регистрация / вход

Технологии социальной работы с неполной семьей.

Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена Кафедра педагогики и психологии Курсовая работа на тему: Технологии социальной работы с неполной семьей.

Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена

Кафедра педагогики и психологии

Курсовая работа на тему: Технологии социальной работы с неполной семьей.

Выполнила студентка 4 курса 5 группы

Романюк Анна

Научный руководитель: Чебучева Е.В.

г. Санкт-Петербург, 2009

Содержание:

Введение

Глава 1. Социально-психологическая характеристика семей

1.1. Понятие неполной семьи. Источники формирования неполной семьи.

1.2. Проблемы неполных семей.

Глава 2. Технологии социальной работы с неполной семьей.

2.1. Понятие технологий социальной работы.

2.2. Социальная работа с неполной семьей.

Заключение.

Литература.

Приложение.

ВВЕДЕНИЕ
Трансформация социальных отношений в современном обществе порождает новые формы семейных отношений. Возрастает число внебрачных рождений в общей доле рождений, увеличивается количество разводов, не компенсируемых последующими вступлениями в брак, в силу высоких показателей смертности среди мужчин активного детородного, трудоспособного возраста. Наблюдается приоритет гражданских (нерегистрируемых) браков перед официальными, что приводит к формированию новых семейных структур.
Подобные тенденции появились еще в 70-х годах XX века, когда нуклеарная семья вступила в полосу кризиса. Следствием ослабления внутрисемейных отношений, распространения внебрачных связей, спада рождаемости, увеличения разводов стал рост неполных семей.
Неполные семьи - это категории семей, где одинокий родитель проживает с ребенком (детьми) несовершеннолетнего возраста и несет за него (них) основную ответственность.
В России сейчас более 72 миллионов семей. Среди семей более 11% неполных. В неполных семьях ежегодно остаются более полумиллиона детей.
Произошедшие изменения ослабили традиционные функции семьи, регулятивный характер половой морали в распределении обязанностей в семье, повлияли на социальный статус женщины, сделали ее более ответственной и самостоятельной. Женщины вынуждены не только четко выполнять домашние обязанности и воспитывать детей, но и больше участвовать наравне с мужчиной в производственных делах, заниматься бизнесом и предпринимательством.
Материнство в неполной семье сопряжено с рядом жизненных затруднений, преодоление которых во многом зависит от социальных условий, личностных и духовно-нравственных качеств одиноких матерей.
Особую категорию одиноких матерей представляют юные женщины, которые, как правило, являются социально и личностно незрелыми, не имеют образования и профессии, представлений о социальном предназначении материнства, умений и навыков воспитания ребенка. Это самым существенным образом отражается на поведении женщин и их отношении к детям.
Все более наглядным становится противоречие между возрастающими социальными и личностными проблемами одиноких матерей и содержанием деятельности социальных служб, призванных оказывать им помощь и осуществлять социальную защиту.
Проблемам неполных семей, причинам их формирования посвящены работы Агеевой О.В., Бахуташвили Т.В., М. Босанац, Дементьевой И.Ф., Т.А. Гурко, Калабихиной И.Е., М. Киблицкой, Л. Г. Луняковой, Медяной Н.В., Рубан М. Л., Суворовой О.В., Тамоновой Д.М. и других.
В трудах, посвященных неполным семьям, рассмотрены общие проблемы данных семей, особенности жизнедеятельности одиноких матерей в состоянии жизненных затруднений. Работ, посвященных практике внедрения и разработки новых технологий социальной работы с неполными семьями существует очень мало.
Таким образом, разработка новых технологий социальной работы с неполными семьями приобретает в настоящее время все большую актуальность.
Цель данной работы: проанализировать технологию социальной работы с неполной семьёй.
Объект исследования - неполная семья.
Предмет исследования - технология социальной работы с неполной семьёй.
Задачи работы:
1. Изучить понятие неполной семьи и источники формирования неполной семьи.
2. Рассмотреть проблемы неполных семей.
3. Проанализировать понятие технологий социальной работы.
4. Изучить направления социальной работы с неполной семьей.
5. Рассмотреть новые технологии социального обслуживания семьи и детей.
Метод исследования - теоретический анализ литературы по теме.

Глава I . Социально-психологическая характеристика неполных семей.

1.1. Понятие неполной семьи. Источники формирования неполной семьи.

Неполная семья - это один из основных социально- демографических типов современной семьи. Неполная семья - это малая группа с частичными неполными связями, где нет традиционной системы отношений «мать- отец- ребенок». [1]

Неполная семья — это малая социальная группа, состоящая из одного родителя и проживающих вместе с ним детей. Они связаны родственными отношениями, ведением общего хозяйства, взаимной моральной ответственностью. Неполная семья образуется вследствие смерти одного из родителей, развода, рождения внебрачных детей, фактического распада семейных отношений при их юридическом сохранении.

Рост неполных семей непосредственно связан со сферой брачно-семейных отношений:

- изменение моральных норм в области взаимоотношений полов;

- распространение добрачных связей,

- изменение традиционных ролей (семейных) мужчины и женщины;

- утрата семей своей производственной функции;

- неподготовленность молодежи к браку;

- завышенные требования по отношению к брачному партнеру; - алкоголизм и наркомания.[2]

Выделяют несколько источников формирования неполных семей. Наиболее массовый из них связан с распадом семьи вследствие развода супругов. Накопленная исследователями социологическая информация свидетельствует о том, что наиболее распространенными причинами разводов являются алкоголизм, несхожесть характеров, измена или создание другой семьи. Обращает на себя внимание тот факт, что в подавляющем большинстве случаев инициатором развода выступает женщина . Что касается ранних браков, то они оказываются менее жизнестойкими, чем обычные. Этот процесс, несомненно, стимулируется социальной и гражданской незрелостью супругов, их безответственным, легкомысленным отношением к семье, а также увеличением числа вынужденных браков, вследствие беременности и рождения ребенка. Формированию неполных семей в значительной мере также способствует наблюдаемый в последнее десятилетие непропорциональный рост смертности мужчин в трудоспособном возрасте от неестественных причин (отравление, производственных травмы, военные действия и т. д.).

В связи с изменением моральных норм в области взаимоотношений полов, распространением добрачных связей, неподготовленности молодежи к браку, завышении требований к брачному партнеру увеличивается число детей, рожденных вне брака.

1.2. Проблемы неполных семей.

Семьявыполняет следующие функции:

- воспитательная функция;

- экономическая - заключается в желании членов семьи удовлетворить свои материальные потребности;

- эмоциональная функция- удовлетворение базовых психологических потребностей (потребность в признании, уважении, симпатии, эмоциональной поддержке);

- функция духовного общения - совместное проведение досуга, взаимное духовное обогащение (данная функция играет значительную роль духовном развитии человека);

- функция первичного социального контроля - обеспечение выполнения социальных норм членами семьи и др.[3]

Понятно, что в монородительской (семья с одним родителем) семье перечисленные функции не могут реализовываться в полном объеме.

Существует ряд проблем, касающихся неполных семей, к которым относятся социально - экономические, педагогические, медицинские и психологические.

Среди проблем неполных семей в большинстве случаев особенно остро стоит проблема экономического характера (материальные трудности, испытываемые семьей). Совокупный бюджет семьи складывается из индивидуального трудового дохода, пособий, пенсий, компенсаторных выплат и льгот, определяемых государством, алиментов на детей после развода, подарков в деньгах или вещами, продуктов от родственников и друзей.

Так как, чаще всего, главой такой семьи является женщина, то стоит обратить внимание на политику занятости в стране в настоящее время. Сегодня идет вытеснение женщин с рабочих мест на биржу труда или в сферу низкооплачиваемых бюджетных учреждений. Необходимость содержания и воспитания ребенка/детей чаще побуждают женщин быть активнее и предприимчивее в поисках более оплачиваемой работы или дополнительного заработка.

В последнее время значительно сократился перечень социальных гарантий и снизился уровень социальной защиты. Женщина-мать, воспитывающая ребенка без отца, сама должна нести ответственность за благосостояние своей семьи. Особенную нужду испытывают неполные семьи, в которых растут дети с отклонениями от нормы в физическом или нервно- психическом развитии, а тем более дети – инвалиды. Если ребенок – инвалид нуждается в постоянном присмотре и уходе, то женщина не имеет никакой возможности улучшить материальное благосостояние, им приходится жить на пенсию по инвалидности ребенка и детское пособие.

Необходимость ухода за ребенком в отсутствие помощи со стороны, разрушение сферы бытовых услуг не позволяют женщине проявить себя в профессиональной сфере: решающее значение на их выбор и формирования поведения оказывает материальная ответственность. Многие женщины считают воспитание и уход за детьми своим главным предназначением и отодвигают на второй план профессиональный успех и карьеру. В то же время материальное благополучие и нередко занятость на двух работах отстраняет одинокую мать от воспитания и ухода за ребенком, и он предоставлен самому себе.

Среди проблем неполных семей особенно остро стоит проблема ее функционирования как института воспитания и социализации детей. Правы те, кто полагает, что издержки воспитания детей в неполной семье связаны, прежде всего, с воздействием негативных экономических факторов Специфический образ жизни семьи с одним родителем ощутимо отражается на воспитательном процессе.

Отсутствие одного родителя в семье может явиться причиной неполноценного, неудачного воспитания детей. В материнских неполных семьях мальчики не видят примера мужского поведения в семье, что способствует формированию в процессе их социализации неадекватного представления о ролевых функциях мужчины, мужа, отца. Поведение незамужней матери в семье во многом обусловлено отсутствием второго родителя. Это влияет и на социализацию воспитывающихся в материнских неполных семьях девочек, искажает их представления о ролевых функциях женщины, жены, матери.

Дети, воспитывающиеся в монородительских семьях, лишены примера взаимоотношений мужчины и женщины в семье, что негативно влияет на их социализацию в целом и на подготовленность к будущей семейной жизни в частности. Педагогика оценивает показатель идентификации детей со своими родителями одним из основных критериев эффективности семейного воспитания. При этом ребенок выражает принятие нравственных и идеологических норм своих родителей. Осуществление этой составляющей воспитательного процесса в неполной семье деформируется в связи с отсутствием одного родителя. В отцовских неполных семьях к перечисленным выше проблемам добавляются отсутствие материнской ласки, без которой воспитание детей тоже не может быть полноценным.

В рамках воспитательной деятельности одному родителю сложно осуществить полноценный контроль за ребенком и в целом влиять на их поведение. Эффективному воспитанию мешает ряд объективных причин: разрушается привычная триада в семье: “отец + мать + дети”; основная причина – чрезмерная занятость на работе, не позволяющая уделять детям достаточного внимания.

Следующая социальная характеристика, которая требует внимания общества к неполной семье с несовершеннолетними детьми, связана с качеством здоровья последних. Ученые-педиатры, исследующие уровень здоровья детей, приходят к неутешительному выводу: дети из неполных семей значительно чаще подвержены острым и хроническим заболеваниям. Женщина вынуждена, прежде всего, выполнять функции материального обеспечения семьи в ущерб традиционно материнским обязанностям воспитания и укрепления здоровья детей. Статистически значима частота наличия в неполной семье вредных привычек (курение, употребление алкоголя), социально-бытовая и жилищная неустроенность, несоблюдение гигиенических норм жизни, не обращаемость к врачам в случае болезни детей, самолечение и т.п.

Глава II . Технологии социальной работы с неполной семьей.

2.1. Понятие технологии социальной работы.

Социальные технологии в широком смысле слова – это особая область научного знания, которая ставит и обосновывает вопрос о том, каким образом и в какой последовательности возможны специфические операции с результатами познавательной деятельности.

В узком смысле слова понятие «социальные технологии» имеет два значения.

Во-первых, социальные технологии – это, прежде всего, процесс целенаправленного воздействия на социальный объект, обусловленный необходимостью и потребностью получения заданного результата. В этом плане технологичность воздействия наполнена такими понятиями, как этапность, процедурность, операциональность.

Во-вторых, социальные технологии – это теория, исследующая процессы целенаправленного воздействия на социальные объекты, разрабатывающая и обосновывающая эффективные способы и приемы такого воздействия.

Характер воздействия, его технологичность определяются той системой операций целенаправленного воздействия, которая основывается на социальном и социологическом знании объекта – это первый уровень технологического воздействия.

Второй уровень технологического воздействия предопределяется тем, что данный социальный объект находится в неразрывной связи с другими социальными объектами, более того - является частью социальной системы, органически интегрирован в социальное целое. И любое изменение этого социального объекта с неизбежностью влечет за собой цепочку изменений других объектов. В подобном социальном сценарии социальная технология должна учитывать все возможные изменения.

В соответствии с вышесказанным есть смысл различать базовые и частные социальные технологии.

Базовые – технологии стратегического (долгосрочного) проектирования социального объекта. Смысл базовых технологий состоит в: 1) гармонизации индивидуального, личностного и общественного; 2) выдвижении таких целей социальных технологий, которые гуманистичны по своей природе; 3) развитии творческих способностей и активности социального субъекта.

Частные – разновидность форм тактико-оперативного (краткосрочного) воздействия на социальный объект. Это социальное конструирование, практически-предметное урегулирование отношений и операций, оптимизация социального взаимодействия на разных уровнях.

Таким образом, социальные технологии олицетворяют собой разные ипостаси социальной самоорганизации.

Сегодня можно сформулировать две основные точки зрения на сущность социальных технологий.

Первая точка зрения (Дж. Томас) состоит в том, что социальные технологии имеют смысл, только если вводят социальные инновации в различные направления социальной практики. В число инноваций, согласно данной точке зрения, входят социальные исследования, разработка исследовательских программ, выработка моделей, социальный эксперимент, создание новых методик, технологии выработки критериев оценки эффективности. Инновации включают в себя специальные средства, позволяющие сделать их реальностью. Реализация социальной технологии - это: 1) анализ социальной реальности, социального объекта; 2) разработку социальной технологии изменения объекта; 3) распространение (внедрение) социальной технологии; 4) исследование развития объекта технологического воздействия; 5) оценка полученных результатов в ходе воздействия.

Необходимость применения социальных технологий обусловлена тем, что практическому действию всегда предшествует какая-либо модель, макет, проект этого действия, т.е. возможный вариант его реализации. Социальная технология рационализирует последовательность возможных практических действий, упорядочивает их. Суть социальной технологии – не в том, что делать, а в том, в какой последовательности. Наконец, согласно данной точке зрения, суть социальных технологий состоит также в том, что необходимо проектировать и прогнозировать не только сами практические действия, но и их возможные последствия. Таким образом, согласно данной точке зрения социальные технологии необходимы как инструмент для внедрения социальных инноваций в различные направления социальной практики.

Вторая точка зрения (Н.С. Данакин) состоит в том, что существование социальных технологий связано с самой социальной действительностью (реальностью). Дело в том, что социальные технологии обусловливают протекание социальных процессов, ведь если рассматривать социальные технологии как последовательность операций, то они и есть социальный процесс. Однако отождествление этих понятий было бы неправильным. Суть социальной технологии, согласно данной точке зрения в том, чтобы, учитывая все объективные и субъективные условия, спроектировать оптимальное развитие социального процесса. Для этого процесс анализируется с точки зрения его вида, типа, характерных особенностей, внутреннего механизма, сопутствующих условий, интенсивности, направленности. Таким образом, посредством социальных технологий формируется исчерпывающий «реестр» социальных процессов.

При анализе социальных процессов их носители – субъекты, а в связи с этим – субъективные и объективные предпосылки. Установлению подлежат и организационные формы социальных процессов. Решение указанных вопросов напрямую ставит проблему необходимости проектирования, так как любая социальная технология, имеющая своей целью проектирование и внедрение, ориентирована на технологизацию соответствующего процесса. При этом смысл технологизации социальных процессов состоит в следующем:

1) формирование процесса,

2) придание ему целевой направленности;

3) его оптимизация;

4) обеспечение его устойчивости;

5) создание механизма саморегуляции;

6) обеспечение благоприятных сопутствующих условий для развития.

Специфика социальных технологий в социальной работе.

Поиск наиболее оптимальной типологизации социальных технологий целесообразно вести не в направлении выделения частных критериев, а по пути усиления самой классификации. В связи с этим, понимая под социальным общественное, правомерно выделить следующие основные виды социальных технологий по сферному признаку:

1) правовое обеспечение функционирования общества;

2) политическое административно-властное регулирование;

3) экономическое функционирование общества;

4) информационное обеспечение в средствах массовой информации, по компьютерным связям;

5) духовно-культурное развитие.

Согласно данной классификации технологии социальной работы есть технологии обеспечения социального функционирования всех сфер жизни общества.

Под социальной работой как особым видом социального воздействия понимается специфическая деятельность по оптимизации жизнедеятельного существования граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

В узком профессиональном смысле под социальной работой понимается вид деятельности, направленный на реализацию комплекса мер, гарантированных государством слабозащищенным и нуждающимся в социальной помощи и поддержке категориям населения.

2.2. Социальная работа с неполной семьей.

В зависимости от характера семейных проблем, их сложности, остроты или запущенности, в работе с каждой конкретной неполной семьей используются различные формы и методы социальной работы. Это и индивидуальная, и групповая (клубная) социальная работа, работа в рамках семейного консультирования (семейной терапии) и социального патронажа, работа отдельно с ребенком, с родителем или с ними обоими одновременно.

В случае если неполная семья попала в поле зрения социальной службы из-за проблем, связанных с девиантным поведением ребенка (плохая успеваемость в школе, приводы в детскую комнату милиции, подозрения на употребление наркотиков и т.п.), усилия социальной службы направляются, прежде всего, на проведение социальной работы с неполной семьей в контексте оказания помощи данному ребенку. Для этого специалисты социальной службы проводят обследование неполной семьи и по ее результатам разрабатывают индивидуальную программу социальной реабилитации (ИПР) несовершеннолетнего.

Разработка и проведение индивидуальной программы реабилитации ребенка из неполной семьи включает в себя диагностику семейной и школьной ситуации, выявление первичной социальной сети подростка, обязательный анализ его медико-социального и психологического статуса, определение степени развития его интеллектуальной и эмоционально-волевой сферы. На основе данных, полученных в ходе этой комплексной диагностики, составляется индивидуальная программа работы с ребенком, включающая меры по разрешению школьных проблем ребенка, вовлечению его в более благоприятное социальное окружение, разрешению его психологических проблем, содействие в преодолении у него девиантных наклонностей.

При сборе информации о ребенке во внешней среде (в школе, среди соседей и пр.) должны проявиться особые профессиональные качества социального работника: способность к наблюдению, коммуникабельность, умение анализировать ситуацию и делать выводы. При общении с лицами, способными дать необходимую информацию, необходимо соблюдать особенный такт: не дать повода соседям, учителям или др. собеседникам для лишних сплетен.

Специалисту следует разобраться, не является ли девиантное поведение ребенка демонстративным, с подсознательной целью привлечь к себе внимание взрослых и тем самым компенсировать недостающее ему внимание.

Параллельно с этими мероприятиями должна быть осуществлена социальная и психологическая диагностика семейной ситуации ребенка. В нее должны быть включены мероприятия по обследованию условий проживания ребенка в семье, а также должно быть проведено собеседование с его матерью (отцом) с целью выявления существующих в семье экономических, жилищных, бытовых, педагогических, психологических, проблем с трудоустройством и т.п.

Следует отметить, что сбор информации об образе жизни семьи сопряжен со значительными трудностями, связанными с необходимостью контактов с семьей для получения данных о ее ценностных ориентациях, духовных потребностях, нравственных принципах.

При проведении собеседования с родителем ребенка социальный работник должен преследовать главную цель: выявить проблемные зоны в жизнедеятельности неполной семьи, коррекция которых может помочь ребенку и семье в целом выйти из трудной жизненной ситуации.

В процессе последующей коррекции, в зависимости от того, командой или единственным специалистом совместно с членами семьи принимаются решения, выделяются следующие подходы к выбору используемых средств и методов:

- Согласие. Специалист принимает условия, поставленные семьей, безоговорочно, в отсутствие всякой критики, ничего не подвергая сомнению, то есть следуя принципу «клиент всегда прав». Данный подход малоэффективен, когда речь идет о кризисном состоянии семьи и осуществлении ее патронирования. Однако его использование целесообразно на начальных этапах работы, при наличии острого, почти стрессового состояния в целях имитации согласия с противоречивыми объектами.

- Соглашение. У семьи узнают, чего бы она хотела «на выходе», договариваются о характере желаемого результата и необходимых совместных действиях. Подход называется договорным или контрактным, хотя рабочий альянс этим не ограничивается.

- Указание. Социальный работник, педагог или психолог самостоятельно решает, что именно необходимо данной семье, и старается убедить ее в своей правоте.

Следует отметить, что социальная работа с неполными семьями не должна ограничивается только лишь вниманием к их дезадаптированным представителям. Даже если неполная семья относительно гармонична и достаточно хорошо справляется со своими основными функциями, она все равно нуждается время от времени в социальной и психологической поддержке.

Дело в том, что обычная семья проходит в своем развитии определенную последовательность типичных и потому ожидаемых событий – фаз, таких как вступление в брак, рождение первого ребенка, наступление у детей подросткового возраста, уход из дома самого младшего ребенка, выход супругов на пенсию и т.д. Эта последовательность типичных событий, или фаз, составляет, по аналогии с индивидуальным развитием человека, жизненный цикл семьи - цикл, связанный с взрослением и старением ее членов, а также с последовательной сменой их ролей.

Типичный жизненный цикл обычной семьи состоит из следующих фаз:

1) женатая пара (без детей);

2) рождение ребенка (старшему ребенку от 0 до 2,5 лет);

3) семьи с дошкольниками (старшему ребенку 2,5 года – 6 лет);

4) семьи со школьниками (старшему ребенку 6 – 13 лет);

5) семьи с подростками (старшему ребенку 13 – 20 лет);

6) семьи как стартовая площадка для образования новых семей (период ухода детей из семьи от старшего до самого младшего);

7) пожилые родители (жизнь без детей, до ухода на пенсию);

8) старение членов семьи (от ухода на пенсию до смерти обоих супругов).

При этом, конечно, любая семья может столкнуться и с неожиданными событиями: финансовые трудности, ранняя подростковая беременность и т.п. Такие кризисы нарушают нормальный ход развития семьи и неизбежно приводят к изменению взаимоотношений внутри семейной системы. Как «кризисы развития», так и неожиданные события ставят семью перед необходимостью отказаться от решения новых ситуаций прежними способами и усложнить свои приспособительные реакции.

Развод или преждевременная смерть одного из супругов являются одними из самых острых проявлений подобных семейных кризисов. Образовавшаяся неполная семья подвергается тяжелым психологическим испытаниям. Согласно исследованиям, по крайней мере, один год после развода все без исключения члены семьи пребывают в состоянии стресса. Относительное же равновесие восстанавливается не менее чем через 2 года.

Чтобы преодолеть это стрессовое состояние, требуется приложить немало усилий. Специалисты считают, что в идеале для преодоления стресса после развода или преждевременной смерти одного из супругов все оставшиеся члены ставшей теперь неполной семьи – взрослые, и дети - должны решить для себя следующие задачи:

1) пережить утрату семьи как целого;

2) принять долю своего участия в распаде семьи;

3) восстановить социальные связи;

4) внести свою лепту в перестройку родительско-детских отношений.

В результате этих взаимных и согласованных усилий, как взрослые, так и дети должны прийти к обоюдному пониманию, что распад («смерть») прежней семейной структуры одновременно означает и рождение новой семьи. В новой семье должны быть пересмотрены прежние правила, возникнуть новые паттерны взаимодействий, способствующие преодолению кризисного состояния и началу формирования новых семейных стратегий.

Все эти, простые на первый взгляд, действия могут помочь ставшим неполными семьям избежать большинства психологических ловушек. К сожалению, однако, во многих семьях перспектива необходимых изменений очень часто встречается с ригидностью, нежеланием перемен. Многие семьи, ставшие неполными в результате развода или смерти одного из родителей, еще долгое время по инерции пытаются сохранить «старый» жизненный цикл ядерной семьи. Ощущение внезапной утраты, страх перед незнакомым и непредсказуемым будущим вызывает чувство бессилия и мешает матери (отцу) адекватно реагировать на новую семейную реальность. Возникает симптом сопротивлениям изменениям, который выражается в подсознательном и тщетном стремлении членов семьи предотвратить изменения, возвратить паттерн отношений в семье в прежнее состояние.

Такие установки могут лишь законсервировать то изначальное стрессовое состояние, которое было вызвано разводом или смертью одного из родителей, и усугубить психологические проблемы семьи. В будущем они, скорее всего, лишь усилятся, и, в конечном итоге, отразятся на ребенке (детях), его социальном и психическом благополучии.

Нежелание принять наступившие изменения - это и есть самая главная психологическая ловушка, стоящая перед ставшими по воле случая или судьбы неполными семьями. Попавшие в нее матери (отцы) обречены на последующие ошибки в воспитании детей, установлении и поддержании с ними интеллектуального и эмоционального контакта.

Одним из наиболее эффективных методов социальной работы с неполной семьей, испытывающей временные социальные, психологические и иные трудности, является метод семейной терапии. Под семейной терапией принято понимать комплекс психологических методов и приемов, направленных на психологическую коррекцию индивидуума в семье и при помощи семьи, а также на оптимизацию семейных взаимоотношений.

Показанием к семейной терапии является ситуация, когда неполная семья не справляется с выполнением основных функций. Психологическая работа с семьей начинается с диагностического периода. Диагноз – термин из медицинской модели. В этом смысле семейного терапевта диагноз не интересует. Обычно не диагностируется один член семьи, так как он рассматривается только лишь как выразитель проблем семьи как целого организма, и индивидуальная работа именно с ним может усилить мнение всей семьи, что проблема заключается именно в нем. При работе с семьей у социального работника обязательно должен присутствовать образ целостной семьи, даже если семья пришла на встречу в неполном составе.

Обследование семьи должно включать в себя получение картины о сильных и слабых сторонах семьи, областях эффективного функционирования и дисфункциональных областях, а также поиск происхождения рассматриваемой проблемы. С целью выявления дисфункциональных областей используется наблюдение за паттернами взаимодействия членов семьи между собой, а также за взаимодействием семьи с внешним миром.

В процессе семейной социальной терапии выделают 4 этапа:

1) Присоединение социального работника или психолога к семье.

2) Диагностика. Постановка целей.

3) Реконструкция семейных взаимоотношений.

4) Завершение семейной социальной терапии.

Задача специалиста на первом этапе – объединение с семьей. Технический прием, используемый на первом этапе семейной терапии, - положительное эмоциональное подкрепление самой попытки обратиться за помощью. С помощью приема подражания специалист старается вступить в общение на том языке, который понятен и свойственен членам данной семьи. На первых консультациях не следует анализировать мотивацию поведения участников, пользоваться оценочными суждениями, так как это, с одной стороны, блокирует личностный рост членов семьи, а с другой – усиливает механизм как индивидуальной, так и групповой психологической защиты.

На втором этапе задача специалиста – выявление правил и системы убеждений семьи, с помощью которых происходит регуляция семейных отношений. Для успешности семейной терапии необходимо согласие в формулировании и достижении цели между членами и специалистом. Поэтому важной задачей на данном этапе работы является совместное формулирование психологического запроса, перевод манипулятивного запроса («Сделайте так, чтобы мой ребенок стал другим») на уровень осознавания истинных проблем в семье. В этот момент важно перевести психологическую работу из плоскости изучения прошлого в плоскость «здесь и сейчас». Исследуются цели, которые поставлены каждым членом семьи и которых они хотят достигнуть в ходе терапии. Формулирование целей каждого члена семьи приводит к формулированию целей семьи как единого психологического организма. На этапе диагностики используются такие методики как:

  • Диагностика структуры семьи: тест-опросник «Шкала семейной адаптации и сплоченности» (FACES-3); Тест «Семейная социограмма»; системные семейные расстановки, метод «Семейная доска», «Кукольные расстановки».
  • Изучение семейной истории: Генограмма. Многие стереотипы поведения и закономерности взаимодействия воспроизводятся в поколениях. С помощью генограммы можно узнать семейную историю и правильно ее записать. Всем было бы полезно составить генограмму своей семьи и узнать: характер межпоколенного наследия, характер эмоциональных связей, отношений в семье; оценить коалиции, альянсы, треугольники; характерные проблемы и способы их решения в семье: связь между умершими и живущими и многое другое.
  • Диагностика семейных / супружеских отношений: тест-опросник удовлетворенности браком (исследование эмоциональных отношений); тест супружеских отношений; тест-опросник ПЭА (понимание, эмоциональное притяжение, авторитетность); Висбаденский опросник изучения внутрисемейных отношений (WIPPF).;Тест-опросник «Ролевые ожидания и притязания в браке» (РОП).
  • Диагностика семейных взаимоотношений в ситуации кризиса (Семейный кризис: его смысл, функция, способы преодоления): тест-опросник «Анализ семейной тревоги» (АСТ); тест «Характер взаимодействия супругов в конфликтных ситуациях».
  • Диагностика детско-родительских отношений: тест-опросник «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ); тест-опросник Родительского Отношения А.Я.Варга, В.В.Столин;
  • Оценка функционального ресурса семейной системы: тест функционального ресурса семьи В.В.Лавров, Н.М.Лаврова;
  • Проективные рисуночные методики: «Рисунок Семьи», социометрический метод «Семейное пространство».

Не менее важной задачей специалиста на этом этапе является дисфункциональных шаблонов поведения семьи, а также существующих правил и семейных убеждений, которые мешают оптимальным взаимоотношениям.

Критерием оценки того, что семья готова работать со своими неосознаваемыми проблемами, служат доверительность и свобода, с которой члены семьи начинают рассказывать о себе, приводить такие факты, которые раньше вызвали у них выраженные негативные реакции. Поэтому на третьем этапе – этапе реконструкции семейных отношений - специалист путем присоединения к различным семейным подсистемам создает ситуации фрустрации с целью инициировать переход семьи на иной, более сложный уровень функционирования. Содержанием семейной терапии в этом случае является анализ взаимодействия всех членов семьи в ситуации «здесь и сейчас». Терапевтические действия основаны на принципе «действие предшествуют пониманию»: именно действие ведет к новому опыту, новым переживаниям и, как следствие, к пониманию необходимости изменений.

Используемые приемы: рассаживание членов семьи по-другому, разъединение различных членов семьи и объединение в новые коалиции, положительное подкрепление участников одних подсистем и блокировка других.

Актуализация и структурирование полученного материала осуществляется с помощью:

- разыгрывания ролевых ситуаций;

- построения семейной скульптуры;

- рисования семейного рисунка;

- видеотехник;

- переформулирования проблемы (рефрейминг).

Эффективен также метод «домашних заданий». Домашние задания можно разделить на 3 вида: прямые директивы, метафорические, парадоксальные. Цель этих заданий:

- изменение поведения членов семьи;

- придание дополнительного стимула к построению отношений между членами семьи и социальным работником;

- изучение реакций членов семьи при выполнении ими заданий;

- осуществление социальным работником поддержки членов семьи, так как во время выполнения задания специалист как бы незримо присутствует среди них.

Работа специалиста на этом этапе способствует установлению границ между подсистемами, усилению функционирования одних и связанному с этим ослаблению функционирования других подсистем. Например, если раньше мать и ребенок большую часть времени занимались обвинением друг друга, то в процессе семейной терапии произойдет их переориентация на конструктивное взаимодействие, нацеленное на обретение смысла семьи как единого целого.

Наконец, четвертый этап – это завершение терапии. Об его наступлении свидетельствует согласие членов семьи о том, что сформулированные цели терапии достигнуты. Основная задача при этом – взаимное отсоединение семьи и специалиста друг от друга.

Заключение

В данное время тема воспитания детей в неполной семье до конца не изучена, так как взаимоотношения в семье, проблемы, функции семьи изменяются с изменением социальной обстановки в стране, с изменением главных целей, стоящих перед обществом и перед самим человеком. Большое значение имеет сохранение в неполной семье культурного уровня воспитанности её членов. Грубость, нетерпимость, пьянство хотя бы одного из членов неполной семьи ведут к ее полнейшему разрушению. Проблема распада семьи, негативная семейная обстановка, а в результате и неправильное воспитание детей связана с отсутствием внимания и поддержки со стороны государства, низким уровнем культуры у современной молодёжи и порой не пониманием молодыми, что создание семьи это задача не из лёгких, требующая от человека больших эмоциональных затрат.

Цель данной работы состояла в составлении технологии социальной работы с неполной семьей, выявлении эффективных форм и методов социально-педагогической помощи неполным семьям в современных условиях. Она достигнута посредством реализации поставленных задач.

В теоретической части исследования нами были решены следующие задачи: раскрыто понятие неполной семьи, проблемы неполных семей, источники формирования неполных семей.

В практической части были предложены методы и формы социальной работы с неполной семьей, для изучения ее проблем, на основе которых может разрабатываться последующая работа социального педагога.

Изучив проблематику социально-педагогической работы с неполной семьей, формы и методы работы, можно сделать вывод о том, что социально-педагогическая работа с неполными семьями является одной из актуальных проблем современного общества. В целях улучшения социально-педагогической работы с неполными семьями должна совершенствоваться законодательная база по улучшению материального положения неполных семей, а также разрабатываться новые методы работы, создаваться и реализовываться программы поддержки и реабилитации неполных семей.

Семья как социальная группа, в которой совершаются определенные процессы и которая осуществляет определенные функции, исторически развивается. Неполные семьи – это та форма семейного жизнеустройства, которая на нынешнем отрезке человеческой истории стала достаточно распространенной. И это исторический факт.

Хорошо это или плохо – об этом можно судить по-разному. С точки зрения экономической безопасности государства, распространение неполных семей влечет за собой дополнительную финансовую нагрузку, поскольку значительная часть неполных семей на практике оказывается малообеспеченными и нуждающимися в мерах материальной поддержки. Существуют и другие проблемные аспекты, в частности, значительная доля асоциальных неполных семей, слабая защищенность одиноких матерей на рынке труда, теоретически (но отнюдь не всегда практически!) более низкий воспитательный потенциал семьи с одним родителем и т.д.

Одной из наиболее эффективных мер по поддержке неполных семей сегодня является развитие и законодательное закрепление механизмов привлечения отсутствующего родителя к воспитанию ребенка. Нужно стимулировать ответственность семьи, каждого родителя за воспитание детей. В последние годы наше законодательство способствовало равноправному распределению родительских ролей (была предоставлена возможность распределять отпуск по уходу за ребенком среди всех членов семьи), однако в отношении неполных семей данная проблема не решена.

Необходимо также усиливать меры адресной социальной поддержки матерей, воспитывающих детей в одиночку; разработать механизмы воздействия на рынок труда, создать возможности сочетать женщинам свои трудовые обязанности с воспитательными без риска потерять работу.

Литература

1. Антонов А.И., Медков В.М. Социология семьи. – М.: Изд-во МГУ: Изд-во Международного университета бизнеса и управления («Братья Карич»), 1996.

2. Дементьева И.Ф. Негативные факторы воспитания детей в неполной семье // Социология семьи. - №6. - 2001.

3. Ершова Н.М. Воспитание детей в неполной семье. – М.: «Прогресс», 1980.

4. Зимняя И.А Семья как объект социальной работы. - Сер. "Социальная работа". Выпуск №7. - 1993. С. 71-81.

5. Кон И.С. Социологическая психология. – М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 1999.

6. Коррекционная педагогика в начальном образовании / Под ред. Г. Ф. Кумариной. - М.: ACADEMIA, 2001.

7. Кравченко А.И. Основы социологии: Учебное пособие для студентов средних специальных учебных заведений. – 3-е изд., испр. – Екатеринбург: Деловая книга, М.: Раритет, 1999.

8. Методика и технологии работы социального педагога: Учеб.пособие для студ. высш. учеб. заведений /Б.Н.Алмазов, М.А.Беляева, Н.Н.Бессонова и др.; Под ред. М.А.Галагузовой, Л.В.Мардахаева. – М.: «Академия», 2002.

9. Овчарова Р.В. Справочная книга социального педагога. - М.: СК "Сфера", 2001.

10. Психология социальной работы / О.Н.Александрова, О.Н.Боголюбова, Н.Л.Васильева и др.; Под общ.ред. М.А.Гулиной. – СПб.: Питер, 2002.

11. Рубан М. Л. Неполная семья как субъект конструктивного взаимодействия с социальным педагогом школы в условиях северного региона // Фестиваль педагогических идей "Открытый урок" [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://festival.1september.ru

12. Семья как объект и субъект социальной работы. Методическое пособие к курсу «Семьеведение». Ч.1 / Сост. Т.Н. Мартынова. Кемерово: Изд-во Кузбассвузиздат. 2000.

13.Торохтий В.С. Психология социальной работы с семьей. - М.: ТЦ Сфера, 1996.

14. Тюгашев Е.А. Семьеведение. М., 2003.

15. Шапиро Б.Ю. Содержание социальной работы с семьей: проблемы и перспективы //

16. Э. Эйдмиллер, В. Юстицкис Психология и психотерапия семьи. – 4-е изд. – СПб.: Питер, 2008.

Приложение 1

ТЕСТ-ОПРОСНИК РОДИТЕЛЬСКОГО ОТНОШЕНИЯ

(А.Я Варга, В.В. Столин)

Тест-опросник детско-родительских отношений А.Я. Варги, В.В. Столина представляет собой психодиагностический инструмент, ориентированный на выявление родительского отношения у лиц, нуждающихся в психологической помощи по вопросам воспитания детей и общения с ними. Родительское отношение понимается как система разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов, практикуемых в общении с ним, особенностей восприятия и понимания характера и личности ребенка, его поступков.

Структура опросника

Опросник состоит из пяти шкал:

1. "Принятие-отвержение ". Шкала отражает интегральное эмоциональное отношение к ребенку. Содержание одного полюса шкалы: родителю нравится ребенок таким, какой он есть. Родитель уважает индивидуальность ребенка, симпатизирует ему. Родитель стремится проводить много времени вместе с ребенком, одобряет его интересы и планы. На другом полюсе шкалы: родитель воспринимает своего ребенка плохим, неприспособленным, неудачливым. Ему кажется, что ребенок не добьется успеха в жизни из-за низких способностей, небольшого ума, дурных наклонностей. По большей части родитель испытывает к ребенку злость, досаду, раздражение, обиду. Он не доверяет ребенку и не уважает его.

2. "Кооперация " - социально желательный образ родительского отношения. Содержательно эта шкала раскрывается так: родитель заинтересован в делах и планах ребенка, старается ему помочь во всем, сочувствует ребенку. Родитель высоко оценивает интеллектуальные и творческие способности ребенка, испытывает чувство гордости за него. Он поощряет инициативу и самостоятельность ребенка, старается быть с ним на равных. Родитель доверяет ребенку, старается встать на его точку зрения в спорных вопросах.

3. "Симбиоз " – шкала отражает межличностную дистанцию в общении с ребенком. При высоких баллах по этой шкале можно считать, что родитель стремится к симбиотическим отношениям с ребенком. Содержательно эта тенденция описывается так – родитель ощущает себя с ребенком единым целым, стремиться удовлетворить все потребности ребенка, оградить его от трудностей и неприятностей жизни. Родитель постоянно ощущает тревогу за ребенка, ребенок ему кажется маленьким и беззащитным.

Тревога родителя повышается, когда ребенок начинает автономизироваться в силу обстоятельств, т.к. по своей воле родитель не предоставляет ребенку самостоятельности никогда.

4. "Авторитарная гиперсоциализация " - отражает форму и направление контроля за поведением ребенка. При высоком балле по этой шкале в родительском отношении данного родителя отчетливо просматривается авторитаризм. Родитель требует от ребенка безоговорочного послушания и дисциплины. Он старается навязать ребенку во всем свою волю, не в состоянии встать на его точку зрения. За проявление своеволия ребенка сурово наказывают. Родитель пристально следит за социальными достижениями ребенка, его индивидуальными особенностями, привычками, мыслями, чувствами.

5. "Маленький неудачник " - отражает особенности восприятия и понимания ребенка родителем. При высоких значениях по этой шкале в родительском отношении данного родителя имеются стремления инфантилизировать ребенка, приписывать ему личную и социальную несостоятельность. Родитель видит ребенка младшим по сравнению с реальным возрастом. Интересы, увлечения, мысли и чувства ребенка кажутся родителю детскими, несерьезными. Ребенок представляется не приспособленным, не успешным, открытым для дурных влияний. Родитель не доверяет своему ребенку, досадует на его неуспешность и неумелость. В связи с этим родитель старается оградить ребенка от трудностей жизни и строго контролировать его действия.

Текст опросника

1. Я всегда сочувствую своему ребенку.

2. Я считаю своим долгом знать все, что думает мой ребенок.

3. Я уважаю своего ребенка.

4. Мне кажется, что поведение моего ребенка значительно отклоняется от нормы.

5. Нужно подольше держать ребенка в стороне от реальных жизненных проблем, если они его травмируют.

6. Я испытываю к ребенку чувство расположения.

7. Хорошие родители ограждают ребенка от трудностей жизни.

8. Мой ребенок часто неприятен мне.

9. Я всегда стараюсь помочь своему ребенку.

10. Бывают случаи, когда издевательское отношение к ребенку приносит ему большую пользу.

11. Я испытываю досаду по отношению к своему ребенку.

12. Мой ребенок ничего не добьется в жизни.

13. Мне кажется, что дети потешаются над моим ребенком.

14. Мой ребенок часто совершает такие поступки, которые, кроме призрения, ничего не стоят.

15. Для своего возраста мой ребенок немножко не зрелый.

16. Мой ребенок ведет себя плохо специально, чтобы досадить мне.

17. Мой ребенок впитывает в себя дурное как "губка".

18. Моего ребенка трудно научить хорошим манерам при всем старании.

19. Ребенка следует держать в жестких рамках, тогда из него вырастет порядочный человек.

20. Я люблю, когда друзья моего ребенка приходят к нам.

21. Я принимаю участие в своем ребенке.

22. К моему ребенку "липнет" все дурное.

23. Мой ребенок не добьется успеха в жизни.

24. Когда в компании знакомых говорят о детях, мне немного стыдно, что мой ребенок не такой умный и способный, как мне бы хотелось.

25. Я жалею своего ребенка.

26. Когда я сравниваю своего ребенка со сверстниками, они кажутся мне взрослее и по поведению, и по суждениям.

27. Я с удовольствием провожу с ребенком все свое свободное время.

28. Я часто жалею о том, что мой ребенок растет и взрослеет, и с нежностью вспоминаю его маленьким.

29. Я часто ловлю себя на враждебном отношении к ребенку.

30. Я мечтаю о том, чтобы мой ребенок достиг всего того, что мне не удалось в жизни.

31. Родители должны приспосабливаться к ребенку, е только требовать этого от него.

32. Я стараюсь выполнять все просьбы моего ребенка.

33. При принятии семейных решений следует учитывать мнение ребенка.

34. Я очень интересуюсь жизнью своего ребенка.

35. В конфликте с ребенком я часто могу признать, что он по-своему прав.

36. Дети рано узнают, что родители могут ошибаться.

37. Я всегда считаюсь с ребенком.

38. Я испытываю к ребенку дружеские чувства.

39. Основная причина капризов моего ребенка – эгоизм, упрямство и лень.

40. Невозможно нормально отдохнуть, если проводить отпуск с ребенком.

41. Самое главное, чтобы у ребенка было спокойное и беззаботное детство.

42. Иногда мне кажется, что мой ребенок не способен ни на что хорошее.

43. Я разделяю увлечения своего ребенка.

44. Мой ребенок может вывести из себя кого угодно.

45. Я понимаю огорчения своего ребенка.

46. Мой ребенок часто раздражает меня.

47. Воспитание ребенка – сплошная нервотрепка.

48. Строгая дисциплина в детстве развивает сильный характер.

49. Я не доверяю своему ребенку.

50. За строгое воспитание дети благодарят потом.

51. Иногда мне кажется, что я ненавижу своего ребенка.

52. В моем ребенке больше недостатков, чем достоинств.

53. Я разделяю интересы своего ребенка.

54. Мой ребенок не в состоянии что-либо делать самостоятельно, а если и делает, то обязательно не так.

55. Мой ребенок вырастет не приспособленным к жизни.

56. Мой ребенок нравится мне таким, какой он есть.

57. Я тщательно слежу за состоянием здоровья моего ребенка.

58. Нередко я восхищаюсь своим ребенком.

59. Ребенок не должен иметь секретов от родителей.

60. Я невысокого мнения о способностях моего ребенка и не скрываю этого от него.

61. Очень желательно, чтобы ребенок дружил с теми детьми, которые нравятся его родителям.

Ключи к опроснику:

1. Принятие-отвержение: 3, 4, 8, 10, 12, 14, 15, 16, 18, 20, 24, 26, 27, 29, 37, 38, 39, 40, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 49, 52, 53, 55, 56, 60.

2. Образ социальной желательности поведения: 6, 9, 21, 25, 31, 34, 35, 35.

3. Симбиоз: 1, 5, 7, 28, 32, 41, 58.

4. Авторитарная гиперсоциализация: 2, 19, 30, 48, 50, 57, 59.

5. "Маленький неудачник": 9, 11, 13, 17, 22, 28, 54, 61.

Порядок подсчета тестовых баллов. При подсчете тестовых баллов по всем шкалам учитывается ответ "верно". Высокий тестовый балл по соответствующим шкалам интерпретируется как:

-отвержение;

- социальная желательность;

- симбиоз;

- гиперсоциализация;

- инфантилизация (инвалидизация).

Тестовые нормы приводятся в виде таблиц процентильных рангов тестовых баллов по соответствующим шкалам.

1 шкала: "принятие-отвержение"
"сырой" балл 0 1 2 3 4 5 6 7 8
процентильный ранг 0 0 0 0 0 0 0,63 3,79 12,02
"сырой" балл 9 10 11 12 13 14 15 16 17
процентильный ранг 31,0 53,79 68,35 77,21 84,17 88,6 90,5 92,4 93,67
"сырой" балл 18 19 20 21 22 23 24 25 26
процентильный ранг 94,3 95,5 97,46 98,1 98,73 98,73 99,36 100 100
"сырой" балл 27 28 29 30 31 32
процентильный ранг 100 100 100 100 100 100
2 шкала: "Кооперация"
"сырой" балл 0 1 2 3 4 5 6 7 8
процентильный ранг 1,57 3,46 5,67 9,77 12,29 19,22 31,19 48,82 80,93
3 шкала: Симбиоз
"сырой" балл 0 1 2 3 4 5 6 7
процентильный ранг 4,72 19,53 39,06 57,96 74,97 86,63 92,93 96,65
4 шкала: Авторитарная гиперсоциализация
"сырой" балл 0 1 2 3 4 5 6
процентильный ранг 4,41 13,86 32,13 53,87 69,3 83,79 95,76
5 шкала: "Маленький неудачник"
"сырой" балл 0 1 2 3 4 5 6 7
процентильный ранг 14,55 45,57 70,25 84,19 93,04 96,83 99,37 100

Приложение 2

Опросник АСВ (Анализ семейного воспитания) Э. Г. Эйдемиллера

Опросник АСВ позволяет диагностировать тип семей­ного воспитания и характер его нарушений. Диагностируются следующие наруше­ния семейного воспитания:

I . Уровень протекции — сколько сил, времени уделяют родители воспитанию ребенка:

1) гиперпротекция (чрезмерная) — шкала Г+;

2) гипопротекция (недостаточная) — шкала Г-.

II . Степень удовлетворения потребностей — в какой мере деятельность родителей нацелена на удовлетворение потреб­ностей ребенка, как материально-бытовых, так и духовных:

1) потворствование (стремление родителей к максималь­ному и некритическому удовлетворению любых потребнос­тей ребенка) — шкала У+;

2) игнорирование потребностей ребенка (недостаточное стремление родителей к удовлетворению «потребностей ре­бенка) — шкала У-.

III . Уровень требовательности к ребенку в семье . Они выступают в виде обязанностей, запретов, наказаний:

1) чрезмерность требований-обязанностей представляет риск психотравматизма — шкала Т+;

2) недостаточность требований-обязанностей приводит к трудности привлечения ребенка к какому-либо делу — шкала Т—;

3) чрезмерность требований-запретов формирует реакцию эмансипации или предопределяет развитие черт сенситив­ной и тревожно-мнительной акцентуации — шкала 3+;

4) недостаточность требований-запретов стимулирует развитие гипертимного, неустойчивого типа характера — шкала 3-;

5) чрезмерность санкций — чрезмерное реагирование даже на незначительные нарушения поведения — шкала С+;

6) минимальность санкций — упование на поощрение, со­мнение в результативности любых наказаний — шкала С—.

IV . Неустойчивость стиля воспитания — резкая смена стиля, приемов воспитания, формирующая упрямство, — шкала Н.

Результаты оформляются в виде таблицы:

Диагностика типов семейного воспитания

Характер нарушений Уровень протекции Полнота удовлетворения потребностей Степень предъявления требований Степень запрета Строгость санкций
Типы нарушений семейного воспитания П (г+г- ) У Е З С
Потворствующая гиперпротекция + + - - -
Доминирующая гиперпротекция + ± ± + ±
Эмоциональное отвержение - - + + +
Жестокое обращение - - ± ± +
Гипопротекция - - - - ±
Повышенная моральная ответственность - - + ± ±

Бланк ответов

V 21 22 41 42 61 62 81 82 Е±. 7 Г- 8

X

4

23 24

43 44

63 64

83 84

У+ 6 У- 4

5 25 45 65 85 Т+ 4
6 26 46 66 86 Т- 4
7 27 47 67 87 3+ 4
8 28 48 68 88 3-3
9 29 49 69 89 С+ 4
10 30 50 70 90 С- 4
11 31 51 71 91 Н 5
12 32 52 72 92 РРЧ 6
13 33 53 73 93 ПДК 4
14 34 54 74 94 ВН 4
15 35 55 75 95 ФУ 6
16 17 36 37 56 57 76 77 96 97 НРЧ 7 ПНК 4
18 38 58 78 98 ВК 4
19 39 59 79 99 ПМК 4
20 40 60 80 100 ПЖК 4
101 107 ИЗ 119 125 г+
102 Ю8 114 120 126 г-
103 109 115 121 127 у+
104 110 116 122 128 РРЧ
105 111 117 123 129 ФУ
106 112 Л8 124 130 НРЧ
Сколько лет сыну (дочери)

Данные по валидизации методики по всем шкалам: г=0,56; ро=0,60; п = 180; р=Ж= =0,01; р<0,01.

Примечание: + чрезмерная выраженность соответствую­щей черты воспитания; - недостаточная выраженность; ± при данном типе воспитания возможны как чрезмерность данной черты, так и недостаточность или просто выраженность.

Устойчивые сочетания различных черт воспитания пред­ставляют собой тип целенаправленного воспитания.

Классификация типов нарушений семейного воспита­ния выглядит следующим образом.

Потворствующая гиперпротекция (сочетание черт, отраженных в шкалах Г+, У+ при Т-, 3-, С- ). Подрос­ток находится в центре внимания семьи, которая стре­мится к максимальному удовлетворению его потребнос­тей. Этот тип воспитания способствует развитию демон­стративных (истероидных) и гипертимных черт харак­тера у подростков.

Доминирующая гиперпротекция (Т+, У±, Т±, 3+, С±). Подросток также в центре внимания родителей, которые от­дают ему много сил и времени, лишая самостоятельности, ставя многочисленные ограничения и запреты. Такое вос­питание усиливает реакцию эмансипации и обусловливает острые аффективные реакции экстрапунитивного типа. При тревожно-мнительном (психастеническом), сенситивном, астено-невротическом типах отклонений характера домини­рующая гиперпротекция усиливает астенические черты.

Эмоциональное отвержение (Г±, У-, Т±, 3±, С±). В крайнем варианте это воспитание по типу «Золушки». Формирует и усиливает черты инертно-импульсивной (эпилептоидной) акцентуации характера и эпилептоидной психопатии, ведет к декомпенсации и формированию не­вротических расстройств у подростков с эмоционально-лабильной, сенситивной, астено-невротической акценту­ациями характера.

Повышенная моральная ответственность (Г-, У-, Т+). Этот тип воспитания характеризуется сочетанием высоких требований к подростку с недостатком внимания к нему со стороны родителей, меньшей заботой о нем. Стимулирует­ся развитие черт тревожно-мнительной (психастенической) акцентуации характера.

Гипопротекция (гипоопека) (Г-, У-, Т-, 3-, С±). Под­росток предоставлен себе, родители не интересуются им, не контролируют его. Такое воспитание особенно неблагоп­риятно при акцентуациях гипертимного, неустойчивого и конформного типов.

Причины неправильного воспитания весьма различны. Порой это определенные обстоятельства в жизни семьи, ме­шающие наладить адекватное воспитание. Чаще — низкая педагогическая культура родителей. Во втором случае не­редко основную роль в нарушении воспитательного про­цесса играют личностные особенности самих родителей.

Довольно часто родители склонны решать личностные проблемы за счет ребенка. Это может выражаться в следу­ющем:

· расширение сферы родительских чувств (шкала РРЧ);

· предпочтение в подростке детских качеств (шкала ПДК);

· воспитательная неуверенность родителя (шкала ВН);

· фобия утраты ребенка (шкала ФУ);

· неразвитость родительских чувств (шкала НРЧ);

· сдвиг в установке родителей по отношению к полу ребенка (шкала ПЖК — предпочтение женских ка­честв, шкала ПМК — предпочтение мужских ка­честв);

· проекция на подростка собственных нежелаемых ка­честв (шкала ПНК);

· вынесение конфликта между супругами в сферу вос­питания (шкала ВК).

Какие нарушения вызывают подобные отношения ро­дителей? Повышенную (доминирующую или потворствую­щую) протекцию или, наоборот, гипопротекцию, эмоцио­нальное отвержение и жестокое обращение. Возможен и противоречивый тип воспитания.

Правила пользования опросником

Перед тем как мать или отец начнут заполнять опрос­ник, постарайтесь создать атмосферу доверительного пси­хологического контакта. Родители должны быть заинтере­сованы в искренности собственных ответов.

Каждый опрашиваемый получает бланк регистрации ответов и текст опросника. Зачитайте инструкцию, содер­жащуюся в начале опросника, и убедитесь, что родители все поняли правильно. После того как началось заполне­ние бланка регистрации ответов, инструктирование или пояснения нежелательны.

Обработка результатов. На бланке регистрации от­ветов номера, относящиеся к одной шкале, для скорости подсчета расположены в одной строчке. Подсчитайте чис­ло обведенных номеров. Обратите внимание на то, что на бланке регистрации ответов за вертикальной чертой ука­зано диагностическое значение (ДЗ) для каждой шкалы. Если число обведенных номеров достигает или превыша­ет диагностическое значение, то у обследуемого родителя считается установленным указанный тип отклонения в вос­питании.

Буквы за чертой — это применяемые в данных методи­ческих рекомендациях сокращенные названия шкал. При­чем некоторые названия шкал подчеркнуты; это значит, что к результату по горизонтальной строке (набранному числу баллов) надо прибавить результат по дополнитель­ной шкале, которая находится в нижней части бланка под горизонтальной чертой и обозначена теми же буквами, что и основная.

При наличии отклонений по нескольким шкалам необ­ходимо обратиться к «Диагностике типов семейного воспи­тания». Это поможет точнее установить тип отклонения воспитания в исследуемой семье.

Опросник АСВ для родителей

Подростковый вариант

Уважаемый родитель! Предлагаемый Вам опросник содержит утверждения о воспитании детей. Утверждения пронумерованы. Такие же номера есть в «Бланке для ответов».

Читайте по очереди утверждения опросника. Если Вы, в общем, согласны с ними, то на «Бланке для ответов» обведите кружком номер утверждення. Если Вы, в общем, не согласны, зачеркните этот же номер. Если очень трудно выбрать, то поставьте на номере вопросительный знак. В опроснике нет «неправильных» или «правильных» утверждений. Отвечайте так, как Вы сами думаете. На утверждения, номера которых выделены в опроснике, отцы могут не отвечать:

1. Все, что я делаю, я делаю ради моего сына (дочери).

2. У меня часто не хватает времени позаниматься с сыном (дочерью) чем-нибудь интересным, куда-нибудь пойти вместе, поговорить подольше о чем-нибудь интересном.

3. Мне приходится разрешать моему ребенку такие вещи, которых не разрешают многие другие родители.

4. Не люблю, когда сын (дочь) приходит ко мне с вопросами. Лучше, чтобы догадался (догадалась) сам(а).

5. Наш сын (дочь) имеет дома больше обязанностей, чем большинство его товарищей.

6. Моего сына (дочь) очень трудно заставить что-нибудь сделать по дому.

7. Всегда лучше, если детн не думают над тем, правильны ли взгляды их родителей.

8. Мой сын (дочь) возвращается вечером тогда, когда хочет.

9. Если хочешь, чтобы твой сын (дочь) стал(а) человеком, не оставляй безнаказанным ни одного его (ее) плохого поступка.

10. Если только возможно, стараюсь не наказывать сына (дочь).

11. Қогда я в хорошем настроенин, нередко прощаю своему сыну (дочери) то, за что в другое время наказал бы.

12. Я люблю своего сына (дочь) больше, чем люблю (любила) супруга.

13. Маленькие дети мне нравятся больше, чем большие.

14. Если мой сын (дочь) подолгу упрямится или злится, у меня бывает чувство, что поступил(а) по отношению к нему (к ней) неправильно.

15. У нас долго не было ребенка, хотя мы его очень ждали.

16. Общение с детьми, в общем-то,— очень утомительное дело.

17. У моего сына (дочери) есть некоторые качества, которые выводят меня из себя.

18. Воспитание моего сына (дочери) шло бы гораздо лучше, если бы мой муж (моя жена) не мешал(а) бы мне.

19. Большинство мужчин легкомысленнее, чем женщины.

20. Большинство женщин легкомысленнее, чем мужчины.

21. Мой сын (дочь) для меня — самое глааное в жизни.

22. Часто бывает, что я не знаю, где пропадает мой сын (дочь).

23. Стараюсь купить своему сыну (дочери) такую одежду, какую он (она) сам(а) хочет, даже если она дорогая.

24. Мой сын (дочь) непонятлив(а). Легче самому 2 раза сделать, чем 1 раз объяснить ему (ей).

25. Моему сыну (дочери) нередко приходится (или приходилось раньше) присматривать за младшим братом (сестрой).

26. Нередко бывает так; напоминаю, напоминаю сыну (дочери) сделать что-нибудь, а потом плюну и сделаю сам (сама).

27. Родители ни в коем случае не должны допускать, чтобы дети подмечали их слабости и недостатки.

28. Мой сын (дочь) сам(а) решает, с кем ему дружить.

29. Дети должны не только любить своих родителей, но и бояться их.

30. Я очень редко ругаю сына (дочь).

31. В нашей строгости к сыну (дочери) бывают большие колебания. Иногда мы очень строги, а иногда все разрешаем.

32. Мы с сыном понимаем друг друга лучше, чем сын с мужем.

33. Меня огорчает то, что мой сын (дочь) слишком быстро становится взрослым(ой).

34. Если ребенок упрямится, потому что плохо себя чувствует, лучше всего сделать так, как он хочет.

35. Мой ребенок рос слабым и болезненным.

36. Если бы у меня не было детей, я бы добился (добилась) в жизни гораздо большего.

37. У моего сына (дочери) есть слабости, которые не проходят, хотя я упорно с ними борюсь.

38. Нередко бывает, что, когда я наказываю моего сына (дочь), мой муж (жена) тут же начинает упрекать меня в излишней строгости и утешать его (ее).

39. Мужчины более склонны к супружеской измене, чем женщины.

40. Женщины более склонны к супружеской измене, чем мужчины.

41. Заботы о сыне (дочери) занимают наибольшую часть моего времени.

42. Мне много раз пришлось пропустить родительское собрание.

43. Стараюсь купить ему (ей) все то, что он (она) хочет, даже если это стоит дорого.

44. Если подольше побыть в обществе моего сына (дочери), можно сильно устать.

45. Мне много раз приходилось поручать моему сыну (дочери) важные и трудные дела.

46. За моего сына (дочь) нельзя поручиться в серьезном деле.

47. Главное, чему родители должны научить своих детей,— это слушаться.

48. Мой сын (дочь) сам(а) решает, курить ему (ей) или нет.

49. Чем строже родители к ребенку, тем лучше для него.

50. По характеру я— мягкий человек.

51. Если моему сыну (дочери) чего-то от меня нужно, он (она) старается выбрать момент, когда я в хорошем настроении.

52. Когда думаю о том, что когда-нибудь мой сын (дочь) вырастет и я буду ему (ей) не нужна, у меня портится настроение.

53. Чем дети старше, тем труднее иметь с ними дело.

54. Чаще всего упрямство ребенка бывает вызвано тем, что родители не умеют правильно к нему подойти.

55. Я постоянно переживаю за здоровье сына (дочери).

56. Если бы у меня не было детей, мое здоровье было бы гораздо лучше.

57. Некоторые очень важные недостатки моего сына (дочери) упорно не исчезают, несмотря на все меры.

58. Мой сын (дочь) недолюбливает моего мужа (жену).

59. Мужчина хуже умеет понять чувства другого человека, чем женщина.

60. Женщина хуже умеет понять чувства другого человека, чем мужчина.

61. Ради моего сына (дочери) мне от многого в жизни пришлось отказаться.

62. Бывало, что я не узнавал(а) о замечании или двойке в днувнике потому, что не посмотрел(а) дневник.

63. Я трачу на своего сына (дочь) значительно больше денег, чем на себя.

64. Не люблю, когда сын (дочь) что-то просит. Сам(а) лучше знаю, чего ему надо.

65. У моего сына (дочери) более трудное детство, чем у большинства его (ее) товарищей.

66. Дома мой сын (дочь) делает только то, что ему (ей) хочется, а не то, что надо.

67. Дети должны уважать родителей больше, чем всех других людей.

68. Мой сын (дочь) сам(а) решает, на что ему (ей) тратить свои деньги.

69. Я строже отношусь к своему сыну (дочери), чем другие родители к своим.

70. От наказаний мало проку.

71. Члены нашей семьи неодинаково строги с сыном (дочерью). Одни балуют, другие, наоборот,— очень строги.

72. Мне бы хотелось, чтобы мой сын (дочь) не любил(а) никого, кроме меня.

73. Когда мой сын (дочь) был(а) маленький, он(а) мне нравился больше, чем теперь.

74. Часто я не знаю, как правильно поступить с моим сыном (дочерью).

75. В связи с плохим здоровьем сына (дочери) нам приходилось в детстве многое позволять ему (ей).

76. Воспитание детей — тяжелый и неблагодарный труд. Им отдаешь все, а взамен не получаешь ничего.

77. Моему сыну (дочери) мало помогает доброе слово. Единственное, что на него (нее) действует — это постоянные строгие наказания.

78. Мой муж (жена) старается настроить сына (дочь) против меня.

79. Мужчины чаще, чем женщины, действуют безрассудно, не обдумав последствий.

80. Женщины чаще, чем мужчины, действуют безрассудно, не обдумав последствий.

81. Я все время думаю о моем сыне (дочери), о его (ее) делах, здоровье и т. д.

82. Нередко приходится (или приходилось) расписываться в дневнике за несколько недель сразу.

83. Мой сын (дочь) умеет добиться от меня того, чего хочет.

84. Мне больше нравятся тихие и спокойные дети.

85. Мой сын (дочь) много помогает мне (дома или на работе).

86. У моего сына (дочери) мало обязанностей по дому.

87. Даже если дети уверены, что родители неправы, они должны делать так, как говорят родители.

88. Выходя из дому, мой сын (дочь) редко говорит, куда идет.

89. Бывают случаи, когда лучшее наказание — это ремень.

90. Многие недостатки в поведении сына (дочери) прошли сами собой с возрастом.

91. Когда наш сын (дочь) что-то натворит, мы беремся за него (нее). Если все тихо, опять оставляем его (ее) в покое.

92. Если бы мой сын не был моим сыном, а я была бы помоложе, то я бы наверняка в него влюбилась.

93. Мне интереснее говорить с маленькими детьми, чем с большими.

94. В недостатках моего сына (дочери) виноват(а) я сам(а), потому что не умел(а) его

воспитывать.

95. Только благодаря нашим огромным усилиям сын (дочь) остался(лась) жив(а).

96. Нередко завидую тем, кто живет без детей.

97. Если предоставить моему сыну (дочери) свободу, он (она) немедленно использует это во вред себе или окружающим.

98. Нередко бывает, что если я говорю своему сыну (дочери) одно, то муж (жена) специально говорит наоборот.

99. Мужчины чаще, чем женщины, думают только о себе.

100. Женщины чаще, чем мужчины, думают только о себе.

101. Я трачу на сына (дочь) больше сил и времени, чем на себя.

102. Я довольно мало знаю о делах сына (дочери).

103. Желание моего сына (дочери) — для меня закон.

104. Когда мой сыи был маленький, он очень любил спать со мной.

105. У моего сына (дочери) плохой желудок.

106. Родители нужны ребенку, лишь пока он не вырос. Потом он все реже вспоминает о них.

107. Ради сына (дочери) я пошел бы (пошла бы) на любую жертву.

108. Моему сыну (дочери) нужно уделять значительно больше времени, чем я могу.

109. Мой сын (дочь) умеет быть таким милым, что я ему все прощаю.

110. Мне бы хотелось, чтобы сын женился попозже — после 30 лет.

111. Руки и ноги моего сына (дочери) часто бывают очень холодными.

112. Большинство детей — маленькие эгоисты. Они совсем не думают о здоровье и чувствах своих родителей.

113. Если не отдавать моему сыну (дочери) все время и силы, то все может плохо кончиться.

114. Когда все благололучно, я меньше интересуюсь делами сына (дочери).

115. Мне очень трудно сказать своему ребенку: «Нет».

116. Меня огорчает, что мой сын (дочь) все менее нуждается во мне.

117. Здоровье моего сына (дочери) хуже, чем у большинства других подростков.

118. Многие дети испытывают слишком мало благодарности по отношению к родителям.

119. Мой сын (дочь) не может обходиться без моей постоянной помоши.

120. Большую часть своего свободного времени сын (дочь) проводит вне дома.

121. У моего сына (дочери) очень много времени на развлечения.

122. Кроме моего сына, мне больше никто на свете не нужен.

123. У моего сына (дочери) прерывистый и беспокойный сон.

124. Нередко думаю, что я слишком рано женился (вышла замуж).

125. Все, чего добился мой сын (дочь) к настоящему моменту (в учебе, работе или другом), он (она) добился (лась) только благодаря моей постоянной помощи.

126. Делами сына (дочери) в основном занимается мой муж (жена).

127. Кончив уроки (или придя с работы), мой сын (дочь) занимается тем, что ему (ей) нравится.

128. Когда я вижу или представляю сына с девушкой, у меня портится настроение.

129. Мой сын (дочь) часто болеет.

130. Семья не помогает, а осложняет мою жизнь.

Приложение 3

Тест «Семейная социограмма»

Тест «Семейная социограмма», авторами которого являются Э.Г.Эйдемиллер и О.В.Черемисин, относится к ри­суночным проективным тестам [10]. Он позволяет выявить положе­ние субъекта в системе межличностных отношений и, кроме того, характер коммуникаций в семье — прямой или опосредованный.

Описание методики . Испытуемым предъявляется бланк с нарисованным кругом диаметром 110 мм. Затем дается инструкция: «На листе изоб­ражен круг. Нарисуйте в нем самого себя и членов вашей семьи в форме кружков и обозначьте кружки именами». Члены семьи выполняют это задание, не советуясь друг с другом.

Интерпретация результатов. Авторами предложены критерии, по которм производится оценка результатов тестирования:

1) число членов семьи, попавших в площадь круга;

2) величина кружков;

3) расположение кружков относительно друг друга;

4) дистанция между ними.

Оценивая результат по первому критерию, исследователь сопоставляет число членов семьи, изображенных испытуемым, с реальным. Возможно, что член семьи, с которым испытуемый находится в конфликтных отноше­ниях, не попадет в большой круг, он будет «забыт». В то же время кто-то из посторонних лиц, животных, любимых предметов может быть изображен в качестве члена семьи.

Далее мы обращаем внимание на величину кружков (второй кри­терий). Больший, по сравнению с другими, кружок «Я» говорит о до­статочной или завышенной само­оценке, меньший — о заниженной. Величина кружков других членов семьи говорит об их значи­мости в глазах испытуемого.

Следует обратить внимание на расположение кружков в пло­щади тестового поля круга и по отношению друг к другу (третий критерий). Расположение испытуемым своего кружка в центре круга может говорить об эгоцентрической направленности лич­ности, а помещение себя внизу, в стороне от кружков, симво­лизирующих других членов семьи, может указывать на пережи­вание эмоциональной отверженности.

Наиболее значимые члены семьи изображаются испытуемым в виде больших по размеру кружочков в центре или в верхней части тестового поля.

Наконец, большую информацию можно получить, проанали­зировав расстояния между кружочками (четвертый критерий). Удаленность одного кружка от других может говорить о кон­фликтных отношениях в семье, эмоциональном отвержении ис­пытуемого. Своеобразное «слипание», когда кружки наслаива­ются один на другой, соприкасаются или находятся друг в дру­ге, говорит о недифференцированности «Я» у членов семьи, наличии симбиотических связей.

Использование теста «Семейная социограмма» позволяет в считанные минуты в ситуации «здесь и теперь» визуализировать свои представления о взаимоотношениях в семье, а затем, показав свои бланки, обсудить, что получилось.

Существуют различные варианты проведения данной методики. Так, например, И.М.Никольская в процессе семейной диагностики предлагает испытуемому последовательно нарисовать несколько вариантов семейной социограммы [10]:

1. Стандартная социограмма, на которой изображены сам испытуемый и все члены его семьи.

2. Социограммы, на которых могут отсутствовать определенные члены семьи и/или присутствовать люди и объекты, которые к семье номинально не принадлежат.

3. Социограммы, которые относятся к разным этапам жизненного цикла семьи.

Это позволяет прояснить особенности взаимоотношений в разном семейном контексте, а также определить оптимальные, с точки зрения членов семьи, и реальную системы взаимоотношений. Сравнение и совместный анализ полученных социограмм позволяет психологу и членам семьи увидеть проблему с разных сторон, что, в свою очередь, способствует постановке более точного диагноза и поиску эффективного способа выхода из сложной ситуации.


[1] Семья как объект и субъект социальной работы. Методическое пособие к курсу «Семьеведение». Ч.1 / Сост. Т.Н. Мартынова. Кемерово: Изд-во Кузбассвузиздат. 2000.

[2] Тюгашев Е.А. Семьеведение. М., 2003.

[3] Тюгашев Е.А. Семьеведение. М., 2003.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий