регистрация / вход

Социальное пространство воспитательного процесса 2

Введение Актуальность. Воспитательный процесс разворачивается в социуме, имеющем свои пространственные рамки. Социальное пространство – это совокупность социальных отношений, ежедневно разворачивающихся перед человеком или с его участием либо в образе слов, действий, поступков людей, либо в определённом образе вещей, интерьера, архитектурного ансамбля и пр.

Введение

Актуальность. Воспитательный процесс разворачивается в социуме, имеющем свои пространственные рамки.

Социальное пространство – это совокупность социальных отношений, ежедневно разворачивающихся перед человеком или с его участием либо в образе слов, действий, поступков людей, либо в определённом образе вещей, интерьера, архитектурного ансамбля и пр. Т.о., социальное пространство – это совокупность социальных отношений ежедневно разворачивающихся перед человеком с его участием.

Слагаемые социального пространства:

- семья

- детский сад.

- двор

- школа

- спортивная секция

- клуб

- студия

- студенческая или производственная группа

- т.д.

Также слагаемые социального пространства можно разделить на: социальные группы и социальные институты (соответственно: микросреду и макросреду). При этом следует учитывать, что современная культура, благодаря научно-техническим достижениям, значительно и стремительно расширяет социальное пространство человека.

Разнообразие микрогрупп вписано в общий контекст социальных отношений. Современная культура, благодаря научно-техническим достижениям, стремительно расширяет социальное пространство человека. Стираются границы между миром взрослых и детей: дети становятся полноценными участниками жизненных процессов.

Разнообразие социальных отношений содержит в себе:

- исторический опыт (традиции, материальные ценности, искусство, мораль, наука);

- достижения общечеловеческой культуры;

- прогноз новых отношений.

Всё это – социальная ситуация развития человека (в индивидуальном варианте).

В социальном пространстве человек

- проявляет и утверждает своё «Я».

- обретает свою социальную сущность.

Социальные институты осуществляют следующие функции: 1) организационная; 2) воспитывающая; 3) профессиональная; 5) стимулирующая. Реализация названных функций даёт возможность коллективу оказывать воспитательное влияние на человека. На основе совместной деятельности и общения складываются деловые отношения, на основе личных симпатий и привязанности – личные.

Что значит осуществлять воспитание в социальном пространстве?

1. Признать все сферы жизни ребёнка. Разновариантные системы социальных отношений должны быть объединены единой воспитательной идеей.

2. Признать все группы в социальном пространстве ребёнка.

Самое существенное качество группы – уровень её социально-психологической зрелости.

1. Группа-конгломерат (люди ранее не были знакомы, они оказались (были собраны) на одном пространстве и в одно время. Здесь взаимодействия и взаимоотношения поверхностны и ситуативны.)

2. Номинальная группа ( ей приписываются определённые извне цели, виды деятельности, условия взаимодействия с другими и т.д.)

3. Группа- ассоциация (начало единой жизнедеятельности группы, первые ростки коллективообразовния).

4. Группа-кооперация (реальная и успешно действующая организационная структура, высокий уровень групповой подготовленности и сотрудничества. Общение и отношения носят деловой характер. Направленность и психологическая совместимость – вторичны и зависят от единства целей и взаимодействия).

5. Группа-автономия (отличает высокое внутреннее единство, идентификация себя с группой («моя группа»), процессы обособления, эталонизация, внутренняя слитность). Данная группа может перейти в «групповой эгоизм», характеризующийся корпоративной направленностью, закрытостью группы от других. Это т. наз. Группа-корпорация, или «лжеколлектив».

6. Группа-коллектив (отличает высокий уровень развития, сплоченность, интегративная деятельность, коллективистская направленность). Данная группа – органичная часть более широкой общности.

Круг общения современного европейца – это примерно 150 человек, лишь 5 из которых – хорошие друзья. Интернет-сайты, форумы, чаты создают ощущение невероятно широкого круга контактов и большой легкости общения. Однако число близких друзей в виртуальном мире такое же – в среднем не превышает пяти. Ученые связывают этот факт с логикой эволюционного развития: заводить друзей – затратное предприятие, в которое нужно вкладывать много энергии. Которая и без того нужна нам, чтобы выжить.

Объект: социальное пространство

Предмет: воспитательный процесс

Цель: изучить социальное пространство воспитательного процесса.

Задачи: 1)изучить теоретической основы данного вопроса

2)раскрыть особенности социального пространства воспитательного процесса

1.1. Семья в социальном пространстве. Принцип и содержание семейного воспитания.

Семья – это социально-педагогическая группа людей, предназначенная для оптимального удовлетворения потребностей в самосохранении (продолжении рода) и самоутверждении (самоуважении) каждого её члена. Судьбоносная значимость семьи в развитии личности растущего человека общеизвестна.

Семья – важнейший институт социализации личности. Именно в семье человек поучает первый опыт социального взаимодействия. На протяжении какого-то времени семья вообще является для ребенка единственным местом получения такого опыта. Затем в жизнь человека включаются такие социальные институты, как детский сад, школа, улица. Однако и это время семья остается одним из важнейших, а иногда и наиболее важным, фактором социализации личности. Социализация в семье происходит по двум параллельным направлениям:

- в результате целенаправленного процесса воспитания;

- по механизму социального научения.

В свою очередь, сам процесс социального научения также идет по двум основным направлениям. С одной стороны, приобретение социального опыта идет в процессе непосредственного взаимодействия ребенка с родителями, братьями и сестрами, а с другой стороны, социализация осуществляется за счет наблюдения особенностей социального взаимодействия других членов семьи между собой. Кроме того, социализация в семье может осуществляться посредством особенного механизма социального научения, который получил название викарное научение, связанное с усвоением социального опыта за счет наблюдения научения других.

Семейное воспитание – это сложная система. На него влияют наследственность и биологическое (природное) здоровье детей и родителей, материально-экономическая обеспеченность, социальное положение, уклад жизни, количество членов семьи, место проживания, отношение к ребенку. Всё это органично переплетается и в каждом конкретном случае проявляется по-разному.

Каковы задачи семьи? В общем они состоят в том, чтобы:

- создать максимальные условия для роста и развития ребенка;

- стать социально-экономической и психологической защитой ребенка;

- передать опыт создания и сохранения семьи, воспитания в ней детей и отношения к старшим;

- научить детей полезным прикладным наукам и умениям, направленным на самообслуживание и помощь близким;

- воспитать чувство собственного достоинства, ценности собственного “я”.

Семейное воспитание имеет и свои принципы. Наиболее общие из них:

- гуманность и милосердие к растущему человеку;

- вовлечение детей в жизнедеятельность семьи как её равноправных участников;

- открытость и доверительность отношений с детьми;

- оптимистичность взаимоотношений в семье;

- последовательность в своих требованиях (не требовать невозможного);

- оказание посильной помощи своему ребенку, готовность отвечать на вопросы.

Кроме этих принципов есть ряд частных, но не менее значимых для семейного воспитания: запрещение физических наказаний, запрещение читать чужие письма и дневники, не морализировать, не говорить слишком много, не требовать немедленного повиновения, не потакать и др. Все принципы, однако, сводятся к одной мысли: детям рады в семье не потому, что дети хорошие, с ними легко, а дети хорошие и с ними легко оттого, что им рады.

Содержание семейного воспитания охватывает все направления. В семье осуществляется физическое, эстетическое, трудовое, умственное и нравственное воспитание детей, изменяясь от возрасту к возрасту. По мере сил родители и близкие в семье дают детям знания о природе, обществе, производстве, профессиях, технике; вырабатывают некоторые интеллектуальные навыки; наконец, воспитывают отношение к миру, людям, профессии, жизни

В семейном воспитании важное место занимает забота о здоровье ребенка, его физическая подготовка, закаливание, развитие силы, ловкости, быстроты, выносливости. Здоровый, физически развитый человек способен более успешно заниматься умственным и физическим трудом, у него обычно хорошее, бодрое настроение, и он, как правило, доброжелателен к окружающим, готов прийти на помощь, острее воспринимает красоту и сам стремится все делать красиво.

В интересах физического воспитания родители должны приучать детей с раннего детства регулярно делать утреннюю физзарядку, вовлекать их в различные подвижные игры, спортивные занятия, вместе заниматься доступным туризмом. Важно по совету врача приучать ребенка к закаливанию, учить самого заботиться о своем здоровье, не допуская дурных привычек (курение, употребление алкогольных напитков, токсичных препаратов и т. п.). И во всем этом главное — пример родителей. Если отец курит, но запрещает курить сыну, вряд ли здесь получится что-то хорошее. Парнишка, пока мал, будет курить тайком, а потом — и не боясь.

Воспитание детей в семье необходимым компонентом включает умственное развитие. Первые обращения матери к еще бессловесному младенцу уже закладывают начала умственного воспитания. Дальнейшее обучение речи, рассказывание сказок, чтение книжек, стимулирование и поощрение детской любознательности, ответы на вопросы ребенка, соответствующие разъяснения и т. д. — все это отвечает интересам развития мышления, памяти, внимания, воображения, служит важной задаче подготовки к обучению в школе. Когда же ребенок становится школьником, долг родителей — создать надлежащие условия для его продуктивных занятий, тактично помогать в случае затруднений. И здесь особое значение приобретают неуклонное развитие любознательности и пытливости, самостоятельности мышления, ориентировка на непрерывное образование, приучение к чтению художественной литературы, периодической печати. Положительную роль в этом отношении играет поощрение занятий детей в предметных и других кружках в школе или внешкольных учреждениях — с учетом их интересов, склонностей и состояния здоровья.

Родители должны много внимания уделять нравственному воспитанию детей, поскольку в повседневной жизни постоянно и неизбежно возникают разнообразные проблемы, связанные с поведением, взаимоотношениями между людьми. Именно в семье дети главным образом постигают азбуку нравственности, усваивают, что такое хорошо и что такое плохо, учатся проявлять доброжелательность к людям, оказывать посильную помощь. По мере взросления ребенка моральные требования к нему значительно возрастают и углубляются. Нравственное воспитание в семье предполагает формирование любви к родному краю, своему Отечеству, гуманности, чувства товарищества, честности, справедливости, ответственности. И здесь играют большую роль не только и не столько специальные беседы и разъяснения, сколько организация всей жизни ребенка в соответствии с принципами общечеловеческой морали, повседневная практика надлежащего поведения.

Чрезвычайно ответственное место в системе семейного воспитания принадлежит трудовому воспитанию детей. С раннего возраста ребятишки, как правило, в меру своих сил и возможностей стремятся участвовать в домашних делах, помогать взрослым, в своих играх имитируют различные виды труда. Важная задача родителей — не отбивать у детей охоту к трудовым занятиям, поощрять их в этом отношении, оказывать всяческое содействие. Доступные формы самообслуживания, участие в домашних хлопотах, вооружение ребенка разнообразными трудовыми умениями и навыками, разъяснение ему роли труда в жизни человека и общества, ознакомление с профессиями, поощрение участия в общественно полезном труде — все это весьма существенно для подготовки добросовестного труженика, способного в будущем обеспечить себя и свою семью всем необходимым и принести пользу обществу.

Среди конкретных направлений всестороннего развития личности ребенка в условиях семьи немаловажную роль играет эстетическое воспитание. Тесно связанное с другими сторонами воспитания, оно способствует приобщению детей к прекрасному, учит воспринимать и ценить красоту в жизни, природе, искусстве, приучает их творить по законам красоты. В этих целях родители должны использовать занятия рисованием, лепкой, совместное прослушивание музыки, песен, обучение ребенка игре на музыкальных инструментах, посещение театров, музеев, выставок, экскурсии по родным местам и многое другое. Задача семьи — воспитывать не только потребителей, созерцателей прекрасного, но и активных участников его созидания во всех возможных областях и сферах.

У родителей как воспитателей ничего не получится, если они не будут знать особенностей своего ребенка. Ведь каждый человек, сколько бы ему ни было лет, — это конкретная своеобразная личность. Поэтому отцу и матери нельзя довольствоваться обыденным представлением о своем сыне или дочери. В целях воспитания требуется постоянное и глубокое изучение ребенка, специальное выявление его интересов, запросов, увлечений, склонностей и способностей, достоинств и недостатков, положительных качеств и отрицательных черт. Только тогда отец и мать получат возможность целенаправленно и обоснованно, следовательно, и плодотворно влиять на формирование личности растущего человека, акцентируя внимание на ее позитивных сторонах и развивая их, а с другой стороны, настойчиво преодолевая негативные черты.

Целью семейного воспитания является формирование таких качеств личности, которые помогут достойно преодолеть трудности и преграды, встречающиеся на жизненном пути. Развитие интеллекта и творческих способностей, первичного опыта трудовой деятельности, нравственное и эстетическое формирование, эмоциональная культура и физическое здоровье детей, их счастье – все это зависит от семьи, от родителей, и всё это составляет задачи семейного воспитания.

Семейному воспитанию присущи свои методы, вернее, приоритетное использование некоторых из них. Это личный номер, обсуждение, доверие, показ, любовь, сопереживание, возвышение личности, контроль, юмор, традиции, похвала, сочувствие и т.д. Отбор методов идёт сугубо индивидуально с учетом конкретных ситуаций.

Существует классификация семей не только по составу (многодетные семьи, молодёжные, однодетные, бездетные, неполные семьи), но и по характеру взаимоотношений в них. Например, идеальная, средняя, негативная, скандально-раздраженная. Или: гармоническая, распадающаяся, распавшаяся, неполная. Выделяют также семьи благополучные, псевдоблагополучные, неблагополучные, в которых имеется явные дефекты воспитания.

Вместо абстрактного противопоставления “благополучных” и ”неблагополучных” семей социологи и криминологи различают семьи с разным воспитательным потенциалом. По этому признаку различают 10 типов семей: 1) воспитательно-сильные; 2) воспитательно-устойчивые; 3) воспитательно-неустойчивые; 4) воспитательно-слабые с утратой контакта с детьми и контроля над ними; 5) воспитательно-слабые с постоянно конфликтной атмосферой; 6) воспитательно-слабые с агрессивно-негативной атмосферой; 7) маргинальные: с алкогольной, сексуальной деморализацией и т.д. 8) правонарушительские; 9) преступные; 10) психически отягощенные.

В семьях первого типа, доля которых во всём контингенте семей составляет 15-20%, воспитательная обстановка близка к оптимальной. Главный её признак – высокая нравственная атмосфера семьи в целом. Это важнее, чем формальная полнота семьи, хотя вероятность противоправного поведения детей из неполных семей в 2-3 раза выше, чем из семей с обычной структурой.

Второй тип семей (35-40%) создаёт в целом благоприятные возможности для воспитания, а возникающие в семье трудности и недостатки преодолеваются с помощью других социальных институтов, прежде всего школы.

Для третьего типа семей (10%) характерна педагогическая позиция родителей (например, гипероника и т.п.), которая тем не менее выравнивается благодаря сравнительно высокому общему воспитательному потенциалу семьи.

Четвёртый тип (15-20%) объединяет семьи, где родители по разным причинам (плохое здоровье, перегруженность работой, недостаток образования или педагогической культуры) не в состоянии правильно воспитывать детей, утратили контроль за их поведением, уступив свое влияние обществу сверстников.

Остальные типы (10-15%) являются с социально-педагогической точки зрения отрицательными, а то и криминогенным. Риск правонарушений несовершеннолетних, воспитывающихся в обстановке постоянных и острых конфликтов и в психически отягощенных семьях, в 4-5 раз, а в семьях, где царят агрессивность и жестокость, в 9-10 раз выше, чем у тех, кто растёт в педагогиски сильных и устойчивых семьях. Дело не только в безнадзорности, с которой связано 80% преступлений (в 20-50% случаев безнадзорным оказывался и потерпевший подросток), но и в том, что дети воспринимают поведение старших членов семьи как нормальное, обычное, эмоционально отождествляются с родителями и воспроизводят стереотипы их поведения, не задумываясь над тем, насколько они правильны с точки зрения общества.

Исследования современных психологов свидетельствует, что молодые родители не умеют воспитывать своих собственных детей. Причин этому много. Например, такие: однодетность и малодетнось в городских условиях уже во многих поколениях приводит к тому, что люди не получают практических навыков по уходу и воспитанию за своими братьями и сестрами, не имеют опыта семейных отношений; жизнь порознь со старшими поколениями лишает молодые семьи возможности пользоваться мудростью старших вопросах воспитания детей; основательно утрачены традиции народной педагогики; если ранее в условиях деревни, где все друг друга знали, родителям было стыдно иметь шесть невоспитанных детей, а детям совестно вести себя недостойно, то в условиях города усилилась анонимность общения детей и взрослого населения; возрастающие социальные и экономические трудности, низкая зарплата и задержка её выплаты, полная или частичная безработица и необеспеченность в семьях снижает уровень внутрисемейного эмоционального настроя, повышает конфликтность в семье, ухудшает семейные отношения и воспитание; в отношениях членов семьи повысился уровень взаимной психологической эксплуатации, когда члены семьи стремятся проявить свой характер.

В этих случаях существует следующие особенности влияния видов семей на воспитание детей:

1. Уровень протекции в процессе воспитания. Речь идет о том, сколько сил, внимания, времени уделяют воспитанию ребенка. Наблюдаются два отклонения уровня протекции: чрезмерная (гиперпротекция) недостаточная (гинопротекция). О гиперпротекции говорим тогда, когда родители уделяют ребёнку крайне много сил, времени, внимания, когда его воспитание стало центральным делом в жизни родителей, основным, чему посвящена жизнь. Гипопротекция – случай крайне пониженного уровня протекции. Ребёнок при этом оказывается на переферии внимания родителей, до него “руки не доходят”, родителю “не до него”. За него берутся лишь время от времени, когда случается что-то серьезное.

2. Степень удовлетворения потребностей ребенка – в какой мере деятельность родителей настроена на удовлетворение потребностей ребенка, как материально-бытовых (в питании, одежде, предметах развлечения), так и в духовных (и прежде всего – в его общение с родителями, в их любви и внимании). Так называемое “спартанское воспитание” – пример высокого уровня протекции (родитель много занимается воспитанием, уделяет ему большое внимание) и низкого удовлетворения потребностей ребёнка. В сепени удовлетворения потребности также возможны два отклонения:

а) О потворствовании говорят в том случае, когда родители стремятся к максимальному удовлетворению любых потребностей ребёнка. Они балуют его. Любое его желание для них – закон. Объясняя необходимость такого воспитания, родители приводят аргументы, являющееся типичной рационализацией: “слабость” ребёнка, его исключительность, желание дать ему то, чего в своё время был лишен сам родитель; то, что ребёнок растёт один, без отца.

б) Игнорирование потребностей ребёнка. Данный стиль воспитания характеризуется недостаточным стремлением родителя к удовлетворению потребностей ребёнка. Чаще страдают при этом духовные потребности, особенно потребности в эмоциональном контакте, общении с родителями, в их любви.

3. Количество требований к ребёнку в семье. Требования к ребёнку – неотъемлемая часть воспитательного процесса.

Это и обязанности ребёнка, т.е. задания, которые ребенок выполняет (учеба, уход за собой, участие в организации быта, помощь другим членам семьи). Во-вторых, это – требования-запреты (то, чего ребёнок не должен делать). Невыполнение требований ребёнком предусматривает санкции (от мягкого осуждения до сурового наказания). Формы нарушения системы требований к ребенку различны. Рассмотрим нарушения в системе обязанностей ребёнка – в количестве этих обязанностей:

- чрезмерность требований (обязанностей)

- повышенная моральная ответсвенность. Требования к ребёнку в этом случае очень велики, непомерны, не соответствуют его возможностям, не только не содействуют развитию личности, а напротив, ставят его под угрозу. Особенно важны два случая чрезмерности обязанностей. В одном на ребёнка перекладываются более или менее значительная часть обязанностей родителей (ведение хозяйства, уход за малолетними детьми). Такие родители, как правило, осознают, что ребёнок очень загружен, но не видят чрезмерности нагрузки. Они уверены к тому же, что этого требуют обстоятельства, в которых семья находится в данный момент. В другом случае от ребёнка ожидают значительных и не соответствующих его способностям успехов в учебе или других престижных занятиях (художественная самодеятельность, спорт, занятие музыкой и т.п.)

- Недостаточность обязанностей ребенка. В этом случае ребенок имеет минимальное количество обязанностей в семье, трудно привлечь его к какому-либо делу по дому.

4. Количество требований-запретов. Требования-запреты, т.е. указания на то, что ребёнку делать нельзя, определяют, прежде всего, степень его самостоятельности, возможность самому выбирать способ поведения. И здесь возможны два отклонения: чрезмерность и недостаточность требований-запретов.

Чрезмерность требований-запретов. В этом случае ребенку все “нельзя”. Перед ним становится огромное количество требований, ограничивающих его свободу и самостоятельность. Такое положение стимулирует у стеничных (работоспособных, устойчивых к различным помехам, способных к длительной непрерывной деятельности) детей развитие реакции эмансипации ( протеста против родителей и любого авторитета), не менее стеничных – провоцирует повешенную чувствительность к происходящим с ними событиями, повышенную тревожность, боязнь новых ситуаций, людей, всякого рода испытаний и т.д. А это воспитывает в них робость, застенчивость, впечатлительность, склонность к продолжительному переживанию, чувство собственной недостаточности, повышенную моральную требовательность к себе и заниженный уровень притязаний.

Недостаточность требований-запретов. В этом случае ребёнку всё можно. Даже если и существуют какие-то запреты, ребенок легко нарушает их. Он сам определяет время возвращения домой, круг друзей, вопрос о курении и т.д. Он ни за что не отчитывается перед родителями. Родители при этом не хотят или не могут установить какие-либо рамки в его поведении.

5. Строгость санкций.

Чрезмерность санкций (жестокий стиль воспитания). Для этих родителей характерна приверженность к строгим наказаниям, чрезмерная реакция даже на незначительные нарушения.

Минимальность санкций. Родители склонны обходиться без наказаний или применяют их редко. Они уповают на поощрения, сомневаются в результате любых наказаний.

6. Неустойчивость стиля воспитания. Резкая смена стиля воспитания (смена воспитательных приемов – переход от очень строгого к либеральному, и наоборот, от значительного внимания к ребёнку к эмоциональному отвержению) – относительно часто встречается в семьях детей с отклонениями характера. Такой стиль содействует формированию таких черт, как упрямство, склонность противостоять любому авторитету. Родители таких детей, как правило, признают значительные колебания в воспитании детей, однако недооценивают размах и частоту этих колебаний.

На процесс воспитания влияет и структура семьи.

Особенности воспитания единственного ребенка в семье

На этот счет существует две наиболее распространенные точки зрения. Первая: единственный ребенок оказывается более эмоционально устойчив, нежели другие дети, потому, что не знает волнений, связанных с соперничеством братьев. Вторая: единственному ребенку приходится преодолевать больше трудностей, чем обычно, дабы приобрести психическое равновесие, потому что ему не достает брата или сестры. Что бы там ни говорили психологи, жизнь единственного ребенка в семье нередко складывается так, что подтверждает именно эту, вторую, точку зрения. Трудности, однако, не являются абсолютно неизбежными, и тем не менее встречаются настолько часто, что было бы глупо их не замечать.

Бесспорно, родители, имеющие единственного ребенка, обычно уделяют ему чрезмерное внимание.

Они слишком заботятся о нем только потому, что он у них один, тогда как на самом деле он

всего лишь первый. И действительно, немногие из нас способны спокойно, со знанием дела

обращаться с первенцем так, как мы держимся потом с последующими детьми. Главная причина тут - неопытность. Имеются, однако, и другие основания, обнаружить которые не так - то легко. Если не

касаться некоторых ограничений физического порядка, одних родителей пугает ответственность,

которую накладывает на них появление детей, другие опасаются, что рождение второго ребенка

скажется на материальном положении, третьи, хотя никогда не признаются в этом, просто не любят детей, им вполне достаточно одного сына или одной дочери.

Некоторые помехи психическому развитию детей имеют совершенно определенное название - тепличные условия, когда ребенка холят, нежат, балуют, ласкают - одним словом, носят на руках, Из-за столь чрезмерного внимания психическое развитие его неизбежно замедляется. В результате чрезмерной снисходительности, которой мы окружаем его, он непременно столкнется с очень серьезными трудностями и разочарованием, когда окажется за пределами домашнего круга, поскольку и от других людей будет ожидать внимания, к какому привык в доме родителей. По этой же причине он слишком серьезно станет относиться и к самому себе. Именно потому, что его собственный кругозор слишком мал, многие мелочи покажутся ему слишком большими и значительными. В результате общение с людьми будет для него гораздо труднее, чем для других детей. Он начнет уходить от контактов, уединяться. Ему никогда не приходилось делить с братьями или сестрами родительскую любовь, не говоря уже об играх, своей комнате и одежде, и ему трудно найти общий язык с другими детьми и свое место в ребячьем сообществе.

Как предотвратить все это? Наверное, с помощью второго ребенка. И это верно, но если

некоторые особые проблемы и можно разрешить подобным путем, то где уверенность, что стоит родить еще одного ребенка, как мы сразу же добьемся полной адаптации первого. В любом случае нужно всеми силами преодолевать стремление растить ребенка в тепличных условиях. Можно утверждать, что воспитание единственного сына или единственной дочери гораздо более трудное дело, чем воспитание нескольких детей. Даже в том случае, если семья испытывает некоторые материальные затруднения, нельзя ограничиваться одним ребенком. Единственный ребенок очень скоро становится центром семьи. Заботы отца и матери, сосредоточенные на этом ребенке, обыкновенно превышают полезную норму. Любовь родительская в таком случае отличается известной нервозностью. Болезнь этого ребенка или смерть переносится такой семьей очень тяжело, и страх такого несчастья всегда стоит перед родителями и лишает их необходимого спокойствия. Очень часто единственный ребенок привыкает к своему исключительному положению и становится настоящим деспотом в семье. Для родителей очень трудно бывает затормозить свою любовь к нему и свои заботы, и волей - неволей они воспитывают эгоиста.

Дня развития психики каждый ребенок требует душевного пространства, в котором он мог бы свободно передвигаться. Ему нужна внутренняя и внешняя свобода, свободный диалог с окружающим миром, чтобы его не поддерживала постоянно рука родителей. Ребенку не обойтись без испачканного лица, разорванных штанов и драк.

Единственному ребенку часто отказано в таком пространстве. Осознано или нет, ему навязывают роль образцового ребенка. Он должен особенно вежливо здороваться, особенно выразительно читать стихи, он должен быть образцовым чистюлей и выделяться среди других детей, Относительно него строятся честолюбивые планы на будущее. За каждым проявлением жизни ведется внимательное, с затаенной оченностью, наблюдение. Недостатка в хороших советах ребенок не испытывает на протяжении всего детства. Такое отношение к нему несет опасность, что единственный ребенок превратится в избалованного, несамостоятельного, неуверенного в себе, переоценивающего себя, разбросанного ребенка.

Но этого может и не быть, так как в поведении с единственными детьми есть основополагающие правила. Они все могут быть сформулированы в одном предложении, которое должно стать законом для каждой семьи, где растет один ребенок: только никакой исключительности!

Причины неправильного воспитания весьма различны. Порой – это определенные обстоятельства в жизни семьи, чаще – низкая педагогическая культура родителей. Но и то, и другое во многом зависят от видов и типов семей. Множество причин неправильного воспитания можно свести к следующим:

Расширение сферы родительских чувств. Обусловливаемое нарушение: повышенная протекция (повторяющаяся или доминирующая). Данный источник нарушения воспитания возникает чаще всего тогда, когда в силу каких-либо причин супружеские отношения между родителями оказываются нарушенными: Супруга нет (умер, в разводе), либо отношения с ним удовлетворяют родителя, играющего основную роль в воспитании (эмоциональная холодность, несоответствие характеров). Нередко при этом мать (реже отец), сами того не осознавая, хотят, чтобы ребёнок, а позднее подросток, стал для них чем-то большим, нежели просто ребёнком. Они хотят, чтобы удовлетворял хотя бы часть потребностей, которые в обычной семье должны быть удовлетворены в ходе супружеских отношений (взаимная и исключительная привязанность, частично, эротические потребности). Отношения с ребёнком, а позднее подростком, становится исключительным, важным для родителя. Мать нередко оказывается от повторного замужества. Появляется стремление отдать сыну “все чувства”, “всю любовь”. В детстве стимулируются эротические отношения к матери (ревность, детская влюбленность). В подростковом возрасте у родителя возникает страх перед нарастающей самостоятельностью подростка. Появляется стремление удержать его с помощью потворствующей или доминирующей гиперпротекции.

Стремление к расширению именно супружеских отношений, как правило, не осознается самой матерью (оно строго табулировано). Это желание проявляется косвенно, в частности, в высказываниях о том, что её никто не нужен, кроме сына, в характерном противопоставлении идеализированных отношений с мужем. Иногда такие матери осознают свою ревность к подругам сына, чаще они рационализируют её в виде многочисленных придирок к ним.

Предпочтение в подростке детских качеств. Обусловливаемые нарушения в воспитании: потворствующая гиперпротекция. В этом случае у родителей наблюдается стремление игнорировать поведение детей, стимулировать у них детские качества (детскую импульсивность, непосредственность, игривость). Для таких родителей подросток всё еще “маленький”. Нередко они открыто признают, что маленькие им вообще нравятся больше, что с большими им не так интересно. Рассматривая подростка как “ещё маленького”, родители снимают уровень требований к нему, стимулируя развитие инфантилизма.

Воспитательная неуверенность родителей. Обусловливаемое нарушение в воспитании: потворствующая гиперпротекция либо пониженный уровень требований. В этом случае из-за каких-то психологических особенностей родителей происходит перераспределение власти в семье между родителем и подростком. Родитель идёт на поводу у подростка, уступает даже в вопросах, в которых, по собственному мнению, уступать нельзя. Это происходит потому, что ребёнок сумел найти к этому родителю подход, нащупать его слабое место и использует это, чтобы добиться ситуации “минимум требований – максимум прав”. Типичная ситуация в этом случае: бойкий, уверенный в себе подросток, смело ставящий требования, и нерешительный, винящий себя во всех неудачах с подростком родитель. Один из вариантов “слабого места” связан с психологическими особенностями родителя. Определенную роль в формировании этой особенности могли сыграть отношения родителя с его собственными родителями. В определенных условиях дети, воспитанные требовательными, эгоцентричными родителями, став взрослыми, видят в своих детях тех же требовательных эгоцентричных существ, испытывают по отношению к ним тоже чувство “неоплатного долга”, какое испытывали ранее по отношению к собственным родителям. Характерная черта высказываний таких родителей – признание массы ошибок, совершенных в воспитании. Такие родители боятся упрямства, сопротивления своих детей и находят довольно много поводов уступить им.

Фобия утраты ребёнка. Обусловливаемое нарушение – гиперпротекция (потворствующая или доминирующая). Слабое место – повышенная неуверенность родителей, боязнь ошибиться, преувеличение представлений о хрупкости ребёнка, его болезненности – всё это могло развиться в связи с историей рождения ребёнка (его долго ждали, родился хрупким и болезненным и т.п.) Другой источник – перенесённые тяжелые заболевания ребёнка, особенно, если они были длительными. Отношение родителей к ребёнку в этом случае формируется под воздействием накопленного страха его утраты. Этот страх заставляет одних родителей тревожно прислушиваться к каждому пожеланию ребёнка и спешить с его выполнением, других – докучно опекать его.

Неразвитость родительских чувств. Обусловливаемые нарушения воспитания: гиперпротекция, эмоциональное отвержение, “повышенная моральная ответственность”, жестокое обращение. Воспитание становится адекватным лишь тогда, когда родителями движут какие-либо достаточно сильные мотивы: чувство долга, симпатия, любовь к ребёнку, потребность реализовывать себя в детях, “продолжить себя”. Слабость, неразвитость родительских чувств нередко встречается у родителей детей с отклонениями характера. В тоже время это явление очень редко осознается, а ещё реже признается такими родителями. Внешне оно проявляется в желании иметь дело с ребёнком, особенно, подростком, в плохой переносимости его общества, в поверхностном интересе к его делам. Причиной неразвитости родительских чувств может быть отвержение самого родителя в детстве его родителями, то, что он сам в своё время не испытывал родительского тепла. Другой причиной могут быть особенности характера родителя, например, шизоидность. Родительские чувства нередко значительно слабее у молодых родителей, усиливаясь с возрастом (любящие бабушка и дедушка). При трудных, напряженных условиях жизни на ребёнка часто перекладывается значительная часть родительских обязанностей, либо к нему возникает раздражительно-враждебное отношение. Типичные высказывания таких родителей содержат жалобы на утомительность родительских обязанностей, сожаление, что эти обязанности отрывают от чего-то более важного и интересного. Для женщин с неразвитым родительским чувством характерны эмансипационные устремления.

Проекция на ребёнка собственных нежелаемых качеств. Обусловливаемое нарушение воспитание: эмоциональное отвержение, жестокое воспитание. Причиной такого воспитания является то, что в ребёнке родитель видит черты, которые чувствует, но не признает в самом себе. Это может быть агрессивность, склонность к лени, тяга к алкоголю, те или иные сексуальные склонности, чрезмерная тяга к сопротивлению, протесту, несдержанности. Ведя борьбу с таким же истинным или мнимыми качествами у подростка, родитель (чаще отец) извлекает из этого эмоциональную выгоду для себя. Борьба с тяжелым качеством в ком-то другом помогает ему верить, что у него самого этого качества нет. Эти родители много и охотно говорят о своей непримиримости и постоянной борьбе с отрицательными чертами и слабостями ребёнка, о мерах и наказаниях, которые они в связи с этим применяют. В высказываниях родителей сквозит невез в сына, нередки инквизиторские интонации с характерным стремлением в любом поступке выявить “истинную”, т.е. плохую, причину. Этой причиной чаще всего бывает качество, с которым родитель не осознаваемо борется.

Внесение конфликта между супругами в сфере воспитания. Обусловливаемые нарушения воспитания: противоречивый стиль воспитания – соединение потворствующей гиперпротекции одного родителя с отвержением либо доминирующей гиперпотекции другого. Конфликтность во взаимоотношениях между супругами – нередкое явление даже в относительно стабильных семьях. Нередко воспитание превращается в поле битвы конфликтующих родителей. Здесь они получают возможность наиболее открыто выражать недовольство друг другом, руководствуясь заботой о “благе ребёнка”. При этом разница во мнениях родителей чаще бывает диаметральной: один настаивает на строгом воспитании, другой родитель склонен жалеть ребёнка. При этом легко обнаруживается, что каждого интересует не столько то, как воспитывать ребёнка, сколько то, кто прав в споре.

3. Педагогическая культура родителей.

Детское развитие – зеркало практики воспитания ребёнка. Наиболее благоприятный вариант взаимоотношений родителей с детьми, когда они испытывают устойчивую потребность во взаимном общении, проявляют откровенность, взаимное доверие, равенство во взаимоотношениях, когда родители умеют понять мир ребёнка, его возрастные запросы. Поменьше приказов, команд, угроз, чтения морали, а наибольше умения слушать и слышать друг друга, стремления к поиску совместных решений, доводов, наблюдений.

Наверное, будет просто неудобно в самой семье перед детьми доказывать родительскую власть постоянной ссылкой на общественное полномочие, требующее правильного воспитания ребенка. Воспитание детей начинается с того возраста, когда никакие логические доказательства и предъявление общественных прав вообще невозможны, а между тем воспитатель невозможен без авторитета

Сам смысл авторитета в том и заключается, что он не требует никаких доказательств, что он принимается как несомненное достоинство старшего, как его сила и ценность, видимая, так сказать, простым детским глазом.

Отец и мать в глазах ребёнка должны иметь этот авторитет. Часто приходится слышать вопрос: что делать с ребёнком, если он не слушается? Вот это самое «не слушается» и есть признак того, что родители в его глазах не имеют авторитета.

Откуда берётся родительский авторитет, как он организуется?

Те родители, у которых дети «не слушаются», склонны иногда думать, что авторитет даётся от природы, что это - особый талант. Если таланта нет, то и поделать ничего нельзя, остаётся только позавидовать тому, у кого такой талант есть. Эти родители ошибаются. Авторитет может быть организован в каждой семье, и это даже не очень трудное дело.

К сожалению, встречаются родители, которые организуют такой авторитет на ложных основаниях. Они стремятся к тому, чтобы дети их слушались, это составляет их цель. А на самом деле это ошибка. Авторитет и послушание не могут быть целью. Цель может быть только одна: правильное воспитание. Только к этой одной цели нужно стремиться. Детское послушание может быть только одним из путей к этой цели. Как раз те родители, которые о настоящих целях воспитания не думают, добиваются послушания для самого послушания. Если дети послушны, родителям живётся спокойнее. Вот это самое спокойствие и является их настоящей целью. На поверку всегда выходит, что ни спокойствие, ни послушание не сохраняются долго. Авторитет, построенный на ложных основаниях, только на очень короткое время помогает, скоро все разрушается, не остаётся ни авторитета, ни послушания. Бывает и так, что родители добиваются послушания, но зато все остальные цели воспитания в загоне: вырастают, правда, послушные, но слабые люди.

Есть много сортов такого ложного авторитета. Рассмотрим здесь более или менее подробно десяток этих сортов. После такого рассмотрения легче будет выяснить, каким должен быть авторитет настоящий.

Авторитет подавления. Это самый страшный сорт авторитета хотя и не самый вредный. Больше всего таким авторитетом страдают отцы. Если отец дома всегда рычит, всегда сердит, за каждый пустяк разражается громом, при всяком удобном и неудобном случае хватается за палку или за ремень, на каждый вопрос отвечает грубостью, каждую вину ребёнка отмечает наказанием, - то это и есть авторитет подавления. Такой отцовский террор держит в страхе всю семью, не только детей, но и мать. Он приносит вред не только потому, что запугивает детей, но и потому, что делает мать нулевым существом ,которое способно быть только прислугой. Не нужно доказывать, как вреден такой авторитет. Он ничего не воспитывает, он только приучает детей подальше держаться от страшного папаши, он вызывает детскую ложь и человеческую трусость, и в то же время он воспитывает в ребенке жестокость. Из забитых и безвольных детей выходят потом либо слякотные, никчёмные люди, либо самодуры, в течение всей своей жизни мстящие за подавленное детство. Этот самый дикий сорт авторитета бывает только у очень некультурных родителей и в последнее время, к счастью, вымирает.

Авторитет расстояния. Есть такие отцы, да и матери, которые серьёзно убеждены: чтобы дети слушались, нужно поменьше с ними разговаривать, подальше держаться, изредка только выступать в виде начальства. Особенно любили этот вид в некоторых старых интеллигентских семьях. Здесь сплошь и рядом у отца какой-нибудь отдельный кабинет, из которого он показывается изредка, как первосвященник. Обедает он отдельно, развлекается отдельно, даже свои распоряжения по вверенной ему семье он передаёт через мать. Бывают и такие матери: у них своя жизнь, свои интересы, свои мысли. Дети находятся в ведении бабушки или даже домработницы. Нечего и говорить, что такой авторитет не приносит никакой пользы, и такая семья не может быть названа разумно организованной семьей.

Авторитет чванства. Это особый вид авторитета расстояния, но пожалуй, более вредный. У каждого человека есть свои заслуги. Но некоторые люди считают, что они - самые заслуженные, самые важные деятели, и показывают эту важность на каждом шагу, показывают и своим детям. Дома они даже больше пыжатся и надуваются, чем на работе, ©ни только и делают, что толкуют о своих достоинствах, они высокомфнр относятся к остальным людям. Бывает очень часто, что, пораженные таким видом отца, начинают чваниться и дети. Перед товарищами они тоже выступают не иначе, как с хвастливым словом, на каждом шагу повторяя: мой папа - начальник, мой папа — писатель, мой папа - командир, мой папа - знаменитость. В этой атмосфере высокомерия важный папа уже не может разобрать, куда идут его дети и кого он воспитывает. Встречаются такой авторитет и у матерей: какое-нибудь особенное платье, важное знакомство, поездка на курорт - всё это даёт им основание для чванства, для отделения от остальных людей и от своих собственных детей.

Авторитет педантизма. В этом случае родители больше обращают внимания на детей, больше работают, но работают, как бюрократы. Они уверены в том что дети должны каждое родительское слово выслушивать с трепетом, что слово их - это святыня. Свои распоряжения они отдают холодным тоном, и раз оно отдано, то немедленно становится законом. Такие родители больше всего боятся, как бы дети не подумали, что папа ошибся что папа человек не твёрдый. Если такой папа сказал: «Завтра будет дождь, гулять нельзя», то хотя бы завтра была и хорошая погода, всё же считается, что гулять нельзя. Папе не понравилась какая-нибудь кинокартина, он вообще запретил детям ходить в кино, в том числе и на хорошие картины. Папа наказал ребёнка, потом обнаружилось, что ребёнок не так виноват, как казалось сначала, - папа ни за что не отменит своего наказания: раз я сказал, так и должно быть. На каждый день хватает для такого папы дела, в каждом движении ребёнка он видит нарушение порядка и законности и пристаёт к нему с новыми законами и распоряжениями. Жизнь ребёнка, его интересы, его рост проходят мимо такого папы незаметно; он ничего не видит, кроме своего бюрократического начальствования в семье.

Авторитет резонерства. В этом случае родители буквально заедают детскую жизнь бесконечными поучениями и назидательными разговорами. Вместо того чтобы сказать ребёнку несколько слов, может быть, даже в шутливом тоне, родитель усаживает его против себя и начинает скучную и надоедливую речь. Такие родители уверены, что в поучениях заключается главная педагогическая мудрость. В такой семье всегда мало радости и улыбки. Родители изо всех сил стараются быть добродетельными, они хотят в глазах детей быть непогрешимыми. Но они забывают, что дети - это не взрослые, что у детей своя жизнь и что нужно эту жизнь уважать. Ребёнок живёт более эмоционально, более страстно, чем взрослый, он меньше всего умеет заниматься рассуждениями. Привычка мыслить приходит к нему постепенно и довольно медленно, а постоянные разглагольствования родителей, постоянное их зуденье и болтливость проходят почти бесследно в их сознании. В резонерстве родителей дети не могут увидеть никакого авторитета.

Авторитет любви. Это у нас самый распространённый вид ложного авторитета. Многие родители убеждены: чтобы дети слушались, нужно, чтобы они любили родителей, а чтобы заслужить эту любовь, необходимо на каждом шагу показывать детям свою родительскую любовь. Нежные слова, бесконечные лобзания, ласки, признания сыплются на детей в совершенно избыточном количестве. Если ребёнок не слушается, у него немедленно спрашивают: «Значит, ты папу не любишь?» Родители ревниво следят за выражением детских глаз и требуют нежности и любви. Часто мать при детях рассказывает знакомым: «Он страшно любит папу и страшно любит меня, он такой нежный ребёнок...»

Такая семья настолько погружается в море сентиментальности и нежных чувств, что уже ничего другого не замечает. Мимо внимания родителей проходят многие важные мелочи семейного воспитания. Ребёнок всё должен делать из любви к родителям.

В этой линии много опасных мест. Здесь вырастает семейный эгоизм. У детей, конечно, не хватает сил на такую любовь. Очень скоро они замечают, что папу и маму можно как угодно обмануть, только нужно это делать с нежным выражением. Папу и маму можно даже запугать, стоит только надуться и показать, что любовь начинает проходить. С малых лет ребёнок начинает понимать, что к людям можно подыгрываться. А так как он не может любить так же сильно и других людей, то подыгрывается к ним уже без всякой любви, с холодным и циническим расчётом. Иногда бывает, что любовь к родителям сохраняется надолго, но все остальные люди рассматриваются как посторонние и чуждые, к ним нет симпатии, нет чувства товарищества.

Это очень опасный вид авторитета. Он выращивает неискренних и лживых эгоистов. И очень часто первыми жертвами такого эгоизма становятся сами родители.

Авторитет доброты. Это самый неумный вид авторитета. В этом случае детское послушание также организуется через детскую любовь, но она вызывается не поцелуями и излияниями, а уступчивостью, мягкостью, добротой родителей. Папа или мама выступают перед ребёнком в образе доброго ангела. Они всё разрешают, им ничего не жаль, они не скупые, они замечательные родители. Они боятся всяких конфликтов, они предпочитают семейный мир, они готовы чем угодно пожертвовать, только бы всё было благополучно. Очень скоро в такой семье дети начинают просто командовать родителями, родительское непротивление открывает самый широкий простор для детских желаний, капризов, требований. Иногда родители позволяют себе небольшое сопротивление, но уже поздно, в семье уже образовался вредный опыт.

Авторитет дружбы. Довольно часто ещё и дети не родились, а между родителями есть уже договор: наши дети будут нашими друзьями. В общем это, конечно, хорошо. Отец и сын, мать и дочь могут быть друзьями и должны быть друзьями, но всё же родители остаются старшими членами семейного коллектива, и дети всё же остаются воспитанниками. Если дружба достигнет крайних пределов, воспитание прекращается, или начинается противоположный процесс: дети начинают воспитывать родителей. Такие семьи приходится иногда наблюдать среди интеллигенции. В этих семьях дети называют родителей Петькой или Маруськой, потешаются над ними, грубо обрывают, поучают на каждом шагу, ни о каком послушании не может быть и речи. Но здесь нет и дружбы, так как никакая дружба невозможна без взаимного уважения.

Авторитет подкупа - самый безнравственный вид авторитета, когда послушание просто покупается подарками и обещаниями. Родители, не стесняясь, так и говорят: будешь слушаться, - куплю тебе лошадку; будешь слушаться, - пойдём в цирк.

Разумеется, в семье тоже возможно некоторое поощрение, нечто похожее на премирование; но ни в каком случае нельзя детей премировать за послушание, за хорошее отношение к родителям. Можно премировать за хорошую учёбу, за выполнение действительно какой-нибудь трудной работы. Но и в этом случае никогда нельзя заранее объявлять ставку и подстёгивать детей в их школьной или иной работе соблазнительными обещаниями.

Мы рассмотрели несколько видов ложного авторитета. Кроме них, есть ещё много сортов. Есть авторитет весёлости, авторитет учёности, авторитет «рубахи-парня», авторитет красоты. Но бывает часто и так, что родители вообще не думают ни о каком авторитете, живут как-нибудь, как попало и как-нибудь тянут волынку воспитания детей. Сегодня родитель нагремел и за пустяк наказал мальчика, завтра он признаётся ему в любви, послезавтра что-нибудь ему обещает в порядке подкупа, а на следующий день снова наказал, да ещё* и упрекнул за все свои добрые дела. Такие родители всегда мечутся, как угорелые кошки, в полном бессилии, в полном непонимании того, что они делают. Бывает и так, что отец придерживается одного вида авторитета, а мать - другого. Детям в таком случае приходится быть прежде всего дипломатами и научиться лавировать между папой и мамой. Наконец, бывает и так, что родители просто не обращают внимания на детей и думают только о своём спокойствии.

В чём же должен состоять настоящий родительский авторитет в семье?

Главным основанием родительского авторитета только и может быть жизнь и работа родителей, их гражданское лицо, их поведение. Семья есть большое и ответственное дело, родители руководят этим делом и отвечают за него перед обществом, перед своим счастьем и перед жизнью детей. Если родители это дело делают честно, разумно, если перед ними поставлены значительные и прекрасные цели, если они сами всегда дают себе полный отчёт в своих действиях и поступках, это значит, что у них есть и родительский авторитет и не нужно искать никаких иных оснований и тем более не нужно придумывать ничего искусственного.

1.2. Место и роль общественных институтов в формировании личности.

Дифференциация процессов и институтов социализации тесно связана с усложнением социальной структуры и организации общества. В древнейших человеческих обществах социализация детей осуществлялась совместными усилиями всей общины, главным образом путём последовательного включения детей по мере их роста в различные формы игровой, общественно-производственной и ритуальной деятельности, которые ещё недостаточно отделены друг от друга, так что все древнейшие институты социализации, например возрастные группы, полифункциональны и выполняют одновременно трудовые, социально-организационные и ритуальные функции. Позже важнейшим институтом первичной социализации становится большая семья; это способствует индивидуализации и одновременно социальной дифференциации содержания, задач и методов воспитания в зависимости от имущественного положения и социального статуса той или иной семейной группы. Однако семейное воспитание никогда не могло обеспечить адекватную подготовку ребёнка к всё более многообразным и усложняющимся формам жизнедеятельности. Отсюда – сохранение и трансформация древнейших форм общинной социализации и возникновение на их основе или в противовес им новых общественных институтов, специально предназначенных для передачи унаследованного опыта – школ, особых форм производственного ученичества и т.п.

По мере урбанизации и модернизации значение общественных институтов и средств социализации неуклонно растёт. Воспитание становится непосредственно общественным и даже государственным делом, требующим планирования, управления и систематической координации. Отдельные аспекты и функции социализации при этом обособляются, что отражается в дифференциации таких социально-педагогических понятий, как воспитание, образование, обучение и просвещение, каждому из которых соответствует специфический вид деятельности и своя собственная институциональная система. Однако эти тенденции отнюдь не являются линейными и реализуются сложным и противоречивым образом. Сравнительно-историческое изучение стиля социализации детей у разных народов и на разных стадиях развития предполагает дифференцированный анализ: 1) целей и задач воспитания; 2) его средств и методов; 3) агентов и институтов социализации; 4) её результатов.

Усложнение содержания социализации в современную эпоху усугубляется тем, что её традиционные институты исторически складывались стихийно, их функции многократно изменялись и накладывались друг на друга, а предъявляемые к ним обществом нормативные требования не всегда соответствуют их реальным возможностям. Тем более, что каждый из этих институтов находится в процессе сложной и противоречивой эволюции.

Уже простое увеличение количества относительно автономных и не складывающихся в единую иерархическую систему институтов социализации (важнейшие из них – семья, школа, общество сверстников и средства массовой коммуникации) повышает степень автономии формирующейся личности от каждого из этих институтов в отдельности. Кроме того, чем выше уровень функциональной организованности, тем сильнее потребность личности в каких-то неформальных, нерегламентированных отношениях. Наконец, сами воспитательные воздействия и процессы наряду с явными, осознанными, имеют свои латентные, неосознанные функции, которые могут противоречить первым. Если, например, телевидение отображает все стороны социальной действительности, это способствует приобщению детей и подростков и к таким аспектам жизни, от которых взрослые хотели бы их уберечь. Если же содержание телепередач слишком тщательно «процежено», они теряют притягательность и могут даже вызвать эффект бумеранга. Неконтролируемый психологический климат в семье значит не меньше, чем направленное родительское воспитание. Даже школьная оценка, и та полифункциональна. Её явная, открытая функция в том, чтобы количественно зафиксировать уровень учебных достижений школьника и тем самым стимулировать его дальнейшие усилия. Но одновременно с этим данная система ориентирует ребёнка на формально-количественные показатели, причем идущие исключительно «сверху», со стороны учителя. Это способствует усвоению почтительного отношения не только к интеллектуальному авторитету, но и власти.

1.3. Психологический климат группы.

Расположение ребенка в социальном пространстве опосредуется его нахождением в какой-либо социальной группе. Так, школьник входит в социальное школьное пространство благодаря тому, что он является учеником определенного класса. Малыш вписывается в пространство двора, будучи жителем определенного дома:

Социальное пространство влияет на человека через группу, а через нее он входит в социум и сам составляет часть социума.

Механизмом формирующего влияния группы на ребенка является психологический климат, а вернее, социально-психологический климат группы.

Социально-психологический климат группы (семьи, товарищества, школы, творческой группы, региона, общества) — это система отношений, влияющих на самочувствие личности и тем самым определяющих направленность и характер деятельности, а значит, и развития личности. Когда мы говорим, что ребенок воспитывается в социуме, то подразумевается не число людей, не их внешний вид и даже не их образование или профессия, хотя последнее немаловажно, в первую очередь, предполагается соответствующий его развитию социально-психологический климат, социальное поле отношений, в котором размещено "Я" ребенка.

Он слагается из устойчивых отношений группы к человеку (значит, друг к другу), к делу, объединяющему членов группы, к руководителю группы, а также к событиям, происходящим в группе и за ее пределами, к обществу как таковому, представительство которого так сильно ощутимо в школе, и каждого члена в группе к самому себе. В узел схватывается вся эта совокупность отношений общим отношением к группе каждого члена ее.

Социально-психологический климат — чрезвычайной сложности тонкости феномен, потому что это удивительное поле отношений существует лишь благодаря динамике выражаемых отношений, идущих от одного субъекта к другому. Климат рождается в момент выявляемых отношений и существует пока посыл отношений от одного субъекта к другому совершается. Объекты не обладают способностью создавать социально-психологический климат, так как не выступают субъектами отношений. Отношенческое поле климата группы всегда в движении — как некое электромагнитное поле, как световое пространство, заполняемое волнами световых лучей. Фраза, взгляд, поза, пластика, действие, даже платье, даже мизансцена - все, как лучи света, как электромагнитная волна, свидетельствуют о климатическом поле группы, несущем в себе социальное отношение.

Климат группы благоприятен, если названные отношения позитивны. Мера благоприятствия группового климата обусловлена уровнем положительных отношений. Неблагоприятным становится психологический климат, как только одно из этих ключевых отношений принимает свое негативное направление ("отрицательный вектор"). Если дело неинтересно, если руководителю не доверяют, если неуважительны по отношению друг к другу, если каждый или большинство несет в себе антиобщественную направленность, то климат группы становится разлагающим фактором, тормозящим развитие каждого из группы, в том числе, и того, кто выбивается в лидеры.

Социально-психологический климат складывается в течение некоторого времени деятельного существования групп, рождаясь как устойчивое образование из многократного воспроизведения социально-психологической атмосферы, которая, в отличие от климата, неустойчива, сиюминутна, летуча и переменчива. Для установления климата необходимо время и некоторая история жизнедеятельности группы. Атмосфера — непосредственная психологическая реакция в виде самочувствия группы на какой-либо жизненный агент. Появилось солнце — все повеселели. Кого-то обидели — тревожность нависла психологическим облаком. Открылась радостная перспектива — повысился общий тонус и смягчились взаимоотношения.

Понятно, что педагог может влиять на атмосферу, а изменяя ее, улучшая ее и каждый раз воссоздавая ее в благоприятных характеристиках, он, конечным порядком, создает климат, как длительную и устойчивую атрибутику группы.

Назовем характеристики социально-психологического климата, благоприятного для личностного развития:

— доброжелательность как расценивание поведения любого члена группы в благоприятном для него смысле;

— защищенность как безусловное отсутствие агрессии в адрес любого человека и готовность оказать помощь;

— работоспособность как созидательная активность группы положительной мотивации и мобильность группы;

— инициативность как индивидуальная активность каждого члена группы и свободное проявление личностного "Я";

— мажор и оптимизм как устремление группы к радостным перспективам.

Аналогичны характеристики неблагоприятного климата группы: агрессивность, незащищенность, леность, пассивность, пессимизм, унылость, инертность.

Данные характеристики определяют состояние ребенка в группе, а ключевые отношения в группе обусловливают формирование ценностных отношений ребенка. Первое и второе тесно связаны. Неблагоприятное состояние ребенка препятствует свободному развитию его ценностных отношений. Поэтому педагог, прежде всего, направляет свои профессиональные усилия на создание психологической атмосферы группы. Способы влияния на атмосферу (в итоге, на климат) достаточно разнообразны и, на первый взгляд, не поддаются жесткому обозначению. Звук скрипки, запах пирога, ласковое слово, нарядные одежды, ритмические движения и т.д. — все это кажется случайным, стихийным, зависимым от индивидуального творческого выбора педагога. Но все укладывается в ясные структуры, если подойти к определению способов с позиции двух оснований: 1) кто субъект влияния на атмосферу? 2) по какому психологическому каналу направлено это влияние?

Субъектом создания атмосферы может быть сам педагог, либо ребенок как член группы, либо какое-то третье лицо, привлеченное педагогом и представшее перед группой непосредственно (директор, писатель, ученый, родитель, артист, представитель власти, герой труда) или опосредованно (через фонозапись, фотографию, суждение, видеозапись). Их влияние направляется по аудиальному (слово, музыка, звуки природы), визуальному (предмет, иллюстрация, художественное полотно, вещь, образ природы), по кинестетическому (движения, запахи, действия, лакомство, улучшенные условия) каналу. Разнообразие сочетаний названных параметров порождает разнообразие способов.

Способ влияния на групповую атмосферу в каждый момент — это выбор ответа на вопросы: кто влияет? и каким средством?

Однако способ сам по себе не окажет решительного влияния, он вообще нейтрален по отношению к атмосфере. Слова педагога могут повысить, но и понизить атмосферу. Прозвучавшая песня улучшает, но и ухудшает психологические обстоятельства. Предложенное угощение тоже обладает двояким влиянием.

Решает дело содержание влияния, но не формы влияния. Содержание должно быть социально-ценностным. В группу привносится ценность и, вовлекая в проживание ценностного отношения членов группы, содействует преобразованию всей совокупности отношений в группе.

Привнести в группу ценность — это значит выразить социально-ценностное отношение "здесь и сейчас"; проявить, проиллюстрировать, декларировать, утвердить, продемонстрировать, публично защитить, отстоять, провозгласить, оценить значимость для жизни человека. Формы такого привнесения самые разнообразные, как разнообразно в своих проявлениях отношение: слово, мимика, жест, действие, поступок, мотивировка, предметное обставление, поза, пластика, интонация, мелодика голоса или мелодика движений, темпо-ритм и прочее. Если сопоставить лишь только лексические формы выражения отношения, то станет ясна широчайшая палитра форм привнесения ценности в группу. Произведем же такое сопоставление разных лексических форм:

— Здравствуйте! — "Доброе утро!" — "Приветствую вас!" — "Счастливого дня!"

— "Спасибо!" - "Благодарю!" - "Признателен" -"Весьма тронут" — "Такая неоценимая услуга";

— "Начнем работать" - "Приступим" - "За дело!" -"Работа ждет!" — "Предстоит удовольствие от работы..."

— "Дети!" - "Ребята!" - "Друзья!" - "Товарищи мои!" -"Дамы и господа!"

— "Судари и сударыни!" — "Милые мои!.. Педагогически важно здесь следующее: предъявление

любой ценности изменяет атмосферу, будь это ценность человека, дела, красоты, знания, чести, свободы или что-то иное, более широкое или же более узкое. Иногда достаточно одного слова, одной улыбки, одного действия, чтобы развернуть вектор социально-психологической атмосферы в группе в сторону улучшения.

— Помогите, пожалуйста,- просит учитель. И можно фиксировать потепление отношений.

— ...Этот рыжий монах тонко чувствовал природу, и его скрипка заговорила голосом неба, птиц, леса, цветов, — рассказывает лектор, и зал замирает в ожидании чуда Вивальди.

—...Смотрите-ка, что я принес, - сообщает психолог, красиво и нежно разворачивая упаковку первых цветов. — Жизнь вновь пробуждается, — и в классе как будто свежий ветерок разбудил тяжелую застывшую атмосферу.

Психологический климат продолжает свое воздействие и тогда, когда в группе нет педагога. Вот почему А.С. Макаренко замечал, что воспитание протекает "когда нас нет дома". Социально-ценностный климат группы — это каждодневное воспроизводство ценностных отношений вне зависимости от присутствия либо отсутствия педагогического контроля, когда дети в полной мере субъекты проявляемых отношений. Тайна влияния психологического климата прячется в свободе субъектного выражения и, следовательно, в практике ценностного утверждения.

1.4. Детское и юношеское движение.

Социальное движение — это совместные действия различных социальных групп, объединенных общей целью, общей системой норм жизни, общими ценностями.

Социальное движение имеет свою особую символику, отражающую декларируемые ценности, своего лидера, выражающего идеологическую ценностную платформу и цели движения. Существует во времени и обладает центром и организационными органами.

Неоформленное (неформальное) социальное движение эпизодического плана — обычно его именуют массовым движением — связано с конкретной проблемой общества или всего мира, возникает как отклик людей на проблемы социальной жизни, конфликты, социальные события, как проявление недовольства жизнью, как акт декларации своей жизненной позиции.

Участие детей в социальном движении оказывает сильнейшее влияние на становление личности. Непосредственное включение в проживание социальных проблем и деятельность социального характера, а также невольное противодействие каким-либо силам общества и утверждение иного порядка жизни — все это, в первую очередь, интенсифицирует процесс социализации личности: она включается в теснейшие противоречивые социальные связи и оказывает на характер этих связей влияние. Здесь молодой человек впервые принимает на себя роль субъекта общественного развития.

Детское социальное движение — школа социальной активности гражданина общества и переходная ступень от статуса ребенка к статусу равноправного члена общества.

Однако влияние далеко выходит за пределы социализации в область общего личностного развития школьника. Стремительно развивается «Я-концепция», углубляются отношения ценностного порядка, выверяется мировоззрение юношества, усиливается образ единения людей на планете, формируется жизненная позиция. Подросток и юноша преобразуются в субъекта жизни и человека мира.

Богатейшие воспитательные потенции имеют свою противоположность: участие в социальном движении обладает способностью нивелировать личность, свести ее к функциональной зависимости от лидера движения, ликвидировать индивидуальную свободу и стереть личностные характерологические черты. Поэтому важно не только оценивать содержательную сторону движения, но и анализировать сторону организационную, прослеживать характер связей, в которые включается личность участника движения.

Два критерия служат исходной точкой для социально-педагогической и психолого-педагогической квалификации возникшего движения: каково содержание? Какова форма организации? Этим критериям следует вооружать и детей, так как в демократическом обществе всегда существует опасность появления антисоциального движения.

Самыми широкими детскими движениями в России были пионерское и комсомольское движения, оформившиеся в детские и юношеские организации. На сегодняшний день организационные рамки ослабли и расширились, пионерское и комсомольское движения существуют как таковые. Их ценностная база этическая: озабоченность несправедливостью в обществе и провозглашение равенства каждого человека в достижении условий счастливой жизни и в доступе к достояниям культуры. Так, протест против платного образования, закрывший доступ к высшему образованию огромному количеству детей, увеличил число молодежи, вступившей в комсомольское движение.

Широкое движение «Зеленых» вовлекло в свои ряды школьников. В большом региональном пространстве данное экологическое движение оказывает свое влияние на ход общественно-производительной жизни. Идеологическая основа движения - борьба за сохранность природы. Порождено это движение тем, что нарушен баланс между использованием ресурсов природы и воссозданием этих богатств в рамках самой природы.

Тяжелое положение населения в стране породило социальное движение юношества «Добрая воля». В этом движении сегодня принимают участие и младшие школьники, повзросление которых стало более ранним. Идеологическая база этого движения носит этический характер. Участники его озабочены бедственным положением человека и ищут способы оказания быстрой помощи падающему в духовную и материальную бездну человеку.

Воскрешается исторический вариант юношеского западного движения — бойскаутизм. В своем лучшем проявлении бойскауты — это участники борьбы за увеличение способности человека к выживанию. Их идеологическая база — провозглашение силы свободного человека, могущего свершать желаемое и достигать поставленных целей благодаря совершенствованию себя как носителя духовных и физических сил.

Существуют социальные движения разрушительного свойства, участие в них детей и молодежи, личность которых недостаточно устойчива и пока не окончательно сформировалась, особенно опасно. Например, движения фанатического плана, будь это фанатическое служение актеру, футболисту или непризнанному писателю. Они выстраиваются на базе служению кумиру, а такого рода основание требует аннулирования своего неповторимого, уникального «Я». Не случайно фанатическое движение обретает со временем агрессивный характер, направленный против всего того, кто противостоит кумиру.

Природа детского движения само по себе противоречива: это самодеятельное движение детей, но это движение имеет руководителей из мира взрослых людей.

Педагогический аспект проблемы детского и юношеского движения заключается в разрешении противоречия между самодеятельностью детей и взрослым руководством их деятельностью.

Педагогическая стратегия в отношении детского движения состоит в извлечении, анализе, оценке и осмыслении базовой идеи движения: формулировка цели, выявление мотива, оглашение планируемого результата: чего хотим? Ради чего объединились? что в итоге получим? Как это скажется на жизни нашей и окружающих людей?

Педагогическая тактика по отношению к детскому движению выстраивается как сочетание «уважительного интереса» и «проверки делом». Предоставляется возможность публичного выступления для оглашения своих идеологических оснований и осмысливается значимость реального практического дела, его общественно полезный характер.

Один из членов подростковой группы увлекся экологической деятельностью в рядах движения «зеленых». А в группе двое представляют «фанатов-спартаковцев». Педагог использует сложившуюся ситуацию, организует дискуссию «Кто - с кем - и зачем?» Интересный разговор активизирует осмысление общественных проблем и связи своего «Я» с ходом решения этих проблем. Блекнет фанатичная преданность кумиру на фоне такого разговора, они развенчали себя сами при рассказе о содержании деятельности фанатов.

Жесткий карающий запрет неуместен: движение загоняется в подполье, его участникам придается ореол героев, тем самым ликвидируются благоприятные условия для осмысления сущности движения. Позиция педагога приносит результат, если он принимая движение как данность и организуя публичное осмысление движения как данности, содействует всестороннему предварительному осмыслению сущности движения, а также оценке социального результата и персональных последствий участия личности в деятельности движения.

Оценивая воспитательное влияние на школьников любого движения, педагог получает, в силу своей профессиональной позиции, право вмешательство в дело сомнительного движения, право обращаться в соответствующие общественные инстанции с тревогой за исход личностного развития детей, втянутых в дело рук нечистоплотных взрослых. Его вмешательство должно быть открытым, гласным и педагогически обоснованным.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий