Эссе о демократии

С сегодняшней точки зрения демократия – одна из высших ценностей, святыня современной европейской цивилизации, а монархия, абсолютизм – признаются внеисторическим, вневременным злом (во веки веков).

Евгений Смотрицкий

Рассмотрим две диаметрально противоположные формы государственного правления: монархию и демократию. С сегодняшней точки зрения демократия – одна из высших ценностей, святыня современной европейской цивилизации, а монархия, абсолютизм – признаются внеисторическим, вневременным злом (во веки веков). А что же на самом деле? Что подсказывает диалектика?

Что такое демократия? Это власть народа! Но! Над кем (чем)? Это власть народа абстрактного над человеком конкретным. Все уравниваются перед законом. Но Закон не Бог С ним не поговоришь, и поддержку найдешь не всегда. Закон «холоден», чужд и безразличен к Человеку. В условиях демократии Человек оказывается отчужденным от человекосоразмерного социума, в котором его знают, любят, ценят (по заслугам) и защищают конкретно!

Другое дело в монархическом государстве: человек – не социальный атом, а член микросоциума – общины, мира, марки. А в общине работает прямая и непосредственная демократия. Человек значим для общины, община значима для человека. Конкретные проблемы решаются конкретно, всем миром. Монарх практически никакого значения не имеет. Он занят своими вассалами, боярами, дворянами и внешней политикой. До народа как такового ему дела нет!

Что же происходит при эволюции от монархии к демократии? Ну, во-первых, в условиях демократии до Человека вообще никому нет дела. Парадокс современного общества в том, что Человек никому не нужен, и в тоже время ему некуда спрятаться! Что же происходит? (1) разрушается община; следовательно (2) человек атомизируется и обезличивается; (3) обретая равные права все и каждый становятся бесправными во всех сферах жизни, ибо равенство перед Законом требует постоянного суда и денег. Конфликтность – естественное следствие из равенства, так как если все равны, то каждый претендует на то, что он, и именно он прав, а выход – суд; (4) падает ответственность главы государства (президента), ибо всегда можно сослаться на несовершенный Закон, упрямый парламент, непокорный народ и другие ветви власти в случае неудачи.

А что остается инвариантным при переходе от монархии к демократии?

Инвариантны функции главы государства: управлять Целым и отвечать за Целое; инвариантен механизм влияния народа на политику властей – бунт, саботаж, забастовка, гражданская война.

Таким образом, Монархия – это саморегуляция общества на уровне микросоциума при протекторате государства, царя, думающего о макросоциуме. Соподчинение макро- и микросоциума, их гармония и есть условие социальной комфортности существования человека.

Демократия – это саморегуляция только на уровне макросоциума, ибо микросоциума (общины) просто нет. Поэтому демократия и тоталитаризм – две стороны одной медали. Поэтому XX век – век тоталитарных режимов. Противовесом «демократии», тоталитаризму становится Закон, Профсоюз, политические партии и движения и неообщины – религиозные, национальные, сексуальные... Но это все суррогаты. Настоящая соседская община способна хранить традицию, соблюдать моральные нормы, воспитывать, а не только защищать. В условиях диктатуры демократических ценностей это невозможно. Ибо Человек смотрит на мир в таком обществе глазами выгоды и частного интереса и не приемлет никакого ограничения, кроме Власти Закона. Но Закон позволяет искать выгоду. Вся наша культура позволяет искать выгоду. Выгодно – буду членом профсоюза, не выгодно – не буду. Выгодно – буду членом партии, не выгодно – не буду и т.д.

Монархия – власть народа.

Демократия – власть отдельных эгоистов.

В условиях монархии субъектами диалога между государством и подданным является чиновник и община, а в условиях демократии – чиновник и человек.

Община – буфер, смягчающий отношения между государством и индивидом. Она ограничивает (воспитывает) человека и ограничивает произвол государства, тем самым человека защищает от произвола государства, а государство – от произвола человека!

Еще один вопрос, приобретающий необычное звучание в условиях демократии – проблема авторитета. «Не сотвори себе кумира» – это так, но как реально жить без образца? Демократия в этом плане пакостная штука. Декларируется право каждого на авторитетность. Абсурд! Каждый, якобы, имеет право на выработку и принятие решений. Абсурд! А компетентность? А ответственность?! Это в современном-то сложнейшем и глобализированном мире. Кто будет решать, по какому пути развиваться энергетике? Кто будет решать, какую проводить демографическую политику? Кто будет решать, какую модель экономики выбрать, чтобы она и природосовместимой была, и человекоцентрированной и способствовала социальной стабильности?! Только эксперты! Но!!! Только ли?! Они нарешают. До фашизма! «Наука – угроза демократии» (П.Фейерабенд). Вот вам и реальная коллизия: авторитетный и компетентный фашизм – демократическая некомпетентная безответственность.

Демократия – это хаос, безвекторность, статистическая причинность и «статистическая ответственность», вернее безответственность. Но где же присущие Человеку по природе Разум, Воля и Чувства? Где же достойные Человека Чистота Помыслов, Напряжение Воли, Радость Чувств?

У демократии нет Авторитета. Но без Авторитета нет ни Истины, ни Правды! А чего без них стоит вся человеческая жизнь?! Возня!..

Особенно опасна зрелая, а точнее – выродившаяся демократия. Святынями демократии являются Жизнь, Свобода, Собственность, Равенство. Кому удалось сохранить Жизнь в процессе выплавки демократии – приступили к стяжанию собственности, и если при этом сумели сохранить свободу – продолжили этот процесс. Но в результате все потеряли Равенство. В первоначальном смысле оно сохранилось (равенство перед Законом), но реально оно исчезло: Равенство возможностей и равенство участия в демократическом управлении (да и было ли когда?). Теперь Деньги дают большую Власть, чем голоса избирателей. Возникает «внутридемократическая» коллизия: Собственность отрицает Равенство, Собственность сковывает Свободу, а Свобода стремится вернуть Равенство путем ограничения Свободы Собственника. То есть, мы должны выбрать между Демократическими Святынями: либо Свобода и Равенство, либо Собственность. Но Собственность в пределе – это диктатура Денег, а Свобода и Равенство в пределе – это коллективная безответственность, анархия, хаос.

Необходимо соблюдение меры, нужна гармония и механизм поддержания гармонии.

Но!!! И это все полумера. Ибо Свободы, Собственности, Равенства недостаточно для нормальной Жизни. Человеку и Обществу необходим Смысл. Нужна Духовная Метасистема. А что мы имеем? Идею Вечного Прогресса? Но Прогресс – это процесс. А какова Цель, Критерий, Цена? Сытость, степень сытости и любая соответственно? Даже если и так, то от этого ни Смысла, ни Радости не прибавляется. Сегодня результатом прогресса стал «сытый суицид» для индивида, «экономический суицид» для общества и экологический кризис для Природы.

Мы обязаны строить «Новую Духовную Метасистему», «новую культуру», в которой обязаны обуздать Свободу и Собственность ради Жизни, и отказаться от Равенства – ибо его нет и никогда не было.

Защищать выродившуюся демократию может только тот, кого она кормит. Но и при этом такого человека можно лишь понять, но не простить.

«Семена демократии», которые сегодня щедро сеет США по всему миру – дают хороший урожай и прибыль для сеятеля, но сильно истощают «почву». А без почвы, как известно, будет беспочвенность, т.е. не будет ничего. Этого ли «сеятеля» ждет Земля?!

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ