Современный жанр детского фольклора страшилки

Введение. Фольклор - художественное народное искусство, художественная творческая деятельность трудового народа, создаваемые народом и бытующие в народных массах поэзия, музыка, театр, танец, архитектура, изобразительное и декоративно-прикладное искусство. В коллективном художественном творчестве народ отражает свою трудовую деятельность, общественный и бытовой уклад, знание жизни и природы, культы и верования.

Введение.

Фольклор - художественное народное искусство, художественная творческая деятельность трудового народа, создаваемые народом и бытующие в народных массах поэзия, музыка, театр, танец, архитектура, изобразительное и декоративно-прикладное искусство. В коллективном художественном творчестве народ отражает свою трудовую деятельность, общественный и бытовой уклад, знание жизни и природы, культы и верования. В фольклоре, сложившемся в ходе общественной трудовой практики, воплощены воззрения, идеалы и стремления народа, его поэтическая фантазия, богатейший мир мыслей, чувств, переживаний, протест против эксплуатации и гнёта, мечты о справедливости и счастье. Впитавший в себя многовековой опыт народных масс, фольклор отличается глубиной художественного освоения действительности, правдивостью образов, силой творческого обобщения. Богатейшие образы, темы, мотивы, формы фольклора возникают в сложном диалектическом единстве индивидуального (хотя, как правило, анонимного) творчества и коллективного художественного сознания. Народный коллектив веками отбирает, совершенствует и обогащает найденные отдельными мастерами решения. Преемственность, устойчивость художественных традиций (в рамках которых, в свою очередь, проявляется личное творчество) сочетаются с вариативностью, многообразным претворением этих традиций в отдельных произведениях. Характерно для всех видов фольклора, что создатели произведения являются одновременно его исполнителями, а исполнение, в свою очередь, может быть созданием вариантов, обогащающих традицию; важен также теснейший контакт исполнителей с воспринимающими искусство людьми, которые сами могут выступать как участники творческого процесса. К основным чертам фольклора принадлежит и долго сохраняющаяся нерасчленённость, высокохудожественное единство его видов: в народно обрядовых действах сливались поэзия, музыка, танец, театр, декоративное искусство; в народном жилище архитектура, резьба, роспись, керамика, вышивка создавали неразделимое целое; народная поэзия тесно связана с музыкой и своей ритмичностью, музыкальностью, и характером исполнения большинства произведений, тогда как музыкальные жанры обычно связаны с поэзией, трудовыми движениями, танцами. Произведения и навыки фольклора непосредственно передаются из поколения в поколение.

1. Богатство жанров

В процессе бытования жанры словесного фольклора переживают “продуктивный” и “непродуктивный” периоды (“возрасты”) своей истории (возникновение, распространение, вхождение в массовый репертуар, старение, угасание), и это связано в конечном счёте с социальными и культурно-бытовыми изменениями в обществе. Устойчивость бытования фольклорных текстов в народном быту объясняется не только их художественной ценностью, но и медленностью изменений в образе жизни, мировоззрении, вкусах их основных творцов и хранителей — крестьян. Тексты фольклорных произведений различных жанров изменчивы (правда, в разной степени). Однако в целом традиционность имеет в фольклоре неизмеримо большую силу, чем в профессиональном литературном творчестве. Богатство жанров, тем, образов, поэтики словесного фольклора обусловлено разнообразием его социальных и бытовых функций, а также способами исполнения (соло, хор, хор и солист), сочетанием текста с мелодией, интонацией, движениями (пение, пение и пляска, рассказывание, разыгрывание, диалог и т. д.). В ходе истории некоторые жанры претерпевали существенные изменения, исчезали, появлялись новые. В древнейший период у большинства народов бытовали родовые предания, трудовые и обрядовые песни, заговоры. Позже возникают волшебные, бытовые сказки, сказки о животных, догосударственные (архаические) формы эпоса. В период формирования государственности сложился классический героический эпос, затем возникли исторические песни, баллады. Ещё позже сформировались внеобрядовая лирическая песня, романс, частушка и другие малые лирические жанры и, наконец, рабочий фольклор (революционные песни, устные рассказы и т. д.). Несмотря на яркую национальную окраску произведений словесного фольклора разных народов, многие мотивы, образы и даже сюжеты в них сходны. Например, около двух третей сюжетов сказок европейских народов имеют параллели в сказках других народов, что вызвано или развитием из одного источника, или культурным взаимодействием, или возникновением сходных явлений на почве общих закономерностей социального развития.

2. Понятие о детском фольклоре

Детским фольклором принято называть как произведения, которые исполняются взрослыми для детей, так и составленные самими детьми. К детскому фольклору относятся колыбельные, пестушки, потешки, скороговорки и заклички, дразнилки, считалки, нелепицы и др. Детский фольклор формируется под воздействием множества факторов. Среди них - влияние различных социальных и возрастных групп, их фольклора; массовой культуры; бытующих представлений и многого другого. Первоначальные ростки творчества могут появиться в различной деятельности детей, если для этого созданы необходимые условия. От воспитания зависит успешное развитие таких качеств, которые в будущем обеспечат участие ребенка в творческом труде. Детское творчество основано на подражании, которое служит важным фактором развития ребенка, в частности его художественных способностей. Задача педагога, - опираясь на склонность детей к подражанию, прививать им навыки и умения, без которых невозможна творческая деятельность, воспитывать у них самостоятельность, активность в применении этих знаний и умений, формировать критическое мышление, целенаправленность. В дошкольном возрасте закладываются основы творческой деятельности ребенка, которые проявляются в развитии способности к замыслу и его реализации , в умении комбинировать свои знания и представления, в искренней передаче своих чувств. Возможно, фольклор стал своеобразным фильтром для мифологических сюжетов всей совокупности социума Земли, пропустив в литературу сюжеты универсальные, гуманистически значимые, самые жизнеспособные.

3. Современный детский фольклор

Современный детский фольклор обогатился новыми жанрами. Это страшилки, озорные стишки ипесенки (смешные переделки известных песен и стихов), анекдоты.Современный детский фольклор ныне представлен весьма широким спектром жанров. В устном репертуаре фиксируются как произведения исторически сложившихся жанров устного народного творчества (колыбельные, песенки, потешки, заклички, приговорки и т.д.), так и тексты более позднего происхождения (страшилки, анекдоты, «садистские стишки», переделки-пародии, «вызывания» и др.). Однако степень распространённости того или иного жанра различна. Традиционно изучаемые фольклористами, активно пропагандируемые официальной культурой исторически сложившиеся жанры в устном репертуаре на грани вымирания. Особенно это касается такой классической разновидности устного народного творчества, как колыбельные песни. К сожалению, ныне приходится констатировать значительную, почти полную утрату данной фольклорной традиции. Изменившиеся условия жизни, воспитания, даже самих обычаев укачивания ребёнка – причины забвения старых колыбельных песен. В то же время, несмотря на это, определённая потребность в жанре остаётся. Почти полностью отмирает и такой жанр традиционного игрового детского фольклора, как жеребьёвки. При необходимости без обид поделиться на две команды дети предпочитают использовать родственный ему жанр считалки, иногда до бесконечности повторяя один и тот же текст или подбирая новые. Самая популярная считалка последнего десятилетия представляет собой модернизированный вариант старого текста «На златом крыльце сидели царь, царевич, король, королевич…». В современном варианте этого произведения появляются персонажи мультфильмов Диснея:

На златом крыльце сидели

Микки Маус, Том и Джерри,

Дядя Скрудж и три утёнка,

А водить-то будет Понка!

Возвращаясь к анализу современного состояния традиционных жанров детского фольклора, следует отметить, что почти неизменным в текстовом отношении остаётся бытование таких жанров календарного фольклора, как заклички и приговорки. По-прежнему самыми популярными являются обращения к дождику («Дождик, дождик, перестань…»), к солнышку («Солнце, солнце, выгляни в оконце…»), к божьей коровке и улитке. Сохраняется традиционное для этих произведений полуверие в сочетании с игровым началом. В то же время уменьшается частотное употребление закличек и приговорок современными детьми, практически не появляется новых текстов, что также позволяет говорить о регрессе жанра. Более жизнеспособными оказались загадки и дразнилки. Оставаясь по-прежнему популярными в детской среде, они существуют как в традиционных формах («Под землёй прошёл, красну шапочку нашёл», «Ленка-пенка»), так и в новых вариантах и разновидностях («Зимой и летом одним цветом» – негр, доллар, солдат, меню в столовой, нос алкоголика и т.п.). Бурно развивается такая необычная разновидность жанра, как загадки с рисунками. Фольклорные записи последних лет содержат довольно большой блок частушек. Постепенно отмирающий во взрослом репертуаре, этот вид устного народного творчества довольно охотно подхватывается детьми (так в своё время произошло и с произведениями календарного фольклора). Услышанные от взрослых частушечные тексты обычно не поются, а декламируются или скандируются в общении со сверстниками. Порой они «приспосабливаются» к возрасту исполнителей, например:

Меня девки обижают,

Говорят, что ростом мал,

А я в садике Иринку

Десять раз поцеловал.

Почти полностью исчезают из устного обихода такие исторически сложившиеся жанры, как пестушки, потешки, прибаутки и т.д. Прочно зафиксированные в учебниках, пособиях и хрестоматиях, они ныне стали принадлежностью книжной культуры и активно используются педагогами, воспитателями, входят в программы как источник народной мудрости, отфильтрованной веками, как верное средство развития и воспитания ребёнка. Но современные родители и дети в устной практике используют их весьма редко, а если и воспроизводят, то как произведения, знакомые из книг, а не передающиеся из «уст в уста», что, как известно, и является одной из главных отличительных особенностей фольклора.

4. Современный жанр детские страшилки.

Детский фольклор - живое, постоянное обновляющееся явление, и в нём наряду с самыми древними жанрами существуют сравнительно новые формы, возраст которых исчисляется всего несколькими десятилетиями. Как правило, это жанры детского городского фольклора, например, страшилки. Страшилки представляют собой небольшие истории с напряжённым сюжетом и пугающим финалом, цель которых — испугать слушателя. По мнению исследовательниц этого жанра О. Гречиной и М. Осориной, «в страшилке сливаются традиции волшебной сказки с актуальными проблемами реальной жизни ребенка». Отмечается, что среди детских страшилок можно обнаружить сюжеты и мотивы, традиционные в архаическом фольклоре, демонологических персонажей, заимствованных из быличек и бывальщин, однако преобладающей является группа сюжетов, в которых демоническими существами оказываются предметы и вещи окружающего мира. Литературовед С.М. Лойтер, отмечает, что испытывая влияние волшебной сказки, страшилки детей приобрели четкую и однотипную структуру сюжета. Заложенная в нем заданность (предупреждение либо запрет — нарушение — воздаяние) позволяют определить ее как «дидактическую структуру». Некоторые исследователи проводят параллели между современным жанром детской страшилки и более старыми литературными видами страшных историй, например, сочинениями Корнея Чуковского. Писатель Эдуард Успенский собрал эти истории в книге «Красная Рука, Чёрная Простыня, Зелёные Пальцы (страшные повести для бесстрашных детей)».

Страшилки в описанной форме, по-видимому, получили распространение в 70-х годах XX века. Литературовед О. Ю. Трыкова считает, что в «настоящее время страшилки постепенно переходят в «стадию консервации». Дети ещё рассказывают их, но уже практически не появляется новых сюжетов, меньше становится и частотность исполнения. Очевидно, это связано с изменением жизненных реалий: в советский период, когда почти тотальный запрет в официальной культуре был наложен на всё катастрофическое и пугающее, потребность в страшном удовлетворялась посредством данного жанра. В настоящее время появилось множество источников, помимо страшилок, удовлетворяющих эту тягу к загадочно-пугающему (от выпусков новостей, различных газетных публикаций, смакующих «страшное», до многочисленных фильмов ужасов). По мнению пионера в исследовании этого жанра, психолога М. В. Осориной, страхи, с которыми в раннем детстве ребенок справляется сам либо с помощью родителей, становятся материалом коллективного детского сознания. Этот материал прорабатывается детьми в групповых ситуациях рассказывания страшных историй, фиксируется в текстах детского фольклора и передается следующим поколениям детей, становясь экраном для их новых личностных проекций.

Главным героем страшилок является подросток, который сталкивается с «предметом-вредителем» (пятно, занавески, колготки, гроб на колёсиках, пианино, телевизор, радио, пластинка, автобус, трамвай). В этих предметах особую роль играет цвет: белый, красный, жёлтый, зеленый, голубой, синий, чёрный. Герой, как правило, неоднократно получает предупреждение о грозящей от предмета-вредителя беде, но не хочет (или не может) от него избавиться. Его смерть чаще всего происходит от удушения. Помощником героя оказывается милиционер. Страшилки не сводятся только к сюжету, существенным является и ритуал рассказывания — как правило, в темноте, в детской компании в отсутствие взрослых. По мнению фольклориста М.П. Чередниковой, включенность ребенка в практику рассказывания страшилок зависит от его психологического созревания. Сначала, лет в 5—6, ребенок не может без ужаса слышать страшные истории. Позднее, примерно с 8 до 11 лет, дети с удовольствием рассказывают страшные истории, а в возрасте 12—13 лет уже перестают воспринимать их всерьез, и все большее распространение получают различные пародийные формы.

Как правило, для страшилок характерны устойчивые мотивы: «чёрная рука», «кровавое пятно», «зелёные глаза», «гроб на колёсиках» и т.д. Такой рассказ состоит из нескольких предложений, по ходу развития действия напряжение нарастает, а в финальной фразе достигает своего пика.

«Красное пятно». Одна семья получила новую квартиру, но на стене было красное пятно. Его хотели стереть, но ничего не получилось. Тогда пятно заклеили обоями, но оно проступило сквозь обои. И каждую ночь кто-нибудь умирал. А пятно после каждой смерти становилось еще ярче.

«Черная рука наказывает за воровство». Одна девочка была воришкой. Она воровала вещи и однажды она украла куртку. Ночью к ней в окно кто-то постучал, потом показалась рука в черной перчатке, она схватила куртку и исчезла. На следующий день девочка украла тумбочку. Ночью снова появилась рука. Она схватила тумбочку. Девочка выглянула в окно, захотев посмотреть, кто это берет вещи. И тут рука схватила девочку и, вытащив ее в окно, задушила.

«Синяя перчатка». Жила-была синяя перчатка. Все ее боялись, потому что она преследовала и душила людей, которые поздно возвращались домой. И вот однажды шла по улице женщина - а была эта улица темная-претемная - и вдруг увидела она, что из кустов выглядывает синяя перчатка. Испугалась женщина и побежала домой, а за ней синяя перчатка. Вбежала женщина в подъезд, поднялась на свой этаж, а синяя перчатка за ней. Стала открывать дверь, а ключ застрял, но открыла она дверь, забежала домой, вдруг - стук в дверь. Она открывает, а там - синяя перчатка! (Последняя фраза сопровождалась обычно резким движением руки в сторону слушающего).

«Черный дом». В одном черном, черном лесу стоял черный, черный дом. В этом черном, черном доме была черная, черная комната. В этой черной, черной комнате стоял черный, черный стол. На этом черном, черном столе черный, черный гроб. В этом черном, черном гробу лежал черный, черный человек. (До этого момента рассказчик говорит приглушенным монотонным голосом. И дальше - резко, неожиданно громко, хватая слушателя за руку.) Отдай мое сердце! Мало кто знает, что первую стихотворную страшилку написал поэт Олег Григорьев:

Я спросил электрика Петрова:
«Для чего ты намотал на шею провод?»
Петров мне ничего не отвечает,
Висит и только ботами качает.

После него в изобилии и в детском, и во взрослом фольклоре появились садистские стишки.

Недолго мучилась старушка
В высоковольных проводах,
Ее обугленная тушка
Пугала птичек в небесах.

Рассказываются страшилки обычно в больших компаниях, желательно в темноте и устрашающим шёпотом. Появление этого жанра связано, с одной стороны, с тягой детей ко всему неизвестному и пугающему, а с другой - с попыткой преодолеть этот страх. По мере взросления страшилки перестают пугать и вызывают уже лишь смех. Об этом свидетельствует и появление своеобразной реакции на страшилки - пародийных антистрашилок. Эти истории начинаются столь же устрашающе, но финал оказывается смешным:

Чёрная-чёрная ночь. По чёрной-чёрной улице ехала чёрная-чёрная машина. На этой чёрной-чёрной машине большими белыми буквами было написано: «ХЛЕБ»!

Сидят дома дед и баба. Вдруг по радио передают: «Выбросьте скорее шкаф и холодильник! К вашему дому едет гроб на колесиках!» Они выбросили. И так выбросили все. Сидят на полу, а по радио передают: «Мы передавали русские народные сказки».

Завершаются же все эти истории, как правило, не менее страшными финалами. (Это только «официальные» страшилки, в книгах, в угоду издателю причесанные, бывают снабжены хеппи-эндами или смешными развязками.) И тем не менее современная психология считает жуткий детский фольклор позитивным явлением.

«Детская страшилка воздействует на разных уровнях – чувств, мыслей, слов, образов, движений, звуков, – рассказала НГ психолог Марина Лобанова. – Она заставляет психику при страхе не столбняком вставать, а двигаться. Поэтому страшилка – эффективный способ при работе, например, с депрессией». По словам психолога, человек способен создать свой ужастик только тогда, когда уже завершил собственный страх. И теперь Маша Серякова передает свой ценный психический опыт другим – с помощью своих историй. «Важно также, что девочка пишет, используя эмоции, мысли, образы, характерные именно для детской субкультуры, – утверждает Лобанова. – Взрослый этого и не увидит и никогда не создаст».

Список литературы

1. «Мифологические рассказы русского населения Восточной Сибири». Сост. В.П.Зиновьев. Новосибирск, «Наука». 1987.

2. Словарь литературоведческих терминов. М. 1974.

3. Пермяков Г.Л. «От поговорки до сказки». М. 1970.

4. Костюхин Е.А. «Типы и формы животного эпоса». М. 1987.

5. Левина Е.М. Русская фольклорная небылица. Минск. 1983.

6. Белоусов А.Ф. «Детский фольклор». М. 1989.

7. Мочалова В.В. «Мир наизнанку». М. 1985.

8. Лурье В.Ф. «Детский фольклор. Младшие подростки». М. 1983