регистрация / вход

Дети, образование и будущее России

В федеральном законе "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" записано: "Государство признает детство важным этапом жизни человека и исходит из принципов приоритетности подготовки детей к полноценной жизни в обществе, развития у них общественно значимой и творческой активности, воспитания в них высоких нравственных качеств, патриотизма и гражданственности." Закон принят Государственной Думой 3 июля 1998 года и одобрен Советом Федерации 9 июля 1998 года.

Дети, образование и будущее России

В федеральном законе "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" записано: "Государство признает детство важным этапом жизни человека и исходит из принципов приоритетности подготовки детей к полноценной жизни в обществе, развития у них общественно значимой и творческой активности, воспитания в них высоких нравственных качеств, патриотизма и гражданственности." Закон принят Государственной Думой 3 июля 1998 года и одобрен Советом Федерации 9 июля 1998 года. Нужный документ, правильные слова, гуманистические намерения. А как обстоит дело с выполнением требований данного закона в реальной жизни, а не на бумаге?

Анализ различных аспектов состояния проблемы семьи, материнства и детства в Российской Федерации свидетельствует о том, что четкого и однозначного ответа на данный вопрос не может быть в силу сложившихся обстоятельств и действия субъективных факторов. О чем идет речь?

Во-первых , это вечная проблема, имманентно присущая процессу функционирования и развития любого общества, нации и народа в целом. Это – один из "вечных" и "проклятых" вопросов, который словно птица Феникс возрождается в новом облике в соответствии с изменившимися социальными, экономическими и духовно-нравственными условиями жизни общества. Реальная жизнь со всей убедительностью уже который раз подтверждает незыблемость положения о том, что противоречия современного общества, все его недуги, болезни и родимые пятна негативно отражаются на жизнедеятельности, прежде всего, детей, на социальном самочувствии семьи, от которого во многом зависит, каких детей она производит на свет и как растит их духовно и физически.

Во-вторых , современное положение детей в Российской Федерации является следствием "непродуманных и необоснованных" социальных реформ, "втягивания" общества и его субъектов в систему рыночных отношений, о чем свидетельствуют следующие факты:

· снижение рождаемости и продолжительности жизни населения;

· ухудшение экологической обстановки в отдельных регионах страны;

· рост количества детей с наследственными заболеваниями;

· ограничение возможностей детей в получении полноценного образования, труда и отдыха;

· резкое обострение проблем жизнедеятельности детей-сирот, из которых более 90 % являются "социальными сиротами", то есть имеющими живых родителей, которые по ряду обстоятельств неспособны выполнять функции родителей.

В-третьих , существующая правовая защита семьи, материнства и детства неэффективна и близка к своему кризису, а правовой механизм, регулирующий жизнедеятельность семьи и детей в обществе несовершенен и объективно нуждается в существенном преобразовании. В чем это проявляется? Вот несколько фактов.

Факт первый. В ноябре 2001 года исполнилось десять лет Конвенции ООН о правах ребенка – документу, знаменующему новый этап во взаимоотношениях мира взрослых и мира детей. Тем самым был определен международный правовой стандарт в сфере жизнедеятельности детей, обеспечения их защиты и развития. Под Всемирной декларацией об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90-годы и Планом действия по ее осуществлению стоит подпись Президента Российской Федерации.

Факт второй. Еще в 1993 году на основании Всемирной декларации была разработана федеральная комплексная программа "Дети России", которая в 1994 году получила статус президентской и была внесена в государственный бюджет отдельной строкой. Более того, в ее состав были включены шесть целевых программ: "Дети-сироты", "Дети-инвалиды", "Дети Чернобыля", "Дети Севера", "Планирование семьи", "Развитие индустрии детского питания". Реализация данных программ могла бы существенно улучшить положение детей. Однако этого не произошло. Не спасли положения и попытки правительства РФ расширить комплексную программу новыми направлениями: "Одаренные дети", "Организация летнего отдыха", "Дети семей беженцев и вынужденных переселенцев". Падение уровня и качества жизни россиян, возрастание затрат на содержание и воспитание одного ребенка в условиях резкой социальной поляризации общества практически сделали невыполнимыми данные целевые программы. Учитывая объективные условия и трудности реализации требований комплексной программы "Дети России", правительство РФ приняло новый Закон "О государственных пособиях гражданам, имеющих детей", в котором разработан механизм порядка назначения и выплаты существовавших до того пяти видов пособий, связанных с материнством и детством. Законотворче ский процесс набирает силу в новом составе Государственной Думы, а проблемы остаются.

Факт третий . Правительство РФ приняло ряд мер, направленных на создание системы правовых гарантий и обеспечение нормативного развития детей, в том числе и такой категории, как дети и подростки с девиантным поведением. Еще 25 апреля 1995 года было утверждено "Типовое положение о специальном воспитательном учреждении для детей и подростков с девиантным поведением", согласно которого специальные школы исправительного типа были заменены учреждениями реабилитационного, лечебно-профилакти­чес­кого и адаптационного характера. Предполагалось, что в данных учреждениях дети смогут получить профессиональное образование, что с ними будут работать врачи, психологи, педагоги, юристы, психотерапевты, что они смогут заниматься по индивидуальным учебным планам, получать необходимые юридические консультации и их будут отпускать на каникулы и многое другое… Каковы последствия и результаты вербально-законода­тель­ной деятельности федеральных и региональных властей? Хотели "как лучше", а получилось "как всегда"! По России бродят согласно официальных данных более двух миллионов беспризорных детей. Это значительно больше, чем в период Великой Отечественной войны и послевоенное время. Факт тревожный и настораживающий, ибо кто не заботится о детях, тот лишает себя будущего, а государству грозит утрата суверенитета и национальной безопасности.

Факт четвертый . Вестернизация общественной жизни, непродуманные и, в ряде случаев, необоснованные социальные реформы, а также активное внедрение в систему высшего образования РФ рыночных отношений привели к резкой социальной поляризации общества, ограничению возможностей всем детям получить достойное образование и как следствие – консервация бедности и утрата подростками своей жизненной стратегии. Поступление в престижный вуз во многом поставлено в зависимость от семейных ресурсов, размеров семейных кошельков. Более того, материальное положение семьи становится ведущим фактором социализации подростков. Социологические исследования свидетельствуют о том, что от уровня материальной обеспеченности семьи зависят жизненные притязания на новые для нашего общества знаки успеха и социального престижа: свое дело и высокие доходы. Бедность семьи значительно сужает число жизненных шансов для детей, а вероятность наследования детьми бедности родителей очень высока. Тем не менее дети из интеллигентных семей с низким денежным содержанием (учителя, врачи, военные) стремятся получить высшее образование. Почему, в чем суть данного социального феномена? Попытаемся кратко ответить на данный вопрос.

Во-первых , в новых условиях рыночных отношений получение детьми из бедных интеллигентных семей высшего образования является одним (если не единственным) условием их успешной социализации и интеграции в общественные структуры и предотвращения от выпадения в маргинальные слои, когда утрачивается частично или полностью жизненная стратегия подростка. Утверждение о том, что ориентация на высшее образование способствует социальной адаптации подростков подкрепляется данными социологических исследований и опросов.[1] В бедных семьях, в которых матери имеют высшее образование, дети уже в 14-15 летнем возрасте четко определились с выбором профессии и среди них не зафиксировано склонности к проявлению девиантного поведения. В то же время среди бедных детей с малообразованными матерями в проинтервьюированых семьях были попытки суицида и случаи, когда мальчики воровали в школе вещи одноклассников. Имеют место факты, когда родители не имеют четких планов относительно будущего своего ребенка, а сам подросток активно выражает свое нежелание ни учиться, ни работать.

Во-вторых , ориентация детей из обедненных интеллигентных семей на получение высшего образования жестко детерминирована рекомендациями, а иногда и требованиями родителей, которые, будучи экономически и социально дезадаптированными, видят в этом единственное средство интеграции их детей в общественную жизнь. Многие родители (бюджетники) растерялись перед натиском рыночных отношений, не смогли найти свою нишу в новой социальной структуре и адаптироваться к атмосфере "бизнеса" и поэтому в ориентации на образование видят единственное средство достижения личного успеха и интеграции в общество. Для детей и родителей данной категории остается справедливым утверждение о том, что надежда умирает последней. Если подростки из бедных интеллигентных семей будут лишены и этой надежды, то они неизбежно пополнят ряды маргиналов, а общество обеднеет ще на несколько тысяч интеллигентных субъектов.

В-третьих , дети живут и развиваются в конкретном пространственно-временном и информационном континууме и поэтому на время учебы в высшем учебном заведении (4-5-6 лет) откладывается решение проблем, связанных с финансово-экономической интеграцией. Рассуждения и аргументы родителей: "Дай Бог, чтоб их чадо попало (поступило) в институт (университет), а там как жизнь сложится". Такая "тактика" довольно часто оправдывает надежды и ожидания родителей. Получение высшего образования детьми из малообеспеченных (бедных) семей значительно важнее, чем для обеспеченных сверстников, поскольку на данном этапе является практически единственным доступным средством их успешной социализации и интеграции в одну из сфер общественной жизни.

Известно, что образование как понятие означает не просто получение человеком определенной суммы знаний в той или иной сфере деятельности, а придание ему облика (образца) высокоразвитого и разумного существа, обладающего самосознанием и мировоззрением. Образованный человек с этой точки зрения, – не просто знающий, информированный в своем деле квалифицированный специалист, но и человек, способный жить по нормам и принципам культуры своего времени, творить и действовать в соответствии с господствующей в обществе системой ценностей и реального права.

Как и тысячу лет назад, образование по-прежнему остается главным условием приобщения человека к культуре, формирования его как культурного и общественно развитого (социализированного) субъекта, а также получения им определенной специальности, позволяющей в последствии успешно трудиться, устраивать свою семейную жизнь, то есть интегрироваться в общество. Поэтому высокий престиж образования в его глазах во многом объясняется именно этой функцией социальной адаптации человека, включения его в систему трудовых и общественных отношений.

Образование, ставящее своей целью дать человеку не только профессию, но и мировоззрение, традиционно представлено университетским образованием и достигается так называемой гуматаризацией образовательного процесса путем включения в учебные планы и программы дисциплин общегуманитарного профиля, среди которых особое место занимает философия. Именно она всегда воплощала идею универсального образования, под которым следует понимать не совмещение в одном лице разных профессий и даже не энциклопедическую эрудированность, а способность мыслить и действовать всеобщим образом, то есть действовать в соответствии с существующим правом, а также нормами и принципами истины, добра и красоты. Мерой этой всеобщности есть мера подлинной образованности, избавляющей человека от профессионального кретинизма и односторонности специализированного труда. Уместно в этой связи вспомнить выражение Козьмы Пруткова, утверждавшего, что специалист подобен флюсу – знания его односторонни. С учетом данного обстоятельства целью философского (гуманитарного) образования было и остается превращение не человека в специалиста, а специалиста в человека, то есть в духовно развитое существо.

Разумеется, подготовить высококлассного специалиста можно и без всякой гуманитаризации образования, без излишнего и не нужного, на взгляд некоторых, философствования, но где гарантия, что общество в итоге не получит очередных "образованцев" (Солженицын) – людей, которым будет безразлично для кого и во имя чего трудиться, кому или чему служить – Богу или дьяволу, добру или злу, истине или выгоде, свободе или насилию. Жизнь показывает, что и сегодня в XXI столетии довольно часто можно встретить человека, сочетающего в себе профессиональную образованность с элементарной безграмотностью в вопросах политики, экономики, права, морали, искусства и культуры в целом. "Такой человек,– отмечает известный ученый и культуролог В. Межуев,– будучи хорошим специалистом в своем деле, за его пределами оказывается послушным исполнителем чужой воли, орудием в руках тех, кто менее всего озабочен интересами общего блага".[2]

Говоря иными словами, процесс перехода к гражданскому обществу при сохранении национальной культуры в России остается пока еще не решенной проблемой, то есть продекларированной системой существующего права, но не нашедшему выражения в общественных отношениях. Гражданское общество и национальная культура – это те реальности, которые не могут существовать без высокого уровня образования, причем не столько профессионального, сколько политического и общекультурного, формирующего в человеке сознание и качества гражданской и духовно развитой личности. Без такого образования и вне его человек не может быть сознательным и свободным гражданином своей страны, способным защитить себя и тем самым обеспечить развитие в будущем.

Начало XXI столетия с точки зрения гуманизации общественной жизни в содержательном плане совпало с наступлением новой антропоцентрической цивилизации, когда начинают доминировать не материальные ценности, а духовно-нравственные, когда активно идет процесс усиления роли человеческого фактора.

Люди, особенно молодое поколение, не могут и не хотят жить в условиях обостряющихся угроз, опасностей, всеобщего страха, проникающих во все сферы жизнедеятельности от экологии до личной жизни. В индивидуальном и общественном сознании наметился качественный прорыв к новым духовным ценностям: к свободе личности, царству творческого духа и свободного труда, идеалам научной рациональности, высокого искусства и культуры в целом. Все это должно найти свое отражение в образовательном процессе и воспитательной работе и закреплено в нормах существующего права. Речь идет о смене воспитательных и образовательных парадигм, усилении ориентации содержания образования на новое мировоззренческое знание, глубокое понимание процессов общественного развития в рамках комплексного изучения философии, социологии, истории, искусства, литературы и религии.

По нашему твердому убеждению, настало время, когда требуется осознать, что информационная революция – это не просто игры и развлечения в Интернете. Необходимо решительно переходить на новый тип мышления. На протяжении многих веков накоплена огромная информация, доступ к которой затруднен консерватизмом общественной системы, образования, укладом жизни, привычками и традициями. Движение вперед идет противоречиво. Поэтому образование призвано формировать общественное сознание и мировоззрение обучающихся в рамках существующей культуры, литературы и искусства, а также в соответствии с системой сложившихся ценностей во всех сферах жизнедеятельности общества, устремленных в будущее.


[1] См. Шурыгина И. И. Жизненные стратегии подростков//Социологические исследования. 1998. № 5. С. 53.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий