регистрация / вход

Особенности организации коррекционной работы в классах компенсирующего обучения детей с замедленным психическим развитием

Процесс дифференциации обучения, воспитания и развития детей с недостатками в развитии и отклонениями в поведении. Исправление недостатков в развитии личности ребенка, организация помощи в успешном освоении мира и адекватной интеграции его в социум.

Содержание

Введение

Глава 1. Специфика коррекционной работы с детьми с задержкой психического развития

1.1. Организационно-педагогические основы создание классов компенсирующего обучения

1.2. Психолого-педагогические основы организации и осуществления коррекционно-развивающего обучения

Глава 2. Педагогические условия организации коррекционной работы с детьми в классах компенсирующего обучения

2.1. Практика проведения коррекционно-развивающего обучения в компенсирующем классе

2.2. Взаимосвязь темпа умственного развития и обучаемости ребенка

Глава 3. Педагогическая диагностика предпосылок школьной дезадаптации

3.1. Программа и организация диагностической деятельности

3.2. Методы диагностической деятельности

3.3. Обсуждение результатов динамики личностного развития детей

3.4. Организация и результаты экспериментального исследования

Заключение

Список литературы

Приложение


Введение

Актуальность. Среди решаемых в настоящее время проблем социально-экономического оздоровления общества особое и важное место занимает создание и внедрение в педагогическую практику действенной системы профилактики социально-психологической, и, прежде всего, школьной дезадаптации несовершеннолетних.

Дезадаптационные проблемы, осложняющие развитие и социализацию детей, объектом пристального научного внимания стали сравнительно недавно. История теоретического знания и научно-практической работы по их изучению, профилактике и коррекции насчитывает чуть больше столетия. Примечательно, что на первых порах этой работы ее инициаторы были в основном медики и внимание было сосредоточено на тех проблемах, которые осложняют социализацию индивидов, имеющих выразительные аномалии сенсомоторного и интеллектуального развития (глухота, слепота, тяжелые нарушения двигательной и умственной сферы).

Однако постепенно, по мере развития общества, методологического и методического научного инструментария, а также гуманистического самосознания человечества и его экономических возможностей внимание специалистов стало обращено также и к проблемам, возникающим в процессе воспитания и обучения у детей, не отягощенных явно выраженными отклонениями в развитии. Под сомнение была поставлена правомерность самого, по началу утвердившегося для нужд образовательной практики, деления детей на две отчетливо различающихся группы - с нормальным психическим развитием и аномальных [27, 5]. (Понятия аномалия в переводе с греческого языка означает отклонение от нормы, от общей закономерности, неправильность в развитии).

Между нормальным и аномальным развитием, равно как между здоровьем (психическим, физическим) и болезнью, существует много переходных ступеней. Эти ступени заняты пограничными состояниями и формами, которые не могут быть отнесены с полной определенностью ни к болезни, ни к здоровью. Сами границы между двумя этими категориями крайне неустойчивы и неопределенны [20, 7]. Это определяет актуальность работы по педагогике пограничных состояний и организации коррекционной деятельности в школьной практике.

Основной целью исследования является выявление и преодоление (исправление) недостатков в развитии личности ребенка, организации помощи в успешном освоении мира и адекватной интеграции его в социум.

Объектом исследования является личность ребенка, имеющего незначительные отклонения в психофизиологическом развитии и в поведении, затрудняющие его адекватную социализацию и школьную адаптацию.

Предметом исследования служит процесс дифференциации обучения, воспитания и развития детей с недостатками в развитии и отклонениями в поведении.

Обучение, воспитание и развитие детей с отклонениями в психофизиологическом развитии и поведении – сложная социально-педагогическая проблема. Ее решение лежит в основе подготовки данной категории детей к активной общественно полезной деятельности (в соответствии с их возможностями), к равноценному участию со своими сверстниками в различных видах деятельности, к наиболее полному освоению социальных ролей, к результативной интеграции в социальную среду. Исходя из актуальности, цели, объекта, предмета работы нами в исследовании были поставлены и решались следующие задачи:

1. Определить природу и сущность недостатков в развитии и отклонений в поведении детей и подростков, выявить причины и условия их появления.

2. Выявить ведущие тенденции в предупреждении и преодолении отклонений в развитии и поведении детей и подростков, этиологию (причинно-следственную обусловленность) психофизиологического развития и социально-педагогических условий жизнедеятельности ребенка.

3. Разработать технологии, совокупность методов, приемов и средств коррекционно-педагогического воздействия на личность ребенка с недостатками в развитии и отклонениями в поведении.

4. Провести анализ общего и специального образования детей с недостатками в развитии и поведении в условиях массовой школы.

Практическая значимость работы состоит в определении наиболее результативных путей, способов и средств, направленных на своевременное выявление, предупреждение и преодоление отклонений в развитии и поведении у детей и подростков, в обеспечении педагогов и родителей знаниями о характере и возможных причинах возникновения проблемных ситуаций и состояния риска у детей.

Работа состоит из введения, из трех глав, заключения, списка литературы и приложения.

Глава 1. Специфика коррекционной работы с детьми с задержкой психического развития

1.1 Организационно-педагогические основы создания классов компенсирующего обучения

Организация обучения и воспитания детей с ЗПР регламентирована рядом нормативных государственных документов.

В соответствии с приказом Министерства просвещения СССР от 3 июля 1981 г. (№ 103) стали действовать специальные (коррекционные) образовательные учреждения: школы-интернаты, школы, классы выравнивания при общеобразовательных школах. Особенности работы с данной категорией детей рассматривались в методических и инструктивных письмах Министерства просвещения СССР и Министерства просвещения РСФСР. В 1997 г. вышло инструктивное письмо Министерства общего и профессионального образования «О специфике деятельности специальных (коррекционных) образовательных учреждений 1-8 видов».

Для детей с задержкой психического развития создаются специальные (коррекционные) образовательные учреждения 7 вида.

Коррекционное учреждение 7 вида осуществляет образовательный процесс с уровнями общеобразовательных программ двух ступеней общего образования:

1-я ступень. Начальное общее образование (нормативный срок освоения 3-5 лет);

2-я ступень. Основное общее образование (нормативный срок освоения 5 лет).

Прием детей в коррекционное учреждение 7 вида осуществляется по заключению психолого-медико-педагогической комиссии (консультации ПМПК) с согласия родителей или законных представителей ребенка (опекунов): в подготовительный 1-2 классы, в 3 класс - в порядке исключения. При этом дети, начавшие обучение в общеобразовательном учреждении с 7-летнего возраста принимаются во второй класс коррекционного учреждения, начавшие обучение с 6-летнего возраста - в 1 класс. Дети, ранее не обучавшиеся в общеобразовательном учреждении и показавшие недостаточную готовность к освоению общеобразовательных программ, принимаются с 7-летнего возраста в 1 класс коррекционного учреждения (нормативный срок освоения 4 года); с 6-летнего возраста принимаются в подготовительный класс (нормативный срок освоения 5 лет) [14, 31].

Наполняемость класса и группы продленного дня в коррекционном учреждении - 12 человек. Перевод воспитанников в общеобразовательное учреждение осуществляется по мере коррекции отклонения в их развитии после получения начального общего образования. С целью уточнения диагноза воспитанник может находиться в коррекционном учреждении 7 вида в течение одного года.

Однако основная масса детей психического развития обучается в классах коррекционно-развивающего обучения (в некоторых регионах их продолжают называть «классы выравнивания», «классы для детей с задержкой психического развития») при общеобразовательных массовых школах. Механизм направления детей в классы коррекционно-развивающего обучения и организации обучения такие же, что и в коррекционных учреждениях 7 вида.

Дети в этих классах занимаются по учебникам общеобразовательных школ по специальным программам. В настоящее время в основном полно разработаны программы классов коррекционно-развивающего обучения первой ступени. Они обеспечивают усвоение содержания начального образования и реализацию стандарта требований к знаниям и умениям учащихся.

Обучение на второй ступени (5-9 классы) осуществляется по программам общеобразовательных массовых школ с некоторыми изменениями (сокращение некоторых учебных тем и объема материала в них).

После получения основного общего образования выпускник школы получает свидетельство об образовании и имеет право в соответствии с Законом РФ «Об образовании» продолжить обучение в третьей ступени и получить среднее (полное) общее образование.

Задача специальной коррекционной работы состоит в том, чтобы помочь детям с задержкой психического развития овладеть разнообразными знаниями об окружающем мире, развивать у них наблюдательность и опыт практического обучения, формировать умение самостоятельно добывать знания и пользоваться ими.

Психолого-педагогическая коррекция на протяжении всего ее срока должна быть систематической, комплексной, индивидуализированной. При этом важно учитывать неравномерность появлений познавательной активности школьника и опираться на те виды психической деятельности, в которых легче всего вызывается эта активность, постепенно распространяя ее на другие виды деятельности. Необходимо искать виды заданий, максимально возбуждающие активность ребенка, пробуждающие у него потребность в познавательной деятельности. Желательно предлагать задания, требующие для их выполнения разнообразной деятельности [2, 130].

Учитель должен приспосабливать к уровню развития детей с задержкой психического развития темп изучения учебного материала и методы обучения.

Учащиеся этой категории требуют особого индивидуального подхода к ним, а их коррекционное обучение необходимо сочетать с лечебно оздоровительными мероприятиями. В случаях тяжелой задержки психического развития для них должны быть созданы специальные условия обучения. Необходимо каждому из таких детей оказать индивидуальную помощь: выявить пробелы в знаниях и восполнить их теми или иными способами; объяснить заново учебный материал и дать дополнительные упражнения; значительно чаще использовать наглядные дидактические пособия и разнообразные карточки, помогающие ребенку сосредоточиться на основном материале урока и освобождающие его от работы, не имеющей прямого отношения к изучаемой теме. Часто учителю приходится прибегать к наводящим вопросам, аналогиям, дополнительному наглядному материалу. При этом важно помнить, что дети с задержкой психического развития способны работать на уроке 15-20 минут, затем наступает утомление, интерес к занятиям пропадает.

Даже элементарные новые навыки вырабатываются у таких детей крайне медленно. Для их закрепления требуются многократные указания и упражнения. Работа с детьми с задержкой психического развития требует не только особых методов, но и большого такта со стороны учителя. Педагог, используя поощрения в учебной работе, тем самым изменяет самооценку ребенка, укрепляет в нем веру в свои силы.

При обучении детей с задержкой психического развития весьма существенным представляется подведение их к обобщению не только по материалу всего урока, но и по отдельным его этапам. Необходимость поэтапного обобщения проделанной на уроке работы вызывается тем, что таким детям трудно удерживать в памяти весь материал урока и связывать предыдущее с последующим. В учебной деятельности школьнику с задержкой психического развития значительно чаще, чем нормальному школьнику, дают задания с опорой на образцы: наглядные, описанные словесно, конкретные и в той или иной степени абстрактные. При работе с такими детьми следует учитывать, что чтение ими всего задания сразу не позволяет правильно понять смысл в принципе, поэтому желательно давать им доступные инструкции по отдельным звеньям [13, 29].

Система коррекционно-развивающего обучения – форма, дифференцированного образования, которая позволяет решать задачи своевременной активной помощи детям с трудностями в обучении и адаптации к школе. В классах коррекционного развивающего обучения возможно последовательное взаимодействие диагностико-консультативного, коррекционно-развивающего, лечебно-профилактического и социально-трудового направлений деятельности.

Важным моментом в организации системы коррекционно-развивающего обучения является динамическое наблюдение за продвижением каждого ребенка. Обсуждение результатов наблюдений проводится не менее одного раза в четверть на малых педсоветах или консилиумах. Особая роль отводится охране и укреплению соматического и нервно-психического здоровья учащихся. При успешной коррекции и сформированности готовности к школьному обучению дети переводятся в обычные классы традиционной системы обучения или при необходимости продолжения коррекционной работы в классы коррекционно-развивающего обучения [45, 13].

Коррекционная направленность обучения обеспечивается набором базовых учебных предметов, которые составляют инвариантную часть учебного плана. Фронтальное коррекционно-развивающее обучение осуществляется учителем на всех уроках и позволяет обеспечить усвоение учебного материала на уровне требований к знаниям и умениям образовательного стандарта школы. Проверка и оценка учебной работы учащихся классов коррекционно-развивающего обучения проводятся в соответствии с требованиями, указанными в вариантных программах [45,18]. Коррекция индивидуальных недостатков развития осуществляется на индивидуально-групповых занятиях, специально выделенных для этой цели. Это могут быть общеразвивающие занятия, способствующие коррекции недостатков памяти, внимания, развитию мыслительной деятельности, закреплению в речи поставленных логопедом звуков, обогащению и систематизации словаря. Но могут быть и занятия предметной направленности – подготовка к восприятию трудных тем учебной программы, ликвидация пробелов предшествующего обучения.

Коррекционные занятия учитель проводит по мере проявления у учащихся индивидуальных проблем в развитии, отставания в обучении. При изучении ребенка обращается внимание на состояние различных сторон его психической деятельности – памяти, внимания, мышления, речи; отмечаются такие его личностные характеристики, как отношение к учению, другим видам деятельности, работоспособность, усидчивость, темп работы, умение преодолевать затруднения в решении поставленных задач, использовать разнообразные способы умственных и предметно-практических действий для выполнения заданий. Выделяются учащиеся, для которых характерны состояния чрезмерной возбужденности или, наоборот, пассивности, заторможенности. В процессе обучения выявляются запас знаний и представлений, умений и навыков учеников, которые по сравнению с одноклассниками отличаются особой замедленностью восприятия нового материала, например, несформированностью представлений и понятий, связанных с пространственными и количественными отношениями, трудностями установления логических связей и взаимосвязей и т.п. Ученики с задержкой психического развития, имеющие специфические речевые нарушения, направляются на занятия к логопеду, который работает с ними по своему графику. Изучение индивидуальных особенностей учащихся позволяет планировать перспективы и сроки коррекционной работы с ними.

Индивидуальные и групповые коррекционные занятия проводит основной учитель класса. Поскольку дети с задержкой психического развития, обучающиеся в классах выравнивания и специальных школах, зачислены, как правило, в группы продленного дня, то во время индивидуальных занятий с учениками работает воспитатель.

В соответствии с учебным планом в начальных классах на коррекционные занятия отводятся 3 часа в неделю вне сетки обязательных учебных часов (до или после уроков) по утвержденному графику. Продолжительность занятий с одним учеником (или группой) не должна превышать 15-20 минут. В группы возможно объединение не более трех учеников, у которых обнаружены одинаковые пробелы или сходные затруднения в учебной деятельности. Работа с целым классом или большим количеством учащихся на этих занятиях не допускается [45, 22].

Содержание индивидуальных занятий не допускает «натаскивания», формального, механического подхода, должно быть максимально направлено на развитие ученика. На занятиях необходимо использовать различные виды практической деятельности. Действия с реальными предметами, счетным материалом, использование условно-графических средств и т.п. создают возможности для широкой подготовки учащихся к решению разного типа задач: формирования пространственных представлений, умения сравнивать и обобщать предметы и явления, анализировать слова и предложения различной структуры; осмысления учебных и художественных текстов; развития навыков планирования собственной деятельности, контроля и словесного отчета. Формируемые с помощью предметно-практической деятельности понятия будут иметь в своей основе четкие и яркие образы реальных предметов, представлены в разнообразных связях друг с другом (отношениях общности, последовательности, зависимости и др.).

Специальная работа на занятиях посвящается коррекции недостаточно или неправильно сформировавшихся отдельных навыков и умений, например коррекции каллиграфии (умения видеть строку, соблюдать размеры букв, правильно их соединять), техники чтения (плавности, беглости, выразительности), скорописи, правильности списывания, умения составлять план и пересказ прочитанного и т.п.

В некоторых случаях индивидуальные занятия необходимы для обучения приемам пользования отдельными дидактическими пособиями, схемами, графиками, географической картой, а также алгоритмами действия по тем или иным правилам, образцам. Не менее важно индивидуальное обучение приемам запоминания отдельных правил или законов, стихотворений, таблицы умножения и др.

В старших классах для индивидуальных и групповых коррекционных занятий отводится в настоящее время 1 час в неделю. Главное внимание уделяется восполнению возникающих пробелов в знаниях по основным учебным предметам, пропедевтике изучения наиболее сложных разделов учебной программы.

Обязанности по руководству организацией и проведением коррекционных занятий возлагаются на заместителя директора по учебно-воспитательной работе. Он же осуществляет и контроль этой деятельности. Опыт показал, что эффективность индивидуальных и групповых занятий возрастает там, где к работе привлечены школьные психологи, а также школьные и районные методические объединения учителей и логопедов [44, 93].

Организация учебно-воспитательного процесса в системе коррекционно-развивающего обучения должна осуществляться на основе принципов коррекционной педагогики и предполагает со стороны специалистов глубокое понимание основных причин и особенностей отклонений в психической деятельности ребенка, умение определять условия для интеллектуального развития ребенка и обеспечивать создание личностно-развивающей среды, позволяющей реализовывать познавательные резервы обучающихся.

В условиях специально организованного обучения дети с задержкой в психическом развитии способны дать значительную динамику в развитии и усвоить многие знания, умения и навыки, которые нормально развивающиеся сверстники набирают самостоятельно.

Согласно нормативно-правовым положениям, в современной общеобразовательной школе для детей с трудностями в обучении создаются два основных вида классов – классы компенсирующего обучения и классы выравнивания. В школьной практике имеют место и другие формы дифференцированного обучения: классы педагогической поддержки (первично создаются в среднем звене школы), классы адаптации, здоровья и др.

Коррекционно-развивающее обучение в классах выравнивания и компенсирующих классах определяется нормативно-правовыми положениями Министерства образования РФ и строится на основе организационно-педагогических и научно-методических положений Концепции коррекционно-развивающего обучения, разработанной Институтом коррекционной педагогики, а также психолого-педагогических принципов развивающего обучения. В соответствии с положениями Министерства образования классы выравнивания создаются для обучения детей с задержкой психического развития, у которых при потенциально сохранных возможностях интеллектуального развития, наблюдаются слабость памяти, внимания, недостаточность темпа и подвижности психических процессов, повышенная истощаемость, несформированность произвольной регуляции деятельности, эмоциональная неустойчивость.

Классы компенсирующего обучения создаются в общеобразовательных школах для детей, испытывающих затруднения в освоении общеобразовательных программ. Их основная цель - создание адекватных условий воспитания и обучения, позволяющих предупредить дезадаптацию таких детей в условиях общеобразовательного учреждения.

В классы компенсирующего обучения принимаются дети группы риска. К этой группе специалисты относят детей, которые по совокупности причин генетического, биологического и социального характера приходят в школу психически и физически ослабленными, социально запущенными, с риском школьной и социальной дезадаптации. Это дети «с сохранным интеллектом», значительно более низкими в сравнении со сверстниками адаптационными возможностями, что делает их уязвимыми по отношению к несбалансированным воздействиям внешней среды и предрасположенным к патологическим реакциям на перегрузки, социально-психологическим срывам.

Дети группы риска не имеют выраженных отклонений в развитии, т.е. у них нет задержки психического развития церебрально-органического генеза, умственной отсталости, выраженных нарушений речи, слуха, зрения, двигательной сферы. При интеллектуальном развитии, соответствующем возрастной норме (отсутствие нарушений памяти, перцептивных и мыслительных процессов), эти дети обнаруживают низкую работоспособность, повышенную утомляемость и отвлекаемость, импульсивность, гиперактивность, низкий уровень производительности психических функций и деятельности, несформированность учебной мотивации и познавательных интересов.

Создание специальных классов коррекционно-развивающего обучения позволяет обеспечить оптимальные педагогические условия для детей с трудностями в обучении и проблемами в физическом и нервно-психическом здоровье. Охране и укреплению здоровья учащихся этих классов отводится особая роль, в связи с чем проводится специальная работа. Необходимым моментом организации коррекционно-развивающего обучения в данных классах является динамическое наблюдение за продвижением каждого ребенка. Наблюдение проводится специалистами школьного психолого-педагогического консилиума. Результаты наблюдений обсуждаются не менее 1 раза в четверть на малых педсоветах и консилиумах [61, 13].

При изучении школьников принимаются во внимание следующие показатели:

1. Физическое состояние и развитие ребенка: динамика физического развития, особенности слуха и зрения; особенности развития двигательной сферы, координация движений; особенности работоспособности (утомляемость, истощаемость, рассеянность, пресыщаемость, количество ошибок к концу урока или при однообразных видах деятельности).

2. Особенности и уровень познавательных процессов: особенности восприятия пространства и времени; особенности внимания, памяти, мышления, речи; познавательные интересы, любознательность.

3. Отношение к учебной деятельности, особенности мотивации, уровень освоения учебной деятельности.

4. Особенности эмоционально-личностной сферы: эмоционально-волевая зрелость, способность к волевому усилию, преобладающее настроение; особенности самооценки, отношения со сверстниками и взрослыми; поведение в школе и дома, нарушения поведения, вредные привычки.

5. Особенности усвоения знаний, умений и навыков, предусмотренных программой: общая осведомленность об окружающем мире и о себе, сформированность навыков чтения, письма, счета; характер ошибок при чтении и письме, счете и решении задач.

Научные основания коррекционно-развивающей деятельности в процессе образования и воспитания раскрываются в контексте складывающейся в настоящее время культурно-исторической, гуманистической педагогики. Основная ценность образования - человек, ребенок. Образование и воспитание должны помочь ему стать человеком, стать самим собой. Еще Л.Н. Толстой писал, что воспитание как умышленное формирование людей по известным образцам не плодотворно, не законно и не возможно [17, 190]. Теоретические предпосылки для образовательной коррекционно-развивающей практики созданы научной школой Л.С. Выготского [9, 5].

1.2 Психологические основы организации и осуществления коррекционно-развивающего обучения

Обучение в компенсирующих классах строится с опорой на действующие учебники. Однако планирование учебного содержания имеет свои особенности. Специфика обнаруживается в структурировании материала, методике его преподавания. Построение содержания учебного материала в системе коррекционно-развивающего обучения осуществляется на основе следующих принципов:

- усиления практической направленности изучаемого материала;

- выделения сущностных признаков изучаемых явлений;

- опоры на жизненный опыт ребенка;

- ориентации на внутренние связи в содержании изучаемого материала как в рамках одного предмета, так и между предметами;

- необходимости и достаточности в определении объема изучаемого материала;

- введения в содержание учебных программ коррекционных разделов, предусматривающих активизацию познавательной деятельности, формирования у учащихся деятельностных функций, необходимых для решения учебных задач (С.Г. Шевченко) [61, 10].

Составной частью коррекционно-развивающего учебно-воспитательного процесса является индивидуально-групповая работа, направленная на коррекцию индивидуальных недостатков развития. Это специальные занятия, имеющие целью не только повышение общего, интеллектуального уровня развития, но и решение конкретных задач предметной направленности: подготовка к восприятию трудных тем учебной программы, ликвидация пробелов предшествующего обучения и др.

Коррекционно-развивающее обучение осуществляется на всех уроках. Построение конкретной технологии коррекционно-развивающего обучения на основе всех вышеизложенных общепедагогических, частнодидактических и психологических принципов для начинающего учителя – сложная проблема. Технология обучения включает информационный и управленческий компоненты. Информационный компонент технологии обучения предполагает определение объема и состава информации, отбор и компоновку ее, свертывание и развертывание, выделение основных информационных единиц и введение их в учебный процесс, установление зависимости между основным понятием, которое должно быть усвоено, и вспомогательными знаниями (научными фактами, экспериментальными данными, практическими сведениями и т.д.); адаптацию учебного содержания к возрасту и возможностями детей, а также к целям.

Способы трансляции и учебной информации, содержание педагогических действий, контакты учителя с учащимися при решении учебной проблемы, реализация обратных связей, прогнозирование своих действий на них – учеников, педагогическая оценка процесса и результатов взаимодействия в учебном процессе – все это необходимые характеристики управленческого компонента технологии обучения. Именно этот аспект вызывает значительные трудности у начинающих педагогов.

Важнейшим научным основанием организации и осуществления коррекционно-развивающего обучения является теория формирования учебной деятельности. Учебная деятельность только тогда благотворна для ребенка, когда он выступает ее субъектом. Основу «собственно» учебной деятельности составляет субъект – субъектные отношения. Предметом учебной деятельности, согласно Д.Б. Эльконину, являются сам ученик, его изменение. Учебная деятельность «поворачивает ребенка на себя», вызывает в нем изменения, которые «есть приобретение ребенком новых способностей, т.е. новых способов действия с научными понятиями». В таком понимании учебная деятельность становится личностно значимой и важной для ребенка. Основное содержание развития школьника предполагает превращение его в субъекта, заинтересованного в самоизменении и способного к нему. Ребенок обладает такой возможностью. Но она может реализоваться только при определенных условиях организации обучения. Основоположник отечественной педагогики К.Д. Ушинский утверждал: «... Всякая человеческая душа требует деятельности, и, смотря по роду этой деятельности, которую дает ей воспитатель и окружающая среда и которую она сама для себя отыщет, такое направление примет и ее развитие. От недостаточной оценки этой основной психологической истины происходят главные ошибки и еще чаще упущения и в педагогической теории, и в педагогической практике [58, 494]. Не всякая деятельность, замечает педагог, благотворна для ребенка, а только та, которая доставляет ему радость, увлекает, выходит «из души его», является «излюбленной», т.е. свободной. Именно поэтому все правила педагогики прямо или косвенно вытекают из следующего положения: «... давайте душе воспитанника правильную деятельность и обогатите его средствами к неограниченной, поглощающей душу деятельности» [58, 495].

Источником деятельности является мотив, который выполняет функцию побуждения и смыслообразования. Благодаря мотиву деятельность не замыкается сама по себе, а становится ориентированной на значительно большее, лежащее за ее пределами. Она затрагивает сознание и чувства человека, становится источником смыслообразования.

Конкретными мотивами учебной деятельности школьника могут быть интерес, стремление иметь поощрения, избегание наказания за неуспехи, мотив долга и ответственности, самоопределения и самосовершенствования и др.

По данным психологов (Д. Макклеланд, Д. Аткинсон, Х. Хекхаузен), деятельность человека, направленная на достижение успеха, мотивируется двумя разными мотивами – мотивом достижения успеха и мотивом избегания неудачи. Поведение людей различается в зависимости от доминирования того или иного мотива. Человек, мотивированный на успех, ставит в своей деятельности некоторую положительную цель, стремится к ее достижению, активно включается в деятельность, выбирает средства, действия, мобилизует себя на выполнение и достижение успеха. При этом человек проявляет большую настойчивость в достижении поставленной цели, стремится к достижению все более сложных целей и задач, а при неуспехе, неудаче не отчаивается, не теряет интереса к деятельности.

Эмпирические данные свидетельствуют о том, что у школьников, обучающихся в компенсирующих классах, доминирует мотивация, связанная с избеганием неудач в учении, отрицательных оценок и отметок, наказание за неуспехи и получением высоких отметок и положительных отметок со стороны учителя за успешную деятельность. Подобная мотивация в своей основе содержит тревожность, отрицательные эмоциональные переживания, неуверенность в себе, боязнь критики. Ребенок не испытывает удовольствие от деятельности, тяготится ею. Формирование положительной мотивации, связанной с достижением успеха в учебном труде, овладением новыми знаниями и способами их получения, установлением и сохранением хороших отношений с окружающими, открытия детям личностного смысла деятельности является необходимым условием коррекционно-развивающего обучения.

Смысл учения – сложное личностное образование, которое выражает отношение мотива к цели (А.Н. Леонтьев) и включает осознание ребенком не только объективной, но и субъективной значимости учения. Он связан с уровнем притязания школьника, самоконтролем и самооценкой учебной работы, затрагивает глубокие личностные слои. Все эти компоненты находятся в процессе развития, поэтому по мере формирования учебной деятельности смысл учения может развиваться или угасать, качественно меняться [31, 94].

Психологические наблюдения показывают, что открытие учащимися личностного смысла учения делает его значительно успешнее. Легче усваивается учебный материал, повышается работоспосоность, концентрируется внимание (А.К. Маркова) [35, 23].

Мотив обычно реализуется через постановку и достижение определенной цели. Цель – это представление о конкретном результате, который должен быть получен. Она направляет ученика на выполнение отдельных учебных действий, входящих в учебную деятельность. Если мотив создает установку к действию, то поиск и осмысление цели обеспечивают его реальное выполнение. При этом учебное содержание, занимающее в учебной деятельности место цели, лучше осознается и легче запоминается школьником. Четко определенная цель структурирует всю систему действий, из которых состоит учебная деятельность. Нечеткая же, «размытая» цель делает систему действий неопределенной, что приводит к разрушению всей деятельности.

Конкретными целями учебной деятельности школьников могут быть решение задач, нахождение ответа в задаче, выполнение действий по указанному учителем образцу, выявление способа решения задачи и др. Возникновение целей, их выявление, определение, осознавание, называется целеполаганием. Выделяют две основные формы целеполагания: самостоятельное определение цели в ходе выполнения деятельности и определение цели на основе выдвигаемых учителем требований и задач. В учебном процессе доминирует, как правило, второй случай. Цели и задачи деятельности определяет учитель. Однако предъявляемое ученику внешнее требование (что и как надо сделать) далеко не всегда превращается в ту цель, которую ставит себе ученик. Внешнее требование должно быть целиком принято школьником, что далеко не всегда происходит. Напротив, внешнее требование может изменяться, искажаться, переопределяться в зависимости от опыта ученика и освоенных им и доступных ему способов действий.

Коррекционно-развивающее обучение не может быть успешным без формирования у школьников способностей целеполагания в учебной деятельности. Такая способность включает целый ряд конкретных умений, которым следует обучать школьника:

· принятие и понимание цели, поставленной учителем; удержание, сохранение цели учителя в сознании в течение длительного времени и подчинение ей своего поведения; переопределение цели учителя «для себя», «наложение» ее на опыт;

· самостоятельная постановка целей, их осознание и формирование, умение мысленно представлять себе цель до начала действия;

· выбор одной цели из нескольких других и обоснование этого выбора;

· умение соотносить цели со своими возможностями, определять реальность, достижимость, заменять нереальные цели реальными;

· активная проверка, уточнение своих целей;

· определение последовательности целей, выделение главных и второстепенных целей;

· определение ресурсов (времени и сил) для достижения каждой из целей;

· постановка новых целей с учетом уровня достижений (успеха-неуспеха) предыдущих целей, т.е. прежних результатов выполнения учебных действий;

· конкретизация целей, определение их зависимости от условий, т.е. постановка задачи (задача есть цель, заданная в определенных условиях);

· постановка гибких целей и перспективных целей, т.е. изменение целей в зависимости от ситуации, а также целей, выходящих за пределы данной ситуации; предвидение последствий достижения целей;

· определение оптимальных средств и способов достижения поставленных целей;

· постановка нестандартных, нестереотипных, оригинальных целей (творческие виды деятельности) (А.К. Маркова) [35, 43].

Каждый из процессов целеобразования в учебной деятельности не является одномоментным актом. Это сложный процесс выполнения школьником нескольких действий. Например, анализа условий, оценки своих возможностей, сопоставления разных целей между собой и т.д. Держать эти действия в поле внимания, актуализировать, направлять – важная задача учителя в учебном процессе.

Принятие учеником учебной цели и актуализация ее для себя возможны, если цель эмоционально заряжена. Эмоциональная заряженность учебных целей – одно из определенных условий успеха коррекционно-развивающей деятельности.

В психологии установлено, что эмоции оказывают существенное влияние на процесс и результат любой деятельности, в том числе и учебной. Регулирующая роль эмоций возрастает в том случае, если они не только сопровождают деятельность (учение), но и предшествуют ей, предвосхищают ее. Это подготавливает ребенка к включению в деятельность.

Глава 2. Педагогические условия организации коррекционной работы с детьми в классах компенсирующего обучения

2.1 Практика проведения коррекционно-развивающего обучения в компенсирующем классе

Обратимся к конкретному педагогическому опыту организации коррекционно-развивающего обучения в компенсирующих классах. Современная школьная практика накопила определенный опыт осуществления коррекционно-развивающего обучения, обеспечивающего положительные результаты в образовании и воспитании детей. Так, опыт коррекционно-развивающей деятельности педагогов школы № 15 г. Салавата подтверждает актуальность и эффективность следующих психолого-педагогических условий осуществления коррекционного процесса в компенсирующих классах.

Психологическим фоном коррекционного процесса является установление эмоционально окрашенных контактов между детьми в классе, между педагогами и детьми, создание положительного эмоционального климата, взаимоотношений в классе и в школе. Педагоги осваивают «помогающее поведение», «помогающие отношения» (К. Роджерс). Помогающие отношения, как они понимаются в психотерапии, характеризуются тем, что одна из сторон способствует другой стороне в личностном росте, развитии зрелости, лучшей жизнедеятельности, умении ладить с другими, развитии потенциальных внутренних возможностей. Такие отношения между учителем и учеником являются обязательными в компенсирующих классах. Основу таких отношений составляют любовь, принятие, уважение индивидуальности, доверие, понимание, предоставление возможности самостоятельно принимать решения и уважение к их выбору, интерес к ребенку. Совет, который дает персонаж романа М.А. Булгакова королеве, весьма актуален в педагогике.

- Ничего, ничего, ничего! - бормотал Коровьев у дверей комнаты с бассейном. – Ничего не поделаешь, надо, надо, надо. Разрешите, королева, дать дам последний совет. Среди гостей будут различные, ох, очень различные, но никому, королева Марго, никакого преимущества! Если кто-нибудь и не понравится ... я понимаю, что вы, конечно, не выразите этого на своем лице ... Нет, нет, нельзя подумать об этом! Заметит, заметит в то же мгновенье. Нужно полюбить его, полюбить, королева. Сторицей будет вознаграждена за это хозяйка бала! И еще: не пропустить никого. Хоть улыбочку, если не будет времени бросить слово, хоть малюсенький поворот головы. Все, что угодно, но только не невнимание. От этого они захиреют ...

Понимание, признание в ребенке человека - это самый главный вклад взрослого в его развитие. Вот почему учителя-предметники заходят в класс к детям в дни, когда нет их уроков, только для того, чтобы поприветствовать учеников, пообщаться с ними, поинтересоваться успехами, настроением, самочувствием, поддержать. Каждый урок в начальных классах эти педагоги начинают с признания, что встреча с детьми для них радостна и приятна, что они ждали этой встречи, готовились к ней и надеются на взаимность.

Предметам эстетического цикла в компенсирующих классах начального звена школы отводится особая роль. Здесь работают преподаватели высшей квалификации, которые любят детей и заинтересованы в каждом ребенке. На уроках музыки и изобразительного искусства каждый ученик имеет шанс на успех. Ситуация успеха в значимой для ребенка деятельности - важнейшее психологическое условие, своеобразная точка опоры, позволяющая изменить всю систему отношений ребенка, пробудить веру в себя, в успех своих учебных усилий.

Практически на каждом уроке музыки или изобразительного искусства педагоги создают условия для продуктивной и успешной деятельности каждого ребенка. Особенно привлекательными для учащихся компенсирующих классов становятся совместные формы художественной деятельности, коллективное творчество. Это исполнение музыкального произведения в составе детского оркестра на уроке музыки или коллективное моделирование и создание всем классом одной «картины». Особое значение придается тем формам работы, средствам и приемам, которые вызывают у детей осмысленное, предметное, художественное переживание.

Однако развитие личности под воздействием искусства, замечают психологи, возможно только в условиях, когда субъект готов к таким перестройкам, когда он открыт к диалогу с другой позицией, «иной смысловой перспективой», иной смысловой моделью. На уроках изобразительного искусства педагог формирует такую готовность через расширение зрительных образов детей, создание полноценных художественных образов на основе привлечения поэзии и музыки, которые полноправно присутствуют на уроке, детей учат смотреть и видеть, слушать и слышать и, что не менее важно, попытаться создать свое произведение. Замечательно и то, что педагог учит детей технике работы, но не предполагает готовых образцов. Каждому ребенку оказывается дозированная помощь в соответствии с учетом индивидуальных особенностей. Большое внимание уделяется формированию умений планировать деятельность, рационально действовать, контролировать и оценивать [43, 52].

На основе анализа литературных источников, опыта работы педагогов можно выделить некоторые конкретные условия создания положительного эмоционального заряда в учебной деятельности школьников.

Во-первых, необходимо положительное отношение ребенка к школе в целом. Пребывание в школе не должно вызывать у ребенка негативные эмоции. У него должны быть ровные, хорошие деловые отношения с учителем и одноклассниками, исключены конфликты с ними. Ученик должен принимать участие в жизни класса и школы.

Особое значение приобретают эмоции сопереживания в общении с учителем и сверстниками. Очень важно учить детей культуре чувств: пониманию душевного состояния другого человека, умению поставить себя на его место, если он переживает печаль или тревогу, или порадоваться вместе с ним, желанию понять и принять интересы другого человека как свои собственные.

Во-вторых, наполнение учения положительными переживаниями связано с осознанием каждым ребенком своих возможностей в достижении успехов в учебной работе. В школе, утверждает известный педагог В.Ф. Шаталов, ребенок должен обрести точку опоры как утверждение достойного способа жизни, краеугольные камни которого – честь, совесть, правда. Может быть, главный наш принцип – снять чувство страха с души ребенка, сделать его раскованным, свободным, вселить уверенность в свои силы, увидеть в нем полноценного и способного к творчеству серьезного человека. Мы считаем, что все дети могут учиться успешно, однако учителя должны иметь большое терпение ...

Безусловно, ошибки следует анализировать, щадя самолюбие детей и внушая веру в свои силы. «Ты можешь» - напоминает учитель ученику. «Он может» - должен понимать коллектив ребят. «Я могу» - наконец, делает вывод сам ученик, и эта вера в возможность победы придает ему новые силы.

Подобная педагогическая позиция является психологически оправданной. Много лет назад американский психолог Розенталь открыл эффект, который вошел в научную литературу как эффект Розенталя. Суть его состоит в том, что если какой-то авторитетный человек, например педагог, скажет, что какой-то ученик, например С., обладает большими потенциальными возможностями и в ближайшее время, по-видимому, добьется значительных успехов, то независимо от того, каковы в действительности способности этого ребенка, он на самом деле начинает лучше учиться, проявлять свои творческие потенции. Это объясняется ответной реакцией этого ученика на соответствующие социальные ожидания: если человек ощущает, что в него верят, в нем видят неординарную личность, он начинает бурно развиваться.

В-третьих, положительные эмоциональные переживания должна вызывать встреча с новым учебным материалом, новыми способами учебной работы, самостоятельными наблюдениями, исследованиями. В этом случае речь идет об «эмоциогенном» учебном материале (А.К. Маркова) [36, 243]. Но следует помнить, что это имеет смысл только при условии включения ученика в содержательную активную учебную деятельность.

Все эти условия создают атмосферу эмоционального комфорта в процессе учения, без чего невозможно его успешное осуществление. Однако важно помнить, что эмоциональное благополучие, преобладание удовлетворенности собой, захваливание школьников может привести и к застою в учебной работе, к «закрытости» их для развития. Поэтому в процессе обучения должны присутствовать и эмоции с «отрицательной» модальностью. Например, неудовлетворенность, состояние относительного дискомфорта, которые появляются в ситуации решения новой задачи, поиска других путей ее решения.

Вместе с тем в обучении должно присутствовать и чувство преодоления трудности. Ребенок всегда должен осознавать оценку как результат своих собственных усилий. Он должен получать удовлетворение от самостоятельного преодоления трудностей. В.Ф. Шаталов считает, что педагог всегда должен вести урок так, чтобы ребята не работали в чрезмерно сложных условиях, чтобы они как можно реже испытывали беспомощность, ущемленность, глубокое разочарование. Но уводить от всего этого нельзя. «В жизни у них будет всякое, а потому нужно учиться преодолевать себя и обстоятельства. Но не злоупотреблять трудностями. В этом суть».

Организация обучения «на высоком уровне трудности» - один из принципов дидактической системы академика Л.В. Занкова. Согласно Занкову, высокий уровень трудности предполагает не столько превышение «средней нормы трудности», вызывающей «некоторое напряжение умственных сил», сколько такую организацию учебной работы, которая обеспечивает максимальную активность и самостоятельность мысли и действия ребенка, актуализацию потенциальных возможностей в ходе «познания сущности явлений связей и зависимости между ними». Трудность обнаруживается в мышлении ребенка, когда создается проблемная ситуация, возникает противоречие при столкновении с учебным материалом. Ученик испытывает трудность при конструировании понятия на основе систематизации и переконструирования усвоенных элементов научного знания. Трудность состоит в сложном и противоречивом переходе от низших форм мышления к высшим [19, 45].

Характеризуя понятие высокий уровень трудности, Л.В. Занков приводит высказывание видного отечественного физиолога Н.Е. Введенского, который заметил: «Возникает парадоксальная мысль: не оттого ли у вас так сильно утомляются люди, что они мало работают в истинном смысле слова, не умеют работать производительно? При умелом распределении умственного труда возможно развить громадную по своей продуктивности работу, но при этом сохранить на долгие годы, быть может, на всю жизнь умственную работоспособность и общий тонус своей жизнедеятельности».

Однако, как подчеркивает Л.В. Занков, исключительное значение приобретает мера трудности учебного материала. Мера трудности имеет не абсолютный, а относительный характер, т.е. она действует как при высоком, так и при низком уровне трудности обучения. Но в том и другом случае мера будет различна. Мера трудности в понимании Л.В. Занкова отнюдь не направлена на снижение трудности, но является конкретным условием реализации принципа высокого уровня трудности. Мера трудности обнаруживается в том, что предлагаемый школьнику материал должен быть осмыслен им.

При несоблюдении меры трудности ребенок может пойти по пути механического запоминания, и тогда высокий уровень трудности из положительного превратится в отрицательный фактор [19, 34].

Мера трудности конкретизирована в программах, учениках, методических разработках и приемах обучения. Но в повседневной работе, считает Л.В. Занков, ее реализация обусловлена тем, что учитель постоянно следит за прогрессом усвоения детьми знаний и навыков, осуществляет систематический контроль за результатами усвоения. Главное в этом контроле – не суммарная оценка знаний и навыков посредством отметок, а дифференцированное и возможно более точное определение качества усвоения, его особенностей у разных учеников данного класса.

При соблюдении меры трудности в экспериментальных (начальных) классах Л.В. Занкова у всех учащихся неизменно улучшались внутреннее торможение, уравновешенность нервных процессов и их подвижность, особенно убедителен тот прогресс, который был достигнут у детей, поступивших в экспериментальный класс с некоторыми отклонениями в высшей нервной деятельности (повышенная нервная возбудимость или же утрированная тормозимость).

Коррекционно-развивающая деятельность в учебном процессе строится и с учетом понятий темп психического развития и темп усвоения. Речь идет о скорости и интенсивности развития и усвоения, степени быстроты выполнения заданий. Наблюдения показывают, что школьники компенсирующих классов обнаруживают невысокий или даже низкий темп умственного развития и усвоения материала.

2.2 Взаимосвязь темпа умственного развития и обучаемости ребенка

Под обучаемостью мы понимаем систему интеллектуальных свойств личности, формирующихся качеств ума, от которых зависит продуктивность учебной деятельности (при прочих равных условиях: наличие исходного минимума знаний, положительной мотивации и т.д.) (З.И. Калмыкова) [22, 102]. Чем выше обучаемость, тем быстрее и легче приобретает человек новые знания, тем свободнее оперирует ими в относительно новых условиях, тем выше темп его умственного развития.

Содержание понятия «обучаемость» ограничивается спецификой мышления, своеобразием его проявления у учащихся. Уровень и специфика обучаемости определяются формирующими качествами ума, каждое из которых имеет себе противоположное. Основные качества: глубина ума - поверхность, гибкость ума – инертность, устойчивость – неустойчивость, самостоятельность – подражательность, осознанность мыслительной деятельности – неосознанность.

Особенности сочетания этих качеств и различные уровни развития создают индивидуальные варианты обучаемости школьников. Школьники с пониженной обучаемостью, тормозящей темп их психического развития, отличаются крайней поверхностью ума. При знакомстве с новым материалом (слушая объяснения учителя, читая текст учебника) они выделяют в качестве существенных первые бросившиеся им в глаза признаки, яркие детали, лежащие на поверхности явления, не проникая в его суть. Поэтому для них оказывается трудным формирование содержательных обобщений, им свойственны ошибки смещения понятий, формализм в усвоении знаний.

С поверхностью ума связана его инертность. Дети с пониженной обучаемостью с трудом овладевают содержанием новых понятий, приемами оперирования понятиями. В процессе усвоения они склонны к шаблонному использованию понятий и способов действий, с трудом отказываются от привычных действий, даже если убеждаются в их неправомерности. С трудом переключаются с одной системы действий на другую. Им свойственны подражательность ума, умственная пассивность. Они, как правило, избегают интеллектуального напряжения, им проще решить задачу привычным способом, даже если он достаточно громоздок.

Вместе с тем учащиеся этой группы отличаются и неустойчивостью ума. С одной стороны, они склонны действовать привычным способом, но с другой – случайный признак может легко «сбить» их. Неустойчивость ума проявляется и в трудности ориентации на совокупность признаков, составляющих содержание усваиваемого понятия.

Школьники с пониженной обучаемостью характеризуются и слабой осознанностью своего мыслительного процесса, т.е. слабым пониманием того, как они решают задачу, почему именно так, какой способ решения избирают. Осознание для них выступает особой задачей, и для этого требуется помощь со стороны.

Главным условием благоприятного психического развития школьников пониженной обучаемостью специалисты называют соответствие требований, предъявляемых к ученику, на зоне актуального развития (т.е. тому уровню, которого ребенок уже достиг), а его потенциальным возможностям. Реализация этого общего подхода требует конкретных педагогических мер. Так, для того чтобы школьники усвоили программный материал, им нужно гораздо более развернутое объяснение с опорой на наглядность, выполнение большего количества упражнений с очень медленно, постепенно повышающейся трудностью, многократный возврат к уже изученному. Особое внимание в работе с такими детьми должно быть уделено специальному формированию приемов умственной деятельности, умения учиться, правильной самооценки (З.И. Калмыкова) [23, 201].

Специальные исследования, опытные данные подтверждают необходимость формирования у учащихся компенсирующих классов инструментальных навыков и учебных действий контроля и опенки. Инструментальные навыки – это навыки, лежащие в основе математических умений, чтения, письма и т.п.

Формирование умений планирования, исполнения, контроля и оценки собственной деятельности делает учебную деятельность ребенка полноценной. Контроль за процессом, правильностью, полнотой и последовательностью выполнения операций есть не только средство усвоения основного учебного действия, но и средство формирования внимания. Важно научить ребенка пооперационному контролю, т.е. проверке правильности и полноты выполнения операций, входящих в состав действия (Д.Б. Эльконин). Контроль по результату, отмечает Д.Б. Эльконин, имеет смысл только в том случае, если он возвращает к контролю по процессу. Это случается, когда ученик совершил ошибку. Но и в этом случае целесообразно вернуть учащегося к пооперационному контролю, т.е. контролю за правильностью процесса осуществления способа действия. Школьника необходимо научить и действию оценки степени усвоения, меры выполнения учебной задачи. Он должен самостоятельно научиться оценивать свое продвижение в учении. Оценочная деятельность – важнейшая часть целостной учебно-познавательной деятельности. Однако содержательный смысл оценка приобретает для школьника в том случае, если ему предъявляются эталоны, образцы (Д.Б. Эльконин, Ш.А. Амонашвили) [63,72].

Эталон – это образец, отдельных действий, операций, самой учебно-познавательной деятельности и ее конечных результатов. Эталон конечного результата заранее закладывается в учебно-познавательную деятельность как цель и ориентир деятельности. Он должен помочь школьнику найти ответы на вопросы: правильно ли я осуществляю деятельность, каково качество моей деятельности и ее результата; смог ли я овладеть знанием; овладел ли я умением (навыком), каково его качество и т.д. (Ш.А. Амонашвили).

Чтобы эталон послужил основой для содержательной оценки, необходимо научить школьника способам соотнесения своих знаний и умений с этим эталоном. Ученику должны быть раскрыты не только эталоны, но и способы оперирования ими. В этом суть оценочной деятельности, которую, как правило, осуществляет педагог.

Таковы психолого-педагогические основания организации коррекционно-развивающей деятельности в учебно-воспитательном процессе.


Глава 3. Педагогическая диагностика предпосылок школьной дезадаптации

3.1 Программа и организация диагностической деятельности

Профилактика школьной дезадаптации, освоение школами практики коррекционно-развивающего образования предполагают, как отмечалось выше, внимание субъектов диагностической деятельности к изучению не только детей, которые уже учатся в школе, но и тех, кто только поступает в нее, диагностирование их учебных, в целом адаптационных возможностей уже на этапе школьного старта. Важность этой работы чрезвычайно велика, поскольку именно ею будет определяться столь значимая для школьной судьбы ребенка своевременность оказания ему необходимой педагогической помощи.

Контакты со школой первых для ребенка сфер его социализации - семьи и детского дошкольного учреждения – станут возможны, если в них проявят заинтересованность и родители, и работники детских дошкольных учреждений.

Считаем важным в связи с этим обратить внимание на тезис, высказанный в свое время П.П. Блонским (1961). Последний, опираясь на богатый исследовательский материал, утверждал по отношению к такой, по существу, исходной форме школьной дезадаптации, как академическая неуспеваемость, что это не явление, которое возникает в школе, что неуспеваемость представляет собой следствие проблем, накопившихся в развитии ребенка на этапе его дошкольного детства. В еще большей степени это относится к другим типам возможных адаптационных нарушений – нарушениям здоровья, личностного развития.

Изучение трудностей, с которыми встречаются дети на начальном этапе обучения, опора на данные смежных с педагогической наук позволили выявить совокупность предпосылок адаптационных нарушений у поступающих в школу детей, которую одновременно следует рассматривать и как базовую основу программы изучения. В соответствии с этой программой информативными показателями низкого уровня адаптационных возможностей, школьной зрелости детей служат следующие: отклонения в соматическом и нервно-психическом здоровье ребенка; недостаточный уровень его социальной и психолого-педагогической готовности к школе; недостаточная сформированность психологических и психофизических предпосылок учебной деятельности.

Начальное изучение поступающих и поступивших в школу детей – это важная и ответственная задача, которая требует для своего решения хорошо скоординированных усилий всех лиц, непосредственно общающихся с ребенком и заинтересованных в его судьбе, - родителей, воспитателей дошкольных учреждений, школьных педагогов и психологов. Задачи координации их усилий призваны решать особые структуры, которые все чаще создаются в школах, - школьные консилиумы. В состав школьного консилиума входят обычно заместитель директора школы по начальному обучению, школьный психолог, социальный педагог (если он в школе), логопед, учитель и медицинский работник (желательно школьный врач).

Задачи консилиума на этапе начального изучения детей состоят в том, чтобы организовать сбор надежной и возможно более полной информации о поступающих в школу детях; на основе собранных данных выявить в предварительном порядке детей с недостаточным уровнем школьной зрелости, потенциальную группу риска; провести специальное изучение этой группы детей с целью определения их обучаемости, конкретных проблем, оптимальных форм и видов коррекционно-развивающей помощи.

Организуя начальное изучение детей, школа, прежде всего, должна установить тесные, заинтересованные контакты с родителями детей и воспитателями базовых детских садов. И те, и другие являются источником исключительно ценной для школы информации о детях. Они с разных сторон и одновременно целостно могут охарактеризовать ребенка. Их характеристики – один из надежных источников первичного для школы знания о поступающих или поступивших в нее детях. Это знание может быть передано школе, если и родители, и воспитатели ребенка:

· имеют необходимую и исчерпывающую информацию о том, для чего их знания о детях нужны школе;

· уверены в том, что эти знания будут использованы школой с единственной целью - в интересах детей;

· школа опирается на корректные способы востребования этого знания;

· и, наконец, если родители, и воспитатели видят, что востребуемое школой знание о ребенке нужно в первую очередь им самим.

Приступая к начальному изучению детей, школа предварительно должна провести работу и с родителями, и с персоналом детских дошкольных учреждений по разъяснению современной школьной политики в отношении недостаточно готовых к школе и ослабленных детей, а также сущности коррекционно-развивающего образования, того, в каких формах оно реализуется, по каким показаниям будет рекомендовано детям. Родители также получают информацию о том, что выбор форм коррекционно-развивающего образования для нуждающихся в нем детей будет происходить лишь при условии обязательного согласия родителей и с их непосредственным участием. Важно, чтобы родители, прежде всего, поняли, что коррекционно-развивающее образование – это способ адресной педагогической помощи тем детям, которые в силу слабого здоровья или определенных дисгармоний в развитии требуют особого внимания педагогов и школьных специалистов; что создание для таких детей особых, наиболее благоприятных для них условий – это дополнительная образовательная услуга, оплачиваемая сегодня государством; что своевременное, возможно более раннее определение проблем детей – это общий интерес родителей и школы [21, 303].

Эффективна организация начального изучения детей, включающая в себя два этапа: этап фронтального диагностирования школьнозначимых психофизиологических функций у всех детей, поступающих или уже поступивших в школу, и этап более глубокого и разностороннего изучения детей, которые по результатам фронтального диагностирования показали результаты ниже среднего и низкие.

На этапе фронтального изучения детей возможна реализация трех моделей организации диагностической деятельности. Первая модель предусматривает проведение фронтального диагностирования школьной зрелости детей в базовых для школы дошкольных образовательных учреждениях. Реализация этой модели имеет смысл лишь в условиях, когда большинство детей, составляющих контингент будущих первых классов, приходит в школу из детских садов. Опыт показывает, что наиболее целесообразно планировать и проводить такое изучение не непосредственно перед поступлением детей в школу, а заранее – в марте, апреле текущего года, когда результаты могут быть использованы воспитателями и родителями для того, чтобы «подтянуть» недостаточно готовые к обучению функции.

Вторая модель реализуется тогда, когда у школы нет базовых дошкольных учреждений и дети приходят из разных детских садов, а также непосредственно из дома. В этом случае школа организует фронтальное изучение детей на своей базе в специальных группах, предусматривающих подготовку детей к школьному обучению.

Возможна и такая ситуация, когда оптимальной является третья модель, предусматривающая изучение школьной зрелости первоклассников, уже приступивших к учебным занятиям в ходе учебного процесса.

В условиях реализации первых двух моделей изучение детей проводят специально подготовленные для этого члены школьного консилиума – завуч, школьный психолог или логопед. При третьей модели эту работу ведет основной учитель класса. Используется для этого определенная система педагогических тестов – специально построенных диагностических заданий. Дети выполняют задания на учебных занятиях в группе или классе в привычной для них обстановке [44, 63].

В индивидуальном изучении детей большая роль отводится родителям, а также воспитателям, если ребенок посещал дошкольное образовательное учреждение. Задача членов школьного консилиума, педагога, обеспечивающих этот этап, - организовать наблюдения, обратить внимание родителей и воспитателей на те стороны развития детей, которые в наибольшей степени характеризуют их школьную зрелость. Помощь родителям и воспитателям в решении этой задачи призваны оказать подготовленные для них школой материалы: «Анкета для родителей будущих первоклассников», «Рекомендации по изучению детей для воспитателей детских дошкольных учреждений», «Схема педагогической характеристики выпускника детского дошкольного учреждения». Тексты этих материалов будут представлены ниже.

3.2 Методы диагностической деятельности

На этапе фронтального изучения в качестве основного метода диагностики школьной зрелости детей наиболее целесообразно использовать метод педагогического тестирования.

Этот метод позволяет за короткое время продиагностировать всех поступающих в школу детей по такому важному показателю их школьной зрелости, как сформированность психологических и психофизиологических предпосылок учебной деятельности.

Задания - всего их семь – построены таким образом, что, предлагая ребенку привычную и доступную для него деятельность (срисовывание, рисование, раскрашивание), они в совокупности позволяют выявить актуальный уровень развития всех наиболее значимых предпосылок учебной деятельности:

- регуляторно-динамических (удерживает ли ребенок поставленную перед ним задачу, может ли самостоятельно в соответствии с задачей выбрать нужные средства деятельности, спланировать ее, проверить получившийся результат, найти и исправить ошибки);

- интеллектуально-перцептивных (способен ли ребенок адекватно воспринять информацию, предъявляемую зрительно и на слух, отделить в ней главное от второстепенного, выделить закономерности, осуществить действия классификации и обобщения);

- психофизиологических (насколько развита у ребенка мелкая моторика руки, кинестетическая чувствительность, комбинаторика, координация в системе «глаз-рука»).

Каждое задание сопровождается описанием его целевого назначения, условий выполнения, качественной характеристикой типичных уровней выполнения, которые служат критериями оценки выполненных работ.

Предусмотренная методикой единая система оценивания по четырехуровневой шкале позволяет осуществлять сопоставительный анализ качества выполнения каждого отдельного задания, выявляя сильные и слабые стороны у конкретных учащихся.

Считаем важным обратить внимание на процедуру выполнения диагностических заданий. Не следует предлагать их одновременно, надо отвести на выполнение заданий несколько дней. В программу одного занятия не рекомендуется включать более одного, максимум двух диагностических заданий. Предъявляя диагностические задания детям, педагог ни в коем случае не подчеркивает их исключительности. Задания дети выполняют самостоятельно.

Итоги фронтального изучения детей находят отражение в сводной таблице. Общая оценка результатов выполнения ребенком всех диагностических заданий выражается через средний балл. Дети, набравшие средний балл от 3,1 до 4, нуждаются в коррекционной работе, требуют к себе особого внимания. Эти дети выделяются также на предмет их последующего индивидуального изучения. В графе таблицы «Заключение» напротив фамилий этих детей делается пометка «Рекомендован для индивидуального изучения».

В индивидуальном изучении ребенка, в котором, как уже отмечалось, принимают участие как школьные работники, так и лица, непосредственно общавшиеся с ребенком на этапе дошкольного детства, используется и ряд других методов, которые в совокупности позволяют получить разностороннюю информацию о ребенке и о социально-педагогической ситуации его развития. В их числе метод направленных наблюдений за ребенком основных субъектов диагностической деятельности; беседа, как с ребенком, так и с теми лицами, которые вели наблюдения; обучающий эксперимент; анализ медицинской документации; обобщение материалов наблюдений и изучения ребенка, полученных независимыми экспертами с опорой на уровневые критерии оценки школьной зрелости. Остановимся на каждом из них отдельно.

Метод направленных наблюдений:

Значимость наблюдений как метода изучения ребенка трудно переоценить. Систематические целенаправленные наблюдения, которые могут вести непосредственно и ежедневно общающиеся с ребенком лица - родители, воспитатели дошкольных учреждений, школьные учителя, по свидетельству многих педагогов представляют собой один из самых надежных и достоверных методов изучения детства. Однако, чтобы огромный потенциал этого метода был максимально использован, наблюдения должны быть определенным образом организованы.

Средством организации наблюдений применительно к оценке школьной зрелости детей может стать единая программа изучения ребенка на этапе школьного старта, где зафиксированы те важные для школьной жизни стороны развития, на которые должно быть, прежде всего, обращено внимание наблюдателей. Методическая аранжировка этой программы в зависимости от того, кому из субъектов диагностической деятельности она адресована, будет различной.

Наиболее удобной формой организации наблюдений родителей может стать адресованная им анкета. В зависимости от того, какие формы коррекционно-развивающего образования будут использованы школой, вступительные слова этой анкеты, обращенные к родителям, могут выглядеть по-разному. Но основное ее содержание – вопросы, которые направляют наблюдения, будут одинаковыми. Приведем текст анкеты для родителей, которая сегодня широко используется в школах, практикующих создание классов компенсирующего обучения для детей риска с первого учебного года [23, 15].

Средством организации наблюдений воспитателей детских дошкольных учреждений могут служить специально подготовленные для них портативные рекомендации. В представленных ниже рекомендациях обозначены не только показатели низкого уровня школьной зрелости детей, адекватные для каждого из них методы выявления, но также и те типичные поведенческие признаки, через которые имеющиеся недостатки себя проявляют. Важное место в оценке школьной зрелости принадлежит и тем направленным наблюдениям, которые осуществляет на этапе вхождения ребенка в школьную жизнь учитель.

Основной формой организации учебной работы в школе продолжает оставаться урок. Поэтому наблюдает учитель детей больше всего на уроках. Школьные уроки дают возможность учителю многократно наблюдать деятельность ученика в сходных условиях. Это существенно для достоверности выводов. Свои наблюдения, прежде чем их обобщить, сделать определенный вывод, учитель может и должен неоднократно перепроверить.

Цели наблюдений учителя могут быть различными. На начальном этапе обучения учитель с их помощью определяет готовность детей к школьному обучению, школьную зрелость. Объектом внимания при этом должны быть, безусловно, разные стороны, характеризующие развитие личности.

В процессе наблюдений на уроке нужно установить, в какой мере ребенок, подчиняясь требованиям учителя, умеет организовать свои действия, согласовать их в пространстве, времени, последовательности с действиями других детей. Необходимо выяснить, в какой степени сформирована у ребенка учебная мотивация, развилось ли умение ограничивать свои желания, приноравливаться к требованиям извне, есть ли чувство ответственности. Учитель должен отмечать, как ученик включается в учебную работу, реагирует на указания, насколько сосредоточен, как быстро устает, в каких формах выражается его утомление.

Школьный урок предоставляет множество естественных ситуаций, обнаруживающих уровень общего развития ученика, особенностей его познавательной деятельности. Беседа по поводу содержания той или иной картины; составление рассказов по картине или серии картин; работа со стихотворениями, загадками, пословицами, работа с языковым и математическим материалом в условиях, когда от ученика требуется сравнить те или иные предметы, явления, их знаковое изображение, найти в них сходное, отличное, сделать на основании сравнения определенный вывод; решение и составление простейших, основанных на житейском опыте задач – все это дает в руки учителя богатейший материал, позволяющий судить о развитии у ребенка мышления, памяти, наблюдательности, внимания и других психических процессов, на которых базируется усвоение знаний [56, 39].

Предметом внимательных наблюдений должен стать процесс самостоятельного выполнения школьником учебных заданий. Важно проследить, как ребенок приступает к выполнению задания, достаточно ли он внимателен, целенаправлен в процессе работы, может ли сделать необходимые усилия для преодоления тех или иных затруднений, обращается ли за помощью к педагогу, как воспринимает помощь, проверяет ли проделанную работу, как относится к оценке педагога, может ли сам оценить свою работу.

Необходимо особо вникнуть в то, каков характер трудностей, возникающих у ребенка в процессе работы, чем эти трудности вызваны: неумением осмыслить учебное задание, найти нужные способы его выполнения или неустойчивым вниманием, пониженной работоспособностью, неумением удержать задание, сконцентрироваться на нем на необходимое время.

Большое внимание должно быть уделено выяснению того, в какой мере и насколько успешно учащийся умеет пользоваться языком как средством, орудием при общении с другими людьми, при обмене мыслями: умеет ли он должным образом слушать собеседника во время разговора, вникать в содержание того, что ему говорят; умеет ли излагать свои мысли так, чтобы они были достаточно понятны другим.

Следует обратить внимание на то, насколько умеет ребенок грамматически и синтаксически правильно строить фразы и предложения, каков уровень развития фонематической стороны речи. Особенно следует проследить за тем, как развито у ребенка фонематическое слуховое восприятие, т.е. воспринимает ли он все основные звуки речи: не смешивает ли он между собой звуки Ж и З, Щ и С, Ч и Ц, Б и П, Г и К, Д и Т, Р и Л, Ц и ТС и т.д. Необходимо обратить внимание на внятность произношения: четко ли ребенок произносит слова, не проглатывает ли окончания слов. Обнаруженные недостатки следует записать, направить ребенка на обследование к логопеду. Следует также обратить внимание на развитие руки (умеет ли достаточно уверенно работать карандашом, ручкой), а также координации движений в системе «рука-глаз», столь необходимой при письме.

Наблюдение не должно ограничиваться только рамками урока. Богатый материал для выявления общего развития детей дают наблюдения за ними во время экскурсий и прогулок, их ответы на вопросы, требующие описания отдельных частей рассматриваемого предмета, сравнения одних предметов с другими, нахождения в предметах сходства и различия. Особое внимание следует обратить на вопросы, задаваемые самими учащимися. По характеру этих вопросов можно получить представление о том, насколько ребенок любознателен, какие знания и сведения о наблюдаемых предметах у него уже имеются, какие стороны и качества предмета привлекают главным образом его внимание, в какой речевой форме он выражает свои мысли.

Во внеурочных ситуациях, в различных не регламентированных рамками урока видах игровой, трудовой деятельности, в свободном общении учитель может получить материал об особенностях характера, других сторонах личности ребенка. Насколько адекватно ведет себя ребенок в различных ситуациях; как быстро устанавливает контакт с окружающими; умеет ли выполнять свою функцию в совместной работе; чувствует ли дистанцию в отношениях взрослыми. Как ребенок общается с другими детьми; есть ли у него друзья, кто они; какова его роль в отношениях с ними: он лидер, подчиненный или отношения строятся на демократических началах; как ведет себя в спорных ситуациях: умеет уступить или конфликтует.

Совокупность всех перечисленных сведений необходима для того, чтобы решить вопрос об уровне школьной зрелости ребенка, составить представление об особенностях его личности.

В процессе дальнейшего обучения наблюдения учителя становятся более избирательными. С их помощью он получает данные, необходимые для решения текущих педагогических задач.

Беседа.

Опытные учителя начальных классов всегда начинают изучение своих учеников с предварительного знакомства с ними. Пути, приемы такого знакомства очень разнообразны. Среди них как различные очные формы знакомства, так и заочные. Большинство учителей еще задолго до начала школьных занятий считают необходимым побывать у ребенка дома, в непринужденной, домашней обстановке встретиться со своим будущим учеником и его родителями. Многие учителя посещают учебные занятия в детском саду, где воспитываются их будущие питомцы. Уже на этом этапе они отмечают детей, которые потребуют особого внимания, пытаются найти ответы на возникшие относительно них вопросы. Во многом здесь помогают личные беседы с родителями, воспитателями детского сада.

Из бесед с матерью или бабушкой учитель может узнать, каким родился ребенок, когда он начал ходить, какие болезни перенес в раннем детстве и в более позднем возрасте, каково здоровье ребенка, в каком состоянии находятся его нервная система, органы чувств. В каких условиях рос ребенок, как воспитывали, к чему приучали, в каком направлении пытались оказать на него воздействие, какими методами, приемами пользовались, какой был результат. Родители могут припомнить такие яркие факты, характеризующие ход развития ребенка, как-то: быстро ли он овладел речью, проявлял ли интерес к окружающему, любил ли слушать сказки, рассматривать картинки в книжках и т.д.

В беседе с воспитателем детского сада учителя должны, прежде всего, интересовать такие моменты, как-то: был ли ребенок активным, подвижным, жизнерадостным, любил ли участвовать в творческих играх, в каких именно и на каких ролях; проявлял ли фантазию, инициативу, сообразительность; в какой мере его действия были последовательны и целенаправленны; каковы были любимые занятия. Исключительно важно выяснить, как ребенок вел себя на учебных занятиях, насколько был дисциплинирован, мог ли слушать указания воспитателя, руководствоваться ими в работе, спрашивал ли о непонятном, мог ли правильно оценить сделанное, как реагировал на оценку. Следует также выяснить, с какими трудностями сталкивался воспитатель в своей работе с данным ребенком. Если у ребенка была плохо развита речь, важно выяснить, проводились ли с ним соответствующие занятия. Если ребенок быстро раздражался, обнаруживал негативизм в своем поведении, нужно выяснить, применялся ли к нему индивидуальный подход, в чем он выражался, какие дал результаты.

Беседу как метод изучения ребенка могут использовать и члены школьного консилиума. Здесь важно обратить внимание на то, чтобы беседа проходила естественно, непринужденно, неформально, ни в коем случае не походила на экзамен.

Беседа с самим ребенком, прежде всего, должна помочь установить контакт с ним. Учителю важно понять, есть ли у ребенка психологический настрой на школу, желание учиться. Беседа должна содействовать выявлению кругозора будущего школьника, способности ориентироваться во времени и пространстве, раскрыть владение языковыми средствами, навыками связной речи [35, 110].

Вопросы, которые могут быть заданы в ходе беседы: как тебя зовут? Сколько тебе лет? По какому адресу живешь? Как называется наш город, страна, где мы живем? Какие ты еще знаешь города, страны? Из кого состоит твоя семья? Есть ли братья, сестры, младшие они или старшие? Где и кем работают мама, папа? Кто самый старший в доме? Какой у тебя любимый праздник, почему его празднуют? Есть ли у тебя любимая сказка, какая? (Можно предложить рассказать ее). Чем она тебе нравится? Любишь ли телепередачи про животных? Каких животных знаешь, что о них знаешь? Хочешь ли идти в школу? Как ты думаешь, будет ли там интересно? Готовишься ли к школе, как? Что бы ты хотел узнать, чему научиться в школе?

По ситуации могут быть заданы и другие вопросы; набор вопросов может быть сокращен.

В процессе беседы выявляется также подготовленность ребенка к школе – знание букв, умение читать, представления о составе числа, о форме предметов, величине.

Обучающий эксперимент.

Обучающий эксперимент как метод изучения ребенка включается в процедуру индивидуального собеседования. Суть этого метода состоит в том, что ребенку предлагается для самостоятельного выполнения ряд заданий, а если он не справляется с ними, ему оказывается необходимая помощь. Такая организация деятельности преследует одновременно две цели. Одна из них – помочь ребенку справиться с заданием, вторая – выявить, насколько чувствительным оказывается он к помощи, принимает ли, усваивает ли ее, может ли под влиянием оказанной помощи сам найти допущенные в самостоятельной работе ошибки и исправить их. Отзывчивость ребенка на помощь, способность усваивать ее являются прогностически значимыми показателями его потенциальный учебных возможностей, его обучаемости [26, 34].

Оказание помощи происходит по принципу от минимальной к максимальной. В соответствии с этим принципом последовательно включаются три вида помощи: стимулирующая, направляющая и обучающая. За каждой из них стоят разные степень и качество вмешательства педагога в работу ребенка.

Стимулирующая помощь. Необходимость в такой помощи возникает тогда, когда ребенок не включается в работу после получения задания или когда работа завершена, но выполнена неверно. В первом случае учитель помогает ребенку организовать себя, мобилизовать внимание, ободряя его, успокаивая, вселяя уверенность в способности справиться с задачей. Учитель спрашивает у ребенка, понял ли он задание, и если выявляется, что нет, повторно разъясняет его. Во втором случае учитель указывает на наличие ошибки в работе и необходимость проверки предложенного решения.

Направляющая помощь. Данный вид помощи должен быть предусмотрен для случаев, когда возникают затруднения в определении средств, способов деятельности, планировании — в определении первого шага и последующих действий. Эти затруднения могут быть обнаружены им в самом процессе работы (в этом случае ребенок высказывает свои трудности учителю: «Не знаю, как начать, что делать дальше?») или же после того, как работа закончена, но сделана неправильно. В обоих случаях педагог прямо или косвенно направляет ребенка на правильный путь, помогает ему сделать первый шаг, наметить план действий,

Обучающая помощь. Необходимость обучающей помощи возникает в тех случаях, когда другие ее виды оказываются недостаточными, когда надо непосредственно указать или показать, что и как следует делать для того, чтобы решить предложенную задачу или исправить допущенную в ходе решения ошибку. Особую диагностическую важность приобретает степень усвоения помощи, которая служит главным критерием для дифференциации детей группы риска и детей с более глубокими формами психического недоразвития.

3.3 Формы учета данных о динамике личностного развития детей

Дневник наблюдений

Для успешного изучения детей и использования его данных в целях коррекционной работы очень важное значение имеет систематическое накопление материала, характеризующего облик каждого ученика, его развитие, личностные особенности.

Учителя пользуются различными формами учета данных о развитии, продвижении учащихся. Одной из форм текущего учета таких данных являются дневники наблюдений.

Остановимся на тех требованиях, которым должны удовлетворять дневники наблюдений.

Главным требованием является содержательность. Записи, которые делает учитель в дневнике наблюдений, должны носить не случайный характер, а фиксировать наиболее важные и характерные данные, раскрывающие индивидуальность школьника, его развитие, свойственные ему особенности. Учителю, конечно, не следует записывать в дневник все подряд им наблюдаемое, а следует отбирать наиболее яркие факты. При этом надо, прежде всего, сосредоточить внимание на тех особенностях школьника, о которых говорит «программа изучения учащихся». Записи о каждом ученике будут делаться при этом примерно раз в одну-две недели. Не следует устанавливать

строгую периодичность записей. Однако необходимо помнить одно безусловное требование: не запускать фиксацию наблюдений.

Делая записи в дневнике наблюдений, важно соблюдать точность, следует записывать именно то, что фактически произошло. Притом не в обобщенном виде, а во всей конкретности наблюдавшихся событий. Описывая проявления учащихся, необходимо отметить и ту обстановку, в которой они имели место. В дневниковых записях не следует увлекаться обобщенными оценками наблюдаемых фактов; это задача последующего этапа - составления педагогической характеристики. Дневниковые же записи должны обеспечить возможно более точный и объективный материал для последующего обобщения.

Записи следует делать в дневнике по возможности сразу же после того, как что-то произошло, или во всяком случае в тот же день. Если учитель откладывает фиксацию наблюдений, ему приходится делать записи по памяти, а это чревато искажением фактов, появлением неточностей и т.п.

Большинство учителей используют для дневника наблюдений одну общую тетрадь, где на каждого учащегося отводится некоторое количество страниц. На первой странице раздела, выделенного для данного ученика, обозначаются его фамилия, имя. Последующие страницы заполняются записями наблюдений. Возможен такой способ ведения дневника, при котором в одной сплошной записи фиксируются наблюдаемые особенности учащихся и действия, предпринимаемые педагогом.

Можно располагать записи и по-другому. В этом случае каждая страница делится на три графы: в первой проставляется дата наблюдения; вторая графа отводится для записей о данном учащемся; в третьей графе указываются те педагогические мероприятия, которые намечены или проведены учителем, их результат.

Такая форма дневника наблюдений имеет то преимущество, что подчеркивает действенную педагогическую направленность работы учителя по изучению учащихся.

Приведем пример такого способа записей.

Дата

Наблюдения

Педагогические мероприятия

Педагогическая характеристика

Педагогическая характеристика школьника является своеобразным обобщением результатов его учения и развития.

Педагогические характеристики составляются учителем ежегодное составление характеристик учащихся – это подведение результатов педагогической работы за год на качественном уровне. Составляя характеристики, учитель получает возможность еще раз оглянуться на путь, пройденный учеником за год; проанализировать те трудности, которые были преодолены, а какие еще предстоит преодолеть; продумать те методы и средства, ту педагогическую стратегию, которые целесообразны в отношении данного ученика в будущем.

Систематизация разнообразного материала, накопленного в процессе изучения школьника, может быть двоякой и обусловливать два различных способа оформления характеристики.

Первый способ – когда в характеристике представлена сводка фактических данных, полученных разными методами, в известной последовательности, в порядке принятой программы. Такой подход целесообразен при составлении начальной, исходной характеристики учащегося. После сводки данных о ребенке учитель делает резюме об уровне его готовности к школьному обучению, о направлениях индивидуального подхода к ребенку в процессе учебно-воспитательной работы.

Второй способ - когда учитель, приступая к составлению характеристики, не придерживается программы, а сразу же выдвигает те положения, которые, по его мнению, в наибольшей степени характеризуют ребенка на данном этапе его развития. Выводы, к которым приходит педагог, он подкрепляет фактами, имеющимися в его распоряжении. Такой способ оформления документа предпочтительнее при составлении ежегодных характеристик учащихся. Он позволяет наиболее выпукло представить изменения, происходящие в облике ученика, в его развитии, в усвоении им знаний и умений на протяжении года. Этот способ оформления характеристик более труден, однако он дает образцы более полных, связных и законченных характеристик, где разрозненные факты приведены в единое целое, где ребенок представлен живой, полнокровной личностью.

При любом способе оформления характеристики в ней должен быть представлен не только ребенок, но и те педагогические меры, которые предпринимал учитель для преодоления трудностей, а также эффективность этих мер.

Следует предостеречь учителей от нередко встречающейся еще, к сожалению, практики составления характеристик без опоры на фактические данные. Не располагая записями наблюдений и другими документальными материалами или не обращаясь к ним при составлении характеристики, педагог пишет ее на основании своих общих представлений о ребенке и того, что может припомнить в данный момент. Само собой разумеется, что такая характеристика будет страдать субъективизмом, не сможет служить той цели, ради которой составляется, углублению знаний о ребенке, использованию их в процессе обучения.

Журнал коррекционной работы

Учителям, работающим в системе коррекционно-развивающего образования, рекомендуется вести специальный журнал коррекционной работы. В журнале должны найти отражение результаты выполнения школьниками учебно-диагностических работ, которые проводятся учителем с целью получения объективной информации об уровне их учебной деятельности и усвоении ими предметных знаний, умений и навыков. Такая информация, отражающая особенности учения и развития каждого ученика, служит основой построения индивидуальной, дифференцированной и фронтальной коррекционной работы на уроках и во время внеурочных занятий с детьми.

Принципом, на котором должно строиться оформление журнала, является качественная характеристика требований, предъявляемых к результатам учения и развитию школьников, а также к той степени соответствия им, которой достигает на определенных этапах обучения каждый ученик.

Требования, предъявляемые к результатам обучения школьников, выстраиваются в соответствии с логикой развертывания коррекционно-развивающей работы и содержанием основных учебных предметов. Эти требования должны быть представлены в виде конкретных деятельностных, общеучебных и частнопредметных умений, которыми должны овладеть учащиеся в процессе обучения.

Диагностика овладения этими умениями осуществляется с помощью различных видов учебно-диагностических заданий. Последние объединяются в два основных типа: задания, построенные на неучебном материале (I тип), и задания, построенные на учебном материале (II тип).

Педагогическое диагностирование должно проводиться регулярно, с интервалом приблизительно в месяц. Такая регулярность позволяет фиксировать этапные результаты всегда растянутого во времени процесса усвоения умений и, отталкиваясь от них, намечать содержание последующей коррекционной работы.

В зависимости от того, каков характер задания, а также от того, какое именно умение или группа умений являются объектами контроля, оценка результатов выполнения заданий производится по-разному.

Чаще всего оценка выражается в форме обозначения уровня владения умениями: 1-й уровень - умением овладел; 2-й уровень - умением в основном овладел; 3-й уровень - умением овладел частично; 4-й уровень - умением не овладел. Такой способ оценки возможен, например, когда материал позволяет использовать четко фиксируемое количество заданий, предусматривающих применение конкретного способа действий. Правильное выполнение всех заданий позволит оценить овладение умением 1-м уровнем, преобладающей части их - 2-м уровнем. В том случае, когда правильно выполнена лишь половина или около половины заданий, степень овладения умением оценивается 3-м уровнем. Наконец, когда большая часть заданий выполнена неверно - 4-м уровнем.

В ряде работ удобнее бывает указать количество допущенных ошибок. Такой способ оценки является традиционным при анализе, например, диктантов. Уровень усвоения каждого частного умения при этом определяется тем же способом.

Оценка может включать в себя также указание на ту степень помощи, которая потребовалась учащемуся в процессе выполнения работы.

Наряду с фиксацией успешности ребенка в овладении отдельными умениями или группой умений все диагностические работы, выполняемые на неучебном материале, а отдельные и на учебном, целесообразно оценивать еще по одному чрезвычайно важному критерию – времени, которое потребовалось на их выполнение. Динамика этого показателя при сравнении его с соответствующими средними цифрами по классу информативна. Она в самом обобщенном виде отражает те изменения (благоприятные или неблагоприятные), которые происходят в познавательной деятельности и психических функциях у данного ребенка в ходе учебного процесса.

Сравнивая результаты, достигаемые каждым учащимся в овладении конкретным умением, от первой диагностической работы к последующим, учитель получает наглядную картину продвижения ученика в овладении данным умением. Одновременно педагог каждый раз наглядно видит и те индивидуальные пробелы в формировании психофизиологических и психологических компонентов учебной деятельности, которые сдерживают продвижение ученика в учении и над устранением которых предстоит специально работать.

Таким образом, являясь носителем объективной качественной информации о состоянии и динамике развития познавательной деятельности и об усвоении учебного материала каждым ребенком, журнал становится для учителя надежной формой обратной связи, помогающей ему в реализации коррекционно-развивающей, диагностической и обучающей функций нового типа обучения.

3.4 Организация я результаты экспериментального исследования

Исследование проводилось в средней школе № 15 г. Салавата. В качестве испытуемых выступали учащиеся 3-4 классов. В ходе исследования необходимо было решить следующие задачи: 1) рассмотреть особенности одной из форм мышления у детей с ЗПР - наглядно-действенной; 2) выяснить трудности, которые испытывают дети этой категории при решении задач на складывание объектов по образцу или по представлению; 3) умение детей оперировать в умственном плане сложившимися в их опыте доступными обобщенными знаниями, делать самостоятельные обобщения в процессе решения новых для них задач.

В исследовании были использованы проблемно-синтетическая методика диагностики обучаемости З.И. Калмыковой.

При разработке экспериментальной методики учитывались имеющиеся в детской психологии данные о том, что в традиционных условиях воспитания и обучения хорошо развитым шестилетним детям доступно самостоятельно решение мыслительных задач без непосредственной опоры на предмет мысли, оперирование при этом относительно дифференцированными общими представлениями и простейшими (житейскими) понятиями. Выполняя задания на обобщение, конкретизацию, классификацию, сравнение, индуктивно-дедуктивные умозаключения, дети могут показать, насколько свободно они владеют элементарными мыслительными операциями анализа и синтеза и используют их в различных ситуациях на материале знаний, которые при полноценном развитии они ранее приобрели в семье или детском саду.

Система заданий для детей и методика проведения экспериментальных занятий с ними были направлены на то, чтобы выявить, сформирована ли у них некоторая система общих представлений и простейших житейских понятий, выполняют ли они мыслительные операции без непосредственной опоры на практические действия, осуществляют ли контроль действий и операций в процессе решения задач, получают ли удовлетворение от умственной деятельности, стремятся ли к ней.

Решение наглядно-практических задач. При изучении наглядно-действенного мышления используются задания на конструирование по образцу или по представлению объемных и плоскостных объектов. В исследовании применялась методика типа геометрической головоломки как один из достаточно проверенных и оправдавших себя приемов. Методика была разработана по типу развернутого констатирующего эксперимента с регламентированным изменением трудности задания: каждая задача наряду с основным заданием имела несколько вариантов, постепенно облегчающих процесс решения. Каждый вариант может рассматриваться как помощь испытуемому со стороны экспериментатора. Это позволяет определить уровень возможностей самостоятельного решения задачи испытуемым. Благодаря использованию нескольких заданий оказалось возможным наблюдать умение испытуемого перенести опыт, приобретаемый при решении одной задачи, на решение другой.

В качестве экспериментального материала использовалась геометрическая головоломка «Колумбово яйцо» (рис. 1), представлявшая собою овал, прямыми линиями разделенный на девять частей. Из отдельных частей можно складывать различные силуэтные изображения. Во время опыта каждый испытуемый должен сложить по нарастающей трудности 4 силуэта. Каждая из задач предлагалась в основном варианте, когда требовалось сложить силуэт по уменьшенному образцу. При затруднении испытуемому давался все более облегченный вариант.

При описании задач и анализе результатов в тексте силуэты называются «Елочка и грибы», «Пирамида», «Кукла», «Петух», но в самих опытах эти названия не использовались, чтобы устранить возможность возникновения ассоциаций, связанных с определенным словом и могущих повлиять на ход решения.

Рассматриваемые задачи можно распределить по степени их объективной трудности. В силуэтах выделяются части, воспринимаемые как единое целое и называемое блоками. В зависимости от того, из скольких фрагментов головоломки складывается блок, различаются одно-, двух-, трехэлементные и т.д. блоки (рис. 2 а).

Рисунок 2а

Рисунок 2б

В качестве первой экспериментальной задачи учащимся предлагалось сложить силуэт «Елочка и грибы», состоящий из дерева, образуемого тремя одноэлементными блоками и одним двухэлементным (основание), и симметрично расположенных от центральной фигуры слева и справа двух «грибов», каждый из которых образуется из двух единичных элементов. При анализе все части силуэта, кроме основания елочки, легко идентифицируются с соответствующими частями головоломки.

Рисунок 2в


Рисунок 2а

Рисунок 2 а

Вторая задача (рис. 2б) труднее предыдущей по структуре: в ней отсутствуют одноэлементные блоки, а элементы, входящие в блок, изображенный на рисунке 2а, образуют замкнутую структуру; за которой труднее по сравнению с первой задачей выделить составные части.

Рисунок 2г


Нарастание сложности задач происходит за счет все большего «опредмечивания» силуэтов. Несмотря на некоторую условность, силуэты третьей и четвертой задач воспринимаются как изображения определенных объектов. Трудность силуэта «Кукла» (рис. 2в) определяется наличием четырехэлементного блока, а также тем, что здесь по-иному, чем в предыдущих задачах, объединяются элементы основания. Самой сложной является последняя задача - «Петух» (рис. 2г). Выделение отдельных элементов существенно затруднено несимметричностью силуэта, а также тем, что только выступающие части (голова, ноги и некоторые части хвоста) достаточно легко идентифицируются с определенными элементами головоломки. Опыты проводились индивидуально с каждым школьником. Учитель показывал ребенку изготовленную из фанеры головоломку и говорил: «Посмотри, это яйцо состоит из отдельных кусочков. Из этих кусочков можно сложить разные картинки, разные фигурки. Сложи сначала вот такую картинку». Перед ребенком помещался лист с первым заданием — уменьшенным образцом силуэта «Елочка и грибы». Если в течение 2 минут ученику не удавалось выполнить задание, предлагался силуэт в натуральную величину. В случае неуспеха предлагались уже варианты образца с выделенными элементами. Если и на этих этапах эксперимента ребенок не справлялся с заданием, ему предлагалось наложить элементы на образец. Таким образом, каждая из 4 задач обязательно решалась учеником, и у детей не возникало отрицательного отношения к экспериментальной ситуации. В книге учета отмечалось, на каком этапе ученик решил задачу, сколько времени ему на это понадобилось. В ходе эксперимента фиксировались все высказывания ребенка, а также особенности его поведения.

Ниже приводятся данные, полученные при исследовании.

Результаты исследования. При описании методики указывалось, что все задачи обязательно решались каждым ребенком. Разница между детьми проявлялась в том, на каком этапе эксперимента это происходило. Для сравнения успешности выполнения заданий по группам в целом применялся количественный показатель. При решении задач учащимся начислялись условные баллы. За решение 2-4-ой задач баллы начислялись одинаково. За решение по уменьшенному образцу (основное задание) ребенок получал 5 баллов, по нерасчлененному образцу в натуральную величину - 4, по образцу с частично выделенными элементами — 3, по образцу со всеми выделенными элементами - 2 балла. За решение способом разложения деталей на расчлененный образец начислялся 1 балл или баллы не насчитывались. Один балл начислялся, если учащийся осуществлял поэлементное сличение деталей головоломки и элементов образца в умственном плане и накладывал детали с минимальным количеством пробовательных, примеривающих действий. Если же наложение производилось как недостаточно детерминированное передвижение деталей по образцу, примеривание их к различным частям образца до тех пор, пока не будет установлено тождество между частями головоломки и образца, баллы не насчитывались. Аналогичным образом оценивалась успешность решения первой задачи, с той разницей, что в этом случае отсутствовал этап «частично расчлененного образца». Поэтому за решение первой задачи ребенок мог получить от 0 до 4 баллов. Таким образом, максимальное число баллов, которое мог получить учащийся в ходе эксперимента, равнялось 19, выраженное в процентах отношение числа баллов, полученных ребенком, к 19 и являлось количественным показателем успешности решения наглядно-практических задач.

Успешность решения наглядно-практических задач детьми разных групп

Названия задач

Группы испытуемых

Нормально

развивающиеся дети

Дети с задержкой

развития

Елочка и грибы

100,0

91,7

Пирамида

85,3

58,7

Кукла

83,3

48,7

Петух

56,7

36,0

Из таблицы видно, что при одинаковой относительной трудности задач различия между группами при решении отдельных задач выступали по-разному. Решения второй задачи по сравнению с первой уменьшился на 14,7%, для группы детей с задержкой развития эта разность составила 33,0%. Наиболее отчетливо различия между группой нормально развивающихся детей и детей с задержкой развития проявляются при решении трудных задач, в наименьшей мере - при решении легкой задачи. Обратную картину дают различия между детьми с задержкой развития и умственно отсталыми. Эти различия наиболее значительны при решении самой простой задачи.

Внутри изучавшихся групп наблюдались значительные индивидуальные различия. Особенно велики они были в группе детей с задержкой развития; некоторые испытуемые справлялись с заданием так же успешно, как дети с нормальным развитием, а были и такие, которые решали эти задачи на уровне учащихся вспомогательной школы.

В основе испытываемых детьми затруднений лежали разные причины. В одних случаях, по-видимому, имелись локальные нарушения пространственного гнозиса. Двое учащихся с задержкой развития и трое умственно отсталых все задачи, кроме первой, решали способом наложения деталей на образец. При этом их действия заметно отличались от действий остальных детей. Они не могли мысленно установить отношение тождества между изображенными частями и реальными объектами, брали одну из деталей головоломки и начинали ее передвигать по образцу до тех пор, пока не происходило совпадения. Но даже при этом иногда ошибались, но не замечали своей ошибки, если учитель не указывал им на нее.

В других случаях наблюдалось нарушение поведения. Порывистые, недостаточно скоординированные движения, общая двигательная расторможенность препятствовали успешному выполнению заданий на конструирование. Были также дети, которым мешала выполнить задание недостаточная целенаправленность деятельности. Начав складывать силуэт по образцу, они скоро переставали смотреть на него и складывали нечто совсем не похожее.

В целом у детей, отнесенных к самому низкому уровню успешности решения наглядно-практических задач, оказалось несформированным умение, устанавливать тождество между простыми геометрическими формами, что связано с недостаточной сформированностью структуры познавательной деятельности.

Итак, было установлено, что по успешности решения наглядно-практических задач группа детей с задержкой развития оказалась крайне неоднородной. Среди первоклассников с ЗПР были дети, решавшие задачи на уровне нормально развивающихся школьников того же возраста, а были и решавшие задачи почти как умственно отсталые.


Заключение

Подводя итоги изложенного в исследовании, прежде всего, отметим, что группа детей с задержкой психического развития по сформированности мыслительной деятельности неоднородна. Одни из них по своим результатам близки к нормально развивающимся сверстникам. Однако таких испытуемых оказалось немного. Большую же часть составили дети, у которых наблюдалась сниженная познавательная активность, проявлявшаяся в отсутствии интереса к экспериментальным заданиям, в отсутствии необходимого уровня психического напряжения, сосредоточенности, от чего в значительной мере зависит успешность интеллектуальной деятельности. Эти дети не могли в ходе решения контролировать свои действия. Характерным для них было отсутствие этапа ориентировки в задании. Испытуемые, как правило, не анализировали исходные условия задачи, не планировали своих действий, а сразу приступали к манипулированию объектами в случае наглядно-практических задач или предлагали в качестве решения неадекватный вариант.

У таких детей недостаточно сформирована аналитико-синтетическая деятельность, что отчетливо проявилось при решении геометрических головоломок. Учащиеся испытывали существенные трудности при вычислении составных частей многоэлементного блока. Мысленный анализ даже простых по структуре блоков оказывался им недоступным, если две части этого блока образовывали замкнутую структуру. Иными словами, успешность мысленного вычленения отдельных частей объекта зависела не только от его сложности (от количества составляющих элементов), но и от взаимного расположения частей.

Заметно отличались от сверстников дети с ЗПР и неумением предвидеть результаты своих действий, что свидетельствовало о несформированности у них антиципирующего анализа. Данные исследований говорят также о недостаточной подвижности у них образов-представлений, чем объясняются значительные трудности, испытываемые такими детьми при решении задач на установление симметричных отношений между объектами.

При характеристике детей с задержкой развития обычно подчеркивается их высокая обучаемость по сравнению с умственно отсталыми школьниками, однако в экспериментально-психологических исследованиях почти не рассматривается обучаемость этой категории детей в сравнении с нормально развивающимися учениками. Получается разрыв между повседневно наблюдаемыми фактами, свидетельствующими о трудностях усвоения детьми с ЗПР школьной программы, и данными психологических экспериментов.

К настоящему времени накоплены новые данные, которые полнее характеризуют особенности мышления, речи, образной сферы детей этой категории. Особенно важны результаты исследования развития разных видов мышления (наглядно-действенного, наглядно-образного и словесно-логического) в старшем дошкольном и младшем школьном возрасте. Показано, что особые трудности в развитии мыслительной деятельности этих детей связаны, видимо, с выраженной недостаточностью наглядно-образного мышления. Вместе с тем первоначальное представление о том, что словесно-логическое мышление детей с задержкой психического развития должно отставать в еще большей мере, оказалось упрощенным. Доказано, что словесно сформулированные задачи, относящиеся к ситуациям, близким детям, решаются ими на таком же (или почти на таком же) уровне, как и их нормально развивающимися сверстниками. В то же время такие, казалось бы, простые задания, как определение содержания хорошо знакомых детям слов, вызывают чрезвычайные трудности. Таким образом, возможности решения мыслительных задач определяются не только видом мышления, к которому они адресуются, не только (а иногда и не столько) их объективной сложностью, сколько их содержанием - относится ли оно к «конкретике», т.е. к тому, что жизненно, «переживаемо», имеет смысл для ребенка, или является отвлеченным. Эти данные имеют существенное значение не только для понимания своеобразия психического развития детей рассматриваемой категории, но и для усовершенствования содержания и методов их обучения.


Список литературы

1. Ануфриев А.Ф., Костромина С.Н. Как преодолеть трудности в обучении детей. - М.: Просвещение, 1997. - с. 93.

2. Власова Т.А., Певзнер М.С. Дети с отклонениями в развитии. - М.: Просвещение, 1973. - с. 315.

3. Власова Т.А., Лубовский В.И., Цыпина Н.А. Дети с задержкой психического развития. - М: Просвещение, 1984. - с. 255.

4. Власова Т.А., Певзнер М.С. Учителю о детях с отклонениями в развитии. - М.: Просвещение, 1967. - с. 230.

5. Власова Т.А. Проблемы советской дефектологии // Советская педагогика. - 1978. - № 1.- С.58-68.

6. Власова Т.А., Лебединская К.С. Актуальные проблемы клинического изучения задержки психического развития у детей // Дефектология. - 1975. - № 6. - С.8-17.

7. Власова Т.А., Певзнер М.С. О детях с отклонениями в развитии. - М.: Просвещение, 1973. - с. 173.

8. Выготский Л.С. Избранные психологические исследования. - М.: Айрис-Пресс, 1956. - с. 115.

9. Выготский Л.С. Основы дефектологии // Собр. соч.: В 6 т. - М: Просвещение, 1983. - 368 с.

10. Гезелл А. Умственное развитие ребенка. - М.: Дрофа, 1930. - 370 с.

11. Гонеев А.Д., Лифинцева Н.И., Ялпаева Н.В. Основы коррекционной педагогики. - М.: Педагогика, 2002. - с. 279.

12. Гурьянов Е.В. Учет школьной успешности. - М.: Просвещение, 1926. - с.223.

13. Дети с временными задержками развития / Под. ред. Власовой Т.А., Певзнер М.С. - М: Педагогика, 1971. - с. 184.

14. Дети с отклонениями в развитии / Под. ред. Певзнер М.С. - М.: Педагогика, 1966. - 261 с.

15. Егорова Т.В. Некоторые особенности памяти и конкретного мышления младших школьников с пониженной обучаемостью. - М.: Феникс, 1971. - с. 165.

16. Егорова Т.В. Особенности памяти и мышления младших школьников, отстающих в развитии. - М.: Дрофа, 1973. - с. 95.

17. Егорова Т.В., Лонина В.А. Развитие наглядно-образного мышления уаномальных детей // Дефектология. - 1975. - № 4. - С.248.

18. 3аика Е.В. Комплекс интеллектуальных игр для развития мышления учащихся // Вопросы психологии. - 1990. - № 6. - С.86-92.

19. 3анков Л.В. Очерки психологии умственно отсталого ребенка. — М.: Просвещение, 1935. - с. 138.

20. Захаров А.И. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. - М.: ВЛАДАС, 1986. - с.150.

21. Ингенкамп. Педагогическая диагностика. - М.: Айрис-Пресс, 1991. - с. 340.

22. Калмыкова З.И. Методика диагностики обучаемости школьников. - В сб.: Проблемы диагностики умственного развития. - М.: Педагогика, 1975. - с. 143.

23. Калмыкова З.И Психологические принципы развивающего обучения. -М.: ACT, 1978. - с. 289.

24. Клинические нарушения взаимодействия анализаторов. - М.: Феникс, 1975. - с. 160.

25. Компенсирующее обучение: опыт, проблемы, перспективы. Материалы Всероссийской научной практической конференции в Новгороде. - М.: Айрис-Пресс, 1995. - с. 325.

26. Коррекционная педагогика / Под. ред. Б.П. Пузанова. - М: Педагогика, 1998. - с. 258.

27. Кумарина Г.Ф., Вайнер М.Э., Вьюнкова Ю.Н. Коррекционная педагогика в начальном образовании. - М.: Дрофа, 2001. - с. 312.

28. Лапшин В.А., Пузанов Б.П. Основы дефектологии. - М.: Литература, 1990. - с.530.

29. Лебединский К.С. Дети с нарушениями общения. - М.: Педагогика, 1989. - с.312.

30. Лебединский В.В. Нарушения психического развития у детей. - М: Педагогика, 1985. - с. 269.

31. Леонтьев А.Н., Смирнов А.А. О диагностических методах психологического исследования школьников. - М.: Просвещение, 1968. - с. 230.

32. Лубовский В.И. Высшая нервная деятельность и психологические особенности детей с ЗР // Дефектология. - 1972. - № 4. - С.240.

33. Лутонян Н.Г. Возрастная динамика процессов памяти у детей с ЗПР. -М.: Айрис-Пресс, 1977. - с. 360.

34. Люблинская А.А. Детская психология. - М.: Феникс, 1971. - с. 359.

35. Маркова А.К. Формирование мотивации учения в школьном возрасте. -М.: ACT, 1983. - с. 320.

36. Маркова А.К., Лидере А.Г., Яковлева Е.Л. Диагностика и коррекция умственного развития в школьном и дошкольном возрасте. - Петрозаводск: Педагогика, 1992. - с. 261.

37. Марковская И.Ф. Задержка психического развития. Клиническая и нейропсихологическая диагностика. - М.: ГНОМиД, 1993. - 193 с.

38. Менчинская Н.А. Краткий обзор состояния проблемы неуспеваемости школьников. - М.: Просвещение, 1971. - с. 160.

39. Микадзе Ю.В., Корсакова Н.К. Нейропсихологическая диагностика и коррекция младших школьников. - М.: ГНОМиД, 1994. - с. 260.

40. Некоторые вопросы диагностики психического развития детей // Диагностика учебной деятельности и интеллектуального развития детей. -М., 1981. - с.182.

41.Никашина Н.А. Педагогическое изучение детей с ЗПР //Дефектология. - 1972. - № 5. - С.240.

42. Обучение детей с задержкой психического развития / Под. ред. В.И. Лубовского.- Смоленск, 1994. – 210 с.

43. Особенности генезиса продуктивного мышления детей с ЗПР // Дефектология. - 1978. - № 3. - С.230.

44. Проблемы диагностики умственного дэазвигюг учащихся. - М.: Просвещение, 1975. - с.150.

45. Программы специального коррекционного учреждений и классов коррекпионно-развивающего обучения. –М.: Просвещение, 1996. - с. 35.

46. Педагогические сочинения – М.: Педагогика, 1979. - с.450.

47. Певзнер М.С. Дети с отклонения в развитии. - М.: Просвещение. 1966.

48. Поддьяков Н.Н. Мышление дошкольника. - М.: Просвещение. 1977. - с. 138.

49. Психологические проблемы неуспеваемости школьников / Под. ред. Н.А. Мельчинской. - М.: Психология, 1971. - с.183.

50. Рабочая книга школьного психолога / Под. ред. И.В. Добровиной. - М.: Психология, 1995. - с.310.

51. Рейдидойм М.Т. ЗПР у детей // Дефектология. - 1977. - №2. - С.215.

52. Рубиншьейн С.Л. Основы общей психологии. - М.: Психология, 1989. - Т.2. - с.335.

53. Рубинштейн С.Я. Психология умственно отсталого ребенка. - М.: ACT, 1990. - с.220.

54. Рутман Э.М. Вызванные потенциалы в психологии и психопедагогике. - М.: Феникс, 1979. - с.360.

55. Смирнов А.А. Психология запоминания. - М: Психология, 1963. - с. 219.

56. Спионек X. Нарушения развития учащихся начальных школ и испытываемые ими затруднения в учебной деятельности // Дефектология. - 1972. - №3. - С.230.

57. Усанова О.Н. Дети с проблемами психического развития. М.: Психология, 1995. - с.119.

58. Ушинский К.Д. Собр. соч. «Избранное». М.: Просвещение, 1983. - с. 630.

59. Фейгенберг И.М. Вероятностное прогнозирование в деятельности мозга // Вопросы психологии. - 1963. - №20. - С.89.

60.Цымбалюк А.Н. Особенности познавательной активности младших школьников с пониженной обучаемостью. - М.: Педагогика, 1984. - с. 283.

61. Шевченко С.Г. Организация системы коррекционно-развивающего обучения для детей с ЗПР // Дефектология. – 1998. - №5. - С.60.

62. Шибаева Л.В. Программа психологической реабилитации школьников с несформированной учебной деятельностью. - М.; Психология, 1996. - с.230.

63. Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды. - М.: Психология, 1989. - с. 95.

64. Яковлева Е.Л. Диагностика и коррекция внимания и памяти школьников. - Петрозаводск, Педагогика, 1992. - с.143.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Педагогика"