постижения образа семьи (А.В. Запорожец, А.Н. Леонтьев, В.А. Петровский, Н.Н. Поддьяков). В свое время Е.А. Аркин высказал мысль о том, что в семье дети «не учатся жить, а живут». Тем самым известный отечественный педагог подчеркнул особенность домашнего воспитания, которое осуществляется в ходе повседневного взаимодействия взрослых и маленьких членов семьи, без специальных «уроков» для последних. Но именно семья, являясь для ребенка первым и наиболее значимым проводником социального влияния, «вводит» его во все многообразие родственных отношений, домашнего быта, вызывая те или иные чувства, действия, способы поведения, оказывая влияние на формирование привычек, черт характера, психических свойств. Всем этим «багажом» ребенок пользуется не только в настоящей жизни: многое из усвоенного в детстве определит его качества будущего семьянина.

Молодожены, создавая свое гнездо, формируя его уклад, стиль семейной жизни, воспитывая первенца, в качестве образца (или антиобразца, если «не повезло» с родителями) берут, как правило, свой родной дом как источник социального, эмоционального, познавательного опыта.

Современные научные данные доказывают, что в первые годы жизни у ребенка, воспитывающегося в семье, формируется ее образ. В семье ребенок включен в поток деятельности (а не только поток сознания, как это бывает в детском саду, школе) и в процессе ее усваивает экстериоризованные в человеческом мире «значения». Это «поле значений» ребенок находит как «вне его существующее» – им воспринимаемое, усваиваемое, как то, что входит в его «образ мира» (А.Н. Леонтьев). В исследованиях подчеркивается, что «образ мира», «картина мира» развивается у ребенка как целое, как абрис мировоззрения (Д.Б. Эльконин, С.Д. Смирнов). Это – многоуровневое образование, включающее в себя представления о природе, человеке, обществе, в том числе о семье, ее членах, семейной родословной, домашних делах и т.д. Все это определяет значимость того образа семьи, который первоначально формируется у ребенка.

Между тем обследование дошкольников, направленное на выявление стихийно складывающегося образа семьи, проведенное в диссертационных исследованиях Л.В. Грабаровской, Е.С. Бабуно-вой, Т.М. Бариновой и других, свидетельствует о скудной информированности детей о своих близких, о недостаточном интересе к чувствам, поступкам, деятельности членов семьи.

Ученые с тревогой обнаружили, что у многих современных детей складывается деформированный, искаженный образ семьи (И.В. Бестужев-Лада, Н.Н. Поддьяков). Правда, тому есть объективные причины, связанные с тем мировым явлением, которое определяется как кризис семьи. Как свидетельствуют научные данные и мировая статистика, в современной семье изменяются не только отдельные функции, но и деформируются социальные роли членов семьи, прослеживается тенденция разобщенности в межличностных отношениях ее членов. Дефицит эмоционально-личностных контактов родителей с детьми, которые возникают в силу служебной занятости взрослых членов семьи, – причина детского одиночества, несмотря на жизнь его среди родных и близких. Отрицательно сказывается на формировании образа семьи у детей дошкольного и младшего школьного возраста отсутствие отца как члена семьи и воспитателя. По мировой статистике, в таком положении оказывается каждый третий ребенок. Ребенок в разведенной, неполной семье слышит разговоры взрослых, жалобы матери и ее подруг на бывших мужей, что сказывается на развитии у него своих, окрашенных черными красками представлений о семье как источнике несправедливости, предательства, всяческих бед. Это может негативно сказаться на развитии его ожиданий в отношении своей собственной будущей семьи (X. Фигдор).

Тем не менее, следует отметить, что в последние годы собраны экспериментальные данные, свидетельствующие о достаточно высокой ценности семьи в глазах современных детей. Так, большинство опрошенных старших дошкольников изъявили желание, когда станут взрослыми, жить в семье (Н.К. Дедовских, Т.М. Баринова). Однако ожидания в отношении собственной семьи часто носят эгоистический, гедонистический характер: «Буду всегда делать, что хочу», «Буду целый день смотреть мультики, а жена будет все делать». А это, в свою очередь, еще одно свидетельство искаженное™ образа семьи у современных детей.

Между тем семья представляет собой многогранную систему, в которой существуют не только взаимодействие и взаимоотношение в диаде «родители-ребенок», но и взаимопроникновение мира взрослых и мира детей (Л.В. Загик, Т.А. Маркова, В.А. Петровский), что объективно может способствовать формированию у детей «образа семьи». В этом отношении ценно и то, что семья, как правило, состоит из представителей различных возрастных, половых, профессиональных подсистем (А.Г. Харчев). В исследованиях отечественных педагогов выявлена возможность включения детей в жизнь семьи путем приобщения к трудовой деятельности (Р.С. Буре, В.Г. Нечаева, Г.Н. Година, А.Д. Шатова), участия в подготовке семейных праздников, совместном досуге (Т.М. Баринова, Г.Н. Гришина, С.А. Козлова). Ученые подчеркивают необходимость воспитания у детей умения быть внимательными, заботливыми, понимать настроение близких. А воспитание таких качеств – это и есть подготовка детей к жизни в обществе, к выполнению в будущем функций родителей.

Психологи отмечают, что семейная атмосфера способствует развитию у ребенка богатой эмоциональной жизни (сопереживания, сочувствия, сорадости и соогорчения), что представляется важным для становления положительного, «теплого» образа семьи (А.В. Запорожец, М.И. Лисина). Совсем иным будет этот образ и по содержанию, и по эмоциональной окрашенности у ребенка, растущего в неблагоприятной семье, особенно если он подвергается унижениям, истязаниям, насилию.


Родительская позиция

Понятие «родительская позиция» представляет собой интегративную характеристику, определяющую тип эмоционального принятия ребенка, мотивы и ценности воспитания, особенности образа ребенка у родителя, представления последнего о себе как родителе (образ «Я как Родитель»), модели ролевого родительского поведения, степень удовлетворенности родительством.

Еще в 1930-х гг. были выделены такие родительские установки, как «принятие и любовь», «явное отвержение», «чрезмерная опека» и «излишняя требовательность» [Шванцара, 1978]. Однако определение родительской позиции, основывающееся лишь на одном, хотя и доминирующем параметре родительского отношения, в значительной мере упрощает ее содержание.

Существуют различные варианты определения термина «родительская позиция». А.С. Спиваковская [1983] квалифицирует ее как реальную направленность, в основе которой лежит сознательная или бессознательная оценка ребенка, выражающаяся в способах и формах взаимодействия с детьми. Родительская позиция представляет собой систему родительского эмоционального отношения к ребенку, стиля общения с ним и способов поведения с ним (А.А. Бодалев, В.В. Столин). А.Я. Варга-и В.А. Смехов [1986] определяют родительскую позицию как триединство эмоционального отношения родителя к ребенку, стиля общения с ним и когнитивного видения ребенка.

Е.О. Смирнова выделяет в родительской позиции два структурных компонента – личностное и предметное, определяющие своеобразие и внутреннюю конфликтность родительского отношения к ребенку, отражающие ее двойственность. Личностное начало выражено в безусловной любви родителя к ребенку и глубинной привязанности. Предметное задает объективное оценочное отношение взрослого к ребенку, направленное на формирование социально ценных качеств и свойств его личности [Смирнова, Быкова, 2001]. Оценочное отношение обусловлено ответственностью, которую несет родитель за будущее благополучие своего ребенка и его развитие.

Итак, родительская позиция характеризуется эмоциональным отношением к ребенку в терминах принятия / отвержения, особенностями родительского образа ребенка (когнитивное видение), определенным стилем общения с ребенком, где важной составляющей является структурирование позиций как равноправных или как позиций доминирования–подчинения, дисциплиной как системой родительских требований, ценностями родительского воспитания, степенью устойчивости (стабильности) или противоречивости (непоследовательности) родительского отношения.

Позитивное родительское отношение определяют:

•относительная непрерывность, стабильность родительского отношения во времени;

•изменение родительского отношения с возрастом ребенка, учитывающее специфику его психологического возраста (Е.О. Смирнова). Очевидно, что при анализе родительского отношения к ребенку необходимо учитывать, насколько оно адекватно возрасту ребенка, задачам его развития и возрастно-психологическим особенностям;

•уравновешенность в родительском отношении двух противоположных тенденций – тенденции к установлению максимальной близости с ребенком с целью защитить, обеспечить безопасность и заботу и тенденции к предоставлению ребенку автономии и самостоятельности в решении возникающих проблем.

Специфика современной семьи

1. Особая роль родительстпва. В древней истории самоценность детей и детства была крайне низкой. Кон [1988] приводит в качестве иллюстрации, подтверждающей это положение, периодизацию развития детско-родительских отношений в истории общества, предложенную А. Ллойд-Демозом. Сточки зрения автора «психогенной теории истории», можно выделить шесть стадий развития детско-родительских отношений, каждая из которых определяет специфику родительства как института первичной социализации.

В современном обществе в условиях, когда период детства удлиняется, именно на родителей возлагается ответственность за воспитание и обучение детей. Правовую, материальную и морально-нравственную ответственность за детей родители несут вплоть до приобретения детьми статуса взрослого члена общества – до окончания школы, а в определенных аспектах – и до завершения высшего образования.

2. Основой супружеского союза являются любовь, эмоциональное принятые, и поддержка . Еще в XIX в. любовь считали желательным, но отнюдь не непременным условием заключения семейного союза и жили по принципу «стерпится – слюбится», соглашаясь с тем, что «браки заключаются на небесах». Сегодня супруги рассматривают семью без любви как величайшее несчастье, личностную нереализованность и, не желая мириться с этим, готовы – еще одна крайность – разорвать семейные узы даже при относительно благополучном функционировании семьи и наличии детей. Интересно, что в значительном числе случаев инициаторами расторжения брака теперь становятся женщины, хотя именно для женщин вероятность заключения повторного брака относительно мала.

3. Семейная система является достаточно открытой в современном обществе легко вступить в брак, но так же легко и развестись. Правовые, этические, религиозные, социально-психологические барьеры для расторжения брака сведены сегодня к минимуму. Супруги вправе свободно определять дальнейшую судьбу своей семьи, исходя из приоритетной для них системы ценностей. Возрастают свобода и ответственность личности за принятие решения о создании и сохранении семьи, судьба семьи в полной мере начинает определяться личностным выбором каждого из супругов.

4. Современная семья изменилась и по составу – произошел переход от расширенной семьи к нуклеарной . Нуклеарная семья – родители и дети – становится наиболее типичным вариантом семейной системы. Вместе с тем в ряде регионов России по-прежнему сохраняется преобладание расширенной семьи. Расширенная (многопоколенная) семья включает не только супругов и их детей, по и прародителей, а также других родственников. Конкретные границы расширенной семьи определяются в основном этническими и культуральными особенностями. На фоне доминирования нуклеарного типа семьи у нас нередко встречаются «территориально расширенные» семьи. Как правило, у молодых супругов еще нет своей жилплощади, они еще не приобрели финансовой самостоятельности, проживают в одной квартире с родителями и в значительной мере полагаются на их помощь.

Можно выделить ряд тенденций в развитии семьи, отчетливо проявившихся в последние десятилетия:

•переход от многоядерных расширенных семей традиционного (патриархального) типа к нуклеарным семьям;

Типы семейного воспитания

Основополагающее значение для выделения типов семейного воспитания имели работы Д. Баумринд [Baumrind, 1975]. Критериями такого выделения признаны характер эмоционального отношения к ребенку и тип родительского контроля. Классификация стилей родительского воспитания включала четыре стиля: авторитетный, авторитарный, либеральный, ин-дифферентныи.

Авторитетный стиль характеризуется теплым эмоциональным принятием ребенка и высоким уровнем контроля с признанием и поощрением развития его автономии. Авторитетные родители реализуют демократический стиль общения, готовы к изменению системы требований и правил с учетом растущей компетентности детей. Авторитарный стиль отличается отвержением или низким уровнем эмоционального принятия ребенка и высоким – контроля. Стиль общения авторитарных родителей – командно-директивный, по типу диктата, система требований, запретов и правил ригидна и неизменна. Особенностями либерального стиля воспитания являются теплое эмоциональное принятие и низкий уровень контроля в форме вседозволенности и всепрощенчества. Требования и правила при таком стиле воспитания практически отсутствуют, уровень руководства недостаточен.

Индифферентный стиль определяется низкой вовлеченностью родителей в процесс воспитания, эмоциональной холодностью и дис-тантностью в отношении ребенка, низким уровнем контроля в форме игнорирования интересов и потребностей ребенка, недостатком протекции.

Проведенное Баумринд лонгитюдное исследование было направлено на изучение влияния типа семейного воспитания на развитие личности ребенка.

Роль указанных стилей родительского воспитания – авторитетного, авторитарного, либерального и индифферентного – в формировании личностных особенностей детей стала предметом специального изучения. Параметрами оценки личностных качеств ребенка, зависящими, по мнению автора, от стиля родительского воспитания, были названы: отношения враждебности / доброжелательности ребенка к миру; сопротивление, социальный негативизм / кооперация; доминирование в общении / уступчивость, готовность к компромиссу; доминантность / подчинение и зависимость; целенаправленность / импульсивность, полевое поведение; направленность на достижения, высокий уровень притязаний / отказ от достижений, низкий уровень притязаний; независимость, • автономия / зависимость (эмоциональная, поведенческая, ценностная). Стиль родительского воспитания примерно в 80% случаев удалось идентифицировать.

Авторитарные родители в воспитании придерживаются традиционного канона: авторитет, власть родителей, безоговорочное послушание детей. Как правило, низкий уровень вербальной коммуникации, широкое использование наказаний (и отцом, и матерью), ригидность и жесткость запретов п требований. В авторитарных семьях было констатировано формирование зависимости, неспособность к лидерству, отсутствие инициативы, пассивность, полевое поведение, низкая степень социальной и коммуникативной компетентности, низкий уровень социальной ответственности с моральной ориентацией на внешний авторитет и власть. Мальчики нередко демонстрировали агрессивность и низкий уровень волевой и произвольной регуляции.

Авторитетные родители обладают большим жизненным опытом и несут ответственность за воспитание ребенка. Проявляют готовность к пониманию и учету мнения детей. Общение с детьми строится на основе демократических принципов, поощряется автономия и самостоятельность детей. Практически не используются физические наказания и вербальная агрессия, а основным методом воздействия на ребенка становится логическая аргументация и обоснование. Послушание не декларируется и не выступает реальной ценностью воспитания. Отмечается высокий уровень ожиданий, требований и стандартов на фоне поощрения самостоятельности детей. Результатом авторитетного родительства становится формирование у ребенка высокой самооценки и самопринятия, целенаправленности, воли, самоконтроля, саморегуляции, готовности к соблюдению социальных правил и стандартов. Фактором риска при авторитетном родителъстве может стать слишком высокая мотивация достижений, превышающая реальные возможности ребенка. В неблагоприятном случае это приводит к повышению риска невротизации. причем мальчики оказываются более уязвимыми, чем девочки, поскольку уровень, требований и ожиданий в отношении к ним выше. Для детей авторитетных родителей характерны высокая степень ответственности, компетентности, дружелюбия, хорошая адаптивность, уверенность в себе.

Либеральные родители намеренно ставят себя на одну ступень с детьми. Ребенку предоставляется полная свобода: он должен ко всему прийти самостоятельно, на основании собственного опыта. Никаких правил, запретов, регламентации поведения нет. Реальная помощь и поддержка со • стороны родителей отсутствует. Уровень ожиданий в отношении достижений ребенка в семье не декларируется. Формируется инфантильность, высокая тревожность, отсутствие независимости, страх реальной деятельности и достижений. Наблюдается либо избегание ответственности, либо импульсивность.

Индифферентный стиль родительства, демонстрирующий игнорирование и пренебрежение к ребенку, особенно неблагоприятно сказывается на развитии детей, провоцируя широкий спектр нарушений от делинквентного поведения, импульсивности и агрессии до зависимости, неуверенности в себе, тревожности и страхов.

Исследование показало, что сам по себе стиль родительского поведения еще не предопределяет однозначно формирования тех или иных личностных особенностей. Важную роль играют переживания самого ребенка, особенности его темперамента, соответствие типа семейного воспитания индивидуальным качествам ребенка. Чем он старше, тем в большей степени влияние типа семейного воспитания определяется его собственной активностью и личностной позицией.

По данным, полученным на североамериканской выборке (США), распределение родителей по стилям семейного воспитания, выделенным Баумринд, выглядит следующим образом: 40–50% родителей реализуют авторитарный или близкий к авторитарному стиль воспитания; 30–40% – демократический и около 20% – разрешающий или попустительский стиль. Интегративной характеристикой воспитательной системы является тип семейного воспитания. Критерии классификации типов семейного воспитания и типология представлены в работах Л.Е. Личко [1989], Э.Г. Эйдемиллераи В. Юстицкиса [1999], Исаева [1996], А.Я: Варги [1997], А.И. Захарова [1997] и др.

Гармоничный тип семейного воспитания отличается:

•взаимным эмоциональным принятием, эмпатией, эмоциональной поддержкой;

•высоким уровнем удовлетворения потребностей всех членов семьи, включая детей;

• признанием права ребенка на выбор самостоятельного пути развития, поощрением автономии ребенка;

• отношениями взаимного уважения, равноправия в принятии решений в проблемных ситуациях;

•признанием самоценности личности ребенка и отказом от манипулятивной стратегии воспитания;

•обоснованной возрастными и индивидуально-личностными особенностями ребенка, разумной и адекватно предъявляемой к нему системой требований;

•систематическим контролем с постепенной передачей функций контроля ребенку, переходом к его самоконтролю;

•разумной и адекватной системой санкций и поощрений;

•устойчивостью, непротиворечивостью воспитания при сохранении права каждого из родителей на собственную концепцию воспитания и планомерное изменение его системы в соответствии с возрастом ребенка.

Возрастная динамика развития детско-родительских отношений. Особенности восприятия материнской и отцовской родительской позиции Полученные результаты были проанализированы по основным параметрам, характеризующим особенности родительской позиции: позитивный интерес, директивность, враждебность, автономия и непоследовательность. Был констатирован достаточно высокий (12–15 лет) и удовлетворительный (в группе 16–17-летних подростков) уровень эмоционального принятия и интереса со стороны отцов.

Несколько иная картина наблюдается в диаде подросток – мать. Практически во всех возрастных группах мы наблюдали снижение уровня позитивного интереса и принятия со стороны матери по сравнению с нормативными значениями. Особенно ярко переживание подростками дефицита тепла и внимания было отмечено в группе 14–15-летних. Эти показатели не могут не вызывать тревоги, поскольку именно материнская роль традиционно связывается с обеспечением переживания ребенком безусловной любви и принятия, чувства безопасности и доверия к миру [Фромм, 1990; Адлер, 1990; Lampert, 1997]. Полученные нами данные хорошо согласуются с выявленной ранее в ряде исследований тенденцией увеличения уровня негативных чувств по отношению к родителям в раннем или среднем подростковом возрасте, наиболее ярко проявляемой в отношениях дочери и матери [Siegal, 1987].

Возрастная динамика в целом определяется снижением директивности воспитательного стиля отца, его участия в контроле и управлении поведением подростка. Отец в значительном числе случаев скорее дистантная фигура, чем реальный участник воспитательного процесса в семье.

Уровень директивности матери остается практически неизменным во всех возрастных группах и тем самым вступает в противоречие с нормативной возрастной динамикой ее изменения, предполагающей последовательное снижение с возрастом.

Значительное превышение уровня директивности матери по сравнению с отцом в восприятии подростков свидетельствует о ведущей роли и лидерстве матери в воспитательном процессе, ее основной управляющей и регулирующей функции в современной российской семье.

Подростки воспринимают отношение родителей к себе как враждебное или амбивалентное, подозрительное, с установками на обвинение и порицание. В сочетании с показателями позитивного интереса родителей полученные данные могут быть интерпретированы как острое переживание подростками недостатка тепла и любви со стороны матери и амбивалентности, непонимания и отстраненности со стороны отца.

Подобный образ родительских установок может быть детерминирован по меньшей мере тремя обстоятельствами. Во-первых, объективно сложившимися эмоционально негативными отношениями родителей и подростков; во-вторых, повышенной сенситивностью подростков к эмоциональному отношению родителей, обусловленной тревожным типом привязанности; и, в-третьих, дефицитом личностно-ориентированного аффективно-позитивного общения подростков с родителями.

Полученные результаты исследования обнаруживают чрезмерно высокую по сравнению с нормативными значениями автономность отца. В сочетании с недостаточной директивностью высокая автономность свидетельствует об отстраненности отца от процесса воспитания детей. Отцовская любовь, сочетающая в себе предъявление социальных образцов желаемого поведения и требовательность, готовность оказать необходимую помощь и поддержку, предложение форм сотрудничества, воплощающих в себе образцы ответственности, целеустремленности и справедливости, является, по мнению ряда исследователей, решающим условием становления социально зрелой личности [Адлер, 1990; Фромм, 1990; Maccoby, 1980; Siegal, 1987]. Воспитательная позиция отца, характеризующаяся излишней автономностью, напротив, является фактором риска в решении важнейших задач подросткового возраста – формирования полоролевой идентичности, независимости и ответственности личности. Наши данные позволяют говорить о тенденции возрастания автономности отца в отношениях с ребенком в старшем подростковом возрасте.

Наши данные свидетельствуют о том, что, с точки зрения подростков, родители демонстрируют высокий уровень непоследовательности своего поведения и воспитательских воздействий. Особенно ярко это видно в отношении матери.

Гендерные различия восприятия юношами и девушками родительской позиции матери и отца

Исследование тендерных различий восприятия подростками родительской позиции матери и отца представляет особый интерес. Известно, что родительская роль специфицирована в соответствии с полом ребенка, что находит отражение в различных социальных ожиданиях и нормативах поведения, предписываемых обществом матери и отцу в отношении сына и дочери [Адлер, 1990; Фромм, 1990; Кон, 1988; Maccoby, 1980]. Предписанные ожидания и нормативы создают идеальные эталонные формы маскулинности и фемининности, присвоение которых обеспечивает формирование лолоролевой идентичности в подростковом возрасте. В соответствии со сложившимися культурно-историческими нормами социализации девушки и юноши, в свою очередь, предъявляют различные ожидания в отношении поведения матери и отца, подтверждение или неудовлетворение которых в значительной мере определяет образ родительской позиции матери и отца «глазами подростка». По некоторым данным [Jackson, Cicognani, Charman, 1996], матери воспринимаются подростками как более мягкие и склонные к поиску компромисса в спорных ситуациях, а образ отца приобретает угрожающий оттенок – с отцами подростки чаще связывают ситуации фрустрации и эскалации конфликта. Чем старше подростки, тем чаще они испытывают фрустрацию в отношениях с родителями вне зависимости от пола.

Дистанцирование отца от процесса воспитания в семье, убедительное подтверждение которому мы получили при проведенном выше анализе полученных данных, «нагруженность» матери ролевыми функциями отца наряду с выполнением ее собственных, на наш взгляд, не могут не найти отражения в специфике восприятия родительской позиции матери и отца юношами и девушками.

Образ родительской позиции матери у юношей и девушек различается по уровню позитивного интереса и враждебности. Во всех возрастных группах девушки склонны выше оценивать уровень позитивного интереса, любви и принятия со стороны матери по сравнению с юношами. Для юношей более характерно переживание недостатка материнской любви и тепла.

Гораздо ярче тендерные различия наблюдаются в отношении подростков к отцу и восприятии его воспитательных установок.

Во-первых, юноши более склонны оценивать поведение отцов как директивное, контролирующее, регулирующее. Особенно ярко эта тенденция проявляется в группе 14–15-летних, что обусловлено переживанием негативной фазы подросткового кризиса, формированием чувства взрослости и. требованием его признания, а значит, и уважения и отказа от командно-директивного способа общения. В основе оценки подростками-юношами поведения отца как излишне директивного, по нашему мнению, лежат следующие причины: нетерпимость и низкая толерантность мальчиков и юношей – по сравнению с девушками – к попыткам родителей руководить, контролировать и направлять их поведение, большее стремление в своем поведении к независимости и самостоятельности, социально презентируемым как образцы маскулинного поведения и выступающим как эталон взрослости; большая вовлеченность и направленность отцов на решение задач воспитания в отношениях с сыновьями, чем с дочерьми. Воспитание дочерей традиционно в нашей культуре рассматривается как задача матерей, в то время как на отцов возлагается ответственность за воспитание сына.

Во-вторых, юноши чаще, чем девушки, оценивают отношение отцов как враждебное, нетерпимое, придирчивое, подозрительное и амбивалентное, чем девушки. Особенно ярко эти различия выступают в средней группе (14–15 лет), что, на наш взгляд, также является отражением негативной фазы подросткового кризиса.

Наконец, в-третьих, юноши чаще оценивают поведение отцов как непоследовательное, чем девушки. Возможными причинами, обусловливающими большую чувствительность юношей к воспитательным воздействиям отцов, являются:

• социальные ожидания в отношении проявления маскулинных качеств (силы, решительности, агрессивности и настойчивости в достижении целей), обусловливающие высокий уровень требований юношей к поведению отцов в соответствии с социальными эталонами и «решительные» и бескомпромиссные их оценки отцовского поведения, меньшую снисходительность к промахам и ошибкам отцов;

•требование равноправия и справедливости в построении детско-родительских отношений, обусловленное возрастающей потребностью реализовать взрослость; ограниченность возможностей реализации взрослости в реальной деятельности (особенно в сравнении с девушками) и перенос потребности утверждения себя как взрослого на арену «борьбы за равенство прав» с отцом как образцом для полоролевой идентификации.

Заключение

Итак, тендерные различия в восприятии родительской позиции матери и отца состоят в том, что отношения мальчиков и отцов наиболее сенситивны к воздействию дисгармонического типа воспитания, в то время как отношения девочек с родителями развиваются по сценарию относительного благополучия. Восприятие юношами родительской позиции отца характеризуется более высокими показателями директивное, враждебности и непоследовательности, чем восприятие родительской позиции отца девушками. Девушки воспринимают родительскую позицию матери как принимающую, полную любви, заинтересованности и внимания чаще, чем юноши.


Литература

1. Карабанова О.А. Психология семейных отношений и основый семейного консультирования. М: 2004 г.

2. Куликова Т.А. Семейная педагогика и домашнее воспитание.

3. // Домашний Очаг. Июнь 2005 г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий