Устная речь

Проблема происхождения устной речи, источники материала для её решения. Многообразие гипотез происхождения языка. Множественность факторов, определивших происхождение языка (биологические, психофизиологические, социальные). Современный взгляд на проблему.

I. Проблема происхождения устной речи.

1. Объективная сложность проблемы; источники материала для её решения.

Психолингвистика изучает, каким образом на основе определённых закономерностей язык усваивается, понимается и воспроизводится людьми. В психологии и философии проблему речи обычно ставят в контексте: мышление и речь. Антропология рассматривает вопрос возникновения речи в свете развития эволюции человека (процесс усовершенствования речевого аппарата, процесс развития головного мозга). Физиология изучает вопрос о восприятии и порождении речи человеком (теория Павлова). Что же касается специалистов в области языковой психологии, то их больше интересует, каким образом человек более или менее эффективно общается на своём языке.

Общение – очень сложное явление, которое изучается целым рядом наук: психологией, в том числе социальной, и социологией – со стороны индивидуальных и групповых черт общающихся с позиции социальных ролей говорящих; лингвистикой и психолингвистикой – со стороны специфики языковых и речевых единиц общения, разнообразия текстов с точки зрения композиции, стилей и жанров и т. д.; этнографией – со стороны национальной и групповой специфики общения, в том числе общения ритуального, обрядового; даже врачи-психиатры изучают общение с точки зрения разного рода болезненных нарушений и способов их преодаления.


2. Многообразие гипотез происхождения языка.

1. Логосическая теория (от греческого LOGOS – понятие, разум, мысль).

В легендах обозначились две точки зрения на происхождение языка.

Язык не от человека. Язык от человека.

Внечеловеческое происхождение языка первоначально объяснялось как «божественный дар». Уже в средневековье появилась другая формулировка: «Бог дал человеку дар речи, но не открыл людям названия предметов» (Григорий Нисский, IVв. н.э.). Позже Вильгельм фон Гумбольдт (1767-1835) рассматривал язык как деятельность человеческого духа. Взятые в совокупности концепции о возникновении языка как развитии духа настолько глубоки и серьёзны, что XXI век со своими новыми данными возвращается к ним, наполняя их современным содержанием.

2. Теория звукоподражания (Платон, стоики, Лейбниц(1646-1716), Уитней).

Данная теория заключается в том, что «безъязычный человек», слыша звуки природы, старался подражать этим звукам своим речевым аппаратом. Отрицать звукоподражательные слова в языке нельзя, но думать, что таким механическим и пассивным образом возник язык, было бы совершенно неправильно.

Язык возникает и развивается у человека совместно с мышлением, а при звукоподражании мышление сводится к фотографии. Наблюдение над языками показывает, что звукоподражательных слов (ку-ку, кукушка, куковать) больше в новых, развитых языках, чем в языках более примитивных народов. Это объясняется тем, что, для того чтобы подражать звукам, надо в совершенстве уметь управлять речевым аппаратом, чем первобытный человек с неразвитой гортанью не мог владеть.

3. Теория междометий (эпикурейцы, В. Гумбольдт, Я. Гримм, Ж-Ж Руссо).

Теория заключается в том, что первобытные люди инстинктивные животные вопли превратили в «естественные звуки» - междометия, сопровождающие эмоции, откуда потом произошли все иные слова. Причина возникновения языка сторонниками этой теории сводится к экспрессивной функции. Не отрицая наличия этой функции, следует сказать, что в языке есть очень многое, не связанное с экспрессией, и эти стороны языка являются самыми важными, ради чего мог возникнуть язык, а не только ради эмоций и желаний, чего не лишены и животные, однако языком они не обладают. Данная теория также предполагает наличие «человека без языка», который пришёл к языку через страсти и эмоции.

4. Теория «трудовых навыков» (Л. Нуаре(1829-1889), К. Бюхер(1847-1930)).

Возникла в 19в. и сводилась к тому, что язык возник из выкриков, сопровождавших коллективный труд. Но эти «трудовые выкрики» только средство ритмизации труда, они ничего не выражают, даже эмоций, а являются только внешним, техническим средством при работе. Ни одной функции, характеризующей язык, в этих «трудовых выкриках» обнаружить нельзя. Т.к. они и не коммуникативны, и не номинативны, и не экспрессивны.


5. Теория социального договора (Демокрит, П.Мопертюи (1698-1759), Э.Кондильяк (1715-1790), А.Смит (1723-1790)).

Адам Смит провозгласил её первой возможностью образования языка. У Ж.-Ж. Руссо было иное толкование в связи с его теорией двух периодов жизни человечества: первого – «природного», когда люди были частью природы и язык «происходил» от чувств; и второго – «цивилизованного», когда язык мог быть продуктом «социальной договоренности». В этих рассуждения зерно истины состоит в том, что в позднейшие эпохи развития языков возможно «договориться» о тех или иных словах, особенно в области терминологии. Но совершенно ясно и то, что для объяснения первобытного языка эта теория ничего не даёт, т.к. прежде всего для того, чтобы «договорится» о языке, надо уже иметь язык на котором «договариваются». Данная теория предполагает сознательность у человека до становления этой сознательности, развивающейся вместе с языком.

Вывод: Проблема всех изложенных теорий состоит в том, что вопрос о возникновении языка берётся изолированно, вне связи с происхождением самого человека и образованием первичных человеческих коллективов, т.е. игнорируют язык, как общественное явление.


6. Современный взгляд на проблему происхождения языка: язык как продукт общественного развития. Множественность факторов, определивших происхождение языка (биологические, психофизиологические и социальные).

Мысль о том, что язык не биологическое организм, а общественное явление, высказывалась ранее у представителей «социальных школ» как под флагом идеализма (Ф. де Соссюр, Ж. Вандриес, А. Мейне), так и под флагом материализма (Л. Нуаре, Н.Я. Марр). Общее у языка с другими общественными состоит в том, что язык – необходимое условие существования и развития человеческого общества и что, являясь элементом духовной культуры, язык, как и все другие общественные явления, немыслим в отрыве от материальности.

В середине 19в. возник взгляд на язык как живой организм, который развивается по тем же законам природы, что и другие живые организмы: он рождается, созревает, достигает расцвета, клонится к упадку и умирает. Фактически возникновение и развитие языка в натуралистической концепции связывалось с возникновением и развитием жизни. Решение этого вопроса в современной науке не имеет общепринятой трактовки и находится в области предположений и гипотез.

Конкретный язык не передаётся по наследству, и на генетическом уровне не предопределено, каким именно языком будет пользоваться человек. Ребёнок начинает говорить на том языке, какому его обучают. Вместе с тем именно биологический механизм, биологическая предрасположенность человека к формированию языка вообще реализуется в каждом конкретном случае в отдельном языке. Этот биологический фактор заложен в самой структуре генетического кода, независимой от её реализации в конкретном человеке. Сущность языка как биологического явления заключается, прежде всего, в том, что на биологическом уровне своим аналогом он имеет структуру генетического кода. Генетический код формирует анатомию и физиологию человека, приспосабливая отдельные органы – речевой аппарат, мозг, центральную нервную систему – под речевой механизм. Но этот механизм запускается и формируется у ребенка только в определённых условиях – при наличии языкового окружения, социума.

Вместе с тем ребёнок может расти и воспитываться в обществе, но если он родился глухонемым, то общество не в состоянии обучить его порождению и восприятию звучащей речи, т.к. у него отсутствует соответствующий физиологический механизм.

Сформировавшийся у взрослого человека язык имеет свой физиологический аналог в виде нейронных сетей мозга и физиологических структур, и реакций организма. Прежде чем звук воплотится в мысль, а мысль в звук, протекают определённые биофизические и биохимические реакции. При нарушениях деятельности физиологического механизма, у человека могут возникать различного рода речевые расстройства вплоть до потери речи вообще. По своему физиологическому и психологическому механизму возникновение речи является результатом прочной фиксации в мозгу условно рефлекторной связи или ассоциации между определённым звуком, который человек слышал и произносил, мускульным движением речевых органов, образом предмета, который вызывал данную звуковую реакцию, и, наконец, впечатлением от тех последствий, которыми сопровождался данный звук.

Социальное в языке проявляется не только в том, что он не передаётся по наследству, а усваивается ребёнком под влиянием окружающих – в зависимости от того, на каком языке они говорят, какому языку ребёнка учат.

Особенности индивидуального владения языком определяются как факторами биологическими, так и социальными. Биологический фактор оказывает влияние на темп речи, её тембр, на наличие или отсутствие дефектов речи. Этим же фактором определяется способность личности к изучению иностранных языков, степень владения устной и письменной речью. Данные способности могут быть развиты обучением и воспитанием, т.е. социальными действиями.

На индивидуальном языке всегда лежит налёт социальности, т.к., с одной стороны, индивидуальный язык не изобретается заново, а берётся в готовом виде, впитавшем в себя тысячелетний социальный опыт предшествующих поколений. С другой стороны, на формирование индивидуального языка оказывает влияние социальный статус его носителя – семья, языковое окружение, место проживания, образование, профессия.

Вывод: по своей природе и сущности язык выступает как сложное сочетание идеального и материального, биологического (физиологического) и психического, общественного и индивидуального.

3. Отличие человеческого языка от «языка» животных и птиц.

«Только человек из всех живых существ одарён речью» (Аристотель).

Данте (XIV в.) указывает, что речь нужна лишь человеку, чтобы разъяснять друг другу свои мысли.

Правда, у животных можно наблюдать некоторые случаи использования звуков для сообщения. Иногда ссылаются на сознательное звукоподражание птиц, соображения о том, что животные с целью подманивания могут имитировать звуки, которые издают их жертвы. Однако всё это – лишь биологические, рефлекторные явления, основанные частью на инстинктах (безусловные рефлексы), частью на опыте (условные рефлексы). Ни «слов», ни выражения «мыслей» здесь нет.

Исследования И.П.Павлова позволяют теоретически правильно решить эти вопросы. И.П.Павлов писал: «… животные и примитивные люди, до тех пор пока последние не развились в настоящих людей и не приблизились к нашему состоянию, сносятся и сносились с окружающим миром только при помощи тех впечатлений, которые они получали от каждого отдельного раздражения в виде всевозможных ощущений – зрительных, звуковых, температурных и т.д. Затем, когда, наконец, появился человек, то эти первые сигналы действительности, которыми мы постоянно ориентируемся, заменились в значительной степени словесными…Понятное дело, что на основе этих первых впечатлений от действительности, на основе этих первых её сигналов у нас развились вторые сигналы в виде слов». Отсюда вытекает теория И.П.Павлова о первой и второй сигнальных системах.

Впечатления, ощущения и представления от окружающей внешней среды как общеприродной, так и социальной (исключая слово, слышимое и видимое) – это первая сигнальная система действительности, общая у нас с животными. Вторая сигнальная система связана с абстрактным мышлением, образованием общих понятий и словом: «Огромное преимущество человека над животными заключается в возможности иметь общие понятия, которые образовались при помощи слов… Слово составило вторую, специально нашу, сигнальную систему действительности, будучи сигналом первых сигналов».

На первый взгляд, кажется, что всё это не касается домашних животных, которые «понимают» человека и его речь. Конечно, домашние животные, живя из поколения в поколение среди людей, тем самым вовлекаются в социальный круг людского общежития, легко поддаются дрессировке и приучаются «слушать» человека, но всё это не выходит за пределы первой сигнальной системы, т.к. речевая деятельность недоступна даже самым «интеллигентным» животным.


II. Происхождение и развитие письма.

1. Исторические разновидности письма:

А) «предметное письмо» и наскальная живопись как предыстория собственно письма.

Письмо относится к величайшим изобретениям человечества. Оно помогает людям общаться в тех случаях, когда общение звуковым языком или невозможно, или затруднительно. Главные затруднения для общения звуковым языком представляют пространство и время. Устное речевое общение возможно только на ограниченном расстоянии от говорящего, в пределах слышимости речи; что же касается преодоления времени, то можно смело говорить о преимуществах письма перед устной речью. Происхождение письма следует относить к тем эпохам, когда у говорящих людей появилась потребность преодолевать в связи с более сложными общественными отношениями пространство для взаимоотношений с отдалёнными членами рода или другими племенами и для увековечения чего-либо во временах. Являясь дополнительным средством общения к устному речевому общению, письмо в своих различных формах и видах в разные эпохи по-разному соотносилось со звуковым языком. В более ранние эпохи письма могли и не передавать элементов языка, но, тем не менее, быть средством общения. В посланиях использовалась как символическая сигнализация с использованием предметов (племена скифов), так и условная сигнализация, когда сами предметы ничего не выражают, а используются как условные знаки (перуанское, ирокезское письмо). О значении условных символов надо заранее договориться тому, кто посылает такое «письмо», и тому, кто его получает. Такими знаниями обычно обладала особая выделившаяся каста жрецов. «Предметное письмо» является элементарным и схематичным.

Начертательное письмо в разных своих формах (надписи на скалах, на погребальных плитах, триумфальные надписи) или прямо соотносится с языком, отражая в графике языковые формы, или же является вспомогательным, но не связанным с языком средством общения. Собственно письмо, связанное с использованием для общения графических(начертательных) знаков (картинок, значков, букв, цифр), имеет большие возможности и передаёт более определённую информацию.

Таким образом, в широкое понятие письма можно включить все виды общения людей при помощи оптических (зрительных) знаков; под это определение подходит не только собственно письмо и печать, а так же и любые воспроизведения письменных и печатных знаков.

Б) пиктография, её специфика и недостатки.

Термин образован от латинского слова pictus (нарисованный) и греческого grapho (пишу). Этим термином обозначается такое письмо, знаки которого представляют собой схематические рисунки, наглядно изображавшие предметы и явления действительности. Пиктография не связана с алфавитом, т.е. набором определённых знаков, и тем самым не связана с обучением чтению и письму, т.к. нужные для передачи вещи и ситуации надо только похоже изобразить; несвязанность пиктографии с формами языка позволяет ей быть удобным средством общения разноязычных племён. В числе особенностей пиктографического письма две очень существенны для понимания того, почему пиктография с течением времени заменяется более совершенным письмом. Вот эти особенности:

а) сочетание пиктограмм передаёт более или менее полное содержание высказывания, но не передаёт его языковую структуру (последовательность слов, их форму, их звучание и т.д.);

б) чем отвлечённее содержание высказывания, тем труднее «изобразить» его набором пиктограмм; для отвлечённых идей пиктограммы не годятся.


В) идеография: отличительные черты, преимущества; древнее и современное иероглифическое письмо.

С развитием понятий и абстрактного мышления возникают такие потребности письма, которые пиктография уже не может выполнять, и тогда возникает идеография (от греч. Idea(понятие) и grapho(пишу)). Таким образом, идеография – это «письмо понятиями», когда обозначаемым является не сам жизненный факт в его непосредственной данности, а те понятия, которые возникают в сознании человека и требуют своего выражения на письме.

На данном этапе развития письма одни и те же рисунки могли иметь и прямое значение (что изображено) и переносное (сопутствующие явления), что очень затрудняет дешифровку письменных памятников этого типа письма. Потребность убыстрения письма и возможность передавать более сложные по содержанию и длинные по размерам тексты привели к схематизации рисунков, к превращению рисунков в условные значки – иероглифы. Существуют несомненные и очевидные преимущества идеографии(логографии) перед пиктографией: а) идеографическое письмо передаёт достаточно полно и точно содержание любого словесного сообщения независимо от степени его конкретности или отвлечённости; б) это письмо передаёт (хотя и неполно) элементы структуры высказывания (словопорядок, словесный состав, некоторые элементы грамматических форм); в) оно пользуется строго фиксированными, устойчивыми по начертанию наборами знаков. Идеография оказалась более устойчивой системой письма и у некоторых народов существует до сих пор (китайское письмо). В известной мере это объясняется тем, что идеографическое письмо имеет некоторые преимущества перед сменившим его фонографическим.

Одно из этих преимуществ: с помощью одних и тех же идеограмм могут общаться люди, говорящие на разных языках.


Другое преимущество идеографии – компактность письма. Одним значком обозначается целое слово, для обозначения которого в фонографической системе письма требуется несколько знаков.

Г). Слоговое и буквенно-звуковое письмо как фонография.

Термин образован от греческих слов phone(звук) и grapho(пишу). Знаки этого письма (фонограммы) обозначают звуковые элементы слова, т.е. слоги или звуки (фонемы); в зависимости от этого принято различать две разновидности фонографии – слоговое письмо и буквенное; примером слогового может служить индийское, примером буквенного – русское.

Количество используемых знаков сокращается в сотни раз. Современные развитые фонографические системы письма насчитывают всего несколько десятков знаков (букв). Фонография обеспечивает точную и строгую фиксацию не только содержания высказывания, но и всех составляющих их структуры – состава звуков, лексико-семантического состава, морфологических элементов и форм, синтаксических особенностей.

2. Происхождение алфавитов:

Алфавит (от греч. Alphabetos) – это совокупность букв какого-либо фонемографического письма, расположенных в исторически установленном порядке. Само слово «алфавит» образованно от названий двух первых букв греческого алфавита: альфа и бета. Аналогично образованно слово «азбука»: от названия двух первых букв славяно-кирилловского алфавита – аз и буки. В алфавитных системах письма отдельная буква передаёт, как правило, один звук.

Считается, что принцип алфавита был изобретён западно-семитскими народами, в частности, древние хаанеяне использовали его уже в клинописи. К родоначальникам всех видов алфавитов часто относят финикийский алфавит (X-XI в.в. до н.э.), который состоял из 22 букв, следующих друг за другом в определённой последовательности, причём обозначались согласные, обозначение гласных на письме отсутствовало. Финикийские буквы имели простую и удобную для написания и запоминания форму. В финикийском алфавите, как и во многих западно-семитских, названия букв были образованы от слов, которые обозначают предметы, начинающиеся с соответствующих звуков. Полагают, что в дальнейшем около 415 известных алфавитов (арамейское, еврейское, иранское, арабское письмо) возникли непосредственно или опосредованно из финикийского алфавита. В своей первичной форме финикийский алфавит был воспринят в Малой Азии, Греции (греческий алфавит), Италии. Этот же источник и у наиболее развитого в древности греческого письма (VIII-VII в.в. до н.э.). Древнегреческое письмо имеет 24 буквы, которые располагались в горизонтальные строчки. Направление письма греки изменили, стали писать не справа налево, а слева направо.

Исходным для всех западных алфавитов является греческий алфавит. На базе греческого алфавитного письма в IV-III в.в. до н.э. сложился собственно латинский алфавит. Большинство греческих букв сохранило в нём своё исконное значение и начертание. На греческой основе возникла кириллица.

Старославянское письмо – это письмо, созданное во второй половине IXв. для церковных нужд Великоморавского княжества. Великоморавский князь Ростислав направил к византийскому императору Михаилу III посла с просьбой прислать в Моравию учителей, которые могли бы научить мораван вести церковную службу на их родном языке вместо непонятного им латинского. Для выполнения этой миссии были посланы Кирилл и Мефодий – греки, братья, уроженцы г. Солунь, в окрестностях которого обитало многочисленное славянское население, чей язык знали многие из горожан, в том числе Кирилл и Мефодий. Результатом их работы стало изобретение двух славянских азбук: кириллица и глаголица (от строславянского «глаголь» - слово, речь). Почти полностью совпадая с кириллицей по алфавитному составу, расположению и звуковому букв, глаголица резко отличалась от неё формой букв. Строка древнего глаголического письма напоминает греческую скоропись, но буквенные начертания не имеют соответствий с греческими буквами. Буквенный состав древней кириллицы в целом соответствовал древнеболгарской речи.

Кириллица и глаголица были созданы одновременно как разновидности одной азбуки, предназначенные для употребления в разных сферах письма. В монументальном, торжественном письме употреблялась кириллица, в беглом деловом письме – глаголица. Некоторую аналогию этому можно видеть в соотношении прописного и строчного подалфавитов в современном алфавите.

Русское письмо является продолжением кириллицы.


Используемая литература

1. Энциклопедия для детей. Т.10. Языкознание. М., 2004.

2. Энциклопедия «Русский язык». Научное издание. М., 2003

3. Реформатский А.А. «Введение в языковедение». М., 1997

4. Головин Б.Н. «Введение в языкознание». М., 1977

5. Гируцкий А.А. «Введение в языкознание». Минск, 2003

6. Моисеев А.И. « Звуки и буквы, буквы и цифры…». М., 1987

7. Пустовалов П.С., Сенкевич М.П. «Пособие по развитию речи». М. «Просвещение» 1987

8. Горшков А.И. «Всё богатство, сила и гибкость нашего языка». М. «Просвещение» 1993

9. Васильева А.Н. «Основы культуры речи». М. Русский язык 1990

10. Формановская Н.И. «Речевой этикет и культура общения». М.: Высш.шк. 1989

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ