регистрация / вход

Коррекционная работа с умственно отсталыми детьми

Оглавление Введение Глава 1.Психолого – педагогическая характеристика детей с нарушением интеллекта. 1.1.Определение понятий. 1.2.Причины снижения уровня интеллекта детей

Оглавление

Введение

Глава 1.Психолого – педагогическая характеристика детей с нарушением интеллекта.

1.1.Определение понятий.

1.2.Причины снижения уровня интеллекта детей


1.3.Практика проведения коррекционно-развивающего обучения в компенсирующем классе

Глава 2.Коррекционная работа с детьми.

2.1.Формирование готовности овладению навыками письма.

2.2.Коррекция эмоциональной сферы детей с интеллектуальной недостаточностью

Заключение

Литература

Введение

На современном этане развития дефектологии в результате комплексного изучения причин возникнове­ния, специфических особенностей проявления и сравнительного анализа различных путей коррекции отклоне­ний в развитии разрабатывается целостная система специального воспитания. Отличительная особенность теоретических и экспериментальных иссле­дований последних лет, направленных на дальнейшее совершенствование воспитательно-образовательной и коррекционно-восстановительной работы со школьни­ками, на создание научных основ системы,— осознание необходимости постановки и решения задач разносто­роннего личностного развития детей. Научные поиски ведутся не столько в направлении добывания и осмыс­ления новых фактов, сколько по линии определения еди­ных методологических позиций для последующего обоб­щения наблюдений и экспериментальных данных. Поэтому данная тема работы является актуальной.

Изучение проблем компенсаторного развития ано­мальных детей и стремление интегрировать исследования по отдель­ным частным вопросам в общую систему дефектологи­ческих знаний для реали­зации основных подходов к формированию личности аномального ребенка – вот главная задача коррекционной педагогики. Педагогическая направленность исследований не исключает, а, напротив, предполагает (на теорети­ческом уровне изложения) преимущественно психологи­ческую интерпретацию многих фактов и проявлений, характеризующих само развитие детей. Однако одновременно с этим раскрытие ряда положений и обозначение анали­зируемых категорий потребовали оперирования науч­ными понятиями, относящимися к смежным наукам.

Я считаю, что проблема формирования личности ребенка в процессе коррекционного воздействия может быть представлена в виде характеристики особых педагогических условий обучения, описания содержания деятельности школь­ников, применяемых способов обучения, анализа пси­хического развития, и, наконец, выявления тех качественных изменений, которые возникают в ре­зультате направленного обучения. Все выше перечисленное и стали задачами курсовой работы.

Таким образом, цель работы - описание педагогических условий, требований к воспитательному процессу, содержания и приемов обучения с психологическим анализом различных ас­пектов личностного развития школьника. Правомер­ность такого сочетания психологического и педагогиче­ского при изучении процесса формирования личности .убедительно показана С. Л. Рубинштейном: «При всей взаимосвязанности психического развития ребенка и пе­дагогического процесса предметом психологии является все же психика ребенка в закономерностях ее развития, педагогический процесс здесь выступает лишь как условие его развития»(8,98).

Работа состоит из двух глав, содержащие теоретические исследования и методический материл по коррекции детей с нарушением интеллекта.

Глава 1.Психолого – педагогическая характеристика детей с нарушением интеллекта.

1.1.Определение понятий.

«Понятие "интеллект", как и многие другие понятия совре­менной науки, имело длительную историю, — пишет В.П.Зинченко в предисловии к книге М. Вертгеймера "Продуктивное мыш­ление". — Оно является культурно-историческим и несет на себе многочисленные наслоения, предшествовавшие его современному употреблению. В этом сложность его определения, которая зафикси­рована в психологической науке. Таких определений слишком много Интеллект (разумение, понимание, постижение) — относительно устойчивая структура умственных способностей индивида. Так определяет понятие «интеллект» психологический словарь.

Как отмечает М. А. Холодная (9,45) с психологической точки зрения назначение интеллекта — создавать порядок из хаоса на основе приведения в соответствие индивидуальных потребностей с объективными требованиями реальности. Интеллект — это психологическая основа разумности, считает этот исследователь. В общем виде интеллект — это система психических механизмов, которые обусловливают возможность построения «внутри» индивида субъективной картины происходящего.

Беглый взгляд на проблему интеллекта в том виде, как она сейчас представлена в литературе, дает основание говорить, что, несмотря на многолетнюю историю становления, эта категория не может быть отнесена к разряду устоявшихся понятий психологии. Так, в ряде психологических концепций интеллект отождествляют:

• с системой умственных операций;

• со стилем и стратегией решения проблем;

•с эффективностью индивидуального подхода к ситуации, требующей познавательной активности;

•с когнитивным стилем.

. Существует и тенденция отождествлять или по крайней мере сближать по содержанию понятия «интеллект» и «мышление». Словарь иностранных слов раскрывает понятие «интеллект» как ум, рассудок, разум, мыслительная способность человека. В словаре русского языка интеллект определен как ум, мыслительная способность, умственное начало у человека (12, с. 251). Словарь синонимов русского языка раскрывает интеллект через снятия «ум», «умственные (мыслительные) способности», «рассудок», «разум». Философский энциклопедический словарь раскры­вает интеллект как способность мышления, рационального позна­ния — в отличие от таких, например, душевных способностей, как чувство, воля, интуиция, воображение и т.п.

Считается, что познание человеком окружающего мира осу­ществляется в двух основных формах: в форме чувствен­ного познания и в форме абстрактного мышления. Чувственное познание возможно благодаря процессам ощущения, восприятия, а также памяти, которая хранит эту информацию. К основным формам абстрактного мышления отнесены понятия, суждения и умозаключения (14,95).

Познание — высшая форма отражения объективной действи­тельности. Такое определение данной категории дано в Философ­ском энциклопедическом словаре.

Целостная многоуровневая система представлений человека о мире, других людях, о себе и своей деятельности, система, которая опосредует, преломляет через себя любое внешнее воздействие, получила название «образ мира» (2,30).

Категории «структура» придается в психологии познания осо­бое значение. Ж. Пиаже и Дж. Брунер впервые ввели в психологию понятия «умственные структуры», «когнитивные структуры», «ум­ственные конструкции». В отечественной психологии проблема структурности познавательной сферы вообще и интеллектуально­го развития в частности была поднята в работах Л. С. Выготского, П.Я.Гальперина, Н.И.Чуприковой. М. А. Холодной.

Познавательные аспекты поведения характеризуются структу­рой, пишет Ж.Пиаже. Представление человека о мире структури­ровано. Познавательные структуры не являются осознаваемым со­держанием мышления, однако именно они навязывают мышле­нию одну форму, а не другую. Субъект обычно не осознает струк­тур, направляющих его мышление. Структуры определяют, что он может или не может делать и что он должен делать, в том смысле, что мышление с необходимостью следует определенным логи­ческим отношениям. Познание реальности всегда зависит от гос­подствующих умственных структур (8, с. 125— 126). Более того, одно и то же знание может быть разного достоинства в зависимости от того, на какие мыслительные структуры оно опи­рается (8, с. 144).

В работах Л. С. Выготского находим идею о структурной и функ­циональной сторонах понятийного мышления.

Понятие, по мнению Л.С.Выготского. — это определенные структуры обобщения. Каждой структуре обобщения в свою оче­редь соответствует своя специфическая система возможных при данной структуре логических операций. «Функция мышления за­висит от структуры самой мысли — от того, как построена сама мысль, зависит характер операций, доступных для данного интеллекта» (2, с. 20). Задачей психо­лога, или, как писал Л.С.Выготский, педологического иссле­дования, является установление внутренней структуры учебных предметов с точки зрения развития ребенка и изменения струк­туры вместе с методами школьного обучения (2,с.336),

Структура в концепции Л. С. Выготского — это некоторая внут­ренняя невидимая конструкция, на которой разыгрываются пси­хические процессы. «...Было бы невозможно сейчас исследовать мышление, опираясь на современное состояние вопроса, без учета того, что развитие мышления имеет многообразное со­держание. оно не исчерпывается развитием функций, в разви­тии мышления мы имеем дело с некоторыми очень сложными процессами внутреннего характера. Эти процессы изменяют внут­реннюю структуру самой ткани мышления, что выражается не в массово глубоком изменении функций, но в изменении струк­туры, клеточки, если можно выразиться — мысли» (2, с. 357).

Говоря о проблеме формирования понятий, Л.С.Выготский приоритетное место в этом процессе отводил их системе. Систе­ма понятий — это своего рода иерархическая сетка «параллелей и меридианов» (горизонталей и вертикалей), в которой понятия распределены и взаимно соотнесены в зависимости от степени их общности (вертикали) и сходства (горизонтали). Таким образом, систему понятий рассматривают как более или менее упорядочен­ную иерархическую структуру (2, с. 21).

Само сознание, с точки зрения Л.С.Выготского, структурно. На том или ином возрастном этапе в центре сознания находится та или иная функция, которая определяет развитие сознания в целом. В раннем возрасте центральное место принадлежит восприятию, в дошкольном возрасте — памяти, в младшем школьном возрасте — мышлению.

С позиции П.Я.Гальперина в процессе обучения приоритетное значение должно принадлежать формированию особых познаватель­ных структур. Такие обобщенные схемы действительности не только аккумулируют практический и познавательный опыт, но и являют­ся одновременно новыми мощными орудиями мышления.

В настоящее время в отечественной психологии используются категории «когнитивные репрезентативные структуры» в связи с идеями развивающего обучения .

1.2.Причины снижения уровня интеллекта детей

Одной из проблем в младшем школьном возра­сте остается умственная отсталость, несмотря на то, что вни­мание многих специалистов (педагогов, врачей, психологов, гигиенистов, соци­альных работников) направлено на изуче­ние причин этого явления, которое, веро­ятнее всего, носит комплексный характер.

Одной из таких причин, по мнению не­которых авторов, является дисгармо­ничное развитие личности, в основе кото­рого лежат такие этиологические факто­ры, как особенности внутриутробного развития, перинатальные патологии раз­личной степени тяжести, эндокринные нарушения, генетические патологии. Так, считается, что замедленный биологичес­кий возраст у детей обусловлен перина­тальными вредностями, ведущими к недо­статочному морфофункциональному со­зреванию организма (3,65). Другие авторы считают существенны­ми те социальные условия, в которых жи­вет и воспитывается ребенок, — внутри-семейные отношения, личные качества учителей и воспитателей, психологичес­кий климат в школьном коллективе (4,56). Например, каждый специалист знает, какое отрицательное влияние на весь процесс развития лично­сти, на обучение, на поведение оказыва­ют неблагоприятные семейные отноше­ния.

Существенно обостряет проблемы школьников начало их обучения с 6 лет:

около 16% детей в этом возрасте не гото­вы к школьному обучению, а у 30—50% выявляется функциональная незрелость (Н.А.Ананьева, Ю.А.Ямпольская, 1994). По данным Н.Вайзмана (4,87) от 5 до 15% де­тей без признаков умственной отсталос­ти функционально не готовы к школьно­му обучению.

Все психологи, работающие с 6-лет­ними детьми, приходят к одному и тому же выводу: 6-летний первоклассник по уровню своего психического развития остается дошкольником. Особенности личности 6-летних детей создают допол-

нительные трудности в процессе обуче­ния.

Помимо психолого-педагогического аспекта данной проблемы, нельзя недо­оценивать значение функционального состояния организма ребенка и особен­ностей центральной нервной системы (ЦНС) ребенка. В этиологии "школьной незрелости" преобладают биологические факторы. У "незрелых" в сравнении со "зрелыми" школьниками выявлена функциональная незрелость биоэлектри­ческой активности (БЭА) мозга и сердеч­но-сосудистой системы (5,121) Школьная программа рассчи­тана на определенный уровень развития функциональных возможностей орга­низма, и ребенок не может начать усваи­вать знания до тех пор, пока его орга­низм, и в первую очередь ЦНС, функцио­нально не будет готов к этому процессу.

Имеющиеся клинические наблюде­ния и нейропсихологические исследова­ния показывают, что при недоразвитии лобных долей неизменно отмечается на­рушение личностных компонентов. Мор­фологической основой нарушения выс­ших психических функций, в частности мышления, может служить недоразвитие лобной системы коры больших полуша­рий мозга [7, 18].

Описаны различные варианты нару­шений темпов развития: от психофизи­ческого и психического инфантилизма как обратимого состояния, до тех нару­шений, которые возникают на органиче­ском фоне и дают значительно худшую динамику. Наиболее тяжелые формы за­держек психического развития обуслов­лены остаточными явлениями после пе­ренесенных органических поражений ЦНС, а наиболее легкие — при функцио­нально-динамических нарушениях.

Данные ЭЭГ-исследований детей с задержкой развития (4,126) показывают, что у большинства таких детей имеются откло­нения корковой ритмики, свидетельству­ющие о функциональной или органичес­кой недостаточности ЦНС. Степень этих изменений коррелирует с особенностя­ми клинической картины.

Как известно, биологическое разви­тие организма в онтогенезе подчиняется строгой закономерности на всех его ста­диях. На каждом отдельном этапе проис­ходит последовательное формирование тех или иных структур, создающих пред­посылки для усвоения качественно нового опыта и формирования новых психи­ческих возможностей.

Однако успешность обучения детей зависит не только от таких факторов, как биологический возраст, состояние здоро­вья и школьная зрелость, но, в первую очередь, от уровня сформированности мышления, которое в младшем школьном возрасте становится доминирующей функцией. Так, некоторые авторы выска­зывают предположения о слабом разви­тии когнитивных функций у неуспеваю­щих учеников (3,154). Другие авто­ры подчеркивают, что основную роль в младшем школьном возрасте играет мы­шление, и его развитие определяет изме­нение всех других психических процес­сов (5,67).

Основы знаний закладываются имен­но в начальном школе, и то, что будет упущено в этом возрасте, трудно будет восполнить впоследствии. В связи с этим возрастает актуальность прогнозирова­ния умственного развития (уровня ин­теллекта) как наиболее важного свойства ученика, связанного с успешностью учебной деятельности и с психическим развитием ребенка в целом. На уровень интеллектуального развития ре­бенка в большей степени оказывают вли­яние показатели морфофункционального созревания ЦНС, а не психологичес­кие показатели. При поступлении в шко­лу преобладающее значение будет иметь скорее биологическая зрелость ребенка (и в первую очередь зрелость структур головного мозга), чем психологическая готовность к обучению. Этот вывод наво­дит на мысль о том, что если даже тести­рование ребенка по психологическим па­раметрам и выявит готовность к обуче­нию, функциональные возможности его организма еще не будут в достаточной мере сформированы.

Уровень интеллекта младших школь­ников существенно зависит от возраста детей при поступлении в 1-й класс: чем старше ребенок (чем ближе к 7 годам), тем выше вероятность того, что в буду­щем у него будет более высокий уровень интеллекта. Переход на более раннее обучение может впоследствии привести к снижению уровня интеллекта и, следо­вательно, к неуспеваемости в дальней­шем. Этот факт можно объяснить тем, что если в начале обучения ребенок не способен в должной мере усваивать тре­буемый объем знаний в силу объектив­ных причин (несформированность структур головного мозга), то этих зна­ний у него и не будет, а будет формиро­ваться страх перед школой, нежелание учиться, что, естественно, отразится на учебе, на поведении, и, что хуже всего, на здоровье ребенка. Родители и учителя бу­дут приписывать неуспеваемость лично­стным особенностям, чертам характера, неусидчивость ребенка и будут требо­вать от него лучших оценок, заставляя все больше и больше заниматься урока­ми, не отдавая себе отчета в том, что ре­бенок, возможно, и хочет учиться, но не может в силу того, что он еще просто не дорос.

Конечно, все очень индивидуально, и бывают исключения, однако на основа­нии нашего исследования мы можем ут­верждать, что большинство обследован­ных нами детей еще не готовы к обуче­нию с 6 лет.

Наше настоящее и предыдущие иссле­дования [2, 8, 9] действительно подтверж­дают, что 6-летний ребенок по своим пси­хологическим и психофизиологическим особенностям не готов обучаться по той программе, которую на сегодняшний мо­мент предлагает современная школа.

1.3. Практика проведения коррекционно-развивающего обучения в компенсирующем классе

Обратимся к конкретному педагогическому опыту организации коррекционно-развивающего обучения в компенсирующих классах. Современная школьная практика накопила определенный опыт осуществления коррекционно-развивающего обучения, обеспечи­вающего положительные результаты в образовании и воспитании детей.

Психологическим фоном коррекционного процесса является установление эмоционально окрашенных контактов между детьми в классе, между педагогами и детьми, создание положительного эмоционального климата, взаимоотношений в классе и в школе. Педагоги осваивают «помогающее поведение», «помогающие отношения» (14,56). Помогающие отношения, как они пони­маются в психотерапии, характеризуются тем, что одна из сторон способствует другой стороне в личностном росте, развитии зрело­сти, лучшей жизнедеятельности, умении ладить с другими, разви­тии потенциальных внутренних возможностей. Такие отношения между учителем и учеником являются обязательными в компенси­рующих классах. Основу таких отношений составляют любовь, принятие, уважение индивидуальности, доверие, понимание, пре­доставление возможности самостоятельно принимать решения и уважение к их выбору, интерес к ребенку. Совет, который дает персонаж романа М.А.Булгакова королеве, весьма актуален в педагогике.

- Ничего, ничего, ничего! - бормотал Коровьев у дверей комнаты с бассейном. - Ничего не поделаешь, надо, надо, надо. Разрешите, короле­ва, дать вам последний совет. Среди гостей будут различные, ох, очень различные, но никому, королева Марго, никакого преимущества! Если кто-нибудь и не понравится... я понимаю, что вы, конечно, не выразите этого на своем лице... Нет, нет, нельзя подумать об этом! Заметит, заме­тит в то же мгновенье. Нужно полюбить его, полюбить, королева. Сто­рицей будет вознаграждена за это хозяйка бала! И еще: не пропустить никого. Хоть улыбочку, если не будет времени бросить слово, хоть малю­сенький поворот головы. Все, что угодно, но только не невнимание. От этого они захиреют...

Понимание, признание в ребенке человека - это самый глав­ный вклад взрослого в его развитие. Вот почему учителя-пред­метники заходят в класс к детям и в дни, когда нет их уроков, только для того, чтобы поприветствовать учеников, пообщаться с ними, поинтересоваться успехами, настроением, самочувствием, поддержать. Каждый урок в начальных классах эти педагоги на­чинают с признания, что встреча с детьми для них радостна и приятна, что они ждали этой встречи, готовились к ней и надеют­ся на взаимность.

Предметам эстетического цикла в компенсирующих классах начального звена школы отводится особая роль. Здесь работают преподаватели высшей квалификации, которые любят детей и заинтересованы в каждом ребенке. На уроках музыки и изобрази­тельного искусства каждый ученик имеет шанс на успех. Ситуация успеха в значимой для ребенка деятельности - важнейшее психо­логическое условие, своеобразная точка опоры, позволяющая из­менить всю систему отношений ребенка, пробудить веру в себя, в успех своих учебных усилий.

Практически на каждом уроке музыки или изобразительного искусства педагоги создают условия для продуктивной и успеш­ной деятельности каждого ребенка.

На основе анализа литературных источников, опыта работы педагогов можно выделить некоторые конкретные условия созда­ния положительного эмоционального заряда в учебной деятельно­сти школьников.

Во-первых, необходимо положительное отношение ребенка к школе в целом. Пребывание в школе не должно вызывать v ре­бенка негативные эмоции. У него должны быть ровные, хорошие деловые отношения с учителями и одноклассниками, исключены конфликты с ними.Он должен принимать участие в жизни класса и школы.

Особое значение занимают эмоции сопереживания в обще­нии с учителем и одноклассниками. Очень важно учить детей культуре чувств: понимание душевного состояния другого человека, умению поставить себя ни его место, если он переживает печаль или тре­вогу, или порадоваться вместе с ним, желанию понять и принять интересы другого человека как свои собствен ные.

Во-вторых, наполнение учения положительными пережива­ниями связано с осознанием каждым ребенком своих возможно­стей в достижении успехов в работе. В школе, утверждает известный педагог В. Ф.Шаталов, ребенок должен обрести точку опоры как утверждение достойного способа жизни, краеугольные камни которого - честь, совесть, правда. Может быть, главный наш принцип - снять чувство страха с души ребенка, сделать его раско­ванным, свободным, вселить уверенность в свои силы, увидеть в нем полноценного и способного к творчеству серьезного человека. Мы считаем, что все дети могут учиться успешно, однако учителя должны иметь большое терпение...

Безусловно, ошибки следует анализировать, щадя самолюбие детей и внушая веру в свои силы. «Ты можешь» - напоминает учитель ученику. «Он может» - должен понимать коллектив ребят. «Я могу» - наконец, делает вывод сам ученик, и эта вера в воз­можность победы придает ему новые силы.

Подобная педагогическая позиция является психологически оправданной. Много лет назад американский психолог Розенталь открыл эффект, который вошел в научную литературу как эффект Розенталя. Суть его состоит в том, что если какой-то авторитет­ный человек, например педагог, скажет, что какой-то ученик, на­пример С., обладает большими потенциальными возможностями и в ближайшее время, по-видимому, добьется значительных успе­хов, то независимо от того, каковы в действительности способно­сти этого ребенка, он на самом деле начинает лучше учиться, про­являть свои творческие потенции. Это объясняется ответной ре­акцией этого ученика на соответствующие социальные ожидания: если человек ощущает, что в него верят, в нем видят неординар­ную личность, он начинает бурно развиваться.

В-третьих, положительные эмоциональные переживания должна вызывать встреча с новым учебным материалом, новыми способами учебной работы, самостоятельными наблюдениями, исследованиями. В этом случае речь идет об «эмоциогенном» учебном материале (А.К.Маркова). Но следует помнить, что это имеет смысл только при условии включения ученика в содержа­тельную активную учебную деятельность.

Все эти условия создают атмосферу эмоционального комфорта в процессе учения, без чего невозможно его успешное осуществле­ние. Однако важно помнить, что эмоциональное благополучие, преобладание удовлетворенности собой, захваливание школьников может привести и к застою в учебной работе, к «закрытости» их для развития. Поэтому в процессе обучения должны присутство­вать и эмоции с «отрицательной» модальностью. Например, не­удовлетворенность. состояние относительного дискомфорта, кото­рые появляются в ситуации решения новой задачи, поиска других путей ее решения.

Вместе с тем в обучении должно присутствовать и чувство пре­одоления трудности. Ребенок всегда должен осознавать оценку как результат своих собственных усилий. Он должен получать удовлетворение от самостоятельного преодоления трудностей. В.Ф.Шаталов считает, что педагог всегда должен вести урок так, чтобы ребята не работали в чрезмерно сложных условиях, чтобы они как можно реже испытывали беспомощность, ущемленность, глубокое разочарование. Но уводить от всего этого нельзя. «В жизни у них будет всякое, а потому нужно учиться преодолевать себя и обстоятельства. Но не злоупотреблять трудностями. В этом суть».

Организация обучения «на высоким уровне трудности» - один из принципов дидактической системы академика Л. В. Занкова. Согласно Занкову, высокий уровень трудности предполагает не столько превышение «средней нормы трудности», вызывающей «некоторое напряжение умственных сил», сколько такую органи­зацию учебной работы, которая обеспечивает максимальную ак­тивность и самостоятельность мысли и действия ребенка, актуа­лизацию потенциальных возможностей в ходе «познания сущно­сти изучаемых явлений связей и зависимости между ними». Труд­ность обнаруживается в мышлении ребенка, когда создается про­блемная ситуация, возникает противоречие при столкновении с учебным материалом. Ученик испытывает трудность при конст­руировании понятия на основе систематизации и переконструи­рования усвоенных элементов научного знания. Трудность состо­ит в сложном и противоречивом переходе от низших форм мыш­ления к высшим.

Характеризуя понятие высокий уровень трудности, Л. В. Занков приводит высказывание видного отечественного физиолога Н.Е.Введенского, который заметил: «Возникает парадоксальная мысль: не оттого ли у нас так сильно утомляются люди, что они мало работают в истинном смысле слова, не умеют работать про­изводительно? При умелом распределении умственного труда воз­можно развить громадную по своей продуктивности работу, но при этом сохранить на долгие годы, быть может, на всю жизнь умственную работоспособность и общий тонус своей жизнедеятель­ности».

Однако, как подчеркивает Л. В. Занков. исключительное значе­ние приобретает мера трудности учебного материала. Мера труд­ности имеет не абсолютный, а относительный характер, т.е. она действует как при высоком, так и при низком уровне трудности обучения. Но в том и другом случае мера будет различна. Мера трудности в понимании Л. В. Занкова отнюдь не направлена на снижение трудности, но является конкретным условием реализа­ции принципа высокого уровня трудности. Мера трудности обна­руживается в том. что предлагаемый школьнику материал должен быть осмыслен им. При несоблюдении меры трудности ребенок может пойти по пути механического запоминания, и тогда высо­кий уровень трудности из положительного превратится в отрица­тельный фактор.

Мера трудности конкретизирована в программах, учебниках. методических разработках и приемах обучения. Но в повседнев­ной работе, считает Л. В. Занков, ее реализация обусловлена тем, что учитель постоянно следит за прогрессом усвоения детьми зна­ний и навыков, осуществляет систематический контроль за результатами усвоения. Главное в этом контроле - не суммарная оценка знаний и навыков посредством отметок, а дифференцированное и возможно более точное определение качества усвоения, его осо­бенностей у разных учеников данного класса.

При соблюдении меры трудности в экспериментальных (на­чальных) классах Л.В.Занкова у всех учащихся неизменно улуч­шались внутреннее торможение, уравновешенность нервных про­цессов и их подвижность. Особенно убедителен тот прогресс, кото­рый был достигнут у детей, поступивших в экспериментальный класс с некоторыми отклонениями в высшей нервной деятельности (повышенная нервная возбудимость или же утрированная тормозимость.

Коррекционно-развивающая деятельность в учебном процессе строится и с учетом понятий темп психического развития и темп усвоения. Речь идет о скорости и интенсивности развития и усвое­ния, степени быстроты выполнения заданий. Наблюдения пока­зывают, что школьники компенсирующих классов обнаруживают невысокий или даже низкий темп умственного развития и усвое­ния материала.

Глава 2.Коррекционная работа с детьми.

2.1.Формирование готовности овладению навыками письма.

Целенаправленная коррекционная работа по формированию готовности к овладению навы­ками письма является важным начальным этапом подготовки умствен­но отсталых детей к школьно­му обучению. При обучении умствен­но отсталых детей учитываются их воз­растные возможности и индивидуаль­ные особенности. На каждом этапе выделены основные направления коррекционной работы, которые с каж­дым годом усложняются:

1. Развитие мелкой моторики и зри­тельно-двигательной координации.

С детьми проводились гимнастика для пальцев и кистей рук, упражнения с мелкими и сыпучими материалами, игровые задания по застегиванию и расстегиванию различных видов засте­жек, шнуровке и т.д.

2. Развитие внимания и зрительного восприятия.

Работа в данном направлении осуще­ствляется последовательно: детей учили следить взглядом за перемещением предметов, обучали различать геометри­ческие формы, воссоздавать целостное изображение предмета по образцу, сравнивать и выкладывать по линейке трафареты различных форм и размеров.

3. Формирование и развитие про­странственной ориентировки.

Детей учат сначала ориентиро­ваться на различных плоскостях (дос­ка, мольберт и т.п.), затем на листах бумаги, расставлять предметы (тра­фареты), следить за их перемещени­ем и определять направления движе­ний руки на листе бумаги.

4. Развитие слухомоторной коор­динации, формирование взаимосвя­зи слухового внимания и графичес­кого навыка.

Важным здесь было научить де­тей воспринимать и дифференциро­вать предметы и явления по звуко­вым характеристикам, а затем вы­полнять различные графические за­дания.

5. Формирование базовых графи­ческих навыков.

Детей обучали проводить различ­ные линии по подражанию действи­ям педагога, а затем по предложенно­му образцу; копировать, дорисовы­вать, обводить, штриховать контуры предметов, выполнять задания по ре­чевой инструкции на листах бумаги и в тетрадях [2,3,4,5,б].

А теперь рассмотрим подробнее работу с детьми на начальных этапах обучения.

ПЕРВЫЙ ЭТАП (ПЕРВЫЙ ГОД ОБУЧЕНИЯ)

1.Развитие движений рук по под­ражанию действиям педагога, зрительно — двигательной коор­динации и предметных действий

• обучение плавным движениям рук в заданном направлении с целью расслабления мышц кистей рук. При этом использовались упраж­нения: «Погладим котенка» — плавные движения рукой слева на­право, «Покрасим стену» — плав­ные движения рукой сверху вниз и снизу вверх, «Птичка клюет зер­нышки» — локти фиксированы на столе — движение кистями вверх-вниз с подключением кистевого замаха — «птички машут крылья­ми»;

• формирование умения удерживать позу пальцев и кистей рук. Исполь­зовались пальчиковые игры: «Ко­лечко», «Коза», «Деревья» — паль­цы раздвинуты максимально и удерживание этой позы на счет, «Флажок», «Бочонок» — пальцы согнуты в кулак, «Стол», «Стул» и др. На каждом занятии предлага­лось 2—3 задания на удержание позы пальцев кистей и рук;

• тренировка активных движений кистей, развитие движений хвата­ния, действия по подражанию дей­ствиям взрослого — хватание сна­чала крупных предметов, а затем мелких, учитывая их форму и ве­личину, прочно захватывать и дли­тельно удерживать их в руке. При этом с детьми проводились следу­ющие игры: «Поймай мяч», «Пере­ложи игрушки», «Прокати шари­ки», «Покатай матрешки», «Спрячь игрушки», «Опусти фиш­ку в сосуд» и т.д.;

• активизация движений кистей рук по подражанию действиям взрос­лого, смена скорости движений рук, чередование движений сжа­тия и разжатия кулачков, соблюде­ние ритма чередования движений рук. Этому способствовали паль­чиковые игры и упражнения: «По­играем на пианино», «Обезьянки», «Запусти волчок», «Кулачок—ла­дошка». В работе с детьми исполь­зовались резиновые пищащие иг­рушки (важно, чтобы они не были слишком жесткими, что приведет к чрезмерному напряжению кисти руки);

• тренировка сгибания и разгибания каждого пальца на руке, обучение детей соотносящим действиям обеих рук, выделению и называ­нию отдельно каждого пальца. Для этого проводились следующие пальчиковые игры: «Сидит белка», «Дружная семья», «Мы делили апельсин», «Пальчики поздорова­лись», «Замок», «Прятки» и др.;

• формирование захвата щепотью мелких предметов (раскладыва­ние, пересыпание из одной емкос­ти в другую), дети действовали по подражанию действиям взрослого, использовались игровые упражне­ния: «Разложи по коробочкам бу­сы», «Пересыпь горох для куклы», «Расставь домики для животных;

• обучение выполнению орудийных действий — пользоваться ложкой, совком при играх с мелкими пред­метами и сыпучими материалами (крупы) с использованием емкос­тей (пластмассовые бутылки, про­зрачные банки, пузырьки разных форм и шириной горлышка). В хо­де обучения использовались ди­дактические игры и упражнения:

«Разложи крупу по банкам», «Опу­сти в сосуд фигурку», «Угости ку­кол кашей» и др.;

• обучение выкладыванию предме­тов на столе, ориентируясь на обо­значенное направление (по линии в ряд, нанизывание на шнурок, вкладывание в ячейки на доске), при этом использовались различ­ные дидактические игры: «Посади елочки», «Расставь матрешки», «Собери колечки», «Разложи по дорожке колечки» и т.д.

2.Развитие зрительного внимания и зрительного восприятия. Форми­рование внимания на предмете, умения прослеживать взором дви­гающийся предмет:

• обучение выделению предмета из фона, удерживанию взора на дви­гающемся предмете. При этом ис­пользовались следующие игровые задания: «Тучка по небу плывет», «Солнышко, солнышко, выгляни в окошко!», «Ку-ку», «Кошка и мышка», «Петрушка», «Петух и лиса» и др.;

• формирование подражания дейст­виям взрослого: сначала без пред­метов, а затем с предметами — раз­ноцветными колечками, наперст­ками; цветными перчатками; сюжетными игрушками из настоль­ного и пальчикового театров. С де­тьми проводились следующие иг­ровые задания: «Ручками тук-тук, ручками хлоп- хлоп», «Мишка топ-топ», «Зайка прыг-скок», «Разно­цветные шапочки для деток», «Ко­лечко, колечко, выйди на крылеч­ко», игры с использованием цвет­ных перчаток «Лягушка—квакуш­ка», «Зайка—побегайка», «Коза рогатая» и т.д.;

• обучение соотношению игрушки с ее изображением. Детям пред­лагали следующие игровые зада­ния: «Покажи, где такая игрушка (кукла, паровоз, машина, юла, мяч)?», «Покажи, где такая кар­тинка?»;

• обучение хватанию больших пред­метов (шары, кубы, мячи, мешоч­ки, подносы) двумя руками, ма­леньких — одной рукой

3.Развитие пространственной ори­ентировки: верх—низ

• обучение ориентировке в прост­ранстве для уточнения представ­лений «вверх», «вниз». Детей учи­ли показывать и называть распо­ложение предмета в пространстве. Для этого использовались дидак­тические игры: «Тучка—дож­дик—лужа», «Лягушата прыгают», «Листопад», «Одуванчик» и др.;

• обучение выполнению ритмичных движений руками в различных на­правлениях: вверх—вниз, по под­ражанию действиям взрослого. Формированию этих движений рук способствовали следующие иг­ровые упражнения: «Бабочка», «Листопад», «Снегопад», «Поезд», «Веселый мячик», «Воздушные ша­рики» и др.

4. Развитие слухового внимания и слухового восприятия, слухомоторной координации

• обучение выполнению определен­ные движения руками под звуча­ние музыкальных инструментов (бубна, барабана, дудочки, метал­лофона) по подражанию действи­ям взрослого. Использовались ди­дактические игры и упражнения:

«Прятки» — спрячь ладошки под звук колокольчика, «Пианино» — двигать пальцами по поверхности стола, имитируя игру на клавишах пианино, «Барабан» — стучать пальцами по столу, отбивая дробь барабана под звук инструмента, «Дудочка» — изобразить имити­рующее действие игры на дудоч­ке под звук инструмента, «Хлоп­ки» — хлопать в ладоши под звук бубна, стучать по столу пальцами по звук барабана, имитируя дей­ствия барабанных палочек, т.д. Игры проводились и на музыкаль­ных занятиях;

• обучение выполнению действий (бросать, опускать, нанизывать, раскладывать) с мелкими предме­тами под речевые звуки: «бах-бах-бах», «да-да-да», «там-там-там», «тук-тук-тук». Использовались следующие игровые задания:

«Бросай шарики в ведерко», «Раз­ложи матрешки по вагончикам», «Опусти камушки в аквариум».

5-Формирование базовых графичес­ких умений. Обучение проводить простые линии-дорожки в задан­ном направлении

• обучение проведению прямых и непрерывных линий сначала пальцем руки, а затем каранда­шом по заданному ориентиру (ленточке, веревке, линии на лис­те бумаги и т.д.). Использовались игровые упражнения и задания, а также дидактические игры: «До­рожки к домикам», «Молоко для котят», «Веселый мяч», «Воздуш­ные шары», «Вниз по горке» и т.д.

ВТОРОЙ ЭТАП (ВТОРОЙ ГОД ОБУЧЕНИЯ)

1. Совершенствование развития мелкой моторики, зрительно-дви­гательной координации

•продолжалось обучение детей вы­делению каждого пальца на руке и называнию его. Педагог проводил пальчиковые игры с речевым со­провождением (стихами, потешка-ми, скороговорками): «Дружная семья», «Шапочки для братцев» (при этом использовались цветные наперстки, вязаные колпачки, ко­лечки). Кроме того, проводились упражнения на сгибание и разги­бание отдельно каждого пальца и сжимание кулаков: «Сорока-бело­бока», «Братья—ленивцы», «Гребешок» «Ниточка — клубочек»;

' обучение согласованным движе­ниям ладоней и пальцев обеих рук. Этому способствовали пальчиковые игры: «Бутон», «Воздушный шарик», «Испечем пирожки», «Ка­пуста», «Бабочка», «Рыбка», «Ло­дочка» и др.;

- стимуляция мышечной активности руки в упражнениях с каранда­шом. Использовались пальчиковые игры с ребристым карандашом (ка­рандаши разных диаметров). Дей­ствия детей руками сопровожда­лись стихами: «Волшебный каран­даш», «Мостик», «Зонтик», «Уме­лый карандаш» и др.,

-обучение наматыванию и разма­тыванию нитей на клубок (катуш­ку). Проводились игровые задания:

«Разноцветные клубки», «Намотай нитки на шарик», «Размотай ка­тушку» и др.;

• обучение захватыванию мелких или сыпучих материалов указа­тельным типом хватания. Задания:

«Угости белочек орехами», «Выло­жи дорожку из мозаики», «Пост­рой мостик из палочек» и т.д.;

• выкладыванию предметов по за­данным ориентирам из палочек (елку, домик по заданному на листе образцу), в ячейки на доске, по же­лобу, в прорези, вдоль линий, шну­ра и т.д. Применялись дидактичес­кие игры и упражнения: «Построй забор», «Проложи тропинку», «Сделай железную дорогу» и т.д.;

• обучение выполнению специфиче­ских действий пальцами: круче­ние, нанизывание, щелчки, враще­ние и др. В работе использовались дидактические игры: «Веселый волчок» (без ограничения и с огра­ничением пространства — круче­ние игрушки-волчка на круглом трафарете), «Закрутим гайку», «Игра с фантиками», «Бусы для куклы», «Гирлянда на елку», «Фо­нарики», а также специальные, мелкие игрушки: волчок, пирамид­ки, детский конструктор (накручи­вали гайку на болт), игрушки-по­прыгунчики;

• формирование умения выполнять действия с водой: переливание воды из одной емкости в другую при использовании чашки, дере­вянной ложки, половника, ворон­ки. Для выполнения данных дей­ствий детям предлагали следую­щие игры: «Повар», «В гостях», «Аквариум»;

• обучение пересыпанию сыпучих материалов (чечевицы, перловой крупы, гороха) рукой, ложкой, по­ловником. Проводились игры:

«Спрячь игрушку», «Покорми пти­чек», «Баба сеяла горох» и др.

2. Развитие зрительного восприятия и зрительного внимания

• обучение выкладыванию изобра­жений предметов на столе из плос­ких палочек. Педагог учил детей работать по подражанию действи­ям взрослого, по образцу, затем по речевой инструкции. Использова­лись следующие игровые задания:

«Выложи елочку», «Построй ле­сенку», «Сделай домик», «Постро­им забор», «Выложи дорожку», «Собери колодец», «Сделай воро­та» и т.д.;

• развитие целостного восприятия предметного изображения. При­менялись задания и упражнения:

«Вставь в домики свои окошки» «Подбери к коврикам заплатки», «Раздай детям шары», «Выложи из цветов полянку», «Сложи из цвет­ных полосок предмет», «Собери паровозик» и т.д.;

• обучение сравнению парных пред­метов или картинок (выбор из 3 — 4). Педагог предлагал детям иг­ровые задания: «Найди похожую игрушку», «Подбери такую же картинку», «Найди пару (перчат­ки, носки, ботинки)» и др.

3. Совершенствование ориентиров­ки на листе бумаги

• обучение выкладыванию изобра­жений предметов на столе из плос­ких палочек. Педагог учил детей работать по образцу, затем по ре­чевой инструкции. Использова­лись следующие игровые задания:

«Выложи елочку», «Построй ле­сенку», «Сделай домик», «Постро­им забор», «Выложи дорожку»;

• обучение ориентировке на плос­кости (доске, платформе), форми­рование умения работать по об­разцу. У детей формировали ори­ентировку: верх — низ, лево — право, середина. Для этой цели проводятся игровые задания:

«Выложи тучки вверху, ручейки — внизу», «Разложи солнышко на­верху, травку — внизу», «Выложи елочку в середине, внизу — зве­рюшек», «Расставь зайчиков сле­ва, морковки — справа»;

• формирование ориентировки на листе бумаги. Использовались ди­дактические игры: «Вертушка», «Разложи игрушки по местам», «Щенята разбежались», «Котята с клубком» и т.д. и наглядные посо­бия с трафаретами, перемещающи­мися по направлениям «вверх — вниз» (птица слетает'с ветки на землю, солнце садится за тучу), «слева на право» (машина едет, па­роход плывет, самолет летит и т.д.).

4.Развитие слухового внимания и слухомоторной координации

• обучение выполнению определен­ных движений руками под рече­вые сигналы. Дети произносили на выдохе гласный звук и действова­ли по подражанию действиям взрослого. Педагог использовал ряд игровых заданий: «Наматыва­ние клубка», «Разматывание шлан­га», «Надувные шарики» и т.д.;

• обучение проведению непрерыв­ной линии в ограниченном прост­ранстве: мелом на доске (мольбер­те, листе бумаги) под произноси­мые звуки. При этом использова­лись игровые задания: «Пчелки ле­тят в улей — ж-ж-ж», «Комарик ле­тит к фонарику — з-з-з», «Пароход плывет к причалу — у-у-у», «Само­лет идет на посадку — и-и-и», «Змейка ползет — ш-ш-ш» и т.д.

5.Формирование базовых графичес­ких навыков

• обучение проведению различных линий-дорожек (прямых, ломаных, волнистых) в ограниченном прост­ранстве (на доске, мольберте, на большом листе бумаги) и в направ­лениях: сверху — вниз, слева — на­право. Детей учили проводить раз­личные линии в горизонтальных и вертикальных направлениях. Ис­пользовались игровые задания:

«Вниз по горке», «Волны на море», «Серпантин на елке», «Мостик че­рез речку», «Забор», «Елочки» и т.д.;

• обучение проведению линий по за­данному контуру, обозначенному точками, штрих пунктирной лини­ей, тонкой сплошной линией. Зада­ния: «Дорога к гаражу», «Дорожка для колобка», «Шпалы для желез­ной дороги», «Мостик через реч­ку», «Забор вокруг дома» и др.;

• обучение обводке линий по конту­ру и штриховке простых геометри­ческих форм (круг, квадрат, овал, треугольник), ориентируясь на указатель — стрелку. Эти задания выполнялись на крупных листах бумаги (ватмане, альбомном лис­те). Детей просили сначала паль­цем обвести по контуру, а затем повторить действия карандашом. Педагог предлагал детям игровые задания: «Снеговик», «Домик», «Облака», «Неваляшка» и т.д.;

• обучение выкладыванию узоров из плоских геометрических форм на столе (в ограниченном пространст­ве —на деревянной доске, на аль­бомном листе бумаги), с последую­щей зарисовкой этих узоров. Ис­пользовались дидактические зада­ния и упражнения: «Сложи и зари­суй узор», «Выложи и зарисуй — грибок — елочка», «Сложи и нари­суй молоток (стул, стол, елочку, па­ровоз, неваляшку, чебурашку)» и др. К концу второго года обучения де­ти умели выполнять согласованные движения руками под речевое сопро­вождение, выделять каждый палец на руках и называть их, выполнять уп­ражнения с карандашом, захватывать мелкие предметы и сыпучие материа­лы указательным типом хватания и выполнять специфические ручные действия с мелкими предметами: на­низывание, кручение, вращение и т.п. Они могли выкладывать предметы из палочек по образцу; подбирать и срав­нивать парные картинки; находить по выбору изображение контура задан­ного предмета. Дети ориентировались на схеме собственного тела, на плос­костях, а также на листе бумаги, опре­деляли и показывали «право — лево». Они выполняли определенные дейст­вия с предметами, ориентируясь на звуковой сигнал. Умственно отсталые дети научились проводить прямые, волнистые, ломаные линии между двумя заданными линиями; обводить и заштриховывать контуры геометри­ческих фигур и простых предметов.

На следующих этапах коррекцион-ной работы по подготовке детей к ов­ладению навыками письма предпола­гается меньше внимания уделять раз­витию мелкой моторики, а большую часть занятий посвятить формирова­нию базовых графических умений и навыков. Целенаправленная коррек-ционно-педагогическая работа по под­готовке детей к выполнению письмен­ных заданий позволяет сформировать у них как общие (правильная осанка в процессе выполнения графических заданий; принятие и понимание усло­вий задания, выполнение заданий до конца; сформированность зрительно-двигательной координации), так и специфические умения и навыки сформированность функций веду­щей руки и согласованность действий обеих рук; правильное расположение листа бумаги на столе и ориентировка на нем; удерживание пишущего пред­мета и оперирование им; проведение различных линий в заданных направ­лениях; работа на тетрадных листах по образцу).


2.2.Коррекция эмоциональной сферы детей с интеллектуальной недостаточностью

Одной из специфических зако­номерностей аномального раз­вития психики являются осо­бые взаимоотношения ребенка с окру­жающей средой, и прежде всего с людьми. Причем при интеллектуальной недостаточности эти взаимоотношения редко бывают благоприятными, что су­щественно затрудняет коррекционную работу и в конечном итоге адаптацию детей данной категории в обществе. Среди причин неблагоприятного взаи­моотношения умственно отсталых уча­щихся с окружающими называют и не­достаточно глубокое понимание обще­ством проблемы интеллектуальной не­достаточности, и наличие у школьни­ков целого ряда дефектов психики, многие из которых необратимы. Кроме того, при подготовке учащихся коррек-ционно-образовательных учреждений к самостоятельной жизни слабо ис­пользуются компенсаторные возмож­ности их психики, которые, по мнению Л.С.Выготского, тесно связаны с эмо­циональным началом. Когда ребенок с интеллектуальной недостаточностью осознает трудность и имеет ярко выра­женное желание ее преодолеть, он ста­новится более восприимчивым к кор-рекционной помощи.


Ведущие специалисты коррекционной педагогики и психологии неодно­кратно подчеркивали необходимость всестороннего и целостного изучения личности школьника с интеллектуаль­ной недостаточностью, а также ком­плексного воздействия на все струк­турные компоненты его психики. В то же время, в центре внимания продол­жает оставаться интеллектуальное раз­витие таких детей, и лишь отдельные исследователи рассматривают особен­ности эмоциональной сферы при умст­венной отсталости.

Понимание педагогом особенностей эмоционального отношения учащегося к тем или иным сторонам окружающей действительности является важным ус­ловием эффективности коррекционного воздействия. Однако информации, которая могла бы помочь учителям и воспитателям, работающим с умствен­но отсталыми школьниками, в решении данной проблемы явно недостаточно.

В исследовании была использована апробированная в психологии методи­ка "Я, добро и зло". Данная методика относится к числу проективных, следо­вательно, любой вывод, полученный с ее помощью, нуждается в дополнитель­ном подтверждении. Однако особая ценность проективных методик состо­ит в том, что психологическое изучение является опосредованным. Испытуе­мый не просто отвечает на поставлен­ный вопрос, а раскрывает свое отноше­ние посредством различных символов, в качестве которых в данной методике выступают цвет, форма, величина фи­гур, а также их расположение на листе.

В нашей модификации испытуемым предлагался стандартный лист бумаги серого цвета, клей, а также набор из 12 фигур, среди которых были большие и маленькие круги и квадраты красного, черного и белого цвета. Школьник дол­жен был представить, что лист — это окружающий мир. Из предложенных фигур ему необходимо было выбрать три, одна из которых обозначала бы его самого, вторая — добро, третья — зло. Затем следовало расположить фигуры на листе и наклеивать их, согласно сво­ему отношению к заданным понятиям. В процессе работы испытуемого проси­ли давать необходимые пояснения, свя­занные с построением композиции.

Анализ полученных результатов осу­ществляется в соответствии с общими принципами интерпретации проектив­ных методик. Квадрат в психологии ас­социируется с интеллектуальным нача­лом, с потребностью в новой информа­ции, с опорой на логическую переработ­ку этой информации в процессе приня­тия жизненно важных решений и при выборе того или иного способа поведе­ния. Круг символизирует преобладание эмоционального начала значительную зависимость отдельных поступков и по­ведения в целом от непосредственной реакции на конкретную ситуацию.

Всего испытуемыми было выбрано 75 фигур. Из них 49 (65%) — круги и 26 (35%) — квадраты. Это показывает, что в своем взаимодействии с окружаю­щим миром школьники с интеллекту­альной недостаточностью значительно в большей степени ориентируются на эмоциональный импульс, чем на логи­ческий анализ. Данный факт подтверж­дается исследованиями ряда специали­стов, которые доказывают, что у таких учащихся влияние эмоционального на­чала на психическое развитие в целом оказывается более выраженным, чем у нормально развивающихся сверстни­ков. Следовательно, наиболее рацио­нальный путь активизации компенса­торных возможностей психики умст­венно отсталого школьника — это воз­действие на его эмоциональную сферу.

При помощи круга 16 школьников обозначали понятие "Я", 18 — "Добро" и 15 — "Зло". 10 испытуемых использо­вали только круг. У девяти учащихся с квадратом ассоциируется понятие "Я", у семи — "Добро", у десяти — "Зло", при этом всего в трех работах заданные понятия обозначаются одними квадра­тами. Мотивировать выбор символом круглой или квадратной формы испы­туемые не смогли. Однако их ответы показали, что выбор совершался не на основе рассуждений, а с опорой на эмоциональное отношение ("Мне так больше нравится", "Это красиво", "Я так захотел" и т.д.).

Отметим, что 5 испытуемых обозна­чали понятия "Я" и "Добро" одинако­выми фигурами, в то время как "Зло" было представлено другой фигурой. Это наглядное проявление нормально­го стремления человека находиться как можно ближе к добру и дальше от зла. В работах четырех школьников, напро­тив, одинаковыми фигурами обозначе­ны понятия "Я" и "Зло". В данном слу­чае речь может идти о проекции нега­тивных компонентов личности, откло­нений в направлении эмоциональной активности. У трех учащихся понятие "Я" противопоставлено понятиям "До­бро" и "Зло", для обозначения которых выбраны одинаковые фигуры.

В соответствии с популярной в настоящее время теорией психофизиологи­ческого значения цвета считается, что красный цвет как биологически наибо­лее активный символизирует азарт, стремление к успеху, иногда элемент аг­рессии. Черный — цвет отрицания. Его связывают с негативными переживани ями. Белый включает все цвета спектра, и поэтому его соотносят с жизнеут­верждающей энергией, оптимизмом. Серый — биологически нейтральный цвет, не связанный с эмоциональными переживаниями, на его фоне наиболее яркими и выразительными выглядят другие цвета. В связи с этим предложен­ный испытуемым лист, на котором они должны были отразить свое отношение к некоторым сторонам окружающей действительности, был серым.

Из 75 выбранных испытуемыми фи­гур 27 (36%) — красного цвета, 27 (36%) — белые, 21 фигура (28%) черного цвета. Для обозначения понятия "Я" 14 школьников использовали красные фи­гуры. Выбор данного цвета был связан с желанием привлекать внимание, быть в центре событий, жить яркой, краси­вой жизнью. Отметим, что соответству­ющие мотивы просматривались даже в тех случаях, когда красная фигура "Я" помещалась в одном из нижних углов листа, а это означает заниженную са­мооценку.

У 11 испытуемых фигура "Я" белого цвета. Они хотели бы видеть себя спо­койными, аккуратными, самостоятель­ными, относительно независимыми от мнения окружающих.

Обращает на себя внимание тот факт, что для обозначения понятия "Я" не была выбрана ни одна фигура чер­ного цвета.

Понятие "Добро" ассоциируется у 8 учащихся с красным цветом (тепло, ди­намика, активное действие, способ­ность при любых обстоятельствах по­беждать зло), у 13 — с белым (уравнове­шенность, чистота, терпение, сила). Три мальчика и одна девочка обозначи­ли "Добро" черными фигурами. Как по­казали их объяснения, для этих школь­ников черный цвет связан не с отрица­тельными эмоциями, а с глубокой тай­ной, завершенностью и самодостаточ­ностью.

Достаточно интересно цветовое вы­ражение испытуемыми своего отноше­ния к понятию "Зло". В пяти работах данное понятие представлено красны­ми фигурами (эгоизм, грубый натиск, война, кровь). На трех работах фигуры "Зло" белые (холод, смерть). 17 школь­ников обозначили данное понятие чер­ным цветом (темнота, опасность, страх, враждебные силы).

В 15 работах использованы 3 цвета: 2 испытуемых все заданные понятия обозначили красным цветом, 1 учащий­ся выбрал исключительно белые фигу­ры, остальные 7 работ представляют собой двухцветные комбинации.

Величина является символом, с по­мощью которого человек осознанно или неосознанно выражает степень значимости какого-либо явления. В на­шем исследовании испытуемые ис­пользовали в основном большие фигу­ры. Это подтверждает, что школьникам с интеллектуальной недостаточностью доступно понимание важности базо­вых для человеческого сознания поня­тий. Маленьких фигур было всего 19 (25%). Из них 13 испытуемых отнесли к понятию "Зло", что отражает естест­венное для любого человека стремле­ние по возможности уменьшить абсо­лютную величину негативного начала. У двух школьников маленькими были все фигуры. Один учащийся с помо­щью маленьких белых кругов изобра­зил "Я" и "Добро", а над ними поместил большой черный квадрат — "Зло". Счи­таем, что в данном случае могут иметь место серьезные отклонения в эмоцио­нальной сфере и этот школьник нужда­ется в особом внимании и психологиче­ской поддержке педагогов.

При анализе и оценке результатов особое внимание обращалось на распо­ложение фигур на листе. При этом име­ло значение не только то, как близко от фигуры "Я" испытуемый помещал "До­бро" и "Зло". Как считают авторы мно­гих проективных методик, правая сто­рона и верх листа связаны с периодом будущего и реальной действительнос­тью. В этой части листа учащиеся рас­полагают символы, имеющие для них положительную эмоциональную окра­ску, означающие активность и кон­кретные действия.

В то же время левая сторона и низ листа символизируют период прошло­го и мир фантазий. Они также связаны с негативными переживаниями, с не­уверенностью в своих силах и пассив­ностью.

Важное значение придается распо­ложению фигуры "Я". Считается, что, помещая ее в той или иной части листа, испытуемый показывает отношение к самому себе, или самооценку. Так, раз­мещение фигуры "Я" в центральной ча­сти листа говорит о более или менее адекватной самооценке. Если данный символ располагается вверху, это мо­жет свидетельствовать о завышенной самооценке. Соответственно, работы, на которых фигура "Я" находится в нижней части листа, отражают зани­женную самооценку. Отметим, однако, что речь скорее идет о высокой, сред­ней и низкой самооценке, чем о завы­шенной, адекватной и заниженной. Проективная методика показывает лишь эмоциональное отношение школьника к различным сторонам действительности, в том числе и к себе, но она не предназначена для выявления соответствия этого отношения объек­тивной реальности.

Исследование показало, что 7 испы­туемых поместили фигуру "Я" в сере­дине листа. Причем на двух работа эта фигура находится прямо в центре, что говорит о стабильной средней само­оценке. У двух школьников фигура "Я" смещена влево, они относят себя к чис­лу средних и недовольны этим. Речь мо­жет идти о замаскированной высокой самооценке. Три учащихся расположи­ли данный символ справа. Это показы­вает, что реализация важной социаль­ной потребности "быть не хуже дру­гих", "быть как все" связана у них с по­ложительно окрашенными эмоциями.

Десять школьников расположили фигуру, обозначающую понятие "Я", вверху, показывая нормальную для ум­ственно отсталых учащихся 5—6-х классов высокую самооценку. Из них две фигуры находятся посередине, семь — в правой верхней части. У одно­го испытуемого эта фигура помещена слева. Возможно, школьник частично осознает, что его высокая самооценка не вполне соответствует реальным ус­пехам, и это приводит к состоянию эмоционального дискомфорта, кото­рый сглаживается посредством фанта­зий.

У восьми учащихся символ "Я" рас­положен внизу листа, что свидетельст­вует о низкой самооценке. На двух ра­ботах эта фигура посередине, на двух — слева, что говорит о наличии негативных эмоций, о возможности формирования псевдокомпенсаторных образований на почве чувства мало-ценности. У четырех испытуемых фи­гура помещена справа. Соответственно из восьми школьников, показавших низкую самооценку, 2 не испытывают в связи с этим никаких неприятных пе­реживаний, а 4 даже вполне довольны. Считаем, что данный факт говорит о наличии некоего защитного механиз­ма, затрудняющего возникновение у школьников с интеллектуальной недо­статочностью отрицательных эмоций и предохраняющего их от воздействия всевозможных стрессов.

Расположение на листе фигур, обо­значающих заданные понятия, в какой-то мере отражает склонность испытуе­мых к совершению позитивных или негативных поступков, их готовность к выполнению или нарушению норм и правил, регулирующих поведение чело­века в обществе. Например, на 4 рабо­тах фигуры "Я" и "Зло" расположены рядом, а "Добро" помещено в другой ча­сти листа. В данном случае можно сде­лать вывод о некотором отклонении в направлении эмоциональной активнос­ти. Девять испытуемых, напротив, по­местили рядом фигуры "Я" и "Добро". У семи учащихся все фигуры расположе­ны в разных углах. На пяти работах "Добро" и "Зло" помещаются в непо­средственной близости, а фигура "Я" удалена на значительном расстоянии.

Немаловажное значение при оценке результатов имеет также время и спо­соб испытуемого. Чем дольше школь­ник думает над выбором фигуры и над ее размещением на листе, тем более значимой для него является данная проблема.

Рассмотрим примеры интерпрета­ции некоторых работ.

Рис.1. Руслан К. (6 класс)

В данной работе использованы толь­ко большие круги — это говорит о зна­чимости для Руслана всех трех понятий, а также о преобладании у него эмоционального начала. Мальчик имеет склонность к импульсивному пове дению, может принять решение, не задумываясь об особенностях ситуации о последствиях своего поступка. Для обозначения понятия "Я" Руслан вы брал красный круг, который, не думая поместил в средней верхней части листа. Это указывает на достаточно высокую самооценку, на выраженную склонность к ярким впечатлениям, на желание быть не просто "не хуже", но и "лучше других". "Добро" представлено белым кругом и помещено рядом с фигурой "Я" несколько правее. Следовательно, школьник осознает необхо­димость ориентации о своем поведе­нии на позитивные эталоны. Посколь­ку верхняя часть листа — зона будуще­го, можно предположить, что личность мальчика развивается в правильном на­правлении. Черный круг, обозначаю­щий "Зло", располагается в левом ниж­нем углу. Руслан хотел бы, чтобы все неприятные переживания остались в прошлом. Эта фигура удалена от сим­вола "Я" не значительное расстояние и находится намного ниже, что отражает адекватное отношение данного учаще­гося к таким понятиям, как добро и зло. В данном случае следу­ет развивать позитивное отношение к интеллектуальному началу. Необходи­мо преодолевать имеющуюся склон­ность к бездумным впечатлениям и на ее месте формировать какой-либо ус­тойчивый социально-значимый инте­рес. Расположение фигуры "Я" показы­вает среднюю самооценку, однако фи­гура "Добро" находится несколько ни­же. Соответственно, отношение Маши к себе следует рассматривать не как ус­тановку "хуже некоторых", а напро­тив — "не хуже многих".


Рис. 2. Маша Ш. (5 класс)

' Для выражения своего отношения к определенным сторонам действитель­ности Маша также выбрала только большие фигуры и использовала все три цвета. Однако для обозначения по­нятий "Я" и "Добро" она взяла квадра­ты, которые показывают, что девочка высоко ценит интеллектуальное нача­ло, считает себя способной принимать важные решения с опорой на логичес­кий анализ ситуации. Фигура "Зло" обозначена черным кругом, который располагается выше двух других сим­волов. Причем девочка долго думала, куда поместить фигуру "Зло", несколь­ко раз меняла ее место расположения и все-таки наклеила в зоне активного действия и положительно окрашенных эмоций. Есть учесть, что фигура "Я" — красного цвета (азарт, склонность к ри­ску, некоторая агрессия), то, вероятно, острые переживания, связанные с яв­лениями, которые можно отнести к по­нятию "Зло", имеют для Маши опреде­ленную ценность и не вызывают жела­ния избегать их. В работе Маши использованы 2 ма­ленькие фигуры, при помощи которых она обозначила понятия "Добро" и "Зло", в то время как понятие "Я" сим­волизирует большая фигура. Отметим, что сначала Маша взяла все три ма­ленькие фигуры, затем подумала и за­менила фигуру "Я" на большую. Боль­шой красный круг, расположенный в правом нижнем углу, дает возможность предположить, что девочка имеет низ­кую самооценку. Однако это ее не очень огорчает. Красный цвет и выде­ляющаяся величина символа "Я" гово­рят о том, что Маше нравится внимание окружающих. Она в какой-то мере осо­знает, что ее достижения не так высо­ки, как хотелось бы, но отказываться от активности не собирается.

Фигура "Добро" расположена в средней верхней части листа и обозна­чена маленьким черным квадратом. Форма данного символа показывает, что девочка связывает с понятием "До­бро" разумное начало. На вопрос о том, почему именно она выбрала фигуру черного цвета, Маша ответила: "Не знаю. Притягивает, красиво. Никакой другой не подойдет". Эта фигура поме­щена выше двух других и достаточно близко к символу "Я".

"Зло" обозначено маленьким крас­ным кругом. Цвет и форма совпадают с фигурой "Я". Возможно, это показа­тель того, что Насте понятны последст­вия импульсивных, необдуманных по­ступков, вспышек грубости, агрессии. Она поместила "Зло" в зону прошлого, что отражает ее желание как можно ре­же встречаться с этим явлением в ре­альной жизни.

Таким образом, мы видим, что мето­дика "Я, добро и зло" дает некоторую возможность проникновения в эмоцио­нальный мир учащихся с интеллекту­альной недостаточностью, показывая особенности отношения школьников к окружающей действительности и к се­бе. В то же время отметим, что данные, полученные при помощи этой методи­ки, могут считаться объективными лишь в том случае, если будут подтверждены в процессе наблюдения и работы с дру­гими экспериментальными методиками. Адекватная интерпретация материалов по данной методике требует от экспери­ментатора достаточно большого опыта исследовательской деятельности, при отсутствии которого могут быть сдела­ны неправильные выводы.


Исследование показало, что процесс взаимодействия умственно отсталых учащихся с окружающей действитель­ностью в значительной степени зави­сит от состояния их эмоциональной сферы.

Это подчеркивает необходимость комплексного анализа особенностей эмоционального развития школьника на фоне общей картины интеллекту­альной недостаточности.

Результаты работы школьников сви­детельствуют о том, что понятия "доб­ро" и "зло" доступны их пониманию. Более того, они достаточно глубоко осознают свое эмоциональное отноше­ние к этим понятиям. Однако необхо­димость раскрыть свое отношение на вербальном уровне вызывала у испыту­емых существенные затруднения. В со­ответствии с этим подчеркнем целесо­образность использования невербаль­ных методик, в том числе и проектив­ного типа, в процессе изучения особен­ностей эмоциональной сферы умствен­но отсталых учащихся.

Информация, полученная при таком изучении, поможет педагогу понять ре­бенка, подобрать эффективные меры коррекционного воздействия, реализо­вать заложенные в его психике ком­пенсаторные возможности.

Заключение

Коррекционное обучение, как показали иссле­дования, — это не просто добавка к общеразвивающей работе с детьми. Оно выступает как условие преодоле­ния или сглаживания некоторых трудностей, возникаю­щих вследствие биологического нарушения, но, что осо­бенно ценно, оно лежит в основе формирования лично­сти дошкольника, имеющего то или иное отклонение в развитии.

Использование обходных путей и применение в обучении разных систем знаков, в первую очередь языка, вспомогательных средств ускоряют процесс культурного развития ано­мального ребенка и тем самым обеспечивают его «оче­ловечивание». В этом мы видим прогрессивную роль дефектологического подхода к воспитанию аномальных детей, при котором максимально полно арушенные звенья в системной организации личности.

Опираясь на разное содержание специального коррекционного обучения школьников с нарушениями интеллекта, изучали действие некоторых факторов, которые значительно обогащают процесс формирования личности. При одном и том же объеме и содержании коррекционного воздействия, формирующем в ребенка нравственные, эстетические, творческие спо­собности, динамика личностного развития оказывается более заметной, чем результат развития психических функций. Последнее лимитируется возрастными возмож­ностями школьника и в большей степени тормозится тяжестью биологического нарушения, которое в полной мере не может быть преодолено. В то же время если какое-то направление коррекционного воспитания ока­зывает существенное влияние на формирование личност­ных свойств и качеств, то этого влияния нельзя не за­метить на развитии всех психических функций.

Важным фактором в формировании личности ано­мального ребенка это не просто комплексное воспитание, а организацию педагогического воздействия по принципу целостной системы специального обучения. При этом результат выражается не в определенных уме­ниях, способностях, чертах характера, а в виде личностного новообразования, перестраива­ющего всю совокупность связей и отношений ребенка с окружающей действительностью.

Литература

1) Ананьева Н.А., Ямпольская Ю.А. Здоровье и развитие современных школьников // Школа здо­ровья, 1994. т. 1, №1, с. 13- 18.

2) Артемова Т.А., Ковалева А.В. физиологичес­кие и психологические предикторы умственной ра­ботоспособности детей шестилетнего возраста // Материалы Первой Российской конференции по экологической психологии. М., 1996, с. 14— 16.

3) Борисова Е.М., Арсланьян В,П. Тест умствен­ного развития младшего школьника. М.: Изд-во РАО, 1997. 30 с.

4) Вайзман Н.П. Реабилитационная педагогика. М.: Аграф, 1996. 160с.

5) Гурьева В. Психогенные расстройства у детей и подростков. М.: КРОН-ПРЕСС, 1996. 208 с.

6) Данилова Е.Е. Методика изучения фрустрационных реакций у детей // Иностранная психология, 1996, №6, с. 69-80.

7) Дети с временными задержками развития // Под ред. Т.А.Власовой, М.С.Певнзер. М.: Педагоги­ка, 2003. 208с.

8) Екжанова Е.А., Стребелева Е.А. Системный подход к разработке программы коррекционно-развивающего обучения детей с нарушениями ин­теллекта // Дефектология, 1999. № б. С. 25 - 34.

9) Ковалева А.В. Прогнозирование школьной ус­певаемости по объективным физиологическим и психофизиологическим показателям // Материалы 1-й конференции ПМС-центров г. Москвы, август 1998.

10) Ковалева А.В. Физиологические предикторы умственной работоспособности детей младшего школьного возраста // Школа здоровья 1998, №1.

11) Кулагина И.Ю. Возрастная психология (Раз­витие ребенка от рождения до 17 лет): учебное по­собие. М.: Изд-во РОУ, 1996. 180с.

12) Лучшие психологические тесты. М., 1994.

13) Новикова Е.В. Как подготовить руку ребен­ка к письму: Комплекс упражнений для тренинга мышц рук у детей. М., 2002.

14) Программа подготовительного и 1 — 4 клас­сов коррекционных образовательных учрежде­ний VIII вида. / Ред. В.В.Воронкова. М., 1999.

15) Рузина М.С., Афонькин С.Ю. Страна пальчиковых игр. С.-Пб., 1997.

16) Утехина К.ГЛ. Развитие графических навы­ков письма у дошкольников 6—7 лет: Опыт рабо­ты практического педагога. М,1996.

17) Уфимцева Л.П. Некоторые подходы к пре­одолению сенсомоторных затруднений при обу­чении письму и чтению учащихся вспомогатель­ной школы // Дефектология, 2004. № 3; 2005. № 6.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий