Возможность формирования устной речи у детей с нарушенным слухом в процессе их обучения в коррекционной школе I-II вида

Анализ исторически сложившихся подходов к формированию устной речи детей с нарушениями слуховой функции. Система работы по формированию устной речи у детей. Опыт сурдопедагогов А.В. Иванова, Е.В. Петровой по формированию речи детей с нарушением слуха.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ТАГАНРОГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ»

Кафедра педагогики начального обучения

Возможность формирования устной речи у детей с нарушенным слухом в процессе их обучения в коррекционной школе I - II вида

Выпускная квалификационная работа по коррекционной педагогике

студентки IV курса

факультета педагогики и методики

начального образования (логопедия)

Руководитель:

Таганрог

2010


Оглавление

Введение

Глава 1. Обучение устной речи детей с нарушениями слуха

1.1 Анализ исторически сложившихся подходов к формированию устной речи детей с нарушениями слуховой функции

1.1.1 История развития взглядов на обучение произношению неслышащих детей

1.1.2 Важнейшие педагогические системы формирования и развития слухового восприятия в истории сурдопедагогики

1.2 Система работы по формированию устной речи детей с нарушениями слуха

1.2.1 Задачи и содержание работы по развитию слухового восприятия у глухих и слабослышащих школьников

1.2.2 Основные направления, задачи и методы развития произносительной стороны речи детей с нарушениями слуховой функции

Глава 2. Опыт сурдопедагогов А.В. Иванова, Е.В. Петровой по формированию устной речи детей с нарушением слуха

2.1 Особенности произношения детей с нарушениями слуха

2.2 Работа над произношением на индивидуальных занятиях

2.3 Работа над произносительной стороной устной речи на фронтальных занятиях

2.4 Работа по развитию слухового восприятия устной речи

Заключение

Литература


Введение

Речь – одна из центральных, важнейших психических функций. Она имеет огромное влияние на формирование психических процессов ребёнка и на его общее развитие. Развитие мышления в значительной мере зависит от развития речи. Речь лежит в основе овладения грамотой и другими дисциплинами. Она является основным средством общения людей между собой. Речь играет большую роль в регуляции поведения и деятельности ребёнка на всех этапах его развития.

Для развития речи ребёнка решающее значение имеет полноценный слух. Слыша речь взрослых, подражая ей, ребёнок самостоятельно учится говорить. Слушая объяснения взрослых, малыш знакомится с окружающим миром, овладевает сложным познанием действительности. С помощью слуха ребёнок получает возможность контролировать собственную речь, сравнивать её с речью окружающих, усваивая не только правильное звукопроизношение, но и лексико-грамматический строй языка.

При отсутствии специального обучения дети с нарушениями слуха (глухие и слабослышащие) не овладевают речью, что приводит к тяжёлым нарушениям в их развитии. Поэтому формирование у детей с нарушением слуховой функции устной речи является одной из главных задач программы обучения и воспитания в коррекционных образовательных учреждениях. В настоящее время в отечественной сурдопедагогике создана система формирования устной речи у детей с нарушениями слуха как одного из важных факторов полноценного и гармоничного развития личности, полной адаптации в обществе. Достаточно свободное владение устной коммуникацией в дальнейшем позволяет более свободно осуществлять выбор учебного заведения для профессионального обучения, включая вузы, способствует успешному трудоустройству, профессиональной карьере и социальной адаптации.

Проблема исследования – возможность формирования устной речи у детей с нарушенным слухом в процессе их обучения в коррекционной школе I- II вида.

Объект исследования – коррекционно-развивающий образовательный процесс в коррекционной школе I- II вида.

Предмет исследования – организация, содержание и методика педагогической работы, нацеленной на формирование устной речи школьников с нарушенным слухом (в условиях коррекционной школы I- II вида).

Цель исследования – изучить историю, концептуальные основы, содержание и организационно-методические аспекты педагогической деятельности по формированию устной речи глухих и слабослышащих детей младшего школьного возраста.

Задачи исследования:

1. Охарактеризовать исторически сложившиеся подходы к развитию слухового восприятия и обучению произношению детей с нарушенным слухом.

2. Раскрыть цели и задачи педагогической работы по формированию устной речи у детей.

3. Охарактеризовать особенности произношения детей с нарушениями слуха.

4. Описать организацию, содержание и методику педагогической работы в коррекционной школе I- II вида по развитию слухового восприятия и формированию произносительных навыков у детей с нарушенным слухом.

Гипотеза исследования не сформулирована, так как работа имеет теоретический характер, не содержит опытно-экспериментальной части, но предполагает изучение педагогического опыта конкретных учителей.

Методы исследования:

1. Анализ психолого-педагогической и методической литературы по теме исследования.

2. Анализ педагогического опыта сурдопедагогов Н.П.Иваненко, Е.В. Боровских.

Организация исследования .

Исследование проводилось в течение 2005-2007 г.г. на базе коррекционной школы I- II вида г. Таганрога Ростовской области.


Глава 1. Обучение устной речи детей с нарушениями слуха

1.1 Анализ исторически сложившихся подходов к формированию устной речи детей с нарушениями слуховой функции

Проблемы теории и практики формирования устной речи детей с нарушениями слуховой функции имеют достаточно длинную историю и характеризуются различными подходами (А.Г. Басова и С.Ф. Егоров, А.И. Дьячков, Г.Л. Зайцева, Н.Н. Малофеев и др.).

Несмотря на отсутствие сведений о попытках систематического обучения глухих, известны высказывания некоторых древнегреческих и древнеримских философов и мыслителей, отражающие их взгляды на природу глухоты, интеллектуальные возможности неслышащих людей (Геродот, Аристотель, М.Ф. Квинтилиан) [1]. Аристотель считал, что нарушение одного из органов чувств человека приводит к невозможности его полноценного развития. Он отмечал, что через слуховое восприятие человек может слышать речь других людей и формировать свою, считал, что без овладения языком умственное развитие глухих невозможно.

1.1.1 История развития взглядов на обучение произношению неслышащих детей

Первые известные истории попытки научить глухого человека говорить были предприняты в XVI в. испанским монахом-бенедектинцем П. Понсе де Леоном [28]. В отличие от Аристотеля, который рассматривал глухонемого человека из-за его неспособности говорить как необучаемого, Понсе де Леон признавал такого человека принципиально способным к обучению и образованию. Он создал оригинальный метод обучения глухих и успешно внедрил его в практику индивидуального обучения детей из аристократических семей. Понсе де Леон использовал в своей методике различные виды речи: устную, письменную, дактильную и жестовую. Позднее Х.П. Боннет системно разработал и оформил в единый метод (испанский ) практические способы обучения глухих устной речи. Свой опыт он описал в трактате "О природе звуков и искусстве научить глухонемого говорить"(1620). При обосновании работы по формированию у глухих устной речи Х.П. Боннет исходил из звукового содержания каждой отдельной буквы. В латинском алфавите формы букв являлись как бы отображениями соответствующих движений губ, что могло помочь при восприятии и воспроизведении. Х.П. Боннет последовательно описал отдельные звуки по их физиологической артикуляции, тем самым указав путь освобождения от немоты через постановку звуков речи [27].

Голландский врач Ф.М. Ван Гельмонт использовал данные об артикуляционной базе языка и её изменении в процессе речи, полученные опытным путём, для постановки речи у глухих [1].

В конце XVII столетия швейцарский врач И.К. Амман на основе многолетних занятий с глухой ученицей опубликовал книгу "Говорящий глухой, или способ, по которому рождённый глухим может научиться говорить" (1692). Позднее он расширил и дополнил свой труд теоретическими положениями. Главной задачей он считал отработку с учениками отдельных звуков. Обучение речи он начинал с обучения голосу, потом гласным звукам, а затем переходил к согласным, слогам и словам. Обучение звукам речи шло на основе подражания артикуляции учителя и специальных упражнений [1].

Немецкий педагог С. Гейнике в конце XVІІІ в. разработал свою систему обучения глухих, получившую впоследствии название чистый устный метод , которая признавала устную речь главным средством и целью обучения. В основе метода лежали механические упражнения в технике произнесения звуков, слогов, слов, фраз; в начальный период обучения упор делался на формирование произносительных навыков[1].

Развитие способности глухого человека говорить "звучащей речью" и приобретать на её базе элементарное образование со времён С. Гейнике стало главной целью образования человека с нарушением слуховой функции. Последователи немецкого педагога – Ф.М. Гилль, И. Фаттер – видоизменили получивший широкое распространение чистый устный метод. Ф.М. Гилль в книге "Руководство по обучению глухих устной речи, чтению с губ, письму и чтению" (1839) изложил свои дидактические установки в отношении обучения и воспитания глухих и, в частности, своё отношение к их обучению устной речи. Он считал, что отсутствие слуха и, как следствие, отсутствие речи необходимо восполнить специально организованным обучением устной речи: произношению и чтению с губ [1]. По мнению Ф.М. Гилля, вполне правильным является только такое обучение, которое осуществляется не механически, а осознанно. Поэтому на уроках по обучению речи следует придерживаться правила: «развивать речь у глухонемого ребёнка так же, как жизнь создаёт её у нормального» [28, 157]. Его методика основывалась на принципе природосообразности и знании особенностей детского восприятия и в дальнейшем стала называться естественным методом обучения глухих детей .

Позднее И. Фаттер создал метод обучения устной словесной речи, который включал в себя некоторые позиции его предшественников, объединённые на новых принципах. Он осуществлял первоначальный период обучения речи аналитическим путём; в подготовительный период происходило обучение ребёнка лишь звукам речи. В дальнейшем система И. Фаттера получила второе название – звуковой (аналитический) метод . Постановка звуков, устное воспроизведение отдельных слов, словотолкование, постановка понятий, упражнения по словоизменению, переложение стихов в прозу, подчинение содержания учебных предметов (элементов географии, истории, естествознания) задачам усвоения языка, заучивание наизусть готовых слов и словоформ, грамматических правил, – отличительные черты фаттеровской системы обучения [1].

Разработкой проблем обучения глухих детей устной речи в Америке занимался Александр Мельвиль Белл, предложивший систему "видимая речь": каждый звук получал свой знак, обозначающий артикуляцию [27].

На Миланском (1880) Международном конгрессе учителей глухих было признано, что обучать детей с нарушением слуха следует по единой системе "чистый устный метод", осуществляя обучение устной речи путём механических упражнений в произношении отдельных звуков и слов [27]. Однако вскоре после конгресса наступил период критики основ принятой системы "чистый устный метод". Сурдопедагоги, обучавшие глухих на основе этого метода, не получали ожидаемых результатов. Механическая система упражнений артикуляционного аппарата не воспитывала у глухого ребёнка положительного отношения к устной речи и желания ею пользоваться [1].

В конце XІX – начале XX в. сурдопедагоги Европы и Америки попытались усовершенствовать и преодолеть формализм чистого устного метода, ставившего главной целью обучение устной (звуковой) речи, а не усвоение детьми общеобразовательных знаний. Одна из попыток была предпринята немецким педагогом К. Малишем. Он создал глобальный (цельнословный) синтетический метод первоначального обучения глухих устной речи [1]. Практика К. Малиша, детально описанная в работе "Планирование материала для обучения речи по целостному методу" (1924), показала, что он ориентировал свой метод на артикуляционные критерии. С целью подготовки детей к усвоению звуковой речи К. Малиш предлагал им выполнять дыхательные упражнения, а также упражнения по развитию голоса. Затем сурдопедагог приступал к обучению непосредственно произношению – на базе лепетной речи производилась постановка целых слов и фраз. Работа над отдельными звуками проводилась им лишь в исключительных случаях. Вся речевая деятельность глухого ребёнка основывалась на автоматическом подражании речи учителя. По мнению немецкого педагога, сознательное отношение ученика к своей речи только тормозит путь обучения; путь подражания самый естественный и рациональный. Впоследствии, оценивая метод обучения глухих устной речи К. Малиша, Ф.Ф. Рау говорил: "Если при аналитических методах ущерб результатам обучения наносился переоценкой значения фонем и слога как элементов произносительной структуры слова, то при строго синтетическом подходе к обучению, характерном для метода К. Малиша, очевидный вред делу приносила их недооценка" [24, 178]. Л.С. Выготский, напротив, являясь сторонником методической системы К. Малиша, писал: «Если бы мы ждали, пока ребёнок научится правильно выговаривать каждый звук, и только после этого обучали его складывать звуки в слоги, а слоги в слова, если бы мы шли от элементов речи к её синтезу, мы никогда бы не услышали от ребёнка живой и настоящей речи. Естественным оказывается как раз обратный путь – от целостных форм речевой деятельности к овладению элементами речи и их комбинированием. И в филогенетическом, и в онтогенетическом развитии фраза предшествует слову, слово – слогу, слог – звуку… Детям поэтому сразу даётся осмысленная, нужная, жизненно необходимая речь – логическая речь, а не артикуляция» [6, 156].

Датский учёный Георг Форхгаммер создал свой имитативный метод обучения глухих, который сочетал письменный метод с устно-разговорным и строился на основе восприятия и воспроизведения устной речи с применением письменных упражнений [28].

На Лондонском (1925) и Бреславльском (1933) конгрессах метод К. Малиша был признан непригодным для школ глухих. Рекомендовалось его сочетание с аналитическим методом И. Фаттера. Была выдвинута своеобразная формула: "Фаттер + Малиш". Таким образом, немецкая школа подошла к осознанию необходимости обучения глухих произношению по аналитико-синтетическому методу. Следует заметить, что это произошло позднее, чем в России [1].

Методы обучения речи, разработанные в послевоенный период, значительно различаются своим научным обоснованием. Одним из них является метод системного построения речи по К. Шуи [31]. Существенным признаком этого метода является то, что произношение вводится постепенно, в строго установленной последовательности по мере нарастания трудности. К. Шуи предложил синтетический путь формирования артикуляции: сначала ставятся отдельные звуки, потом их сочетания и, наконец, отдельные слова. В дальнейшем ведётся работа над словосочетаниями и предложениями.

К современным значимым для практики методам формирования устной речи у глухих и слабослышащих можно отнести межличностно-коммуникативный метод обучения речи П.А. Янна. Цель работы над произношением состоит в том, чтобы в целостном коммуникативном процессе проводить обучение артикуляции звуков в виде подражания, совместного проговаривания и первоначальных артикуляционных упражнений [31].

Хронологические рамки этапов развития теории и практики обучения произношению детей с нарушениями слуха в России отличаются от других стран. В Киевской Руси и Московском государстве отношение к глухим, как и к другим "увечным" людям, характеризовалось терпимостью и жалостью. Они чаще всего попадали в призренческие воспитательные учреждения, находящиеся в церковном ведении. Позднее стали организовываться специальные дома для лиц с различными нарушениями, содержащиеся на пожертвования богатых слоёв населения. Опыт обучения в воспитательных домах доказал возможность обучения глухих, их способность к умственному развитию, но задача формирования устной речи у детей с нарушениями слуха пока не ставилась [28].

Рассматривая вопросы познания и значения речи в развитии психики человека, А.Н. Радищев подробно останавливался на методах обучения глухих словесной устной и письменной речи с опорой на сохранные анализаторы. В философском трактате "О человеке, его смертности и бессмертии" он показал роль всех форм речи для формирования мышления, подчеркнул значение устной речи для умственного развития. Идеи А.Н. Радищева стали основополагающими для русской сурдопедагогики того времени [28].

В конце XVII в. назрела необходимость создания специальных училищ (школ) для глухих детей, и стали открываться первые из них. Обучение произношению в этих училищах велось, в основном, по методической системе И.К. Аммана [28].

Начало систематического образования глухих в России обычно датируют 1806 годом, когда было открыто Петербургское казённое училище для лиц, лишённых слуха. На основе практического опыта обучения глухих детей и для удовлетворения нужд училищ и воспитания глухих в семьях в первой половине XIX в. создаются теоретические, методические и учебные пособия. Авторами таких пособий были В.И. Флери, И.Я. Селезнёв, А.Ф. Остроградский.

Преподаватель и директор Петербургского училища глухонемых В.И. Флери в своих работах обосновал необходимость обучения глухих словесной речи. Он писал о том, что словесная речь приобщает глухого к сокровищам человеческой мысли и культуры. Кроме того, она даёт ему возможность приобщиться к среде слышащих. Опираясь на данные физиологии речевого аппарата, В.И. Флери теоретически доказал способность большинства глухих овладеть устной формой словесной речи [27]. В то же время он предостерегал сурдопедагогов от увлечения механической тренировкой. Он добивался от учащихся сознательного отношения к обучению произношению и требовал, чтобы "дети имели верное понятие о том, что эти звуки выражают". Отсюда вытекали и основные принципы обучения глухих устной речи. Оно строилось В.И. Флери на подражании артикуляции слышащего, подражании движениям его губ и сознательном употреблении учениками в разговоре приобретённых ими навыков устной речи. В основе его теории обучения глухих лежала идея раннего обучения глухого устной речи. По мнению В.И.Флери, упражнение органов речи на соответствующем раннему возрасту речевом материале является важным средством успешного овладения устной речью в целом и точного усвоения каждого отдельного звука [1]. Упражнения в произнесении звуков, слогов и составлении слов из усвоенных звуков/букв он считал верным средством для закрепления в сознании ученика навыков употребления устной речи. Трудами В.И. Флери был внесён огромный вклад в развитие русской сурдопедагогики.

И.Я. Селезнёв, опираясь на труды К.Д. Ушинского, И.М. Сеченова и представителей специальной русской и зарубежной педагогики, используя знание иностранных языков и методический опыт обучения русскому языку слышащих, создал оригинальную методику постановки звуков у глухих детей [1]. Он рассматривал обучение произношению глухого ученика как удовлетворение потребности ребёнка в устной речи. И.Я. Селезнёв придавал огромное значение формированию у глухих детей потребности произносить звуки и употреблять их в речи. Он считал, что если глухой ребёнок не говорит, то это объясняется не его особенностями, а отсутствием у учителя специальных знаний, умений и достаточного терпения [1].

А.Ф. Остроградский [28] разработал методику обучения глухих устной речи и опубликовал её в виде пособия для учителей "Руководство к первоначальному обучению глухонемых детей по звуковому способу" (1889). Чтобы сгруппировать однородные артикуляционные движения для отработки звуков в этой методике, он разделил звуки русского языка на глухие и звонкие, а также провёл разделение по особенностям и месту артикуляции: передняя установка (где главную роль играют губы), средняя (кончик языка, зубы, нёбо) и задняя (часть языка и нёбо). Обучение звукам русской речи начиналось с "передней установки", т.е. звуков, "видимых" и ощущаемых ребёнком. Только после усвоения звуков "передней" и "средней" установки, глухих и звонких, А.Ф. Остроградский переходил к звукам "задней установки", как наиболее трудным по произношению. В ходе постановки звуков "на помощь" привлекались руки ребёнка и зеркало, в целях формирования зрительного восприятия артикуляции звуков, вибрационных и кинестетических артикуляционных ощущений.

Прежде чем начинать занятия по постановке звуков, А.Ф. Остроградский вырабатывал готовность органов речи к постановке того или другого звука, развивал кинестетические ощущения и подражательность как необходимые свойства для образования устной речи у глухих. Он называл этот период подготовительным к обучению звукам речи. От подготовительного периода до конца постановки звуков А.Ф. Остроградский предлагал пользоваться дидактическим правилом: "что чувствуется при этом звуке; что видно при изглашении этого звука" [1, 160]. К числу общих дидактических правил, необходимых для образования правильной артикуляции звуков у глухих, А.Ф. Остроградский относил естественность произнесения звуков и слов учителем без утрирования их артикуляции.

В начале XX века в Петербургском училище глухонемых стал использоваться "естественный способ обучения глухонемых речи". Автором этой методической системы был П.Д. Енько [1]. Методика артикуляционных упражнений и постановка звуков значительно отличались от методики А.Ф. Остроградского: артикуляционные упражнения подразделялись на беззвучные и голосовые; постановка же отдельных звуков давалась слитно в слоге, без их вычленения (так называемый слоговой метод ). В своей методической системе П.Д. Енько стремился критически пересмотреть немецкую систему "чистый устный метод", преодолеть её ограниченность и односторонность в практике обучения языку.

В Московском городском Арнольдо-Третьяковском училище глухонемых в начале XX в. исходным средством обучения стала устная речь. Идеи "чистого устного метода" получили отражение в работе Ф.А. Рау, выдающегося деятеля в области обучения и воспитания глухих детей. Он давал показательные уроки по постановке и коррекции звуков, учил учителей новому в то время звуковому методу постановки устной речи. Училище стало всероссийским опытным методическим центром.

К началу XX в. была создана русская система обучения детей с нарушениями слуха, которая ставила задачу развития природных задатков глухого. Наиболее полной и методически разработанной была программа обучения глухих русскому языку, которая составлялась под влиянием идей К.Д Ушинского. В содержание обучения школ для глухих детей были включены следующие специальные предметы: чтение с лица, произношение, развитие слухового восприятия.

В 1924 г. на Втором съезде по социально-правовой охране несовершеннолетних (СПОН) большое внимание было уделено проблемам обучения глухих произношению. Л.С. Выготский [6] подверг острой критике немецкую школу для глухих, как обособленную школу речевой дрессуры – школу специального научения произношению, в которой ученик, сосредоточенный только на звуковых упражнениях и оторванный от всего многообразия окружающей жизни, становился говорящим автоматом. Являясь сторонником системы обучения К. Малиша, Л.С. Выготский отмечал: "Путь подражания – самый естественный" [6, 156]. Н.А. Рау представила доклад, в котором впервые была описана последовательность обучения словесной речи. Предложенная ею методика была тесно связана с основами общей педагогики и методики воспитания дошкольников. Н.А. Рау предлагала осуществлять обучение глухих детей устной речи на основе психологических данных по развитию речи у слышащего ребёнка. «Последовательность в развитии речи у глухонемого, – писала Н.А. Рау, – должна быть слепком с речи нормального ребёнка. Стадии, этапы развития речи должны быть одни и те же… Разница будет только в средствах, способах и времени – глухонемой ребёнок в состоянии будет говорить в 3-4 года, что нормальный говорит уже на первом году своей жизни» [7, 157]. Используемый Н.А. Рау метод назывался аналитико-синтетическим . В соответствии с ним определялась следующая последовательность работы над словом или фразой: детям предлагались целые слова и фразы, уточнялись их значения. Затем дети читали с губ слово или фразу и произносили их. Для отработки произношения педагог разлагал слово на слоги или звуки, отрабатывал их, а затем снова включал в слово или фразу. Этот метод обучения произношению и грамоте рассматривался как вариант "чистого устного метода" и являлся передовым для данного периода развития сурдопедагогики.

Методы обучения глухих детей произношению обновлялись медленно. Учителя продолжали пользоваться методами постановки звуков по пособию А.Ф. Остроградского "Руководство к первоначальному обучению глухонемых детей по звуковому способу" и книге Н.М. Лаговского "Обучение глухонемых устной речи". В изданной в 1934 г. "Методике обучения глухих" раздел "Постановка и коррекция звуков у глухонемых" был в авторстве Ф.А. Рау. В дальнейшем на основе этой работы Ф.А. Рау совместно с Ф.Ф. Рау создал методику обучения глухих произношению, которая до настоящего времени служит пособием для студентов и сурдопедагогов. Однако вплоть до Всероссийского совещания по сурдопедагогике (1938) уровень речевого развития учащихся в школах глухих и постановка обучения языку оставались неудовлетворительными. Как отмечалось в основных докладах на этом совещании (Р.М. Боскис, И.И. Данюшевский, Ф.А. Рау, Т.А.Власова и др.), "чистый устный метод" задерживает умственное развитие детей и не даёт нужных результатов в обучении устной речи. После данного совещания произошли изменения в обучении языку глухих детей, в частности, техника речи и чтение с губ выделились в качестве самостоятельной дисциплины из учебного предмета "русский язык" [8].

К 60-м годам XX в. была разработана система первоначального обучения произношению на основе концентрического метода (Ф.Ф. Рау и Н.Ф. Слезина) [28]. Данный метод предполагает временное использование в процессе обучения произношению сокращённой системы фонем. С этой целью из имеющихся в русском языке 42 фонем выбрано 17 фонем-заместителей, сходных по артикуляции с остальными. Эти 17 фонем-заместителей составляют 70% общего числа звуков русской речи. В процессе обучения произношению (на начальном этапе) происходит целенаправленная замена фонем, упрощающая произношение и позволяющая овладевать словарём, а также практически не ограничивающая возможностей учащихся в использовании словаря, необходимого для общения и для усвоения системы языка. Замены фонем приводят к упрощённому произношению, которое, по словам Ф.Ф. Рау, происходит главным образом за счёт временной замены мягких согласных твёрдыми, звонких – глухими, слитных – смычными или щелевыми. Произношение получается приближённым. При введении данной системы обучения произношению в образовательную практику возникало сомнение в том, окажется ли оно достаточно внятным и отчётливым. Однако результаты экспериментального обучения показали, что внятность произношения является удовлетворительной [25].

Таким образом, анализ исторически сложившихся подходов к обучению произношению детей с нарушениями слуха позволяет утверждать, что на всех этапах развития сурдопедагогики педагоги стремились обеспечить высокий уровень речевого развития детей, сделать их речь средством коммуникации, обеспечить полноценную интеграцию детей в общество.

1.1.2 Важнейшие педагогические системы формирования и развития слухового восприятия в истории сурдопедагогики

Проблему использования остаточного слуха при обучении глухих детей звучащей речи впервые подняли в XVІ столетии П. Понсе де Леон и Рамирес де Каррион, утверждавшие, что на их занятиях использование остаточного слуха играло большую роль [16].

В XVІІІ в. французский педагог Я.Р. Перейра проводил физиологические исследования, чтобы выявить слуховые возможности своих учеников и, разделив их в соответствии с этим на три группы, использовать их остаточный слух для развития слухового восприятия с применением акустико-вибрационных средств. При этом он использовал трубку своеобразной формы [16]. Другой французский педагог – Р. Эрно – так же, как и Перейра, уделял внимание остаточному слуху. Он утверждал, что абсолютная глухота едва ли существует, пытался оживить чувство слуха и усилить его благодаря систематическим слуховым упражнениям с использованием слуховой трубки.

В начале XІX столетия в Парижском институте глухих школьный врач Ж. Итар [1] вёл систематические занятия по развитию остаточного слуха, которые проходили примерно следующим образом:

сначала использовался только моносенсорный подход – детям завязывали глаза и они различали звуковую информацию только на слух;

затем последовательно проводились упражнения на различение звучания колокольчика, барабана, флейты, гласных, согласных и, наконец, слогов;

программа упражнений была ориентирована на индивидуальные возможности детей, с учётом степени потери слуха и, следовательно, была неодинаковой для всех;

при возникновении затруднений в различении на слух предусматривался переход к слухозрительному восприятию;

использовалась слуховая трубка для восприятия собственной и чужой речи;

ритмико-музыкальное развитие слуха являлось составной частью работы по развитию слухового восприятия.

Хотя по некоторым пунктам эта программа современна и сейчас, её создатель не достиг успеха. Причина его неудачи в том, что руководитель Парижского института аббат Р. Сикар не предусматривал обучения устной речи, и вся педагогическая работа базировалась на письме и жестах. Развитие слухового восприятия и использование жестовой речи не только не дополняли, но, наоборот, исключали друг друга, что в дальнейшем убедительно доказали учёные Г. Карсон и К. Гоетцингер в своей работе "Обучение глухих детей чтению" [16].

Идеи Ж. Итара были возрождены в конце XІX в. немецким врачом Виктором Урбанчичем. Он также продвинулся вперёд в моносенсорном подходе (работа только с использованием слуха, исключая зрительное восприятие речи) и достиг результатов, достойных внимания благодаря своей индивидуальной программе развития слухового восприятия у глухих школьников. Это натолкнуло его на предположение о том, что благодаря специально организованным систематическим упражнениям можно улучшить функцию повреждённого органа слуха. Он говорил о летаргии активности слуховой функции, деятельность которой можно пробудить акустическими раздражениями и повысить её активность благодаря планомерным слуховым упражнениям [16].

Немецкий учитель К. Кройсс в своей книге "О методике проведения занятий по развитию слуха" (1903) дал научное обоснование развития слуха, опирающееся на ассоциативную психологию того времени [27]. Эта книга была первым в педагогическом мире пособием, которое рассматривало вопросы развития слухового восприятия у детей с нарушением слуха.

Новый метод, существующий до настоящего времени, появился в 30-х гг. XX в., когда венгерский педагог и врач-отоларинголог Г. Барци представил свой "психолого-физиологический" метод "пробуждения и развития слуха" (1936). Этот метод предусматривал такой подход, при котором развитие слуха проводилось путём говорения на ухо глухим детям. Г. Барци смог использовать то, что позднее назвали осязанием слуховых ощущений [16].

П. Шуманн в своей интерпретации метода Г. Барци пришёл к следующему заключению: применение метода, предложенного Г. Барци, "оказывает благоприятное воздействие на речь, которая получает в устах глухого практически нормальную структуру, а также на формирование речи и пользование ею" [16, 21]. Так как именно это являлось основной задачей формирования устной речи у глухих детей, его рекомендации получили большой отклик и признание педагогов всего мира.

После появления специальных технических средств (индивидуальных слуховых аппаратов, звукоусиливающей аппаратуры коллективного пользования) немецкий сурдопедагог Г. Штейнбауэр предложил перспективный путь в работе по развитию слуха. Он признавал развитие слуха важнейшей из задач школьной сурдопедагогики и предложил следующие этапы её реализации:

с 1-го по 3-й год обучения – развитие слуха по методике Г. Барци – работа на "голое" ухо, и восприятие не собственной искажённой речи, а идеальных речевых образцов другого человека (сурдопедагога);

с 4-го по 6-й год обучения – использование звукоусиливающей аппаратуры коллективного пользования на классных занятиях; одновременное восприятие как собственного, так и постороннего голоса, речи;

с 7-го по 9-й год обучения – постепенный переход к индивидуальному слуховому аппарату; чаще восприятие собственной речи, чем речи посторонних [16].

Недостатком методики Г. Штейнбауэра было то, что развитие слухового восприятия начиналось с восприятия речи других людей, восприятие же собственной речи на данном этапе исключалось. В дальнейшем это приводило к игнорированию собственной речи. Между тем восприятие своей речи имеет важное значение для развития слухового восприятия как у слышащих детей, так и у детей с нарушениями слуха. В настоящее время сурдопедагоги всего мира доказали, что раннее развитие слухового восприятия, раннее обеспечение детей с нарушениями слуховой функции индивидуальными слуховыми аппаратами является одним из важнейших условий полноценного развития ребёнка [16].

Проводившиеся в 70-е годы XX в. исследования в области развития слухового восприятия глухих детей под руководством Е.П. Кузьмичёвой доказали возможность развития остаточного слуха глухих и важную роль даже глубоко поражённого слуха в формировании речи глухого. Е.П. Кузьмичёва писала, что "главная задача работы по развитию слухового восприятия глухих школьников – максимальное развитие их остаточного слуха, создание на базе развивающегося речевого слуха качественно новой, слухозрительной основы для восприятия ими устной речи" [12, 118].

В этот период в исследованиях под руководством Ф.Ф. Рау и В.И. Бельтюкова изучались вопросы обучения чтения с губ. Р.М. Боскис, Т.А. Власова, Л.В. Нейман, Ф.Ф. Рау и другие учёные разрабатывали вопросы развития и использования зрительного и слухового восприятия фонем глухими и слабослышащими детьми в процессе обучения [3; 18]. В конце 1970-х г.г. ими была проведена организационно-методическая работа по созданию системы развития слухового восприятия у детей с нарушенным слухом, где развитие и использование слухового восприятия рассматривались как компоненты формирования словесной речи глухого ребёнка в ходе всего учебно-воспитательного процесса на основе использования различных типов звукоусиливающей аппаратуры.

Развитие слухового восприятия как основы формирования устной речи в условиях использования оригинальной электроакустической аппаратуры – одна из приоритетных задач верботональной системы реабилитации детей с нарушениями слуха. Она была разработана выдающимся хорватским учёным, академиком П. Губерина. Международным центром по развитию верботональной системы является поликлиника СУВАГ (SUVAG), которая находится в г. Загребе (Хорватия) [28]. В настоящее время в мире работают свыше 500 верботональных центров, в том числе более 20 центров в нашей стране используют в коррекционной работе с детьми, имеющими нарушения слуха, верботональную систему. Коррекционное обучение базируется на развитии слухового восприятия. В работе широко используются оригинальные методики – фонетическая ритмика, музыкальная стимуляция, аудиовизуальный курс, пиктографическая ритмика – базирующиеся на комплексном использовании и развитии всех анализаторных систем.

речь устный нарушение слух

1.2 Система работы по формированию устной речи детей с нарушениями слуха

В отечественной и зарубежной сурдопедагогике формирование у детей с нарушениями слуха устной речи всегда являлось одной из основных задач. Это объясняется важной ролью устной речи как наиболее употребительного способа общения, основы владения языком, инструмента мышления.

Полученные в последние годы экспериментальные данные свидетельствуют о том, что лишение организма определенной сенсорной информации (депривация) приводит в дальнейшем к невосполнимым потерям в способности к восприятию данной сенсорной информации [19]. Это в равной степени относится и к нарушениям слуха. Поэтому от проведения специальных коррекционных мероприятий в значительной степени зависит судьба ребёнка со сниженным слухом – сможет ли он в достаточной степени адаптироваться в мире слышащих людей.

При оценке роли слухового восприятия в формировании устной речи глухого, в совершенствовании его коммуникативных возможностей необходимо чёткое представление о значении слухового восприятия в становлении устной речи ребёнка, в развитии его психических функций.

Нормальное функционирование слухового анализатора имеет огромное значение для развития всех психических функций ребёнка, поскольку слуховой канал является одним из основных источников получения сведений об окружающем мире. Трудно переоценить роль устной речи как универсального средства общения, познания окружающего мира. Известно, что в жизни человеческого общества языку как средству общения принадлежит ведущая роль. Общение – одна из наиболее значительных сторон взаимодействия людей в процессе их деятельности. Оно имеет прежде всего социальную природу. Для осуществления полноценного общения необходима способность собеседников к обмену информацией. Основная роль в общении отводится устной речи. Особенно велика роль устного слова в процессе развития мышления ребёнка, становления его личности. Овладение словом Л.С. Выготский называл "речевым и интеллектуальным феноменом" [6, 45].

Нарушение слуха, особенно если оно наступило очень рано, до овладения речью, меняет всю картину психического развития ребёнка. При глухоте оказывается невозможным развитие речи естественным путём, так как изменяется характер связей и взаимодействия между различными отделами коры больших полушарий мозга, между периферическими и центральными процессами [29].

Имеющиеся у глухого ребёнка остатки слуха, если с ним не проводятся специальные занятия, дают возможность ограниченно воспринимать звуки окружающего мира. Именно поэтому большинство глухих, оканчивающих коррекционные школы, где не проводилась в достаточной мере работа по развитию слухового восприятия, оказываются не в состоянии активно использовать имеющиеся у них остатки слуха. По высказыванию глухих, мир звуков представляется им сплошным шумом. Ограниченное восприятие глухими детьми звучащей речи (даже при помощи звукоусиливающей аппаратуры) делает глухоту таким нарушением слуха, при котором исключаются "всякие попытки выработать у ребёнка способность к восприятию речи и нормальному речевому общению" [17, 43]. В этом случае глухой ребёнок лишается возможности развития нарушенной слуховой функции и её активного привлечения к процессу формирования устной речи. Трудности в восприятии детьми устной речи отрицательно влияют на качество учебного процесса, на объём речевого материала, который может быть сообщён учащимся на уроке.

У слышащего ребёнка исходным и основным видом словесной речи в процессе её усвоения является устное слово. Развитие устной речи происходит на основе общения ребёнка с окружающими в процессе различных видов деятельности. При глухоте, наступившей в доречевой период, развитие речи ребёнка осуществляется только в процессе специального обучения [21]. Обучение неслышащих детей устной речи базируется на пластичности высшей нервной деятельности, на компенсаторных механизмах, которыми располагает глухой.

К настоящему времени в отечественной сурдопедагогике создана целостная система формирования устной речи у глухих детей как одного из важных факторов полноценного развития личности, наиболее полной адаптации в обществе [27]. Полноценное владение глухими детьми устной речью предполагает умение слухозрительно воспринимать речь собеседника (с помощью слухового аппарата) и говорить достаточно естественно, внятно, т.е. понятно для окружающих. Развитие у детей с нарушениями слуха навыков слухозрительного восприятия речи, внятного, достаточно естественного произношения, обогащение представлений о неречевых звуках окружающего мира, включая музыку, способствуют решению важных задач повышения уровня образования глухих, приобщения к общечеловеческим культурным ценностям, позволяет лучше готовить их к жизни и труду в современном обществе. Достаточно свободное владение устной коммуникацией позволяет более свободно осуществлять выбор учебного заведения для профессионального обучения, включая вузы, способствует успешному трудоустройству, профессиональной карьере и социальной адаптации [4].

Учитывая значение устной речи для жизнедеятельности человека, возможность глухих детей овладеть ею, школа І-ІІ вида одну из своих задач видит в обучении воспитанников устной речи. Решение этой задачи предусматривается с подготовительного класса.

Устная речь с самого начала формируется как средство коммуникации, так как дети обучаются общению с окружающими в устной форме. В процессе овладения общением они овладевают лексикой, грамматикой языка. Отсутствие слуха побуждает проводить специальную работу в направлении обучения восприятию устной речи и развитию навыка произношения [15]. Каждое из двух направлений имеет свои задачи, содержащие методические приёмы достижения результатов. Сложностью содержания обучения, признанием большого значения устной речи в развитии детей объясняется выделение значительного времени на этот раздел работы. На обучение устной речи выделяется 3 часа в неделю из 8 часов, отводимых на русский язык в подготовительном классе. Работа над устной речью продолжается на индивидуальных занятиях по развитию слухового восприятия и обучению произношению (18 часов в неделю).

1.2.1 Задачи и содержание работы по развитию слухового восприятия у глухих и слабослышащих школьников

Существующая в настоящее время система работы по развитию слухового восприятия глухих детей была разработана в 70-е г.г. XX в. (Т.А. Власова, Е.П. Кузьмичёва, Э.И. Леонгард и др.) [9; 15]. Экспериментальные исследования выявили значительные потенциальные возможности глухих детей в восприятии устной речи, которые могут быть развиты в результате длительной целенаправленной тренировки при условии постоянного использования качественной звукоусиливающей аппаратуры. Речевой слух, который развивается в процессе всей коррекционно-воспитательной работы, является основой для формирования слухозрительного восприятия устной речи и обуславливает возможности формирования произносительной стороны речи.

Организация специальных упражнений по развитию слухового восприятия, а также мероприятия по использованию слуховой функции составляют предмет так называемой слуховой работы в школах І – ІІ вида [28]. Современная система интенсивного развития слухового восприятия учащихся специальных (коррекционных) образовательных учреждений І вида базируется на следующих положениях:

нарушенная слуховая функция, как и любая другая функция, развивается при постоянном целенаправленном воздействии в определённых условиях; знание общих закономерностей развития глухого ребёнка, использование в процессе обучения пластичности его центральной нервной системы, – служат важной предпосылкой для развития нарушенной слуховой функции в условиях специального обучения;

учитывая системность развития всех психических функций, их теснейшую взаимосвязь, развитие речевого слуха у глухих школьников осуществляется в условиях общего процесса их обучения и воспитания; при этом происходит развитие всех форм словесной речи, прежде всего устной, способности её восприятия и воспроизведения;

у большинства глухих имеется неиспользованный слуховой резерв, который активизируется при систематической слуховой тренировке (с использованием электроакустической аппаратуры) и является основой для развития речевого слуха;

речевой слух у глухих развивается в неразрывной связи с усвоением словаря, грамматического строя языка, формированием и коррекцией произносительной стороны устной речи, совершенствованием всей познавательной деятельности;

развитие речевого слуха у детей носит поэтапный характер, уровень развития речевого слуха у глухого ребёнка не всегда согласуется с состоянием его тонального слуха, который является определяющим только на первом этапе слуховой тренировки; основными факторами, обуславливающими развитие речевого слуха, являются степень сформированности слуховой функции, уровень общего и речевого развития, способность ученика к семантической интерпретации поступающей речевой информации, способность к моделированию высказывания по отдельным опознанным признакам;

развивающаяся в процессе специального обучения возможность восприятия глухими детьми речи на слух создаёт полисенсорную основу для формирования, развития и коррекции устной речи [11].

Задачи развития слухового восприятия у глухих школьников:

1. Развитие способности воспринимать речевой материал только на слух, исключая зрение.

2. Создание слухозрительной основы для восприятия устной речи.

3. Совершенствование навыка активной речевой деятельности.

4. Обогащение представлений глухих о неречевых звуках окружающего мира, включая музыку.

Развитие речевого слуха, восприятия неречевых звучаний осуществляется на протяжении всех лет обучения в школе [12]. Специальные упражнения по развитию слухового восприятия проводятся в ходе всего образовательно-коррекционного процесса: на общеобразовательных уроках, индивидуальных занятиях по развитию слухового восприятия и обучению произношения, музыкально-ритмических занятиях и занятиях в слуховом кабинете, а также во внеурочное время. При этом используются разные типы электроакустической аппаратуры: стационарная коллективного и индивидуального пользования, индивидуальные слуховые аппараты.

Развитие речевого слуха происходит в условиях длительной слуховой тренировки, включающей три периода:

первоначальный период (подготовительный – первый классы);

основной период развития слухового восприятия (ІІ – V классы);

период активного использования индивидуальных слуховых аппаратов (VІ – XІІ классы) [13].

В первоначальном периоде создаётся база для развития речевого слуха у глухих учащихся, определяется слуховой резерв, на основе которого строится вся работа по развитию слухового восприятия.

Основной период характеризуется интенсивным развитием слухового восприятия, формированием навыка восприятия глухими школьниками речи на слух, активного использования развивающегося слухового восприятия при формировании их устной речи. В этот период оказывается возможным благодаря длительной слуховой тренировке с использованием звукоусиливающей аппаратуры в определённой степени компенсировать нарушенное слуховое восприятие. В результате у глухого школьника накапливается определённый слуховой словарь, которым он активно пользуется в речевой практике. При этом важным является формирование чётких дифференцированных образов слов при активной опоре на развивающееся слуховое восприятие, которые способствуют формированию у глухих слухо-речевой системы, основанной на неразрывной связи слухового восприятия и речедвигательных механизмов [2].

Успех в развитии речевого слуха глухих на данном этапе зависит от организации всей работы в школе по формированию устной речи, уровня речевого и умственного развития детей, от обеспечения неразрывной связи работы по развитию слухового восприятия с коррекцией произносительных навыков, с усвоением словаря, грамматического строя языка, с развитием познавательной деятельности детей.

В период активного использования индивидуальных слуховых аппаратов продолжается работа по развитию слухового восприятия. Слухозрительное восприятие устной речи с помощью индивидуальных слуховых аппаратов позволяет глухим школьникам более активно включаться в речевое общение, что способствует более полной общественной реабилитации глухих [13].

Центром работы по проведению педагогической диагностики нарушенной слуховой функции, оценке её состояния и возможностей развития, изучения динамики развития у учащихся слухоречевой системы на всех этапах обучения в коррекционной школе I-IIвида является слуховой кабинет. Задачи работы в слуховом кабинете таковы:

педагогическое изучение состояния и динамики развития нарушенной слуховой функции, соотношения тонального (по данным субъективной пороговой аудиометрии) и речевого слуха на разных этапах слуховой тренировки;

выбор сурдотехнических средств и определение для каждого ученика режима работы с индивидуальными слуховыми аппаратами, стационарной электроакустической аппаратурой (коллективного и индивидуального пользования) – на основе рекомендаций сурдолога, с учётом уровня слухоречевого развития, психофизических особенностей воспитанников;

проведение специальной работы по расширению восприятия частотного и динамического диапазона чистых тонов аудиометра (с учётом индивидуальных возможностей учащихся) [28].

На фронтальных занятиях в слуховом кабинете дети учатся воспринимать неречевые и музыкальные звуки (бытовые шумы, голоса птиц и животных, уличные шумы, звуки природы, звуки музыкальных инструментов и игрушек и т.п.), различать речь и пение и т.д. Учитель-дефектолог слухового кабинета проводит фронтальные (на первом и втором годах обучения) и индивидуальные занятия с учащимися, а также методическую работу с учителями по вопросам развития нарушенной слуховой функции, формирования устной речи у учеников [13].

Таким образом, при обучении в коррекционной школе I- II вида устная речь школьников формируется в совместной деятельности развивающегося слухового анализатора и речевых кинестезий и обусловливается не только произношением речевых единиц, но и их слухозрительным и слуховым восприятием. Созданные условия позволяют в определённой мере приблизить формирование устной речи глухих и слабослышащих к процессу овладения речью детьми с нормальным слухом.

1.2.2 Основные направления, задачи и методы развития произносительной стороны речи детей с нарушениями слуховой функции

В школах для глухих и слабослышащих овладение детьми произношением в условиях интенсивного развития слухового восприятия осуществляется в двух направлениях: информальном и в процессе специального обучения [27].

Первое направление – формирование произносительных навыков на основе целенаправленного подражания речи учителя и воспитателя при постоянном пользовании звукоусиливающей аппаратурой без специально подобранного речевого материала на всех уроках и занятиях, так называемое информальное обучение . Оно предполагает формирование у учащихся умения воспринимать слухозрительно и на слух образец речи педагога, воспроизводить воспринятое, соотнося собственное произношение с данным образцом речи. В зависимости от исходного состояния слуха и индивидуальных особенностей ребёнка дети могут усваивать ритмико-слоговую структуру слов, воспринимать словесное ударение, усваивать произношение ряда звуков, прежде всего гласных и некоторых согласных. В процессе обучения при интенсивном развитии и использовании остаточного слуха школьники учатся вслушиваться в образец речи педагога при обязательной установке ученику: «Послушай и повтори правильно ». В этих условиях большое значение приобретает характер речи самого учителя, поскольку она является образцом, которому подражают. Речь должна быть естественной, эмоционально выразительной. Весь речевой материал должен произноситься голосом разговорной громкости, с соблюдением правил орфоэпии, с правильным членением фраз на смысловые синтагмы. Послоговая, равноударная или с переносом ударения на последний слог речь учителя пагубно отражается на произношении глухих и слабослышащих [20].

Второе направление – специальное обучение произношению. Оно осуществляется на индивидуальных и музыкально-ритмических занятиях, в слуховом кабинете, а также при проведении фонетических зарядок [10]. Специальное обучение предполагает использование в работе над произношением определённых методических приёмов постановки звуков с применением, при необходимости, логопедических зондов, специальных технических средств и т.д.

Задачи развития произносительной стороны устной речи глухих и слабослышащих школьников следующие:

1. Формирование фонетически внятного произношения.

2. Достижение максимальной членораздельности речи учащихся, позволяющей наиболее полно и дифференцированно отобразить в сопряжённых с устной речью кинестезиях фонетические средства, используемые в языке для выражения и различения смысла.

3. Формирование достаточно естественного звучания речи детей с нарушенным слухом [25].

Программа обучения произношению состоит из следующих разделов:

1. Речевое дыхание .

Содержание работы – формирование умения правильно пользоваться дыханием, воспроизводя слитно на одном выдохе слова и короткие фразы, а также выработка умения членить фразу на синтагмы.

2. Голос.

Содержание работы составляет формирование у детей навыка пользования голосом нормальной высоты и силы без грубых отклонений от нормального тембра.

3. Звуки и их сочетания.

Содержание работы – формирование умения правильно воспроизводить все звуки русского языка и их сочетания в словах при реализации концентрического метода обучения с применением сокращённой системы фонем.

4. Работа над словом.

Эта работа предполагает формирование у учащихся умения правильно воспроизводить слова – слитно, без призвуков, сохраняя звуковой состав (в соответствии с этапом обучения – точно или с использованием регламентированных фонем), соблюдая ударение и орфоэпические правила, характерные для русского произношения.

5.Работа над фразой.

Содержание работы составляет формирование у учащихся умения воспроизводить фразы в нормальном темпе, слитно (на одном выдохе или деля фразу паузами на синтагмы) и с правильным логическим ударением [25].

Принятый в современной отечественной сурдопедагогике метод обучения произношению характеризуется как аналитико-синтетический концентрический полисенсорный (Ф.Ф. Рау, Н.Ф. Слезина) [27]. Мы уже писали выше, что при использовании аналитико-синтетического метода исходными и основными единицами обучения произношению служат целые слова и фразы. При этом ведётся работа и над такими элементами речи, как слоги и фонемы. Подобный подход отвечает диалектическому пониманию взаимоотношения целого и части, анализа и синтеза. Практический эффект использования этого метода состоит в одновременном достижении слитного и ритмичного произношения целых слов при достаточно чётком воспроизведении составляющих их фонем, что служит важным условием разборчивости речи ученика. Особенность принятого варианта аналитико-синтетического метода состоит в его концентрическом характере, который выражается в своеобразном подходе к формированию произносительной структуры слов и, в связи с этим, к отбору речевого материала для его отработки в устной форме.

В основу концентрического метода положена закономерность усвоения произносительной стороны речи нормально слышащим ребёнком, которая заключается в том, что недоступные ему для точного фонетического воспроизведения слова он произносит в течение определённого периода времени приближённо. Сущность данного метода состоит в том, что первоначальное обучение произношению состоит из двух концентров. В начале обучения (подготовительный класс) от учащихся требуется точное воспроизведение в словах лишь 17 основных звуков, которые составляют сокращённую систему фонем. К основным звукам относятся гласные [ а ], [ о ], [ у ], [ э ], [ и ] и согласные [ п ], [ т ], [ к ], [ ф ], [ с ], [ ш ], [ х ], [ в ], [ м ], [ н ], [ л ], [ р ]. Эти звуки достаточно чётко различаются между собой по артикуляции и являются более лёгкими для усвоения, чем другие звуки, близкие каждому из них. Звуки, не входящие в число основных, могут временно заменяться в словах соответствующими основными звуками (Табл. 1).

Таблица 1

Сокращённая система фонем

Основные

фонемы

(звуки)

а

о

у

э

и

п

т

к

ф

с

ш

х

в

м

н

л

р

Заменяемые

фонемы

(звуки)

ый

п’

б

б’

т’

д

д’

к’

г

г’

ф’

с’

з

з’

ц

щ

ж

ч

х’

в’

м’

н’

л’

р’

В соответствии с сокращённой системой фонем учащиеся должны с самого начала точно произносить такие состоящие из основных звуков слова, как, например, платок, стакан, упал . Вместе с тем слова, включающие заменяемые звуки, например, дай, спасибо, мяч, могут временно произноситься детьми приближённо: «тай», «спасипо», «маш». В первом и втором классах, а также в дальнейшем обучении (с учётом программных требований и индивидуальных особенностей учеников) ведётся систематическая работа по уточнению произношения слов: в речи постепенно отрабатываются звонкие согласные, аффрикаты, мягкие согласные и звук [ ы ]. Использование основных фонем в качестве заменителей позволяет сосредоточить внимание на их отработке, содействует усилению работы над целыми словами и фразами. Последовательный переход от относительно более выраженных артикуляционных различий между основными фонемами к менее выраженным различиям между основными и соответствующими заменяемыми фонемами ведёт к физиологически оправданному переходу в работе речедвигательного анализатора от более грубых дифференцировок к более тонким. Родственность основных и заменяемых фонем по типу артикуляции препятствует возникновению серьёзных затруднений при переходе о приближённого произнесения слов к точному. Акустическая близость основных фонем к заменяемым, прочное их закрепление в словах и фразах в практике речевого общения в слухоречевой среде создают предпосылки к тому, что даже приближённое произношение слов становится достаточно внятным, что содействует активизации устной коммуникации учащихся (Ф.Ф. Рау, Н.Ф. Слезина).

С точки зрения использования различных анализаторов современный метод обучения глухих и слабослышащих детей произношению характеризуется как полисенсорный [25]. Это выражается в широком использовании всех способов восприятия произносительной стороны речи и контроля над ней. Эффективность восприятия фонетической структуры речи значительно повышается при совместном использовании различных анализаторов. Важнейшее значение для овладения речью имеет слуховой анализатор . Развивающееся в условиях специального обучения слуховое восприятие речи, неречевых звучаний, музыки создаёт у глухих и слабослышащих принципиально новую полисенсорную основу для формирования, развития и коррекции устной речи, ориентации в звуках окружающего мира [12]. С помощью зрительного анализатора ребёнок с нарушенным слухом может воспринимать некоторые движения речевых органов говорящего, прежде всего движения губ и нижней челюсти. Движения других речевых органов доступны зрительному восприятию в гораздо меньшей степени или вообще не доступны. И.М Сеченов писал: «…в настоящее время, когда механические условия речи известны, выучивают говорить и глухонемых, но при этом руководителями движений зубов, челюстей, языка и нёба служат для глухонемых зрительные впечатления» [26]. Чтобы помочь глухому ученику на основе зрительного анализа и синтеза овладеть произношением, учитель демонстрирует перед ним движения собственных речевых органов и даёт возможность ученику им подражать. В.И. Бельтюковым было выявлено, что 42 звука русского языка представлены не более чем 15 оральными рисунками, с разной мерой отчётливости противопоставленных друг другу оптически [2].

Если артикуляция, характерная для произнесения какого-либо звука оказывается недоступной или не полностью доступной зрительному анализатору ребёнка, то ему в этом помогают путём привлечения других видов рецепции. С помощью кожного анализатора обеспечивается восприятие ряда явлений, сопровождающих воспроизведение определённых фонетических элементов. Приложив руку к гортани, можно ощутить её вибрацию при колебании голосовых связок, установить разницу между вокализованными и невокализованными звуками. Приложив руку к поверхности грудной клетки, можно определить наличие или отсутствие голоса, а также факт произнесения нормальным голосом и фальцетом. Рука на темени помогает ребёнку ощутить вибрацию при произнесении [ и ] при слишком высоком голосе. Вибрацию щёк и крыльев носа можно ощутить при произнесении [ м ] и [ н ]. С помощью кожной чувствительности можно почувствовать также струю выдыхаемого при произнесении воздуха. Более полное тактильно-вибрационное восприятие связано с применением специальной сурдотехнической аппаратуры, например, вибраторов [28].

Исключительно важная роль принадлежит двигательному анализатору . Проприоцептивные импульсы, поступающие в головной мозг от движений речевых органов, вместе с нервными импульсами от слизистых оболочек, выстилающих речевые органы, составляют основу речевых кинестезий. Им, в свою очередь, придаётся большое значение в осуществлении самоконтроля над произношением. Основой формирования устной речи у глухих и слабослышащих детей является создание единой системы слухозрительнокинестетических связей. Полисенсорный подход особенно важен на первоначальном этапе обучения произношению, так как именно в этот период осуществляется многосторонняя афферентация речедвигательного аппарата. Последующая автоматизация произношения связана с последующим сужением афферентации, приводящим к переключению школьника на кинестетический самоконтроль, а при значительных остатках слуха и систематическом использовании звукоусиливающей аппаратуры – частично также и на слуховой контроль.

Формирование у глухих и слабослышащих детей произносительных навыков связано с необходимостью тем или иным способом вызвать у них требуемую работу речевого аппарата. В процессе обучения произношению используются следующие способы постановки дыхания, голоса и звуков [23]:

1. Подражание речи учителя, которое может осуществляться на слуховой, зрительной, слухозрительной основе, а также при опоре на тактильно-вибрационные ощущения.

2. Механические способы , при которых сурдопедагог воздействует на те или иные органы речи, пассивно приводит их в движение или в определённое положение с помощью пальца ребёнка, шпателя или логопедических зондов. После ряда упражнений с такой помощью в коре головного мозга ученика закрепляются следы кинестетических раздражений, соответствующих новому положению и движению речевых органов, что позволяет в дальнейшем ему самостоятельно воспроизводить требуемый звук, опираясь на кинестетический, а при наличии остаточного слуха – и на слуховой самоконтроль.

3. Третий способ – смешанный – представляет собой соединение первого и второго способов.

В настоящее время в процессе обучения произношению широко используется фонетическая ритмика, разработанная в поликлинике SUVAG (Загреб, Хорватия). Фонетическая ритмика – это методический приём работы над произношением, базирующийся на взаимодействии речи, развивающегося слухового восприятия и движений тела. В процессе упражнений различные движения корпуса тела, рук, ног, головы сочетаются с произнесением определённого речевого материала (слов, словосочетаний, фраз, слогов, словосочетаний и отдельных звуков), что способствует вызыванию и закреплению в речи детей произносительных навыков, более естественному звучанию их речи. Упражнения с использованием фонетической ритмики содействуют развитию речевого дыхания и связанной с ним слитности речи, развитию умения изменять силу и высоту голоса, сохраняя нормальный тембр, произносить речевой материал слитно, в заданном темпе, правильно воспроизводить звуковую, ритмическую, и, по возможности, мелодическую структуру речи, выражать свои эмоции интонационными средствами [5; 30].

Таким образом, развитие слухового восприятия и произносительной стороны речи происходит в единстве. Это проявляется в том, что работа по развитию устной речи строится дифференцированно на основе выявленных в комплексном обследовании резервов развития слухозрительного и слухового восприятия устной речи с учётом уровня речевого развития и индивидуальных особенностей учащихся. Обучение произношению на основе аналитико-синтетического концентрического полисенсорного метода, а также развивающееся слуховое восприятие создают у неслышащих принципиально новую полисенсорную основу для развития и коррекции устной речи в единой системе слухо-зрительно-кинестетических связей, что позволяет приблизить формирование устной речи у детей с патологией слухового анализатора к процессу овладения речью детей с нормальным слухом.


Глава 2 . Опыт сурдопедагогов А.В.Ивановой, Е.В. Петровой по формированию устной речи детей с нарушением слуха

2.1 Особенности произношения детей с нарушениями слуха

На основе многолетнего опыта работы в школе I- II вида для глухих и слабослышащих детей г. Таганрога сурдопедагогом А.В.Ивановой были прослежены и обобщены особенности произношения глухих детей.

Доказано, что успешное овладение учебной программой в значительной степени зависит от качества произношения учащихся. Несмотря на то, что глухие дети приходят в школу с разной подготовкой, обучаясь до этого в разных условиях (в специальном детском саду, дома), недостатки произношения у них родственные, а качество произношения, как правило, плохое. В первую очередь, обращает на себя внимание низкий уровень овладения словом. Всё многообразие ошибок можно объединить в две большие группы:

1) слитное воспроизведение слова, при котором отмечаются грубые искажения звукового состава, типа: «йайа» (Саша), «воэп» (восемь), «фапыка» (шапка) и т.д.;

2) послоговое (по частям), даже иногда позвуковое воспроизведение слова с относительным соблюдением звукового состава, типа: «Са ш а» или «Са са» (Саша), «во с э м» (восемь), «ш а пы ка» (шапка) и т.д.

И в том, и в другом случае резко нарушается разборчивость речи (что неблагоприятно сказывается на ходе и темпе урока), нарушается её слитность (что в конечном итоге также приводит к снижению разборчивости устной речи). У детей наблюдается полное отсутствие интонационной окраски речи, её замедленный темп.

Хотя глухие дети обладают вполне или почти нормально развитым витальным (внеречевым) дыханием, иначе обстоит дело с речевым дыханием. У них обычно наблюдается утечка и перерасход воздуха во время речи, вдох – короткий, выдох – недостаточно сильный и длительный. Поэтому часто наблюдается неумение правильно членить предложения, фразы на смысловые отрезки.

У детей, потерявших слух на первом-втором году жизни, и у врождённо глухих, не имеющих существенных остатков слуха, часто встречаются различные недостатки голоса. Эти дефекты касаются силы голоса, его высоты и тембра:

голос очень тихий, слабый, едва слышный или, наоборот, крикливый;

голос слишком высокий или слишком низкий; фальцетный голос; голос, который повышается или переходит на фальцет лишь на некоторых звуках;

голос низкий, беззвучный, приближающийся к шепотному, с большой утечкой воздуха; гнусавый, хриплый или сдавленный, скрипучий голос.

Дети поступают в первый класс с большим количеством ошибок в артикуляции звуков. Как правило, они не владеют аффрикатами, звонкими (особенно взрывными) согласными. Отмечается ряд грубых дефектов, значительно снижающих разборчивость речи.

Недостатки произношения гласных звуков в основном связаны с нарушением подъёма языка и звукового ряда:

1. Ы-образная артикуляция гласных. Звуки [а ], [о ], [э ], [и ] звучат близко к [ы ]: «пыапыа» (папа), «пыол» (пол), «мыэл» (мел), «вылкыа» (вилка).

2. Расширение артикуляции. Гласный произносится при более широком, чем обычно, растворе рта, что, в свою очередь, приводит к снижению подъёма языка и уменьшению лабиализации огубленных звуков. Слова пол, суп, мел, пила звучат соответственно как «пал», «соп», «мал», «пэла» .

3. Сужение артикуляции. Гласный произносится при значительно более узкой, чем в норме, ротовой щели (очень сближены губы при произнесении [о ] и [у ], чрезмерный подъём спинки языка при [э ] и [и ]). Слова папа, пол, суп, мел, пила звучат соответственно как «пэпэ», «пул», «с w п», «п j ла» или «пзьла» . Звук [у ] иногда произносится с призвуком, напоминающим южнорусское фрикативное [г ].

4. Передняя артикуляция. Дефект звуков [о ] и [у ], обусловленный неправильным положением языка: он недостаточно оттянут назад, кончик языка приближен к нижним резцам, а спинка языка выгнута. Слова пол, восемь звучат как «пёл», «вёсемь» , а слова упал, пуговица – как «üпал», «пüговица».

5. Открытая гнусавость. Выражается либо в носовом оттенке гласного, либо в его замене носовым среднеязычным согласным, который слышится в конце английского слова long .

6. Повышение голоса. Чаще всего наблюдается при произнесении гласных [у ], [и ]. Дефект грубый.

7. Звук [и ]уподобляется ль . В этом случае слова пишет, спасибо звучат как «пльшет», «спасльбо» .

8. При произнесении звука [э ] язык высовывается изо рта до соприкосновения с нижней губой. Обычно такая артикуляция является следствием утрированной демонстрации артикуляции.

9. При произнесении звука [ы ] нижняя челюсть выдвигается вперёд, в результате чего образуется характерный для прогении прикус. Ошибка является следствием неправильной демонстрации учителем различия между [ы ] и [и ].

10.Вместо звуков [ja ], [jo ], [j у ], [j э ], обозначающих буквы я, ё, ю, е произносятся простые гласные. В результате дети говорят не яблоко, ёлка, юбка, есть , а «аблоко», «олка», «упка», «эст», не играют, рисует , а «играут», «рисуэт» и т.п.

11.Звук [й ]произносится в дифтонге протяжно, в результате чего, например, вместо местоимения я получается и______а .

12.[й ] в дифтонгах заменяется каким-либо согласным, чаще всего гь или хь (бывает и сь , и кь , и ть ), так что вместо яблоко, елка, юбка, читает получается соответственно «гяблоко», «гёлка», «гюбка», «читагет» и т.д.

У глухих и слабослышащих детей часто наблюдаются следующие дефекты произношения согласных звуков:

I. Глухие взрывные [п], [т], [к]:

1. Замена взрывных согласных фрикативными [ф ], шепелявым или боковым [с ], [х ] или сочетанием хк.

2. Дефекты, обусловленные неправильным участием голоса в артикуляции:

а) призвук в виде гласного суп˙, кот , лук ; ап тека, вет ка, к то ;

б) полузвонкое произнесение: вместо звуков [п ], [т ], [к ] слышится соответственно бп, дт, гк . Слова парта, рука звучат как «бпардта», «ругка».

в) полное озвончение: слова парта, рука звучат как «барда», «руга».

3. Согласные, чаще конечные, носят хлопающий, щёлкающий характер из-за надгортанного воспроизведения глухих взрывных.

4. Носовой призвук перед взрывными глухими согласными – мн, нт, нк . В этом случае слова лото, рука звучат соответственно как «лонто», «рунка» . Причина дефекта – неправильное участие в артикуляции носового резонатора (мягкое нёбо опущено, воздух проходит через нос).

5. Передняя артикуляция – звук [т ] произносится межзубно, звук [к ]– смягчённо. В этом случае слова касса, кошка, кукла звучат примерно как «кясса», «кёшка», «кюкла».

6. Далёкая артикуляция – звук [к ] приобретает своеобразное горловое звучание, присущее ряду кавказских языков; при артикуляции [т ] образуется смычка не с верхними резцами, а с альвеолами.

7. Имплозивные [п ], [т ], [к ] – смычка образуется (губы сомкнуты), но взрыва не происходит. Отмечается простой выдох (h ) – слова каша, суп звучат соответственно как «аша», «су».

II. Фрикативные [с], [з], [ш], [ж], [х]:

1. Боковая артикуляция. Основная причина – неправильное положение языка, воздух проходит через щели по бокам языка.

2. Сонантность. При таком дефекте вместо звука [с ], [з ], [ш ], [ж ], [х ] слышится гласный, напоминающий [и ] или [ы ]. Слова восемь, козы, карандаш, кожа, сахар звучат соответственно «войэмь», «койы», «карандайи», «койа», «йайар».

3. Озвончение глухих звуков. Слова восемь, шар, хорошо произносятся как «воземь», «жар», «горожо».

4. Оглушение звонких согласных. Слова завтра, покажи звучат соответственно как «савтра», «покаши».

5. Смягчение. Причина – неправильное положение языка при произнесении звуков. Слова соль, лиса, шапка, хорошо произносятся соответственно как «сёль», «лися», «шяпка», «хярошо».

6. Далёкая артикуляция. Дефект обусловлен перемещением языка вглубь ротовой полости. В этом случае слова собака, зима, шуба, жаба произносятся как «шябака», «жима», «хуба», «габа».

7. На месте звуков [ш ] и [х ] произносится с или с лабиализованное. В этом случае слово шар звучит как «сар», слово холодно – как «солодно».

8. Призубность. При этом дефекте вместо звука слышится тупой шум.

9. Щёчное ш и ж . При произношении слышится звук [ф ] или средний между [ф ] и ослабленным [ш ] неопределённый шум.

10.Выдох на месте звукв [с ], [з ], [ш ], [ж ], [х ].

III. Согласные [ф] и [в]:

1. Замена звуков [ф ] и [в ] соответственно губно-зубными [п ] и [б ]. В этом случае слова фартук, восемь звучат как «партук», «босемь».

2. Замена глухого [ф ] звонким [в ] (озвончение) и, наоборот, замена звонкого [в ] глухим согласным [ф ]. Слова фартук, конфета звучат как «вартук», «конвета» , а слова восемь, Вова – как «фосемь», «Фофа» . Дефект обусловлен неправильным участием голоса в артикуляции.

3. Гнусавое (носовое) [в ]. Причиной этого дефекта является неправильное участие носового резонатора в артикуляции; мягкое нёбо опущено, воздух проходит через нос.

IV. Аффрикаты:

1. Замена слитных [ц ] и [ч ] фрикативными [с ] и [ш ]. В этом случае слова палец, двена(д)цать, цыплёнок звучат как «палес», «двена(д)сать», «сыплёнок» , а слова ключ, ручка, чай – как «клюш», «рушка», «шай».

2. Вместо [ц ] слышится тыс , а вместо [ч ] – тыш . Слова палец, цыплёнок звучат как «палетыс», «тысыплёнок» , а слова ключ, чай – как «клютыш», «тышай».

3. Вместо [ц ] слышится нечто вроде [к’с’ ], а вместо [ч ] – [к’ш’ ] или [кш ]. В этом случае слова палец, цыплёнок звучат как «палекьсь», «кьсыплёнок» , а слова ключ, чай – как «клюкьш», «кьшяй».

4. Вместо [ц ] произносится [т ], а вместо [ч ] - [т’ ]. Слова палец, цыплёнок звучат как «палет», «тыплёнок» , а слова ключ, чай – как «клють», «тяй».

5. Сонантность. Сущность дефекта состоит в замене согласных [ц ], [ч ] средним между [ы ] и [и ] гласным. В этом случае слова палец, цыплёнок звучат как «палей», «йыплёнок» , а слова ключ, чай – как «клюй», «йай».

6. Вместо звука [щ ] произносится звук [ч ]: «чука» вместо щука , «чавель» вместо щавель.

7. Звук [щ ] произносится твёрдо как [ш ]: «шука», «шавель» вместо щука, щавель.

V. Носовые звуки [м], [н]:

1. Закрытая гнусавость. В большинстве случаев гнусавость носит функциональный характер и является результатом неправильной работы мягкого нёба, которое оказывается в поднятом положении. Лишь в некоторых, единичных, случаях закрытая гнусавость возникает на органической основе, нарушающей непроходимость носа (аденоидные разращения, полипы, гипертрофический насморк и т.д.). В первых двух случаях имеет место неполная гнусавость: вместо ма слышится мба, мпа (слово самолёт звучит как «самболёт» или «самполёт» ); вместо на звучит нда или нта (слово книга звучит как «кндига», «кнтига» ). В последних двух – полная закрытая гнусавость. Вместо ма слышится ба или па (слово самолёт звучит как «саболёт» или «саполёт» ), вместо на слышится да или та (слово нос произносится как «дос», «тос» ).

2. Повышение голоса. При данном дефекте ученик ровным голосом произносит все слова, кроме тех, в состав которых входит [м ] и [н ]. Они воспроизводятся голосом разной высоты.

3. Вместо [н ] произносится [л ]. В этом случае слова нога, книга звучат как «лога», «клига». Причины этого дефекта: поднятое мягкое нёбо, закрывающее проход воздуха в нос, и неправильная форма языка.

4. К обыкновенному носовому звучанию согласных [м ] и [н ] прибавляется своеобразный призвук – язычно-задненёбное [н ]. Эта комбинация сильно влияет на следующий за [м ] или [н ] гласный: ему придаётся носовой оттенок.

VI. Сонорные звуки [л] и [р]:

1. Звук [л ] не слышен совсем, хотя язык и принимает требуемое положение. В этом случае получается немое [л ]: слова лампа, Валя, упал звучат соответственно как «ампа», «Ва – а», «упа».

2. Звук [л ] произносится с более или менее сильным носовым оттенком, т.е. гнусаво. Это обусловлено тем, что мягкое нёбо остаётся опущенным, либо звук произносится при широко раскрытом рте.

3. Вместо [л ] слышится [н ]. В этом случае слова лампа, молоко звучат как «нампа», «моноко» . Причины – опущенное мягкое нёбо и неправильное положение языка.

4. Вместо [л ] слышится [д ] или [т ]. В этом случае слова лампа, молоко звучат как «дампа», «модоко» или «тампа», «мотоко» . Дефект связан с нарушением способа артикуляции.

5. Вместо [л ] слышится фрикативный звук вроде звонкого английского th . Причина – неправильное положение языка.

6. Смягчение звука [р ]. Причина дефекта – излишний подъём спинки языка, его вибрация не у альвеол, а ближе к верхним резцам. В этом случае слова рука, работа звучат как «рюка», «рябота».

7. Оглушение. Звук [р ] произносится без голоса.

8. Дорзальное [р ] . Слышится очень грубый рокот, сопровождаемый побочным шумом. Вместе с языком сильно дрожит вся нижняя челюсть. Причина дефекта состоит в том, что вибрация образуется не передним краем языка, а его спинкой.

9. Очень грубая вибрация. В момент произнесения звука дрожит щека и верхняя губа.

10. Боковое [р ] . Вместо [р ] слышится нечто вроде рль, дль или тль . Слово барабан звучит как «барлябан», «бадлябан» или «батлябан».

11. Горловое [р ] . Колеблется язычок, иногда и значительная часть края мягкого нёба.

12. Мелкодробное [р ] . В этом случае слышится очень напряжённый звук. Причиной такого дефекта является то, что язык вибрирует не у альвеол, а у зубов, иногда даже между зубами.

13. Призвук перед [р ] (в виде согласных т, к, г, н ). Ребёнок, ранее произносивший звук правильно, сбивается на его неверное произнесение: слова рука, четыре звучат как «трука» («крука», «грука», «нрука» ), «четытре» («четыкре», «четыгре», «четынре» ).

VII. Звонкие взрывные [б ], [д ], [г ]:

1. Оглушение. В этом случае звуки [б ], [д ], [г ] заменяются соответствующими им глухими [п ], [т ], [к ]. Слова барабан, девять, голова звучат соответственно как «парапан», «тевять», «колова» . Если до постановки звонких согласных их замена глухими в словах считается в соответствии с концентрическим методом допустимой, то позднее она рассматривается уже как дефект, требующий коррекции.

2. Полузвонкость. В этом случае звуки [б ], [д ], [г ] произносятся полузвонко, так что вместо банка получается «бпанка» , вместо вода – «водта» , вместо нога – «ногка» . Перед взрывом губной смычки прекращается вибрация голосовых складок.

3. Вместо звуков [б ], [д ], [г ] слышатся сочетания мб или мп , нд или нт , нг или нк , так что слово рыба звучит как «рымба», «рымпа» , слово вода – как «вонда», «вонта» , слово нога – как «нонга» или «нонка» .

4. Призвук перед согласным. Голосовые складки приходят в колебание ещё до того, как образуется губная, или язычно-зубная, или язычно-нёбная смычка. Вместо банка получается «эбанка» , вместо вода«воэда», вместо нога«ноэга» .

5. Взрывной [г ] звучит как звонкий фрикативный согласный (южнорусское г ), так что нога произносится как «ноγа» . Вместо смычки между спинкой языка и нёбом образуется щель.

6. Звонкий взрывной [г ] звучит как [х ], так что вместо нога слышится «ноха» . Дефект обусловлен двумя причинами: нарушением способа артикуляции (смычка заменяется щелью) и отсутствием голоса (голосовые складки разомкнуты).

7. Вместо [г ] слышится простой выдох. Слово нога звучит как «ноhа» – язык в артикуляции не участвует, голосовые складки раскрыты, воздух беспрепятственно проходит из глотки в рот и выходит наружу.

8. Сонантность. В этом случае вместо [г ] произносится средний между [ы ] и [э ] гласный звук. Слова голова, нога звучит примерно как «йолова», «нойа» .

2.2 Работа над произношением на индивидуальных занятиях

В Таганрогской коррекционной школе I- II вида специальная работа над произносительной стороной устной речи проводится на индивидуальных и музыкально-ритмических занятиях, в слуховом кабинете, на фонетических зарядках, на общеобразовательных уроках и внеклассных занятиях. При этом постоянно, в учебное и внеклассное время, учеников целенаправленно побуждают произносить речевой материал, реализуя свои возможности воспроизведения звукового состава слов, словесного ударения, ритмико-мелодической структуры фраз. Вслушивание учеников в выразительную, эмоциональную, соответствующую нормам произношения речь окружающих слышащих людей, контроль со стороны взрослых за устной речью детей, – важнейшие факторы, содействующие успешности их обучения, закреплению усвоенных произносительных навыков.

Целенаправленное обучение произношению включает в себя уроки по технике речи, индивидуальные занятия по обучению произношению, а также фонетические зарядки. Время уроков по технике речи и индивидуальных занятий делится пополам между слуховой работой и формированием произносительных навыков. Это деление является условным. Во время обучения детей восприятию на слух педагоги обязательно проводят работу по коррекции произношения, при работе же по формированию произносительных навыков активно используют остатки слуха школьников.

На индивидуальных занятиях – одной из основных форм обучения устной речи глухих детей – происходит работа над такими сторонами произношения, которые плохо усваиваются глухими информально, т.е. без специального обучения (речевым дыханием, голосом, звуками и их сочетаниями, элементами интонации, словами, фразами) с учётом программных требований и особенностей их формирования у каждого ребёнка. Эти особенности выявляются педагогами с использованием специально подобранного речевого материала в ходе обследования состояния различных сторон устной речи. Индивидуальные занятия обеспечивают возможность реализации индивидуального подхода к каждому ребёнку с учётом состояния его слуха, исходных речевых данных, особенностей интеллектуального и эмоционального развития.

Задачей индивидуальных занятий является формирование навыков звукопроизношения или их коррекция, устранение дефектов голоса, речевого дыхания, нарушений воспроизведения слов. При планировании занятий педагогами учитываются основные методиче­ские требования, разработанные Ф.Ф. Рау и Н.Ф. Слезиной [25]. Составляя план работы, сурдопедагоги исходят из программы, состояния произносительных навыков ученика и особенностей фонетических элементов речи, включённых в занятия. Педагогами учитывается то, что в первую очередь устраняются наиболее грубые дефекты, неблагоприятно сказывающиеся на разборчивости речи (фальцет: повышение голоса на некоторых звуках, чаще всего [у ], [и ], [м ], [н ]; сонантность, открытая гнусавость, закрытая гнусавость, универсальное озвончение, позвуковое воспроизведение слова и нарушение его звукового состава). Кроме того, учителя принимают во внимание навыки, на которые ребёнок может опереться при формировании новых элементов речи, а также специфику отрабатываемых на уроке структур (более трудный материал чередуется с более лёгким для усвоения). Решая задачу приближения звучания речи глухих и слабослышащих к нормальной речи слышащих, сурдопедагоги включают в занятие специальную работу по автоматизации у учеников произносительных навыков:

отработку звуков и их сочетаний, которые дети умеют говорить правильно, но иногда «сбиваются» на неправильное произнесение,

элементы интонаций (не более одного-двух на одном занятии),

правильное воспроизведение слов, включающих данные сочетания звуков, различных интонационных конструкций фраз (с данными словами).

Большое значение педагогами придаётся работе над восприятием и воспроизведением диалогов, составленных из вышеназванных слов и фраз. Работа с диалогами позволяет с первого класса активизировать устную коммуникацию учащихся.

Важным разделом обучения является формирование у учащихся интонационной структуры речи. Эта работа включает подготовительные упражнения, в процессе которых отрабатываются элементы интонации: навыки воспроизведения учащимися речевого материала слитно и раздельно, кратко и долго, темпа речи (нормальный, быстрый, медленный), различение речевых ритмов, динамических модуляций голоса (нормальная громкость, громко, тихо, постепенное усиление и ослабление), его высотных модуляций в пределах основного диапазона. Основное внимание уделяется работе над ритмической структурой слов и ритмико-мелодической структурой фраз. У детей формируется нормальный темп речи, умение правильно распределять паузы, воспроизводя слитно слова и словосочетания в синтагмах, выделять словесное и фразовое (синтагматическое и логическое) ударения. У школьников формируется естественная манера речи, умение передавать своё эмоциональное отношение к высказываемому сочетанием соответствующих речевых и неречевых средств (выражением лица, позой, естественными жестами и т.п. в рамках принятого речевого этикета).

Целенаправленное обучение детей с нарушенным слухом воспроизведению интонационных речевых структур, наряду с формированием нормального звучания голоса и звукового состава речи, позволяет обеспечить ученикам более полноценную устную коммуникацию со слышащими.

На одном занятии, как правило, изучаются две темы, например: «Устранение закрытой гнусавости. Звук [м ]». «Звук [ш ]. Постановка звука» (автор - Е.В .Петрова). Положительным является то, что одна из тем – новая, а другая уже в работе. По мере усвоения учеником материала меняется и содержание занятия. В рассмотренном выше примере устранение закрытой гнусавости было достигнуто раньше, чем была закончена работа по закреплению правильного произношения слов и фраз со звуком [ш ]. Тогда в содержание занятия педагог ввела новую тему: «Звук [ш ]. Закрепление правильной артикуляции» и «Звук [б ]» (вместо темы «Устранение открытой гнусавости»).

Педагоги в своей работе используют как осмысленный речевой материал (слова, предложения, тексты), слоги, подобранные по фонетическому принципу в соответствии с целями конкретного занятия, так и неречевой материал – артикуляционные упражнения. Их цель – подготовить речевые органы ребёнка к произношению тех или иных звуков. Примерами таких упражнений являются дутьё с просунутым между губами или между зубами языком, дутьё у верхней губы и т.д. На занятии учителя используют разные виды речевой деятельности: подражание, чтение, рядовую речь, называние картинок и ответы на вопросы, самостоятельную речь ребёнка. Под ″рядовой речью″ подразумеваются устойчивые ряды слов типа ″один, два, три, четыре… ″,″понедельник, вторник, среда… ″,″январь, февраль… ″ и т.п. Менее самостоятельные виды речевой деятельности сменяются более самостоятельными. Таким образом, реализуется дидактический принцип ″от простого к сложному″.

Очень важно, чтобы формирование и закрепление произносительных навыков происходило на актуальном, необходимом учащимся в их повседневной речевой практике, материале. Поэтому как на индивидуальных занятиях, так и на уроках по обучению произношению, педагогами чётко выполняется следующее методическое положение: при прочих равных условиях материалу разговорной речи отдаётся явное предпочтение [25]. Например, на уроке, который имеет тему «Звук [с ] в словах и фразах», речевым материалом могли бы быть такие слова, как сом, сова, рис, сук, и фразы типа Сова сидит на суку; У Саши сом и т.п. Однако, учитывая то, что с этим материалом детям по существу нечего делать, А.В.Иванова использовала слова и выражения, которые нужны детям, которыми они пользуются постоянно: спасибо, среда, суббота, воскресенье, не слышу, сколько, чай с сахаром, хлеб с сыром, я написала, я нарисовала и т.д.

При работе над произносительной стороной устной речи учеников сурдопедагоги Таганрогской коррекционной школы I- II вида реализуют аналитико-синтетический концентрический полисенсорный метод обучения произношению. В ходе обучения произношению обеспечивается сочетание работы над целым словом и его элементами (слогами, отдельными звуками). Применительно к индивидуальным занятиям следование концентрическому методу предусматривает использование одних звуков в качестве базы для усвоения других. Так, например, при устранении такого тяжёлого дефекта, как сонантность, охватывающего группы свистящих и шипящих согласных, сразу исправить артикуляцию звуков [с ], [з ], [ш ], [ж ],[ц ], [ч ] не представляется возможным. Поэтому сначала педагог учит ребёнка правильно воспроизводить [с ] и произносить слова не только с этим звуком, но также с [з ] и [ц ]. При этом [з ] и [ц ] временно заменяются [с ] (слова позови, двенадцать произносятся как «посови» и «двенасать» ). Лабиализованный звук [с ] выступает в качестве временного заменителя и шипящих звуков. Затем педагог переходит к постановке [ш ]; после того, как ребёнок овладевает этой артикуляцией, звук [ш ] становится временным заменителем остальных членов группы шипящих согласных. Полисенсорный метод особенно отчётливо и полно находит своё отражение именно на индивидуальных занятиях. Учитель имеет возможность максимально использовать слух, зрение, тактильно-вибрационные ощущения глухого ребёнка. Большое значение придаётся формированию слухо-кинестетических связей. Дети учатся воспринимать на слух основные речевые элементы, отрабатываемые в произношении.

На занятиях активно используется фонетическая ритмика. При работе над ритмико-мелодической структурой фразы применяется движение рукой, одновременно моделирующее нормальный темп речи, слитность и паузы, ударение (ударный слог подчёркивается более интенсивным движением), мелодический контур фраз (рука «рисует» в пространстве повышение, понижение голоса, ровную интонацию).

На индивидуальных занятиях сурдопедагоги широко использует учебные пособия: учебники «Произношение» (авторы Ф.Ф. Рау, Н.Ф. Слезина), различные дидактические игры, таблички со словами, предложениями, текстами, игрушки, а также специальное оборудование: шпатель и логопедические зонды, вату и дезинфицирующий материал.

Планы индивидуальных занятий педагоги Таганрогской коррекционной школы записывают в заведённых на каждого ученика тетрадях. В плане отмечаются темы и цели занятия, содержание занятия (с указанием речевого материала), виды работы, оборудование. В этой тетради после плана занятия отмечаются достигнутые на нём результаты. Педагоги поощряют даже незначительные успехи ребёнка. Однако оценки за работу на индивидуальных занятиях не ставятся. Результаты работы фиксируются при проверке произношения в конце четверти в специальном протоколе (″профиле произношения″).

Как правило, индивидуальные занятия предшествуют фронтальным, но это не исключает возможности включения в их содержание и материала уроков техники речи.

2.3 Работа над произносительной стороной устной речи на фронтальных занятиях

Основной задачей фронтальных занятий – уроков по обучению произношению – является закрепление произносительных навыков, сформированных на индивидуальных занятиях. Уроки педагоги проводят в помещении, оборудованном звукоусиливающей аппаратурой. Это даёт возможность глухим учащимся не только опираться на слух при усвоении того фонетического материала, который является темой данного урока, но и воспринимать элементы правильной речи учителя (слитность, ритмический контур слов, отдельные слова и т.п.). Кроме того, пользуясь звукоусиливающей аппаратурой, ученики постепенно учатся улавливать произносительные ошибки, как в речи товарищей, так и в собственной. Педагоги для уроков техники речи подбирают такой материал, который доступен всем (подавляющему большинству) учащихся класса. При отборе материала для уроков обучения произношению находит отражение принцип противопоставления близких артикуляций по отношению к любому типу речевого материала (слогам, словам, словосочетаниям и т.д.). Поэтому работы над словесным и логическим ударением, над орфоэпическими правилами, над темпом речи, над стихотворениями (в соответствии с программными требованиями) являются темами для уроков обучения произношению. На уроках по технике речи не проводится работа по вызыванию звуков, а также по первичной коррекции дефектов голоса и звуков.

На протяжении урока техники речи дети воспринимают речевой материал в основном слухозрительно (смотря на губы говорящего учителя или товарища и одновременно слушая, пользуясь звукоусиливающей аппаратурой). Наряду с тем, планируя урок, сурдопедагог предусматривает те его моменты, когда учащимся предлагается материал, рассчитанный только на слуховое восприятие: учитель говорит в микрофон, закрыв рот экраном. Если после двукратного повторения ученики не могут воспроизвести сказанное учителем, ответить на его вопрос, выполнить поручение, педагог убирает экран, и дети получают возможность воспринимать сказанное учителем с помощью не только слуха, но и зрения. Это приучает их вслушиваться в речь учителя, опираться на воспринимаемые ими элементы звучащей речи (контур слова, словесное ударение, отдельные фонемы).

Урок планируется с учётом метода обучения произношению (аналитико-синтетический, концентрический, полисенсорный). Во время занятия дети упражняются в произнесении слогов, слов, словосочетаний и предложений. Произнесение слогов занимает не более 10-12 минут. Если детям встречается трудное для произношения слово, оно представляется педагогами в расчлененном виде. Например, в тексте стихотворения «Ёлочка» есть словосочетание рысцою пробегал . Ученики испытывают трудности: произнесение в сочетании [сц ] звука [ц ]. Поэтому педагог представил это слово в следующем виде: рысцою, рыс, сц__сц__ою, рыс__сц__ою, рыс цою, рысцою . Этот пример иллюстрирует особенности овладения произнесением слова и его отдельных элементов. Соблюдение концентрического метода выражается в том, что при отборе речевого материала предусматриваются звуковые замены в тех случаях, когда ребёнок ещё не усвоил необходимую артикуляцию (например, в содержание урока на тему «Звук [с ]» включается и материал с буквой ц (двенадцать, пятнадцать и т.д.), которую дети пока читают как с ). В процессе усвоения фонетической стороны речи педагоги опираются на работу всех сохранных анализаторов: слуховой, зрительный, тактильно-вибрационный контроль. Так реализуется на уроках техники речи полисенсорный метод.

Виды работы по формированию произносительных навыков разнообразны, но все они укладываются в небольшое число видов речевой деятельности, к которым относятся подражание; чтение; воспроизведение речевого материала с опорой на иллюстрацию, вопрос, неполное графическое изображение; рядовая речь; самостоятельная речь. На уроках педагоги используют различные виды речевой деятельности, переходя от легких к более трудным. В качестве примера обратимся к краткому плану урока по технике речи во 2 классе на тему: «Звук [с ]» (автор – А.В.Иванова).

1. Организационный момент.

2. Слоговые упражнения – чтение написанных на доске слогов.

3. Проверка домашнего задания – чтение слов, выбранных учащимися из рассказа.

4. Составление предложений с прочитанными словами.

5. Ответы на вопросы учителя.

6. Решение примеров (ученики говорят только ответ).

8. Домашнее задание.

Из приведённого плана урока видно, как сменяются виды речевой деятельности – чтение, составление предложений по опорным словам, ответы на вопросы, решение примеров, скороговорки.

При проведении урока педагоги проводят как фронтальную, так и индивидуальную работу. Хоровое проговаривание сочетается с ответами отдельных учеников (в различных вариантах): «Скажите все вместе (хором)», «Скажи, Таня», «Скажите, мальчики», «Скажите, девочки», «Скажите, Лена и Саша, вместе» и т.д. Привлечение к ответам отдельных учеников содействует поддержанию интереса к материалу урока на протяжении всех 45 минут. Кроме того, при такой организации урока учитель имеет возможность обратить особое внимание на нуждающихся в этом учеников.

При проведении урока педагоги используют разнообразные учебные пособия: учебники, таблицы, дидактический раздаточный материал (карточки с текстом, картинки, таблички со словами и пр.).

Каждый урок представляет собой нечто целое, законченное и в то же время находится в тесной взаимосвязи с предыдущими и последующими уроками.

2.4 Работа по развитию слухового восприятия устной речи

Развитие слухового восприятия глухих школьников предполагает обучение детей различению, опознаванию и распознаванию на слух различного речевого материала (текстов, фраз, словосочетаний, слов, слогов и даже отдельных звуков). Это обучение осуществляется в ходе всего учебно-воспитательного процесса на уроках и индивидуальных занятиях при постоянном пользовании звукоусиливающей аппаратурой. Индивидуальное занятие обычно делится на две части: половина времени отводится на специальную работу по развитию слухового восприятия, вторая часть – на специальную работу над произношением. При этом в процессе работы по развитию слухового и слухозрительного восприятия речи сурдопедагог добивается максимальной реализации произносительных возможностей ученика, в ходе работы над произношением целенаправленно развивает слуховое восприятие элементов речи воспитанниками.

Работа в первоначальный период

В подготовительный или первый класс поступают дети, которые по состоянию слуха являются глухими с разной степенью и характером нарушения слуховой функции. У большинства из них глухота врождённая или рано приобретённая (до овладения речью). До поступления в школу некоторые дети обучались в специальном детском саду, другие – занимались с родителями дома. Все они имеют определённый опыт пользования звукоусиливающей аппаратурой.

Для правильной организации работы в Таганрогской коррекционной школе I- II вида сурдопедагогами учитывается новая ситуация обучения и знания ребёнка, полученные им в дошкольный период. Работа по развитию речевого слуха проводится с первых дней пребывания ребёнка в школе. Учителя в процессе фронтальных и индивидуальных занятий устанавливают режим усиления речи на стационарном усилителе, проверяют режим усиления на индивидуальных слуховых аппаратах, используя слуховой словарь ребёнка. Спустя 2 – 3 недели после пребывания детей в школе сурдопедагоги проводят контрольные проверки. Их цель – определение умения детей различать и опознавать на слух речевой материал (слова, словосочетания и фразы). Полученные в процессе проверки данные учитываются при планировании и проведении работы по развитию слухового восприятия в первой четверти. Исходя из возможностей детей и требований программы, педагоги планируют речевой материал для различения и опознавания на слух, который используется в работе со всеми детьми и на индивидуальных занятиях.

Фронтальные занятия

Основной речевой материал на фронтальных занятиях (уроки, занятия в слуховом кабинете) воспринимается детьми слухозрительно. Со всем классом устанавливается режим усиления звука, дети начинают привыкать к аппаратуре, к голосам учителей. С первой четверти учителя предъявляют на слух речевой материал, который знаком учащимся по звучанию (они учились воспринимать его в дошкольном возрасте), со второй четверти работа по развитию слухового восприятия проводится на общеобразовательных уроках (включая уроки в слуховом кабинете и музыкально-ритмические занятия) и на индивидуальных занятиях. На всех уроках дети учатся в разных ситуациях опознавать на слух речевой материал, с которым проводилась работа на индивидуальных занятиях, т.е. новый материал даётся только на индивидуальных занятиях.

Развитие слухового восприятия в І классе начинается с обучения детей различать и опознавать на слух фразы и слова, их составляющие. В качестве речевого материала, предъявляемого детям для восприятия на слух, педагоги используют вопросы, поручения, организующие деятельность детей. Это вопросы типа: Как ты слышишь? Что мы сейчас будем делать? Что мы делали? Кто дежурный? ; поручения типа: Возьмите тетради. Откройте книгу. Иди ко мне. Отвечай. Скажи.

Весь речевой материал связан с темой урока, является органичной его частью. Восприятие речевого материала только на слух носит непродолжительный характер (не более 10-15 минут) и проводится не только в начале, но и в конце урока. Материал слуховых упражнений учитель произносит за экраном, закрывающим лицо учителя до глаз. Ученики, воспринимая на слух сказанное учителем, активно действуют: или отвечают на вопрос, или выполняют определённые поручения. Если после двукратного повторения материал не воспринят, то он воспринимается слухозрительно, в помощь используется дактилология или письменная речь. Один и тот же речевой материал включается в слуховые упражнения до тех пор, пока ученики не начинают свободно опознавать его на слух в разных ситуациях. Порядок предъявления речевого материала всё время меняется.

При восприятии на слух речевого материала, связанного с содержанием урока, дети проговаривают его, воспринимают образец на слух, прочитывают по табличкам и только после этого – различают на слух. Благодаря табличкам у детей создаются образы слов, основанные на зрительно-слуховом восприятии и кинестетических ощущениях, т.е. формируется слухоречевая система на полисенсорной основе.

Индивидуальные занятия

В I классе знакомство со звучанием речевого материала происходит на индивидуальных занятиях, которые проводятся с учеником не реже 3 раз в неделю по 20 – 25 минут. При этом глухие школьники учатся различать на слух речевой материал: фразы, словосочетания и слова. Основное содержание индивидуальных занятий определено в программе по развитию слухового восприятия.

Развитие речевого слуха начинается с обучения различению фраз на слух после слухозрительного их восприятия. На первоначальном этапе знакомства со звучанием фразы в помощь используются таблички, которые лежат перед учеником на столе.

Учитель произносит фразу в нормальном темпе, эмоционально окрашенно. Ученик воспринимает фразу слухозрительно, в помощь иногда используется табличка. Аналогично происходит знакомство и со второй фразой. Ученик, воспринимая её, не повторяет эту фразу, а выполняет необходимое действие – отвечает на вопрос, выполняет поручение. После этого ученику предлагается по табличкам прочитать фразы. После того, как ученик познакомился со звучанием фраз, он учится их различать сначала при слухозрительном восприятии, а затем только на слух. При этом последовательность предъявления фраз всё время меняется. Считается, что ученик научился различать на слух фразы, если они опознаются правильно в 2-3 случаях предъявления; при этом ребёнок правильно выполняет задания, грамотно строит высказывания, его устная речь слитная и внятная. На каждом занятии, помимо обучения различению и опознаванию фраз на слух, ребёнка обучают различению и опознаванию на слух слов, из которых состояли фразы.

После 5-10 занятий каждая фраза (слово) предъявляется ученику на слух без предварительного слухозрительного восприятия. При этом он учится различать в воспринятой на слух фразе количество слов, отдельные элементы слова (фразы), восстанавливать (моделировать) услышанное, опираясь на воспринятые элементы. В случае необходимости учитель оказывает помощь ученику, задавая ряд наводящих вопросов: Что ты услышал? Послушай ещё раз. Что ты слышишь? Ученик с помощью учителя обучается сравнивать услышанное с образцом. В процессе прослушивания и сличения воспринятого с образцом происходит обучение выделению дифференциальных признаков в слове (фразе), на основании которых постепенно школьник учится воспроизводить слово или фразу приближённо или точно. Затем новая фраза (слово) включается в уже знакомый на слух речевой материал и предлагается в сочетании с разными словами. Так постепенно увеличивается слуховой словарь ученика, состоящий из фраз, словосочетаний и слов.

Со второго полугодия I класса детей начинают обучать восприятию речи на слух. Сначала тексты состоят из слов, знакомых по звучанию, т.е. знакомые по звучанию слова даются в различных сочетаниях. Постепенно в тексты начинают включать незнакомые по звучанию слова. Каждый новый текст предлагается сразу на слух. Это необходимо для того, чтобы приучать детей вслушиваться в образец, стараться, опираясь только на слух, опознавать отдельные слова. После первого предъявления текста ученик говорит, что он услышал. Учитель побуждает его к этому. Иногда, услышав отдельные знакомые по звучанию слова, ученик в ответ на вопрос: "Что ты услышал?" – начинает фантазировать, основываясь на опознанном слове или нескольких словах. В I классе учитель этому не препятствует. Важно приучить ребёнка не бояться слушать любой речевой материал, вслушиваться в него и по ситуации стараться понять, о чём говорится в тексте. При повторном восприятии количество опознанных слов увеличивается, рассказ ученика становится всё более приближенным к тексту. В работе по восприятию текста большое значение имеет правильно подобранный дидактический материал, который помогает ребёнку материализовать воспринимаемое на слух и моделировать речевые высказывания в условиях определённой ситуации. Педагоги используют подбор картинок, раскрашивание, составление аппликаций, макетов и т.д.

Основная работа над текстом начинается со слухозрительного его восприятия. Сначала текст воспринимается учеником целиком и пересказывается. Учитель следит за внятностью произношения, постоянно предлагая ученику образец правильного произнесения фразы, слова, побуждая ребёнка к сопряжённому, отражённому и самостоятельному проговариванию. После этого текст предлагается для опознавания на слух по фразам, затем в различной последовательности, произвольной комбинации.

Когда ученик начинает свободно опознавать на слух текст и речевой материал текста в разных комбинациях, ему предлагается прочитать текст, написанный на табличке. Во время чтения учитель следит за произношением ученика, учит его читать текст выразительно, правильно делать паузы, сам произносит отдельные слова и фразы, т.е. речь учителя служит образцом. Ученик выполняет ряд заданий по тексту, предъявляемых сразу на слух (выполняет поручения, отвечает на вопросы). В помощь используются макеты, картинки, таблички.

В течение 1 класса все учащиеся, независимо от степени нарушения слуха и слуховой тренировки в дошкольный период, должны научиться опознавать на слух определённый речевой материал. За год обучения дети научаются опознавать на слух до 150 слов и 50 типов фраз.

Работа в основной период

Основной период слуховой тренировки начинается со второго класса. Определённый уровень развития у детей слухового восприятия, достигнутый ко ІІ классу, позволяет изменить подход к работе по развитию слухового восприятия: в последующие годы появляется возможность от четверти к четверти увеличивать объём речевого материала, предъявляемого на слух, усложнять его конструкцию.

Весь речевой материал слуховых упражнений даётся сразу на слух без предварительного слухозрительного восприятия. Если после определённого количества повторений (на фронтальных занятиях до 2 раз, на индивидуальных – до 5-6 раз) этот материал на слух не воспринимается, то лишь в этом случае используется слухозрительное восприятие с последующим опознаванием только на слух.

При восприятии на слух во ІІ классе применяется подсказывающая ситуация – картинки, предметы, ситуация урока (занятия). Начиная с III класса, роль этого приема ограничивается. Дети учатся воспринимать на слух речевой материал без определённого ситуативного поля. Кроме того, большое внимание начинает уделяться восприятию на слух слогов и даже отдельных звуков.

Значительная часть времени уделяется обучению восприятию на слух слов, сходных по звучанию (типа: составить – поставить – расставить; отсутствует - присутствует ). Так, в процессе систематической тренировки, у учащихся вырабатывается навык опознавания на слух не только целостных единиц – фраз, словосочетаний и слов, но и отдельных частей слова – слогов и звуков. С III класса учащиеся обучаются восприятию на слух речи друг друга. Для этого используются маленькие экраны. Материал таких занятий является хорошо знакомым учащимся. Дети стремятся к произношению речевого материала в нормальном темпе, сохраняя звуковой состав. С IV класса значительно увеличивается доля восприятия на слух текстов объёмом до 50-60 слов.

Работа по развитию слухового восприятия во II-IVклассах строится таким образом, что учащиеся не только накапливают достаточно большой слуховой словарь, но и учатся активно пользоваться своим остаточным слухом в разных ситуациях: при восприятии устной речи, ведении диалога, уточнении содержания воспринимаемого.

Таким образом, развитие слуховой функции и произносительной стороны устной речи у детей с нарушенным слухом в Таганрогской коррекционной школе I- II вида обеспечивается всем ходом учебно-воспитательного процесса. При этом соблюдается преемственность в развитии произносительной стороны устной речи и слухового восприятия в разных организационных формах на специальных занятиях, на общеобразовательных занятиях и во внеурочное время. Наблюдается положительная динамика развития слухового восприятия, наличие качественных изменений слуховой функции неслышащих как следствия целенаправленной слуховой тренировки, а также довольно высокий уровень сформированности навыков устной речи. Учащиеся Таганрогской коррекционной школы I- II вида умеют внятно и достаточно естественно пользоваться устной речью, сохраняя нормальный голос, звуковую и ритмическую структуру, самостоятельно контролировать высоту и силу голоса, слитность речи, воспроизводить её звуковую и ритмико-мелодическую структуру. Достаточно свободное владение устной коммуникацией выпускниками Таганрогской коррекционной школы I-II вида позволяет им более свободно осуществлять выбор учебного заведения профессионального обучения, способствует успешному трудоустройству, социальной адаптации.

Заключение

Формирование устной речи является важнейшим условием психического и речевого развития глухих и слабослышащих детей. Устная речь – наиболее естественное и удобное средство повседневного контакта с окружающими людьми. В развитии человека устная речь формируется раньше других форм речи. На её основе позднее складывается письменная речь, требующая более высокого уровня развития психических процессов.

Развитие мышления, познавательных способностей детей в значительной степени зависит от наличия у него речи, прежде всего в устной форме. Отсутствие или резкое недоразвитие устной речи у детей с нарушенным слухом приводит к замедлению темпов познавательного развития, которое с большим трудом корригируется в дальнейшем.

Значение устной речи как средства общения с окружающими, базы для овладения языком, условия развития мышления глухих и слабослышащих детей раскрыто в работах Ф.А. Рау, Ф.Ф. Рау, В.И. Бельтюкова, К.А. Волковой, Н.Ф. Слезиной и др.

Без специальной последовательной работы устная речь глухих и слабослышащих детей не имеет тенденций к улучшению и не может быть средством общения и развития ребёнка. Работа по формированию устной речи является одним из центральных разделов программы воспитания и обучения, так как в процессе систематической работы устная речь приобретает качества, которые позволяют ей быть средством общения и оказывать влияние на различные сферы развития ребёнка.

В процессе формирования устной речи важная роль принадлежит педагогам Таганрогской коррекционной школы I- II вида, которые, побуждая учеников к максимальной реализации произносительных возможностей, сохраняют тактичность, вселяют в них уверенность в возможности овладения ими устной речью, стремятся сделать каждое занятие интересным и увлекательным, содействующим личностному развитию каждого ребёнка.


Литература

1. Басова А.Г., Егоров С.Ф. История сурдопедагогики. – М.: Просвещение, 1984.

2. Бельтюков В.И. Взаимодействие анализаторов в процессе восприятия и усвоения устной речи (в норме и патологии). – М.: Педагогика, 1977.

3. Боскис Р.М. Глухие и слабослышащие дети. – М.: Советский спорт, 2004.

4. Власова Т.А., Певзнер М.С. О детях с отклонениями в развитии. – М.: Просвещение, 1973.

5. Власова Т.М., Пфафендрот А.Н. Фонетическая ритмика. – М.:Просвещение, 1998.

6. Выготский Л.С. Основы дефектологии. – СПб.: Лань, 2003.

7. Головчиц Л.А. Дошкольная сурдопедагогика: Воспитание и обучение дошкольников с нарушениями слуха. – М.: ВЛАДОС, 2001.

8. Зыков С.А. Методика обучения глухих детей языку. – М.:Просвещение, 1977.

9. Книга для учителя школы слабослышащих. Обучение русскому языку, чтению, произношению/ Под ред. К.Г.Коровина. М.: Просвещение, 1995.

10. Корсунская Д.Б. Методика обучения глухих дошкольников речи. – М.: Просвещение, 1969.

11. Кузьмичева Е.П. Методика развития слухового восприятия глухих учащихся. – М., Просвещение, 1991.

12. Кузьмичева Е.П. Развитие речевого слуха у глухих. – М.:Просвещение, 1983.

13. Кузьмичёва Е.П., Яхнина Е.З., Шевцова О.В. Развитие устной речи у глухих школьников. М.: Академия, 2001.

14. Леонгард Э.И. Устная речь глухих и слабослышащих детей. – М.:Просвещение, 1965.

15. Леонгард Э.И. Формирование устной речи и развитие слухового восприятия у глухих дошкольников. – М: Педагогика, 1971.

16. Лёве А. Развитие слуха у неслышащих детей: История. Методы. Возможности / Пер. с нем. Л.Н. Родченко, Н.М. Назаровой. – М., Академия, 2003.

17. Лях Г.С., Марусева Э.М. Аудиологические основы реабилитации детей с нейросенсорной тугоухостью. – Л.: ЛГУ, 1979.

18. Нейман Л.В. Слуховая функция у тугоухих и глухонемых детей. – М.: АПН РСФСР,1961.

19. Нейман Л.В., Богомильский М.Р. Анатомия, физиология и патология органов слуха и речи. – М.. ВЛАДОС, 2003.

20. Обучение учащихся подготовительного, I – IV классов школы глухих. /А.Г. Зикеев, Н.А. Морева, Т.В. Нестерович и др.; Сост. А.Г. Зикеев. – М.: Просвещение, 1984.

21. Пелымская Т.В., Шматко Н.Д. Формирование устной речи дошкольников с нарушенным слухом. – М.: ВЛАДОС, 2003.

22. Развитие способностей у глухих детей в процессе обучения/ Под ред.Т.В. Розановой. – М.: Педагогика, 1991.

23. Рау Ф.Ф. Обучение глухонемых произношению. – М.: Учпедгиз, 1960.

24. Рау Ф.Ф. Устная речь глухих. – М.: Просвещение,1973.

25. Рау Ф.Ф., Слезина Н.Ф. Методика обучения произношению в школе глухих. – М.: Просвещение, 1981.

26. Cеченов И.М. Избранные философские и психологические произведения. – М.: Госполитиздат, 1947.

27. Сурдопедагогика / Под ред. М.И. Никитиной. – М.: Просвещение, 1989.

28. Сурдопедагогика / Под ред. Е.Г. Речицкой. – М.: ВЛАДОС, 2004.

29. Шиф Ж.И. Усвоение языка и развитие мышления у глухих детей. – М.: АПН РСФСР, 1968.

30. Шматко Н.Д., Пелымская Т.В. Если малыш не слышит… – М.: Просвещение, 1995.

31. Янн П.А. Воспитание и обучение глухого ребёнка: Сурдопедагогика как наука /Пер. с нем. Л.Н. Родченко, Н.М. Назаровой; науч. ред. рус. текста Н.М. Назарова. – М.: Академия, 2003.

Похожие материалы

Теоретико-методологические особенности проблемы наглядно-образного мышления детей дошкольного возраста с нарушенным слухом
Характеристика возможностей использования пересказа в процессе развития речи у младших школьников с задержкой психического развития
Применение оорных схем на уроках литературы в школах для детей с тяжелыми нарушениями речи
Развитие мышления младшего школьника с нарушенным слухом
Процесс развития устной речи глухих дошкольников
Основные направления работы по развитию мелкой моторики рук у детей с общим недоразвитием речи
Виды речи
Средства повышения двигательной активности учащихся вспомогательной школы
Повышение компетентности педагогов в области интегрированного обучения детей с особыми образовательными потребностями в массовой школе
Теоретико-методологический анализ формирования навыков связной монологической речи у детей с общим недоразвитием речи III уровня