Изучения эпических произведений малой формы в 5–9 классах на примере рассказов В.П. Астафьева

Разработка системы уроков по изучению рассказов В.П. Астафьева в 5–9 классах на основе программы по литературе, разработанной под редакцией Т.Ф. Курдюмовой. Освоение художественного мира писателя в контексте общественной жизни и культуры России.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БАРНАУЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра методики преподавания русского языка и литературы

Изучения эпических произведений малой формы в 5 – 9 классах на примере рассказов В.П. Астафьева

Выпускная квалификационная работа

(Дипломная работа)

Выполнила:

студентка 5-го курса ОЗО

Орябинская Ирина Валентиновна

Барнаул

2008


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Особенности изучения эпических произведений малых жанров в курсе 5 -9 классов

1.1 Специфика эпоса как литературного рода

1.2 Изучение художественного произведения с учетом своеобразие его рода и жанра

1.3 Анализ школьных программ

1.4 Анализ учебника по литературе для 5 класса(Т.Ф. Курдюмова,2004)

Глава 2. Общая характеристика творческого пути писателя

Глава 3.Система уроков по изучению рассказов В.П. Астафьева в 5-9 классах.

Заключение

Список литературы


Введение

Перед современной школой стоит ответственная задача - формирование духовно развитой личности, способной легко адаптироваться к изменяющемуся социокультурному пространству. В ряду учебных дисциплин по значимости воспитательной роли литература занимает приоритетное место.

Нравственные, бытийные, социальные проблемы, затрагивающиеся в ней, предполагают более глубокое и личное восприятии её учеником.

Литература способна отображать всю многогранность жизни человека и общества. И в этом плане ведущая роль принадлежит прозе. Именно проза раскрывает, с одной стороны, все глубины и все многообразие человеческой психологии, а с другой — все богатство и сложность связей человека с миром, с обществом, с историей.

Такой богатейший нравственный потенциал содержит в себе проза В.П. Астафьева, которая оказалась востребованной в наши дни. Знакомство с его личностью и творчеством может способствовать формированию духовных качеств школьников, их общекультурного уровня.

Обращение к методическим рекомендациям (Г.И. Беленький, В.Г. Маранцман, Н.К. Силкин, Н.А. Бодрова, В.Н. Иванова, Г.М. Игнатова, О.А. Лапшина, Н.М. Лаури, Т.А. Пахомова, Н.Н. Полянских и другие) показало, что интерес к личности и творчеству В.П. Астафьева в школе велик.

Таким образом, актуальность темы исследования определяется поисками наиболее оптимальных путей повышения читательской культуры школьника в процессе обучения на уроках литературы. Расширение литературного образования, углубление читательской культуры учеников, развитие их творческих способностей и эстетического вкуса, укрепление гражданских и нравственных позиций, определены как важнейшие проблемы школьного урока литературы.

Потребность в развивающем характере обучения актуальна в решении проблем по подготовке грамотного читателя, способного общаться с художественными произведениями разных литературных родов и жанров.

Воспитание читательской культуры рассматривается ведущими методистами (М.А.Рыбникова, В.В.Голубков, Т.В.Чирковская, Н.Д.Молдавская, В.Г.Маранцман и другие).

Предмет исследования - методика изучения произведений В.П. Астафьева в 5 – 9 классах, способствующая литературному развитию учащихся.

Объект исследования - процесс изучения эпических произведений малой формы на уроках литературы в 5 - 9 классах.

Цель нашей работы: исследовать и внедрить в практику методические способы изучения эпических произведений малой формы в 5 – 9 классах на примере рассказов В.П.Астафьева "Васюткино озеро" в 5 классе, "Конь с розовой гривой" в 6 классе, «Фотография, на которой меня нет» в 8 классе.

Цель работы определила следующие задачи исследования:

- познакомиться с методической литературой;

- разработать методику изучения произведений В.П. Астафьева в 5 - 9 классах;

- экспериментально проверить эффективность предложенной методики в процессе реализации на практике, разработанной нами системы уроков по изучению произведений В.П. Астафьева в 5 - 9 классах.

Методологической основой исследования являются положения разных литературоведческих школ о личности и творчестве писателя (Ш.О. Сент — Бёв, И. Тэн, А.Н. Веселовский, А.А. Потебня, Д.Н. Овсянико-Куликовский, В.Ф. Переверзев), исследования по теории художественного восприятия (Л.Г. Жабицкая, О.И. Никифорова, Т.Д. Полозова, П.М. Якобсон), работы о принципах исследования творчества писателя (М.М. Бахтин, Д.Д. Благой, А.И. Белецкий, М.Б. Храпченко, Н.Н. Кушаев, Л.И. Сараскина, Л.Е. Стрельцова), труды по методике преподавания литературы (Ц.П. Балталон, В.И. Водовозов, В.П. Острогорский, В.Я. Стоюнин, М.А. Рыбникова, В.В. Голубков, Я.А. Роткович, Г.И. Беленький, О.Ю.Богданова, И.С. Збарский, И.Е. Каплан, М.Г. Качурин, Е.Н. Колокольцев, Е.В. Квятковский, С.А. Леонов, В.Г. Маранцман, Н.Я. Мещерякова, Н.Д. Молдавская и др.).

Гипотеза исследования заключается в следующем: эффективное освоение художественного мира писателя в контексте общественной жизни и культуры России возможно, если:

- будут выделяться нравственные «концентры» при знакомстве с творчеством В.П. Астафьева, актуальные для осознания учащимися на разных этапах литературного образования: «человек и природа», «любовь к малой родине», «семья в жизни человека», «человек на войне»;

- будет продумываться отбор произведений для изучения и внеклассного чтения с учётом возрастных особенностей школьников, их читательских интересов;

- будут разрабатываться активные формы, пути и средства обучения, повышающие образовательный уровень учащихся и способствующие нравственному воспитанию школьников;

- если, начиная с 5 класса организуется постижение теоретико-литературных понятий, связанных с проблемой автора (образ автора, рассказчик, повествователь, способы выражения авторской позиции).

Научная новизна;

1. Теоретически обоснована и разработана методика системного изучения жизни и творчества В.П. Астафьева в 5 —9 классах, учитывающая возрастные и психологические особенности школьников;

2. Разработаны и апробированы приёмы постижения теоретико-литературных понятий, связанных с проблемой автора (выделение авторских ремарок, нахождение прямой и косвенной оценки автора, понимание роли портрета, речевой характеристики героев и пейзажа как способов выражения авторского отношения, различение понятий «автор», «повествователь», «рассказчик»);

3. Определены и экспериментально проверены активные формы работы, способствующие эффективному восприятию произведений В.П. Астафьева и нравственному воспитанию школьников (ролевая игра, творческая мастерская, семинар, элементы диспута).

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что:

- предложена теоретически обоснованная методика изучения творчества В.П. Астафьева в 5 - 9 классах, учитывающая художественное своеобразие произведений писателя и особенности читательского восприятия на разных этапах литературного образования;

- разработаны формы и приёмы учебной деятельности, усиливающие интерес к творчеству и личности писателя, способствующие развитию читательских умений школьников и их творческого потенциала.

Практическая значимость работы заключается в том, что:

экспериментально проверена и внедрена в практику методика изучения произведений В.П. Астафьева в 5 – 9 классах, разработаны уроки по изучению рассказов В.П. Астафьева "Васюткино озеро" в 5 классе, "Конь с розовой гривой" в 6 классе, «Фотография, на которой меня нет» в 8 классе.

Апробация работы, результаты исследования докладывались на методическом объединении и практическом занятии по методике литературы.

Структура работы традиционна: введение, основная часть, заключение и список литературы.


ГЛАВА I . ОСОБЕННОСТИ ИЗУЧЕНИЯ ЭПИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ МАЛЫХ ЖАНРОВ В КУРСЕ 5 -9 КЛАССОВ

1.1 Специфика эпоса Главное, что является условием и основой всех учебных занятий по литературе, - это чтение произведения. От организации чтения зависит во многом успех всей работы над литературной темой.Захватит ли книга ученика, погрузится ли он в мир, созданный художником, или мысли и чувства автора оставят его равнодушным, а то и вызовут внутреннее неприятие - об этом всегда думает учитель, готовя первую встречу школьника с произведением.Большое место в школьной программе занимают прозаические произведения и по числу названий, и по количеству часов, которое на их изучение отводится.Сама по себе проза чрезвычайно разнообразна: от коротких миниатюр и небольших зарисовок до многотомных эпопей или циклов романов, от описательных очерков и остросюжетных повестей до сложных философско-психологических произведений.Все это разнообразие свойственно русской классической и советской литературам.Писатель не просто описывает жизнь. Литературный образ и художественное произведение в целом — сложный акт отражения действительности. Жизнь в литературном произведении—это жизнь, осмысленная художником, пережитая и прочувствованная им. Отсюда обязательное внимание к взглядам художника, его личности.Анализ прозы на первый взгляд легче, чем разбор произведений других жанров, особенно поэзии: более доступен язык, проще вести беседу. Но в связи с изучением прозы возникают и некоторые дополнительные трудности в работе учителя литературы. Именно здесь чаще всего допускается сведение смысла, содержания произведения к поверхностному пересказу даже не сюжета, а просто событийной канвы; разговор о героях произведения ведется не как о художественных образах, а как о живых знакомых людях; составляются формальные, оторванные от художественной ткани произведения характеристики героев, а разговор о художественных особенностях произведения подчас выглядит как необязательное добавление к основному материалу.Методика анализа литературного произведения широко разработана в литературоведении. Этот анализ включает большой комплекс вопросов, связывающих проблемы содержания и формы, раскрывающих роль каждого элемента художественного произведения и их тесную взаимосвязь в создании художественного целого. Анализировать произведение — это значит не только понять характеры отдельных героев и взаимосвязь между ними, раскрыть механизм сюжета и композицию, увидеть роль отдельной детали и особенности языка писателя, но самое главное — выяснить, как все это определяется идеей писателя, тем, что Белинский называл «пафосом произведения». Чем значительнее художественное произведение, тем неисчерпаемее возможности его анализа.По предмету художественного исследования эпос как будто приближается к драме. Однако живописная полнота и многокрасочность эпоса, конечно, существенно отличается от как бы одноцветного рисунка драмы. В драме схватывается центральное, основное устремление человеческого характера.Эпос, как и любой другой поэтический род, всегда находится в движении.Он исторически изменчив (от «Илиады» до современной прозы) и, в сущности, как бы заново рождается в каждом эпическом произведении большого художника. Однако в данной работе нас интересует прежде всего то устойчивое, что составляет качественную определенность эпического рода. Определенность эта (для литературы всех времен и творчества всех писателей) — в повествовательном характере эпических произведений. В эпическом произведении — всегда повествуется о человеческих судьбах, о том, что уже совершилось, уже было. Эпос дает возможность раскрывать жизненные явления в их причинно-следственных связях, взаимоотражениях, сцеплениях единичного с общим. Поскольку специфика эпоса связана с его повествовательным характером, возникает необходимость уточнить и осмыслить роль повествователя в структуре эпического произведения. Казалось бы, в эпосе повествователь поглощается самим потоком жизни, заполняющим произведение; тем не менее именно он ведет повествование, вовлекая читателя в сложный мир человеческих отношений, «заставляя» его следовать за собой в его, повествователя, размышлениях, переживаниях, сомнениях. При этом его, порой, бывает трудно выделить в качестве отдельного компонента повествовательного текста (если только он не выступает в виде персонифицированного рассказчика). Из всех форм повествования, пожалуй, самой распространенной является повествование в третьем лице, так называемое авторское повествование. Видимо, любой отрывок эпического текста в форме повествования от третьего лица способен выявить закономерные именно для эпоса способы художественного освоения жизни, отличающие его от драмы. В эпических жанрах имеет значение прежде всего противопоставление жанров по их объему. Сложившаяся литературоведческая традиция выделяет здесь жанры большого (роман, эпопея), среднего (повесть) и малого (рассказ) объема.Но вот различение большого и малого объема представляется существенным и, прежде всего, для анализа малого жанра — рассказа. Малый объем рассказа диктует свое образные принципы поэтики, конкретные художественные приемы. Прежде всего, это отражается на свойствах литературной изобразительности. Для рассказа в высшей степени характерен «режим экономии», в нем не может быть длинных описаний, поэтому для него; характерны не детали-подробности, а детали-символы, особенно в описании пейзажа, портрета, интерьера. Такая деталь приобретает повышенную выразительность и, как правило, обращается к творческой фантазии читателя, предполагает сотворчество, домысливание.В композиции рассказа, как и любой малой формы, очень важно концовка, которая носит либо характер сюжетной развязки, либо эмоционального финала. Примечательны и те концовки, которые не разрешают конфликта, а лишь демонстрируют его неразрешимость; так называемые «открытые» финалы.1.2. Изучение художественного произведения с учетом своеобразия его рода и жанра

Одной из важнейших проблем современного школьного литературного образования является проблема изучения художественного произведения с учётом своеобразия его рода и жанра. Учет родовой специфики художественных произведений при изучении их в школе поможет школьникам понять литературу как вид искусства и создаст нужную установку на восприятие эпоса, лирики, драмы. Каждый из этих родов искусства отличается и по манере отражения действительности, и по способу выражения авторского сознания, и по характеру воздействия на читателя. Поэтому при единстве методологических принципов в их изучении методика работы над эпосом, лирикой и драмой различна.

«Во многих современных исследованиях ставится вопрос о необходимости совершенствования умственной, эстетической деятельности ученика, развитии его эмоциональной сферы, самостоятельности, в основе которой лежит владение способами добывания применения знаний, - эта концепция чрезвычайно актуальна для решения задач литературного образования в средней школе. Аккумулируя достижения научно – эстетической мысли и литературоведения, школьный анализ избирателен и вариативен по своей природе. Это доказано всем ходом развития методической науки» [51, 3].

При любом подходе к анализу произведения целостность и проблемность являются его основными качествами. И поэтому сам по себе школьный анализ, вобравший и достижения литературоведения, настолько синтетичен по своей структуре, что в нём подчас трудно бывает отделить восприятие от анализа, а наблюдения над конкретными фактами от формирования обобщений. Все этапы изучения литературных произведений находятся в постоянном взаимодействии друг с другом.

В процессе исторической эволюции искусства происходит стирание родовых границ. Но это не может обернуться для читателя уподоблением восприятия эпоса, лирики и драмы. Напротив, взаимопроникновение элементов различных родов в пределах одного произведения требует динамизма читательского восприятия, способности переключения, улавливания специфики. Поэтому для методики преподавания литературы вопрос об особенностях восприятия эпоса, лирики и драмы – задача практическая и неотступная. Недостаточная проясненность проблемы в эстетике и литературоведение не может быть здесь оправданием. Насущные задачи воспитания читателя требуют от методики разрешения этого вопроса.

«Методика преподавания литературы заинтересована в том, чтобы специфика литературных родов была раскрыта не только через авторское сознание, но и читательское восприятие. Управление читательским восприятием, его совершенствование и углубление оказываются насущными задачами школьного анализа, понимаемого как творческий процесс»[51,4].Эпические произведения составляют значительную часть школьной программы.Эпос представлен в школе разнообразными жанрами: басня, рассказ, повесть, роман, эпопея. Но жанровые различия не должны снимать при изучении того общего, что составляет существо эпического рода литературы,— его повествовательности и способности охватить жизнь в ее объективной полноте. Эта особенность эпических произведений сказывается на целях, путях и способах работы над ними в школе. При изучении их внимание учащихся неизбежно будет концентрироваться на тех компонентах художественного текста, которые существенны для эпического рода.В школьных условиях ими обычно оказываются:1. Тема, проблематика, сюжет.Рассматривая их, ученики осмысливают произведение как эстетическую реальность, как преображенную действительность.2. Образы героев (знакомясь с ними, учащиеся постигают разнообразие человеческих характеров и типов).3. Автор как творец, как создатель особого художественного мира данного произведения.Естественно, что на разных этапах обучения в поле зрения учащихся будут находиться не все компоненты, да и вообще полнота анализа больших эпических произведений в школе недостижима. Поэтому, не стремясь все проходить с одинаковой мерой глубины, важно в каждом случае искать основные линии, доминанты анализа, через которые бы ученик шел к пониманию идейно-художественного смысла произведения на доступном для его возраста уровне.Чтобы помочь школьникам проникать в глубь произведения, надо научить их перечитывать его. Все богатство художественных впечатлений они должны получить от личного и непосредственного контакта с произведением, а задача учителя — помочь осознать эти впечатления, прояснить авторский замысел, авторскую концепцию жизни (нравственно-эстетический идеал). Это проще сделать при изучении рассказа, где невелик объем текста и характеры действующих лиц раскрываются в каком-либо одном событии, столкновении. Когда же речь идет о повести, романе, то особое значение приобретает отбор материала и акцентировка в его интерпретации. Какие эпизоды рассмотреть подробно, какие опустить; что в характерах героев выделить как главное, а что оставить без внимания и оценки; на каких сторонах авторского идеала сделать основной акцент — все эти вопросы приходится постоянно решать, когда обдумывается система уроков по изучению большого эпического произведения. Обычно учитель опирается на объективную литературоведческую его трактовку, но интерпретирует ее в соответствии с учебными условиями и целями. Поэтому трактовка не может быть раз и навсегда найденной, она допускает варианты и диалектична по своей сути. В школе плодотворен историко-функциональный подход, когда при истолковании произведения принимается во внимание жизнь его в читательском сознании разных эпох. Это позволяет остановиться на тех сторонах произведения, которые могли казаться менее существенными во время его появления, но приобрели особое значение сегодня.При поиске или выборе трактовки произведения в школе учитывается и психологический аспект — необходимость вызвать интерес учащихся, их потребность в активном соучастии при работе с текстом. Поэтому так существенно для преподавателя знать мнение учеников о произведении, учитывать их восприятие. Как правило, учитель сосредоточивает внимание школьников на том содержательном слое произведения, какой был им трудно доступен при самостоятельном чтении. Нельзя, конечно, допускать, чтобы многоплановость эпических произведений сильно суживалась – отбором материала и концептуальностью его интерпретаций: ведь художественное явление всегда шире и больше любого истолкования. Независимо от того, какой путь разбора будет принят в качестве основного, эпическое произведение должно изучаться целостно, как художественное единство, в неразрывности содержания и формы. «Без глубокого анализа формы,— пишет В. Кожинов,— произведение неизбежно предстает как сообщение о чем-то, а не как самобытный художественный мир»[6,73].Надо сказать, что целостность произведения не всегда удается раскрыть даже авторам современных литературоведческих трудов. Тем более трудно осуществить это в школе, где — в связи с «прерывностью» анализа и распределением материала по урокам — неизбежно то или иное расчленение художественного единства. Делать это приходится по разным причинам — из-за невозможности полностью прочитать произведение в классе, из-за ограниченности времени на изучение, из-за необходимости систематизировать знания школьников и т. д. Опасность расчленения меньше ощущается в IV—V классах, где анализ небольших произведений строится как процесс вдумчивого вчитывания в текст с последующим обобщением наблюдений.

Методика анализа эпического произведения в значительной степени опирается на своеобразие рода и жанра. Вот как решает в данном случае проблему анализа произведений М. А. Рыбникова: «Методические приемы диктуются природой произведения... Балладу можно разобрать с помощью плана, но вряд ли следует планировать лирическое стихотворение. Маленький рассказ читается и разбирается в полном его объеме. Из романа мы выбираем отдельные, ведущие главы и одну из них читаем в классе, другую дома, третью тщательно разбираем и пересказываем близко к тексту, четвертую, пятую, шестую разбираем в более быстром темпе и пересказываем кратко, отрывки из седьмой и восьмой глав даются в форме художественного рассказа отдельными учениками, эпилог рассказывает классу сам учитель. Загадка отгадывается и повторяется наизусть, пословица объясняется и сопровождается житейскими примерами, басня разбирается в расчете на осознание выраженной в ней морали» [61,58] .

Рассказ — основной эпический жанр, изучаемый в V- IX классах.

Первоначальное представление об этом жанре учащиеся получают в пятом классе, когда читают рассказы «Муму» И.Тургенева, «Теплый хлеб» К.Паустовского, «Васюткино озеро» В Астафьева.

Разбирая рассказы в 5-6 классах, учитель останавливает внимание учеников на следующих признаках этого жанра:

1) Рассказ (имеются в виду реалистические рассказы, изучаемые в неполной средней школе) отличается от сказки тем, что в нем описывается действительная жизнь.

2) Рассказ – это сравнительно небольшое повествование о событиях, происшедших с действующими лицами. Так, в «Васюткином озере» рассказывается о том, что произошло с Васюткой, заблудившемся в лесу.

3) В основе рассказа обычно лежит один эпизод. В «Васюткином озере» таким основным эпизодом является спасение.

4) Наряду с повествованием в рассказе вводятся описания: описывается наружность действующих лиц, предметы, явления природы.

5)Значительное место в рассказе занимают речи, высказывания действующих лиц. Обычно это бывают диалоги.

6) Для чего в рассказе излагаются события, передаются диалоги и описываются люди или природа? Для того, чтобы раскрыть личные качества, характеры и взаимоотношения действующих лиц. Характеры людей – самое главное в рассказе: через них выясняется основное содержание произведения. Так, в «Васюткином озере» раскрывается характер Васютки.

7) Среди героев рассказа выделяется один- два главных героя, все остальные рассматриваются как второстепенные.

В шестом классе на рассказе В.П.Астафьева «Конь с розовой гривой» можно обобщить эти стороны рассказа и дать определение этому жанру.

Следующие рассказы, вошедшие в программу 8 класса, как «После бала», «Фотография, на которой меня нет», еще больше закрепят знания учащихся о специфике рассказа.

Ясно, что, чем больше ученики будут ориентированы в составных элементах и общей структуре рассказа как вида литературных произведений, тем легче им будет анализировать и каждый конкретный рассказ в отдельности.

Рассказ — основной эпический жанр, изучаемый в V- IX классах.

Первоначальное представление об этом жанре учащиеся получают в пятом классе, когда читают рассказы «Муму» И.Тургенева, «Теплый хлеб» К.Паустовского, «Васюткино озеро» В Астафьева.

Разбирая рассказы в 5-6 классах, учитель останавливает внимание учеников на следующих признаках этого жанра:

1.3 Анализ школьной программы по литературе

Общение школьника с произведением искусства проходит несколько этапов, и свои конкретные учебные цели преследует начальная школа, базовая школа, старшие классы…

Читатель в начальных классах – уже вполне самостоятелен в роли – как своих возможностей восприятия, вкусов, навыков чтения.

Средние классы должны стать школой читательского мастерства: уже не мешает несовершенство техники чтения, накоплен опыт чтения произведений разных видов и жанров, произошло первое знакомство с писателями – классиками. Ученикам доступно изучение всего произведение в его специфике.

Старшие классы изучают художественное произведение в контексте творчества писателя и в процессе развития родной и всемирной литературы.

Средние классы являются ключевыми, базовыми в структуре литературного образования, в них ученик овладевает читательским мастерством, которое состоит не только в умелом общении с произведением искусства, но и в умении выбрать произведение для собственного чтения и доказательно оценить его.

Программа пятого класса уже предлагает школьникам для изучения «…более сложные по идейно – тематической структуре произведения, что неизбежно влечет за собой углубления и развитие навыков чтения и анализа, усложнение форм и приемов работы» [31,4].

Урок литературы в пятом классе – это начало изучения нового предмета, еще один шаг в приобщении ученика к искусству. Раздумье над художественным произведением помогает самопознанию, самоусовершенствованию, саморегуляции внутренних установок личности.

Программа под редакцией Курдюмовой Т.Ф., вышедшая в 1992 году, представляет систему литературного образования, построенную на единой концепции литературного образования, которая охватывает весь процесс образования от «колыбельной песни до последней книги».

Цель литературного образования - становление духовного мира человека, изучение литературы как искусства слова, что предполагает систематическое чтение художественных произведений.

Этим целям подчинены структура, содержание, методика курса литературы всех классов. Выделяется три круга чтения: для чтения и изучения; для самостоятельного чтения и обсуждения в классе; для внеклассного чтения.

Программа нацеливает на активное включение ученика в творчество на всех этапах литературного образования, что неразрывно связано с усилением его самостоятельности от класса к классу. Важна установка на творческое самостоятельное общение учащихся с произведениями искусства.

Программа под редакцией Курдюмовой Т.Ф. исходит, в первую очередь, из возможностей и интересов ученика: он может приобщиться к литературе от ее истоков до сегодняшнего дня на уровне, доступном возрасту.

Первое серьезное путешествие в мир литературы становится путешествием в мир собственного творчества. Но это, прежде всего – путешествие в мир читателя, это – Сотворчество читателя.

«Путь писателя, который предлагала Рыбникова М.П, - не закрыт, но он - не главный путь, не магистральное направление на уроке литературы. Сотворчество читателя – главное направление в работе учителя, который помогает ученику ощутить себя личностью творческой, испытать чувство удовлетворения от самого процесса своего духовного обогащения» [61,18].

Программа под редакцией Курдюмовой Т.Ф., построена по принципу вариативности. Учитель и ученик выбирают автора, произведение, тип чтения.

Уже в пятом классе учитель стремится узнать суждения учеников, представляя им свободу выбора: кроме возможной замены 20% тем своими вариантами предполагается право решение вопроса о том, изучать или беседовать о произведении будет в этом году конкретный класс.

Центром урока литературы остается художественное произведение. Главное богатство каждого урока литературы звучащий в классе текст художественного произведения.

В своей программе составители провозглашают, что она определяется «миром интересов и предпочтений учащихся – подростков, предполагает систематическое чтение, широкое и умелое направленное знакомство с литературой и другими видами искусства, постоянное внимание к эмоциональному восприятию текста».

Ими предполагаются три круга чтения; сохраняется установка на творческое самостоятельное общение с произведением искусства. В старшем звене сохраняется историко – литературная основа курса.

Но систематическое чтение, о котором шла речь в новой программе, не получается. Идет постоянное сокращение часов. авторы говорили о постоянном эмоциональном заряде, нам же об этом остается только мечтать. Ведь наши библиотеки не располагают многими из рекомендованных книг.

Широкое и умело направленное знакомство с литературой, очевидно, осуществить должен учитель. Но что можно сделать без текстов и конкретных методических рекомендаций. Ведь школы до сих пор не оснащены всем необходимым оборудованием. Существенно заменены произведения.

Так, в пятом классе творчество Х.К.Андерсена представлено сказкой «Соловей». Сказка о соловье как призыв любить живую природу.

Тем самым получается, что мы опять подгоняем произведение художника под очередную актуальную проблему, лишая его истинной ценности.

По – новому организованы разделы, связанные с фольклором. Но, на наш взгляд, здесь не достает логики. Мифы – основа всех литератур мира – изучаются в шестом классе. А уже от них к сказкам, народным песням, былинам. В программе указана книга С.Наровгатова «Необычное литературоведение». Эта книга очень хороший помощник. Важным аспектом является трактовка Наровгатовым русской былины о Вольге и Микуле.

Самым большим достоинством программы, мы считаем, сохранение установки на самостоятельное общение с произведением искусства. Именно это должно помочь ученику сохранить свою индивидуальность, свое мировосприятие. Но это и есть самый трудный путь для учителя. Самостоятельная работа – это не работа, пущенная на самотек. Это работа с каждым отдельно при полном классе на уроке и большое индивидуальное общение в послеурочное время, мы считаем, что обучать нужно на общем для всех произведении, теме, вопросе, а проверять, чему же и как мы научились, следует только на индивидуальных заданиях, предполагаемых на выбор.

В программе под редакцией Курдюмовой Т.Ф., нет рассказа Л.Толстого «Кавказский пленник», а есть главы из романа «Война и мир», посвященные изображению партизанской войны и подвигу Пети Ростова. Нам кажется, что рассказ «Кавказский пленник» значительно сильнее в художественном и нравственном начале, чем отдельно вырванные главы, пусть и о героизме ребенка.

В программе совершенно не отражается советский период. Современные ученики думают, что все, что было плохо, хотя ведь удачи и радости тоже были, была счастливая невозвратимая пора детства. Имени Гайдара вообще нет ни в одном классе. Конечно, в наше время трудно говорить о повести «Школа», но его творчество можно представить «Голубой чашкой », из программы совершенно ушли книги о Великой Отечественной войне, как будто ее не было вовсе. А ведь это наша история, о которой мы должны помнить всегда.

В седьмом классе ребята знакомятся с «Тарасом Бульбой» Гоголя, но почему – то это произведение дается для учения не полностью, а только главы из повести.

В программе значится: прославление боевого товарищества, героизм и самоотверженность Тараса и его товарищей – запорожцев в борьбе за родную землю. Но ведь при таком вот выборочном подходе к повести, да еще к ее отдельным главам, учащиеся не увидят многогранности гоголевского восприятия жизни, не почувствуют противоречивости его мнения о герое, отношения к войне »… в борьбе за родную землю…» Дубно Варшава. Не очень – то родная земля.

Почему Гоголь не показал ни на одной странице, как враг терзает русскую землю, расправляется с мирным населением (это все вроде где - то есть, но оно не ощущается), а показал боевые подвиги Тараса.

Всегда ли был Тарас хорошим примером своим сыновьям? Можно ли простить ему жестокость по отношению к жене, матери его сыновей? Зачем Тарас вынудил войско пойти на врага, с которым был, заключен такой необходимый всем мир? Зачем ему власть? Как он ее использовал? Случайно ли оба сына погибли у него на глазах? Имел ли он право на убийство сына? Есть ли кара страшнее, чем та, которую понес Тарас? Много, очень много вопросов, когда читаешь Гоголя. Все непросто на страницах его повести. Это если читать ее в полном объеме. Ну, а если по хрестоматии, по вырванным кем - то строчкам и абзацам, тогда, конечно, вопросительных знаков не останется, останутся одни восклицательные, одни хвалебные гимны.

В процессе общения с книгой (или с несколькими по схожей тематике) у учащихся складывается целостное видение какого-то процесса или явления: они учатся сопоставлять, отдавать предпочтения, соотносить одно с другими в своей памяти, в опыте чтения. Сегодня возрождается Россия, обсуждаются проблемы ее обустройства, излагаются проекты и протесты. А ведь в русской литературе уже давно все предсказано и доказано.

Наряду с программой, разработанной а Институте общего образования под редакцией Курдюмовой Т.Ф, предлагаются и другие варианты программ. Дается возможность выбора любой программы в зависимости от конкретных условий.

В программах указано только общее количество часов (по одному из вариантов учебного плана), учитель самостоятельно определяет время на изучение каждой темы, при котором 20% учебного времени он может использовать по своему усмотрению: выбирать художественные произведения для текстуального изучения, изменять аннотации к темам в соответствии с уровнем подготовки класса, не нарушая при этом логику курса.

Во всех программах обновлен перечень изучаемых произведений, включены ранее не публиковавшиеся, шире дана зарубежная литература. На всех этапах литературного образования предусматривается систематическое чтение художественных произведений, последовательное усиление самостоятельности ученика от класса к классу, включение его в творческую деятельность.

Вместе с тем, каждая программа имеет свою особенность.

Программа под редакцией В.Г Маранцмана для гуманитарных школ, гимназий и лицеев строится с учетом эволюции читателя – школьника; целенаправленного развития читательских умений; устной и письменной речи, постепенного усложнения эстетической деятельности учеников.

Авторский коллектив Московского института развития образовательных систем предложил программу, в которой воплощается взаимосвязь психолого-педагогического, методического и литературоведческого подходов и блоковой принцип изучения художественных произведений (в блоки объединяются по сюжетному, образному, жанровому и другим принципам).

Однако следует отметить, что созданные в последнее время программы все-таки перегружены учебным материалом. Поэтому задача разработки программ и учебников нового поколения не снимается главным управлением содержания общего среднего образования с повестки дня.

Предоставляется возможным снять перегрузку за счет нового уровня обобщения знаний, их интегрирования, осуществления межпредметных связей, установления терминологического единообразия. Информативная перегрузка может быть снята за счет уменьшения доли теоретического материала и выхода на практическое овладение этим материалом, а также за счет преимущественного усвоения учащимися интеллектуальных знаний, умений, навыков.

В программе для средней общеобразовательной школы под редакцией Курдюмовой Т.Ф. при новом содержании, определенном структурном изменении сохранено традиционное изучение курса в среднем звене на хронологическо – тематической основе, в старшем – на историко – литературной. В ней определена взаимосвязь литературы с другими видами искусств. Учитель может варьировать круги чтения, обзорные и монографические темы. К этой программе разработаны учебники – хрестоматии и учебные пособия для всех классов.

Более свободная система общения с произведением, зафиксированная в заданиях учебника, свобода обращения к вопросам теории литературы, которые представлены в словариках, завершающих каждый учебник.

Однако, кроме нашего читательского и учительского выбора, многое в системе общения с произведением предопределяется им самим.

Размер произведения и его жанр, стихотворение или проза, стилистические особенности текста – все влияет на характер первого знакомства с произведением. Чтение произведения – кто бы его ни осуществлял – это уже и его толкование.

Легкость и непринужденность общения с текстом не возникает непроизвольно – необходима подготовка. И если диалог – это коммуникация, то мы сначала попадаем в предкоммуникативную фазу, - готовим эмоциональный настрой, понимание, определенный взгляд на произведение.

Беглое и занимательное для ученика знакомство с автором – одно из обычных слагаемых этого предварительного этапа подготовки к воспитанию произведения искусства. Этот этап важен и интересен не сам по себе: было бы даже нецелесообразно привлекать излишнее внимание учеников к материалу, который мы включаем в свое вступительное слово. Ведь нужно не просто заинтересовать ученика, - мы формируем ожидание встречи с конкретным произведением искусства. Чувство, которое возникает или может возникнуть на этой стартовой площадке – напряженное ожидание, предвосхищение, нацеленность на то, что сейчас появится перед нами, они услышат.

Поэтому, наверное, не идеальный вариант длительный рассказ о писателе, который мы часто предлагаем, обращаясь к творчеству Пушкина, или обильное фактами и снабженное многими иллюстрациями повествования о Бородинской битве перед изучением стихотворения Лермонтова «Бородино». Всему свое время, а на этом этапе подготовки восприятия нам целесообразней всего воодушевиться стремлением создать атмосферу ожидания, осознания того, как важна предстоящая встреча.

Произведение искусства продолжает оставаться объектом анализа – диалогом с произведением и автором, в котором анализ занимает определенное место, но не является единственной формой общения с произведением искусства.

Обращаясь к художественному тексту, класс живет в атмосфере высокого искусства владения словам, той радости, которая так убедительно звучит в строках процитированного выше «Сонета к форме» В.Брюсова.

Воспринимая произведение как некую целостность, эстетически совершенное целое, ученик находит свои пути приобщения к этому духовному богатству, стремится освоить форму, которая помогла бы адекватно передать содержание его мыслей, чувств, впечатлений, оценок.

Именно потому, что ученик читает произведение высокого эстетического совершенства, большую роль играет и исполнительское мастерство. Оно, в свою очередь, предполагает ряд приемов, которые помогают овладеть чтением не только в рамках указаний Фамусова: «с чувством, с толком, с расстановкой», но и по возможности донести до слушателя то, что взволновало самого исполнителя. Если можно сказать: «слова лились, как будто их слагала не память рабская, но сердце», то исполнение состоялось.

Практика общения с произведениями искусства выработала формы и приемы, которые живы и на наших современных уроках. Чтение текста, при котором исполнение – всегда его толкование, комментарии учителя или учеников, эвристическая беседа, пересказы самых различных видов, анализ, который может выглядеть как подготовка к самостоятельному исполнению, разные формы игровой деятельности, органически вытекающие из специфики данного произведения – всегда в центре диалогов и монологов урока, который учитель направляет, в котором он участвует, демонстрируя свое равноправие с учениками.

Возможности, вкусы, потребности учителя и учеников предсказывают каждому из нас на уроках конкретный прием или сочетание таких приемов. Современная программа дает возможность не только обогатить уроки произведениями, которые в нее включены, но и творчески решить вопрос о характере изучения каждого произведения, входящего в программу.

1.4. Анализ учебника по литературе для 5 класса

(Т.Ф. Курдюмова, 2004год.)

Обращение к реальным запросам ученика — одна из особенностей школы сегодня. Литература как учебный предмет должна воспитать у ученика эстетический вкус и нравственную взыскательность, способствовать овладению искусством слова, вызвать потребность обращения к художественным произведениям.

В своей работе мы хотим остановиться на учебнике – хрестоматии для пятого класса под редакцией Курдюмовой Т.Ф., изданном в две тысяча четвертом году издательством «Дрофа».

В основе программы лежит историко-литературный принцип: от фольклора – к литературе сегодняшнего дня. Логика расположения материалов хрестоматии помогает увидеть бег времени, показать соотнесенность истории, бытовых реалий и литературы. Такому широкому видению мира способствуют литературоведческие и мемуарные тексты, предваряющие художественные произведения, и репродукции картин русских художников, отражающие определенную эпоху.

Учебная хрестоматия должна ввести учеников в мир литературы как читателей, осознающих свои читательские обязанности, без которых невозможно чтение для себя и для других. А мы знаем, как открыты к творческой деятельности ученики этого класса, как рады они возможности быть чтецами и актерами на уроке.

Поэтому учитель должен поставить вполне конкретные и понятные ученику задачи этого года - первого года изучения литературы как учебного предмета:

- стать читателем художественных произведений, умеющим понять, почувствовать и оценить по возможности художественное произведение;

-стать исполнителем тех художественных произведений, которые привлекли внимание;

-сознательно овладеть родным словом, используя для этого не только материал учебной хрестоматии и уроки литературы, но и самостоятельное чтение;

-применять полученные знания и умения в собственном творчестве, в проведении досуга - своего и своих друзей.

Структурная модель литературного образования учащихся пятых—девятых классов предполагает изучение художественных произведений от древности до наших дней. Причем в программу каждого класса входят произведения, соответствующие возрастным особенностям школьников.

Особую роль в общей структуре курса играет композиция программы и реализующего ее учебника. Вся литература до XX века помещена в первом томе. Литература XX века — в равном ему по объему втором томе.

В учебнике пятого класса представлены классические произведения главнейших направлений литературы — реализма и романтизма, но есть в нем и доступные возрасту произведения различных течений начала XX века, хотя о самих направлениях речи пока не идет.

Какова же логика движения литературы от древности до нашего дня? Это сложный и противоречивый процесс, и многое в нем удается сделать доступным за счет четкого разграничения разделов курса и их внутренней организации, а также за счет активной и очевидной для учеников связи между разделами.

Первые страницы учебника начинаются с введения. Мы вводим учеников в мир науки, искусства и творчества.

Следующий раздел «Мифы». Миф как форма познания и эстетического освоения окружающего мира. Мы знакомим учащихся с мифами разных времен и народов.

Далее следует раздел, посвященный фольклору. В этом разделе особенно важно расширение набора жанров: ранее в программу не включались частушки, песни, анекдоты, народная драматургия. Теперь они стали равноправны с традиционно изучаемыми загадками, пословицами и поговорками.

Организация материала помогает подчеркнуть как общие качества входящих в него жанров, так и их вполне конкретные отличия. Краткие сведения о судьбе жанра также помогают юному читателю. Многие малые жанры прожили долгую жизнь и все еще являются не только живыми и продуктивными, но и расширяющими свои границы. Таковы загадки, пословицы, поговорки. Среди малых жанров есть и совсем молодые. Так частушки — очень молодой жанр, одно из приобретений фольклора недавнего времени. Среди малых жанров числится и анекдот, век которого достаточно почтенен. Однако о существовании этого жанра старательно забывали наши школьные программы.

Появление специального раздела малых жанров фольклора помогает осмыслить их взаимные связи, их роль в литературном процессе и возможности использования в более объемных жанрах.

В полном забвении в школе находились и драматургические жанры фольклора, которые знали в русской деревне, и они украшали народные гулянья и ярмарки. Тут и народная драма, и популярный кукольный театр со всемирно известным Петрушкой. Впоследствии, при обращении к классической драме, ученикам поможет знакомство с народными формами этого рода литературы.

При изучении фольклора народный театр предстает как синкретическое искусство. На уроках литературы особенно важно показать, как органично вошли малые формы фольклора в произведения драматургии. Самая крохотная пьеска о Петрушке содержит не только пословицы и поговорки, загадки и присказки, но и песенки, и скороговорки, и анекдоты. Слово во всех его художественных воплощениях звучит как устная импровизация, которой всегда была насыщена фольклорная пьеса.

Особое внимание при анализе фольклора обращено тому, что перед читателем не произведения, написанные конкретными авторами, а устное творчество неизвестных и наверняка многочисленных безымянных авторов.

Раздел«Русская литератураXIX века» продолжает знакомить учащихся с видами и жанрами отечественной словесности. Во вступительных словах к этому разделу нужно обратить внимание учеников на понятия: «классик», «стих», «проза».

В хрестоматии мы обращаемся к сказкам двух столетий и посвящаем им два раздела. Основную задачу видим в том, чтобы ученики осознали связь фольклора и литературы, чтобы и в мире сказок, созданных писателями, были обозначены фольклорные традиции, чтобы создавалось понимание того, что сказка — это не только, что сказано давно и для маленьких, а живая часть сегодняшней литературы.

Утверждая сказку, мы останавливаем право на вымысел, на творчество, не стесненное рамками следования реалиями сегодняшней жизни. В этой работе нам помогает логически вытесненная система вопросов учебника.

Несмотря на то, что ключевая роль отведена в учебнике сказке, в центре по – прежнему остается русская классика. Именно на классических произведениях дана возможность показать то важнейшее, что составляет мастерство читателя – уменье слушать автора, переживать и понимать вместе с ним людей и события, искать единственно нужное слово и прибегать к нему в любом из видов пересказов или просто ответов.

В данном разделе мы обращаемся к темам:

«Русская классическая литература XIX века». Славные имена русских писателей XIX века. Популярность русской классики. Золотой век русской поэзии. Классика. Классическое произведение. (И.А. Крылов, В.А. Жуковский, А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов и др.)

«Поэтический образ Родины». Поэтические картины родной природы в лирике. Автор и его отношение к природе в строках стихов. (А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Н.А. Некрасов, И.С. Никитин, Ф.И. Тютчев, А.А. Фет.)

«Героическое прошлое России» завершает первый том учебникафрагментом из «Войны и мира» Л. Толстого и отрывком из инсценировки романа, сделанной М. Булгаковым. При работе с этими двумя текстами ученики не только встречаются с одним из самых любимых героев Толстого — Петей Ростовым, но и убеждаются в неразрывности связи литературы XIX и XX веков. Сопоставляя эпическое и драматическое произведения, учащиеся видят их общность и их разительное отличие.

Вторая часть учебника начинается с раздела «Литература XX века»

Для второй части учебника актуальной становится нравственная проблематика урока (чувство любви к Родине, ее природе, людям). Богатый материал для этого дают произведения советских писателей и писателей русского Зарубежья.

Литература XX века — литература ушедшего столетия. Однако все дела и свершения живущих сегодня поколений еще долго будут связаны с этим веком. Так же на протяжении всего двадцатого столетия осуществлялась связь с предшествующим, девятнадцатым веком. Конкретным и эмоционально ярким подтверждением этого могут служить стихотворения поэтов XX века, обращенные к людям и событиям XIX века.

Произведения XX века уже знакомы читателю-пятикласснику. Это и поэзия, и проза, и драматургия... На вводном уроке, который откроет изучение литературы этого века, мы обратимся к стихотворениям, посвященным Пушкину. Они помогут ученику, и представить эпоху, и вспомнить о великом поэте. В учебнике есть стихотворения И.А. Бунина («26-емая»), А.А. Ахматовой («В Царском Селе»), В.А. Рождественского («Памятник юноше Пушкину»), а также другие стихи, посвященные великому поэту (по выбору, учителя и учащихся).

В учебнике рядом с каждым из них есть вопросы и задания, которые стоит использовать при такой работе. Лучше всего не заниматься детальным анализом каждого из произведений, а организовать урок-концерт с участием учеников. Такой урок, можно надеяться, поможет осознать два важнейших обстоятельства: XIX век был тесно связан с веком двадцатым, и в этой связи большую роль играет имя Пушкина.

Нашло в учебнике отражение такое важное и пока еще недостаточно использованное в практике школы явление, как чтение литературных сказок XX века, созданных и писателями, и учеными.

Сказки — вовсе не далекое прошлое нашего искусства. Каждый век создавал свои сказки. Век космоса не мог, да, наверное, и не хотел обойтись без сказок. Вопрос о неизбежности и постоянстве их рождения интересовал писателей двадцатого столетия. Из раздумья писателя над этим вопросом возникло произведение Константина Паустовского «Рождение сказки». С чтения этого очерка-воспоминания стоит начать свои уроки по изучению литературных сказок. После этой части урока мы приступаем к сказке « Теплый хлеб».

Раздел, посвященный русской литературе XX века , впервые обрел права гражданства в пятом классе. Одни авторы хорошо знакомы учителю, другие малоизвестны. Поэтому определим общую тактику работы с текстами этого раздела - чтение с комментариями, беседы по вопросам, возникающим у учащихся, конечно, с использованием того, что включено в хрестоматию, и того, что будет предложено в методических рекомендациях.

Первые три темы (Бунин, Бальмонт, Шмелев) «стремятся» показать ученикам неразрывную связь литературы XIX –XX веков

Тематическая общность нескольких произведений помогла раскрыть неиссякаемое стремление человечества к покорению небесных высот, космоса. Эта тяга имела самые разнообразные формы, она отражала уровень культуры и техники, возраст героев произведений. Но объединенные в один цикл произведения «Огненное «А», «Змей», «Мой полет», «Крылья» дают возможность увидеть разнообразные решения одной проблемы, разных по своим возможностям людей (в данном случае различны не только герои, но, прежде всего авторы со своими подходами к этой теме).

Особенно важен раздел «Современная литература». Долгое время программа по литературе в средних классах не вмещала в себя произведения современных писателей и приходилось в пятом классе обращаться к ним на уроках внеклассного чтения. В настоящий момент в этом разделе всего четыре автора. Все произведения – о современных детях, ровесниках наших учеников. Во всех прозаических произведениях перед читателями – семья сегодня.

Тема, которую сейчас модно называть экологической, но которая и сейчас, как и иные годы, назад все была и будет темой родной природы, пронизывает «сельские» произведения. В одном случае - яркая и героическая любовь к скворцам, к родной природе с ее сменой времен года. В другой – суровая тайга, в которой заблудился герой рассказа – Васька.

Последний раздел включает произведения о путешествиях, приключениях.

Литературный процесс интересен не только линейной логикой своего развития, но и самыми различными связями и взаимодействиями, которые постоянно просматриваются в конкретных разделах программы.

Для учеников этого возраста особенно интересно следить за развитием сюжета. Поэтому перекличка сюжетов произведений как в литературе одного народа, так и в литературе разных стран и эпох привлекает внимание учеников. Эта особенность используется в программе и учебнике.

Например, обращение к «робинзонаде» возникает не только после прочтения «Робинзона Крузо» Д. Дефо, но значительно раньше. Ведь «робинзонады» повествуют о способности человека справиться с почти непреодолимыми препятствиями, выжить в абсолютно невероятных условиях. Эта способность ценилась всегда, и в программе она начинает звучать уже в фольклоре. «Путешествия Синдбада-морехода» — одна из первых «робинзонад» человечества. Но в учебнике есть много других примеров: и трогательная «робинзонада», созданная М. Зощенко, и «робинзонада» «Васюткино озеро» — одно из самых оптимистических произведений прекрасного писатели В. Астафьева. Только после знакомства с этими произведениями ученики встречаются с самим Робинзоном Крузо и с его блистательным автором, который сам прожил жизнь, исполненную треволнений. Дефо более десяти раз разорялся и снова богател, стоял на площади у позорного столба...

Нужно также отметить появление в учебнике жанра детектива. Знакомство с ним открывает классик детской литературы Астрид Линдгрен, которую шведы назвали «человеком столетия» и поставили памятник единственной среди живущих сегодня писателей.«Приключения Калле Блюмквиста» - одна из лучших книг писательницы. Это целая трилогия, с первой частью которой ученики знакомятся достаточно подробно.

Модель программы для среднего звена начинает осуществляться в пятом классе, то демонстрация богатства и многообразия произведений искусства слова должна сопровождаться освоением элементарных теоретических сведений, которые нужны для понимания учащимися не только содержания произведения, но и его эстетической наполненности.Эмоциональная яркость восприятия не мешает размышлению о прочитанном произведении, а стимулирует его. В свою очередь, размышлению необходим пусть небольшой запас понятий, элементарная теоретическая база.

Программа пятого класса предлагает юному читателю осознать, что такое искусство, искусство слова, язык, текст, жанр, образ, композиция, сюжет, даются сведения об отличии стиха от прозы, представления о важнейших тропах и фигурах речи, о типах речи: описание, повествование и рассуждение.

Каков же круг сведений, которые целесообразны для изучения в пятом классе? Напомним их еще раз: искусство,искусствослова,язык,текст, образ, жанры (важнейшие и уже знакомые), композиция, виды тропов (эпитет, сравнение, метафора и др.), фигуры (простейшие), элементарные вопросы стихосложения, типы речи.

Наиболее важное понятие - сюжет.Чередование событий, их причины, их связи – все это увлекает учеников и может быть использовано как центральное звено общей системы.

Учебник помогает учителю и ученику пользоватьсятеоретическими понятиями, предлагая специальный «Краткий словарь литературоведческих терминов», помещенный в конце каждой части данного пособия.

В то же время попутно и неоднократно ученикиузнают, как богат мир словарей, которыми они могути, конечно, должны пользоваться.Ради этого в хрестоматии даже есть «Слово о Словарях», а в заданиях предлагается обращаться к созданию собственных словарей.

Работас художественным текстом или со справочной литературой

предполагает обращение к диалогу.

В последнее время появилось уточнение понятия «диалог». Диалог западного образца, основанный на логике и очень внимательный к слову, противопоставляется диалогу восточному с его чрезвычайным вниманием к паузе и не столько логически последовательным обменом суждений, сколько стремлением достичь относительно общего понимания обсуждаемого явления. Поединок мнений противопоставляется возможности сближения мнений.

Теоретический материал по теории литературы в этом издании изложен доступным для пятиклассников языком, помещен в отдельные статьи.

Начиная с литературы XIX века, ребята знакомятся с жизнью и творчеством каждого писателя, для этого в учебнике имеется необходимая информация.

Учебник имеет иллюстративный материал, который вводит читателя в атмосферу эпохи, отраженной произведением, обеспечивает реальность и эмоциональность представлений, лежащих в основе художественных образов, ориентирует ребенка в происходящем действии, тем самым, помогая учителю по – иному строить работу данного раздела.

Включить всех детей в многообразную деятельность на уроках литературы учителю помогают вопросы и задания, данные в учебнике. Все задания носят творческий характер, продолжая и углубляя тему урока. Творческие задачи и проблемные вопросы при осмыслении произведений пробуждают сотворчество юного читателя, постепенно подготавливая его к самостоятельной литературно – творческой работе на заданную тему. Самостоятельной литературно – творческой работой учащихся в данном случае являются такие задания: составление рассказов - миниатюр, описание картин, героев произведений, сочинения, подготовка сообщений, рефератов, выполнение работ в форме рисунка или иллюстрации к произведению.

Вопросы и задания вовсе не должны использоваться в том порядке, который обозначен в хрестоматии. Из них нужно выбирать те, которые, ближе всего данному классу и на данном уроке, а также исходя из способностей учащихся.

В хрестоматии много вопросов и заданий, обращенных к связи живописи и литературы, музыки и литературы, дается возможность обращения к кино, мультипликации и другим видам, сопоставление с которыми не только приобщает к различным видам искусства, но и раздвигает границы представления ученика о том, что такое искусство. Задания, которые используют взаимодействие искусств, направлены на осознание их близости и в то же время на восприятие их неповторимости.

При этом возможна любая форма работы: эвристическая беседа («поиск истины»), комментарии учителя пли учеников, всяческие виды пересказов, размышление о том, как нужно исполнить данный текст, — все эти виды работы или любые иные не только помогают разобраться в содержании, но и обостряют восприятие произведения.

Попробуем обобщить те составляющие, которые дают право считать программу и реализующий ее учебник пятого класса первым этапом литературного образования в среднем звене.

-Четкость общей структуры.

-Целесообразное сочетание традиционных и новых для школы авторов и произведений.

-Расширение тематической палитры курса.

-Активное использование сопоставления художественных произведений самых различных жанров.

-Органическое включение теоретических сведений как постоянного участника бесед о художественном произведении.

Программа, учебная хрестоматия, система работы на уроке, самостоятельное чтение - все направлено на реализацию литературного образования, новую - более раскованную и свободную - форму общения ученика с литературой и искусством вообще.


ГЛАВА. II ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ТВОРЧЕСКОГО ПУТИ ПИСАТЕЛЯ

Проза Астафьева, отливается ли она в сюжетное повествование или лирический рассказ-раздумье, - это всегда размышление о нашей жизни, о назначении человека на земле и в обществе и его нравственных устоях, о народном русском характере и о способности натур живых и деятельных прорастать через обстоятельства как бы ни были они тягостны, и выходить из испытаний, обогащаясь нравственно и сохраняя, как говорится, душу живую.

А.Н. Макаров

Виктор Петрович Астафьев родился 2 мая 1924 года в селе Овсянка на берегу Енисея, близ города Красноярска. Рано лишившись матери, воспитывался в семье бабушки и дедушки, затем в детском доме.

В 1941 году поступит в железнодорожную школу ФЗУ на станции Енисей, после окончания которой работает составителем поездов в пригороде Красноярска. Оттуда осенью 1942 года ушел на фронт, был шофером, артразведчиком, связистом. Получил тяжелое ранение.

В 1945 году демобилизовался. Восемнадцать лет прожил на Урале, в городе Чусовом. Работал грузчиком, слесарем, литейщиком. Одновременно учился в вечерней школе.Тяга к творчеству у В. Астафьева была давней. Безусловно, это шло от природы. Еще в детстве написал он стихи об Игарке, и они были напечатаны. Школьное сочинение о полюбившемся ему озере — тоже раннее проявление таланта. О том, что В. Астафьев отличный рассказчик всяких книжных, киношных и собственных «завиральных» историй, знали многие, и сам он издавна ощущал в себе эту способность: «Рассказывать я любил с детства и писать одно время мечтал научиться». Потому-то приход в только что открывшийся литературный кружок при газете «Чусовской рабочий» нельзя назвать абсолютной случайностью.

В начале 1951 года В. Астафьев прослушал рассказ литкружковца, бывшего фронтовика. Он резко не понравился ему своей надуманностью и фальшью.И ночью на дежурстве вахтер мясокомбината В. Астафьев написал свой первый рассказ. Не без юмора изобразит он себя в эту решающую ночь.

На очередном занятии литкружка рассказ был зачитан и одобрен. А газета «Чусовской рабочий» в феврале 1951 года начала его публиковать небольшими порциями с продолжением.

«Но вдруг рассказ на самой середине прекратили печатать. Я в редакцию, — повествует В. Астафьев далее, — а там мне говорят: «Понимаешь, не идейный рассказ-то. Солдат в центре не советский какой-то. Слова нехорошие говорит... Груб, понимаешь, герой, культуры ему недостает, а отсюда и нетипичный он...». [78, 10].

В результате конец рассказа был переписан, и «Чусовской рабочий» завершил его публикацию. Затем «Гражданский человек» появился в областной газете, в альманахе «Прикамье», по рассказу сделали радиопостановку, он вошел в первую книгу молодого писателя.«Везде и всюду, — свидетельствует автор, — рассказ подвергался немилосердной правке как с моей стороны (я все хотел сделать Мотю потипичней), так и со стороны редакторов..».

«Гражданский человек» мало чем отличался от десятков газетных рассказов о подвиге связиста, который, и, будучи ранен, соединит провод. Все завершает утешительный конец: однополчане получают письмо от выздоравливающего героя. Лет через шесть Астафьев вернется к своему первенцу, и лишь тогда обрастет образной плотью сухой косяк фраз, и вдохнет писатель душу в своего Матвея Савинцева, восстановит рукописный вариант – не выздоравливать в госпитале пошлет его, а правдиво изобразит, как тяжело и мужественно умирал на поле боя русский человек, и в последнюю минуту думал, как бы посмягчить горе близких, чем бы утешить их. И назовет рассказ «Сибиряк». [10,26].

В таком виде рассказ известен теперь многим читателям, переиздавался отдельно и в сборниках. Итак, в феврале 1951 года в газете «Чусовской рабочий» рассказ «Гражданский человек» был напечатан, а в апреле его автор перешел с должности вахтера на должность литературного работника газеты. Так быстро и круто изменилась жизнь В. Астафьева. Совершилось событие, предопределившее его судьбу.

В качестве литературного сотрудника газеты он много разъезжает по краю, многое видит, над многим по-новому задумывается. За четыре года работы в «Чусовском рабочем» В. Астафьев пишет более сотни корреспонденции, статей, очерков, свыше двух десятков рассказов, из которых и составляет две первые книги — «До будущей весны» (1953) и «Огоньки» (1955), а потом задумывает роман. О роли газеты в становлении его как писателя В. Астафьев скажет в том же 1955 году, когда он эту газету оставит:

«Начинающему писателю... газета необходима как воздух. В этом я убедился на собственном примере. Мои первые шаги в литературном творчестве начались в газете «Чусовской рабочий»... с помощью старших товарищей, опытных газетчиков... Крупица по крупице приходит к автору мастерство, накапливается опыт, умение наблюдать жизнь. Вот эти-то крупицы и дает газета. От информации к статье, от статьи к очерку, от очерка к рассказу — так идет нормальное развитие начинающего литератора. Именно так учили меня писать в нашей газете. И я сохраню к ней благодарность на всю жизнь...» [10,26].

Более двух лет после этого пишет В. Астафьев роман «Тают снега» (1955—1957). За это время он издаст две книги для детей — «Васюткино озеро» (1956) и «Дядя Кузя, куры, лиса и кот» (1957), напечатает очерки и рассказы в альманахе «Прикамье», в журнале «Смена», в сборниках «Охотничьи были», «Приметы времени», с апреля начнет работать спецкором областного радио. Наконец в 1958 году и роман «Тают снега» увидит свет.

Почти все книги, изданные в Перми, первые очерки и рассказы в периодике встретили положительный отклик в печати. Видимо, эти годы и надо считать началом профессиональной писательской деятельности В. Астафьева. В 1958 году он принят в Союз писателей, в 1959 — направлен на Высшие литературные курсы в Москве, где проучился до 1961 года.

«Почти все мы, приехавшие тогда на литературные курсы, — говорил В. Астафьев, отвечая на вопрос, много ли дали ему эти курсы, — наверное, были не лишены способностей, довольно много повидали, но сумбурно мыслили и очень мало умели, хотя за плечами едва ли не у каждого были книги, выпущенные местными издательствами. И те из нас, кто при этом хотел учиться и думал о литературе бескорыстно, несуетно, представляли собою распаханное поле, которое нашим наставникам предстояло по-разумному и культурно засеять. Осознание характера и направление своих способностей, шлифовка их, пополнение и систематизация знаний... Два года становились как бы катализатором, ускорителем духовных процессов, за короткий срок удавалось понять, впитать поразительно многое...»

Так в 35—37 лет завершаются «университеты» В. Астафьева, и начинается тот творческий «взлет», который сделает имя Виктора Астафьева заметным явлением в живом литературном процессе 60—70 годов и в сознании многомиллионного советского читателя.

Такой нелегкий путь в литературу совершил В. Астафьев. Это человек, литературный талант которого вырос из общения с простыми людьми, тружениками. Поэтому все герои его произведений простые люди, представители народа. В. Астафьев прекрасно знает их быт, их психологию и представляет их в своих произведениях не в виде одинокой массы, а показывает их индивидуальные черты, их яркие, неповторимые характеры. Писательский облик Астафьева складывался далеко не сразу, ему самому пришлось проявить незаурядную способность прорастать через всякого рода препоны; как и другие его сверстники, ушедшие на войну чуть ли не подростками, он не был подготовлен к литературной деятельности ни достаточным учением, ни умственным воспитанием; ему понадобились годы труда, чтобы развить свой талант, что можно сделать лишь благодаря воле и настойчивости, да, разумеется, и тем условиям жизни, при которых приметить талант и поддержать его при первых же неуверенных шагах становится своего рода законом.

Первым же действительно значимым произведением Астафьева, которое было представлено широкой читательской аудитории, стала повесть «Перевал». Повесть «Перевал» появилась в 1959 году в журнале «Урал». [9,43].

Это произведение, по мнению критиков, свидетельствует о рождении писателя, способного силой памяти воскрешать живые образы людей и окружавшей их действительности.[78,22].

В удаче «Перевала», где впервые так вкусно и свежо, незамутненно звучит голос Астафьева, немалую роль играет то, что автор писал о том, о чем не мог не писать и о чем уже мог написать; чувствовалось, что здесь он в своей струе жизни и в той языковой струе, какою можно эту жизнь выразить. Заглавие повести символично не только для судьбы ее героя, но и как бы для автора, взявшего он открыл для себя и в себе мир, способный стать источником художественного вдохновения. С этой первой вершины внутреннему взору художника открывается обычно то невообразимое, манящее поле, которое ему надлежит обрабатывать, обещающее урожаи смоль тучные, что на то, чтобы все до последнего снопа сжать, бывает, жизни не хватает. Однажды Астафьева спросили: «Как возникают сюжеты Ваших произведений – случайно, или Вы их ищите в жизни?». Астафьев написал: «Сюжет – не грибы, и искать его для меня, например, дело бесполезное. Чаще всего сюжет, если так можно выразиться, сам меня находит… Мои сюжеты, чаще всего, приходят из воспоминаний, то есть из тех времен, когда я писателем не был и не знал, что им буду, а, следовательно, и «сюжетов» искать я не мог».

Для художника сюжет только средство выражения своего представления о жизни, отношения к явлениям действительности и оценки их, для воплощения в образах его взглядов, утверждений, идей. «Перевалом» в литературу вошел писатель, который знает, что он хочет и должен сказать людям. После этого произведения было много других не менее замечательных (произведений) повестей и рассказов. В 1959 г. в альманахе «Прикамье» выходит повесть «Стародуб». [70,25].

Страстно и живописно, на взлете поэтического чувства, но и хаотично, противоречиво, философски смутно выплеснул в этой повести свои идеи и замыслы автор. Пронзающее сердце мироощущение человека, который хлебнул немало лиха, крутая обжигающая, как кипяток, солдатская ненависть к социальному злу, вера в способность стойких душ к сопротивлению, в необычную возвышающую силу любви, в целительное и облагораживающее влияние природы, вернее, слияния с ней, и проистекающая из этого непримиримость к тем, кто корыстно губит ее, - все то, что станет впоследствии содержанием его творчества, выразилось здесь в этом повествовании, к которому больше подошло бы определение «бывальщина», - вид в нашей литературе давно отсутствующий. «Бывальщина» - рассказ, где сугубо реалистические черты прошлого и характеры людей обретают как бы таинственность, резкий отличительный колорит, являя собой крайнее выражение личных свойств характера, - будь то удаль, спесь, любоначалие или самоотвержение.

Именно богатый жизненный опыт позволил Астафьеву написать произведения так реалистично изображающие нашу повседневную и праздничную жизнь, так глубоко и многосторонне изучить характер русского народа.

За «Стародубом» в разное время шел еще целый ряд замечательных повестей и рассказов. Эти произведения являются «корнями» художника. В них воплотились его эстетические взгляды и воззрения. В них нашла выражение его яркая неординарная личность. Это такие произведения, как «Кража»[13,21], «Пастух и пастушка». [14,6].

Именно на их почве посеяны зерна, и взошли ростки произведений последних лет. Эти произведения – первый шаг к творческой зрелости писателя. Резцы для огранки его творческого «я». В этих произведениях быть выражены те общечеловеческие ценности, к которым стремится все человеческое сообщество независимо от цвета кожи и политических утверждений. От этих произведений идет четкий неизгладимый след к произведениям более последнего периода. Самым значительным из них, на мой личный взгляд, является произведение «Печальный детектив». [15,10].

«Печальный детектив» не продолжение этих произведений, а развитие того устойчивого настроения, которое когда-то и сделало Виктора Астафьева писателем, казалось бы, вопреки складывающейся судьбе. Может быть, кому-то и покажется, что роман «Печальный детектив» слишком жесток, а автор равнодушен к чужому горю и к чужим бедам: с калейдоскопической быстротой рушатся семьи, бросают детей, совершаются всякие, в том числе и тяжелые, преступления, а автор вроде бы остается спокоен.

Писательская зрелость у В. Астафьева наступила чуть-чуть раньше того, как он стал известен взрослому читателю. Ведь начал-то В. Астафьев как детский писатель, о чем теперь почему-то и не говорят и не пишут. Вот они, его первые книги, — все для детей: «Огоньки» (1955), «Васюткино озеро» (1958), «Дядя Кузя, куры, лиса и кот» (1957), «Теплый дождь» (Дет-гиз, 1958), наконец, обобщающая и во многом новая «Зорькина песня» (1960). В этой последней собрано едва ли не все, что написано В. Астафьевым для детей за 1953—1959 годы.

В первой книжке «Огоньки» всего шесть рассказов. Потом В. Астафьев как детский писатель предстанет и шире и богаче, но в этой книге проявилось свое, астафьевское, нечто приметное и своеобразное, на что сразу откликнулись местные критики (И. Цвейтов, А. Ромашов, А. Ожегов). Вместе с издательством они разглядели талант начинающего писателя и вправе этим гордиться. Отмечалось, например, умение видеть природу и живописать ее.

Мальчик заблудился в тайге. Он не новичок, охотник, имеет кое-какой опыт. Побежал за глухарем и потерял «затеси» на деревьях, по которым ориентировался. Один в тайге он провел четыре дня, пока, обессиленный уже, не выбрался на берег Енисея.

Чтобы определить, где он и в каком направлении следует идти, Васютка забрался на дерево и увидел: «Тайга... Тайга... Без конца и края тянется она во все стороны, молчаливая, равнодушная. В Заполярье нет гор, поэтому с высоты тайга кажется огромным темным морем. Небо не обрывается сразу, как это бывает в горах, а тянется далеко-далеко, все ближе прижимаясь к вершинам леса. Облака над головой редкие, но чем дальше смотрит Васютка, тем гуще они, и, наконец, голубые прорехи исчезают совсем. Словно прессованная вата, облака ложатся на тайгу, и она растворяется в них». Точно учтено восприятие мальчика: он попал в беду, ощутил одиночество — и все приобрело вокруг другую окраску, не сравнимую с той, первоначальной, когда он, .весело посвистывая, вошел в тайгу; далеко-далеко тянувшееся небо, лес как темное море, его равнодушие. А потом: чтобы написать о густых, как спрессованная вата, облаках, их прежде надо было увидеть.

Интересно, что отыскивал Васютка, забравшись на дерево? Желтую борозду среди неподвижного зеленого моря, так как полосы лиственного леса тянутся по берегам рек. А выйдешь на берег — скорее встретишь людей. Это Васютке надобно было знать, как и многое другое, что, в конце концов, и спасло его от гибели: как без компаса определить направление, как на земле с ее вечной мерзлотой устроиться спать, как и чем в тайге питаться... И страх испытал мальчишка, и плакал от отчаяния, но все-таки взял себя в руки, вспомнив слова отца и дедушки: «Кормилица, тайга наша, хлипких не любит. Раскиснешь — пропадешь, голову потеряешь — тоже пропадешь». В. Астафьев уловил в своем первом рассказе для детей, пожалуй, самое существенное в опыте писателей — классиков детской литературы: герой должен быть естественным и действенным в создавшихся обстоятельствах, по-своему бороться и достигать победы. Когда Васютка, падая от усталости, оказался на берегу Енисея и «застыл в изумлении и немом восторге» перед могучей рекой, то и мы вдруг испытала это чувство, и мы вместе с героем волнуемся и кричим, увидев рыбацкий бот. Читатель «Васюткина озера» воспринимает какую-то сумму достоверных знаний и проникается уважением к обыкновенным: человеческим качествам Васютки. Именно обыкновенным: он и плакал, и метался, и, сколь бы ни был находчивым Васютка, он не знал, как выяснилось, главного: надо было сидеть на месте, ждать, пока бы его не нашли.

Характерно, что уже в этом рассказе проявились особенности поэтики будущего детского писателя В.Астафьева: отношение к герою, внимание к природе – к тайге, к охоте, к рыбной ловле.

Принято считать: творчество Виктора Астафьева автобиографично. Основания для этого, безусловно, есть. Любое произведение, в сущности, немыслимо вне обстоятельств и событий жизни его автора, даже если оно посвящено исторической теме. Но было бы более чем странно считать образы Ильки Верстакова, Толи Мазова или Вити Потылицына точной копией одного характера — самого писателя, их создавшего. И повести, где действуют эти герои, отличаются одна от другой, и сами герои, воплощающие не одинаковые авторские цели, разные, и если похожи чем-либо, то разве что своей лиричностью.

Цикл рассказов от первого лица о собственном детстве, а точнее, о тех впечатлениях, что им были вынесены из той поры Виктор Астафьев начал писать в 1957 году. И все-таки цикл этих, автобиографических в своей основе, рассказов нельзя назвать автобиографией самого писателя, хотя он и предстает в них как бы центральной действующей фигурой — через него воспринимается окружающий мир. Как-то в интервью В. Астафьев справедливо сказал: «В любом случае герой — это какой-то вымысел. Даже моя бабушка в «Последнем поклоне» — наиболее автобиографическая героиня — не совсем соответствует реальной бабушке». [78,15].

К этому следует добавить, что творчество В. Астафьева не исчерпывается произведениями, в которых бы элемент автобиографичности преобладал или был бы сознательно подчеркнут. Наряду с «Перевалом», «Последним поклоном» и «Кражей» — произведениями явно личностными, есть «Стародуб», «Пастух и пастушка», «Царь-рыба» — повести с вымышленным сюжетом, к которым примыкают и многочисленные рассказы.

Герои В. Астафьева в подавляющем большинстве его современники. Их духовный рост, их переживания и потрясения, естественно, соответствовали жизненному опыту их создателя, но никогда этим опытом не ограничивались, не исчерпывали его, так как входили в литературу эти герои на разных этапах нашей истории и в разные периоды жизни писателя, а потому отражали ту или иную степень понимания Астафьевым людей и событий; по глубине постижения характер Ильки Верстакова несопоставим с Толей Мазовым, да и само время в повестях «Перевал» и «Кража» хронологически не совпадало.

Главными героями рассказов о детстве являются разные люди, открывшие маленькому человеку огромный, невидимый глазу мир человеческих отношений, называемый нами обобщенно духовным миром народа.

Вот кочующий из рассказа в рассказ дядя Левонтий — человек, умеющий заработать трудовую деньгу и умеющий тут же ее с шумом прогулять, а назавтра вновь наброситься на работу...

Память навсегда сохранила многие подробности внешне непутевой жизни дяди Левонтия, но в то же время прочным слоем осели в душе воспоминания о неподдельной доброте этого человека, его сострадание всякому обездоленному. И еще запал на всю жизнь в душу вечный «дяделевонтьевский» вопрос: «Что такое жисть?!» — философский в своей основе, хотя это определение вроде бы и не вяжется с внешне не очень-то затейливым обликом самого дяди Левонтия. И не этот ли вопрос, выражаемый, естественно, в другой форме и в иных жизненных обстоятельствах, мучал самого Виктора Астафьева — писателя, всегда погруженного в поиск. Конечно, не всякого этот вопрос «делает» писателем, но писатель, постоянно к нему не обращающийся, видимо, не может называться писателем.

Детское сердце всегда открыто для радости и счастья, но сам по себе «предмет» или сама по себе «вещь», с которыми связывалось твое представление о счастье или о радости, только тогда становятся настоящими их источниками, когда они сами связываются с теплом человеческой души, «нечаянно» на тебя излившимся.

Бабушка просит внука собрать в лесу земляники и обещает за это привезти ему с рынка пряник «конем». (Рассказ «Конь с розовой гривой».) Внук отправляется в лес за ягодами. Но детство есть детство, и, собрав землянику, ребята «на слабо» съедают ее. Тогда по наущению товарища внук набивает лукошко травой, а сверху присыпает ее ягодами и вручает лукошко бабушке.

Естественно, обман потом раскрывается. «Долго бабушка обличала меня и срамила. Я еще раз раскаянью заревел. Она еще раз прикрикнула на меня.

Но вот выговорилась бабушка. Ушел куда-то дед. Я сидел, разглаживал заплатку на штанах, вытягивал из нее нитки. А когда поднял голову, увидел перед собой...

Я зажмурился и снова открыл глаза. Еще раз зажмурился, еще раз открыл. По скобленому кухонному столу, как по огромной земле, с пашнями, лугами и дорогами, на розовых копытцах скакал белый конь с розовой гривой.

- Бери, бери, чего смотришь? Глядишь, зато еще когда омманешь бабушку...» [43,25].

Вот этот урок естественной педагогики стоит многих назиданий и требований педагогики умышленной, когда как самое справедливое и уместное за каждое «преступление» предполагается неотвратимое «наказание». Правда, бабушка тоже наказала внука, но наказала она его... добротой.

Мудрая бабушка знала, что обращается она к чуткому детскому сердцу и оно поймет не буквальное значение слов, а их нравственный смысл. И потом, через много-много лёт это сердце действительно отзовется: «Сколько лет с тех пор прошло! Сколько событий минуло! А я все не могу забыть бабушкиного пряника — того дивного коня с розовой гривой».[8,30].

Врассказе« Монах в новых штанах» речь вдет о том, как герой мечтал о новых штанах, которые бабушка обещала ему сшить из купленной материи, или, как тогда говорили, мануфактуры. Однако надежды героя долго не сбывались. К намеченным срокам (ко дню рождения, к Первому мая) штаны сшиты не были. А тут бабушка серьезно заболела. Но чуть – чуть только ей полегчало, как она принялась за штаны. «Кроила штаны бабушка целый день, а шить их принялась назавтра. Надо ли говорить о том, как я плохо спал ночь. Поднялся до свету, и бабушка, кряхтя и ругаясь, тоже поднялась...». [8,15].

Наконец, штаны были изготовлены, и разряженный герой отправляется к деду на заимку.

«Большое наше село, длинное. Утомился я, умаялся, пока прошел его из конца в конец и принял на себя всю дань восхищения мною и моим нарядом, и еще тем, что один я, сам иду на заимку к деду». [8,17].

Но радость героя оказалась скоротечной. Благодаря тому же Саньке, который в свое время подбил съесть землянику и положить в лукошко траву, штаны будут перемазаны болотной грязью и испорчены. И дело тут не в штанах, не в приобретенной вещи, а в участливости и доброте тех, кто скрашивал сиротское детство героя. Для мальчишки, живущего без родителей, большее значение имел сам факт проявляемой о нем заботы, нежели результаты этой заботы. Ему важно было утвердиться в своем несиротстве. Это хорошо понимали и бабушка, и дядя Левонтий, да и многие другие — люди с развитым чутьем к справедливости. А о самих штанах герой подумает: «И шут с ними, со штанами, и с сапогами тоже. Наживу еще. Заработаю». Отметим для себя: не «купят еще», а «заработаю».

И пряник — радость, и новые штаны — радость. А тут приехал в село фотограф, чтобы сфотографировать учеников школы первой ступени. Это уже — всеобщая радость. Но в эту же ночь наш герой тяжело заболел и фотографироваться пойти не смог. Горе-то какое! А тут еще прибегает Санька, тот самый Санька, который столько лиха приносит...

«— Ладно! — решительно сказал Санька. — Ладно! — еще решительней повторил он. — Раз так, я тоже не пойду! Все! — И под одобрительным взглядом бабушки Катерины проследовал в середнюю. — Не последний день на свете живем! — солидно заявил Санька. И мне почудилось: не столько уж меня, сколько себя убеждал Санька. — Еще наснимаемся!.. Ништя-а-ак! Поедем в город и на коне, а может, и на ахтомобиле заснимемся! Правда, бабушка Катерина? — закинул Санька удочку». [13,16].

Но в рассказе «Фотография, на которой меня нет» не столько говорится о доброте говорливой бабушки и доброте молчаливого дедушки или дружке Саньке, сколько об учителях школы, которые и пригласили в село фотографа.

«Прошли годы, — будет потом вспоминаться. — Многие годы минули. А я таким вот и помню деревенского учителя — с чуть виноватой улыбкой, вежливого, застенчивого, но всегда готового броситься вперед и оборонить своих учеников, помочь им в беде, облегчить и улучшить людскую жизнь». [13,19].

Когда читаешь книгу «Последний поклон», невольно начинаешь сравнивать далекое детство героя этой книги, скорее в общих чертах типичное для своего времени, нежели исключительное, с детством нынешних ребят. Кого, думаешь, из них удивит, скажем, пряник, даже если он и «конем», кого приведут в восторг новые штаны только потому, что они сшиты из новой материи, или возможность быть сфотографированным? Нынешние мальчишки сами кого хочешь сфотографируют. Детство моего поколения во многом сходно с астафьевским, хотя бы в его «военной» части, когда не только прянику, но и куску хлеба были рады. Интересно, а что же вынесут из своего детства сегодняшние мальчишки и девчонки: неужели только раннее пресыщение или хроническую, ненасытную страсть к новым и новым приобретениям? И что они станут вспоминать через много-много лет с тем же восторгом, с каким вспоминаются сегодня людям старших поколений некоторые эпизоды их детства?

Хотя самоограничение потребностей всегда играло заметную роль в воспитании человека, все же сама по себе идея самоограничения не абсолютна в своих воспитательных функциях. И тем более не можем ее пропагандировать мы, чье детство прошло в ограничениях не по доброй воле, а в силу сложившихся обстоятельств. Да, мы себя во многом ограничивали, вынуждены были ограничивать, но ни в чем не самоограничивали — так уж сложились обстоятельства. Поэтому у нас нет никаких оснований возводить собственное детство в положительный пример самоограничения.

И вот снова и снова возвращаясь к астафьевским рассказам о детстве, вдруг невольно ловишь себя на мысли о том, что не «откупаемся» ли мы порой от детей вещами и не пытаемся ли таким образом иной раз утвердить собственный авторитет в их глазах (и в своих тоже): я, мол, не хуже других и лучше многих, я могу...

Любая вещь бездушна, бездушна по своей природе, но вещь может быть «одухотворена» в процессе духовной жизни людей. Ведь и астафьевскому герою запомнились не все пряники, съеденные им в детстве и не все сношенные им штаны. Ему навсегда врезались в память эпизоды особого духовного контакта, которые в каких-то конкретных случаях могли обрести форму «вещных» отношений, но только форму. Поэтому: «И шут с ними, со штанами...» и «Сколько лет с тех пор прошло! Сколько событий минуло! А я все не могу забыть бабушкиного пряника — того дивного коня с розовой гривой».

Любое произведение писателя окажется автобиографичным, если мы начнем исследовать не только предмет, им изображенный, но и причины, побудившие его изобразить данный предмет. Астафьев обращается к воспоминанию далекой поры детства, чтобы восстановить духовную атмосферу того времени, когда проходило первичное становление характеров его сверстников. Нравственный и гражданский фундамент закладывается именно в детстве, и тут не второстепенное значение имеет, кто, как говорится, при сем присутствовал.

С этими повестями и рассказами о детстве В. Астафьев пришел в детскую литературу, входит теперь в школьные хрестоматии для чтения, а это значит, что творчество В. Астафьева можно отнести к классике XX века. Сегодняшние старшеклассники знают его имя с первых лет ученья, им известно, каким нелегким и в то же время насыщенным самыми яркими впечатлениями было детство писателя.

Виктор Астафьев прошел большую школу литературного мастерства. Он настойчиво учился и у Достоевского, и у Толстого, и у Бунина, но в своей литературной практике он никому не подражает. Следы этой учебы в его произведениях мы обнаружить можем, а вот следов прямой подражательности — нет. Сначала Астафьев упорно искал себя, а найдя себя, он с не меньшим упорством продолжает себя отстаивать, не поддаваясь ни литературным модам, ни сторонним увещеваниям. Иастафьевская «неширота», о которой иногда толкуют, свидетельствует вовсе не об однообразии его таланта, а об однородности этого таланта. Все, что вышло из-под пера Астафьева, исследовано им от самых истоков, прочувствовано им лично и легло в его личный духовный опыт. И в этом отношении его творчество действительно очень автобиографично. Астафьев исследует жизнь во всех ее взаимосвязях и в ее постоянном развитии, а не фиксирует лишь внешние ее проявления в тот или другой подходящий случаю момент.

Писатели астафьевского или, как мы прежде назвали, «пропущенного» поколения потому-то и «задержались» в пути, что в начальный период их жизни им достался слишком большой материал и «переварить» его было не так-то просто. Необходимо было время, и те, кто не растерял его даром, пожали богатые, но нелегкие плоды. И не вдруг. Вряд ли эти писатели станут умышленно искать в «запланированных» поездках интересных людей среди случайных попутчиков, хотя в силу природной любознательности они и не обойдут их вниманием. И вряд ли приверженность к оседлому образу жизни встанет на пути их творческого развития. И Виктор Астафьев — лучший тому пример.


ГЛАВА III . СИСТЕМА УРОКОВ ПО ИЗУЧЕНИЮ РАССКАЗОВ В.П. АСТАФЬЕВА В 5 – 9 КЛАССАХ

В своей работе по изучению эпических произведений малой формы мы обращаемся к одному из ярких деятелей современной литературы, писателю с мировым именем, последнему классику современности, как называют его критики – В.П. Астафьеву. Некоторые его произведения включены в программы по литературе в 5-9 классах. "Васюткино озеро" в 5 классе, "Конь с розовой гривой" в 6 классе, «Фотография, на которой меня нет» в 8 классе, «Царь – рыба» в 9 классе.

Такое малое внимание, уделяемое творчеству В.П. Астафьева в 5-9 классах, на наш взгляд не совсем соответствует тому воспитательному, нравственно-психологическому и художественному потенциалу, который заложен в произведениях этого писателя.

Хотелось бы отметить, что по творчеству этого автора методический арсенал нуждается в накоплении.

Хотя уже и есть методические нароботки учителей – словесников, но этого пока еще не достаточно, и поэтому при подготовке к уроку приходится обращаться к литературоведческим материалом. Мы считаем, что заниматься творчеством Астафьева в среднем звене необходимо, ведь там заложена основа нравственности, автор рассказывает о героях ровесниках, живущих сложностями, заботами и традициями сегодняшнего дня и при этом духовно наполненными, наделенными внутренним богатством человеческого чувства.

Герой детства В.П. Астафьева по возрасту близок подросткам. Его психологическая яркость, живой образ, естественность поступков не оставляет в стороне юного читателя. Нравственные ценности не вуалируются в произведении сюжета, а рождаются из понимания причин и значимости поступков героя, как в глазах его самого, так и других окружающих его людей. Подросток, сопереживая герою, погружаясь в его мир, глубоко симпатизируя ему, невольно учится различать доброе и злое в своих поступках и в поступках людей.

В основе рассказов Астафьева лежат детские впечатления самого автора (автобиографические рассказы). Один из таких рассказов («Васюткино озеро») изучается в пятом классе, второй – («Конь с розовой гривой») будет изучаться в шестом классе, в восьмом классе – глава из повести «Последний поклон» - «Фотография, на которой меня нет».

От произведения к произведению углубляется проблема нравственного отношения, между человеком и окружающим миром, человеком и человеком. К некоторым произведениям ученики обратятся в старших классах. Им свойственно острое ощущение ценности жизни, бурный протест против сил, противостоящих всему живому, будь то война или людская злоба, стихия или жестокость к природе. Трагическое звучание многих произведений Астафьева не от сознания бессилия.

Астафьев – писатель мужественный. Свое писательское кредо он объяснил так: «Я писал о том, что для меня было личным, кровным, а оказалось, мою тревогу, мою боль разделяют многие и многие» [4, 15].

К утверждающейся, а не угнетающей силе трагического таланта писателя ученик еще обратится, а в пятом классе перед нами воспоминание о детском творчестве, о сочинении ученика В.Астафьева, который, став писателем, вспомнил свой рассказ «Жив!», опубликованный в школьном журнале, и по памяти воспроизвел, наградив, героя именем Вася и озеро – Васюткиным.

В рассказе главное не сюжет, а мальчик, его и помогает нам рассмотреть необычность ситуации, а которую он попал, убедительность его поступков. Борьба с собственным страхом и попытка преодолеть обстоятельства, не дать судьбе сломать себя – это могут ощутить ученики при так называемом замедленном чтении, где есть возможность проследить все этапы путешествия и все нюансы мыслей и чувств героя.

Программа предлагает рассказ В.Астафьева «Васюткино озеро» для чтения и изучения в пятом классе.

На изучение данного произведения Мы выделяем два часа. На первом уроке мы знакомимся с произведением.

Тема первого урока: «В.П. Астафьев «Васюткино озеро».

Автобиографичность произведения. Черты характера героя и его поведение в лесу ».

Цель: знакомство с творчеством В.П. Астафьева; обучение пересказу художественного текста; комментированное чтение текста.

Продолжить развитие художественной речи учащихся.

Оборудование: учебник – хрестоматия, карта с изображением таежной сибирской местности.

План урока:

1. Слово о писателе. Биографическая основа рассказа.

2. Работа с текстом.

3. Обучение аналитическому пересказу.

4. Итоговая беседа.

Словарная работа: автобиографическая проза.

Ход урока

Урок начинаю со знакомства с личностью писателя и историей создания рассказа.

I . Слово о писателе

«...Родился я неподалеку от Красноярска, в ночь на второе мая 1924г., в селе Овсянка, жители которого носят убийственное прозвище — гробовозы... Сказка про гробовозов была первым художественным произведением, узнанным мной в жизни...» [59,5].

Далеко не каждый писатель отважится так начать рассказ о себе. «.. .Любил я и люблю родных моих гробовозов (я уж по старинке буду называть земляков своих — привычней как-то, хотя и корябает ухо) — гулеванов, зубоскалов, посказителей и драчунов, которые и в работе вели себя, как в драке, все с налету делали, рывком, махом, и еще пели очень здорово, пели и плакали... Но на войне мои земляки не были в хвосте. Очень многие погибли, немногие вернулись инвалидами с фронта...» [59,6].

«...Памятны мне летние деревенские вечера, когда село, разморенное жарою, почти до полночи все что-то гоношится, не засыпает, звякая коровьими боталами, стукая веслами и шестами, ширкая торопливыми пилами на берегу реки — сплавной лес в дрова превращают земляки! Пахнет дымокурами, оседающей пылью, куриным пером, несет запахом вареной картошки, под чугунами дотлевают угли во времянках, средь двора на жаркую пору устроенных. Матери с прутьями в руках ищут по селу ребятишек, пропавших еще утром со двора, и чаще всего находят их на берегу, и гонят, как блудных телят, домой, стегая и ругаясь.

Ну а как забыть осенние дни...» [15,10].

Виктор Астафьев всю жизнь пишет о себе. Ему досталась непосильная судьба - как всему русскому народу. Он вырос сиротой, его гнали из конца в конец страны в толпе раскулаченных, он прошел войну рядовым и вернулся еле живой, его первый ребенок умер от голода... Как вынести это? Как не озвереть, не проклясть? Нет, Астафьев пишет: «За что судьба даровала мне счастье жизни? Достоин ли я его, этого счастья? Все ли делал для счастья других? Не разменял ли так тяжко доставшуюся мне жизнь на пятаки? Всегда ли был честен перед собой? Не рвал ли хлеб изо рта близких? Не оттирал ли с дороги локтями слабых?»

Вот с такой душой и рождены все его многочисленные книги: повесть о голодном, несправедливом детстве «Кража», книга о войне, названная неожиданно «Пастух и пастушка», покаянная исповедь «Последний поклон» и другие, другие...

Впечатления детства положены в основу многих его рассказов.

С одним из таких рассказов «Васюткино озеро» мы сегодня и познакомимся. Виктор Петрович писал: Судьба рассказа «Васюткино озеро» любопытна».

В городе Игарке преподавал когда–то русский язык и литературу Игнатий Дмитриевич Рождественский, известный потом сибирский поэт. Преподавал он, как я теперь понимаю; свои предметы хорошо, заставлял нас «шевелить мозгами» и не слизывать из учебников изложения, а писать сочинения на вольные темы. Вот так он однажды предложил написать нам, пятиклассникам, о том, как прошло лето. А я летом заблудился в тайге, много дней провел один, и вот обо всем этом и написал. Сочинение мое было напечатано в рукописном школьном журнале «Жив». Много лет спустя я вспомнил о нем, попробовал восстановить в памяти.

Так вот и получилось «Васюткино озеро» - первый мой рассказ для детей» [31,58].

II . Работа с текстом

На следующем этапе урока мы читаем рассказ вслух, сопровождая чтение необходимыми комментариями. Выразительное чтение учителя, предваряющее разбор произведения, является, по точному выражению М.А.Рыбниковой, «ключом» к освоению его содержания.

III . Обучение аналитическому пересказу

После прочтения рассказа я предлагаю учащимся ответить на вопросы по содержанию, с целью выявления впечатлений, появившихся у ребят.

Для работы возьмем эпизод на с. 126—127. Начиная со слов: «открытие было настолько простым и потрясающим» до «Живем!»

1. Беседа по тексту

Рассказ прочитан, давайте поговорим о том, что же пришлось пережить мальчику, заблудившемуся в лесу. Мы уже говорим о том, что это произошло с самим писателем, и это событие он описал в сочинение. Тогда он дал ему название «Жив». Какое из этих названий вам нравится больше? А как объяснить выбор каждого из этих вариантов заголовка.

- Сколько дней длилась робинзонада Васютки? Опишите как можно подробнее один из этих дней, чтобы в вашем пересказе вновь повторились события из жизни мальчишки, который не сдался в самой трудной обстановке.

- Почему, как вам кажется, Васютка немного робел перед отцом? Это был страх или уважение перед большим, сильным и умелым человеком? Обоснуйте свой ответ.

- Какой старинный порядок при отправке в лес (и тайгу) обычно соблюдал каждый человек? В рассказе он звучит как афоризм. Найдите его и зачитайте.

- Найдите и зачитайте в тексте с какого события началась робинзонада Васютки?

- Охарактеризуйте чувства и поведение мальчика после того, как он понял, что заблудился. Выпишите из текста наиболее характерные слова, передающие состояние Васютки.

- Ребята, а как бы вы стали себя вести в этой ситуации?

- Опишите первую ночь в лесу, второй день, вторую ночь... На какой день перед Васюткой оказалось озеро?

- Что же помогло Васютке не пропасть в тайге?

- Прочитайте, как мальчик добился своего спасения. В чем была его заслуга в эти последние, самые мучительные часы.

- Как встретили пропавшего дед, мать, отец? Прочитайте эти эпизоды.

Мы видим, что вся семья переживала за Васютку, все силы были брошены на его поиски. Автор показал нам настоящую, крепкую, любящую семью, где царит любовь и понимание, где старшие дают уроки жизни младшему, учат его быть сильным, способных выжить в самых трудных ситуациях остаться человеком.

- найдите описание раболовецкого похода на озеро, которое назвали Васюткиным.

Когда это случилось?

Васютке пришлось пережить много трудностей, встретившихся ему на пути странствий. (Вместе с героем переживали и мы). Но это только начало жизненных трудностей, а сколько их будет впереди.

Но мы с уверенностью можем сказать, что наш герой, закаленный тайгой, хорошо знавший природу сурового края не затеряется среди огромной, необъятной нашей страны, как не затерялось то маленькое озеро, которое носит его имя.

Ведь герой рассказа – это известный во всем мире писатель – В.П.Астафьев.

2. Словарная работа

Этот рассказ дает хорошую возможность для словарной работы.

Следует обратить внимание на слова и выражения, характерные для стиля

В. Астафьева: таинственный шорох в глубине потемневшего леса; упал с валежин; отрешенно подумал; хлипких не любит; пучок сухого мха-бородача; монотонно зудя; пылающие головни; дурило. Следует пояснить значение некоторых слов и попросить использовать их в своем пересказе.

Можно выполнить с учащимися следующие задания:

-Внимательно вчитываясь в текст, определите значение выделенных слов, употребленных писателем.

Рассолодели от безделья

Нету <…> фарту

Осенняя путина

Привыкли парнишкой помыкать

Посадить на мушку <...> птиц

-Выпишите из текста диалектные слова.

Писатель постоянно подчеркивает, что выраженная в форме диалектизмов речь, колоритна, близка разговорной, усиливает эмоциональное восприятие. Пятиклассники легко ориентируются в тексте, не смущаясь диалектизмов, некоторые устойчивые обороты надолго западают в детскую память (например: «лихорадка болотная», «привязалась как банный лист», «чуть с ума не лишился»).

IV . Итоговая беседа

В конце урока заключительное слово учителя.

— Понравился ли рассказ «Васюткино озеро»?

— Происходили ли с вами подобные истории в лесу?

VI . Домашнее задание.

В качестве домашнего задания мы предложили ребятам написать рассказ о ситуации, схожей с той, что случилось с Васюткой. Постараться описать свои мысли, чувства, поступки, а если не бывали в такой ситуации, то есть возможность пофантазировать.

-Можно предложить нарисовать иллюстрации к наиболее запомнившимся и понравившимся эпизодам и оформить в классе выставку выполненных работ.

Второй урок посвящен анализу прозаического текста.

Тема второго урока: В.П. Астафьев «Васюткино озеро ». Человек и природа в рассказе

Цели урока: обучение анализу прозаического текста, развитие навыков устного словесного рисования и комментированного чтения.

План урока:

1. Работа с текстом (7 мин).

2. Работа в группах (15 мин).

3. Комментированное чтение эпизода (8 мин).

4. Сочинение-миниатюра (10 мин).

Словарная работа : пейзаж.

Ход урока

I . Работа с текстом

Урок начинаю с беседы.

Беседа. Обсуждение содержания рассказа на втором уроке выявит осознанное восприятие ребятами произведения.

— Какое место занимал Васютка в бригаде? Чем занимался?

— Как относился Васютка к взрослым? Почему не стал спорить с матерью перед походом в тайгу?

— Как автор подчеркивает, что Васютка перенимал привычки взрослых?

— Какой детский поступок совершил солидный Васютка? Как его можно объяснить?

— Что помогло Васютке провести первую ночь?

— Где провел мальчик вторую ночь? Почему ему было очень тяжело?

— Чем отличалась третья ночь?

— Что, по-вашему, помогло Васютке выйти на берег Енисея?

— Почему озеро назвали именем мальчика?

— Чему можно поучиться у Васютки?

II . Работа в группах

1. Встречи Васютки с миром живой природы (птицы, рыбы). Как и

почему относился Васютка к окружающей его фауне? Ученики сделают наблюдения, что Васютка убивал дичь как любой охотник, чтобы прокормиться, заботился о том, чтобы накормить других, но в то же время он воспринимал животных как равных, сердился на кедровку, разговаривал с белкой. Это говорит о том, что мальчик хорошо знает жизнь животных, наблюдает за ней, при этом подражает взрослым, копирует их привычки.

2. Поведение Васютки в лесу.

Основным в наблюдениях ребят будет то, что послужит ответом на вопрос: что же припомнил Васютка из того, «чему его учили, что знал из рассказов рыбаков и охотников». Они расскажут, как пригодились ему навыки, полученные в общении со взрослыми. Ребята отметят, что смекалка, сноровка и вера в себя помогли мальчику не растеряться и выжить в трудных условиях.

3.Мысли и чувства Васютки, которые помогли ему сделать правильные выводы и выбраться к реке.

Ребята отметят, что мальчик постоянно размышляет, у него очень пытливый ум, это оказывается решающим в его путешествии.

III . Комментированное чтение эпизода

Комментированное чтение пейзажной зарисовки. Работа с термином «пейзаж».

Слово учителя

Пейзаж — картина природы, имеющая различное художественное значение в зависимости от стиля автора. В реалистической литературе значение пейзажа таково: он изображает реальную обстановку, в которой разворачиваются действие, им подчеркивается или оттеняется душевное состояние персонажей, характер происходящих событий. Для работы возьмем пейзаж «Тайга... Тайга» (с. 129).

1. Учащиеся читают текст про себя.

2. Беседа:

— Почему тайга показалась мальчику «молчаливой, равнодушной»?

— Почему она напомнила Васютке море?

— Как автор усиливает мрачность пейзажа?

— Какие слова автор использует при описании тайги?

— Как и почему почувствовал себя мальчик в этот момент?

— Какое впечатление производит этот пейзаж?

— Какую, по-вашему, цель ставил автор при создании этого пейзажа?

— Почему все же природа не подвела мальчика, дала ему пищу,

тепло, помогла выйти к людям?

IV . Сочинение-миниатюра

Как и по чему человек должен относиться к природе?

Домашнее задание

Дописать сочинение-миниатюру дома.

Но на этом наше общение с В.П.Астафьевым не прекращается. Мы встречаемся с ним вновь в шестом классе. Программа шестого класса предлагает для чтения и изучения рассказ «Конь с розовой гривой». Это одно из самых замечательных произведений писателя, созданных для детей.

Рассказ «Конь с розовой гривой открывает добрый и светлый мир народной жизни, увиденный детскими глазами, показывает живой и наблюдательный детский характер, передает искреннюю и доверчивую интонацию автора».

Произведение В.Астафьева «Конь с розовой гривой» (как и большинство из того, что создано писателем) во многом автобиографично. Это воспоминание о собственном детстве, точнее случае, происшедшем в детские годы. Анализируя особенности прозы писателя, критик Ю.Ломиц отмечает в ней главное: «… Имея ярко индивидуальную окраску, автобиографическую мотивировку, проза Астафьева в вершинных ее проявлениях воспринимается не как личное творчество, а как стихийное самовыражение народного создания, опыта многих поколений. Это утверждение исследователя целиком можно отнести и к рассказу «Конь с розовой гривой» [37,15].

В центре внимания писателя семья героя (вернее, то, что осталось от нее: мать утонула, отец – неизвестно где) и многодетная семья Левонтьевых.

Живые и сочные описания бытовых подробностей дают возможность представить жизнь народа в первые годы Советской власти в одном из отдаленных сибирских сел. Вместе с этим писатель ставит в рассказе важные нравственные проблемы, заставляя читателя задуматься о дружбе и долге, честности и правдивости, об истинной доброте и человечности.

Поэтому рассказ Астафьева приобщает юных читателей к тем лучшим духовным ценностям, которые были выработаны всей многовековой историей народа.

На изучение рассказа «Конь с розовой гривой» мы выделяем три часа.

Первый урок – урок внеклассного чтения, урок – портрет.

Тема первого урока: «Виктор Петрович Астафьев. Слово о писателе».

В качестве эпиграфа к уроку беру его высказывание: «За что судьба даровала мне счастье жизни. Все ли делал для счастья других? Всегда ли был честен перед собой?» [4,25]

Урок начинается с прочтения отрывка из знакомого ребятам произведения.

- Назовите автора и заглавие рассказа.

«Занятый хлопотами, Васютка не так остро чувствовал одиночество. Но стоило лечь и задуматься, как тревога начала одолевать с новой силой. Заполярная тайга не страшна зверьем. Медведь здесь редкий житель. Волков нет. Змей тоже. Бывает, встречаются рыси и блудливые песцы. Но осенью корма для них полно в лесу, и едва ли они могли позариться на Васюткины запасы. И все-таки было жутко. Он зарядил одноствольную переломку, взвел курок и положил ружье рядом. Спать!» (В.П.Астафьев. Васюткино озеро)

Совестью народа называют этого писателя, хотя сам он достаточно ироничен и самокритичен, чтобы согласиться с этим определением. Тем не менее, правда, что он никогда не кривит душой, правда, что он мудр и очень зорок.

Послушаем, что говорит о себе этот человек.

«…… Не одного меня, всех нас, начавших жить в год смерти Ленина… Обступают вопросы и тревоги: как это я умудрился столько прожить? По какому праву?

Чем я лучше тех молодых парней, которых сам закапывал на обочинах военных дорог?

…Некий налет сентиментальности просочился и в мой характер и оказался непобедимым. По причине этой странности, вовсе вроде бы уж и нетипичной для «мужественных» и «суровых» сибиряков; я рано и навсегда полюбил дивную нашу природу: лес, Енисей, караульный бык, нависший над рекою супротив родного села, земляничные увалы за селом, звонкие речки, солнце, отвесно стоящее над домами и горами, весенние утро с хрустким ледком на вчера лишь сделанных снеговых ручейках, первое земляное лакомство – луковки саранок и кандыка на протаминах, подснежники, редкостными самородками засветившиеся на припеках, у которых желтое око закрывалось на ночь мохнатыми кремовыми лепестками. Название этим подснежникам я узнаю, потом и порадуюсь его точности и красоте – сон – трава!

… Ну а как забыть осенние дни, когда село наше – и дома, и дворы, и улицы – и маленькое уютное кладбище забрасывало золотом листвы, снесенной ветром с гор, и полночными корзинами, старые и малые тащили из сосняков боровые рыжики, рубиновую бруснику, пламенную рябину?! Ночью по реке медленно, украдчиво двигались Шатучие огни лучильщиков – рыбаков, на убранных огородах делалось прозористо, свободно, а из распадков с каждым утром все ближе к домам катились искристые платы, из белых иньев сотканные.

… Я рыбачил на вечерней и утренней зорьке удочкой и жермицей. Рыбы было так много, что за вечер я набрасывал почти полный мешок окунями, сорогой и щуками. На берегу я высыпал рыбу из мешка под большой пень, на желтоватую мерзлоту, и рыба сохранялась до прихода отца. Он оставлял мне хлеб, соли, иногда и сахарку под пнем, а рыбу уносил и продавал по дешевке на пароходы.

… Иногда я плакал от умиления, охватившего меня, неосознанно сожалея, что нет моей мамы, и не видит она всего этого мира живого и не может радоваться вместе со мною.

Не было в моей жизни потом таких сладостных, таких чистых слез, от которых истаивала душа, и хотелось любить все и быть добрым ко всем и ко всему…»[4,30].

В семь лет лишился матери, жил с бабушкой. Закончил школу ФЗБ на станции Енисей и работал близ Красноярска составителем поездов.

Он был солдатом Великой Отечественной.

Писать начал с 1951года. Создал немало книг. Среди них такие, которые нельзя не любить, - «Царь - рыба», «Последний поклон», «Конь с розовой гривой». Верю, что в будущем они станут и вашими любимыми книгами.

Давайте прочитаем несколько его маленьких рассказов из книги «затеси» (заранее подготовленные ребята читают миниатюры «Хвостик», «Дед и внучка», художественно пересказывают миниатюру «Больше жизни»).

- Какая из миниатюр тронула вас больше всего? Почему?

- Как, по мнению автора, нельзя жить на земле?

Далее учащиеся самостоятельно работают с учебником.

1)Прочитать статью в нем о В.Астафьеве, ответить на вопросы, записанные на доске:

- Каким чувством проникнуты воспоминания писателя?

- Почему автор вспоминает о детстве как об «удивительно светлой и счастливой поре»?

В конце урока размышляем вслух над словами писателя, вынесенными в эпиграф.

Дома ученики должны прочитать рассказ «Конь с розовой гривой» и подумать над его идеей, поразмышлять над тем, наказала ли бабушка внука – героя рассказа?

Урок 2. В. П. Астафьев (1924-2002). «Конь с розовой гривой». Изображение жизни и быта сибирской деревни в рассказе

Цели урока: познакомить с чертами личности писателя; показать автобиографический характер рассказа; отметить особенности его композиции, своеобразие языка.

Оборудование урока: портрет В. П. Астафьева, сборники его рассказов.

Методические приемы: рассказ учителя, выразительное чтение; беседа по вопросам.

Ход урока

I . Слово учителя

Виктор Петрович Астафьев ушел из жизни совсем недавно. Таких, как он, людей называют совестью нации. Это был очень честный, чуткий, непримиримо относившийся ко лжи и злу, требовательный, прежде всего к себе человек. Герои его книг - простые люди, а еще постоянный герой произведений Астафьева - природа.

Прочитаем статью об Астафьеве в учебнике-хрестоматии.

II . Чтение и разбор статьи учебника о В. П. Астафьеве

Урок начинается с краткого слова учителя о цикле автобиографических рассказов.

В 1957 году В.П.Астафьев начинает цикл рассказа от первого лица о собственном детстве. Обычно их называют автобиографическими, имея в виду при этом, что писатель предстает в них центральной фигурой, через него мы воспринимаем окружающий мир. («В произведении В.Астафьева живая разговорная речь, встречаются диалектизмы и просторечия, которые создают своеобразный «сибирский» колорит).

Рассказ «Конь с розовой гривой» дал название сборнику рассказов для детей, вышедшему в 1972 году.

Учитель:

Из статьи учебника мы узнали, что Виктор Петрович Астафьев родился в Сибири, на Енисее, в селе Овсянка, там он жил и последние годы своей жизни. Действие рассказа тоже происходит в одной из сибирских деревень на Енисее в первые годы после гражданской войны. Это было очень трудное время. Страна была разорена, утомлена войной. Люди жили очень скудно, часто не хватало самого необходимого - пищи, одежды, того, к чему мы привыкли, как к само собой разумеющемуся.

«Конь с розовой гривой», такой романтичный, сказочный образ, оказывается всего-навсего «пряником конем». Об этом мы узнаем в первых же строках рассказа.

III . Комментированное чтение рассказа

Отдельные эпизоды - диалоги - могут прочитать заранее подготовленные ученики. Обращаем внимание на сноски - объяснения диалектных и просторечных слов, на пословицы и поговорки, особенности речи героев.

IV . Беседа по вопросам

По прочитанному тексту докажите примерами, что писатель рассказывает о Сибири. (Важно сделать акцент на язык писателя).

- А почему рассказ так назван?

- От чьего лица ведется повествование?

- В какой семье растет герой?

- Почему «пряник конем» такая желанная мечта?

- Какой эпитет находит писатель, чтобы выразить восхищение героя этим конем – пряником? (Разговор идет о трудном времени детства).

- Какие эпизоды рассказа нарисованы с улыбкой взрослого человека, вспоминающего детство?

- А кто из взрослых вызывает такую же улыбку?

Далее следует подробнее остановиться на сценах, рисующих семью дяди Левонтия.

(Речь пойдет о том, какой непутевой была жизнь Левонтия, о том, что, автор помнит о неподдельной доброте главы семейства, о его сострадании чужой беде, о тепле его души).

- Вспомните, как относилась бабушка к Левонтию и его жене.

- Как описана семья Левонтьевых?

- В каком доме жили Левонтьевы?

- Почему же Витя все – таки ходил к ним?

Комментарий учителя:

Отметим иронический тон этого описания: «ничего-то ему не мешало смотреть на свет белый» - на самом деле это означает крайнюю бедность; печка, о которой обычно пишут уважительно, как о центре деревенского дома, «раскорячилась посреди избы» - слово явно неуважительное.

- Почему Левонтьевы так плохо жили?

- Что за человек был Левонтий?

- Что привлекало героя в семье Левонтьевых?

- Почему бабушка запрещала внуку ходить к Левонтьевым?

- Какую роль в композиции рассказа играет описание семьи?

Домашнее задание

1. Пересказать один из эпизодов рассказа (по выбору).

2. Составить по тексту рассказа небольшой словарь местных «сибирских», диалектных слов.

Урок 3. Нравственные проблемы рассказа В. П. Астафьева «Конь с розовой гривой»

Цели урока: постановка нравственных вопросов: честность, доброта, 'долг; попытаться вызвать у учеников отклик на эти вопросы.

Методические приемы: беседа по вопросам, пересказ эпизодов, выразительное чтение, анализ текста, описание рисунка.

Ход урока

I . Слово учителя

Основная тема многих рассказов Астафьева - тема взросления, становления личности человека. Писатель показывает, как один, казалось бы, незначительный случай может повлиять на всю жизнь человека, что делает человека старше, меняет его. Случай, описанный в рассказе, как раз из таких.

II . Беседа по вопросам

- Что является завязкой рассказа?

- Исполнилась ли мечта мальчика - получить «пряник конем»?

- Казалось бы, счастливое завершение истории. Но какой ценой достался мальчику этот конь? Почему через много лет, после многих событий, автор пишет: «А я все не могу забыть бабушкиного пряника - того дивного коня с розовой гривой»? Попробуем ответить на эти вопросы вслед за автором.

- Каким образом герой надеется осуществить свою мечту?

- Какие важные детали вы отметили в описании дороги на увал?

Комментарий учителя: Битая посуда не только признак бедности, а признак отношения к вещам, к труду вообще. Такие люди и сами не любят работать, и не ценят чужой труд. Обратим внимание, с какой посудиной идет за земляникой герой-рассказчик: «Я брал старательно и скоро покрыл дно аккуратненького туеска». В этой семье знают цену труду.

- Как ведут себя по дороге соседские ребята?

Пересказ эпизода с использованием опорных слов - глаголов.

«Левонтьевские орлы бросали друг в друга посудой, барахтались, раза два принимались драться, плакали, дразнились»; «заскочили в чей-то огород», «напластали беремя луку-батуна» (значит, нарвали столько, сколько поместилось в полы рубашки); «наелись до зеленой слюны, а недоеденный побросали».

- Какие глаголы помогают понять отношение автора к их поведению?

- Как противопоставлены герои в эпизоде сбора ягод?

- Как герой оказался в зависимости от Саньки?

- - Какие слова передают внутреннюю борьбу героя, прежде чем он отказался от того, чему учила бабушка?

- Как после этого развлекались ребята?

Пересказ эпизода и обобщения:

Развлечения их были жестокими: растерзали рыбину «за некрасивый вид», «пуляли камнями в пролетающих птичек и подшибли стрижа», тот умер. Похоронив стрижа, скоро забыли о нем, потому что нашли новое развлечение: «забегали в устье холодной пещеры, где жила... нечистая сила».

- Как Левонтьевские ребята и рассказчик относятся к своим поступкам?

- Почему герой решил обмануть бабушку?

- Только ли страх перед бабушкой мучит героя?

- Как он меняется в ходе своих размышлений?

- Как вы думаете, знал ли герой, чем может кончиться эта история? Почему же он все – таки высыпал ягоды?

- Кем он был втянут в обман?

- Автор отзывается о Саньке, что тот «был вреднее и злее всех левонтьевских ребят». Но так ли это?

- Почему же, зная Саньку, автор действует по его подсказке?

-Как вы думаете, этот поступок- появление характера или бесхарактерности?

-Сожалел ли мальчик о своем проступке? (подтвердите ответы примерами из текста).

Известно, что за «преступление» требуется «наказание». Витя старается всеми возможными средствами отдалить его неотвратимость. Но вот наступает решительный момент. И что же? Наказала ли бабушка внука?

- Можно ли говорить об уроках бабушки, простой русской женщины, которые она, сама того не ведая, дает внуку? (Речь идет об уроках доброты).

III . Роль пейзажа в рассказе

- Найдите описание рыбалки, описание летнего дня: «День был ясный, летний». Прочитайте выразительно.

- Как меняется взгляд героя на окружающую природу?

- Какова роль пейзажной зарисовки?

IV . Выводы урока

- Какова развязка истории?

Развязка растянута, все никак не разрешается внутренний конфликт героя с самим собой, мучительно тянется осознание вины. Герой слышит, как бабушка рассказывает о своем и его позоре дедушке: «Тут я провалился сквозь землю вместе с бабушкой и уже не мог разобрать, что говорила она дальше, потому что закрылся полушубком, забился в него, чтобы помереть скорее». Мальчик чувствует, что всему миру явен его позор, что каждому встречному бабушка рассказала об обмане, что он не только обманул бабушку, а виноват и в том, что бабушка невольно обманула покупателей земляники. Наконец, напряжение достигает кульминации: дедушка пожалел мальчика, и накопившиеся слезы «хлынули безудержно». Дедушка помог внуку выйти из невыносимого положения: «Попроси прощенья...»

V . Описание рисунка

- Какой эпизод запечатлен на иллюстрации к рассказу?

VI . Итог уроков по рассказу В. П. Астафьева

- Почему бабушка купила все-таки «пряник конем» обманувшему ее внуку?

В заключение звучит слово учителя. Мальчику из рассказа Астафьева запомнились, конечно, далеко не все съеденные в детстве пряники. Но «белый конь с розовой гривой» запомнился и автору, и нам, читателям, потому что с ним связаны уроки доброты, данные мальчику его бабушкой.

Благодарная память снова и снова возвращает его к этому событию: «Сколько лет прошло с тех пор! Сколько событий мигнуло. А я все не могу забыть бабушкиного пряника – того дивного коня с розовой гривой» [43,52].

Домашнее задание

Дома ребята пишут сочинение на тему: «Уроки доброты бабушки Катерины».

Прочитать сборник рассказовВ. П. Астафьева «Конь с розовой гривой» (на перспективу)

В восьмом классе перед нами короткий, как будто незамысловатый рассказ о том, как деревенскому мальчику из-за постигшей его болезни не удалось сфотографироваться вместе с ребятами. Но в этом рассказе Астафьева, проникнутом теплым юмором и лиризмом, глубокое содержание. Недаром сам Астафьев, говоря о книге «Последний поклон», куда вошел и разбираемый рассказ «Фотография, на которой меня нет», замечал, что форма этой книги «…дала возможность вместить большой и далеко не простой материал, и там, где эпохи из многих книг и частей, мне, думается, удалось ограничиться главами, не выстраивая длинных и необязательных «переходов» и «мостов» [6,32]…

Речь идет о далеких тридцатых годах, времени трудном и сложном. Писатель штрихами, деталями восстанавливает прошедшие годы. Ребятишки, запечатленные на фотографии, выглядят «бедновато, шибко бедновато», несмотря на старания родных и знакомых одеть их получше – кого в шубенку, кого в телогрейку. Школа размещается в старом деревенском доме с угарными печами. Ни парт, ни скамеек, ни учебников, ни тетрадей, ни карандашей. Один букварь на весь первый класс и один красный карандаш. Это позднее стараниями учителя карандаши, краски учебники – один на пятерых, а потом на двоих. Невысока и общая культура селян, достаточно прочитать строки о том, как земляки «снимались» на карточку: кто в фанерном автомобиле, кто в шляпе вроде вороньего гнезда, кто с часами, высунутыми напоказ из рукава (знай наше богатство!), кто, уподобляясь казаку, с газырями и кинжалом.

Да и само фотографирование воспринималось как «неслыханно важное событие». По случаю приезда фотографа прерываются занятия в школе, вся деревня беспокоится о том, где поселить такую важную персону. В продолжение длинного вечера гужем ходят пор селу, обсуждая, кто, где сядет, в каком порядке и как оденется. Неудивительно потому, что невозможность принять участие в общем деле оборачивается для мальчика чуть ли не драмой.

Но под пластом бедности – материальной и духовной – живет и пробивается наружу другое. Что не дает душе очерстветь и что делает человечными и стойкими перед лицом испытаний. С каким чувством вспоминает рассказчик о любви бабушки к цветам или к украшению зимних окон! Да и сам рассказчик не может умолчать о своем неравнодушии к цветам. Полстранички о том, как набирает силы луковка и расцветает красным громмофончиком, предвестником весны, достойны лучших страниц русской классики.

Но главное, что видит читатель в рассказе крупным планом, - это человеческие характеры и отношения между людьми. Бабушка, которая, бесспорно, сопоставима с бабушкой Алеши Пешкова, может отругать внука за непослушание, выговорить деду за то, что дед заспался, замешкался. Но она же всю ночь напролет проведет с больным мальчишкой; брань ее незлобивая, ворчливая, добродушная, и нет сомнения в то, что перед нами человек с золотым сердцем. Ее своеобразная, певучая, яркая речь свидетельствует о том, что перед нами подлинно народный характер.

А что вокруг? Конечно, в деревне есть и пьяницы, и «ненадежные люди». Но не они определяют нравственную атмосферу селения. И ребятишки иногда могут поссориться, подраться даже, но это не надолго, и их скрепляет дружба и взаимная забота. Особенным уважением пользуется учитель – не только за свои знания, но и за то, что сам уважает каждого, взрослого и ребенка, и сам готов поучиться даже и у ребят. С таким тактом полуграмотные крестьяне проявляют любовь к нему: то тайком сгрузят у него в избе кринку молока или сметаны, туесок брусники, то помогут беременной жене.

Заглядывая в далекие годы своего детства, рассказчик находит там высокие нравственные ценности, которые определили жизнь не одного поколения. «Школьная фотография, - пишет он с грустью и гордостью, - жива до сих пор. Она пожелтела, обломалась по углам. Но всех я узнаю на ней. Много их полегло в войну. Всему миру известн6о прославленное имя – «Сибиряк» [19,64]. И хотя нет на этой фотографии самого автора воспоминаний, все равно она для него бесценна. С доброй улыбкой пишет он о подобных фотографиях своих теток, дядьев, братишек, знакомых и незнакомых людей: «Деревенская фотография – своеобразная летопись нашего народа, настенная его история» [19,64].

Так от заурядного случая, происшедшего с деревенским мальчишкой, писатель выходит в большой мир, ставя вопрос о непреходящей исторической памяти народа.

На изучение рассказа «Фотография, на которой меня нет» я отвожу два часа. На первом уроке дается обзор сборника рассказов «Последний поклон», продолжаем знакомство с личностью писателя, начатое в 5-6 классах; на втором уроке беседуем о прочитанном дома рассказу «Фотография, на которой меня нет, ребята делятся впечатлениями от прочитанного, выразительно читают».

Эпиграфом к уроку звучит высказывание В.Распутина.

Огромный и неспокойный талант В.Астафьева – это талант действия и убеждения, нескончаемых хлопот по обретению человеком своей лучшей сути. Он не может мирить с заржавевшей правдой бытия, говорящей, что всегда и во все времена были добро и зло, поровну того и другого. Он против зла в любых долях. Однако литература – это не «шприцевание» добра, а только его предложение и доказательство. Чтобы оно стало частью человека, необходимо потрудиться и ему человеку.

Над этим и бьются неустанно писатель В.Астафьев, для этого и создает свои книги. И бьется с немалой пользой» [59,8].

Вспомните, пожалуйста, все то, что вы знаете о писателе В.П. Астафьеве?

- Что положено в основу сборников рассказа «Конь с розовой гривой»?

Да, действительно, в основу многих произведений писателя легли воспоминания о детстве. Виктор рано лишился матери. В детстве мало видел отца. Рос у бабушки с дедушкой. Но, как скажет сам писатель впоследствии? Боль утрат, лишения и неудачи, не только омрачают жизнь человека. Они же и «заставляют обостреннее видеть мир и глубже чувствовать доброту»

Доброта шла к маленькому Виктору от бабушки Екатерины Петровны. Наполняла ярким и солнечным светом первые, прослушанные им книжки – «Кавказский пленник» Л.Толстого и «Дед Архип и Ленька» М.Горького.

Добрым было и воздействие учителя литературы И.Д. Рождественского, ставшего вскоре известным поэтом. От него пятиклассник В.Астафьев принял уважение к русскому слову и жанру творчества.

Но нелегко складывалась жизнь писателя. «Представьте себе человека, который закончил ФЗУ, да еще в военные годы, - говорил он в 1974 году, - работал на железной дороге составителем поездов – опасная, тяжелая работа, - потом воевал, был тяжело ранен. Судьба распорядилась жестоко – потерял и эту профессию, попал в город Чусовой, на Урале.

Работы случайные, низкой уверенности в завтрашнем дне и в устойчивом куске хлеба. Хотелось писать, с детства хотелось, а попробовал накануне тридцати.

Взрослый человек! Все видит, все понимает, и в первую голову то, что написано им – еще не литература… моими единственными университетами, помимо, конечно, жизни, были высшие литературные курсы. На курсах за два года я постиг то, на что в Чусовом мне понадобилось десятки бы лет. Я был как вспаханное поле: бросай зерна, и они прорастут. А где? Кто бросит? И главное, что бросит? Учиться было совершенно необходимо, это была внутренняя потребность, пусть несколько запоздавшая. Но это уже не моя вина, а беда» [78,104].

Силой воли и таланта писатель преодолел невзгоды. Он стал признанным художником слова, автором широко известных произведений – «Кража», «Пастух и пастушка», «Последний поклон», «Царь - рыба» и другие. Его очень волнует нехозяйское, варварское отношение многих людей к природе. Он постоянно заботится о культуре, образованности молодежи.

В современной литературе В.Астафьев продолжает традиции русской классики.

Живя в родном селе Овсянка, писатель ведет в местной школе «часы литературы» и «часы поэзии». Он так объясняет смысл этих занятий: «Хочу, чтоб загорелись ребята интересом к слову, чтобы учились читать, чтоб не проходили литературу, а прочувствовали, продумывали. Чтоб не складывали свои школьные сочинения из штампованных наборов деталей – «типичный представитель», «положительный герой», а писали пусть и коряво, но зато по-своему» [75,18].

Он один из немногих писателей, который показывает пример, как в наше политизированное время создаются «вечные книги», а к таковым можно отнести его повесть «Последний поклон».

Через собственную судьбу - мальчишки, рано оставшимся сиротой, писатель сумел правдиво обрисовать сложную обстановку в одной сибирской деревне, в которой, как вы капле воды отразилась послереволюционная жизнь всей страны. На глазах Астафьева совершался «великий перелом», принесший народу неисчислимые бедствия.

Катерина Петровна постоянно следует древним традициям и обрядам своего народа. Своими воспоминаниями она не слезу стремится выбить у внука. Не одна жалость, не только участие внука к непростой женской доле нужны бабушке. Радость для Катерины Петровны заключается в привычной крестьянской работе, в традиционном укладе жизни. Этому она и учила внука: любить дом, в котором тот рос, лес и реку, кормившие семью в самую трудную пору, родную землю…. С малых лет у мальчишки уже были свои обязанности по хозяйству. Через семейные праздники и будни герой Астафьева впитывал в себя народные традиции. Но уже на рубеже 20-30 годов в сибирской деревне повелось массированное наступление на эти обряды и традиции. Самые лучшие работники, к которым относилась и семья писателя, были объявлены кулаками. Их лишали домов и личных хозяйств. Если что и спасало поначалу раскулаченных, то это еще не порушенные родственные и общинные связи. В людях еще живо было чувство совести и стыда. Землячество тогда определяло силу, и оно не допускало, чтобы кто-то был без угла. [75,20].

Но социальный перелом привел к нравственным потерям общества. Даже очень близкие люди, связанные прямыми родственными отношениями, оказывались чужими. Герою повести не удалось найти общий язык с родным отцом. В людях пробуждались жестокость и дикость. Традиционный уклад жизни рушился весьма решительно и безжалостным образом. Не случайно главы «Последнего поклона», рассказывающие о скитаниях героя по Игарке, воспринимаются как борьба мальчишки за выживание.

Не так-то просто ему было пережить сразу два предательства - родного отца и мачехи.

От него отвернулась школа. Совсем забыли о мальчишке родственники отца. После уютного бабушкиного дома, в котором далеко не всегда имелся достаток, но по которому постоянно растекалась душевная теплота, герою писателя довелось испытать новый мир – мир бессердечия и одиночества.

Мальчишка так объяснял его себе: «Все заняты собой. У всех свои заботы. И у меня тоже. Главная из них: чего завтра пожрать?» вот эта философия и вела мальчишку к духовному одичанию. Именно в ней кроются мотивы одного из самых жестоких его поступков – избиения неведающей милосердия школьной учительницы. [75,21].

Игарка изменила даже речь героя. Она стала грубоватой, богатой умными словами.

Саму борьбу за выживание писатель отразил в контексте времени. Газеты и радио тогда не замечали, как страдал Север. Страна в ту пору распевала песню о подвигах Папанина. Общество восторгалось. «….В Ледовитом океане, против Северных морей, воевал Иван Папанин двести семьдесят ночей…»[3,35]. Затягивая эту песню, герой Астафьева «пел и плакал»- жалко было Ивана Папанина. Беда самого героя оставалась его личной бедой.

На герое повести словно решили помериться силами две системы воспитания: опирающаяся на глубинные народные традиции бабушкина педагогика и «уличная», основанная на «законах джунглей». В мальчике постоянно боролись два начала. Он тосковал по родной деревне. В рыбалке ему хотелось найти душевное успокоение. Природа как бы усмиряла его, заставляя подавить в себе зло и жестокость. Но обстановка «джунглей» не давала спокойствие, она требовала бесконечного лавирования. Борьба шла не на жизнь – на смерть. Закалка приходила в битвах. Герой повести признавался: « На нож хаживал, кирпичом мне голову раскалывали, каменюками, дрынами и всякими другими предметами били, пинали меня, в кулаки брали, на купол садили. Все я более или менее благополучно прошел, пусть и с неизбежными физическими и умственными потерями….Шпана есть шпана, на коварство, наглость и нахрапистость ответные качества появляются, соревнование в обмане, подвохах и наглости идет; с годами способность к сопротивлению, к отстаиванию своего достоинства, тело и душа совершенствуются…»[3, 50] и эти противоречия- стремление жить в аду и необходимость постоянно обороняться- раздирали душу героя. Чтобы выжить, нередко требовалось воровать. А воровать, по его признанию «страшно». Но отхожие промыслы и расставленные в перелесках близ Игарки силки на куропаток не спасали. Без краж никак не получалось: « Всякое слово в заболь принимаю: на том конце города рукавицы украдут, я на этом краснею. Во мне вроде бы клубок из жил и нервов скатался, по всему нутру щетина наросла». Итогом этих мучений явился приход в детский дом. Детство героя, по сути, окончательно оборвалось уже в одиннадцать лет. Вся царившая в стране система несколько лет пыталась сломить его волю, подавить в нем личность. И в этих жутчайших условиях, неся огромные потери, испытывая дичавшую боль, ему удалось сохранить свою душу.

Этой повестью писатель показал, что ничто не способно дать душе очерстветь, показал то, делает людей человечными и стойкими перед лицами испытаний.

Мы советуем вам прочитать полное издание повести В.Астафьева «Последний поклон», а к следующему уроку прочтите одну из глав повести «Последний поклон» - «Фотография, на которой меня нет».

Следующий урок мы посвящаем анализу рассказа «Фотография, на которой меня нет». Делаем акцент на описание деревенской жизни 30-х годов, на образ учителя, прекрасно созданный Астафьевым.

Эпиграф к уроку: «Каждый человек неповторим на земле, а я убежден, что и каждая травинка, цветок, дерево, пусть они и одного цвета, одной породы – так же неповторимы, как и все живое и живущее вокруг нас». В.Астафьев.

Предлагаемые вопросы и задания.

- Чем для жителей села стал приезд фотографа?

- Какие детали поведения сельчан подтверждают ваш вывод? Найдите и зачитайте.

- Зачем рассказчик и Санька пошли кататься на увал?

- Каковы последствия этого катания?

- А как зовут героя рассказа?

- Какие детали бытового поведения характеризуют бабушку? Найдите и зачитайте.

- Какое время воспроизведено в рассказе?

- По каким приметам вы это определили?

- Чем вам интересен рассказ?

Выпишите фрагменты, где дан портрет учителя. Сопоставьте его с иллюстрацией. Как бы вы изобразили Евгения Николаевича, будь вы художником? (рисование словесного портрета).

Какие детали в рассказе передают отношение к учителю на селе? В чем причина такого уважения?

Приведите примеры, по которым можно судить о влиянии учителя на сельчан.

В чем основа взаимного уважения учителя, деревенских жителей, учеников?

Каким запомнил своего учителя герой рассказа?

Почему рассказчику дорога фотография, на которой его нет?

В заключение звучит слово учителя. Заглядывая в далекие годы своего детства, рассказчик находит там высокие нравственные идеалы, ценности, которые определили жизнь не одного поколения. «Школьная фотография, - пишет он с грустью и гордостью, - жива до сих пор. Она пожелтела, обломалась по углам, но всех ребят я узнаю на ней. Много их полегло в войну. Всему миру известно прославленное имя – «Сибиряк». И хотя и нет на этой фотографии самого автора воспоминаний, все равно она для него бесценна. С доброй улыбкой пишет он о подобных фотографиях своих теток, дядьев, братишек, знакомых и незнакомых людей: «Деревенская фотография – своеобразная летопись нашего народа, настенная его история».

Так от заурядного случая, происшедшим с деревенским мальчишкой, писатель выходит в большой мир, ставя вопрос о непреходящей исторической памяти народа. В статье «Вам продолжать эту жизнь» Астафьев писал: «… каждый человек неповторим на земле, а я убежден, что и каждая травинка, цветок, дерево, пусть они и одного цвета, одной породы – так же неповторимы, как и все живущее и живое вокруг нас». Так неповторимых людей мы видим в его рассказах, исполненных высокого гуманизма, любви и веры в каждого человека.

Для самостоятельной работы можно предложить ученикам провести наблюдение над языком рассказа.

-выпишите просторечия и областные (диалектные) слова, передающие своеобразие речи сельских жителей.

-выполните задание три учебника.

-Прочитайте эти фразы: 1)«Народные приметы не знают границ и расстояний».

-2) <…> фамилию учителя можно и забыть, важно, чтоб оставалось слово «учитель». Чем являются эти фразы? Какие основания были у писателя, чтобы дать такой итог сказанному ранее?

-В рассказе представлены два типа отступлений. Назовите их и определите художественную роль этих отступлений.

-Выполните задание четыре учебника.

-Дома учащиеся должны написать конспект по статье «Вам продолжать эту жизнь».

В седьмом классе мы заменили предлагаемую Т.Ф. Курдюмовой для чтения и обсуждения сказку-быль А. Платонова «Неизвестный цветок» на творческое чтение и обсуждение рассказа миниатюры В.П. Астафьева «Весенний остров». Это произведение наполнено необыкновенным чувством живой природы, восхищением случившимся чудом, рассказ о котором не является высокохудожественным обманом юного читателя, а есть рассказ о прекрасном окружающем нас в действительности. Само содержание рассказа учит детей видеть прекрасное вокруг нас в действительной, живой жизни, не завлекая в заоблачные дали пустого фантазирования. Организуя яркий и художественный процесс восприятия, мы стремимся создать как можно более яркие представления, пробудить сопереживания подростков, активизировать воображение, организовать эмоционально-эстетическое восприятие произведения. Высокая эстетика литературно-художественного слова рассказа привлекла нас возможностью через приобщение к художественной деятельности развивать художественный вкус учащихся. Яркость и образность языка произведения помогают развивать воображение. Прибегая к приёмам эмоционально-образного анализа, к цветовому иллюстрированию, говоря о средствах изображения, мы стремимся добиться понимания детьми путей и способов реализации художественного замысла, формированию критериев художественного творчества.

После небольшого организационного момента, во время которого мы поясняем характер и структуру занятия, вместе с подростками поясняем значения неизвестных и малознакомых слов и словосочетаний, встречающихся в тексте, записывая их на доске (перевалка, речной порог, студень, белая ночь). Это необходимая часть организации процесса восприятия. Затем прошу учеников во время прослушивания произведения обратить внимание на возникающие у них чувства, они могут записывать то, что чувствуют в тетрадь («мне одиноко, …грустно, …тоскливо, …я ожидаю чего-то» и т.д.). Отталкиваясь от последнего словосочетания, словесник пытается актуализировать личный опыт учащихся, проводя приём «частичного погружения»:

- Белая ночь – это долгие сумерки, долгое утро. Вспомните серое летнее утро, солнце еще не взошло, повсюду туман, чуть видны силуэты окружающих предметов. (Включается аудиозапись музыки Грига «Утро», я продолжаю свои слова на её фоне.)

- А теперь перенеситесь мысленно на палубу парохода, тихо плывущего в долгих туманных утренних сумерках по спокойной реке.

Далее идёт собственно само выразительное (в идеале художественное) чтение произведения, учащиеся при этом следят за чтением по заранее розданным текстам. Чтение произведение также происходит при фоновом музыкальном сопровождении (А. Григ «Утро»)

После прочтения соблюдается пауза. После чего фиксирую эмоциональное состояние ребят. Подростки записывают слова-сигналы чувств (грусть, одиночество; ожидание, надежда; восторг, удивление и т.п.) затем я прошу ребят воспользоваться приготовленными заранее красками, кисточками, водой и подобрать цвета «в которые можно было бы, по мнению ребят, "окрасить" записанные чувства». Приём использования рисунка для иллюстрации эмоционального переживания произведения. В последующем нам необходимо будет сравнить полученную, как мы её назовём «спектрограмму чувств» с тем эмоционально-цветовым иллюстрированием, которое нами будет произведено с целью выявить эмоционально-образную идею произведения и средства её воплощения, а так же выявить степень совпадения нашего восприятия и данной идеи.

Для этого мы разбиваем текст на несколько отрывков и проводим эмоцинально-образный анализ самого произведения, выполняя следующую «спектрограмму чувств». Учитель читает отрывки по порядку следования в тексте, и просит «раскрыть чувства автора, которые тот пытался передать. Определить в какой бы цвет вы окрасили этот отрывок» Далее всем классом, ребята высказывают свои мнения, пытаются ответить на поставленный вопрос: «А почему мы окрасили отрывок этим цветом. Какие образы, слова помогли нам найти этот цвет». После подобного поэтапного анализа всего произведения, мы получаем его эмоционально-цветовую иллюстрацию, которую я прошу сравнить с первым рисунком. Проанализировать, «какие чувства хотел нам передать автор, и насколько эти чувства совпадают с тем, что почувствовали мы. Почему?»

Подводя итог занятия, учащиеся еще раз вспоминают всё то, что они испытали на занятии и рассказывают, что явилось причиной этого. Для самостоятельной литературно-творческой работы учащимся предлагается написать сочинение-миниатюру на тему «Моя встреча с прекрасным чудом», сюжет сочинения желательно должен быть взят из жизненного опыта учащихся.

Произведения В.П. Астафьева помогают формировать у учащихся направленность на творчество, воспитывают в детях высокую оценку уроков литературы и литературного творчества, развивают положительную самооценку подростка, способность к рефлексии, воспитывать чувство прекрасного. Использование произведений В.П. Астафьева на уроках литературы, внеклассного чтения помогают воспитывать в детях патриотизм, любовь к природе, человеку, они учат любить и прощать.

Таким образом, подобная система уроков по изучению рассказов В.П.Астафьева в 5 – 9 классах предполагает:

-формирование читательской культуры школьника;

-расширение литературного образования;

-развитие творческих способностей и эстетического вкуса;

-укрепление гражданских и нравственных позиций;

-воспитание чувства прекрасного.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В разработке нашей системы уроков по изучению рассказов В.П.Астафьева в 5 – 9 классах мы опирались на программу по литературе, разработанную под редакцией Т.Ф. Курдюмовой, авторами которой являются Т.Ф. Курдюмова, В.П. Полухина, В.Я. Коровина, И.С. Збарский, Е.С. Романичева. Целью литературного образования они рассматривали становление духовного мира человека, создание условий для формирования потребностей личности в непрерывном совершенствовании, в реализации и развитии своих творческих возможностей. В этой программе, как указывают её авторы в пояснительной записке, последовательно осуществляется принцип вариативности, «который дает учителю право выбора авторов и произведений а также путей изучения конкретной темы». Так в этой программе, в средних классах авторами предлагается три круга чтения художественных произведений: для чтения и изучения, для самостоятельного чтения и обсуждения в классе и для внеклассного чтения. Они акцентируют внимание на активном включении ученика в творчество на всех этапах литературного образования. И неразрывно связывают его с последовательным усилением самостоятельности творчества от класса к классу. [45, 9.]

Создавая данную систему уроков, мы стремились к повышению читательской культуры учеников, к реализации путей развития творческих способностей и эстетического вкуса, к укреплению гражданских и нравственных позиций учащихся. Для установления эффективности предложенной системы занятий в плане развития творческих способностей мы включили в нашу работу проведение формирующего эксперимента.

В малокомплектной сельской школе проблема падения интереса к учебе усугубляется психической перегрузкой учащихся вследствие малого количества их в классе, бедностью сферы их общения, ограниченностью средств эмоционального воздействия на психику, недостаточной развитостью внутриколлективных отношений. Как показывает многолетняя практика работы в сельской школе, что традиционные формы построения урока не вызывают у учащихся особого интереса к обсуждаемой теме: их ответы нередко дублируют содержание излагаемых в учебниках вопросов, не просматривается при этом четкая позиция участников семинара, наблюдается боязнь учащихся выйти за рамки текста, проявить самостоятельность суждений. Эти недостатки безотлагательно потребовали перестройки содержания и организационных форм проведения уроков

Изучив методические способы изучения эпических произведений малой формы в 5,6,8 классах, мы пришли к выводу, что формирование читательских качеств и читательских умений в среднем звене целесообразно формировать на знакомом литературном материале, каким для них является эпос.

Эти небольшие по объему произведения легко читаются и легко запоминаются учащимися.

Учащимся этого возраста еще трудно осознать авторскую позицию и в этом им должен помочь учитель. Он должен связать и сюжет, и образы, и приемы изображения с проблемами, которые волнуют писателя, выбрав для этого оптимальный методический вариант.

Решая проблему большей эффективности урока как средства достижения учебно-воспитательных целей, на материале изучаемых рассказов В.П.Астафьева, мы ввели в него такие формы работы, как беседа по тексту «вслед за автором», выразительное чтение наиболее понравившихся эпизодов, передающих внутренние состояние героя, словесное рисование портретов, пейзажей, иллюстрации к отдельным эпизодам, инсценирование любимых страниц, письмо от имени героя, звукозапись (музыка на литературные произведения).

Заканчивая рассмотрение содержательных и организационных аспектов таких уроков, нужно сказать несколько слов о нагрузке учащихся. Готовясь к уроку, школьники пишут доклад, реферат, рецензию. Домашние задания носят творческий характер, продолжая и углубляя тему урока, а такие задания творческого характера не только обогащают речь учащихся, но обеспечивают нравственное и эмоциональное их развитие, постоянный духовный рост и объективную эмоционально - гражданскую оценку происходящего вокруг нас.

Органическим продолжением изучения творчества В.П.Астафьева на уроках мы используем внеклассную деятельность.

Обращение к внеклассному чтению на вступительных занятиях - это и иллюстрации к рассказу о писателе, и обмен впечатлениями о прочитанном, и выставка новых книг, и литературная композиция, составленная из произведений писателя, мемуарной литературы и отзывов критики.

Практика внеклассного чтения помогает создать систему уроков несколько свободных от программных требований. Это позволяет нам уделить большее внимание именно развитию личности школьника, литературному воспитанию, и в частности, развитию творческих способностей учащихся.

В заключение мы хотим сказать, что научить человека эстетически воспринимать действительность, ценить произведения искусства, привить каждому учащемуся любовь к чтению художественной литературы - эти задачи могут успешно решаться и в условиях малокомплектной школы.


Список литературы

1. Авчинникова Ж. Проза В Астафьева. Литература // приложение к газете Первое сентября, 1997, № 31.

2. Айзерман Л. Не зубрить многое, а понимать многое: о стандартах, учебниках и знании литературы.// Учительская газета, 1997, №11.

3. Айзерман Л.С. Уроки нравственного прозрения. М., 1983.

4. Астафьев В. Сопричастный всему живому// Лауреаты России: Автобиографии российских писателей. – М, 1980.

5. Астафьев В.П. Последний поклон. М.: Дет.лит., 1983.

6. Астафьев В. Стержневой корень // Слово. – 1991 №11.

7. Астафьев В.П. Пролётный гусь. Рассказы. Затеси. Воспоминания. Иркутск, 2001.

8. Астафьев В.П. Улыбка волчицы: Повесть, роман, рассказы.- М.:Кн. Палата. 1990.-381с.

9. Астафьев В.П. Перевал//Урал. – 1959. - №5. – с. 43-104.

10. Астафьев В. П. Сибиряк. – Пермь: Книжное издательство, 1959. – с. 26.

11. Астафьев Виктор : "Мне повезло в жизни с учителями" / В. Астафьев // Посев. - 2003. - № 1. - С. 38 - 43.

12. Астафьев В. Кража//Сибирские огни. – 1966. - №8. – с. 3-83; №9. – с. 21-85.

13. Астафьев В. Пастух и пастушка: Современная пастораль//Наш современник. – 1971. - №8. – с. 2-70.

14. Астафьев В. Печальный детектив: Роман//Октябрь. – 1986. - №1. – с. 8-74.

15. Антонова Е.С. Знать или понимать? (Методика преподавания литературы) // РЯШ – 1999, №3.

16. Беликов Ю.Столбовой переселенец: о писателе В.П.Астафьеве // Юность. – 1993, №1 с.42-49

17. Беленький Г.И. Литература в 8 классе. Метод.советы. М., 1993.

18. Беленький Г.И. Литература в 8 классе: Методические советы. – М.Просвещение, 1997.

19. Богданова О.Ю., Леонов С.А., Чертов В.Ф. Методика преподавания литературы. М., 1999.

20. Богданова О.Ю. Формирование понятия критического реализма в процессе изучения литературы в 8 классе. М., 1980.

21. Бондарев Ю.Глубина и прочность таланта // Литературная газета. – 1994. - №2.

22. Большакова А.Увидеть лицо человеческое… над страницами произведений Астафьева// Литература в школе. – 1984. - №2 с.13-21

23. Галицких Е. Готовимся к уроку литературы в 5 классе: методическое пособие. // Литература// приложение к газете Первое сентября. – 1998, №8.

24. Глобачев М. Дар, расцветший на холоде. Писатель Астафьев: в интерьере мирской суеты, но неизменно сам по себе / М. Глобачев //Новое время.-2001.-№ 49.- С. 40-41.

25. Гуковский Г.А. Изучение литературного произведения в школе. М.1966.

26. Головко Н. От слова к словесности (Анализ художественного текста) // Литература: приложение к газете Первое сентября. – 1998, № 25.

27. Гончаров П. А. " Будет ли день, когда ... пойду от природы к людям ... ? " ( Мотив " бегства в природу " у М. Пришвина и В. Астафьева )/ П. А. Гончаров // Рус. словесность. - 2003. - № 5. - С. 11 - 17.

28. Емельянова О.Н. Устойчивые обороты в прозе В.П.Астафьева // РЯШ. – 1998, №3.

29. Ермолаева С.И. Астафьева светлый лик // Сибирские огни. - Новосибирск: Наука. - 2006. - №9. - C. 168-174.

30. Зепалова Т.С. Мещерякова Н.Я. Методическое руководство к учебнику – хрестоматии 5 класса. М.1983. с.4.

31. Ильин Е.Н. Рождение урока. М.1986.

32. Кертес М.Беседы о литературе в школе // Литература // приложение к газете Первое сентября. – 1996, №46.

33. Костюков Л. Ключ к уроку литературы // Литература: приложение к газете Первое сентября. – 1997. - №14

34. Качурин М.Г. Организация исследовательской деятельности учащихся на уроках литературы: книга для учителя. М. – 1987.

35. Кузнецова, М. С. " О времени, о жизни, о себе ".: над страницами книги В. П. Астафьева " Затеси " / М. С. Кузнецова //Уроки литературы. Приложение к журналу " Литература в школе " - 2004. - № 9. - C. 13 - 15.

36. Курбатов В. Жизнь на миру. // Астафьев В.П. Собрание сочинений: в 6 т. - М.,1991. Т 1

37. Курдюмова Т.Ф. Литература. 5 кл. Метод.рекомендации для учителя. М., 2001.

38. Курдюмова Т.Ф. Литература. 6 кл. Метод.рекомендации для учителя. М., 2001.

39. Курдюмова Т.Ф. Литература. 7 кл. Метод.рекомендации для учителя. М., 2001.

40. Курдюмова Т.Ф. и др. Литература. 9 кл. Метод.рекомендации для учителя. М., 2001.

41. Литература 5 класс: Учебная хрестоматия для общеобразовательных учреждений: В 2 г/ Автор – составитель: Т.Ф. Курдюмова. М.. Просвещение, 1992.

42. Литература: Учебник для 6 класса общеобразовательных учреждений / Автор – составитель В.П.Полухина. М.. Просвещение,1997 и далее. .

43. Литература: Учебная хрестоматия для 8 класса средней школы / Автор –составитель Г.И.Беленький. – М…Просвещение,1993.

44. Литература. 8 кл. Метод.рекомендации для учителя. М., 2001.

45. Ланщиков А.Виктор Астафьев. – М…Просвещение, 1992..

46. Ланщиков А.Возраст судьбы. – М,1985.

47. Ланщиков А. Виктор Астафьев: Право на искренность. М., 1975.

48. Ланин Б. Методика литературы // Мир образования. – 1997 –№5.

49. Методика преподавания литературы. Под ред. З.Я. Рез. - М.: Просвещение, 1985.

50. Методика преподавания литературы. Учебник для пед.вузв. Под редакцией О.Ю.Богдановой, В.Г.Маранцмана и др. – 1995.

51. Молдавская Н.Д. Литературное развитие школьников в процессе обучения. М.Педагогика, 1995.

52. Мурин Д.Н. О преподавании литературы в 5-9 классах.// Литература в школе 1991 -№3

53. Огрызко В.Злоба – не лучший советчик: о творчестве В.Астафьеве.// Литературная Россия. 1996, № 20.с.15

54. Полухина В.П. Методические рекомендации к учебной хрестоматии. Литература 6 класс. М…Просвещение,1992.

55. Проблемы преподавания литературы в средней школе: Пособие для учителя/Т.Ф.Курдюмова, И.С.Збарский, В.П.Полухина и др; под редакцией Курдюмовой Т.Ф. – М… Просвещение.,1985.

56. Программно-методические материалы. Литература. 5-11 класс / Сост. Т.А.Калганова. М., 2002.

57. Развитие речи учащихся 4-10 классов в процессе изучения литературы в школе/ Автор – составитель Коровина В.Я. Пособие для учителя. М… Просвещение, 1985.

58. Распутин В. Все краски подлинной жизни// Нитильская газета. – 1994. апрель. Ростовцева, Ю. Страницы из жизни Виктора Астафьева / Ю.

59. Ростовцева //Студенческий меридиан. - 2003. - № 9. - С. 56 - 61.

60. Рыбникова М.А. Очерки по методике литературного чтения. М.1983.

61. Рыбникова М.А. Очерки по методике литературного чтения. 4-е изд. М.,1985. С.169-193.

62. Самотик, Л. Г. Рассказы В. П. Астафьева как региональный компонент образования в начальной школе/ Л. Г. Самотик /Начальная школа. - 2007. - № 2. - С. 67 - 70.

63. Сафанова А.М. Последний поклон. В.Астафьев и русская автобиографическая проза… проблемы жанра// жанр и стиль литературного произведения. – Иошкар – Ола, 1994. – с.184 – 196.

64. Слабковская Е.Г. В. Астафьев и Сибирь. ( Мотив "вечного" и "текущего" в художественном мире В. Астафьева).// Литература и Сибирь : Межвуз. сб. научн. тр. - Иркутск, 1997. 20.

65. Смирнова А.И. Поэтика композиции повествования в рассказах «Царь-рыба» В. Астафьева // Проза В. Астафьева (к проблеме мастерства): Межвуз. и межвед. сборник/ Под ред. А.Ф. Пантелеевой. Красноярск: Изд-во КГУ, 1990. С.47,55.

66. Стародуб: повесть//Прикамье: Альманах. – 1959. - №27. – с. 3-35.

67. Совершенствование преподавания литературы в школе. Пособие для учителя/ Г.И.Беленький, Ю.И. Лысый, Н.Л.Крутена и др;

68. Стрелкова И.И., В. Астафьев, В. Белов, В. Распутин, В. Шукшин в жизни и творчестве: Учебное пособие для школ, гимназий, лицеев и колледжей. -М., 2005год

69. Урок литературы: Пособие для учителя/ Сост.Т.С.Зепалова. Н.Я.Мещерякова. – М..Просвещение, 1973.

70. Хмелен Н.Я В стороне от лежащего камня// 1 сентября, 1998,26мая.

71. Хренова О.М. Важный этап изучения литературы (5-7кл) // Педагогика, - 1993, №3.

72. Ядровская Е. Продуманная система литературного развития школьника//

73. Литература: приложение к первому сентября.1996, №44.

74. Яновский Н. Виктор Астафьев. Очерки творчества. – М, 1982.