регистрация / вход

Развитие человека как научная проблема

Актуальные проблемы развития человечества. Концепции онтогенеза — науки о развитие отдельного человека. Историко-эволюционная концепция индивида и личности. Пространство и время развития человеческого бытия. Факторы социализации человека как личности.

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова»

Колледж педагогического образования, информатики и права

Контрольная работа

по дисциплине: «Педагогическая антропология»

на тему: «Развитие человека как научная проблема»

студентки заочного отделения

специальности Социально-педагогическое обеспечение младших школьников

Исаевой Татьяны Валериевны

Преподаватель: Трегубенко Н.А.

Абакан 2009

Содержание:

Введение

1. Актуальные проблемы развития человечества

2. Концепции онтогенеза

3. Историко-эволюционная концепция развития человека

4. Пространство и время развития человеческого бытия

5. Факторы развития человека

Заключение

Список литературы


Введение

Неотъемлемыми свойствами человека, как известно, являются динамичность и незавершенность. Эти характеристики его природы представляют интерес для различных наук, которые исследуют и закономерности процесса изменения вида Homo sapiens в целом, и особенности развития отдельного человека. В первом случае пользуются не только термином «развитие», сколько терминами «эволюция» и «филогенез». Во втором – синонимами «развития» являются термины «онтогенез», «становление» и др. Для педагогической антропологии представляют интерес и филогенез и онтогенез.

Филогенез человека, т. е. развитие его как вида, как разновид­ности живого вещества, имеет чрезвычайно долгую историю. Он осуществляется как целостный эволюционный процесс, в результа­те которого произошло превращение антропоида в человека ра­зумного. Существуют различные теории о первопричине этого про­цесса. Глобальным его источником признается Солнце, влияющее на ритмы изменений природы, внутренний ритм жизни любого живого существа, на ритм социальных процессов и пр. (Л. Н. Гумилев, В.И.Вернадский, А.Л.Чижевский и др.). При этом в ка­честве эволюционных механизмов рассматриваются биологическое наследование, социальное наследование, сознательная активность человека во взаимодействии с природой и обществом.

До последнего времени считалось, что эволюция человека за­вершена, а эволюционные механизмы уже служат не изменению вида, а лишь его сохранению. Действительно, многочисленные данные подтверждают: организм современного человека в основ­ном таков же, как и 3,5 тыс. лет назад; не меняются его базовые потребности и пр. Однако современная генетика доказывает: в ДНК человека заложена возможность его непрерывной эволюции как вида, т. е. филогенез — процесс продолжающийся.

Современная наука утверждает, что филогенез подчинен зако­нам конвергенции: взаимодействия, взаимопроникновения при­родных и социокультурных процессов — и возможен, только если человек совершает сознательную перестройку своего эволюцион­ного процесса.

По мнению Н. Н. Моисеева, человечество уже успешно совер­шило две такие перестройки.

Первая произошла в эпоху палеолита — древнейшего периода каменного века. Вторая — в неолите (VI—II тысячелетие до н. э.). Обе они были связаны с кризисом внешних условий бытия, с экологическими катастрофами, грозившими полным уничтоже­нием предков современного человека. Обе они вызвали их созна­тельные целенаправленные действия, результатом которых вся-. кий раз оказывалось не только предотвращение истощения природных ресурсов, не просто сохранение вида, но принципи­альное изменение эволюционного процесса. В первом случае антропоиды сумели сформулировать опреде­ленные правила совместной жизни, и это привело к некоторым изменениям внешнего облика антропоидов, к прекращению ес­тественного отбора на уровне организмов — он действовал теперь на уровне племен, народов, цивилизаций. Во втором — человек перешел к оседлому образу жизни. Вторая перестройка не только вновь повлияла на антропологический облик человека. Она вызва­ла к жизни новые способности, реализовала скрытые до той поры созидательные возможности людей, изменила пространство их бытия, усилила влияние культурной среды на человека.

И та и другая перестройка оказались возможны лишь потому, что люди действовали совместно, сознательно изменяли свой образ жизни и самих себя на основе общепризнанных ценностей и табу, т. е. они развивались как существа нравственные, духов­ные.

Онтогенез развитие отдельного человека — во многом повто­ряет историю вида. В пренатальном периоде своей жизни человек повторяет биологический, а в детстве — социокультурный путь человечества. Не являясь совершенно независимым от филогене­за, онтогенез в то же время — несколько другой процесс (нефилогенез в свернутом виде). Характеристикой его особенностей мы сейчас и займемся.

Разные науки используют разные понятия для описания про­цесса онтогенеза: созревание, рост, социализация, самоосуще­ствление, индивидуализация, развертывание, становление и пр. Многочисленные термины, характеризующие онтогенез челове­ка, являются частными по отношению к наиболее общему — «ин­дивидуальное развитие». В процессе индивидуального развития со­зревание, социализация, самоосуществление и пр. тесно связаны между собой. Более того, многочисленные составляющие онтоге­неза взаимозависимы, взаимно регулируют друг друга. Социализация начинается уже в пренатальном периоде, рост стимулирует определенные формы самоосуществления, индиви­дуализация в определенной мере зависит от созревания и т. д.

Поскольку человек — существо целостное и противоречивое, то и онтогенез его — процесс целостный и противоречивый, диа­лектический. В процессе индивидуального развития человек все время меняется и одновременно остается тождественным самому себе. Не только количественные изменения, происходящие в его организме, вызывают определенные качественные изменения его в целом, но и качественный скачок в развитии (бифуркация) про­воцирует количественный рост организма. Динамика одной со­ставляющей человека (организма, например) отражается на ходе развития практически всех остальных. Темпы изменения разных структур человека не одинаковы: достижение человеком организ-менной зрелости не всегда совпадает с сформированностью эмо­циональной, волевой, интеллектуальной сфер, с социальной зре­лостью. (То, что онтогенез происходит не фронтально, особенно наглядно демонстрируют подростки.) Но эта не фронтальность процесса онтогенеза не разрушает его целостности, традиционно признаваемой всеми науками. Сегодняшнее состояние антропологического знания, интегра­ции им негуманитарной информации усиливает нетрадиционные подходы к проблеме онтогенеза. Например, меняются представления о результате развития ре­бенка и человека. Одно из таких представлений связывает развитие с разрушением организма, потерей различных способностей и возможностей, возвращением к беспомощности и т.д. Результат так понимаемого онтогенеза — регресс, начинающийся чуть ли не с момента рождения и продолжающийся в течение всей жизни. Противоположная позиция более распространена и состоит в том, что развитие ребенка — накопление прогрессивных изменений, совершенствование, расцвет всех сторон человека. Он происходит главным образом в детстве и юности и приводит к тому, что ребе­нок начинает все больше походить на взрослого и анатомически, и физиологически, и психологически, и по уровню знаний, и по социальному положению.

Современная же наука все больше склоняется к тому, что, во-первых, развитие — это диалектическое единство регрессив­ных и прогрессивных преобразований. Во-вторых, человек в процессе своего индивидуального развития (впрочем, как и в про­цессе филогенеза) не становится ни хуже, слабее и пр., ни луч­ше, совершеннее и пр., — он делается принципиально другим. В-третьих, результатом онтогенеза является все возрастаю­щая индивидуализация каждого человека. И наконец, разви­тие происходит в течение всей жизни человека, с пренатального периода и до последнего дня. Закономерен и интерес современной науки к такой особенно­сти онтогенеза, как неравномерность, неравновесность. Действитель­но, период новорожденного равен всего десяти дням, грудного детства — почти году (от десяти дней до года), раннего детства — двум годам (от года до трех лет), первого детства — четырем (от трех до семи лет) и т. д. (А. Г. Асмолов). В онтогенезе наблюдаются и зоны бифуркации, и спокойные периоды. И если в спокойный период развитие подчиняется определенным законам и его ре­зультаты и особенности можно предсказать, то в зоне бифуркации развитие зависит прежде всего от случайностей и оказывается не­предсказуемым. Существенной особенностью онтогенеза являет­ся, таким образом, «рядоположенность», «равнозначность» зако­номерностей и случайностей в индивидуальной истории каждого человека.

Сегодня становится все более признаваемой и следующая не­традиционная точка зрения: онтогенез человека не линейный и не спиралевидный процесс с элементами повторяемости, цик­личности. Он скорее — волнообразный и колебательный процесс, имеющий отклонения то «в минус», то «в плюс». Это связано с тем, что колебательный характер имеет природа активности Солн­ца, определяющего развитие всего живого. Вот почему обменные процессы, происходящие в мозгу и организме человека, как и другие явления, сопровождающие его индивидуальное развитие, характеризуются противоречивыми тенденциями: трата—восстанов­ление, дифференциация—интеграция, хаос—гармония, потери-приобретения. Действительно, возникновение новых свойств и возможностей, совершенствование имевшихся ранее функций, переход способностей и умений в новое качество, изменение ан­тропометрических показателей, упорядочение органических про­цессов, т. е. любая «новизна», как правило, сопровождается более или менее наглядным свертыванием, превращением в рудимент, уходом в «буфер» некоторых прежних возможностей, функций, умений и прочих особенностей, ставших в новом периоде жизни уже не актуальными. Известен целый ряд наглядных примеров этого. В связи с созреванием мозга ребенок научается читать, его связи с информацией, культурой переходят на более высокий уровень — и у него угасают потрясающие лингвистические способности, воз­никает проблемы с памятью. Расширяется жизненный опыт ре­бенка, возрастает его «умудренность» — и снижается способность удивляться, восхищаться, гаснет любопытство. По мере развития произвольности психических процессов на смену детской непо­средственности приходит тактичность; яркое, но легковесное дет­ское воображение превращается в целенаправленную творческую деятельность и т. д.

И хотя продуктивность, осмысленность, целенаправленность деятельности взрослого, как правило, гораздо выше, чем у ребенка, очевидно: то, что теряется по мере развития, не было беспо­лезным, недостойным человека. Ведь не зря же художники и поэ­ты ищут способы развития у себя непосредственности восприя­тия мира, яркости воображения. Ученые разрабатывают способы быстрого и легкого (как в детстве) овладения информацией. Биз­несмены учатся играть и т. д. В этом же убеждает анализ особенно­стей выдающихся личностей, талантливых людей, вундеркиндов. В том случае, когда свертывания особенностей прошлых возраст­ных этапов не происходит, и они сохраняются в более взрослой жизни, обычно и наблюдается феномен «одаренности» (Н. С. Лей-тес и др.).

Но сохранившиеся «детские» возможности могут не только украсить жизнь взрослого. Они, не соответствуя многим требова­ниям взрослой жизни, часто и осложняют ее. Можно, видимо, говорить о том, что и приобретения, и потери в процессе онтоге­неза не только естественны, но и необходимы.

Традиционно онтогенез рассматривается как процесс непре­рывный и последовательно детерминированный. Современная же наука утверждает: развитие человека — процесс дискретный, пре­рывистый и в определенной мере обратимый. Каждый период жизни человека — ценность, каждый этап жизни важен. В то же время, как писал С. Л. Рубинштейн, он не предопределяет фатально ни судьбу этапа, следующего за ним, ни результатов развития в це­лом. Более того, известно: переосмысляя свое прошлое, меняя свои представления о смысле и цели своей жизни, человек может изменить результаты и ход собственного развития.

В настоящее время подчеркивается и то, что онтогенез — про­цесс, не только детерминированный внешними обстоятельства­ми и условиями жизни, но и самодетерминирующийся, самоорга­низующийся по мере взросления человека. Это обусловлено спецификой человеческой активности. Человеческая активность имеет содержательную и энергетическую стороны. Первая: идеа­лы, цели, ценности, мотивы, вера — чаще всего относится к бу­дущему времени. Вторая: действия, поступки, общение, отноше­ния, чувства, воля — к настоящему. Они неразрывны. «Человек в процессе своей жизни занимает определенную жизненную пози­цию, осознает ее, несет за нее ответственность, утверждает ее своими поступками, своей жизнью», — писала Б. В. Зейгарник.

Устремленность человека в будущее, сопровождающаяся реаль­ной активностью его в настоящем, — движущая сила онтогенеза. Она позволяет ему овладевать физическими и социальными усло­виями своей жизни, психически перерабатывать события, проис­ходящие вокруг него, реализовывать собственные цели, утверж­дать собственные ценности — и изменяться.

Активность человека (и содержательно, и энергетически) рас­пространяется им не только на себя — на свое самосовершенствование, но и на изменение, совершенствование окружающего мира. Человек всегда (осознанно или бессознательно) стремится пе­ределывать все вокруг себя «по себе», стремится ассимилировать среду — и это в свою очередь способствует его собственному из­менению, индивидуальному развитию.

1. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

В настоящее время, как считает Н. Н. Моисеев, человечество стоит на пороге третьей перестройки своего эволюционного про­цесса. Действительно, проблема вымирания человечества вновь стала актуальной. Катастрофическое состояние экологии плане­ты, истощение возможностей биосферы по удовлетворению все возрастающих потребностей человека всерьез ставят вопрос о выживании не только человека, но и всего живого на Земле.

Люди давно осознали необходимость создания экологических ниш, затем новых, ресурсосберегающих, экологически чистых технологий. Но сегодня этого недостаточно. Человек должен со­знательно изменить самого себя. Ему необходимо научиться со­гласовывать свои потребности с убывающими ресурсами плане­ты, подчинить свою жизнь новым и жестким ограничениям. Он должен осознать всесвязанность населения земного шара. Ему пред­стоит превратить свой духовный мир из «надстройки» в определя­ющий фактор развития человека как вида, вновь усилить ориен­тацию на нравственный аспект своего бытия.

Нельзя не признать, что этот процесс уже начался, хотя тен­денции его осуществления носят не столько поступательный, сколько колебательный, непоследовательный характер. Зарожда­ется «коллективный общепланетарный мозг», проявляется кол­лективная воля, создается общепланетарная социальная память, формируется общечеловеческая шкала ценностей и вырабатыва­ются правила ее защиты и сохранения.

Сложность осуществления третьей перестройки эволюционно­го процесса человека состоит в том, что на нее не отпущены мил­лионы лет, как в первом и втором случаях. Она должна осуще­ствиться в очень короткие сроки, что повышает значимость осо­знания человеком своей природы и сущности своего развития.

2. АНАЛИЗ РАЗЛИЧНЫХ КОНЦЕПЦИЙ ОНТОГЕНЕЗА

Современное научное и даже обыденное сознание признает, что развитие человека и в филогенезе, и в онтогенезе — процесс многофакторный. Наиболее значимыми, постоянно действующи­ми факторами развития человека признаются:

1. состояние Космоса, активность Солнца, природные факторы, явления, циклы;

2. генетические программы, врожденные каждому человеку;

3. социокультурные условия жизни поколений людей и конкрет­ного человека;

4. специфическая человеческая активность, принципиально от­личающаяся от активности всего живого.

Общепризнано: названные факторы даны ребенку (и человече­ству) при рождении и поначалу находятся вне его осознанного влияния. Взрослея (эволюционируя), человек получает все боль­шие возможности изменять их, увеличивать или уменьшать сте­пень их значимости для своего развития.

В научной литературе можно обнаружить различные ориентации при объяснении сущности, причин и механизмов онтогенеза.

Согласно биогенетической ориентации, индивидуальное разви­тие — это реализация конкретной генетически заданной програм­мы, определяющей особенности проявления и программу изме­нений внешнего вида, нервной системы, поведения отдельных людей, а также определенных этносов. Поскольку генетически за­данная программа (генотип) включает в себя и общую для всех людей, и индивидуальную компоненту, стадии, закономерности онтогенеза разных представителей человечества примерно одина­ковы и в то же время всегда имеют индивидуальные отличия. Об­щая компонента создалась в процессе эволюции и обусловлена тем; что все люди принадлежат к одному виду. Индивидуальная обусловлена генами, полученными от конкретных родителей. От этих генов зависят врожденные особенности и телесной органи­зации, и морфофункциональных (хромосомных, биохимических, физиологических) характеристик организма, и нейрофизиологи­ческих свойств нервной системы, и программ поведения (являю­щихся континуумом разных поведенческих форм).

В. М. Русалов обнаружил целый ряд врожденных про­грамм поведения, отличающихся у разных людей в соответствии с морфологическими особенностями их организма. Есть програм­мы, которые определяют продолжительность сохранения детских форм поведения; программы мужского поведения (их В. М. Русалов выявил двенадцать); программы, определяющие поведение через тип обмена веществ — жировой или углеводный (при пер­вом энергия накапливается быстро, а тратится медленно, при вто­ром все происходит наоборот). Есть и другие врожденные про­граммы поведения человека.

Сторонники биогенетической объяснительной ориентации не отрицают значимости социокультурной ситуации для развития конкретного человека. Они признают, что способы выражения общих закономерностей развития, врожденных видовых свойств и потребностей, формы проживания одинаковых для всех людей стадий онтогенеза в значительной мере зависят от социальных и культурных условий жизни индивида. Но с их точки зрения имен­но генотип детерминирует чувствительность конкретного челове­ка к тем или иным воздействиям среды и культуры. Именно он обусловливает способность человека так или иначе реагировать на социокультурные факторы, определяет структуру и способ про­явления его потребностей. Именно он выделяет те условия, объек­ты, с которыми человек взаимодействует наиболее активно.

Для сторонников социогенетической объяснительной ориента­ции онтогенез — это процесс адаптации ребенка к культуре, в ходе которого происходит научение в самом широком смысле слова. Ребенок получает и усваивает информацию о социальных ценностях, о технологии ролевого поведения, о сущности соци­альных позиций и т. д. Движущей силой развития человека при­знаются противоречия, присущие культуре любого сообщества и существующие между культурой социума и культурой ее конк­ретного носителя. Не отрицая наличия и различия врожденных свойств людей, сторонники социокультурной объяснительной ориентации считают: именно культура делает реальным фактом потенциальные, генетически заданные особенности индивида. Именно состояние культуры вызывает к жизни, актуализирует то, что заложено в генотипе. Именно особенности культуры оп­ределяют, что и как будет реализовано из генетически заданного человеку.

Нельзя не заметить, что в представленных концепциях чело­век рассматривается как относительно пассивное существо: ведь не в его силах выбрать свой генотип или культуру, в которой он рождается.

Иная позиция у сторонников персоналистской объяснительной ориентации. Для них развитие человека — это процесс сознатель­ной реализации каждым врожденной специфически человеческой активности. Специфическую человеческую активность называют по-разному. Для К. Д. Ушинского — это «духовные стремления». Для П.Симонова — «идеальные потребности». Для Ж.П.Сартра — «внутреннее Я». Для С.Ваймана — «священный дар».

В любом случае речь идет о врожденных каждому человеку (как существу социальному, разумному, духовному и креативному) специфических потребностях и способностях:

1. достигать самопревышения;

2. стремиться достичь такого состояния, которого еще нет;

3. ориентироваться в проявлении своей активности на идеал, на нравственные и эстетические ценности человечества.

Результатом онтогенеза, с этой точки зрения, становится лич­ность, преодолевшая свою «частичность», ставшая самой собой.

Сторонники персоналистского подхода к объяснению разви­тия человека не считают его существом, полностью детерминиро­ванным биологическими и/или социокультурными обстоятельства­ми. И хотя они признают, что состояние мира (культуры) не безразлично для онтогенеза, основной акцент делается ими на персональной ответственности каждого человека за ход и резуль­таты своего онтогенеза, поскольку каждый человек сам определя­ет, встать ли над обстоятельствами или подчиниться им; сам оп­ределяет, каким он будет (В. Франк). Соглашаясь в целом с такой позицией, признавая право вы­бора, самостоятельного решения за каждым человеком (не только за взрослым, но и за ребенком), нельзя забывать, что ответствен­ность за осуществление ребенком своих прав на самоопределение лежит прежде всего на взрослых.

И биогенетическая, и социогенетическая, и персонологическая концепции развития человека страдают определенной, вполне очевидной, односторонностью. Для сегодняшнего человековеде­ния характерны уход от крайностей, от абсолютизации одной позиции, стремление к интеграции конструктивных идей. При­знается некорректным выделение какого-либо одного аспекта раз­вития и трансформация его в главную доминанту и детерминанту онтогенеза. Более продуктивна координация всех аспектов и пла­нов развития: онтологического, культурно-исторического, фено­менологического. В. П. Зинченко, например, считает, что следует учитывать не только, как Я меняется в мире, не только потенци­альные объективные возможности изменений человека, но и как меняется Я в сознании индивида.

3. ИСТОРИКО-ЭВОЛЮЦИОННАЯ КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА

Сторонники историко-эволюционной концепции развития человека рассматривают онто­генез как процесс преобразования и воспроизводства человеком общественно-исторического опыта, культуры человечества и сво­их собственных свойств (физических данных, психофизиологи­ческих систем, темперамента, задатков, знаний, статусов, ролей и пр.). Такое преобразование и воспроизводство осуществляются человеком начиная с пренатального (внутриутробного) периода своей жизни. Уже тогда у него складывается специфически чело­веческая психика. Он рождается готовым к усвоению человече­ских форм поведения, речи, культуры и опыта человечества. При этом с самого рождения ребенок не только активно усваивает культуру и опыт, но также активно вплетается в этот опыт, в присущую только человеку систему социальных связей и изменя­ет ее и себя.

Для преобразования и воспроизводства ребенком культуры и себя самого важное значение имеют и богатство его жизненного опыта, и генетически заданные ему программы, и его органиче­ские особенности. Но влияние тех и других преломляется и осуще­ствляется через образ окружающей жизни. Образ жизни окружаю­щего ребенка социально-предметного мира предоставляет ему потенциальные возможности для развития. Реализуются же эти возможности в той мере, в какой сам ребенок воспринимает цен­ности, нормы, мотивы, выработанные обществом как субъектив­но значимые, как цель, ради которой он живет. Свой образ окру­жающего, своя система отношений и ценностей складываются у ребенка в процессе совместного с другими, прежде всего взрос­лыми людьми, бытия, через способы осуществления человече­ского содействия.

Coдействие с другими людьми и с собой как с другим рас­сматривается в историко-эволюционной концепции как важней­шее условие развития человека, его движущая сила. Признается, что оно движет развитие человека и тогда, когда является реальным процессом, и тогда, когда протекает в воображении, воспо­минаниях, грезах.

Coдействие ведет развитие ребенка от совместных со взрос­лыми актов поведения через подражание к самоконтролю поведе­ния, побуждаемому смыслообразующими мотивами. При этом, как правило, происходит переход человека с режима потребления, усвоения культуры на режим овладения ею, ради создания соб­ственного образа жизни.

Таким образом, онтогенез человека рассматривается в истори­ко-эволюционной концепции как процесс, органически связан­ный с его общественным существованием, но невозможный без собственной активности человека по усвоению как исторически сложившихся видов и форм деятельности, так и идеальных форм бытия, без осознания мира и самоосознания. Результатом развития с этих позиций является усиление чело­века как субъекта общественной и личной жизни, увеличение его вкладов в социогенез, ясное осознание и четкое формулирование жизненной концепции, целей и принципов жизни (т.е. смысла жизни). Историко-эволюционная объяснительная ориентация развития человека наиболее близка педагогической антропологии.

4. ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ РАЗВИТИЯ

ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ

И филогенез, и онтогенез происходят в пространстве и време­ни. Наука издавна интересуется этими категориями. В материали­стической науке пространство и время обозначают как основные всеобщие формы существования и движения материи, так и ос­новные всеобщие условия бытия и развития человека. Пространство и время понятийно и сущностно, тесно связаны друг с другом. Эти формы движения материи возникли одновре­менно со Вселенной и зависят от процессов, происходящих в ней. Например, время, согласно концепции А. А. Фридмана, может остановиться в результате «расширения» Вселенной, «разбегания» галактик. Расширившись до бесконечности, может прекратить свое существование и пространство. Современная наука выделяет несколько аспектов пространствен­но-временного существования и развития человека: природный, социальный (исторический), персональный (собственный).

Как важный элемент Вселенной, человек развивается, вклю­чаясь в космические, природные ритмы, подчиняясь законо­мерностям развития жизненных процессов. Его развитие проис­ходит в то же время в социуме, в котором меняются поколения, жизнь наполняется историческими событиями, протекает в оп­ределенном темпе и ритме. Любые социокультурные условия характеризуются определенными режимами смены труда и от­дыха, средней продолжительностью жизни человека, протяжен­ностью детства. Развитие человека осуществляется также в конк­ретном пространстве, во времени собственной жизни, где он сталкивается с конкретными условиями жизни, вырабатывает субъективное отношение к ним, к объективно существующему времени и пр. Взаимодействие разных пространственно-временных аспектов между собой, а также пространства и времени бытия человека в целом — тесное и сложное. Природный, социальный и персо­нальный аспекты бытия и развития человека не существуют друг без друга, пересекаются, взаимоопределяют друг друга, представ­лены друг в друге в свернутом виде. Каждая разновидность про­странства и времени определяет по-своему развитие человека. Но особенно важными для онтогенеза оказываются персональное про­странство и собственное время человека, кажущееся самым «уз­ким» из всех видов человеческого бытия. Между тем именно пер­сональное пространство и время как микрокосм охватывают и природное, и социальное бытие человека. Именно персональное пространство и собственное время воспринимаются человеком как наиболее значимые. Именно они делают остальные формы чело­веческого бытия значимыми или индифферентными для развития конкретного индивида. Человек активно включается во все аспекты пространства и времени. Он адаптируется к ним и ассимилирует их, пытается организовать, изменить их и овладеть ими. Восприятие пространства и времени — одна из важных состав­ляющих онтогенеза, зависящих от социально-экономических ус­ловий жизни, от состояния культуры и самосознания человека. Формирование представлений о пространстве и времени — труд­ный процесс, требующий от человека немалых усилий. Особенно наглядно демонстрирует это ребенок, который без специального обучения, без определенных занятий, специальных предметов, жизненного опыта не способен измерить, определить, диффе­ренцировать пространственно-временные характеристики. Но и в филогенезе человек прошел долгий путь познания про­странства и времени. Человечество довольно долго шло к созда­нию таких понятий, как «эпоха», «столетие», «минута», «возраст», «первобытный», «подросток» и др. Да и наполнение категорий «время», «пространство» изменялось в течение истории человече­ства. Оно развивалось от интуитивного — к научно обоснованному; от описательного, приблизительного — к сверхточному; от синкре­тичного — к дифференцированному; от индифферентного — к цен­ностному.

Понимание своего положения в пространстве и времени тоже прошло несколько этапов: от полной зависимости («раба») — к относительной независимости — к «хозяину», затем — к «жерт­ве» и наконец — к «равноправному сотруднику». В неолите человек воспринимал пространство и время слитно, как целостную природу, бескрайнюю и бесконечную, от которой зависит его жизнь, которой надо подчиняться, которую нельзя изменить. Человек и время существовали как бы параллельно. Человек знал (и относился к этому как к неизбежности), что пройдет определенное число лун и родится ребенок, мальчик ста­нет мужчиной; изменится пространство: появятся плоды, оскуде­ет лес, начнется половодье, т.д.

В палеолите природные изменения, оседлость и созидательная деятельность человека привели к «разведению» пространства и вре­мени, к ощущению ограниченности пространства и конечности его ресурсов, к чувству некоторой автономии от природы, пони­манию необходимости активного освоения пространства своего бытия, к осознанию возможности взаимодействовать со временем. Действительно, человек убеждался: стоит в нужный момент поса­дить семена — и через определенное время появится урожай, и т. д.

Постепенно человек и время стали пересекаться. Время и про­странство — наполняться социальным смыслом. Люди — накап­ливать предметы материальной и духовной культуры. Не только пространство, но и время разных социальных групп — различать­ся. Появились претензии на определенные территории как на соб­ственность этноса. Время материализовалось в зданиях, сооружениях, предметах. От настоящего отделилось прошлое и вычленялось будущее, оба они стали ценностью.

В дальнейшем пришло понимание взаимодействия, взаимосвязанности времен, начались попытки измерить время. Но пока гос­подствовал ручной труд, время не было ценностью, не было по­нимания того, что не только человек живет во времени, но и время — в человеке, что человек может быть его хозяином.

Чем более сложными становились общество и трудовая деятель­ность людей (усложнение производства, разделение труда, повы­шение производительности труда), чем больше понимал человек свои возможности как творческого существа, чем более осознанно осваивал Землю (совершал великие географические открытия, осоз­нанную миграцию, колонизацию неосвоенных земель, ирригацию, вырубку лесов и пр.), чем более независимым становился от при­роды благодаря различным приспособлениям, технологиям, ме­ханизмам, тем более дифференцировалось его восприятие не только времени (как явления исторического, биографического, ситуа­тивного и пр.), но и пространства (освоенного и неосвоенного, материальных и психологических характеристик разных простран­ственных зон и т.д.). И тем более становился он — реально и в своем сознании — полновластным хозяином пространства и вре­мени. Человек стремился законсервировать прошлое или подстег­нуть будущее, изменить лик Земли, своих поселений и жилищ.

Научно-техническая революция привела к тому, что время стало одной из высших ценностей человека, а пространство его соци­ального бытия невероятно расширилось. Сегодня человек прово­дит изучение Марса и Венеры, побывал на Луне, почти не оста­лось не тронутых человеком уголков Земли. «Охота к перемене мест» из «добровольного креста, весьма мучительного свойства» (А. С. Пушкин) немногих превратилась в обыденность, всеобщую потребность, для многих — в необходимость.

Это изменило и самого человека. Он сегодня отличается, с од­ной стороны, динамичностью, коммуникативностью, высокой адаптивностью и информированностью, внутренней свободой, способностью опережать время, с другой — суетностью, отчуж­денностью от природы, ослаблением «корней», уходом от реаль­ности в транс, наркотические состояния, воображаемый мир. В определенном смысле человек стал жертвой расширения про­странства своего бытия и стремления овладеть временем, изме­рить его до тысячной доли секунды. Сегодня все глубже осознаются следующие идеи:

—пространство и время жизни конкретного человека зависят от его возраста, уровня личностного развития, пола, социального слоя, к которому он принадлежит;

—при этом всегда обнаруживаются единство реального и во­ображаемого аспектов бытия, а также загадочность во взаимодействии человека со временем. (В восприятии индивида время может сжиматься и растягиваться; время привычной деятельно­сти воспринимается с чрезвычайно высокой точностью; время, заполненное интенсивной деятельностью, кажется в настоящем очень коротким, а в воспоминаниях отражается как очень дли­тельное.);

— биографическое время любого человека бесконечно тянется из глубины веков в далекое будущее, поэтому высокой ценностью является жизнь и «здесь и сейчас», и в прошлом, и в будущем.

Человек взаимосвязан с пространством и временем своего бы­тия. Эта взаимосвязь сложна и противоречива. Ее результаты ока­зываются благотворны только при условии гармонических взаи­моотношений человека с пространством и временем своего бытия, установления динамического равновесия своего внутреннего мира с пространством жизни человечества, психологическим временем других людей.

5. ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА

Развитие человека - очень сложный процесс. Оно происхо­дит под влиянием как внешних воздействий, так и внутренних сил, которые свойственны человеку, как всякому живому и растущему организму. К внешним факторам относятся преж­де всего окружающая человека естественная и социальная сре­да, а также специальная целенаправленная деятельность по формированию у детей определенных качеств личности; к внутренним - биологические, наследственные факторы. Факторы, влияющие на развитие человека, могут быть управляемыми и неуправляемыми.

Биологическая наследственность определяет как то общее, что делает человека человеком, так и то отличное, что делает людей столь разными и внешне и внутренне. Под наследствен­ностью понимается передача от родителей к детям определен­ных качеств и особенностей, заложенных в их генетическую программу. По наследству от родителей к детям передаются внешние факторы, отличаю­щие одного человека от другого и некоторые особенности нервной системы.

Чтобы стать человеком, одной биологической наследственно­сти мало. Превра­щение биологического индивида в социального субъекта проис­ходит в процессе социализации человека.

Различают макро-,мезо- и микро- факторы социализации личности. На социализацию человека оказывают влияние мировые, планетарные процессы — экологические, демографичес­кие, экономические, социально-политические, а также страна, общество, государство в целом, которые рассматриваются как макрофакторы социализации.

К мезофакторам относятся формирование этнических устано­вок; влияние региональных условий, в которых живет и разви­вается ребенок; тип поселения; средства массовой коммуника­ции и др.

К микрофакторам относят семью, образовательные учрежде­ния, группы сверстников и многое другое, что состав­ляет ближайшее пространство и социальное окружение, в ко­тором находится ребенок.

Заключение:

Рассмотрев тему «Развитие человека как научная проблема» мы пришли к следующим выводам:

1. Развитие любого ребенка включает в себя процессы и повто­ряющие эволюцию человека как вида, и характеризующие инди­видуальную историю именно этого человека, способствующие и социализации, и индивидуализации его. Дети многим отличаются друг от друга:

· органическими возможностями включения во взаимодействие с другими людьми: задатками и способностями отзываться на случайности, на определенные качества социокультурной среды;

· врожденными программами, позволяющими так или иначе ассимилировать среду;

· жизненным опытом, важным для критического и конструк­тивного отношения к окружающему миру;

· набором деятельностей, которые выбирает для себя ребенок;

внешним видом и т. д.

В силу этого результаты развития конкретных детей всегда раз­ные.

2. Онтогенез ребенка зависит как от механизмов, влияющих на развитие всего живого (космические явления, активность Солн­ца, эволюционные закономерности), так и от специфически че­ловеческих видовых особенностей (активности, разумности, ду­ховности, социальности, противоречивости и др.). Он является процессом экстенсивным и интенсивным одновременно.

3. Для оптимального развития ребенку необходимо иметь воз­можность быть активным как в физическом, так и в духовном плане. Известно значение активных «мускульных» (по К. Д. Ушинскому) движений, спортивных занятий, подвижных игр для со­зревания здорового организма ребенка. Но двигательная актив­ность важна и для развития психических процессов, эмоциональ­ного здоровья, творческих способностей, стремления к свободе, созидательному труду и даже для формирования представлений о пространстве и времени.

4. Каждый период жизни — особая целостность и самостоятель­ная ценность — имеет сильные и слабые стороны. Причем то, что становится слабостью в более старшем возрасте, оказывается необ­ходимым достоинством ребенка. Поэтому каждый возраст должен быть прожит по-своему. Нельзя торопить развитие, «проскакивать» какие-то периоды, оставлять нерешенными задачи любого возра­ста. Например, идеализация мира, взрослых, неистребимый опти­мизм, максимальная широта и вместе с тем поверхностность инте­ресов — эти возрастные особенности младшего школьника в под­ростковом возрасте неуместны. Их наличие говорит об инфантилизме школьника. Вместе с тем они совершенно необходимы в 7—10 лет для полноценного развития человека в дальнейшем, для формиро­вания прочного «фундамента» его личности. Важнейшей задачей в связи с этим становится своевременность педагогических действий, на что постоянно указывал К.Д. Ушинский.

5. Развитие ребенка, хоть и разделено на периоды, является целостным процессом. Результатом этого процесса становится из­менение всего человека (его сознания, чувств и воли, его орга­низма и духовной сферы), а не только психики и тем более не только интеллекта, как это часто представляется педагогам, спе­циалистам по детской психологии, родителям.

6. Эффективное развитие ребенка невозможно без и внереального и идеального взаимодействия со взрослыми, затем — сверст­никами, без диалога с самим собой. Основная задача взрослого — научиться сотрудничать с ребенком, вести с ним диалог, ибо пе­дагогика сотрудничества — это и есть содействие, оптимально поддерживающее механизмы развития растущего человека.

Список литературы:

1. Бим – Бад Б.М. Педагогическая антропология: Учебное пособие. – М., 1998.

2. Куликов В.П. Педагогическая антропология. – Свердловск, 1993г.Максакова В.И. Педагогическая антропология. – М., 1966.

3. Ушинский К.Д. человек как предмет воспитания: Опыт педагогической антропологии // Педагогические сочинения: В 6т. – М., 1990. – Т.5,6

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий